Участники картельных сговоров доносят на контрагентов, чтобы самим избежать штрафа

Картельный сговор — это соглашение нескольких хозяйствующих субъектов с целью устранить конкуренцию, переделать рынок и поддержать высокие цены на товары, работы или услуги. В закупках по 44-ФЗ используется, чтобы незаконно привести к победе определенного участника. Карается штрафом до 1 000 000 рублей и тюремным сроком до 6 лет.

Картельное соглашение заключается между несколькими игроками одного и того же рынка, то есть организациями, которые производят одни и те же либо сходные товары, работы или услуги и, в норме, должны между собой конкурировать. Конкуренция имеет целью:

  • повышение качества поставляемых товаров, работ или услуг, поскольку каждая организация в условиях честной конкуренции стремится усовершенствовать продукт, сделать его более продаваемым;
  • снижение цены через модернизацию способов производства или уменьшение маржи поставщика.

При картельном соглашении компании договариваются о стабильных ценах, делят между собой рынки сбыта, в результате чего потребитель получает сомнительного качества товары, работы и услуги по завышенным ценам. Практика картельных соглашений не только стагнирует рынок, но и препятствует инновациям, улучшению способов производства и повышению качества товаров, работ или услуг.

Картельные соглашения незаконны и недопустимы.

Что такое картельный сговор при госзакупках

Система государственных закупок внедрена для обеспечения наиболее рационального расходования бюджетных средств. Для 44-ФЗ конкуренция является принципиально важным условием.

В ч. 1 ст. 10 135-ФЗ указано, что такое картельный сговор по 44 ФЗ — соглашения между хозяйствующими субъектами-конкурентами, то есть между хозяйствующими субъектами, которые продают товары на одном рынке, или между хозяйствующими субъектами, которые приобретают товары на одном товарном рынке, если такие соглашения приводят к:

  1. Установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат) или наценок.
  2. Повышению, снижению или поддержанию цен на торгах.
  3. Разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо составу продавцов или покупателей (заказчиков).
  4. Сокращению или прекращению производства товаров.
  5. Отказу от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками).

За время существования контрактной системы изобретена не одна форма картельного сговора, в их числе:

  • широко известный «таран», при котором договариваются два игрока: один в процессе торгов сильно снижает цену контракта, делая его невыгодным для других добросовестных поставщиков, из-за чего они снимаются с торгов. В конце торга заявку подает другой участник сговора, понизив цену незначительно, в итоге вторые части заявок этих двоих участников и рассматривает заказчик. В ходе рассмотрения оказывается, что заявка поставщика, который снижал сильно стоимость, не соответствует требованиям. В результате побеждает тот, который снизился незначительно. Договоренность между «тараном» и победителем заключается в том, что второй выплачивает первому «откат», либо на следующих торгах уже победитель станет «тараном» и обеспечит победу партнеру;
  • организации договариваются между собой не снижать сильно цену контракта, что невыгодно для заказчика;
  • в результате договоренности один из конкурентов не подает свою заявку либо подает ее с заведомыми ошибками, обеспечив победу другому участнику.

Картельный сговор между заказчиком и подрядчиком возможен в таких формах:

  • заказчик разрабатывает документацию, «заточенную» под определенного участника. Нередки случаи, когда еще до начала процедуры участники разрабатывают документацию по себя и передают ее заказчикам, а те только публикуют в нужном виде;
  • заказчик формулирует документацию и требования к участникам так, чтобы неподготовленный поставщик не мог самостоятельно правильно подать документы на участие, тем самым подготавливается почва для нужной компании;
  • в ходе тендера заказчик необоснованно или по надуманным основаниям отсеивает неугодных участников, лоббируя интересы конкретной компании.

Признаки картельного сговора

Распознают антиконкурентное соглашение на этапе публикации документации, до непосредственных торгов, по определенным косвенным признакам. Признаки картельного сговора в госзакупках:

  • витиеватая закупочная документация со множеством мелких требований к заявкам;
  • наличие требований, которые не являются строго необходимыми, учитывая предмет закупки, но исполнить которые способна только одна компания, — верный признак того, что ее победу пытается обеспечить заказчик;
  • неправдоподобно короткие сроки исполнения: если заказчик предоставляет слишком мало времени на исполнение контракта, это означает, что часть его уже выполнена определенной компанией и ее победа необходима заказчику;
  • слишком маленькая НМЦК — возможно, заказчик рассчитывает, что добросовестные участники просто не заинтересуются невыгодным предложением.

Уже в ходе проведения торгов определить картельный сговор можно, если имеются признаки картеля на торгах:

  • состав участников: если одни и те же компании кочуют вместе из одной закупки в другую, это часто свидетельствует об устоявшейся схеме сговора;
  • сильное снижение цены в начале торгов — признак «тарана»;
  • один или несколько игроков совершают странные, невыгодные для себя шаги, например, значительно снижают цену или, наоборот, не участвуют в торге.

Установить со стороны однозначно очевидные признаки картеля довольно сложно. ФАС при рассмотрении таких дел рассматривает не только фабулу конкретного тендера, но и предшествующее участие группы организаций в других торгах, IP-адреса, с которых идет работа каждой из организаций, и другие признаки. О наличии сговора подсказывает ощущение, что в ходе торгов:

  • игроки знают заведомо шаги друг друга;
  • игроки или заказчик «продвигают» к победе одну организацию;
  • необоснованно отсеиваются добросовестные игроки.

Штрафы за картельный сговор по закупкам

Организация и участие в антиконкурентном соглашении наказуемо как для заказчиков, так и для участников, и квалифицируется как:

  • административное правонарушение по ст. 14.32 КоАП РФ. Его совершение грозит штрафом для должностных лиц от 20 000 до 50 000 рублей или дисквалификацией до 3 лет, для юридических лиц — от 1/10 до ½ НМЦК, но не менее 100 000 рублей;
  • уголовное преступление по ст. 178 УК РФ, если действия виновника привели к крупному или особо крупному ущербу. Санкцией за картельный сговор будут принудительные работы до 5 лет с лишением права занимать определенные должности на срок до 3 лет или без такового, либо лишение свободы до 6 лет со штрафом до 1 000 000 рублей или без такового и с лишением права занимать определенные должности на срок от 1 года до 3 лет или без такового. Привлечение к уголовной ответственности осуществляется с учетом положений УК РФ о сроке давности. Если причинен ущерб в крупном размере, срок давности картельного сговора составит два года с момента преступления, если в особо крупном — шесть лет.

Что делать, если столкнулись с картельным сговором по 44-ФЗ

Первоначально дело о картельном сговоре рассматривает ФАС, позднее оно переходит на рассмотрение в арбитражный суд, если кто-то из его участников решит оспорить решение ФАС. Либо жалоба изначально подается в суд, если пропущен срок обжалования в ФАС. Судебная практика по картельным сговорам по 44 ФЗ разнообразна, в частности:

  • участники закупок оспаривают действия заказчиков, направленные на лоббирование интересов отдельной организации;
  • рассматривается поведение игроков до и во время торгов на предмет установления между ними связи. Предметом особого внимания стаи, например, «повторяющиеся участники» — компании, которые из года в год действуют единым фронтом и постоянно побеждают у одних и тех же заказчиков или в одних и тех же сферах рынка.

Например, Постановлением АС Восточно-Сибирского округа от 04.07.2019 по делу № А10-3052/2018 признали торги недействительными из-за того, что применялась схема «таран».

Участник аукциона обратился в суд, посчитав, что на торгах другие участники сговорились. Суд установил, что два участника создали видимость борьбы, снизив цену более чем на 90%.

Они составили заявки заведомо с нарушением, и заказчик их отклонил. Контракт заключили с третьим соучастником схемы по максимально возможной цене.

Добросовестные участники, сбитые с толку резким падением цены, не смогли участвовать в торгах. В итоге суд признал торги недействительными.

При определении вины лиц суды принимают во внимание как прямые, так и косвенные доказательства. Например, подтверждением вины будут:

  • использование одних и тех же IP-адресов несколькими игроками;
  • факты денежных транзакций между участниками;
  • обнаружение документов одного участника в офисе другого.

Картели ограничивают развитие рынка как экономически, так и в части внедрения инновационных способов производства. Компаниям нет смысла вкладываться в инновации, если они и без них держат уверенно высокую стоимость на рынке.

Образец жалобы на картель в ФАС

Участники картельных сговоров доносят на контрагентов, чтобы самим избежать штрафа

За любое деловое соглашение можно будет получить до шести лет тюрьмы

Участники картельных сговоров доносят на контрагентов, чтобы самим избежать штрафа

Проблема сговоров и картелей в России хорошо известна / Евгений Разумный / Ведомости

Правительство внесло в Госдуму поправки в Уголовный кодекс (УК), Уголовно-исполнительный кодекс и КоАП, предусматривающие серьезное ужесточение наказаний за картельный сговор.

После их принятия, чтобы отправить предпринимателей в тюрьму на срок до шести лет, достаточно будет найти признаки соглашения между конкурентами и выявить у них доход в размере свыше 500 млн руб. или ущерб организациям, гражданам или государству в размере свыше 60 млн руб.

За участие в картеле, «повлекшее за собой ущерб свыше 20 млн руб. или извлечение дохода от 100 млн руб.», придется заплатить штраф в размере до 0,5 млн руб. либо сесть в тюрьму на срок до четырех лет.

Читайте также:  Монополист «отрубил» электричество? Накажите рублём!

Как указывается в пояснительной записке к законопроекту, «антиконкурентные соглашения стали одной из угроз экономической безопасности государства и начали меняться качественно: срок жизни картеля увеличился в среднем до 2–3 лет и если раньше количество аукционов, охватываемых деятельностью одного картеля, исчислялось единицами и в редких случаях – десятками, то сейчас сговоры распространяются на сотни аукционов». Авторы законопроекта приводят расчеты экспертов, согласно которым «ущерб от антиконкурентных соглашений на товарных рынках и торгах составляет 1,5–2% размера ВВП ежегодно; завышение цен в случае картелей на торгах достигает 30% (начальной стоимости предмета торгов), завышение цен картелями на товарных рынках составляет 18%, трансграничными, международными картелями – 23%.

«Разработка сметных индексов для строительства космодрома «Восточный», строительство дорог и больниц, добыча водных биологических ресурсов, поставка медикаментов и медицинского оборудования, обеспечение населения продуктами питания – далеко не полный перечень стратегически важных отраслей отечественной экономики, в которых были выявлены картели, – отмечается в пояснительной записке. – Антиконкурентные соглашения проникли даже в сферу государственного оборонного заказа. В списке потерпевших от сговоров на торгах оказались такие ведомства, как Минобороны России, ФСБ России, МВД России, ФНС России, ФТС России, Счетная палата Российской Федерации, Центральная избирательная комиссия Российской Федерации».

Проблема сговоров и картелей в России хорошо известна. Однако предложенное правительством решение может оказаться гораздо опаснее. Главная проблема в том, что авторы документа оперируют понятиями, которые не определены в действующем законодательстве. В частности, в УК отсутствует определение картеля. «УК РФ в ст.

178 при определении картеля отсылает к федеральному закону «О защите конкуренции», – отмечает бизнес-омбудсмен Борис Титов в письме председателю Госдумы Вячеславу Володину. – Это противоречит принципу уголовного законодательства о том, что состав преступления должен быть определен в УК.

Более того, в законе «О защите конкуренции» также отсутствует полное и однозначное определение картеля».

Еще опаснее то, что из ст. 178 УК предлагается исключить такой необходимый признак объективной стороны преступления, как ограничение конкуренции.

«Это означает, что уголовный запрет не будет требовать, чтобы картель посягал на конкуренцию, а будет запретом соглашений как таковых», – отмечается в письме бизнес-омбудсмена.

«Далеко не всегда соглашения между конкурентами действительно ограничивают конкуренцию или оказывают на нее какое-либо негативное влияние», – утверждает Титов.

После таких поправок в тюрьму можно будет посадить любого предпринимателя, который о чем-то договорился с партнером, предупреждает омбудсмен по антимонопольному законодательству Сергей Колесников. «Любое соглашение может быть расценено как картель.

При этом доказывать негативные последствия ограничения конкуренции ФАС не хочет», – отмечает он. Колесников напоминает историю 2018 г.

, когда УФАС по Свердловской области обвинило компании «Молочный кит» и «Данон трейд» в создании картеля и возбудило дело о нарушении антимонопольного законодательства.

Как объясняли в УФАС, в 2015–2017 гг. региональное министерство здравоохранения объявило три тендера на поставку молока и кефира в лечебно-профилактические учреждения. По мнению антимонопольщиков, «Молочный кит» и «Данон трейд» сговорились и организовали неконкурентные торги, в которых заключали сделки без снижения начальной максимальной цены контракта.

Согласно предписанию Свердловского УФАС, «Молочный кит» был вынужден вернуть 297 млн руб. «незаконной прибыли», «Данон трейд» – 121 млн руб. Однако позже это решение было отменено апелляционной коллегией ФАС, которая не нашла прямых доказательств картельного сговора между компаниями.

«Если бы новый законопроект тогда действовал, руководители компаний сейчас отбывали бы срок в тюрьме», – отмечает Колесников.

Мало того, подчеркивает он, в тюрьму может попасть каждый, кто предлагает госструктурам уникальный продукт, у которого нет конкурентов, или те, кто организует закупочный или торговый кооператив. «Например, предприниматель производит молочную продукцию.

Ее захотел купить закупочный кооператив – объединение мелких розничных магазинов.

Если предприниматель и кооператив заключат соглашение о поставке продукции, это будет расцениваться как картельный сговор, и неважно, что никому никакой ущерб не нанесен», – говорит Колесников.

Уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей предложил отделить картели на товарных рынках от сговоров на торгах и вывести картели на товарных рынках из-под уголовной ответственности; существенно повысить пороговые значения дохода и ущерба, фигурирующие в ст.

178 УК РФ; сформулировать и закрепить в законодательстве однозначное и корректное понятие картеля; сохранить в качестве обязательного условия необходимость доказывания факта ограничения конкуренции для преступлений и еще ряд поправок к новому законопроекту.

В Госдуме «Ведомостям» сообщили, что пока письмо бизнес-омбудсмена не получали, поэтому сказать, будет ли учтено его мнение при рассмотрении документа, не могут.

Фас в сми: картельный сговор: чем опасен и как с ним бороться?

В новой статье совместного проекта Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу и газеты Metro «УФАС уполномочен заявить…» поговорим о картельных сговорах: как возникают, чем опасны и как с ними бороться.

«Картель» — тайная договоренность, конкурирующих в пределах одного товарного рынка предпринимателей, направленная на получение сверхприбыли и ущемляющая интересы потребителей.  Картельный сговор — одно из самых серьезных нарушений антимонопольного законодательства.

  • Из истории вопроса
  • Еще в 1845 году в первом Уголовном Кодексе России (Уложение о наказаниях уголовных и исправительных) было предусмотрено наказание за картельный сговор, тогда называвшийся стачкой.
  • «За стачку торговцев или промышленников для возвышения цены не только предметов продовольствия, но и других необходимой потребности товаров, или для непомерного понижения сей цены, в намерении стеснить действия привозящих или доставляющих сии товары, а через то препятствовать и дальнейшему в большем количестве привозу оных, зачинщики таких противозаконных соглашений подвергаются:
  • — заключению в тюрьме на время от шести месяцев до одного года,
  • а прочие, только участвовавшие в них, приговариваются, смотря по степени сего участия:
  • — или к аресту на время от трех недель до трех месяцев;
  • — или к денежному взысканию от пятидесяти до двухсот рублей».
  • Сговор на торгах
  • Согласно статистике ФАС России за 2015 год более 80% картельных сговоров — это сговоры на торгах.
  • Начальник Управления по борьбе с картелями Андрей Тенишев, о результатах мониторинга и организации внеплановых проверок:
  • «Всего территориальными органами ФАС России в 2015 году возбуждено 409 дел по статье 11 Закона о защите конкуренции, 2/3 из них — картели.
  • Более 80% дел по картелям — это сговоры на торгах».

В 2015 году Санкт-Петербургское УФАС России раскрыло несколько картельных сговоров на торгах. Каким образом работают «картельщики» поясним на примере.

Мариинский театр проводит торги на реконструкцию здания под гостиницу. На аукцион заявляются три участника: ООО «Рекондор», ООО «Топливная Компания «Сатурн» и ООО «ГрантСтрой».

«Рекондор» и «Топливная Компания «Сатурн», зная, что заявки компаний будут отклонены из-за отсутствия необходимых документов резко с перерывом в несколько секунд снижают начальную цену контракта более чем на 95% — с 5 миллионов до 222 тыс. руб. Заказчик признает заявки компаний, не соответствующими аукционной документации и государственный контракт заключается с третьей компанией «ГрантСтрой» с минимальным снижением цены.

За подобные нарушения предусмотрен административный штраф 1% до 15% от суммы выручки предприятия. По итогам рассмотрения этого дела на три организации был наложен административный штраф на общую сумму 2,9 млн рублей.

По аналогичной схеме в 2014 году действовали участники семи аукционов на выполнение работ по нанесению и восстановлению дорожной разметки: ООО «ДорСервис», ООО «АвтоЛайн», ЗАО «Конвера-Дороги», ЗАО «Трест», ООО «Роуд Лайф».

Организации победили при минимальном снижении начальной максимальной цены контракта всего на 0,5%-1%.

Причем, ООО «МаркЛайн», которое пыталось честно участвовать в торгах, неизвестными был перерезан интернет кабель, и пока организация подключалась к сети через провайдера беспроводного интернета, торги по трем аукционам закончились.

Общая сумма штрафов, наложенных на «дорожников-картельщиков» превышает 17 млн руб.

«Соляной картель»

Но картельные сговоры бывают и не только на торгах. ФАС России за несколько последних лет раскрыло несколько крупных картельных сговоров. Одним из показательных и значимых для потребителя это, так называемый , «соляной картель».

Пять компаний — ООО «Гроссери», ЗАО «ТДС», ООО «Велес Групп», ООО «Соль Брянска» и ООО «ТДС Ростов» — заключили соглашение, которое могло привести к разделу товарного рынка оптовых поставок пищевой соли по территориальному принципу, объему продажи товаров и ассортименту реализуемых товаров.

На «соляных картельщиков» наложен штраф на общую сумму, превышающую 4 млн руб.

  1. Решение ФАС России в отношении участников «соляного картеля» поддержали суды всех инстанций, включая Верховный Суд РФ.
  2. Куда сообщать о картеле
  3. Картельные сговоры наносят огромный вред экономике страны в целом и каждому из потребителей в частности.
  4. В связи с этим Санкт-Петербургское УФАС России напоминает, что участник картеля, добровольно отказавшийся от участия в сговоре, полностью освобождается от ответственности!
Читайте также:  Использование неизолированной части помещения. Чем опасен договор аренды

Картельный сговор: признаки и практика

Несмотря на контроль со стороны государства нарушений в сфере госзакупок меньше не становится. Сговоры на торгах по-прежнему составляют более 80% от общего числа картелей. В статье расскажем, как распознать сговоры на торгах и какой вид мошенничества распространен в последнее время.

Повышайте квалификацию на курсе «Противодействие коррупции», Повышение квалификации, 40 ак.часов, Удостоверение

Недобросовестные участники торгов, а нередко и сами заказчики прибегают к разным способам обхода закона с целью:

  • заключить контракт с заранее определённым поставщиком (в случае сговора заказчика с участником);
  • либо максимально снизить, повысить или поддержать цену контракта (преимущественно, когда сговор заключен между участниками-конкурентами).

Сговор при проведении торгов — это соглашение, которое ограничивает или исключает конкуренцию на торгах.

Типы мошенничества зависят от фантазии их участников. Могут применяться совершенно различные схемы: от манипуляций с документацией до получившего широкое распространение «тарана».

  • Почему же важно разбираться в уловках, к которым прибегают заказчики и недобросовестные участники на торгах?
  • Во-первых, можно выявить «заточенные» под конкретного участника торги и не принимать участие в таких закупках, сэкономив время и использовав его с пользой, например, участвуя в других (честных) торгах.
  • Во-вторых, выявив признаки мошенничества в закупках, можно попробовать обойти ловушки заказчика или участников сговора и выиграть торги.
  • В-третьих, если вы видите признаки сговора на торгах, лучше подать жалобу в ФАС России, чтобы пресечь недобросовестное поведение на перспективу и искоренить уже сложившуюся практику.

Виды сговоров на торгах

  1. Сговоры участников закупки между собой (картель).
  2. Сговоры между участником закупки и заказчиком.

Картельные сговоры могут быть в форме «тарана», соглашения о пассивном участии в торгах (отказ от торгов) либо о подаче неконкурентоспособного предложения.

Таран в торгах

«Таран» — это стратегия выдворения добросовестных участников с аукциона.

Суть схемы: участники сговора снижают цену до экономически невыгодной, вынуждая добросовестных поставщиков отказаться от дальнейшей борьбы. При рассмотрении вторых частей заявок обнаруживается, что компании-«тараны» не соответствуют требованиям документации и их заявки отклоняются.

Третий участник сговора (победу которого обеспечивают демпингующие компании), на последних минутах аукциона делает предложение, незначительно отличающееся от начальной цены контракта, и побеждает в торгах.

Соглашение о неучастии в торгах направлено на заключение контракта с победителем с минимальным снижением цены из-за бездействия других участников. Проявляется как отказ от торга, раздел контрактов или рынка.

Аукционные роботы

В настоящее время популярность приобретают «цифровые» сговоры с применением аукционных роботов, запрограммированных на минимальное снижение от начальной цены.

Переход картелей в «цифру» главный тренд в практике сговорщиков.

Подобный сговор на торгах в 2016 году был раскрыт в Мурманске. При создании аукционных роботов две компании программировали для них лимиты снижения в диапазоне от 0,5% до 1% от начальной цены контракта, в зависимости от того, кто из них должен выиграть аукцион.

ФАС России в октябре 2017 года также возбудила дело по признакам «цифрового» сговора на медицинских аукционах. Участники закупок использовали специальные программы для автоматического поддержания максимальной цены при участии в аукционах, общая сумма закупок составила более 145 млн рублей.

За последнее время выявлены признаки сговоров с участием роботов более чем на 2 000 электронных аукционов.

Подача неконкурентного предложения

Ещё одной формой сговора участников закупки между собой является подача неконкурентоспособного предложения с заведомо проигрышной ценой или неприемлемыми условиями исполнения контракта. Этот вариант картеля также преследует цель обеспечить победу определённому участнику по цене близкой к начальной.

Соглашения о неучастии в торгах или о подаче неконкурентоспособного предложения преимущественно вредят заказчикам. Они не позволяют достичь экономии бюджетных средств и приобрести максимально качественный товар, поскольку заказчику просто не из чего выбирать.

Для поставщиков же основной проблемой является система «таран», где действия сговорщиков направлены против конкурентов — добросовестных участников.

Схема старая и легко выявляемая, однако, по-прежнему используемая. В январе 2018 года ФАС России сообщила об очередном раскрытии сговора на четырёх аукционах по ремонту и техобслуживанию зданий. Фирмы действовали по схеме «таран».

Способы борьбы с «тараном»:

1. Попытаться обыграть участников «тарана»

Даже если отмечается резкое значительное снижение цены (как правило, более 30%) на аукционе, не следует терять к нему интерес. Дождавшись переторжки, можно предложить минимально допустимую для себя цену или подать ценовое предложение после того, как его подал последний участник сговора.

Важно! Если имеются признаки «тарана» не стоит в погоне за контрактом на переторжке подавать цену, которая не позволит в последующем исполнить контракт. Цена должна быть обоснованной с учётом всех планируемых расходов, иначе есть риск угодить в реестр недобросовестных поставщиков.

2. Жаловаться в ФАС России, указав на признаки сговора: аффилированность участников, нелогичное, экономически нецелесообразное поведение, отклонение заявок при рассмотрении вторых частей и т.д

Распознать и победить второй вид сговора — сговор между участником закупки и заказчиком, может оказаться сложнее. Здесь больше вариантов для манипуляций.

На наличие сговора между участниками торгов и заказчиком могут указывать следующие уловки:

  1. Спрятанные закупки. Заказчик использует неверное или неточное наименование предмета закупки, неверную категорию закупки (код ОКПД2).
  2. «Заточенная» документация — документация, сформированная под одного производителя. Заказчик конкретизирует характеристики товаров таким образом, чтобы описание соответствовало только товару одного производителя (например, требования к упаковке, дозировке, форме выпуска).

Особенно популярна «заточенная» документация на торгах по поставке лекарственных средств и медицинских изделий. Признаки картелей в данной области обнаружены ФАС России при проведении более 6 000 аукционов. Общая сумма их начальных цен составила свыше 23,2 млрд рублей.

В декабре 2017 года виновными в сговоре признаны министерство здравоохранения Хабаровского края, больницей (организатор торгов), производитель дезинфицирующих средств и его дилер.

Проводился аукцион на совместную закупку дезинфицирующих, моющих средств и кожных антисептиков для нужд 11 учреждений здравоохранения края.

Аукционная документация была составлена под характеристики конкретного производителя, что исключило возможность другим компаниям претендовать на заключение договоров поставки. Победителем аукциона стал официальный дистрибьютор того самого производителя.

3. Проверка на внимательность

Заказчиком создаются дополнительные препятствия при подготовке участниками закупки заявок на участие в аукционе.

В документации приводится объёмное описание требований к закупке с использованием однотипных формулировок и синтаксиса, которые в какой-то момент заменяются на похожие, но противоположные по значению.

Поставщик может не заметить изменение и допустить ошибку (чаще всего при конкретизации характеристик, сопровождающихся словами «не более» или «не менее», «более» или «менее» и т.д.).

Заказчик рассчитывает на то, что сторонние поставщики не смогут правильно разобраться в документации по закупке — и либо не станут участвовать, либо их заявка будет отклонена, так как они не смогут исполнить всех требований.

4. Сокращённые сроки исполнения контракта

Если сроки исполнения контракта являются нереальными, возможно, что работы уже частично выполнены поставщиком, победа которого является целью такой закупки.

5. Отклонение большого количества заявок без объяснения причин или по надуманным основаниям

Как правило, это становится возможным благодаря ловушкам документации. К участию в закупке допускаются только фирмы, участвующие в картельном сговоре.

6. Заниженная начальная цена контракта, по которой невозможно его качественное исполнение

Цена отпугивает добросовестных поставщиков, а «нужная» фирма такой цены не боится, поскольку располагает информацией о том, что фактический объём работ значительно меньше.

Как бороться с картельным сговором между заказчиком и участниками

Бороться со сговором между заказчиком и участниками можно и нужно. Для этого советуем следовать нашим рекомендациям:

  1. Регулярно просматривайте закупки в сфере вашей деятельности. Ищете закупки по разным тегам (наименование закупки, заказчик, ОКПД), просматриваете планы-графики интересующих вас заказчиков, чтобы не пропустить закупки, в которых хотите принять участие.
  2. Внимательно изучите закупочную документацию на наличие в ней скрытых ловушек, в первую очередь, в техническом задании и в инструкции по заполнению заявки.
  3. Подавайте заказчикам запросы на разъяснения документации, если условия закупочной документации вызывают вопросы (недостаточно информации для заполнения заявки, наличие противоречий в документации, ошибки в характеристиках товара, частичное несоответствие ГОСТам). Ответ заказчика должен вам помочь корректно сформировать заявку. Если же заказчик не ответил на запрос или его ответ дан не по существу, подайте жалобу на картельный сговор в ФАС.
  4. Если документация не соответствует требованиям закона или заказчик необоснованно отклонил вашу заявку, жалуйтесь в ФАС.

Жаловаться нужно не только на нарушение закона о закупках (44-ФЗ и 223-ФЗ), но и на сговор (статья 11 и 17 Закона о защите конкуренции) на торгах.

Смотрите запись вебинара «Антимонопольное законодательство: основы, ответственность, судебная практика»

Бизнес предупредил о коррупционных рисках законопроекта о картелях — РБК

По словам Данилова-Данильяна, бизнес надеется, что Дума проведет слушания по антикартельному пакету или выслушает мнение предпринимателей на заседании комитетов. «Мы готовы через депутатов внести это все в виде соответствующих поправок, но по правилам мы сначала просто информируем об озабоченности», — сказал он РБК.

Первый зампред комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов сообщил РБК, что план работы над антикартельным пакетом пока не определен. 

Что предлагает ФАС

Пакет разработанных ведомством законопроектов был внесен в Госдуму в конце ноября 2019 года. Его рассмотрение намечено на весеннюю сессию.

ФАС хочет увеличить тюремное наказание за картельный сговор с трех до четырех лет. В случае же, если деяние повлияло на цены на торгах при госзакупках, предлагается установить наказание в виде пяти лет лишения свободы.

Для членов советов директоров и мажоритариев, а также в случае особо крупного ущерба или извлечения дохода в особо крупном размере предполагается максимум шесть лет заключения, а в случае применения насилия или уничтожения имущества — до семи лет.

Первоначально обсуждавшаяся версия законопроектов была еще более жесткой: максимальное наказание за картельный сговор для членов совета директоров и мажоритарных акционеров составляло восемь лет лишения свободы.

Преступление, совершенное организованной группой или с причинением особо крупного ущерба, или с извлечением дохода в особо крупном размере, или с применением насилия (или его угрозой), предлагалось карать десятью годами.

Согласно текущей версии ст. 178 Уголовного кодекса доходом картелей в крупном размере считается сумма выше 50 млн руб., особо крупным — 250 млн руб., крупным ущербом от сговора — 10 млн руб., а особо крупным ущербом — 30 млн руб. ФАС предлагает увеличить эти пороги вдвое.

Также поправки предполагают, что антимонопольная служба будет вести реестр участников, ограничивающих конкуренцию соглашений, иметь право осуществлять выемку документов, требовать от правоохранителей информацию, полученную в ходе оперативно-разыскных мероприятий. Антимонопольщики также намерены получить право на раскрытие персональных данных и сведений об абонентах услуг связи.

Читайте также:  Может ли недовольный сотрудник причинить компании реальный вред?

«Проблема картелизации экономики не преувеличена — картелями поражена, наверное, основная часть госзаказа, если не по суммам, то по количеству госзакупок. Негативное влияние на экономию средств бюджета колоссальное», — заявил РБК партнер ФБК Legal Сергей Ермоленко.

Однако, по его мнению, у антимонопольного контроля бывают перегибы, а где-то квалификации не хватает правоохранительным органам, которые «часто копируют выводы и логику доказывания антимонопольщиков». «Если есть пороки в этой логике, дальше эти пороки переходят в обвинительные заключения», — пояснил он.

Ермоленко считает, что само по себе ужесточение уголовного наказания за картели разумно, но вопрос в качестве применения этих мер.

Проблема классических картелей, подразумевающих сговор на рынке, а не на торгах, в России сильно преувеличена, уверен директор Института повышения конкурентоспособности Алексей Ульянов.

«У нас экономика страдает от усиления госвмешательства, есть монополизация, оставшаяся с советских времен, но не классические картели, — сказал он РБК.

 — Все, что ФАС выявляет под видом классических картелей, это либо малый бизнес, что просто звучит смешно, либо картелем называется то, что не есть картель, например сезонное повышение цен на яйца и курицу».

Ужесточать ответственность за сговор на торгах также не стоит, считает Ульянов, так как «масштаб этих сговоров вызван крайне неудачной системой госзакупок».

С чем не согласен бизнес

  • РСПП предлагает отказаться от создания нового реестра и включать участников ограничивающих конкуренцию соглашений в существующий реестр недобросовестных поставщиков, сократив срок их нахождения в этом списке.
  • Наделение ФАС правом при проведении проверок требовать передачи персональных данных и сведений об абонентских услугах связи РСПП считает неправомерным. Это может привести «к коллизии с отраслевым законодательством, а также прямым противоречиям с положениями законов «О персональных данных» и «О связи».
  • Промышленники и предприниматели предлагают исключить из поправок право ФАС производить изъятие документов. Это, по их мнению, необоснованно расширяет полномочия антимонопольного органа и может привести к злоупотреблениям и коррупции, считают в РСПП.
  • Союз также не поддерживает передачу ФАС результатов оперативно-разыскных мероприятий, так как они могут содержать личную переписку, сообщения и содержание телефонных разговоров. Их передача означает ограничение гарантированного Конституцией права на неприкосновенность частной жизни, утверждают представители бизнес-сообщества.

«Деловая Россия» согласна с установлением наказания в виде пяти лет лишения свободы за сговор на торгах, так как «именно запрещенные договоренности на государственных торгах наносят ущерб государственному бюджету и срывают выполнение национальных проектов». Однако соглашения между конкурентами на товарном рынке далеко не всегда ограничивают конкуренцию, подчеркивает организация в своем письме.

РССП, в свою очередь, приводит классический пример картеля без ограничения конкуренции: одна компания просит другую подать заявку на участие в торгах, чтобы торги вообще состоялись.

При этом компания, изначально не намеренная участвовать, не снижает цену — в результате торги выигрывает первая с минимальным снижением цены.

По мнению РСПП, в подобном случае вред конкуренции отсутствует, так как у второй компании изначально не было намерения подавать заявку и между участниками не было конкуренции.

РСПП также ссылается на статистику ФАС, согласно которой 90% картелей заключается именно на торгах. Значит, большинство уголовных дел будет все равно возбуждаться по соответствующей части статьи 178 УК, предполагающей наказание в виде пяти лет лишения свободы. Поэтому ужесточать наказание по части 1 статьи 178 за картельный сговор с трех до четырех лет избыточно, уверены в РСПП.

Организация призывает отказаться и от такого квалифицированного состава, как совершение преступления в составе организованной группы (наказание — до шести лет лишения свободы). РСПП аргументирует это тем, что сговор в любом случае не может быть односторонним, а наличие устойчивых связей между его участниками легко может быть установлено в любых предпринимательских отношениях.

Что ответила ФАС

ФАС готова по результатам рассмотрения проекта законов в профильном комитете Госдумы, а также с учетом поступивших замечаний и предложений провести работу по подготовке поправок к законопроектам, в том числе обсудить их с бизнесом. По некоторым претензиям РСПП и «Деловой России» начальник управления по борьбе с картелями ФАС Андрей Тенишев дал РБК развернутые пояснения:

  • Введение реестра участников ограничивающих конкуренцию соглашений — это дополнительная мера по профилактике антиконкурентных соглашений: компании в него будут включаться только после вступления в силу решений арбитражных судов;
  • Отказ от расширения полномочий ФАС в части доступа к персональным данным и сведениям об абонентских услугах «в условиях цифровизации системы торгов и других сфер экономической жизни, использования специального программного обеспечения участниками незаконных сговоров может привести к полной утрате эффективного антимонопольного контроля» в этой сфере;
  • Что касается права изымать документы, то антимонопольщики зачастую сталкиваются с активным противодействием при проведении внеплановых выездных проверок, с сокрытием и уничтожением информации. Если законопроект будет принят, выемка документов сможет проводиться только в ходе внезапных проверок и только в отношении документов и предметов юридических лиц;
  • Законопроект предусматривает право, а не обязанность правоохранительных органов передавать результаты своих оперативно-разыскных мероприятий в ФАС. Такая передача возможна только по делам об уголовно наказуемых картелях, а не все картели уголовно наказуемы;
  • Документ предполагает существенное увеличение порога по доходу и ущербу, что снижает вероятность привлечения к уголовной ответственности участников малых и средних картелей. В данном случае ужесточение санкций носит превентивный характер, указал Тенишев.

Борьбе с картелями сказали «фас!»

Споров по картельным делам стало больше, растет и уголовное преследование по ним.

С одной стороны, «антимонопольная гигиена» служит во благо рынку, но с другой — бизнесу стоит учитывать противоречивые стандарты доказывания существования картелей и вовремя перестраховываться от рисков. О борьбе с «картельным рецидивизмом» размышляет адвокат юридической компании RS Legal Валерий Волох.

Антимонопольные регуляции все чаще приводят к возбуждению уголовных дел и, как следствие, к приговорам. Бизнес-сообщество настораживает такая активность: все уже привыкли к административной ответственности за нарушение антимонопольного законодательства, но другое дело, когда сплошь и рядом наступает ответственность уголовная.

Сама ст. 178 Уголовного кодекса (УК) РФ, которая предусматривает ответственность за монополистические действия и ограничение конкуренции, за те 24 года, что прошли с момента ее принятия, неоднократно перерабатывалась — не в последнюю очередь из-за развития экономических отношений и отраслевого законодательства.

В текущей редакции статья раскрывает признаки того самого «ограничения конкуренции», из которых проистекают четыре условия привлечения к уголовной ответственности — между субъектами одного товарного рынка должно быть заключено соглашение (картель), ограничивающее конкуренцию ради причинения ущерба или извлечения крупного дохода.

При этом статья несколько противоречит отраслевому закону «О защите конкуренции»: в его ч. 1 ст. 11 содержится перечень последствий, свидетельствующих о картельном сговоре — и «ограничения конкуренции» в этом перечне нет.

В законе этот термин используется для раскрытия соглашений, не являющихся картелями, и законодатель не признает его преступным.

Сегодня Госдума рассматривает законопроект о внесении в статью поправок, призванных устранить разногласие: согласно тексту документа, «ограничение конкуренции» перестанет быть обязательным признаком сговора — на смену ему придет «участие в картеле».

Можно сказать, что ст. 178 УК РФ начала активно применяться в результате долгой и кропотливой работы законодательной и исполнительной власти. Раньше правоохранители отдавали предпочтение другим «экономическим» статьям, а очевидный картельный сговор квалифицировали как мошенничество, и зачастую дело заканчивалось необоснованным возбуждением дел.

При этом говорить о каком-то «взрывном» росте случаев уголовного преследования не приходится — ответственность закреплена в правовых актах уже давно, а ее редкое до сего времени применение можно объяснить недоработками законодательства.

Сегодняшнюю популярность этой статьи скорее можно расценить как борьбу с «картельным рецидивизмом», когда недобросовестные предприниматели уже включают сумму штрафов в просчитываемые риски.

Активная борьба с картелями не всегда «абсолютное зло» — в конце концов, такая деятельность служит во благо самого бизнеса, ведь противоправное экономическое поведение отдельных предпринимателей подрывает стабильность и открытость торговых рынков для всех хозяйствующих субъектов. «Антимонопольную гигиену» никто не отменял.

Если использовать здравый смысл и не гнаться за сверхприбылями в нарушение закона, можно чувствовать себя спокойно и безопасно — довольно просто, не так ли? Имеется в виду добросовестное ведение бизнеса собственниками и управленцами, а также базовая юридическая грамотность при работе с конкурентами и контрагентами. С осторожностью стоит относиться к участию в торгах «двумя компаниями» — подобное поведение зачастую привлекает внимание не только ФАС, но и правоохранителей. Также стоит избегать или как минимум тщательно прорабатывать организацию бизнеса, при которой его ведение предопределяет присутствие на одном товарном рынке формально не связанных компаний-конкурентов. Все эти рекомендации работают при наличии налаженной системы комплаенс-контроля. Постоянный мониторинг изменяющегося законодательства и приведение бизнес-процессов в соответствие с ним — залог успешного и процветающего предприятия.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *