Психологический контакт в процессуальном общении юриста

Для решения трудных задач в общении нужна не просто близость тел двух людей, но близость их душ — целей, мыслей, чувств, намерений. Именно это имеют в виду, когда говорят о психологической близости, психологическом контакте, взаимопонимании, взаимном доверии.

Психологический контакт — это проявление работником правоохраны и гражданином взаимного понимания и уважения целей, интересов, доводов, предложений, приводящее к взаимному доверию и содействию друг другу при решении профессиональной задачи юристом. Иначе говоря, это профессионально-психологический контакт.

Чаще всего психологический контакт и возникающие на его основе доверительные отношения локальны, имеют узкую зону развития, иногда похожую на ниточку, чем-то связывающую двух людей. Это не всеобъемлющее доверие, а ограниченное какой-то информацией, договоренностью по какому-то вопросу.

Чаще всего оно бывает временным, не выходящим за рамки части выполняемого юристом профессионального действия и ситуации. Это определенный, как говорят ныне, консенсус — договоренность, согласие и очень редко безграничное доверие, какое бывает при дружбе. Однако и установление такого парциального, разового контакта очень важно.

Найти «ниточку», «потянуть за нее» — это нередко начало крупного успеха.

  • Основные психологические условия установления психологического контакта обусловлены тем, что, как правило, надо не искать «золотой ключик», не рассчитывать на авось, а фундаментально, комплексно подходить к его установлению. Существует по меньшей мере пять групп психологических факторов, образующих в комплексе условия установления психологического контакта:
  • • психологическая значимость, трудность, объективная или субъективная, оценивая опасность того дела, проблемы, по поводу или в контексте которых ведется общение и юристом делается попытка установить психологический контакт;
  • • психология гражданина, занятая им позиция, избранная линия и тактика поведения, психические состояния;
  • • психологические особенности обстановки, в которой осуществляется общение;
  • • психология юриста;
  • •психологическая эффективность применяемых юристом приемов общения и установления контакта.

Правило создания благоприятных условий для установления контакта и учета психологии граждан дублирует все то, что уже сказано выше об общении. Только реализация его делается абсолютно обязательной и максимально правильной.

Правило самопрезентации личности юристом и справедливо благожелательного отношения к гражданину. Никто добровольно не будет искренен и доверителен с человеком, который выглядит не заслуживающим этого.

В ряде случаев юристу целесообразно позаботиться о том, чтобы до вызываемого гражданина заблаговременно была доведена информация о его личности, качествах, квалификации, отношениях к проблемам, беспокоящим граждан. Сильно, как уже отмечено, первое впечатление, и оно имеется и у гражданин о юристе.

В процессе общения разумно его последовательно и настойчиво улучшать, укрепляя представление о себе как о человеке, которому можно довериться, надо довериться, чтобы решить свою проблему.

Для этого нужны: внешне выраженное внимание, понимание, сочувствие к гражданину, к беспокоящим его вопросам, к поиску выхода из трудного положения, в которое он попал; ясно выраженная готовность помочь; напоминание о том, что только он, юрист, может помочь гражданину; упорно выражать убеждение, что только доверившись юристу, гражданин сможет решить свои проблемы, и иного выхода нет.

При общении с лицами, принадлежащими к преступному миру, можно значительно повысить свой авторитет, продемонстрировав глубокое знание татуировок, «блатной» речи, воровских обычаев и традиции, субкультуры преступной среды и т.п.

Прием нейтрализации психологических барьеров ориентирован на устранение или ослабление опасений, настороженности, недоверия, враждебности, которые мешают установлению контакта, которые особенно сильны при общении граждан с представителем правоохранительного органа.

Опять-таки это зависит от строгого, умелого и последовательного выполнения юристом общих правил общения.

Кроме того, надо явно демонстрировать свою объективность, отсутствие «обвинительного уклона», зачитывать соответствующие статьи кодексов, обязывающих юриста к поиску истины, указывать на обстоятельства, которые могут помочь решить вопрос в его пользу, либо носить характер смягчающих, предлагать совместно искать их.

Хорошо, когда юристу удается предварительно оказать какую-то посильную и отвечающую нормам права помощь гражданину (в решении какого-то служебного, квартирного вопроса, в получении паспорта, иного документа или материальной помощи, положенной по закону, юридическом консультировании и пр.). В этом случае гражданин психологически испытывает собственную обязанность, перед юристом ответить добром на добро.

Психологический контакт в процессуальном общении юриста

Правило накопления согласий — хорошо известный и успешно применяемый способ (прием). Он заключается в изначальной постановке таких вопросов собеседнику, на которые он естественным образом отвечает «да». Учитывается такая «психологика», свойственная людям:

1) если человек изначально ответил «нет», то сказать потом «да» ему психологически трудно;

2) если человек несколько раз подряд сказал «да», то у него возникает хотя и слабая, но реальная, как говорят, фиксированная психологическая установка продолжить тенденцию согласий и сказать «да» в очередной раз.

Тактика применения приема заключается в том, чтобы начинать с простых, безобидных, «нейтральных» вопросов, которые не вызывают тревоги и на которые, кроме «да», никак ответить нельзя.

Постепенно вопросы усложнять, приближаясь к сути обсуждаемой проблемы, начинать касаться «болезненных» точек, но для начала все же не главных.

Тактика установления психологических контактов в юридической деятельности

Любой вид допроса — свидетеля, подозреваемого, обвиняемого — начинается с установления психологического контакта, то есть такого расположения к общению, которое может привести к наиболее эффективным результатам.

Психологический контакт в своеобразной форме общения, которая имеет место в судопроизводстве, обусловливает получение доказательственной информации, способствующей установлению объективной истины, высокую культуру судопроизводства, отражающего демократические принципы последнего.

Психологический контакт присущ всем формам деятельности, связанной с получением вербальной информации при дознании, предварительном расследовании, судебном разбирательстве.

Понятие “психологический контакт” предполагает, как это видно из его наименования, определенное воздействие на психику лиц, вступающих в общение.

Содержательная сторона контакта состоит в двухстороннем воздействии, с одной стороны, лица, которое обладает информацией и может ее предоставить либо отказаться от ее предоставления, в зависимости от ситуации следственного или судебного действия, в частности допроса.

Психологическое воздействие при установлении контакта может иметь различные формы и обусловлено рядом обстоятельств, среди которых необходимость установления контакта, его цель, приемы воздействия, использование эмоционального состояния лиц при общении и, наконец, желание предоставлять востребуемую информацию.

В криминалистической литературе понятие психологического контакта нередко ассоциируется только с односторонним воздействием со стороны следователя или судьи, однако это не так.

Несмотря на неравенство положений в позиции следователь — обвиняемый, судья — подсудимый, контакт всегда остается двухсторонним, так как стимулирует психологическое состояние обоих субъектов общения, и нередко в значительно большей степени зависит от лица, контакт с которым стимулируется различными приемами.

Установление психологического контакта предполагает изучение данных о личности допрашиваемого. Такими данными могут быть материалы уголовного дела, показания свидетелей

и обвиняемых, характеристики, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности. Анализ данных позволяет составить предположение о психологическом и социальном портрете лица, с которым предстоит общение. Это своего рода первая стадия подхода к общению.

Вторая стадия имеет место в процессе допроса, где следователь или судья получают непосредственное впечатление о личности допрашиваемого в ходе допроса.

Во всех случаях во время допроса следует создавать благоприятную атмосферу, располагающую допрашиваемого к общению, что предполагает стремление со стороны официального лица к устранению конфликтных ситуаций, к созданию у допрашиваемого заинтересованности в общении.

Достигается такая атмосфера достаточно сложно, так как перед следователем предстают различные лица — молодые, умудренные жизненным опытом, искренние и лживые, коммуникабельные и неконтактные, вежливые и грубые, а также лица, не желающие вступать в общение в силу различных эмоциональных либо иных состояний и намерений.

Все перечисленные позиции требуют от следователя и других лиц, осуществляющих допрос, своего рода перевоплощения в соответствии с ситуацией допроса и поведением лица, в отношении которого предпринимаются действия по установлению контакта, учета его типа темперамента, в целях правильного избрания темпа и тактики допроса.

В этом отношении следователь не должен демонстрировать возникающих у него негативных чувств в отношении убийцы, насильника, грабителя, банковского афериста. Поведение должно быть ровным, но не бесстрастным, так как именно эмоциональное расположение вызывает стремление к общению и контакту.

В тех случаях, когда допрашиваемый отвергает всякие попытки к установлению контакта, следователь обращается к темам, отличным от предмета допроса, вопросам о семейном положении, детях, работе, интересах допрашиваемого.

Это, как правило, снимает атмосферу напряженности, располагает лицо к общению. Не нужно заострять внимание на негативных выпадах допрашиваемого, следует игнорировать их, имея в виду состояние лица в ходе допроса, как агрессивное в отдельных случаях, так и депрессивное.

Читайте также:  Срок давности считается от даты поставки, а не окончания договора

При общении в ходе допроса чаще всего возникают барьеры, препятствующие общению, среди них наиболее важные — эмоциональный и информационный барьеры.

Их устранение предполагает объективность следователя и судьи, выражающуюся как в получении информации, обвиняющей лицо, так и оправдывающей, а также в выяснении причин преступления и их мотивов.

Устранение информационного или, ка^ он именуется смыслового барьера достигается четким формулированием вопросов допрашиваемому, уяснением понимания последним их смысла и значения, объяснения в необходимых случаях юридических и иных специальных терминов, которые могут иметь место при общении.

Надо отметить, что смысловой барьер является одним из сложных препятствий во время общения, так как допрашиваемый нередко находится в состоянии нервного напряжения, что не позволяет ему понять отдельные вопросы, а обвиняемому отдельные пункты обвинения и сущность тех доказательств, которыми оперирует следователь.

Так, в одном из допросов обвиняемого по делу об убийстве следователь, желая изобличить его в совершении преступления, заявил, что на убитом обнаружены микроследы (волокна) мохерового шарфа, совпадающие по своим родовым признакам с шарфом обвиняемого.

Оглашение заключения эксперта убедило обвиняемого в доказанности его участия в убийстве (ученые доказали), и он заявил, что “раз наука пришла к таким выводам, то она ошибаться не может”. Следователь расценил это заявление как признание обвиняемым своей вины, хотя впоследствии было доказано, что шарф, участвующий в биологическом, исследовании, принадлежал не обвиняемому, а другому человеку. Непонимание отдельных выражений обвиняемого извратило перспективу установления истины.

Установление психологического контакта, как отмечают некоторые авторы (В. Л. Васильев), является самостоятельной стадией допроса, самостоятельным его этапом. Это утверждение вызывает возражение, так как психологический контакт отмечается ситуативностью и динамизмом.

Ситуативность последнего состоит в том, что контакт устанавливается в зависимости от состояния общения (добровольное изложение фактов, интересующих органы расследования, конфликтная ситуация, связанная с ложью, запирательством, выдвижением новых версий, рассчитанных на затягивание расследования) и может иметь место либо игнорируется как следователем, так и допрашиваемым.

Уже по этой причине он не может быть причислен к этапу допроса, а представляет собой условие для проведения этого действия.

Динамизм контакта предполагает его пластичность, изменение в зависимости от позиций сторон в общении.

Психологический контакт не может быть жестко установленной схемой, по которой протекает общение, он может развиваться, а также может быть утраченным в связи с эмоциональным состоянием допрашиваемого, утратой доверия к следователю, желанием скрыть определенные обстоятельства, которые допрашиваемый полагает для себя наиболее важными, имеющими большое значение. Позиция установленного и продолжающегося контакта в процессе допроса, особенно подозреваемого и обвиняемого, встречается крайне редко. Контакт подвижен, и задача следователя поддерживать его во время допроса, так как такое эмоциональное состояние допрашиваемого позволяет верить следователю, а расположение к нему, как правило, влечет получение достоверных данных об обстоятельствах преступления. Страх, недоверие, представление о том, что допрашиваемого обманывают, мгновенно создает эмоциональный барьер, который впоследствии разрушить очень трудно. Поэтому при установлении психологического контакта нужно знать о его непрочности, вариантности, ситуационной обусловленности и избирательном воздействии на лиц с различным темпераментом и характером.

Целью установления психологического контакта является побуждение допрашиваемого к сообщению достоверной информации, даче правдивых показаний. Вместе с тем, по мнению авторов, исследующих проблемы тактики допроса, контакт выполняет несколько функций [41]. Так, Н. И.

Порубов к их числу относит: эвристическую функцию, смысл которой в активации мыслительной деятельности допрашиваемого в целях ее направления в необходимое русло; контролирующую функцию, состоящую в сопоставлении полученной на допросе информации с уже имеющимися данными; эмоциональную функцию, определяющую действие на допрашиваемого своей уверенностью в справедливости принимаемых решений; этическую функцию как умение следователя расположить к себе допрашиваемого с целью получения правдивых показаний.

Несомненно, что такие ролевые функции контакт выполняет, однако для их осуществления необходимы определенные приемы воздействия, так как установление контакта само по себе не происходит.

Общим правилом избрания приемов установления психологического контакта является их научность, допустимость и правомерность, то есть соответствие демократическим принципам судопроизводства, вариантность, ситуационная зависимость, эмоциональная направленность, отсутствие элементов скрытого и явного насилия. В этом плане наиболее приемлемыми будут приемы, обеспечивающие своего рода эмоциональное созвучие, то есть предрасположение к общению положительной направленности.

Перечислить все приемы воздействия с целью установления психологического контакта невозможно, так как они охватывают не только словесное воздействие, но и мимическое, позволяющее снять напряжение ободряющей улыбкой, повышенным вниманием к излагаемым обстоятельствам, сочувствие и понимание тяжести положения обвиняемого или подозреваемого, угнетенное состояние последнего.

В криминалистической литературе высказаны различные точки зрения относительно тактических приемов установления психологического контакта.

Так, А.В. Дулов предлагает следующие приемы: 1) возбуждение интереса допрашиваемого к предстоящему допросу; 2) возбуждение интереса к допрашиваемому; 3) обращение к закону, разъяснение значимости требуемой информации, ознакомление с обстоятельствами, смягчающими вину, и т.п. [42]. Следует отметить слишком общий характер предлагаемых приемов, отсутствие в них необходимой конкретизации.

Более полный перечень приемов установления психологического контакта приводит Ф.В.

Глазырин, относя к ним следующие: 1) обращение к логическому мышлению допрашиваемого, заключающемуся в убеждении о неизбежности раскрытия преступления, установления тех или иных фактов; 2) возбуждение у допрашиваемого интереса к общению и его результатам — беседа на различные темы, сообщение об обнаруженных доказательствах, указание при допросах подозреваемого и обвиняемого на смягчающие их вину обстоятельства, как признание вины и др.; 3) возбуждение эмоционального состояния путем обращения к чувствам гордости, чести, стыда, раскаяния, сожаления. Такие приемы наиболее эффективны при отказе от показаний, при допросах лиц, находящихся в состоянии депрессии, апатии и др.; 4) воздействие положительными качествами личности следователя, судьи — вежливостью, справедливостью, доброжелательностью [43]. В этом случае попытки допрашивающего унизить, оскорбить, задеть самолюбие создают смысловой и эмоциональный барьер, а не созвучие, которое обычно кладут в основу психологического контакта.

В. Г.

Лукашевич, посвятивший проблеме общения основные свои работы, к приемам установления психологического контакта относит следующие: 1) создание надлежащей обстановки допроса; 2) допрос наедине; 3) корректное поведение следователя как представителя государства, выполняющего важные общественные функции; 4) демонстрация доброжелательности, непредвзятого отношения к допрашиваемому, возбуждающих интерес к следователю как партнеру по общению; 5) демонстрация умения выслушать до конца, не повышать голос; 6) проведение предварительной беседы на отвлеченную тему; 7) обращение к логическому мышлению допрашиваемого; 8) разъяснение целей и задач допроса; 9) создание обстановки, возбуждающей интерес к допросу и его результатам [44].

Приведенные тактические приемы по своему содержанию не всегда и не все отвечают требованиям, соответствующим понятию “тактический прием”, а означают условия, которые можно считать наиболее оптимальными при проведении допроса.

К таким условиям относится допрос наедине, создание надлежащей обстановки допроса, корректное поведение следователя. Эти условия, рассматриваемые как тактические приемы, не более чем обычные этические и организационные действия, сопровождающие допрос.

Они способствуют созданию необходимой обстановки для общения и не несут в себе тактическую нагрузку, как систему действий, направленных на получение определенного результата.

Представляет интерес подробная разработка тактических приемов установления психологического контакта, разработанная В. Ю. Шепитько и сформированная в две системы. Первая из них, способствующая адаптации к обстановке допроса и устранению нежелательных состояний психики допрашиваемого, и вторая, стимулирующая установку на необходимость общения.

Первая система включает следующие тактические приемы: 1) уточнение данных анкетно-биографического характера; 2) беседа на отвлеченную или интересующую тему, не относящуюся к предмету допроса; 3) демонстрация следователем осведомленности об обстоятельствах жизни допрашиваемого, его потребностях, интересах.

Следователю рекомендуется избирать тему для собеседования, так как последнее во многом изменяет психическое состояние допрашиваемого.

Система тактических приемов, стимулирующая установку на необходимость общения, включает следующие из них: 1) разъяснение важности сообщения правдивых показаний; 2) убеждение в необходимости оказания помощи органам расследования; 3) разъяснение сути последствий совершенного преступления или возможности их возникновения в будущем; 4) показ фотоснимков (предметов), связанных с совершенным преступлением и его последствиями; 5) использование положительной оценки личности допрашиваемого, ее отдельных качеств .

Во всех случаях использования приведенных тактических приемов, направленных на установление психологического контакта, одним из важных условий последнего является умение слушать лицо, находящееся в общении.

Ничто так не располагает человека, а в данном случае допрашиваемого, как то, что его слушают с вниманием и интересом. Элементы сопереживания, которые имеют место при слушании показаний, психологически воздействуют на допрашиваемого, активизируя его стремление к общению.

Читайте также:  О чем договорились Александр Абрамович и Илья Леонидович

Проявление интереса к показаниям является обстоятельством, располагающим допрашиваемого к следователю.

§ 4. Психологический контакт в следственной деятельности

§ 4. Психологический контакт в следственной деятельности.

Приемы правомерного психического воздействия на лиц, противодействующих следствию

В следственной практике особенно существенна подготовка следователя к общению с проходящими по делу лицами.

Предварительно знакомясь с личностными особенностями каждого проходящего по делу лица, особенностями его поведения, образа жизни, кругом потребностей и интересов, следователь прогнозирует не только свои действия, но и возможные реакции на них партнера по общению, предусматривает позиции этих лиц в отношении обстоятельств дела, существенных для расследования, разрабатывает стратегию и тактику разрешения следственных задач.

Общение следователя с обвиняемым (подозреваемым), потерпевшим и свидетелями в значительной мере формализовано, обусловлено процессуальными требованиями. Как у следователя, так и у каждого из этих лиц четко определено их правовое положение.

Межличностное общение в предварительном следствии не обычный двусторонний процесс, так как оно односторонне направляется властной инициативой следователя в рамках уголовно-процессуальных норм.

Присущая данному виду общения формализованность в значительной мере затрудняет, сковывает психическую активность проходящих по делу лиц и требует от следователя коммуникативной гибкости, применения специальных средств активизации общения.

Любое формально-ролевое общение имеет индивидуальный стиль, обеспечивающий его успех или неуспех. Психологически особенно значимы вступление следователя в общение, установление первичных коммуникативных контактов, определяющих в значительной мере их дальнейшее развитие[69].

Установление коммуникативного контакта обусловлено психическим состоянием контактирующих лиц, их психической взаимоадаптацией. Основа установления коммуникативного контакта — актуализация эмоционально значимого предмета общения, вызывающего психическую активность общающихся лиц.

Установление коммуникативного контакта — психологическая задача, осложняющаяся в предварительном следствии отрицательной установкой отдельных лиц в отношении представителей правосудия, ослабленностью, агрессивностью, скрытностью, подозрительностью.

В позиции отдельных следователей также могут преобладать отрицательные установки — крайне негативное отношение к антисоциальной личности обвиняемого или подозреваемого и связанные с этим высокомерие, надменность, чувство превосходства и т. п.

Профессиональным качеством следователя является его способность нейтрализовать, затормозить эмоционально-негативное отношение к обвиняемому (подозреваемому). При вступлении в общение с ним следователь должен адекватно отразить психическое состояние допрашиваемого, используя зондирующие коммуникативные действия нейтрального содержания.

При этом могут быть обнаружены два крайних вида психического состояния допрашиваемого — резко возбужденное эмоционально-отрицательное (гнев, возмущение и т. п.) и депрессивно-подавленное (печаль, тоска, уныние и т. п.).

Дальнейшее поведение следователя должно строиться с учетом этих состояний, дабы не усугубить отрицательное психическое состояние этих лиц.

Здесь могут повредить невнимательность, небрежность, суетливость, нервозность, подчеркнутая подозрительность, наигранная веселость или суровость.

Установлению коммуникативного контакта содействует все, что повышает уровень психической активности.

В большинстве случаев коммуникативный контакт в предварительном следствии создается на основе информации, способной вызвать повышенную ориентировочную реакцию.

Следует учитывать актуализированные потребности партнера по общению, его текущие доминанты, которые определяются не столько личностными или профессиональными интересами проходящего по делу лица, сколько проблемами, связанными с расследуемым событием.

У каждого обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего и свидетеля существуют свои животрепещущие проблемы, жгучие вопросы, концентрирующиеся вокруг расследуемого дела. Свои контакты со следователем они строят в плане отношений к событию преступления.

(И здесь неприемлемы расхожие рекомендации по части установления психологических контактов, которые предлагаются некоторыми юристами, занимающимися судебной психологией, когда с любителями шахмат предлагается устанавливать психологический контакт разговором о тонкостях ферзевого гамбита, а с рыболовом — об особенностях клева в осенне-зимний период.)

Задача следователя — с самого начала найти основу в имеющихся у данной личности положительных социальных связях, усилить эти связи, возбудить социально-положительные, гражданские мотивы поведения.

Общая стратегия поведения следователя состоит не в заигрывании с допрашиваемым лицом, не в нахождении каких-либо общих любительских интересов, а в достойном осуществлении следователем своей социально-гражданской роли, служебной обязанности.

Обвиняемый, подозреваемый, потерпевший и свидетели должны увидеть в следователе честного, принципиального, культурного, знающего свое дело человека, не унижающего их личного достоинства, не ущемляющего, а защищающего их гарантированные законом права.

Установление коммуникативного контакта — это прежде всего избежание всего того, что может его нарушить. Следователю противопоказаны примитивность, вульгарность, профессиональная некомпетентность и тем более грубость и психическое насилие в разнообразных формах проявления (угроза, шантаж, манипулирование ложной информацией, ущемление национальных и религиозных чувств и т. п.).

Вся система коммуникативных контактов должна строиться прежде всего на положительных качествах личности, справедливости и гуманном отношении к подследственному лицу. Наиболее значимый момент для установления контакта — доступное и убедительное разъяснение юридических прав и обязанностей данного участника уголовного дела.

Подследственные лица часто чувствуют себя беззащитными перед нависшей опасностью.

И следователь с самого начала должен выступать как защитник закона, прав обвиняемого, подозреваемого и других участвующих в деле лиц.

Особенно значимо для подследственного лица разъяснение следователем отдельных положений закона, раскрытие тех возможностей, которыми обвиняемый (подозреваемый) может воспользоваться в своем положении.

Следователь должен проявить себя не как преследующее лицо, а как человек, призванный помочь другому, пусть даже оступившемуся, человеку.

И это должно быть не показной, а внутренней позицией следователя. Поведение подследственного во многом зависит от поведения следователя.

И если следователь проявил внимание к подлинным нуждам зависимого от него человека, с ним всегда захотят установить контакт.

Особенно внимательного отношения требуют лица, лишенные свободы. Лишение свободы — сильнейший психологический фактор.

Ограниченная возможность действий, тяжелые нравственные переживания обостряют защитную доминанту, повышают избирательное отношение ко всем действиям официальных лиц, перестраивают всю ценностно-мотивационную и регуляционную сферу личности, повышают чувствительность к отдельным наиболее значимым воздействиям.

Особенно значима при этом первая встреча со следователем, которая должна соответствовать не только юридическим, но и нравственно-психологическим нормам. Прежде всего необходимо избежать конфликтного взаимодействия.

Для негативного отношения к обвиняемому и подозреваемому у следователя, особенно в начале расследования, нет никаких оснований — истина еще должна быть установлена. Но даже виновный и осужденный остается гражданином государства со всеми вытекающими отсюда правами, социальным статусом.

У следователя не должно быть негативной установки в отношении подследственных лиц, конфликтного взаимодействия с ними. Не существует глобальной конфликтности между следователем и подследственными лицами. Задача следователя — преодолеть даже временно возникшие конфликтные ситуации и в любом случае достигнуть цели расследования — установить истину по расследуемому событию.

Не всякое противодействие следствию является конфликтом, позиционной борьбой.

Противодействие правосудию чаще всего выражается в несостоятельных уловках преступника, для преодоления которых следствие располагает системой научно разработанных средств.

Длительные конфликты, борьба могут возникнуть только в практике малоквалифицированных следователей, не владеющих тактикой преодоления противодействия следствию.

Преодоление противодействия подследственного лица требует профессионализма, владения соответствующими правомерными психологизированными приемами. Эти приемы четко отличаются от приемов психического насилия. Законом запрещено вымогательство показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер.

К приемам психического насилия относятся подсказывающие и наводящие вопросы, угрозы, необоснованные обещания, манипуляция ложной информацией, использование низменных побуждений и т. п. Уголовно наказуемо физическое насилие над личностью[70].

Категорически недопустимы следственные действия в тактических целях (например, проведение очной ставки при отсутствии в показаниях существенных противоречий).

Преодолевая противодействие, следователь не ставит задачу сломить противодействующую личность, принизить ее, победить в борьбе с ней.

От средств и приемов неправомерного психического насилия, связанных с получением угодных следователю показаний, следует отличать правомерные приемы психического принуждения.

Эффективное применение средств и приемов психического принуждения — основа тактического мастерства следователя. Все уголовное судопроизводство основано на предусмотренных законом принудительных воздействиях по отношению к участникам уголовного дела.

Прием психического принуждения — воздействие на противодействующее следователю лицо путем создания такой ситуации, в которой обнаруживается скрываемая им информация вопреки его желанию.

Например, тактически целенаправленная система вопросов может выявить помимо желания допрашиваемого лица факты и детали, которые могут быть известны только лицу, причастному к совершению преступления.

Выше отмечалась необходимость опоры на положительные социальные связи и положительные качества противодействующего следователю лица.

Допустимо ли наряду с этим использование его отрицательных пикнических и нравственных качеств — эмоциональной неустойчивости, вспыльчивости, беспринципности, тщеславия, мстительности и т. п.

? Средство достижения истины допустимо, если лицо, дающее показания, остается свободным в выборе линии своего поведения. Таков критерий правомерности психического воздействия.

Читайте также:  Www.lawyercom.ru новый сервис: калькулятор расчета государственной пошлины

Встречаясь с упорным запирательством допрашиваемого, следователь использует жесткие приемы психического воздействия, но они не должны быть связаны с предвзятой позицией следователя. Следователь воздействует не на содержание показаний, а на мотивационную сферу допрашиваемого (путем разъяснения юридического значения имеющихся улик, особой системой их предъявления и т. п.).

Допустимы все приемы психического воздействия, основанные на эффекте блокировки возможных уклонений допрашиваемого лица от правдивых показаний, когда следователь, предвидя возможные уклонения, заранее блокирует их, демонстрирует их бесперспективность и тем самым побуждает к правдивым показаниям. Не прибегая к дезинформации, следователь может широко использовать возможность разноплановой трактовки подследственным лицом имеющейся в деле информации.

Каждый прием правомерного психического воздействия имеет свою сверхзадачу, которая решается подследственным лицом на основе имеющейся у него информации. Узловые вопросы, все наиболее значимое для него важно подать в момент его наибольшей психической активности, но с неожиданной стороны. При этом резко повышается значимость получаемой информации — происходит ее эмоциональная генерализация.

Психическим воздействием обладает последовательность вопросов следователя. В тех случаях, когда они ассоциируются с подлинными событиями, возникает впечатление широкой осведомленности следователя об этих событиях.

Но даже одиночные, имеющие самостоятельное значение вопросы должны быть всесторонне осмыслены следователем как фактор психического воздействия.

Разные редакции одного и того же по существу вопроса могут попасть на различную мотивационную почву подследственного лица.

Обвиняемый А. признал свое участие в групповом вооруженном нападении на Сбербанк и показал, что в совершении преступления участвовал Б., который это отрицал и требовал очной ставки с А. Будет ли А. на очной ставке говорить с Б.

как с одним из участников банды? Такой уверенности у следователя не было. Разрешение ситуации зависит от психологической гибкости следователя.

В данном случае следователь на очной ставке избежал вопроса: «Кто участвовал в нападении на Сбербанк?», заменив его другим: «Чем вы и Б. были вооружены при нападении на Сбербанк?»

Цель психического воздействия — преодоление установок на противодействие, убеждение противодействующего лица в необходимости правдивого поведения. Сущность психического воздействия в судопроизводстве состоит не в нагнетании страха и не в соблазнении подследственного лица необоснованными обещаниями, а в убеждении его действенными средствами в преимуществах достойного, честного поведения.

Для этого необходимо знать истинные мотивы запирательства, преодолевать сложившуюся негативную позицию личности, убеждать ее в нецелесообразности избранного поведения. При этом следователь воздействует на положительные качества личности. Унижение личности, выдвижение на передний план ее отрицательных качеств ведет к личностной конфронтации, уходу индивида от нежелательного для него общения.

Не сломить волю подследственного лица, а трансформировать злую волю в добрую — такова психологическая сверхзадача следователя в ситуациях противодействия.

Итак, все способы психического воздействия на проходящих по делу лиц должны быть правомерными. Использование каких бы то ни было приемов психического насилия противоправно.

  • Следователю необходимо знать четкую грань между правомерными и неправомерными приемами расследования: психическое воздействие правомерно, если оно не ограничивает свободу волеизъявления проходящего по делу лица, не направлено на вымогательство угодных следователю показаний.
  • Тактический прием психического воздействия на участвующее в уголовном деле лицо правомерен при условии, что он не должен:
  • • основываться на неосведомленности обвиняемого (подозреваемого) или иных лиц в правовых вопросах;
  • • унижать достоинство личности и ограничивать свободу ее волеизъявления;
  • • насильственно влиять на позицию виновного, побуждать его к признанию несуществующей вины, к оговору невиновных, к даче ложных показаний.
  • Следователь должен помнить, что гарантия прав личности в судопроизводстве — одновременно и гарантия достижения истины.
  • Каким арсеналом средств правомерного психического воздействия на лиц, противодействующих расследованию, располагает следователь?
  • Судебная психология рекомендует ряд приемов правомерного психического воздействия в ситуациях противодействия:
  • 1) ознакомление противодействующего лица с системой имеющихся доказательств, раскрытие их юридического значения, убеждение в бесполезности противодействия следователю; разъяснение преимуществ чистосердечного раскаяния;
  • 2) создание у подследственного лица субъективных представлений об объеме доказательств, оставление его в неведении относительно фактически имеющихся доказательств;
  • 3) исправление ошибочных представлений о неосведомленности следователя;
  • 4) создание условий для действий подследственного лица, ведущих к его разоблачению; временное попустительство уловкам, совокупность которых может иметь разоблачающее значение;
  • 5) система предъявления улик по возрастающей их значимости, внезапное предъявление наиболее значимых, изобличающих доказательств;
  • 6) совершение следователем действий, допускающих их многозначное толкование подследственным лицом;
  • 7) использование внезапности, дефицита времени и информации для продуманных контрдействий противодействующего лица;
  • 8) демонстрация возможностей объективного установления скрываемых обстоятельств независимо от показаний подследственного.
  • Большое психологическое воздействие на подследственного оказывает предъявление ему вещественных доказательств и раскрытие их разоблачающего значения, возможностей судебной экспертизы.

Следователь учитывает и использует эмоциональные реакции обвиняемого на те вещественные доказательства, которые значимы лишь для него и нейтральны сами по себе. Так, предъявление обуви и одежды убитого эмоционально значимо для виновного и нейтрально для невиновного.

Специфика и виды профессионального общения юриста. Психологические барьеры общения и приемы их устранения. Этапы установления психологического контакта юриста

Общение — процесс установления и развития контактов между людьми, порождаемый потребностями в совместной деятельности и включающий в себя обмен информацией, выработку единой стратегии взаимодействия, восприятие и понимание другого человека.

В более узком смысле, в контексте рассматриваемых проблем, общение является составной частью профессиональной деятельности юриста независимо от его специализации.

Говоря о профессиональном общении юристов, необходимо подчеркнуть еще одну важную особенность: оно нередко протекает в особом процессуальном режиме с соблюдением определенных, строго очерченных форм коммуникации, таких, например, как: прием заявлений у граждан; допрос в ходе предварительного следствия; допрос в суде при рассмотрении уголовных дел, допрос и получение соответствующих объяснений у лиц, участвующих в гражданском судопроизводстве; судебные прения сторон, обмен репликами, произнесение последнего слова подсудим; судебные прения, обмен репликами сторон в судебном заседании при рассмотрении гражданско-правовых споров. Особый вид и режим процесса профессиональной коммуникации предусмотрены законодателем и при вынесении приговора по уголовным делам, в ходе принятия решек гражданско-правовым спорам.

Говоря о профессиональном общении юриста, необходимо учитывать не только его процессуальные (допрос, очная ставка и т.д.

), но и непроцессуальные формы, в основе которых лежат принятые в обществе, в той или иной социальной среде правила речевого поведения, устойчивые этикетные формулы обращения, отражающие внешние проявления отношения любого человека к окружающим его людям, к различным социальным ценностям. В контексте подобных весьма распространенных случаев общения следует говорить о непроцессуальном общении юриста.

Барьеры общения — это психологические трудности, возникающие в процессе общения, служащие причиной конфликтов или препятствующие взаимопониманию и взаимодействию. Они могут быть связаны с характерами людей, их стремлениями, взглядами, речевыми особенностями, манерами общения.

  • Взяв за основу структуру общения (перцептивная, интерактивная и коммуникативная составляющие), можно соответственно классифицировать и барьеры общения.
  • 1. Барьеры восприятия и понимания:
  • — эстетический (внешнее впечатление крайне неблагоприятно);
  • — социальный (различия в социальном положении);
  • — барьер отрицательных эмоций (страха, гнева, обиды, раздражения, настроения, страдания, горя, стыда и вины, презрения, отвращения, брезгливости);
  • — барьер установки (срабатывают стереотипы или предварительно сформированные негативные установки по отношению к фирме, организации, вам лично);
  • — барьер психологической защиты (когда человек уверен в себе, у него есть комплексы и он выстраивает свое поведение с позиции обороны, самозащиты).
  • 2. Барьеры взаимодействия:
  • — барьер стилей общения;
  • — этический барьер (нравственная несовместимость деловых партнеров);
  • — мотивационный барьер (различие мотивов вступления в контакт);
  • — барьер техники и навыков общения;
  • — барьер характера.
  • 3. Барьер коммуникации:
  • — барьер речи;
  • — барьер слушания;
  • — барьер модальностей (различные репрезентативные системы);
  • — некомпетентность.

Психологический контакт –это целенаправленная, планируемая деятельность по созданию условий, обеспечивающих развитие общения в нужном направлении и достижение его целей.

Психологический контакт всегда имеет двухсторонний характер, представляет собой динамический, находящийся в развитии процесс, участники которого, воспринимая друг друга, обмениваясь информацией и оказывая психологическое воздействие друг на друга, постоянно корректируют свое поведение. Установление психологического контакта является необходимым условием успешного общения.

Взаимное оценивание.Процесс оценивания осуществляется на основе внешнего восприятия друг друга и формирование впечатления о личности человека. Результатом взаимного оценивания является формирование взаимной заинтересованности либо отсутствие заинтересованности. Взаимная заинтересованность,определяющая формирование мотивации вступления в общение.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *