Транснациональное банкротство в практике Верховного Суд России

Транснациональное банкротство в практике Верховного Суд России

Президиум Верховного суда выпустил «коронавирусные» обзоры практики. Среди прочих вопросов — банкротство в период пандемии коронавируса COVID-19.

Правительство России с 6 апреля по 6 октября 2020 года ввело мораторий на банкротство отдельных организаций, наиболее пострадавших от распространения коронавирусной инфекции COVID-19. Когда суд имеет право вернуть заявление о банкротстве? Возможно ли восстановление пропущенных сроков на предъявление кредиторами требований? Ответы на эти и другие вопросы — читайте ниже.

«Коронавирусные» обзоры ВС РФ

Транснациональное банкротство в практике Верховного Суд России

Верховный суд опубликовал уже 2 обзора судебной практики по вопросам, связанным с ограничительными мерами в связи с пандемией коронавируса COVID-19. Среди прочих вопросов — банкротство в период пандемии COVID-19. Документы являются итогом обобщения и анализа поступивших от нижестоящих судов вопросов, о приеме которых ВС РФ объявил 2 апреля 2020 года.

Обзор судебной практики ВС РФ № 1 от 21.04.2020 года

Среди вопросов, которые Президиум Верховного суд включил в первый обзор практики по коронавирусу COVID-19 21 апреля 2020 года — основания для возврата заявлений о банкротстве и порядок выдачи исполнительных листов в отношении должников.

Как объяснил Верховный суд, если на должника распространяется банкротный мораторий, то арбитражный суд имеет право вернуть заявление о банкротстве.

При этом обстоятельства возникновения задолженности должника перед кредиторами, а также период возникновения задолженности не имеют правового значения.

В отношении должников, на которых распространяется банкротный мораторий, могут выдаваться исполнительные листы по судебным актам.

Восстановление пропущенных сроков на предъявление кредиторами требований в банкротном деле либо признание соблюденными сроков на совершение иных действий будут происходить индивидуально. Верховный суд указал, что для принятия соответствующих решений суды должны учитывать конкретные обстоятельства каждой ситуации.

Ссылка на «Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1»

Верховный суд разъясняет, что срок и природа долга не имеют значения. Мораторий на банкротство предусматривает приостановление исполнительного производства, однако допускается сохранение и даже наложение новых арестов на имущество, то есть суд вправе выдавать исполнительные листы.

Обзор судебной практики ВС РФ № 2 от 30.04.2020 года

Транснациональное банкротство в практике Верховного Суд России

Что нельзя делать кредитору в банкротный мораторий Верховный суд рассказал в своем втором коронавирусном обзоре от 30 апреля 2020 года.

ВС РФ пояснил, что в период моратория на банкротство кредитор может добиться возбуждения банкротного дела против ликвидируемого должника. Однако в обсуждаемое время не будет происходить начисление процентов по ст. 395 ГК РФ.

Кроме того, кредитору нельзя будет направлять в банк исполнительные листы по долгам контрагента, возникших до введения банкротного моратория.

После того как такой период закончится, кредитору нужно подавать повторное уведомление о намерении обанкротить должника.

Ссылка на «Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 2»

Верховный суд разъясняет, что банкротный мораторий направлен на защиту пострадавших из-за пандемии должников с целью предоставить им возможность «вернуться к нормальной хозяйственной деятельности», однако при ликвидации речь об этом уже не идет.

Юридическая консультация по банкротству

Транснациональное банкротство в практике Верховного Суд России

Требуется бесплатная консультация эксперта по банкротству и списанию долгов? Это неудивительно, так как пандемия коронавируса и ее экономические последствия сказались не самым лучшим образом на финансовом состоянии граждан и организаций. Поэтому вопросы типа «Верховный суд судебная практика банкротство», «судебная практика мораторий на удовлетворение требований кредиторов» и «судебная практика банкротство 2020» сегодня интересуют многих россиян.

Юридическая консультация по банкротству и списанию долгов доступна на сайте — просто задайте вопрос юристу по телефону, в онлайн-чате либо закажите обратный звонок, заполнив ниже форму с описанием своей ситуации.

Алексей Кулебякин
andreyuu, Dmyrto_Z, JanPietruszka / Depositphotos

Внимание! Каждая ситуация со списанием долга индивидуальна — для кого-то оптимальным решением будут кредитные каникулы или реструктуризация долга, для кого-то единственным вариантом законного списания долгов будет банкротство.

Для решения именно своей проблемы заполните форму ниже и эксперты по банкротству и списанию долгов бесплатно Вас проконсультируют!

Вс рф меняет практику банкротства отсутствующих должников в пользу фнс

Отсутствие движений по счетам общества, непредставление бухгалтерской отчетности, отсутствие зарегистрированных прав на имущество не доказывают, что компания прекратила деятельность, ведь у нее могут быть существенные активы, а руководитель может получать почту. Так решили суды трех инстанций. Однако ВС РФ высказал иное мнение.

В 2018 году у компании появилась задолженность по налогам на добавленную стоимость, доходы физлиц и страховые взносы в 320 700 руб. ИФНС по Амурской области решила взыскать эту сумму.

В конце 2018 – начале 2019-го на основании постановлений инспекции приставы возбудили 11 исполнительных производств, но долг взыскать не удалось.

Приставы не смогли установить местонахождение должника и его имущество и окончили исполнительное производство.

Как узнала ИФНС, у фирмы есть два расчетных счета и последнее движение на них было в конце 2018-го. Фирму не удалось найти и по месту регистрации. На фасаде здания не было никаких вывесок, а офис по адресу был закрыт. Согласно базе данных инспекции и ответов регистрирующих органов, движимое и недвижимое имущество за компанией не зарегистрировано. За 3 года организация не отчуждала активы.

Ликвидации компании из-за отсутствия деятельности

Читать далее…

Выяснив все это, в налоговой решили инициировать банкротство компании по упрощенной процедуре, ведь у должника не оказалось имущества.

Позиция нижестоящих судов

В ноябре 2019-го ИНФС подала заявление в Арбитражный суд Амурской области о признании фирмы банкротом по упрощенной процедуре как отсутствующего должника (дело № А04-8832/2019).

Налоговая просила включить в реестр требования в размере 320 700 руб. Если общество не ведет предпринимательскую деятельность, то его можно обанкротить в упрощенном порядке, решили чиновники и сослались на ст.

230 Закона о банкротстве («Применение положений о банкротстве отсутствующего должника») .

Как изменится процедура банкротства после «перезагрузки»

Читать далее…

Но первая инстанция решила, что уполномоченный орган должен доказать факт отсутствия должника. Необходимо привести доказательства, указанные в ст. 227 Закона о банкротстве («Особенности подачи заявления о признании отсутствующего должника банкротом»), либо другие основания рассмотреть дело по правилам процедуры для отсутствующего должника.

В итоге судья решила, что общество не отвечает признакам отсутствующего юридического лица. Свои выводы суд основывал на том, что должник получает почтовые уведомления, в выписке из ЕГРЮЛ нет сведений о недостоверности адреса должника.

А отсутствие зарегистрированного за ним имущества еще не говорит о том, что активов у него точно нет. Тем более, согласно бухгалтерскому балансу, общая сумма активов – 10,37 млн руб. Поэтому первая инстанция отказала в удовлетворении заявления ИНФС.

Такого же мнения оказалась апелляция и кассация, тогда налоговая пожаловалась в Верховный суд.

Обратите внимание

Налоговая решила обанкротить должника по упрощенной процедуре как отсутствующего, но три инстанции ей отказали. Ведь чиновники не доказали, что у компании нет активов. Дело дошло до Верховного суда.

Там представитель налоговой объяснил, что ФНС ничего не может сделать с некоторыми проблемными должниками без активов. Единственный выход, который видят налоговики, – банкротить их как отсутствующих.

Эксперты считают, что ВС предоставит кредиторам возможность доказать, что у должника нет имущества, невзирая на сведения в балансе.

Позиция ВС РФ

В кассационной жалобе налоговики настаивали, что три инстанции неправильно применили ст. 227 («Особенности подачи заявления о признании отсутствующего должника банкротом») и ст. 230 («Применение положений о банкротстве отсутствующего должника») Закона о банкротстве. Эти нормы не могут применяться вместе, считает служба.

По ее данным, все возбужденные исполнительные производства в отношении фирмы окончены со ссылкой на невозможность взыскания, а последние движения по банковским счетам компании шли в ноябре 2018 года.

При этом местонахождение компании в ходе контрольных мероприятий установить не удалось, подчеркивает ФНС. Этих обстоятельств, по мнению ведомства, достаточно для упрощенного банкротства на основании ст.

230 Закона о банкротстве.

Заседание в ВС прошло 21 июня, на него пришли трое представителей ИНФС по Амурской области. Подробности приводит «ПРАВО. ru».

Один из трех участвующих в заседании представителей ИНФС по Амурской области рассказал о системной проблеме налоговиков. Конституционный суд в постановлении № 14-П от 5 марта 2019 года запретил идти в банкротство, если нет экономического интереса.

То есть кредитор должен понимать, что получит в результате процедуры. Если имущества для нее достаточно, или, наоборот, совсем нет – то проблем не возникает. А вот когда ситуация неопределенная, тут сложнее.

«Вроде активы есть или они есть потенциально, но что с ними делать, мы не понимаем», – объяснил он.

Фирма банкротится: как вернуть свои деньги «внутреннему» кредитору?

Читать далее…

По его словам, налоговая не может инициировать общую процедуру из-за отсутствия имущества. А исполнительное производство эффекта не дает, потому что пристав не может работать с непросуженной кредиторской задолженностью. В то же время, не получится признать такие фирмы недействующими и исключить из реестра ЕГРЮЛ, потому что должники сдают нулевую отчетность.

«Мы видим единственный выход – банкротство по упрощенной процедуре как отсутствующего должника, но не по ст. 227, а по ст. 230 Закона о банкротстве. Это две разные процедуры, и предмет доказывания разный. Если по ст. 227 нужно доказать, что должника нет и никто его не может найти, то по ст.

Читайте также:  Новые условия приостановления операций по счету

230 нужно обосновать недостаточность имущества или отсутствие операций по банковским счетам, или отсутствие предпринимательской деятельности. У нас [в Амурской области] 6800 таких должников с задолженностью 15 млрд.

И мы не видим другого способа восстановить наши права», – рассказал представитель инспекции.

ВС отменил акты трех инстанций, а дело вернул в Арбитражный суд Амурской области.

Бератор нового поколения ПРАКТИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ БУХГАЛТЕРАТо, что нужно каждому бухгалтеру. Полный объем всегда актуальных правил учета и налогообложения.Подключить бератор Транснациональное банкротство в практике Верховного Суд России

Вс рф рассмотрел дело о банкротстве отсутствующего должника

28 июня 2021 в 18:34

Транснациональное банкротство в практике Верховного Суд России

В арбитражный суд обратился уполномоченный орган с заявлением о признании общества банкротом по упрощенной процедуре отсутствующего должника.

В качестве аргументов орган указал, что у должника имеется непогашенная кредиторская задолженность. При этом отсутствуют движимое и недвижимое имущество.

Установить местонахождение должника невозможно, предпринимательская деятельность им не осуществляется.

Первая инстанция в удовлетворении исковых требований отказала, поддержали такое решение апелляционные и окружные суды.

Отказывая, суды указали, что должник не отвечает признакам отсутствующего юридического лица, т. к. он получает почтовые уведомления по месту жительства ген.директора.

Кроме того, отмечено, что отсутствие зарегистрированных прав на имущество не свидетельствует об отсутствии у должника такого имущества.

Позиция Верховного Суда

Верховный Суд, рассматривая дело, напомнил, что в соответствии с пунктом 1 статьи 227 Закона о банкротстве заявление о признании отсутствующего должника банкротом может быть подано конкурсным кредитором, уполномоченным органом независимо от размера кредиторской задолженности в случаях, если гражданин — должник или руководитель должника — юридического лица, фактически прекратившего свою деятельность, отсутствует или установить место их нахождения не представляется возможным.

Положения, предусмотренные параграфом 2 главы XI Закона о банкротстве, применяются также в случае, если имущество должника — юридического лица не позволяет покрыть судебные расходы в связи с делом о банкротстве или если в течение последних двенадцати месяцев до даты подачи заявления о признании должника банкротом не проводились операции по банковским счетам должника, а также при наличии иных признаков, свидетельствующих об отсутствии предпринимательской или иной деятельности должника.

Признаки отсутствующего должника

В ходе рассмотрения дела суд первой инстанции установил факт получения генеральным директором должника почтовых уведомлений, что само по себе исключает возможность применения статьи 227 Закона о банкротстве. Но это не мешало проверить общество на наличие признаков отсутствующего должника, которые закреплены в статье 230 указанного закона. Таковыми признаками являются:

  • Отсутствие проведённых по банковским счетам должника операций за последние двенадцать месяцев со дня подачи заявления о признании должника банкротом;
  • Недостаточность имущества должника для покрытия судебных расходов в связи с делом о банкротстве;
  • Иные признаки, указывающие на отсутствие предпринимательской или иной деятельности должника.

В качестве доказательств уполномоченный орган представил следующие доказательства:

  1. Отсутствие должника по адресу регистрации;
  2. Отсутствие ведения операций по расчетному счету;
  3. Промежуточная налоговая отчетность за 2019 год с нулевыми значениями;
  4. Сведения из соответствующих органов в отношении движимого и недвижимого имущества;
  5. Прекращенные исполнительные производства по основаниям п. 3 ч. 1 ст. 46 ФЗ «Об исполнительном производстве» (невозможно установить местонахождение должника, его имущества либо получить сведения о наличии принадлежащих ему денежных средств и иных ценностей, находящихся на счетах, во вкладах или на хранении в банках или иных кредитных организациях).

В силу пункта 2 статьи 3 Закона о банкротстве юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены.

В заявлении о банкротстве уполномоченный орган сослался на наличие у общества задолженности по обязательным платежам в сумме 320 669,62 руб., образовавшейся ранее чем за три месяца до обращения в арбитражный суд с данным заявлением.

  • В связи с этим выводы суда о наличии оснований для принятия решения об отказе в признании должника банкротом следует признать преждевременными, основанными на неправильном применении норм Закона о банкротстве, считает Верховный Суд.
  • Дело направлено на новое рассмотрение.
  • Читайте далее:
  • Быть или не быть: могут ли уволить за отказ от вакцинации?
  • Законы, вступающие в силу с 1 июля
  • Отказ в удовлетворении заявленного отвода позволят обжаловать незамедлительно

Как пройти процедуру банкротства физических лиц в 2021 году? Отзывы и реальные кейсы.

Процедура банкротства в третейском суде

Основной признак банкротства – это отсутствие возможности у должника, дебитора, удовлетворения требований кредитора по материальным обязательствам.

Это относиться не только к обязательствам физических лиц, но и юридических — разного рода компаниям и организациям, перед другими организациями, структурами, в том числе, государственными.

В международной арбитражной судебной практике процедура банкротства может быть применена к государству, к ее обязательствам перед другим государством, банком или финансовой структурой.

При невозможности принятия плановых или экстренных мер по улучшению финансового состояния должника, преодолению кризиса, процедура банкротства призвана осуществить наиболее рациональный механизм справедливого удовлетворения предъявляемых должнику требований кредиторов.

Те, кто сталкивался с финансовыми трудностями, знают, как трудно иметь дело с долгом. К счастью для многих должников, банкротство может стать наиболее оптимальным выходом из создавшегося положения.

Банкротство, как инструмент, призван позволить должнику начать новую финансовую жизнь. Тем не менее, не все так просто.

Процедура банкротства, в отношении должника, предполагает ряд незамедлительных мер, не только финансовых и юридических, но и тщательного анализа создавшейся ситуации, принятие действий, приводящих к оптимальным решениям.

Транснациональное банкротство в практике Верховного Суд России

Преимущества рассмотрения дел о банкротстве Третейском Суде

В чем преимущество рассмотрения дел о банкротстве в третейском суде, в отличие от арбитражных судов и судов общей юрисдикции? Опыт рассмотрения дел о банкротстве, как юридических, так и физических лиц, в Третейском Суде позволяет выделить 3 основных момента, принципиально влияющих на процесс:

Сроки рассмотрения и ускорение процедуры банкротства

По существующей в России практике рассмотрения дел о банкротстве в арбитражных судах подать на банкротство можно только с даты вступления в законную силу решения суда, арбитражного суда или третейского суда о взыскании с должника денежных средств. При обращении в суды в арбитражный суд срок принятия решения по делу составляет, в среднем, 6 месяцев. С учетом дальнейшей апелляции и кассации он может вырасти до 1 года.

Обращение в Третейский Суд может существенно ускорить процедуру банкротства.

Например, в случае несостоятельности должника, кредитор может подать иск в Третейский Суд и получить окончательное решение суда уже через 14 календарных дней.

Затем получить в течении месяца исполнительный лист на решении третейского суда и в соответствии с ст.7 П2. ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» подать заявление в Арбитражный суд о признании банкротом должника.

Бесплатная юридическая поддержка и полная конфиденциальность

Процедура банкротства в третейском суде предполагает ряд процессуальных действий и подготовку документов, которые требуют юридической и правовой квалификации.

Поэтому, перед началом процедуры банкротства, настоятельно рекомендуется получение всесторонней квалифицированной юридической консультации по всем аспектам подготовки к предстоящему арбитражу, а также квалифицированной помощи в судебном процессе.

Аппарат Третейского Суда оказывает бесплатную юридическую и консультационную поддержку. Третейский Суд гарантирует тщательность и оперативность рассмотрения вопроса о банкротстве и полную конфиденциальность.

Экономия средств на ведение процесса, снижение затрат на процедуру банкротства

Третейский сбор в Третейском Суде установлен на уровне государственных пошлин в арбитраже.

Но, при этом, своевременное обращение к специалистам аппарата суда позволяет сэкономить значительные средства на услуги многочисленных юридических посредников, советников, разнообразных консалтинговых агентств и специалистов по банкротству. По сложившейся практике, это значительно снижает затраты на процедуру банкротства, как для юридических, так и для физических лиц.

Порядок действий при банкротстве и подготовка к процедуре банкротства в суде

Плановая, продуманная и правильно подготовленная процедура банкротства в третейском суде, инициируемая как кредитором, так и самим должником, поможет избежать дальнейших многочисленных финансовых, юридических коллизий, правовых проблем и противоречий.

Хотя банкротство является действенным инструментом в решении проблем задолженности, у него есть свои недостатки. Например, банкротство может испортить кредитную историю на долгие годы.

Кроме того, может возникнуть целый ряд сложных вопросов, как во время подготовки, так и в ходе самого процесса банкротства.

Для получения исчерпывающей информации по всем вопросам банкротства в арбитраже и третейском судопроизводстве, разрешения всех существующих разногласий и противоречий, нужно обратиться в Отдел досудебного консультирования или в региональный судебный участок по указанным на официальном сайте Контактам суда.

Читайте также:  Дугой огибает тот город Ока. Про Серпухов, кажется, хватит пока

Банкротство юридического лица в третейском суде

Сторонами в третейском судопроизводстве могут выступать как резиденты, так и нерезиденты, юридические лица разных форм собственности, как частные, так и государственные.

Третейский Суд обладает уникальной многолетней судебной практикой, которая охватывает практически все области экономической деятельности: хозяйственные, корпоративные, имущественные и земельные споры, кредитные, финансовые и многие другие.

За время работы центрального и региональных участков третейского суда вынесены тысячи решений по делам различной сложности, в том числе, и по делам о признании долга для банкротства юридических лиц. Бесплатная правовая и юридическая поддержка и помощь в подготовке к процессу значительно облегчает нагрузку на саму компанию, снижает общие издержки ведения дела.

Банкротство физического лица в третейском суде

Процедура банкротства физического лица в третейском суде может помочь человеку полностью решить проблему задолженности или получить план погашения долгов. Дело о банкротстве обычно начинается, когда должник подает заявление в суд о банкротстве.

По существующей судебной практике арбитражных судов заявитель должен подтвердить факт наличия задолженности не менее 500 000 рублей и решения судов общей юрисдикции является таким подтверждением.

По практике судов в среднем длительность процесса по признанию задолженности в районных судах занимает не менее 3 месяцев, в Третейском Суде судебный процесс по признанию долга составляет 20 календарных дней.

При обращении в Отдел досудебного консультирования Третейского Суда должник может получить максимально оперативную бесплатную юридическую правовую поддержку, консультацию и помощь в подготовке к процессу о банкротстве.

Правовое регулирование трансграничного банкротства в Российской Федерации

Анисимова, М. В. Правовое регулирование трансграничного банкротства в Российской Федерации / М. В. Анисимова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 42 (228). — С. 83-85. — URL: https://moluch.ru/archive/228/53212/ (дата обращения: 20.11.2021).



Ключевые слова: трансграничное банкротство, трансграничная несостоятельность, банкротство, Российская Федерация, иностранный элемент, российское законодательство.

Законодательное регулирование трансграничного банкротства (несостоятельности) изначально в Российской Федерации оставалось мало изученной и рассматривалась в исследованиях и научных трудах лишь единичными авторами.

Совсем иное положение дел происходит в зарубежных странах, где уже давно исследуются и рассматриваются на практике проблемы трансграничного банкротства.

Между тем это не является препятствием для создания регулирования трансграничного банкротства.

В последние несколько лет проблема трансграничного банкротства все чаще привлекает к себе внимание юридической общественности и в Российской Федерации.

«Причина возросшего интереса, как видится, заключается в том, что трансграничная несостоятельность в России, несмотря на отсутствие специального системного правового регулирования, все более активно проявляется в плоскости правоприменения, ставя перед юристами задачу поиска лучших решений для ситуаций, когда в банкротстве появляется иностранный элемент». [4] Чтобы исследовать развитие трансграничного банкротства обратимся к правовой составляющей развития данного института банкротства.

При исследовании действующего в Российской Федерации законодательства можно обнаружить крайне немногочисленный и несистемный набор правовых норм в этой сфере. Нужно отметить тот факт, что до недавнего времени Федеральный закон от 26.10.2002 г.

№ 127 — ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» [2] (далее − Закон о банкротстве) лишь использовал термин «трансграничная несостоятельность», не давая ему определения.

Только в связи с внесением в 2008 году в него изменений Закон о банкротстве стал определять трансграничную несостоятельность как «несостоятельность (банкротство), осложненную иностранным элементом». В настоящее время в Закон о банкротстве содержится лишь несколько разрозненных норм, относящихся к банкротству (несостоятельности) с иностранным элементом: п.

3 ст. 29, п. 5 ст. 1, п. 6 ст. 1 Закона о банкротстве. Понятие взаимности определяется в ст. 1189 ГК РФ [1], а также имеется оговорка о публичном порядке и в ст. 1193 ГК РФ. Применение правил международного договора отражено в п. 4 ст. 1, п. 1 ст. 213.26 Закона о банкротстве и в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ.

Верховный суд РФ разъяснил, как пресечь вывод активов при банкротстве граждан

МОСКВА, 6 декабря. /ТАСС/. Верховный суд России подготовил постановление по вопросам рассмотрения дел о банкротстве граждан. Как сообщил, представляя на пленуме ВС проект постановления, судья Верховного суда РФ Иван Разумов, в нем содержатся и разъяснения по случаям недобросовестного применения права для вывода активов банкротящихся гражданин.

Брачный контракт банкрота

Одним из них является раздел имущества супругов, одному из которых грозит личное банкротство. При банкротстве на торги должно выставляться как его личное имущество, так и имущество, принадлежащее супругам (или бывшим супругам) на праве общей собственности.

Заключение брачного договора или внесудебного соглашения о разделе имущества, пояснил пленум, не освобождает от включения в конкурсную массу общего имущества, перешедшего супругу банкрота. Он обязан передать бывшее общее имущество управляющему.

Если супруг банкрота успел его продать, он обязан передать его полную стоимость (при этом финансовый управляющий вправе подать иск об истребовании этого имущества у третьих лиц).

После торгов часть выручки (пропорционально условиям раздела имущества) передается супругу банкрота.

Кроме того, финансовый управляющий и кредиторы вправе оспорить внесудебное соглашение о разделе имущества или брачный контракт, нарушающий права кредиторов.

Если супруг банкрота считает, что продажа общего имущества нарушает его интересы и интересы находящихся у него на иждивении лиц (включая несовершеннолетних детей), он вправе обратиться в суд с требованием о разделе общего имущества до его продажи (как и оспорить определение долей каждого из супругов).

До рассмотрения этого спора в суде общей юрисдикции общее имущество не может быть выставлено на торги в рамках дела о банкротстве, но и кредиторы, и финансовый управляющий вправе участвовать в рассмотрении этого спора в качестве третьих лиц.

А арбитражные суды должны привлекать к участию в деле о банкротстве супруга банкрота при рассмотрении вопросов о реализации их общего имущества.

В целом, отметил пленум, «финансовый управляющий, кредиторы должника вправе оспорить в рамках дела о банкротстве сделки по отчуждению общего имущества должника и его супруга, совершенные супругом должника, по основаниям, связанным с нарушением этими сделками прав и законных интересов кредиторов».

Алименты

В постановлении предусмотрен также механизм предотвращения вывода средств под видом алиментов.

Кредиторы и финансовый управляющий вправе участвовать в качестве третьих лиц при рассмотрении в суде заявления об определении размера алиментов с должника, проходящего по делу о банкротстве, и могут оспорить размер алиментных обязательств, определенных судом. А в рамках дела о банкротстве могут потребовать признать недействительным внесудебное соглашения о размере алиментов.

В этом случае «арбитражный суд проверяет, была ли направлена сделка [соглашение по алиментам] на достижение противоправных целей в момент ее совершения».

Финансовый управляющий и кредиторы также могут впоследствии подать иск об изменении или расторжении соглашения об уплате алиментов, если из-за ухудшения имущественного положения должника возник «существенный дисбаланс между правами кредиторов и правами получателя алиментов».

Неприкасаемый минимум банкрота

Пленум отметил, что из конкурсной массы по делу о банкротстве гражданина исключается имущество, на которое не может быть обращено взыскание, в том числе деньги в размере установленной величины прожиточного минимума, приходящейся на самого гражданина и лиц, находящихся на его иждивении. Вопросы об исключении из конкурсной массы этого имущества решаются финансовым управляющим самостоятельно, а при разногласиях между управляющим, должником и другими участниками дела о банкротстве — арбитражным судом.

По мотивированному ходатайству гражданина суд может дополнительно исключить из конкурсной массы имущество стоимостью не более 10 тыс. рублей, а в исключительных случаях и в большем размере (например, если должник или лица, находящиеся на его иждивении, нуждаются в приобретении дорогостоящих лекарств или медицинских услуг).

Единственное жилье

Пленум также напомнил, что исполнительский иммунитет (действующий в ходе исполнительных производств) в отношении единственного пригодного для постоянного проживания жилья действует и в ситуации банкротства должника. При наличии у него нескольких жилых помещений, жилье, на которое предоставляется иммунитет, определяется судом.

Даже при продаже права собственности на единственное жилье и требовании признать эту сделку недействительной со стороны кредиторов, «должник в качестве возражения вправе ссылаться на то, что, несмотря на утрату права собственности в отчужденном помещении, на момент рассмотрения спора совместно проживают он и члены его семьи, и данное помещение является единственным пригодным для их постоянного проживания». Обоснованность такого возражения должника свидетельствует об отсутствии признаков причинения вреда кредиторам.

Не включается в конкурсную массу и находящееся под залогом единственное жилье должника и членов его семьи, если кредитор первоначально не предъявил это требование к должнику либо пропустил срок обращения для установления статуса залогового кредитора, а суд отказал в восстановлении пропущенного срока.

«Такой кредитор не вправе рассчитывать на удовлетворение своего требования за счет предмета залога, в том числе посредством обращения взыскания на данное имущество вне рамок дела о банкротстве», — пояснил пленум.

В этом случае право залога на жилье прекращается после завершения процедуры реализации имущества и освобождения должника от дальнейшего исполнения обязательств.

Постановление пленума ВС РФ «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан» будет принято после ряда редакционных правок.

Читайте также:  Отказ от заключения мирового соглашения о реструктуризации долга не является недобросовестным поведением

Как происходит трансграничное банкротство в России: последние кейсы :: РБК Pro

Если ваш должник до своего дефолта успел обзавестись паспортом другого государства, вам, чтобы не гоняться за ним по всему миру, придется доказывать, что банкротиться он должен именно в России. РБК Pro изучил такие кейсы в российских судах

Чтобы гражданин другого государства был признан банкротом в России, нужно доказать, что именно здесь находится центр его жизненных интересов: такое правило установлено еще типовым законом ЮНСИТРАЛ «О трансграничной несостоятельности», принятым ООН в 1999 году. Оно действует, если иное не предусмотрено двусторонними соглашениями стран.

В России, где законодательство о личном банкротстве действует с осени 2016 года, одним из первых прочувствовал на себе действие этого типового закона бывший петербургский миллиардер, а ныне худрук Михайловского театра Владимир Кехман.

В 2016 году, когда банки — кредиторы его лопнувшей в 2009 году банановой компании JFC предъявили свои требования к предпринимателю, Кехман подал в суд заявление о признании на территории РФ приказа Высокого суда правосудия Англии, которым он (Кехман) был признан банкротом в 2012 году.

В этом приказе было указано, что данное решение является окончательным и обжалованию не подлежит, а долги, которые списаны этим приказом, не могут быть предъявлены банкроту ни в одной точке мира без разрешения на то Английского суда. Тогда банки (Сбербанк, Райффайзенбанк, Росбанк, ЮниКредитБанк, ВТБ и Промсвязьбанк), которым Кехман задолжал около 10 млрд руб.

, возразили, что Россия не имеет соглашения с Соединенным Королевством о принудительном исполнении решений судов о банкротстве граждан, а также не является участницей Луганской конвенции об исполнении судебных решений по делам о несостоятельности.

Соответственно, приказ Высокого суда для российских кредиторов не является обязательным к исполнению — и даже не считается в России судебным решением. Кроме того, Кехман является российским гражданином, прописан в Петербурге и имеет долги перед российскими банками и ФНС РФ, так что именно здесь находится центр жизненных интересов должника.

Так же решили и все инстанции арбитражных судов РФ, включая Верховный суд. Не действует здесь и принцип взаимности: Кехману не удалось привести примера, когда английские суды признавали бы решение российских коллег в отношении подданных королевы Елизаветы. В итоге Кехман был признан банкротом в России.

С тех пор российские суды приняли несколько десятков решений с применением положений о трансграничном банкротстве, и выражение «центр жизненных интересов» кочует из одного в другое, определяя, может ли тот или иной человек быть признан банкротом по российскому законодательству. РБК Pro изучил все эти решения и приводит наиболее интересные кейсы.

Екатерина Михальская, адвокат, управляющий партнер АБ «Прайм Эдвайс»:

«Желание должников перевести спор в другую юрисдикцию обычно связано с не самым добросовестным намерением затруднить и без того сложное положение кредитора. По нашему опыту трансграничные банкротства с участием российских должников-бизнесменов больше похожи на долгосрочные, часто нерешаемые ребусы.

Отсутствие международных конвенций обессмысливает любой процесс, поскольку, даже если получается добиться какого-то временного решения (например, постановления об обеспечительных мерах), все блокируется невозможностью привести его в исполнение.

Усложняют дело и совершенно разный менталитет и система доказательств различных национальных судов. Например, в одном из наших дел имущество должника было сосредоточено в США, а сам он активно уклонялся от участия в деле.

И американский суд для наложения ареста на имущество потребовал клятвенного заверения об обстоятельствах от кредитора. Для нашей практики такие доказательства в банкротстве нехарактерны».

Экономический прагматизм: трансграничное банкротство увеличит шансы кредиторов на возврат денег

В июне 2017 года в ЕС вступает в силу уже второй по счету общеевропейский акт, регулирующий трансграничное банкротство — Регламент (Regulation) № 2015/848. В России трансграничное банкротство на протяжении двух десятилетий считается модной темой для обсуждения на разных уровнях. Но на практике банкротство у нас остаётся исключительно национальной концепцией.

Риски для кредиторов

В условиях глобального рынка отсутствие механизма трансграничного банкротства негативно сказывается на конкурентоспособности российской экономики.

Если значительное количество компаний владеют имуществом и ведут бизнес не в той стране, где они созданы, то интересы кредиторов должны быть одинаково защищены по всему миру. Сейчас это совсем не так.

Например, для нашей страны типична ситуация, когда компании, инкорпорированные в других странах, предпринимательскую деятельность ведут только в России.

В условиях исключительно национального регулирования банкротства кредиторы таких компаний могут только полагаться на исполнительное производство в России, либо пытаться начать банкротство в другой стране. Кроме того, у кредиторов нет доступа к специфическому инструментарию возврата активов, который даёт банкротство. Например, они не могут оспаривать сделки и привлекать к материальной ответственности контролирующих лиц должника.

Институт трансграничного банкротства позволил бы начинать процедуру банкротства в стране, где должник ведет основную экономическую деятельность, и шансы на возврат денег у кредиторов в таком случае существенно бы увеличились. В конечном счете, это означает меньшие риски для кредиторов, и, как следствие, более дешевые кредитные средства для экономики.

Общее поле Европы

Однако создание этого института во всем мире сталкивается с рядом сложностей. Процедура банкротства всегда вводится судом, а суды за редкими исключениями из области публичного права не бывают транснациональными. Поэтому процедура банкротства, открытая в одной стране, не имеет автоматического эффекта в другой.

Разумеется, во всех странах решение иностранного суда может быть признано и приведено в исполнение, но соответствующая процедура занимает несколько лет и требует значительного финансирования.

Кроме того, далеко не всегда суд одной страны признает судебные акты, принятые в другой, особенно если такой суд убеждён, что этот конкретный вопрос должен был разрешить он сам.

Именно такая ситуация складывается с трансграничным банкротством — даже если законодательство одной страны разрешает открыть процедуру банкротства по месту нахождения имущества должника, суд по месту инкорпорации компании очень неохотно приведет в исполнение судебный акт о его банкротстве.

Эти сложности приводят к тому, что в реальности режим трансграничного банкротства возможен либо на основании двухсторонних международных соглашений, либо в рамках уже существующего общего правого поля, каким оказалось, например,  общеевропейское право.

Еще в 2001 году появился Регламент ЕС № 1346/2000, который ввел в европейское право понятие «места основных бизнес-интересов», благодаря которому стало возможным подать заявление о банкротстве в любой стране ЕС, где находятся бизнес-интересы должника. Возбужденное дело о банкротстве имеет силу в любой стране ЕС.

Правда, даже в рамках объединенной Европы этот механизм стал применяться не сразу и не всегда успешно. Тем не менее, постепенно трансграничное банкротство стало набирать популярность.

Через 15 лет был принят новый Регламент, который в частности, позволяет применять правила трансграничного банкротства к реабилитационным и гибридным процедурам и регулирует взаимодействие между судами, находящимися в разных странах.

Неэффективное банкротство

Но нашей стране все эти возможности пока недоступны. Россия не является членом ЕС  и не претендует на этот статус.

Значит ли это, что нам остается только наблюдать за формированием в Европе общего банкротного поля? Если ограничиваться теми подходами, которые есть в нашей стране к международному праву сейчас, то, безусловно, трансграничное банкротство в России останется исключительно теоретической концепцией.

Даже с ближайшими партнерами – Белоруссией и Казахстаном – заключение  международных соглашений, сходных по эффекту с европейскими регламентами, сейчас не обсуждается. А  про соглашения с европейскими странами (именно там создано едва ли не большинство иностранных юридических лиц, ведущих бизнес в России) говорить даже не приходится.

Но если режим транснационального банкротства может иметь положительный экономический эффект, то указанные сложности необходимо преодолеть. Сейчас нет никаких препятствий для разработки международных соглашений со странами СНГ, которые позволили бы создать режим транснационального банкротства хотя бы с ближайшими соседями.

Также нет принципиальных препятствий и для подобных соглашений с отдельными странами ЕС или с ЕС в целом. Если абстрагироваться от политической составляющей этого вопроса, то распространение действия Регламента ЕС на страну, которая не является членом ЕС, вполне возможно.

И таких примеров достаточно много – например, Норвегия и Швейцария не являются членами ЕС, но имеют с ЕС ряд соглашений, которые позволяют распространить на эти страны ряд норм европейского права.

Поэтому Россия, исходя из здорового экономического прагматизма, может рассмотреть возможность применения на своей территории общеевропейских правил трансграничного банкротства.

Но также необходимо понимать, что трансграничное банкротство не позволит кредиторам получить больше, чем при внутрироссийском банкротстве, — этот  институт способен только уровнять эффективность процедур в случаях, когда должником является российское общество и иностранная компания. А национальный институт банкротства в современной России, увы, трудно признать эффективным. Процент удовлетворения требований кредиторов остается очень низким, и эту большую проблему придется решать одновременно с введением механизма трансграничного банкротства.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *