Сотрудник присвоил деньги работодателя и подал на него в суд: реальный случай в москве

1 июня 2021 года мне позвонили с незнакомого номера. Мужчина представился сотрудником банка, где у меня открыт регулярный основной счёт. Он сказал, что кто-то изменил мой номер телефона в учётной записи. Спросил, знаком ли мне новый номер телефона из моего профиля. Номер был мне неизвестен, кто и как его поменял — тоже.

Как сообщил мне сотрудник банка, от моего имени была оформлена заявка на кредит в размере 300 тысяч ₽ на доверенное лицо. Я никаких заявок не оставляла, тем более на крупные суммы. Тогда он перевёл меня на службу безопасности этого же банка, где со мной начала общаться уже девушка.

Она сказала, что мне придётся приехать в конкретное отделение их банка, потому что произошла утечка персональных данных, и сделал это кто-то из сотрудников этого отделения. Им нужно было вычислить специалиста, который этим занимается.

Во время разговора мне стали звонить на вторую линию, я поставила девушку на удержание и переключилась на новый разговор.

Новый собеседник представился сотрудником следственного комитета. Он стал рассказывать, что это уже тринадцатый случай в Москве, когда сливают банковские данные. Проинформировал, что мне нужно действовать по указаниям службы безопасности банка. А на следующий день приехать в следственный комитет и дать показания.

В случае если вам звонят из службы безопасности банка, нужно попросить назвать номер отделения банка и пообещать перезвонить. А затем положить трубку и позвонить на реальный номер банка, указанный на обороте вашей карты.

Мошенники всеми силами будут пытаться удержать звонок, будут говорить, что номер службы безопасности называть нельзя. Это обман.

Номер отделения они назвать не смогут, а при звонке на реальный номер любого банка подтвердится, что реальные представители банка с вами не связывались.

Я переключилась назад к разговору с девушкой якобы из службы безопасности банка. Она сказала, что мне сейчас нельзя отключаться — идёт внутренняя проверка банка. Затем спросила, сколько времени мне потребуется, чтобы добраться до названного ею отделения. Мне нужно было около двух часов.

Девушка предложила мне вызвать такси за счёт банка, и я согласилась. Правда, платить за такси пришлось мне (в приложении была выбрана оплата наличными), но мне обещали, что всё компенсируют позже. Так как такси заказывала девушка, я решила, что у них есть все документы для компенсации стоимости.

Всю дорогу до банка я продолжала разговаривать с девушкой. Пока я ехала в машине, одновременно со звонком мне писал в WhatsApp «сотрудник банка». Он так же давал указания, как нужно действовать. Я не обратила внимания на ошибки в тексте сообщений, подумала, что это опечатки и что специалист торопится.

Сотрудник присвоил деньги работодателя и подал на него в суд: реальный случай в Москве

Пока я ехала, мне трижды звонили с разных номеров, но я оставалась на линии с девушкой. Она говорила, что мне могут звонить те же люди, которые слили мои данные, поэтому не нужно брать трубку.

То, что со мной одновременно оставались на линии и писали в WhatsApp, не показалось странным только потому, что меня отвлекали разговорами и не давали положить трубку.

Перед тем как я зашла в банк, мне дали подробные инструкции о том, как себя вести и как действовать:

  1. Если сотрудник скажет, что кредит на моё имя уже оформлен, мне следовало выйти из банка и получить новые инструкции по телефону. Девушка по-прежнему всё время была на линии, звонок не прерывался.
  2. А если готова только заявка, и при мне начнётся оформление кредита, мне нужно было оставаться в банке, пока документы не будут готовы. По словам девушки, это будет значить, что передо мной именно тот сотрудник, который сливает информацию.

Я зашла в банк, взяла талон и попала к первому освободившемуся менеджеру. Он сказал, что на моё имя есть заявка на кредит в 300 тысяч ₽. Мы его оформили, и на мой счёт сразу поступили эти деньги.

https://www.youtube.com/watch?v=IyNc81A-Xqw

Изменить данные клиента банка в его профиле можно двумя способами. Либо на стороне клиента (используя его логин и пароль), либо на стороне банка (когда изменения вносит его сотрудник).

Если клиент обнаружил в своих данных изменения, которые он не вносил, то либо доступ к его профилю был взломан, либо это сделал нечистый на руку сотрудник банка.

Мошеннические действия со стороны банка встречаются крайне редко — сотрудников постоянно проверяют. Скорее всего, мошенники взломали почту героини, зашли через почту в профиль на сайте банка и заменили контактные данные.

Затем оформили заявку на кредит, указав в качестве контактов новую почту или телефон, которые принадлежали им. Когда заявка была одобрена, позвонили девушке и уговорили приехать в отделение, чтобы оформить кредит до конца.

Героиня статьи оформила кредит, самостоятельно подписала документы и ответила на вопросы сотрудника банка. Она лично получила деньги на свою карту. До этого момента она ничем не рисковала. После этого ответственность перешла на неё.

После того как деньги поступили на мой счёт, я вышла из отделения, чтобы получить новые инструкции от девушки по телефону. Она попросила снять с карты все 300 тысяч ₽. Я не могла этого сделать, так как оставила свою карту дома. На что мне сказали, что тут же можно оформить новую карту и прикрепить к этому же счёту. Что я и сделала.

Новую карту мне выдали неименную, сразу и без конверта. Я рассказала об этом своей собеседнице по телефону. Она ответила, что так быть не должно, и карта в целях безопасности должна выдаваться в конверте. Тогда я уточнила у менеджера в банке, почему так произошло. Оказалось, что теперь конверт не нужен.

Карты действительно выдаются теперь без конверта. Сотрудники банка тщательно соблюдают банковскую тайну. Компрометация данных карты исключена. Ранее в конверте был ПИН-код от карты. Теперь владелец карты может сразу придумать свой ПИН-код, введя его в банкомате или обратившись к менеджеру банка.

Далее звонившая девушка сказала, что нужно снять все деньги с карты, чтобы закрыть кредит и не платить проценты. Снять деньги можно было в том же отделении банка, что я и сделала.

После этого мне заказали такси, и я поехала к банкомату этого же банка, но по другому адресу. Якобы так было нужно сделать, чтобы внести деньги для закрытия кредита, но при этом не вызывать подозрений, ведь идёт внутренняя проверка банка. За такси и в этом случае я платила сама, и мне тоже обещали компенсировать стоимость.

Банкомат по другому адресу на попытку внести средства по их указаниям выдал техническую ошибку. Тогда мне сообщили, что у них в системе технический сбой и погасить кредит через банкомат их банка не получится, но можно попробовать это сделать через банкомат партнёра.

В итоге мне пришлось ездить на такси за свой счёт с обещанием будущей компенсации к трём банкоматам разных банков. Ни один из них не сработал. Теперь я подозреваю, что таким образом меня специально запутывали, гоняя по разным местам и не давая опомниться.

Затем девушка переключила меня якобы на специалиста технической поддержки, который назвал работающий банкомат в торговом центре.

Он сообщил, что надо внести все 300 тысяч ₽ на «страховые ячейки» по номерам телефона «Теле2», по 15 тысяч ₽ на каждую «ячейку».

На самом деле это было просто пополнение разных счетов «Теле2», но тогда всё казалось логичным. Специалист говорил, что деньги будут замораживаться и идти в счёт долга.

Все номера телефонов диктовал специалист технической поддержки. Каждый раз оплата проходила с комиссией в 500 ₽, но сотрудник меня успокаивал и говорил, что банк берёт комиссию на себя.

Я внесла по 15 тысяч ₽ на 5 разных номеров, а потом телефон стал садиться. Я сказала об этом сотруднику банка, но он успокоил меня и предложил купить блок зарядки тут же в торговом центре, пообещав, что эти деньги тоже пойдут в счёт погашения кредита.

Так я купила зарядку (примерно за 1300 ₽), и в этот момент у меня стали появляться сомнения, началась паника. Я попыталась позвонить на реальный номер банка, который есть на обороте карты.

Но прошли только два гудка, потом звонок почему-то сбросился, и мне тут же позвонила та же девушка «из службы безопасности». Я решила, что общаюсь с банком, и успокоилась.

С реальными сотрудниками банка я так и не связалась.

Девушка снова перевела меня на технического специалиста. Я вернулась к банкомату и внесла все оставшиеся деньги на номера, которые мне диктовал мужчина. Когда я закончила переводить деньги, он попросил меня отправить фотографии чеков за внесение средств на тот же номер WhatsApp, с которого ранее велась переписка.

Я отправила чеки и поинтересовалась, что мне делать дальше. Мне ответили, что можно просто возвращаться домой. Это было очень странно: не нужно было ехать в банк, мне не предлагали забрать там никакие документы и даже никак не подтвердили погашение кредита.

В итоге я позвонила на реальный номер банка, указанный на обороте карты, и рассказала о происходящем. Сотрудник банка проверил информацию и сказал, что никакие деньги на счёт не поступали, а все последние действия — мошеннические. Он посоветовал звонить в «Теле2» и в полицию, чтобы успеть вернуть деньги.

Я позвонила в «Теле2», но оказалось, что деньги уже выведены, и помочь мне теперь ничем не смогут. После этого я обратилась в полицию. Позвонила по номеру 112, за мной приехала полицейская машина, и мы отправились в ближайшее к месту преступления отделение полиции.

В отделении я написала заявление о мошенничестве и прикрепила к нему все документы:

  • выписку с карты;
  • документы по кредиту;
  • детализацию звонков на мой телефон;
  • чеки о пополнении баланса номеров телефонов.

Следователь подробно расспросил меня о произошедшем и завёл уголовное дело. Со мной обещали связаться, как только будет что-то известно.

Я зашла в личный кабинет на сайте банка и выяснила, что там была изменена моя личная почта: мой профиль кто-то взломал.

Через день, когда удалось осознать произошедшее, я написала в банк на их официальную электронную почту претензию.

Изложила все события и задала им вопросы: как мошенники смогли поменять мою почту и откуда они вообще знают мои данные.

Попросила провести внутреннее расследование, выявить причины нарушения банковской тайны и компенсировать мне моральный и материальный вред в размере взятого кредита. Упомянула, что нигде свои данные не оставляла.

Читайте также:  Сроки в гражданских правоотношениях. Какие ошибки распространены в расчетах

В ответ мне сообщили, что соблюдают банковскую тайну, и никаких утечек информации не было. Как изменили мою электронную почту, мне не ответили. Просто посоветовали обратиться в полицию для установления виновных лиц.

По словам Петра Гусятникова, мошенники всегда были креативными.

Они могут загрузить на телефон вредоносное программное обеспечение, которое получает доступ к почте, к сообщениям, даже к банковским приложениям.

Чтобы этого не допустить, необходимо контролировать, что устанавливается на телефон (например, не открывать неизвестных ссылок из сообщений), а также поставить на устройство антивирус.

«Ещё один способ заменить почту — взломать привязанный к профилю e-mail и войти через него в мобильный банк. Затем поменять в профиле почту на новую и сохранить. Чтобы этого не допустить, нужно иметь надёжный пароль из больших и маленьких букв, цифр и точек», — рассказывает старший управляющий партнёр юридической компании PG Partners.

Спустя три дня после обмана мошенники снова мне написали, спрашивали, как дела, и предлагали вернуть деньги на счёт. Я ничего не ответила, а сразу позвонила в полицию и рассказала об этом. Следователь, который ведет моё дело, обещал перезвонить. Но так до сих пор и не позвонил. Думаю, на самом деле мошенники писали, чтобы попробовать украсть у меня ещё денег.

Невозможно определить, кто виновник в этой ситуации — банк или мошенники. Вернуть деньги можно только через суд или через банк:

  • Необходимо сразу обратиться в банк с заявлением о возврате денег и требованием провести внутреннее расследование. Бланк заявления можно взять в отделении банка или составить в свободной форме.
  • Нужно:
  • · изложить произошедшие события;
  • · указать данные пострадавшего;
  • · прикрепить документы, которые могут подтвердить произошедшее.

Отправить его можно заказным письмом с уведомлением или отнести в банк, попросив принять его и указать входящий номер обращения. Также можно отправить его на официальную электронную почту банка.

Банк обязан предоставить ответ в течение 10 рабочих дней. Если он признаёт утечку данных или незаконное обогащение, то деньги клиенту возвращаются. Если не признаёт, а утечка очевидна, нужно обращаться в следственный комитет с заявлением — требованием провести проверку деятельности. Если банк игнорирует происходящее — тоже обращаться в следственный комитет или ЦБ.

  1. Параллельно нужно обратиться в полицию с заявлением о мошенничестве. Было ли мошенничество — могут установить только полиция и суд, который может впоследствии вынести приговор мошенникам.

Вернуть деньги в этой ситуации будет непросто. Это зависит от того, установят ли виновника и как поведёт себя банк.

  • Если мошенников арестуют и суд вынесет им приговор, можно будет подать заявление о взыскании с них денег. Шаблон такого искового заявления есть на сайтах районных судов, например здесь или на сайте консультанта.
  • Если полиция не найдёт мошенников, нужно обратиться в суд с исковым заявлением о возмещении денег и снятии долга. Исковое заявление пишется в свободной форме, но лучше обратиться за его составлением к юристу, так как в нём есть много юридических тонкостей, которые нужно учесть. Такая услуга стоит от 1000 ₽. Суд может принять сторону клиента и обязать банк снять задолженность. Но может встать и на сторону банка. В этом случае можно подать апелляцию в суд вышестоящей инстанции. Практика обращений очень отличается, поэтому решение суда зависит от конкретного случая и количества доказательств с каждой стороны.

Если вам действительно нужен кредит

Калькулятор Сравни.ру

Как защититься от обвинений в мошенничестве

Сотрудник присвоил деньги работодателя и подал на него в суд: реальный случай в Москве

Если вас обвиняют в мошенничестве, можно попасть под УК РФ, а в дальнейшем и за решетку. Суть обвинения заключается в получении неправомерной выгоды посредством обманных или иных действий.

При этом потерпевшая сторона передает деньги или собственность с уверенностью, что поступает правильно. В такой ситуации трудно рассчитывать на собственные силы, ведь речь идет об обвинении по статье 159 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Ниже рассмотрим, куда обращаться в такой ситуации, и как защищаться от ничем не подкрепленных обвинений.

Мошенничество: общие положения

В статье 159 УК РФ сказано, что мошенничество — преступное деяние, которое осуществляется по отношению к другому человеку посредством создания доверительной атмосферы и дальнейшего обмана.

Пострадавший под влиянием второй стороны позволяет забрать какое-либо имущество без сопротивления. Задача следствия в том, чтобы доказать факт мошеннических действий.

В результате злоумышленник отвечает за преступление по упомянутой выше статье.

Бесплатная консультация юриста по защите от обвинений>>

К категории мошенничества относятся:

  1. Обманные конкурсы и лотереи.
  2. Реализация какой-либо продукции с необходимостью оплаты части стоимости товара.
  3. Подделка документов и увеличение таким способом стоимости продукции.
  4. Мошенничество с объектами недвижимости, чаще всего при сделках покупки-продажи.
  5. Мошеннические действия в секторе ЖКХ и сфере управления многоэтажными объектами.
  6. Совершение преступных деяний на работе.
  7. Преступления в банковской сфере связанные с кредитами и иными финансовыми услугами.

Указанный выше перечень можно продолжать бесконечно. Причина в том, что в ст. 159 УК РФ слишком поверхностно рассматривается вопрос мошенничества и нет точного определения этого термина. Следовательно, под эту категорию подпадают многие преступные деяния.

Ложное обвинение

Заявитель обязан подкреплять слова доказательствами. В ином случае уже он может стать жертвой преследования со стороны правоохранительных органов. Такая ситуация возможна в следующих случаях:

  1. Голословное, то есть не подкрепленное доказательствами обвинение со стороны другого человека. Обвинитель не понимает сути преступления и при этом обращается в правоохранительные органы по первому (в том числе надуманному) поводу.
  2. Специальный наговор. В таком случае обвинитель ставит первостепенной задачей обвинить другого субъекта в преступлении, которое тот не совершал. Конечная цель заключается в том, чтобы ухудшить репутацию другого человека или даже посадить его в тюрьму. Такие действия считаются преступлением.
  3. Обвинитель не обвиняет заявителя, но при этом просит проверить, имеется ли факт совершения преступного деяния.

В ст. 159 УК РФ предусмотрено много ситуаций, когда партнеры обвиняют друг друга в противоправном поведении для вытеснения с рынка. При этом они предлагают проверить деятельность контрагента и озвучивают заведомо поддельное доказательство вины. Такие ситуации нередко случаются в бизнес-сфере.

Похожие ситуации возможны и в случае со страховщиками, которые не желают выплачивать деньги в полном объеме. Для этого они заявляют о факте мошенничества со стороны страхователя. Они утверждают, что автовладелец специально попал в ДТП или создал условия для страхового случая и получения выплат.

Что делать в случае обвинения

Люди часто не представляют, что делать, и куда обращаться, если их обвиняют в мошенничестве. Их вводит в ступор ситуация, когда знакомый человек вдруг заявляет о противоправных действиях, которых на практике могло и не быть. Он обращается в полицию и рассказывает о попытке завладения имущества в корыстных целях во время доверительных отношений.

Если вас пытаются привлечь к ответственности по ст. 159 УК РФ, необходимо срочно идти к юристу и просить у него защиты. Попытки предпринять шаги по «усмирению» заявителя не дают результата. Если другой человек решит обвинить в мошенничестве для получения какой-либо выгоды, он вряд ли заберет заявление о мошенничестве. Представители полиции обязаны среагировать и открыть дело.

Важно учесть, что на начальной стадии уголовного дела обвиняемая сторона вправе рассчитывать на помощь адвоката. Это правило действует всегда и не зависит от преступного деяния. Но здесь имеется риск, что назначенный защитник не проявит необходимого рвения в защите интересов клиента. В таком случае может потребоваться помощь платного юриста по уголовным делам.

Полезные советы

Если на вас наваливаются обвинения в мошенничестве, следуйте простым советам:

  1. Откажитесь от участия в любых мероприятиях по расследованию дела без привлечения адвоката.
  2. Ни в коем случае не ставьте подпись ни в одном документе без совета с юристом.
  3. Не пытайтесь решить вопрос мирным путем с якобы потерпевшим, который подал заявление. Он может обернуть это против вас и обвинить в дополнительном давлении.
  4. Внимательно подойдите к сбору доказательной базы и ее передаче по требованию полиции. Важно учесть, что именно письменные документы лежат в основе любого дела.
  5. Слушайтесь адвоката и следуйте выработанной стратегии. Это актуально для всех этапов разбирательства.

При создании плана защиты важно доказать, что обвинение несет незаказной характер, а обвинитель заинтересован в привлечении якобы мошенника к ответственности. Для решения этого вопроса необходимо предъявить адвокату мельчайшие детали дела. Если у обвинителя на руках 100-процентная доказательная база, задача адвоката оказать максимальную помощь и минимизировать уровень ответственности.

Для решения задачи адвокат должен свести к минимуму реальный размер нанесенного ущерба для переквалификации дела на менее тяжкий состав. Кроме того, если юристу удастся доказать минимальность ущерба (до 1000 рублей), дело могут переквалифицировать на административное правонарушение. Наказание по таким делам много меньше, чем уголовное преследование.

Чем поможет квалифицированный юрист

Эксперты рекомендуют обратиться к юристу в случае, когда из полиции приходит информация о факте поступления обвинения, выраженном в подаче заявления.

Если затянуть с ответом и действовать на более поздней стадии, решить вопрос будет трудно.

Правоохранительные органы отправляют уведомление только в том случае, если на руках имеется достаточная доказательная база для старта процесса по ст. 159 мошенничество.

Бездействовать не нужно, ведь в случае успеха обвинения можно получить крупный штраф или оказаться в тюрьме на срок до двух лет. При наличии отягчающих факторов срок заключения может быть еще выше.

Адвокатская помощь подразумевает конкретные меры, подразумевающие следующие шаги:

  1. Внимательное рассмотрение дела, изучение фактов и доказательств обвиняемого. Сразу проводится проверка действительности обвинения, имеет ли место фальсификация информации.
  2. Помощь в опровержении обвинения и составлении обжалования. Если это требуется, оформляется встречное исковое заявление в суд, формируется план защиты.
  3. Поддержка в сборе материалов для опровержения.
  4. Участие в судебных заседания, создание стратегии защиты против обвинения.

В процессе судебного разбирательства юрист остается все время с клиентом и выявляет факт обмана, если таковые имеются, доказывает невиновность клиента.

Читайте также:  Ошибки экспертизы – не повод забыть о страховой выплате

Итоги

Обвинение в мошенничестве несет серьезные риски. Вот почему нельзя оставаться в стороне и наблюдать за разрешением ситуации. Если своевременно не принять меры, можно оказаться за решеткой, и тогда уже никто не сможет спасти от крупного штрафа, принудительных работ или даже тюрьмы.

Помощь адвоката в защите от обвинений в мошенничестве

Получите бесплатную консультацию у наших ведущих адвокатов и юристов. Заполните форму ниже и наш специалист свяжется с Вами в ближайшее время.

(20

Как работодатели обманывают кандидатов

Сотрудник присвоил деньги работодателя и подал на него в суд: реальный случай в Москве

Варвара Гранкова

По просьбе «Ведомостей» исследовательская компания Online Market Intelligence (OMI) провела онлайн-опрос работников – пользователей интернета, сталкивались ли они с обманом на собеседованиях и в первые месяцы работы в компании и как реагировали на этот обман. Оказалось, что 76,8% респондентов сталкивались с обманом при найме и во время испытательного срока.

Основные разочарования ожидаемо оказались связаны с зарплатой. Из 15 865 респондентов, искавших работу в последние пять лет, более половины (54%) сказали, что в описании вакансии была указана зарплата выше, нежели они получили де-факто, еще 6,4% респондентов сообщили, что им не были выплачены обещанные комиссионные.

В х многие респонденты написали, что им предложили работать за меньшие деньги, чем было указано в вакансии, или что при найме им была обещана белая зарплата, а при оформлении оказалось, что зарплата серая.

Другие разочарования: кандидата пригласили на работу по официальному трудовому договору, а при оформлении предложили работать по гражданско-правовому договору, либо зарегистрироваться как ИП, либо работать неофициально.

В некоторых случаях работодатели требовали от кандидатов заплатить за инструктаж и обучение профессиональным навыкам, предлагали купить у компании какой-либо товар и пытались под видом трудоустройства вовлечь работника в сетевой маркетинг.

На втором месте после зарплатного обмана – ложь в описании трудовых обязанностей. Треть респондентов (36,2%) столкнулись с неверным описанием трудовых обязанностей – после трудоустройства объем работы оказался гораздо больше, чем обсуждалось при найме.

Кроме того, по данным совместного исследования «Ведомостей» и OMI, наниматели обманывали соискателей и в отношении условий труда (качества рабочего места и графика работы – об этом сообщили 24% респондентов), карьерных перспектив (21,6%), наличия комфортной рабочей среды и дружного коллектива (21,2%), соцпакета, бесплатных обедов, компенсации затрат на проезд и других льгот (11,4%). 

«Ведомости» попросили юристов и экспертов рынка труда назвать наиболее частые ошибки кандидатов на собеседовании и во время испытательного срока, которые позволяют работодателям их обманывать.

написали заявление в госорганы из-за обмана работодателя. А большинство соискателей (63,6%) ничего не предприняли

По словам Ксении Михайличенко, партнера московской коллегии адвокатов «Солдаткин, Зеленая и партнеры», в кризисном 2020 году большинство столкновений между соискателями и работодателями, а также между работниками и работодателями происходило именно из-за оплаты труда.

По ее наблюдениям, почти в половине случаев трудоустройства работодатели сначала указывали в вакансии одну сумму жалованья, а потом объясняли соискателю, что только треть будут платить ему как фиксированный оклад, а остальное – в качестве премии.

После трудоустройства премию либо вообще не платили, либо платили нерегулярно и начинающий работник в итоге получал зарплату втрое меньше изначально обещанной, говорит Михайличенко.

Нередко бывает и так, что работнику обещают сначала зарплату выше, а потом, когда он уже согласился на предложение, дают на подпись трудовой договор, в котором указан оклад на 15–20% ниже, рассказывает Мария Кравченко, региональный руководитель подбора постоянного и временного персонала в Поволжском федеральном округе и Центральном регионе кадровой компании ManpowerGroup. По ее наблюдениям, большинство кандидатов в таких случаях от работы не отказываются, но часть из них, устроившись, начинают искать новое место.

Очень распространенный вариант обмана – оплата испытательного срока по нижней планке возможной зарплаты на этой должности и немедленное увольнение после испытательного срока, говорит Олег Бабич, руководитель правового департамента Конфедерации труда России.

По его словам, в кризисном 2020 году в конфедерацию поступало много жалоб от работников, которым на собеседовании, например, говорили, что зарплатная вилка на их должности может составлять от 20 000 руб. до 50 000 руб., но на испытательном сроке им будут платить только 20 000 руб. в месяц.

А когда испытательный срок заканчивался, работодатель увольнял работника за несоответствие должности, а потом нанимал другого на испытательный срок на те же 20 000 руб. в месяц.

Соискатели забывают, что работодатели продают вакансии как любой другой товар, поэтому в описании может говориться все, что угодно: и о гарантированном карьерном росте, и о дружном коллективе, и о комфортном рабочем месте, замечает Кравченко. Она советует не соблазняться обещаниями и самостоятельно присматриваться к потенциальному работодателю на собеседовании.

Нередко бывает, что указан график работы с 9 утра до 6 вечера, но на деле работник сидит в офисе столько, сколько сидит его начальник, или же кандидату обещают работу недалеко от дома, а потом выясняется, что он должен ездить из Москвы в Подмосковье, рассказывает Михайличенко.

По ее мнению, чтобы избежать таких неприятностей, достаточно внимательно прочитать трудовой договор перед подписанием. Однако многие верят тому, что написано в предложении о работе (job offer), и потом не читают внимательно трудовой договор, замечает юрист.

Но с точки зрения закона, продолжает она, предложение о работе всего лишь переписка с работодателем, которая для суда значения не имеет. Суд руководствуется тем, что написано в трудовом договоре.

А обещания карьерного роста или дружного коллектива нигде не фиксируются, говорит Михайличенко. Несоблюдение этих обещаний невозможно доказать юридически.

В западных компаниях во внутренних документах часто описывается карьерный путь того или иного сотрудника, и, если сотрудник не растет по службе согласно своему карьерному пути, он может пожаловаться начальству и обсудить ситуацию.

Но пойти с такой претензией в суд невозможно, отмечает Михайличенко.

От невыполненных обещаний во время пандемии пострадали не только простые сотрудники, но и топ-менеджеры.

Юлия Забазарных, партнер Kontakt Intersearch Russia, вспоминает случай, когда крупная компания наняла кандидата на позицию гендиректора и сначала дала ему должность и. о. гендиректора с ограниченными полномочиями, но с гендиректорской зарплатой.

Компания обещала через полгода перевести топ-менеджера в статус действующего гендиректора, но не выполнила обещания, менеджер по-прежнему остается исполняющим обязанности.

В январе 2021 г. сервис «Работа.ру» провел похожее исследование, опросив 3500 работников. По данным «Работа.

ру», с неправдивой информацией о карьерных перспективах сталкивались 17% сотрудников российских компаний, а с приукрашиванием информации о дружном коллективе – 11%.

Еще 9% встречались с ложью по поводу социального пакета, а 4% – по поводу места работы. С недобросовестными нанимателями, по данным «Работа.ру», сталкивались 89% россиян.

Совместное исследование «Ведомостей» и OMI показало, что кандидаты не сразу осознают, что их обманули. Только 11,7% соискателей еще до собеседования поняли, что их обманывают. Более трети (36,6%) догадались, что наниматель говорит неправду, во время собеседования, а почти половина обманутых осознала это еще позже: 21,2% – когда оформлялись на работу, а 25,6% – во время испытательного срока.

Что люди предприняли, когда поняли, что их обманули? По данным опроса, 7,2% сразу отказались от вакансии, хотя их пригласили на работу; 60,8% ушли из компании после трудоустройства, так как их не устроили условия работы. 22,9% респондентов тем не менее продолжили работать, хотя их отношение к работодателю ухудшилось. А 6,2% не придали факту обмана никакого значения и продолжили работать в компании.

Часть ушедших постаралась громко хлопнуть дверью. Почти в каждом третьем случае недовольство кандидатов, отказавшихся работать в компании из-за обмана, вырвалось за пределы компании.

28,5% из 10 125 респондентов, столкнувшихся с обманом во время собеседования или испытательного срока и отказавшихся от места, оставили негативные отзывы о своем несостоявшемся нанимателе в интернете, а 2,5% написали заявление в госорганы.

Хотя большинство (63,6%) ничего не предприняли после отказа.

В х респонденты писали, что пытались поговорить с начальством, указывали на несоответствие информации в вакансии действительности, рассказывали о недобросовестности нанимателя друзьям и знакомым и рекомендовали им не обращаться никогда в эту компанию.

Другие пожаловались на вакансию на площадке размещения, рассказали инспектору в центре занятости, который выдал направление на эту работу, сообщили о нарушениях в центр занятости населения. Одна респондентка написала, что угрозой обращения в трудовую инспекции добилась обещанного в вакансии.

Другой респондент рассказал, что подал иск в суд.

Что надо предпринимать, если сотрудник подал на вашу компанию в суд

Штат

Времена, когда сотрудник чувствовал себя слабой и уязвимой стороной в трудовых отношениях, кажется, канули в Лету. Иски работников против работодателей скорее говорят о том, что работодателю надо опасаться все нарастающего экстремизма подчиненных — наподобие потребительского. Как компаниям защитить себя от потока судебных разбирательств? И что делать, если сотрудник все же подал в суд?

Происки сотрудников

Приходилось ли вам встречаться с работниками, которые сами… не идут за зарплатой? Для клиента юридической фирмы Levant&Partners такой “материально не заинтересованный” сотрудник в июле 2005 года стал настоящей головной болью: он подал иск в суд.

Уволившийся по собственному желанию человек не приехал за расчетом ни в день увольнения, ни спустя еще полтора месяца, когда экс-работодатель телефонным звонком напомнил сотруднику о невыплаченных деньгах. Сначала отдых на курорте, потом болезнь – эти причины не позволили ему добраться до офиса.

Вскоре уволилась бухгалтер, и уже сама компания забыла о долге перед бывшим подчиненным.

Каково же было удивление руководителей этой организации, когда в январе 2006 года они получили копию иска в суд, где человек требовал не только выплатить ему задолженность по заработной плате, но и проценты за задержку такой выплаты с момента увольнения по день вынесения судебного решения.

Иск был абсолютно законным: в статье 236 Трудового Кодекса РФ сказано, что в случае задержки работодатель обязан выплатить зарплату с процентами, а “обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя”.

Компания никак не смогла доказать, что работник сам не приходил за зарплатой, ведь письменно предложения явиться за деньгами никак не фиксировались. Итог истории был предсказуем: суд вынес решение в пользу бывшего работника.

Читайте также:  Что делать, если от юриста требуют автоматизации?

Будь работодатель чуть внимательнее к “кадровым мелочам”, компании удалось бы избежать судебных страниц в своей биографии. “Начинать нужно с превентивных мер — не допускать грубых нарушений прав персонала.

Во-первых, вовремя выплачивать зарплату и премию, не перегибать палку со сверхурочными, — говорит Марина Рыжкова, советник юридической фирмы SALANS. – А во-вторых, поддерживать спокойную атмосферу, чтобы избежать личностных конфликтов”. Ведь чаще именно человеческая неприязнь подталкивает подчиненного обратиться с иском в суд.

Кстати, по оценкам юристов, в 9 из 10 трудовых споров именно работники обращаются к Фемиде. И выигрывают более 70% дел.

Как снизить этот “процент успешности”? Сегодня, отмечает Валерий Нарежный, управляющий партнер Levant&Partners, работодатели все чаще убеждаются, что деньги, израсходованные на трудовое право и на оформление трудовых отношений (детальную проработку трудовых договоров, подготовку должностных инструкций и т.п.

) являются не столько тратами, сколько экономией по сравнению с тем, что можно потерять, допустив ошибки. Зарплаты перестают быть частью теневой жизни компании, и те суммы компенсаций, которые сотрудник может отсудить, достаточно велики и сравнимы с гонорарами высокооплачиваемых юристов.

Но уж лучше заплатить юристам, чем шантажистам.

Прогнозируем потери

Агрессивно настроенные сотрудники могут одновременно угрожать иском в суд, жалобой в госинспекцию труда и прокуратуру, а также письмом депутату. Такие случаи нередки, когда работодатель решает расстаться со своим нерадивым подчиненным, который лишь изображает бурную деятельность на рабочем месте.

Избавиться по закону от такого “работника” довольно сложно. За “полюбовное расставание” сотрудник может попросить выплатить и годовую зарплату, и компенсацию за три года. А когда работодатель отказывается, в ход идут методы шантажиста: от уже перечисленных угроз до раскрытия коммерческих тайн конкурентам.

Эксперты, опрошенные журналом “Штат”, рекомендуют рассматривать проблему с финансовой точки зрения: что дешевле – судиться или дать шантажисту отступные? Но, единожды последовав по второму пути, работодатель создает прецедент: компанию можно “доить”.

В практике SALANS не единичны случаи, когда клиент, заплатив большую сумму финансовому директору, или главбуху, или другому сотруднику, вскоре сталкивался с шантажистом номер два.

Перед работодателем встает очередная дилемма: платить ли второму (а тогда уже жалко денег, потраченных на первого) или тратиться на юристов в ожидании иска со стороны подчиненного. “И здесь фирма должна решить, поддается ли она на шантаж или решает с ним бороться, — считает Марина Рыжкова.

– Это бизнес-решение, и принимать его работодателю придется самостоятельно”. К слову, платят второму любителю легких денег только 20% работодателей, если анализировать известные SALANS случаи, а их несколько десятков.

“Часто мы сталкиваемся с тем, что работодатель не придает должного значения важности правильного оформления трудовой документации, считая, что на трудовые вопросы не стоит тратить больших средств”, — говорит Ольга Анисимова, партнер международной юридической фирмы “Оррик (СНГ) ЛЛС”, в прошлом судья, рассмотревшая большое число трудовых споров. Миф о простоте трудовых вопросов развеивается после первого же судебного процесса. Тогда-то работодатель и задает себе вопрос: “Быть может, превентивные меры окажутся более действенными? И лучше привлечь юристов для того, чтобы привести кадровую работу в порядок, не ожидая очередного трудового конфликта?”

Во-первых, всегда полезно провести аудит кадровой работы — проверить состояние трудовой документации в компании, наличие положения об аттестации и других локальных нормативных актов, требуемых ТК РФ и т.д.

Во-вторых, если работодатель планирует конкретное увольнение, юриста стоит привлекать сразу – чтобы подготовить все необходимые приказы, распоряжения, акты.

Если увольнение будет обжаловано, ему будет легче обосновать в суде ту правовую позицию, которую он сам создал.

Игра по правилам

Уволить сотрудника по инициативе работодателя не так-то просто. Особенно сложно расторгнуть трудовой договор с человеком, некачественно выполняющим свои обязанности – пусть даже он вовремя является на работу и не нарушает трудовую дисциплину.

Ольга АНИСИМОВА вспоминает недавний случай из своей практики. Инофирма уволила российского сотрудника, занимавшего должность экономиста, в связи с его недостаточной квалификацией.

Для директора было очевидно, что, несмотря на опыт и наличие диплома о высшем образовании, специалист не справляется со своими обязанностями.

Однако, будучи иностранцем, руководитель не знал всех тонкостей российской процедуры “расставания” и легко подписал приказ об увольнении – с полной уверенностью в том, что вполне достаточно его отрицательного мнения о профессиональных качествах подчиненного.

К сожалению, директор компании вовремя не воспользовался советами юристов, в противном случае он поручил бы им собрать всю доказательственную базу, как того требует ТК РФ, и уволить сотрудника по результатам аттестации – в связи с несоответствием занимаемой должности. Отступление от правил привело к негативным последствиям.

Уволенный по желанию руководителя человек обратился в суд и, спустя целых три года, выиграл дело. Компанию обязали заплатить восстановленному в должности сотруднику заработную плату за время вынужденного прогула, а также возместить моральный ущерб и расходы юриста.

Все это вылилось в значительную сумму, поскольку заработная плата сотрудника составляла несколько тысяч долларов США.

“Не принимайте скоропалительного решения об увольнении, находясь во власти отрицательных эмоций, вызванных плохой работой вашего сотрудника, — предостерегает Ольга АНИСИМОВА.

— Если же так случилось, что вы неправильно уволили сотрудника, не ожидайте решения суда, а восстановите работника добровольно и уже затем повторите процедуру увольнения с соблюдением всех требований закона”.

Избрав такую тактику, компания сэкономит деньги, и, главное, не уронит своей деловой репутации.

Экспаты на тропе войны

11 статья ТК РФ гласит: трудовые отношения, возникающие между иностранной фирмой и иностранным гражданином, регулируются российским законодательством. Такова прямая трактовка законодательства.

Но авторитетные специалисты говорят, что, если договор был заключен в Нью-Йорке, а человек трудится в Москве, то вероятные претензии экспата все равно можно рассматривать с точки зрения иностранного права.

Например, в том случае, если его уволили, ссылаясь на трудовое законодательство США.

Вероятно, из-за этих законодательных тонкостей компании особенно боятся юридических дрязг с иностранными сотрудниками.

И если с российскими менеджерами среднего звена компании нередко судятся из принципа, то с топ-менеджерами и особенно экспатами чаще предпочитают идти на мировую. Причин тут несколько.

Первая из них – существенная финансовая брешь, которую решение суда, принятое в пользу истца, может пробить в бюджете компании. Ведь управленец, выиграв дело, сможет рассчитывать на очень большую компенсацию.

Вторая – это широкая огласка в средствах массовой информации, урон имиджу компании как работодателя. А третья – перспектива того, что компании, быть может, придется судиться как на территории России, так и на родине экспата (или в стране, где он заключил первичный трудовой договор).

Марина Рыжкова поясняет: “Есть понятие dual employment, или двойная занятость. Формально экспат продолжает оставаться связанным трудовым договором с материнской компанией, которая и отправила его на работу в Россию.

Управленец не спешит разрывать свои отношения с “родным” работодателем: так как это чревато потерей социальных льгот, пенсионных отчислений и т.д.

Но и с новым работодателем – дочерней компанией в России – тоже заключен трудовой договор, иначе человек не получит разрешение на работу”. Причем в основном договоре написано, что сотрудник с такой-то даты будет работать для дочерней компании на территории РФ.

Но в случае претензий он вправе спорить в суде как с одним, так и с другим юридическим лицом. И, как знать, выступив с одной и той же претензией, человек может выиграть оба иска.

Что написано пером

Трудовой договор можно уместить и на одной странице, подчеркивает Марина Рыжкова. Важно помнить, что внести какие-либо изменения в договор сложно, а вот в локальный нормативный акт – гораздо легче.

Поэтому правила о премировании, распорядке рабочего дня и так далее лучше закрепить в последнем документе.

Несравнимо проще изменить один акт и ознакомить с ним весь штат, чем вносить коррективы в тысячу трудовых договоров.

В трудовом договоре или локальном нормативном акте крайне желательно зафиксировать, что, к примеру, вся оргтехника используется исключительно в служебных целях, а рабочая почта может просматриваться работодателем и должна использоваться только для деловой переписки.

Все это можно отнести к мерам, защищающим работодателя от претензий со стороны персонала. К примеру, если руководитель не доволен секретарем, копирующим учебники с помощью служебного копира, то он, не раз поймав “с поличным”, вправе его уволить.

И при этом может не опасаться, что сотрудник (или сотрудница) будет восстановлен на работе — ведь она была предупреждена, что не имеет права использовать служебную технику в личных целях.

Борцы за справедливость

“Надо отметить, что в суд по трудовым делам у нас ходит определенная категория людей, — говорит Ольга Анисимова. – Может, мой взгляд слишком консервативен, но обычные люди умеют решать свои вопросы и вне его стен”.

Практика юридических компаний говорит о том, что чаще истцами становятся все же недобросовестные работники, склонные искать причины своих рабочих проблем исключительно в плохом начальнике или худших, чем у коллег, условиях работы, а не в себе.

Кроме этого, среди истцов встречаются откровенные мошенники, которые, судясь с работодателем и выигрывая дело, требуют компенсации расходов на адвоката: имеют на это право.

Схема махинации такова: адвокат истца – его хороший знакомый, и ему ничего не стоит написать расписку, что гонорар составил, скажем, $20 тысяч. Теоретически эти расходы обязана компенсировать проигравшая сторона.

“Но на практике суд все же исходит из критериев разумного, — поясняет Марина Рыжкова, — то есть среднего гонорара адвоката, причем государственного”.

Любители обращаться в суд, как правило, в период процесса не работают, а все время посвящают доказательству того, что их лишили возможности трудиться, и “восстановлению справедливости”.

По опыту SALANS, редкий работник, восстановленный в должности по решению суда, сразу же пишет заявление об уходе.

Эти люди, получив компенсацию за вынужденные прогулы и моральный ущерб, теперь претендуют на отступные, которые им предложит работодатель за удовольствие, наконец, расстаться с работником. Какому руководителю хочется видеть среди своих подчиненных априори конфликтного человека?

“Этих людей не всегда заметишь во время собеседований, — резюмирует Ольга АНИСИМОВА. – Но на работе их качества быстро проявляются”.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *