Трудовой договор нельзя признать недействительным

Трудовой договор нельзя признать недействительным

Уволенные сотрудники в судебном порядке взыскали с работодателя денежную компенсацию за неиспользованные дополнительные отпуска. Эти отпуска были гарантированы им в соответствии с ранее заключенными с работодателем трудовыми договорами. Работодатель подал в суд встречный иск. В нем он потребовал признать условия трудовых договоров о дополнительном отпуске недействительным, а также вернуть все выплаченные работникам компенсации.

На повестке дня: Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 16.11.2020 № 88-23978/2020.

Предыстория: уволенные сотрудники в судебном порядке взыскали с работодателя денежную компенсацию за неиспользованные дополнительные отпуска.

Данные отпуска были гарантированы им в соответствии с ранее заключенными с работодателем трудовыми договорами. Работодатель подал в суд встречный иск.

В нем он потребовал признать условия трудовых договоров о дополнительном отпуске недействительным, а также вернуть все выплаченные данным работникам компенсации.

Задействованные нормы: ст.ст. 5 и 61 ТК РФ.

За что спорили: 155 897 рублей.

В обоснование заявленных требований работодатель указывал, что условия, которые предусматривали предоставление работникам дополнительных отпусков, были включены в договоры необоснованно. А именно – в результате технической ошибки, допущенной работниками кадрового отдела организации.

Эти условия содержались только в трудовых договорах двух сотрудников организации. Все остальные договоры, заключенные с другими работниками, подобных условий не предусматривали.

Кроме того, локальные акты работодателя также не предусматривали предоставления каким-либо сотрудникам дополнительных оплачиваемых отпусков.

В период действия трудовых договоров от работников не поступало заявлений о предоставлении таких отпусков, что свидетельствовало об их неосведомленности о таких условиях трудовых договоров.

Подписывая договоры, работодатель также не подозревал о наличии в их тексте спорных условий.

В связи с этим, по мнению работодателя, условия договоров о дополнительных отпусках являются недействительными и применению не подлежат.

Рассмотрев материалы дела, суд признал доводы работодателя необоснованными и отказал в удовлетворении заявленных им требований. 

Суд пояснил, что трудовой договор – это добровольное соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить сотруднику работу и заработную плату, а работник обязуется лично выполнять трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя. Сторонами трудового договора являются работодатель и работник (ст. 56 ТК РФ). Помимо обязательных условий, установленных в ст. 57 ТК РФ, в трудовом договоре могут предусматриваться и дополнительные условия, не ухудшающие положение работника по сравнению с установленным трудовым законодательством.

Трудовой договор вступает в силу со дня его подписания работником и работодателем. Работник обязан приступить к исполнению трудовых обязанностей со дня, определенного трудовым договором.

Если в трудовом договоре не определен день начала работы, то работник должен приступить к работе на следующий рабочий день после вступления договора в силу. Если работник не приступил к работе, то работодатель имеет право аннулировать трудовой договор.

Аннулированный трудовой договор считается незаключенным (ст. 61 ТК РФ).

В то же самое время трудовое законодательство не содержит механизма признания трудового договора недействительным. То есть, в отличие от гражданско-правовых сделок, которые могут быть признаны недействительными со ссылками на нарушение порядка их заключения, трудовой договор недействительным признать нельзя.

То же самое касается и отдельных условий трудовых договоров, которые не ухудшают положение работников по сравнению с действующим ТК РФ. При этом регулирование трудовых отношений нормами гражданского законодательства противоречит ст. 5 ТК РФ и не предусмотрено ст. 2 ГК РФ.

Предусмотрев в договорах условия о дополнительных отпусках, работодатель обязан был предоставить их работникам. Не предоставив им такие отпуска, работодатель должен был выплатить работникам соответствующую денежную компенсацию. В связи с этим суд признал, что с работодателя обоснованно взыскали компенсацию за неиспользованные сотрудниками дополнительные отпуска.

Судебная практика по кадровым документам | Компания права Респект

Трудовой договор нельзя признать недействительнымСпециалисты по кадрам знают, насколько важно уделять внимание правильному оформлению трудовых книжек, трудовых договоров и других кадровых документов. Ведь любые ошибки или неточности в них не только могут стать причиной для применения штрафных санкций к работодателю, но и лечь в основу судебного разбирательства. В обзоре судебной практики именно такие споры.

1. Дополнительное соглашение к трудовому договору могут признать недействительной сделкой

Если при заключении дополнительного соглашения к трудовому договору об увеличении должностного оклада руководитель организации допустил злоупотребление правом, суд может признать сделку недействительной по заявлению кредиторов организации в рамках процедуры банкротства. К такому выводу пришел Верховный суд РФ.

  • Суть спора
  • В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) коммерческой организации конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным дополнительного соглашения к трудовому договору об увеличении должностного оклада, заключенному организацией-должником с руководителем организации, и применении последствий недействительности сделки.
  • Решение суда

Суды двух инстанций признали заключенное допсоглашение об увеличении должностного оклада директора неправомерным. Верховный суд РФ в определении от 5 мая 2017 г. N 307-ЭС17-491(2) с выводами коллег согласился.

Судьи указали, что, признавая соглашение недействительной сделкой и поддерживая данный вывод, они исходили из того, что существенное увеличение должностного оклада было произведено в течение недели до отзыва у должника лицензии на осуществление банковских операций.

При этом надлежащее нормативно-правовое и экономическое обоснование такого шага отсутствовало, а установленный для руководителя повышенный размер заработной платы не соответствовал действовавшей системе оплаты работников должника. Суд также указал на злоупотребление правом при совершении оспариваемой сделки.

2. Для увольнения за дисциплинарный проступок нужно письменное объяснение

Если работник организации совершил нарушение трудовой дисциплины, за которое в качестве наказания предусмотрено увольнение, работодатель должен попросить сотрудника предоставить объяснения.

Если увольнение было выполнено без таких объяснений, то был нарушен порядок, установленный трудовым законодательством, а значит, увольнение за неоднократное неисполнение обязанностей может быть признанно незаконным.

Так решил Свердловский областной суд.

Суть спора

Гражданин обратился в суд с иском к организации-работодателю о признании незаконными приказов о наложении на него дисциплинарного взыскания и увольнения, а также изменении формулировки основания увольнения. Он указал, что работал в организации на основании трудового договора.

В связи с неисполнением должностных обязанностей директором организации ему был объявлен выговор. Позднее, в связи с нарушением п. 5.1. Правил внутреннего трудового распорядка организации, истец получил от работодателя замечание, а третьим приказом он был уволен на основании пункта 5 статьи 81 Трудового кодекса РФ за ненадлежащее исполнение должностного регламента.

Истец считает, что в его действиях нет состава данного дисциплинарного правонарушения.

Решение суда

Решением суда первой инстанции исковые требования бывшего работника были удовлетворены частично. Суд признал незаконным приказ организации о наложении на истца дисциплинарного взыскания в виде увольнения и обязал ответчика изменить формулировку и основание увольнения с п.

5 статьи 81 ТК РФ «неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание» на п. 3 статьи 77 ТК РФ «по инициативе работника». Смоленский областной суд в апелляционном определении от 14 февраля 2017 г. по делу N 33-2561/2017 поддержал позицию коллег и оставил решение суда первой инстанции без изменения.

Судьи указали, что нормами статьи 193 ТК РФ на работодателя императивно возложена обязанность по истребованию от работника письменного объяснения по факту совершения дисциплинарного проступка.

Поэтому дисциплинарное взыскание, в том числе в виде увольнения, может быть применено к работнику только после получения от него объяснения в письменной форме либо после непредставления работником такого объяснения (отказа предоставить объяснение) по истечении двух рабочих дней со дня его затребования.

В спорной ситуации по последнему проступку истца, который и привел к его увольнению, до издания приказа о привлечении к дисциплинарной ответственности работодатель не затребовал объяснение по всем фактам нарушений, послуживших основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности. Тем самым организация нарушила предусмотренный трудовым законодательством порядок. Право работника на предоставление работодателю объяснения было нарушено, а значит, и увольнение было незаконным.

3. Без заключения трудового договора нельзя внести запись в трудовую книжку

Если гражданин оказывал услуги органам внутренних дел, не заключая при этом контракта и трудового договора, он не может рассчитывать на запись в трудовой книжке, поскольку по закону не выполнил всех условий, предусмотренных в статье 15 Трудового кодекса РФ. Так решил Верховный суд РФ.

Суть спора

Министерство внутренних дел привлекало к оперативно-розыскной работе гражданина на договорной основе. Всего с гражданином было заключено 16 контрактов, на основании которых он сотрудничал с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. Последний заключенный контракт от 1 августа 2013 года был расторгнут 31 марта 2014 года.

Поскольку все правоотношения между внутренними органами и их сотрудниками регулируются Федеральным законом от 30 ноября 2011 г.

N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», а в статье 89 данного закона предусмотрена обязанность уполномоченного руководителя или уполномоченного им лица выдать сотруднику в последний день службы трудовую книжку и произвести окончательный расчет, то гражданин счел, что работодатель не выполнил данную обязанность и не внес в трудовую книжку запись, которая подтверждала бы его трудовой стаж. Однако Управление Министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Ульяновску, которому оказывал услуги гражданин, указало, что фактически гражданин службу в органах внутренних дел не проходил, в трудовых отношениях с Управлением Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Ульяновску не состоял, трудовой договор с ним не заключался, трудовая книжка не оформлялась в связи с отсутствием к тому оснований.

Решение суда

Читайте также:  Локальное нормотворчество: локальные нормативные акты компании

Решением Ульяновского областного суда в удовлетворении заявленных гражданином исковых требований было отказано. Верховный суд РФ оставил это решение без изменений. В апелляционном определении Верховного Суда РФ от 10.11.

2014 N 80-АПГ14-8 судьи указали, что конфиденциальное сотрудничество по контракту с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, не основывается на нормах трудового законодательства. Ответчик работодателем истца не являлся, поскольку тот не состоял в штате у ответчика. В частности, ответчик не производил за него уплату страховых взносов в Пенсионный фонд РФ.

Поэтому оснований для внесения в трудовую книжку истца записи о периоде его сотрудничества на контрактной основе с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, не имеется.

Такая позиция суда подтверждается нормой из части 1 статьи 17 Федерального закона от 12 августа 1995 г.

N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», в соответствии с которой отдельные лица могут с их согласия привлекаться к подготовке или проведению оперативно-розыскных мероприятий с сохранением по их желанию конфиденциальности содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в том числе по контракту.

При этом в статье 18 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ предусмотрено, что период сотрудничества граждан по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в качестве основного рода занятий включается в трудовой стаж граждан.

Указанные лица имеют право на пенсионное обеспечение в соответствии с законодательством Российской Федерации. Кроме того, в соответствии с нормами статьи 15 Трудового кодекса РФ, трудовые отношения — это отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции.

В такие функции входит: работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации, а также подчинение работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. В спорной ситуации истец не проходил службу по контракту в соответствии со штатным расписанием ответчика, а также с ним не заключался трудовой договор о выполнении им какой-либо трудовой функции по должности в соответствии со штатным расписанием ответчика и с соблюдением всех условий, предусмотренных частью 1 статьи 15 Трудового кодекса РФ.

Кроме того, орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, не выступает в рамках спорных правоотношений в качестве работодателя потому, что не обеспечивает постоянную занятость гражданина и его зачисление в штат.

При этом возможность включения периода сотрудничества граждан по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в трудовой стаж предусмотрена лишь в отношении ограниченного круга лиц, для которых такое сотрудничество выступает в качестве основного рода занятий.

4. Причина увольнения в трудовой книжке должно соответствовать трудовому законодательству

Работодатель обязан выдать трудовую книжку при увольнении работника в установленный Трудовым кодексом РФ срок. Причина увольнения, о которой может быть сделана запись в трудовой книжке, также должна быть предусмотрена Трудовым кодексом РФ. Так решил Саратовский областной суд.

Суть спора

Гражданин работал в производственной компании в должности инженера. Он обратился с заявлением на имя генерального директора об увольнении по собственному желанию. В заявлении на увольнение гражданин также просил выслать ему трудовую книжку по почте, поскольку он проживает в другом городе.

Спустя 14 дней работодатель направил в адрес гражданина уведомление о том, что он уволен в связи с утратой доверия по п. 7 ч. 1 статьи 81 ТК РФ. В письме не было копии приказа об увольнении и трудовой книжки. Трудовую книжку гражданин получил только через 4 месяца, в ней также указана была указана причина увольнения по п. 7 ч.

1 статьи 81 ТК РФ. Гражданин решил, что своими действиями работодатель причинил ему моральный вред, а также нарушил законные права.

Поэтому он обратился в суд с исковым заявлением об изменении записи формулировки причины увольнения в трудовой книжке — с увольнения в связи с утратой доверия на увольнение по собственному желанию и взыскании компенсаций за задержку трудовой книжки и зарплаты.

Решение суда

Признание договора недействительным. Юридическая консультация от RosCo

В каких случаях договор может быть признан недействительным? Какие последствия возникают в случае признания договора недействительным?

Недействительность договора приводит к невозможности его исполнения. А перечень оснований для признания договора недействительным содержится в параграфе 2 главы 9 ГК РФ и ст.431.1 ГК РФ.

Признание договора недействительным: основания

При наличии оснований признания сделки недействительной, ее можно оспорить. Некоторые сделки признаются ничтожными (то есть являются недействительными с момента их совершения) и не требуют судебного оспаривания.

Так, нормами гражданского законодательства выделены следующие условия для признания сделок недействительными:

  • нарушены требования закона или иного правового акта (договоры, заключенные против публичных интересов либо прав и охраняемых законом интересов третьих лиц, признаются оспоримыми) (п.2 ст.168 ГК РФ);
  • договор заключен с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (ст.169 ГК РФ);
  • договор совершен лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия (п.1 ст.170 ГК РФ);
  • договор совершен с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях (п.2 ст.170 ГК РФ);
  • договор заключен гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства (ст.171 ГК РФ);
  • договор заключен несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним) (ст.172 ГК РФ);
  • договор заключен в противоречии с целями деятельности, которые сформулированы в его учредительных документах (ст.173 ГК РФ);
  • договор заключен без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления (ст.173.1 ГК РФ);
  • превышения полномочий на совершение сделки (ст.174 ГК РФ);
  • договор, совершенный с нарушением запрета или ограничения распоряжения имуществом, вытекающих из закона, в частности, из законодательства о несостоятельности (банкротстве), договор, совершенный с нарушением запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного в судебном или ином установленном законом порядке в пользу его кредитора или иного управомоченного лица (ст.174.1 ГК РФ);
  • договор, совершенный несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, в случаях, когда такое согласие требуется (ст.175 ГК РФ);
  • договор по распоряжению имуществом, совершенный без согласия попечителя гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст.176 ГК РФ);
  • договор, совершенный гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими (ст.177 ГК РФ);
  • договор, совершенный под влиянием заблуждения, может быть признан судом недействительным по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел (ст.178 ГК РФ);
  • договор, совершенный под влиянием насилия или угрозы, обмана, а также вынуждено заключенный на крайне невыгодных условиях вследствие стечения тяжелых обстоятельств (ст.179 ГК РФ).

Досудебное урегулирование споров

Для того, чтобы оспорить заключение договора на кабальных условиях, необходимо доказать совокупность всех обстоятельств, предусмотренных п.3 ст.179 ГК РФ.

Для обоснования невыгодных условий в суде нужно привести доказательства, что условия договора не соответствуют интересам компании и существенно отличаются от условий аналогичных договоров (Определение ВС РФ от 16.11.2016 г. № 305-ЭС16-9313).

Например, основаниями признания кредитного договора недействительным являются:

  • несоблюдение письменной формы (ст. 820 ГК РФ);
  • нарушение требования закона или иного правового акта;
  • недееспособность либо ограничение в дееспособности заемщика (например, кредитный договор заключен заемщиком, признанным недееспособным вследствие психического расстройства либо малолетним);
  • иные основания (например, кредитный договор заключен под влиянием обмана заемщика).

Читайте далее: https://rosco.su/press/nedeystvitelno…

Смотрите материал, подготовленный юрисконсультом «РосКо — Консалтинг и аудит» Валерия Иванова.

Все самое интересное о налогах, праве и бухгалтерском учете от ведущей консалтинговой компании в России «РосКо».

Верховный суд запретил заключать срочный договор не в интересах работника — новости Право.ру

Рафаил Мухин* с 22 января 2018 года работал контролёром в Пермском филиале ФГУП «Ведомственная охрана» Министерства энергетики, с ним периодически заключали срочные трудовые договоры.

А в декабре 2019-го работодатель предупредил Мухина о прекращении договора, и его уволили.

Читайте также:  О несчастном случае на производстве как нестраховом случае

По мнению Мухина, это сделали незаконно, так как работодатель неоднократно заключал с ним срочные трудовые договоры на непродолжительный срок для выполнения одной и той же трудовой функции.

В этом сюжете

  • КС пресек злоупотребления со срочными трудовыми договорами

11 февраля 2020 года Мухин обратился в суд. Он просил признать срочный трудовой договор бессрочным, восстановить его на работе, взыскать зарплату за время вынужденного прогула с января 2020 года и компенсировать моральный вред в размере 30 000 рублей.

Сарапульский районный суд Удмуртской Республики 11 марта 2020 года исковые требования оставил без удовлетворения. Мухин подал апелляционную жалобу, но апелляция Верховного суда Удмуртской Республики вновь решила дело не в пользу работника. Решение подтвердила и судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции.

Суд апелляционной инстанции сослался, кроме прочего, на постановление Пленума Верховного Суда от 17 марта 2004 года. Он указал, что ФГУП «Ведомственная охрана» обоснованно заключило с Мухиным срочный трудовой договор, так как у компании был договор на оказание охранных услуг с контрагентом до 31 декабря 2019 года. И прекращение этого договора означало конец работы Мухина.

ВС отверг это решение по ряду причин.

В частности, судьи Людмила Пчелинцева, Галина Гуляева, Татьяна Вавилычева напомнили, что срочный договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределённый срок из-за характера самой работы.

Более того, в том же постановлении Пленума отмечено: если срочный договор заключался многократно для выполнения одной и той же трудовой функции, суд вправе признать трудовой договор заключённым на неопределённый срок.

ВС также сослался на позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в постановлении от 19 мая 2020 года № 25-П. Там сказано, что ограничение случаев применения срочных трудовых договоров направлено на защиту прав работника.

Кроме того, судьи указали, что работодатель самостоятельно несёт все риски по договорам с контрагентами. Он не должен ставить трудовые отношения в зависимость от своих договорных отношений и перекладывать риски на работника.

Если работодатель продолжает деятельность по уставу, то договор с контрагентом на определенный срок не значит, что трудовые отношения можно оформить на этот срок.

  • Таким образом, заключение срочного трудового договора будет правомерным только тогда, когда работа объективно носит конечный характер, исключающий возможность продолжения трудовых отношений между сторонами.
  • Верховный суд направил дело на новое рассмотрение в апелляцию.
  • *Имя изменено редакцией.

Кс отказал в жалобе на возможность признания трудового договора недействительной сделкой компании-банкрота

Конституционный Суд опубликовал Определение от 30 сентября № 2117-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы на п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве во взаимосвязи с п. 1 и 2 ст. 10, п. 2 ст. 168 и п. 1 ст. 170 ГК РФ.

10 февраля 2020 г. АС г. Москвы в рамках дела о банкротстве ООО «КВАРТСТРОЙ ПРЕМЬЕР» удовлетворил заявление конкурсного управляющего должника о признании недействительными ряда трудовых отношений.

В частности, был признан недействительной сделкой трудовой договор с Федором Кифишиным, а также действия должника по начислению и выплате ему заработной платы, действия по уплате с нее налогов и обязательных взносов.

Также были применены последствия недействительности сделки в виде взыскания с Федора Кифишина в размере 490 тыс. руб. в пользу должника. Апелляционный и окружной суды оставили данное решение без изменений.

При этом суды, установив, что Федор Кифишин является заинтересованным лицом по отношению к должнику, исходили из того, что фактически трудовые отношения между ними не возникли.

Так, суды указали, что конкурсному управляющему должника не были переданы документы, подтверждающие оформление трудовых отношений: трудовые договоры, приказы о приеме на работу, должностные инструкции, табели учета рабочего времени.

«Начисление заработной платы и ее частичная последующая выплата в адрес таких лиц были безвозмездными, в отсутствие встречного представления, трудовая функция в обществе данными лицами не выполнялась», – отмечено в определении первой инстанции.

Суды посчитали, что заключенные трудовые договоры носят мнимый характер, отвечают признакам злоупотребления правом, являются недействительными сделками и нарушают права и законные интересы кредиторов, поскольку их целью был вывод денежных средств из конкурсной массы. При этом также было указано на наличие возбужденного в отношении Федора Кифишина уголовного дела.

Определением судьи Верховного Суда РФ от 17 ноября 2020 г. заявителю было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ.

Впоследствии Федор Кифишин обратился в Конституционный Суд. В жалобе он оспаривал конституционность положений п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, предусматривающих, при каких условиях сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной.

Кроме того, заявитель во взаимосвязи оспаривал конституционность следующих положений ГК РФ:

  • п. 1 ст. 10, а фактически – его абзаца первого, в силу которого допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом); а также:
  • п. 2 данной статьи, согласно которому в случае несоблюдения требований, предусмотренных п. 1, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывают лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяют иные меры, предусмотренные законом;
  • п. 2 ст. 168, предусматривающего, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки;
  • п. 1 ст. 170, закрепляющего, что мнимая сделка, т.е. сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

По мнению Федора Кифишина, оспариваемые нормы в их взаимосвязи противоречат Конституции РФ в той мере, в какой они по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, допускают возможность признания арбитражным судом по гражданско-правовым основаниям недействительной сделкой трудового договора, действий по начислению и выплате заработной платы на основании этих договоров, действий по уплате с этой заработной платы сумм налогов и начислению на нее страховых взносов, а также применение последствий недействительности сделки в виде взыскания с работника выплаченной ему заработной платы.

Предложено ввести обязательное соцстрахование риска утраты зарплат работников при банкротствеКомитет Госдумы по госстроительству и законодательству представил Правительству РФ пакет поправок по защите прав работников в случае банкротства компаний-работодателей

Конституционный Суд, изучив представленные материалы, не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению.

 Он напомнил, что государство, обеспечивая проведение единой финансовой, кредитной и денежной политики, вправе в случае возникновения неблагоприятных экономических условий, к числу которых относится банкротство, осуществлять публично-правовое вмешательство в частноправовые отношения, принимая необходимые меры, направленные на создание условий для справедливого обеспечения интересов всех лиц, вовлеченных в соответствующие правоотношения.

Суд отметил, что созданию таких условий должно способствовать, в частности, правовое регулирование, направленное на сохранение конкурсной массы, необходимой для справедливого удовлетворения требований кредиторов.

Так, согласно положениям главы III.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с ГК, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в п.

1 ст. 61.1 Закона, пояснил КС.

Суд указал, что п. 2 ст. 61.

2 Закона о банкротстве предусматривает в качестве основания признания сделки недействительной совершение должником сделки в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, а также закрепляет условия, при которых такая сделка может быть признана арбитражным судом недействительной.

К таким условиям относятся то, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки. Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, разъяснил КС.

Суд обратил внимание, что эти правила распространяются, в частности, и на оспаривание действий, направленных на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с трудовым законодательством, и на оспаривание самих таких выплат (п. 3 ст. 61.1 Закона о банкротстве).

Конституционный Суд привел ряд своих решений применительно к оспариванию действий работодателя по выплате работникам денежных сумм, связанных с выполнением трудовой функции (определения от 9 декабря 2014 г. № 2748-О, № 2751-О и № 2752-О, от 29 сентября 2015 г. № 2017-О).

Читайте также:  Надо ли доказывать неблагоприятные последствия картельного соглашения?

Он указал, что суды, рассматривающие такие дела, должны учитывать все фактические обстоятельства выплаты денежных средств конкретным работникам, которые могли бы свидетельствовать о правомерности (или неправомерности) действий руководителя, – обусловленность получения работником денежной выплаты положениями законодательства, коллективного договора, соглашения, локальных нормативных актов, трудового договора; наличие или отсутствие у работника права на получение денежных средств, в том числе выяснять, знал ли (либо должен был знать) работник в силу своего должностного положения о наличии у работодателя признаков неплатежеспособности, и т.п.

Вместе с тем Суд подчеркнул, что положения п. 3 ст. 61.1 Закона о банкротстве сами по себе не решают вопрос о возможности оспаривания (признания недействительными) трудовых договоров как оснований возникновения трудовых отношений.

Оспариваемые положения распространяют свое действие на выплаты, осуществляемые в рамках именно трудовых отношений; ограничивая свободу работодателя по установлению отдельных выплат работникам, они обеспечивают конституционно обоснованный разумный баланс интересов всех участников процедуры банкротства, пояснил КС.

КС: Срок заключения трудового договора не может зависеть от воли третьих лицСуд указал, что увязывание срока трудового договора со сроком действия заключенного работодателем с третьим лицом гражданско-правового договора приводило бы к тому, что занятость работника ставилась бы в зависимость от результата волеизъявления иных сторон

КС отметил, что государство обязано обеспечивать надлежащую защиту прав и законных интересов работника как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении (постановления КС РФ от 15 марта 2005 г. № 3-П, от 25 мая 2010 г. № 11-П и от 19 мая 2020 г. № 25-П).

При этом Суд разъяснил, что это не означает, что, если передача денежных средств от должника, к которому применяется процедура банкротства, к гражданину осуществляется под видом заработной платы или иных выплат, при фактическом отсутствии трудовых отношений, не существует правового механизма для предотвращения недобросовестных действий и восстановления разумного баланса интересов участников процедуры банкротства. «Это влекло бы необоснованное создание преимуществ лицам, злоупотребляющим правом, и нарушало бы права и законные интересы других лиц – кредиторов должника», – указано в определении.

Суд подчеркнул, что арбитражный суд, установив, что гражданин не приступил к исполнению трудовых обязанностей, не лишен возможности рассматривать действия по начислению и выплате денежных средств под видом заработной платы как дающие основание для их оспаривания в порядке ст. 61.1 во взаимосвязи с п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве и соответствующими положениями ГК РФ.

Таким образом, Конституционный Суд пришел к выводу, что оспариваемые нормы, направленные на недопущение злоупотребления правом, обеспечение стабильности гражданского оборота, защиту прав и законных интересов его участников, в том числе от недобросовестности отдельных участников гражданского оборота, не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя, указанные в жалобе. Он отклонил жалобу заявителя, указав, что разрешение вопроса о законности и обоснованности взыскания с Федора Кифишина полученных им денежных сумм, как и о выборе правовой нормы, подлежащей применению в конкретном деле, связано с исследованием фактических обстоятельств и не относится к компетенции Конституционного Суда.

Адвокат АП Амурской области Александр Богдашкин считает, что не стоит воспринимать данное определение КС как угрозу для работников, получивших зарплату в преддверии или в период банкротства работодателя.

«Речь идет о защите кредиторов именно от недобросовестных действий, связанных с выводом денежных средств должника под видом выплаты заработной платы при отсутствии реальных трудовых отношений.

В определении КС прямо обратил на это особое внимание», – пояснил адвокат.

Александр Богдашкин подтвердил, что трудовое законодательство РФ не содержит механизма признания трудового договора недействительным. Несмотря на то что в нем нет аналога ст.

166, 168 ГК РФ, между тем трудовой договор, подписанный лишь для вида, не может свидетельствовать о возникновении трудовых отношений, разъяснил адвокат.

«Поэтому выплаты по нему нельзя квалифицировать в качестве заработной платы, а их получатель не вправе рассчитывать на гарантии, предусмотренные трудовым законодательством», – резюмировал Александр Богдашкин.

Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н. Константин Евтеев полагает, что жалоба в рассматриваемом определении являлась не чем иным, как ultima ratio (лат. «последний довод»), и не создает новых прецедентов либо иного толкования Закона о банкротстве во взаимосвязи с ГК РФ.

Адвокат отметил, что оспаривание сделок по таким основаниям прямо предусмотрено п. 1 ст. 61.1 Закона о банкротстве, при этом в практике довольно часто встречаются случаи оспаривания сделок из смежных отраслей права, например брачных договоров и «золотых парашютов».

«Что интересно, из-за отсутствия возможности подтвердить фактическое исполнение своих трудовых обязанностей, непередачи определенных документов управляющему пострадал работник, которому пришлось пройти все инстанции в попытке доказать свою правоту и даже обратиться в Конституционный Суд, что на практике является довольно редким случаем», – прокомментировал Константин Евтеев.

Признание трудового договора недействительным

Трудовой договор как крупная сделка

Бывает ли, что размер заработной платы кассира, логиста или руководителя отдела зависит от месячного оборота компании? Бывает, но такой трудовой договор может быть признан незаконным. В рассматриваемом деле суд признал трудовой договор недействительной сделкой, нарушающий корпоративное законодательство: об одобрении крупных сделок.

Обстоятельства дела

Участник общества, действуя от имени Общества, обратился с иском к шестерым работникам Общества о признании недействительными трудовых договоров в части установления оплаты труда в процентном соотношении к ежемесячному доходу Общества.

Размер оплаты труда данных работников (руководитель отдела логистики, руководитель отдела ВЭД, руководитель подразделения, оператор-кассир, руководитель отдела сетевых продаж, начальник склада) был установлен как 8000 руб. + 1%, 2%, 2,5%, 3,5% от месячного оборота Общества.

В обоснование истец сослался на то, что спорные договоры были заключены в отсутствие его одобрения как единственного участника, а также в качестве крупных сделок.

Дело рассматривалось дважды.

При первоначальном рассмотрении дела суд первой инстанции удовлетворил иск в полном объеме. Решение было обжаловано в части признания недействительным одного из трудовых договоров – с Нестеренко О. (руководитель отдела сетевых продаж). Суд апелляционной инстанции отменил решение в данной части, а суд кассационной инстанции направил дело на новое рассмотрение.

При повторном рассмотрении дела суд признал спорный трудовой договор недействительным.

Решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 04.07.2017 по делу № А56-17302/2015.

Выводы суда:

1. По делу была проведена судебная экспертиза. Согласно заключению эксперта трудовые договоры заключены на условиях, не отвечающих рыночным, заработная плата необоснованно завышена, что могло привести к ухудшению финансового положения Общества.

2. Величина заработной платы Нестеренко О. за 3 месяца составила 2 069 166,94 руб., что применительно к расчетному периоду 1 год составляет 8 276 667,76 руб., в то время как величина активов Общества на рассматриваемый период составляла 0 руб. Оспариваемый трудовой договор являлся крупной сделкой, при это одобрение единственного участника Общества оспариваемой сделки не представлено.

3. Ответчиком не опровергнуто утверждение Общества об ознакомлении работников как с Уставом Общества, так и с Положением об оплате труда и премировании, не предусматривающим такой способ определения трудового вознаграждения как выплата процентов от оборота компании.

4.

При решении вопроса о том, нарушает ли интересы юридического лица заключение трудового договора, судам следует оценивать, насколько его условия отвечали обычным условиям трудовых договоров, заключаемых со специалистами аналогичной квалификации и соответствующего профессионального уровня, с учетом характера обязанностей сотрудника, в том числе о неразглашении информации, неконкуренции (после увольнения), масштаба и прибыльности бизнеса и т.п.

5.

С учетом всех обстоятельств дела о возможности квалификации трудового договора как крупной сделки могут свидетельствовать его положения, предусматривающие выплаты (разовую или неоднократные) денежных средств работнику в случае увольнения и (или) наступления иных обстоятельств либо заработной платы за период действия трудового договора, размер которых составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества.

6. В случае заключения бессрочного трудового договора в качестве расчетного периода для целей оценки сделки как крупной берется, с учетом ежегодного характера отчета органов управления хозяйственного общества о своей деятельности перед участниками, один год.

7. Для целей определения крупной сделки стоимость отчуждаемого обществом в результате крупной сделки имущества определяется на основании данных его бухгалтерского учета (пункт 2 статьи 46 ФЗ «Об ООО»).

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *