Признание сделок взаимосвязанными. критерии практики в условиях законодательного вакуума

Действующее законодательство никак не трактует понятие «взаимосвязанная сделка», что дает широкие возможности для толкования термина корпоративными юристами и судами как угодно. Тем не менее взаимосвязанные сделки – это важный элемент гражданско-правовых взаимоотношений в обществе.

Только закон об акционерных обществах рассматривает термин и приравнивает его к понятию «крупная сделка». Это может быть не одна сделка, а несколько, направленных на приобретение или отчуждение имущества.

Стоимость сделки должна равняться 25% от балансовой стоимости отчуждаемого или приобретаемого имущества.

На практике юристы трактуют понятие «взаимосвязанные сделки» как договоры, объединенные единой целью. Суды также не имеют четкого понимания термина и в контексте каждого отдельного дела трактуют по-разному.

Признание сделок взаимосвязанными. Критерии практики в условиях законодательного вакуума

Толкование терминов

Связанные сделки – термин, не содержащийся ни в одном законодательном акте, тем не менее он упоминается во множестве судебных разбирательств. Поэтому определить связанную или несколько взаимосвязанных сделок можно только по косвенным признакам.

Если совпадают стороны договора, то это первый признак, который может подтверждать установление определенной цепочки подставных фирм. Но в итоге получать имущество может и истинный приобретатель.

Следует обращать внимание на срок и предмет сделки. Если недвижимость распродается по частям за определенный короткий промежуток времени, то это второе подтверждение связанной сделки. Цель сделки также может являться подтверждением взаимосвязи, тем более если она выходит за рамки стандартной деятельности конкретного предприятия. Теперь рассмотрим, кто принимает участие в такой сделке.

  • Выгодополучатель — это человек, юридическое лицо, которое является конечным получателем продаваемого имущества, даже если оно скрывалось за несколькими трастовыми договорами.
  • Единоличное лицо исполнительного органа. В контексте взаимосвязанных сделок такое лицо рассматривается как должность, на которую возложены функции по управлению определенного предприятия. Такому лицу может быть выдана доверенность на выполнение определенных функций, либо они могут подтверждаться в уставе. Главное, чтобы в документах было четко определено, какие контракты и на какие суммы может подписывать директор предприятия.

Признание сделок взаимосвязанными. Критерии практики в условиях законодательного вакуума

Практическое применение

Чтобы уйти от требований действующего законодательства, многие АО разбивают крупные сделки на несколько мелких.

Это выгодно, когда за сделками АО следит антимонопольный комитет и при заключении крупного договора обязательно требует его согласования.

Также можно укрыться от обязанности согласовывать сделку с собственниками предприятия, если руководитель может подписывать договоры только до определенной суммы.

Критерии, определяющие взаимосвязанную сделку

Если опираться на судебную практику, то можно сделать следующий вывод: судьи руководствуются определенными параметрами, чтобы сделать определенное заключение.

Единый субъективный состав

В данном контексте суд старается усмотреть взаимную связь между сделками и то, каким образом они влияют друг на друга. Предприятия, которые смогли доказать влияние конкретных договорных отношений друг на друга, выигрывали суды.

Судьи могут руководствоваться и субъективным составом сделок. Имеется в виду, что даже если есть возможность доказать полное отсутствие связи по договорам, если в итоге покупатель стал собственником определенного имущества, сделки признают взаимосвязанными.

Единая цель и направленность

Взаимосвязанные сделки с заинтересованностью в том, чтобы достичь единого результата, могут квалифицироваться как взаимосвязанные, но не во всех случаях.

Если заключаются договоры между разными контрагентами, но цель единая, и все договора порождают одинаковые права и обязанности, то взаимосвязь легко установить.

Если же сделки совершаются только между двумя сторонами, но каждая из них порождает разные права и обязанности, то такие отношения не могут быть взаимосвязанными.

Признание сделок взаимосвязанными. Критерии практики в условиях законодательного вакуума

Временные рамки

Этот критерий чаще всего учитывается при рассмотрении судебных дел. Суд принимает во внимание, были ли все сделки заключены одновременно либо с определенным интервалом.

Считается, что максимальный срок взаимосвязанных сделок – это один финансовый год.

Естественно, если удастся доказать, что каждая из сделок стала результатом самостоятельных прав и обязанностей, то ни о какой взаимосвязи не будет и речи.

Временные рамки никогда не рассматриваются без установления факта единой направленности и целей сделок.

Как применяются выявленные критерии

  • Появляется проблема, когда само предприятие выявило все признаки взаимосвязи между сделками. В этой ситуации рекомендуется следующее:
  • — создание локального документа под названием «Положение о крупных сделках и сделках с заинтересованностью»;
  • — утверждение Положения уполномоченным на то органом, к примеру, советом директоров или общим собранием акционеров.

Одобрение взаимосвязанных сделок должно проводиться отдельным протоколом.

Положение и протоколы призваны систематизировать и квалифицировать крупные и связанные между собой сделки и определить те хозяйственные отношения, которые не подлежат одобрению управленческими органами. Такие локальные документы позволят снизить риски оспаривания сделок в суде.

В Положении следует обязательно подробно описать признаки взаимосвязанных сделок.

Одобрение взаимозависимых сделок с заинтересованностью

Для контроля за действиями исполнительных органов и исключения варианта получения личной выгоды необходимо получение решения об одобрении взаимосвязанных сделок со стороны управляющего органа и собрания акционеров.

Одобрение должно обязательно предшествовать самой сделке. В то же время, если сделка была проведена, и только потом было получено одобрение, то признать ее недействительной только на этом основании невозможно.

В момент заключения договора ведь никто не возражал.

Взаимосвязанные сделки

Признание сделок взаимосвязанными. Критерии практики в условиях законодательного вакуума

В чем же должна заключаться указанная взаимосвязь сделок для отнесения их к крупным: в сторонах сделок, времени их совершения, видах сделок, предмете сделок, цели совершения и т.д.?

Однозначное определение понятия «взаимосвязанные сделки» не может быть дано, поскольку различные критерии и подходы определения взаимосвязанности сделок носят субъективный характер. Поэтому только при рассмотрении конкретного дела суд может квалифицировать заключенные сделки как взаимосвязанные или нет.

Распространено мнение, что взаимосвязанными следует считать сделки, преследующие единую экономическую цель, т.е. когда общество могло бы совершить одну сделку, но при этом совершает несколько, фактически разъединяя одну сделку на части.

Так, например, несколько сделок, предметом которых являются составные части определенного имущественного комплекса, могут быть отнесены к взаимосвязанным.

Многие авторы соглашаются с такими признаками взаимосвязанных сделок, как однородность предметов сделки, одинаковость условий и периода их совершения.

  • Анализируя материалы судебной практики, можно выделить различные признаки взаимосвязанности сделок. Взаимосвязанными могут быть признаны в том числе сделки:
  • совершенные в отношении однородного (однотипного) имущества или технологически связанного имущества, используемого по единому назначению;
  • являющиеся основным обязательством и акцессорным;
  • однотипные по своему характеру (правовой природе);
  • заключенные с одним лицом или с его аффилированными лицами;
  • заключенные одновременно либо с незначительным временном разрывом.

При этом, безусловно, следует согласиться с выводами А.А. Маковской, «что ни один из выделяемых судами признаков не имеет абсолютного значения и может свидетельствовать о взаимосвязанности договоров только с учетом других обстоятельств дела, так как эти признаки имеют внешний характер, а взаимосвязанность — связь причинная, т.е. внутренняя».

Дискуссионным является мнение, что под взаимной связью сделок понимаются отношения зависимости одной сделки от другой, эта зависимость должна строиться на основе правовой связи сделок, например взаимозависимы основное обязательство и обязательство, обеспечивающее его исполнение. По нашему мнению, с точки зрения имущественного положения общества подобная связь не имеет значения для квалификации этих сделок как крупных, поскольку такие сделки не влияют на размер имущества, которое отчуждается или может быть отчуждено обществом.

Также спорным является такой признак взаимосвязанных сделок, как срок их заключения.

Сделки могут быть признаны взаимосвязанными, если они заключены одновременно (с незначительным разрывом во времени) или в течение определенного периода времени, например, полугода (шестимесячный срок предлагается использовать по аналогии с периодом, существующим в законодательстве о банкротстве, применительно к признанию недействительными сделок, совершенных должником в период до начала процедуры банкротства). В то же время есть мнения, что в течение непродолжительного срока общество может совершать ряд сделок одного вида, взаимосвязанными не являющихся.

Следует признать, что определение взаимосвязанности сделок исходя из времени их совершения носит субъективный характер и является исключительно предметом судебного усмотрения.

Интересным также является вопрос о квалификации сделок, заключаемых обществом с банком. Как правило, одновременно заключаются договор кредита и договор залога имущества общества в обеспечение получаемого кредита.

Следует ли рассматривать данные сделки как взаимосвязанные и рассчитывать размер крупной сделки как сумму сделок (сумма кредита плюс стоимость имущества, являющегося залогом)? В судебной практике договор залога и кредитный договор, заключенные акционерным обществом, не признаются взаимосвязанными сделками, поскольку «сумма обязательств по кредитному договору не может суммироваться с обязательствами по договору залога» . На практике суды при оспаривании подобных сделок рассматривают кредитный договор на приобретение сырья и материалов как сделку, совершенную в процессе обычной хозяйственной деятельности общества, что не требует его одобрения как крупной сделки, и отдельно анализируют условия договора залога на предмет его соответствия условиям крупной сделки для общества.

 Постановление ФАС Поволжского округа от 14 августа 2007 г. по делу N А12-17293/06 // СПС «КонсультантПлюс». См. также: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 7 июля 2008 г. по делу N А56-39359/2007 // СПС «КонсультантПлюс».

 Управляющий партнер юридической компании «Елоерс Груп»  Еланский Игорь.

Кто несет бремя доказывания наличия взаимосвязи, и ее влияние на стоимость сделки

Стенограмма выступления А. А. Косова на XV конференции, проведенной Комитетом АЕБ по таможне и транспорту, 14 марта 2019 года.

Читайте также:  Прокуратура обещает увеличение количества споров по выплате зарплат

В своем выступлении я хочу продолжить тему взаимосвязи. Надо сказать, что в этом плане законодательство практически не меняется. Нормы, которые действовали в 2006 году, не изменились и сейчас. Они остались в том же ключе.

Однако изменяется правоприменительная практика.

Задачи по пополнению федерального бюджета поставлены, и таможенные органы более внимательно смотрят на разные аспекты, на разные элементы таможенной стоимости, которые позволили выполнять эти задачи. 

Мы видим, что тема о взаимосвязи влияния на стоимость сделки, которая всегда была актуальна, сейчас приобретает еще большую актуальность, так как и у таможенных, и у судебных органов появляется все больше опыта в этих вопросах, и, соответственно, достигается большая глубина вовлечения в конкретных случаях. 

Прежде чем перейти к правоприменительной практике, отмечу, что ряд незначительных изменений все же есть на уровне законодательства. Мы видим, что у нас несколько изменяется процедура. С 1 июля 2019 года вступит в силу Решение №160.

ДТС нужно будет заполнять, если есть взаимосвязь. Если ее нет, то мы не заполняем.

Будет ли это толковаться как заявление недостоверных сведений в случае, если потом окажется, что взаимосвязь есть, и нужно было заполнять ДТС? Посмотрим, что покажет время. 

По действующему законодательству нет требования при таможенном декларировании предоставлять документальные доказательства отсутствия взаимосвязи. Многие компании из-за этого уделяют недостаточное внимание данному вопросу.

В каких-то случаях полагаются на таможенного представителя, услуги которого используются, ссылаясь на то, что он профессионал, к нему обратились, он должен исследовать этот вопрос и заявить соответствующие сведения. Но по-прежнему многие компании не знают, что таможенный представитель заявляет в графе 7а ДТС.

Это выясняется уже тогда, когда начинаются проверки, когда таможенные органы предъявляют претензии, что является сюрпризом для декларанта. Несмотря на отсутствие такой обязанности, есть общее требование, и компания должна определиться, есть ли у нее эта взаимосвязь или нет.

Сложности в этом вопросе есть, не все критерии математически точны. Есть субъективная оценка, например, наличия косвенного контроля третьего лица в отношении продавца и покупателя (в чем он может выражаться и каким образом он может быть применим на практике). Обращу внимание на то, что немного изменилась норма.

Раньше в Соглашении 2008 года было написано, что этот контроль должен быть реален, то есть должны быть конкретные факты в применении и ограничении предписаний в отношении продавца и покупателя. Сейчас в Таможенном кодексе ЕАЭС есть возможность ограничивать. Это в соответствии с правилами ВТО.

Сейчас наше законодательство ближе к требованиям ВТО. Это говорит о том, что ситуации, в которых таможенный орган может сделать вывод о том, что взаимосвязь есть, будут увеличиваться.

Многие компании думают, что, если они получили документацию для налоговых целей, и там авторитетные консультанты написали, что взаимозависимости для налоговых целей нет, то это является некой индульгенцией, которая поможет и в таможне избежать «черной метки» наличия взаимосвязи. На самом деле это не так. В налоговом и таможенном законодательстве критерии разные. Это надо учитывать и оценивать наличие взаимосвязей для таможенных целей именно по таможенным правилам. 

Сделаю маленькую ремарку. Нашел развитие вопрос применения этих критериев для таможенной стоимости.

Мы обратили внимание, что в примечании к статье 15 Соглашения по применению Статьи 7 ГАТТ  есть небольшая оговорка, что эти критерии применяются к сделкам, заключенным между юридическими лицами, там, где это приемлемо.

Это говорит о том, что какие-то критерии к такой сделке между юридическими лицами в принципе не применимы. В частности, условия о факте родства, наличия семейных отношений. Такое разъяснение дало Министерство финансов. Это позволяет обратить больше внимания на проверку соблюдения этих критериев. 

Если мы должны принять решение о наличии или отсутствии взаимосвязи, то у многих компаний есть соблазн заявить о ее отсутствии, чтобы упростить себе жизнь при прохождении контроля таможенной стоимости. Соблазн заключается в том, что если нет взаимосвязи, то достаточно будет только подтвердить факт совершения сделки (контракт, инвойс), и этого должно быть достаточно.

В теории, наверное, так и есть. Многие годы судебная практика подтверждала, что если при отсутствии взаимосвязи предоставляются эти документы, то все хорошо. У многих компаний сложился такой миф, что даже если таможня предъявляет претензии, то можно пойти в суд и легко его выиграть и снять все проблемы.

Последняя судебная практика показывает, что этот вопрос не такой простой. Эта практика, в основном, складывается по следующему сюжету. Таможня говорит о том, что вы не взаимосвязаны и доказательства обратного у них нет. Однако видно, что у вас цена существенно ниже, чем стоимость идентичных, однородных товаров.

Таможня видит в этом некие условия и обстоятельства, которые повлияли на цену. Какая-то таможня может выявить, какая-то – нет. Если нет, то все равно этот аргумент высказывают, несмотря на то, что у нас есть ряд объяснений и от ФТС России и от Евразийской экономической комиссии.

Также Верховный суд написал, что если таможенный орган видит наличие каких-то условий и обстоятельств, то это должно быть что-то конкретное, это не может быть абстрактным. Мы видим, что данная позиция поддерживается Верховным судом и в настоящее время.

Я приведу два определения Верховного суда, которые были приняты в одно время (на самом деле их немного больше). Они показывают этот подход. В первом случае Верховный суд говорит, что таможня действительно увидела, что цена разная, но не было представлено конкретики, в чем именно видно наличие условий обстоятельств.

Поэтому, если нет доказательства обратного, то две независимые организации так договорились, и таможенное законодательство не позволяет скорректировать таможенную стоимость.

В другом случае Верховный суд говорит о том, что таможня не только увидела цену, которая существенно ниже, чем у идентичных, однородных товаров, но она еще и выявила, что иностранный поставщик закупил этот товар по цене, которая была больше той цены, по которой он продал этот товар. Кроме того, во внешнеторговом договоре предусмотрено условие по скидкам.

Скидки применены, но условия не подтверждены. При этом декларант ничего не рассказал о том, что произошло, какие обстоятельства сопутствовали этой сделке, почему так случилось, и в результате чего образовалась такая цена.

В этой ситуации, несмотря на то, что продавец и покупатель независимые, у таможни есть основания для того, чтобы корректировать стоимость.

Здесь мы видим общий вывод о том, что если компания считает, что она не взаимосвязана с продавцом, то это не говорит о том, что жизнь упрощается, ей достаточно иметь контракты, инвойсы и никаких претензий от таможни не будет. Верховный суд в Пленуме № 18 2016 года,  без привязки к сделкам между взаимосвязанными компаниями, дал посыл о том, что, если вы понимаете, что ваша цена ниже рыночной, то необходимо заранее получить документы, подтверждающие то, почему цена сформирована таким образом. Без этого вы будете находиться в зоне риска. Однако Верховный суд соблюдает определенный баланс. Он пишет о том, что ожидание по сбору таких доказательств должно быть разумным. Доказательства должны быть доступны для получения в условиях внешнеторгового оборота. От декларанта не требуется получать те документы, которые реально получить невозможно. 

Если компании заявили о том, что они не взаимосвязаны, а потом таможня выявляет, что некие условия взаимосвязи присутствуют, то здесь возникает очень тонкая ситуация. Часто таможни в таких случаях действуют на эмоциях и немного забывают про саму процедуру. Нужно получить обратную связь от декларанта, чтобы тот дал объяснение на новую выявленную информацию.

Зачастую таможня пропускает этот момент и сразу требует от декларанта предоставление доказательств отсутствия влияния взаимосвязи.

Если декларант на этапе таможенного декларирования последовательно не предоставит все документы, подтверждающие отсутствие взаимосвязи и то, что цена формировалась нормальными рыночными методами, то такая ситуация чревата тем, что потом будет проблематично эти доказательства предоставлять в суде. 

Если же такая проверка идет после выпуска товара, то сейчас по закону установлена новая процедура. Декларанту предоставляется возможность на этапе проверки предоставить возражения. На этом этапе очень важно представить эти доказательства. Если декларант по каким-то причинам не смог этого сделать, то в суде его ждет фиаско.

Если у вас была возможность представить доказательства на этапе проверки, то здесь это сделать уже нельзя. Это будет уже заведомо проигрышное дело. Во многих случаях, когда таможенник выявляет такие критерии взаимосвязи, то объяснения компании должны быть очень убедительными, чтобы в них поверил судья.

Судебная практика показывает, что даже если таможня предъявляет косвенные доказательства наличия такой взаимосвязи, а декларант не может представить убедительных объяснений, то суд больше будет склонен доверять таможне в таком случае. Однако есть и исключения, я приводил уже здесь пример.

В таких ситуациях линия защиты должна строиться больше через доказательство того, что никакого влияния взаимосвязь, даже если она и была, не могла оказать на цену товара. 

Переходя к «черной метке», о которой говорил коллега, надо сказать, что при таком развитии судебной и правоохранительной практики, заявлять отсутствие взаимосвязи это уже не спасение. Возможно, надо заявлять о наличии взаимосвязи и думать о том, что в этой ситуации делать для того, чтобы снять возможные сомнения и претензии со стороны таможенных органов и нормально декларироваться. 

Сам факт взаимосвязи не лишает вас возможности применить стоимость сделки для таможенной оценки. Закон не обязывает сразу предоставлять доказательства того, что взаимосвязь не повлияла на стоимость сделки.

Читайте также:  Реформа положений о верховенстве международного права: ничего ужасного, но и хорошего тоже ничего

Пока еще есть норма, говорящая, что такие доказательства предоставляются по желанию декларанта. Это важно. Однако по требованию таможенного органа декларант все равно должен предоставлять такие доказательства.

Если их не было на момент таможенного декларирования, то это значит, что вы этот вопрос не отработали и, по сути, заявили недостоверные сведения. 

С 1 июля 2019 года «по желанию» уже не будет. В графе 7в мы должны указать таможенную стоимость как одну из проверочных величин.

Если вы указываете, что не можете представить проверочную величину, ставите галочку и отвечаете «нет», то это не будет означать отказ от первого метода.

У нас отсутствие влияния взаимосвязи может быть подтверждено не только проверочными величинами, но и вторым способом, а именно представлением обстоятельств, сопутствующих совершению сделки. 

Что может быть на практике и что применяется? На мой взгляд, нежизнеспособные подходы, но многие таможенные представители по-прежнему их предлагают компаниям. Например, в качестве проверочной величины предлагают прайс-лист, который переделывают из инвойса. По сути, это филькина грамота.

Если предоставлять документы, то предоставлять действительно значимые документы. Если брокеры убеждают вас, что в этом нет ничего страшного, готовы подтвердить, что декларант заплатил только ту цену, которая указана в инвойсе и этого будет достаточно для темы взаимосвязи и отсутствия ее влияния на стоимость сделки, то это тоже миф.

Сложившаяся судебная практика говорит о том, что этого не достаточно. Речь не о том, что вы что-то не доплатили и есть какие-то дополнительные начисления.

Речь о том, что так как вы взаимосвязаны, то могли договориться между собой о том, что на внешнеторговой сделке на этом этапе цена будет снижена до определенного уровня для достижения своих корпоративных целей. Тот факт, что вы заплатили только то, что написано в инвойсе, не исключает оснований для отказа от применения первого метода.

Нужно более глубоко входить в эту тему, исследовать вопросы и получать документальные доказательства того, как формировалась цена, чтобы это было экономически обосновано. Наверное, легкий способ, когда иностранный продавец продает товар, который он купил по цене, которая ниже, чем ваша импортная цена.

Если мы получим от продавца инвойс, по которому он закупил этот товар, то это и будет простой путь для подтверждения рыночного механизма ценообразования. В силу разных течений, общемировых финансовых кризисов, скачков курсов валют возникают обратные ситуации, когда наш иностранный поставщик закупает либо по такой же цене, либо по цене выше, чем он продает российскому импортеру. 

Однако это еще не приговор, так как существуют разные обстоятельства. Если это происходит на постоянной основе, то тогда действительно имеет место влияние взаимосвязи.

Всемирная таможенная организация и наша судебная практика говорит о том, что возможны случаи, когда это обусловлено конкретными обстоятельствами. Задача декларанта, импортера все эти доказательства получить и представить в таможенный орган.

Если этого не делать, а надеяться, что контракта инвойса будет достаточно, то, скорее всего, результат будет негативным. 

Основной момент, когда мы имеем место с крупными компаниями, где логистический отдел или таможенный отдел собирает доказательства, то ему бывает сложно у других подразделений компании найти сведения и документы. Это организационный вопрос, который надо продумывать заранее.

В целом, несмотря на то, что нет четкого математического алгоритма в применении проверочных величин для доказательства отсутствия влияния взаимосвязи или не установлено способа по предоставлению сведений обстоятельств, сопутствующих сделке, на практике такие алгоритмы и механизмы отработаны.

При желании и определенных усилиях возможно выработать эту позицию. В конце обращу внимание на то, что если компания пройдет один раз такую проверку, то, как минимум, на следующие полгода можно закрыть вопрос о влиянии взаимосвязи.

Есть норма в Решении ЕЭК № 42 о том, что, если проверка была пройдена, то по этому вопросу таможенный орган не должен начинать новую проверку. В силу разных причин, мало кто пользуется этой нормой. Однако она есть, и я призываю активно пользоваться такой нормой. 

Взаимосвязанные сделки унитарного предприятия

Подборка наиболее важных документов по запросу Взаимосвязанные сделки унитарного предприятия (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Взаимосвязанные сделки унитарного предприятия

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Подборка судебных решений за 2018 год: Статья 23 «Крупная сделка» Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»(ООО юридическая фирма «ЮРИНФОРМ ВМ»)Удовлетворяя требование о признании недействительными договоров подряда, заключенных между предприятием и ответчиком, взыскании неосновательного обогащения, суд в порядке пунктов 1, 3 статьи 23 ФЗ от 14.11.2002 N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» установил, что оспариваемая взаимосвязанная сделка является для ФГУП крупной и совершена без согласия собственника имущества на ее заключение, кроме того, спорные сделки были заключены в обход законодательства о закупках, поскольку согласно утвержденному положению о закупках, заключение договора с единственным поставщиком услуг (работ) возможно только в предусмотренных случаях, а предприятие не обосновало причины и основания заключения сделок именно с данным ответчиком, учитывая, что согласно заключению экспертов качество выполненных работ не соответствует условиям договоров подряда, строительным нормам и правилам, регламентирующим данный вид работ.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Взаимосвязанные сделки унитарного предприятия

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Статья: Правовое регулирование сделок, совершаемых в особом порядке бюджетными и автономными учреждениями(Загребаева Е.В.)

(«Журнал предпринимательского и корпоративного права», 2020, N 1)

Закон «Об автономных учреждениях» и Закон «О некоммерческих организациях» устанавливают, что крупной признается не только единичная, но и несколько взаимосвязанных сделок. Как отмечает С.А. Бурлаков , нормы о взаимосвязанных сделках важны для защиты компании от вывода активов.

При этом указанные Законы включают только понятие «взаимосвязанные сделки», не определяя его содержание через указание возможных критериев отнесения двух или нескольких сделок к данной категории.

Минприроды России применительно к подведомственным ему федеральным бюджетным учреждениям устанавливает следующие три критерия взаимосвязанности крупных сделок: непродолжительный период времени их совершения, однородность предмета, стороны — одни и те же либо взаимозависимые лица .

Таким образом, применительно к учреждениям критерии взаимосвязанных сделок фрагментарно раскрываются лишь в отдельном нормативном акте. Между тем в судебно-арбитражной практике регулярно возникают вопросы определения двух или нескольких сделок взаимосвязанными. Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 26.06.

2018 N 27 , обобщая сформированные сложившейся практикой решения при рассмотрении споров о крупных сделках с участием хозяйственных обществ, определил критерии взаимосвязанных сделок. Правовым последствием установления взаимосвязанности в отношении определенной сделки является применение к ней режима крупной сделки.

Например, по отношению к унитарным предприятиям взаимосвязанные сделки раскрываются через такие критерии, как «приобретается или отчуждается имущество, связанное единым технологическим процессом, а также сделки, преследующие цели концентрации такого имущества в собственности одного лица» .

Нормативные акты: Взаимосвязанные сделки унитарного предприятия

Пленум ВС: крупные сделки и сделки с заинтересованностью по-новому

Пленум Верховного суда принял новое постановление об оспаривании крупных сделок и сделок с заинтересованностью.

В числе прочего ВС рассказал о сроках исковой давности для таких споров, выделил количественные и качественные их критерии, распределил бремя доказывания между истцами и ответчиками и разъяснил сроки исковой давности.

В 2014 году Пленум Высшего арбитражного суда принял постановление по поводу крупных сделок и сделок с заинтересованностью.

В то же время подход к оспариванию крупных сделок и сделок с заинтересованностью в ходе законодательных реформ «существенно изменился», в связи с чем Верховный суд решил актуализировать разъяснения. Часть разъяснений ВАС осталась актуальной и по сей день и вошла в текст нового документа, однако были высказаны и принципиально новые позиции.

Проект постановления был впервые представлен на заседании Пленума ВС 14 июня. Ко «второму» чтению в ряд положений документа внесены редакционные правки, некоторые разъяснения получили уточнения.

1

Пленум ВС указывает: для квалификации сделки как крупной необходимо одновременное наличие у сделки на момент ее совершения двух признаков: количественного, или стоимостного, и качественного. 

Так, согласно количественному критерию, сделка будет признана крупной, если ее предметом выступит имущество, балансовая стоимость которого составляет 25% и более от балансовой стоимости активов общества.

Качественный критерий крупной сделки, в свою очередь, применим, когда сделка выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности, то есть ее совершение «очевидно приведет к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов». Например, к наступлению таких последствий может привести продажа или передача в аренду основного производственного актива компании.

Читайте также:  «НЕолимпийская» борьба локального акта и трудового договора

2 Сделки с периодическими платежами

Пленум ВС дает разъяснения относительно критериев признания крупной сделки, предусматривающей обязанность производить периодические платежи, – то есть договоры аренды, оказания услуг и другие.

Такие договоры будут признаваться крупными в случаях, когда сумма платежей по ним за период действия соглашения превысит 25% от балансовой стоимости активов компании.

Договоры, заключенные на неопределенный срок, признают крупными, если их стоимость превысит четверть стоимости компании за год действия сделки.

3

ВС указывает: любая сделка общества считается совершенной в пределах обычной хозяйственной деятельности, пока не доказано иное.

Бремя доказывания «запредельности» такой сделки, согласно позиции Пленума, лежит на истце.

Это существенно отличает документ от «старой» версии разъяснений ВАС, согласно которой ответчик должен доказывать, что сделка была заключена в ходе обычной хозяйственной деятельности. 

«Данное разъяснение создает еще одно ограничение для оспаривания крупных сделок. Так, может возникнуть ситуация, когда участник не всегда сможет доказать, что сделка по отчуждению крупного актива общества выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности», – рассказывает Иван Веселов, партнер практик по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP. 

Также вводится презумпция отсутствия обязанности изучать, является ли сделка крупной или сделкой с заинтересованностью для контрагента. Например, тому не нужно будет изучать бухгалтерские документы компании-контрагента.

На истце, согласно позиции Пленума, лежит бремя доказывания того, что другая сторона по сделке знала или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества крупной или в отношении нее имелась заинтересованность.

4

Если сделка является одновременно и крупной, и сделкой с заинтересованностью, она подлежит совершению с соблюдением как правил о крупных сделках, так и правил о сделках с заинтересованностью. В случае, когда устав компании не предполагает одобрения для сделок с заинтересованностью, она подлежит одобрению только как крупная сделка. 

5

Верховный суд рассказал, как оспаривать кабальные сделки

Верховный суд рассказал, как оспаривать кабальные сделки

 Евгения Ефименко

Верховный суд сформулировал стандарт доказывания по кабальным сделкам, которые обычно практически невозможно оспорить.

Он проанализировал дело женщины, которая, страдая тяжелым заболеванием, должна была еще и помогать близким: немощной старушке-матери и непутевому сыну, которого осудили по уголовной статье.

Она оспаривала продажу единственного жилья для них троих, которое передала сожительнице сына за бесценок. Две инстанции решили, что женщина пропустила срок исковой давности. ВС счел, что его можно было восстановить, и дал указания, как пересмотреть дело по сути.

Примеров успешного оспаривания кабальных сделок почти нет из-за сложности доказывания, утверждает ведущий юрисконсульт «КСК групп» Елена Цатурян.

Более того, есть практика, подтвержденная на уровне Верховного суда, что истец теряет право на оспаривание сделки, если продолжал или продолжает ее фактическое исполнение, развивает свою мысль партнер МКА «Горелик и партнеры» Лада Горелик.

В то же время ей очевидно, что в жизни немало договоров заключаются на невыгодных условиях при стечении довольно тяжелых обстоятельств. В этих случаях пригодятся разъяснения из недавнего определения Верховного суда (дело  19-КГ17-10).

Он четко сформулировал стандарт доказывания по кабальным сделкам, считает управляющий партнер юрфирмы «Солнцев и партнеры» Станислав Солнцев. Кроме того, комментирует он, ВС признал возможным восстановление срока обжалования по ст. 205 ГК, то есть открыл дорогу для оспаривания «старых» соглашений, что особенно актуально для споров вокруг недвижимости.

Когда обстоятельства сильнее

Верховный суд принял и рассмотрел жалобу Ирины Остапенко*, которая пыталась оспорить продажу единственного жилья сожительнице своего сына Дмитрия Колчева* Наталье Гарман*. Гарман жила в их доме с двумя маленькими детьми от другого отца.

А в 2014 году она приобрела у Остапенко дом и участок за 420 000 руб. и 4682 руб. соответственно. Поскольку Гарман оплатила эту сумму материнским капиталом, жилье поступило в долевую собственность ее и ее детей.

А в конце 2015 года покупательница подала иск о выселении «чужих» жильцов из своего дома.

Остапенко подала встречный иск о признании договора купли-продажи недействительным. По словам ответчицы, только тяжелые обстоятельства вынудили ее продать дом, в котором, кроме нее, жили сын и престарелая мать. Сама Остапенко страдала раком, должна была проходить стационарное лечение и дорогие обследования. Болела и ее 89-летняя мать.

Незадолго до продажи дома старушка сломала ногу и не могла сама себя обслуживать, а уход за ней тоже требовал немалых денег. Как будто этих бед было недостаточно, в неприятности попал сам Колчев, которого осудили за хищение вверенного имущества (ч. 1 ст. 160 УК) и приговорили к штрафу в 40 000 руб.

Это довольно-таки тяжелые обстоятельства, которые говорят в пользу кабальности сделки, уверяла Остапенко во встречном иске.

Она рассказала суду, как пыталась решить проблемы с помощью трех кредитов, которые взяла в конце 2013 – начале 2014 года. Но гасить их было сложно, весь постоянный доход семьи ограничивался небольшими пенсиями Остапенко и ее матери. И здесь подоспело предложение сожительницы сына, которое, как тогда казалось, поможет исправить ситуацию.

Ответчица объяснила в суде, что пошла на сделку, потому что Гарман встречалась с ее сыном и жила в их доме. По уверениям Остапенко, «невестка» прекрасно знала о тяжелом положении семьи и осознавала, что покупает жилье за бесценок. Ведь, согласно отчету об оценке, дом стоил 1,7 млн руб. (в 3 раза дороже), а земля 501 000 руб.

(в 107 раз дороже).

Два взгляда на одно дело 

Буденновский городской суд Ставропольского края решил выселить Остапенко с сыном и матерью, но не нашел оснований признать куплю-продажу недействительной.

Одним из основания отказа стал пропуск срока исковой давности: регистрация сделки состоялась 11 ноября 2014 года, а требование признать ее недействительной было предъявлено 25 декабря 2015 года (а поскольку сделка оспоримая, нужно было уложиться в один год).

Кроме того, суд отверг отчет об оценке, потому что его составили в 2016 году, а дом был продан в 2014-м. Ставропольский краевой суд согласился с этими выводами.

Но краевому суду придется пересмотреть дело с учетом указаний Верховного суда, который нашел немало ошибок в решениях нижестоящих инстанций.

Для начала суды не рассмотрели вопрос о восстановлении срока исковой давности ввиду обстоятельств, связанных с личностью, таких как тяжелая болезнь (ст. 205 ГК).

Ведь Остапенко страдала раком, а ее права не нарушались до тех пор, пока 3 ноября 2015 года сожительница сына не предъявила иск о выселении. Что касается оценки дома – тут судья должен был разъяснить Остапенко, что у нее есть право ходатайствовать о назначении судебной экспертизы.

Кроме того, суды проигнорировали обстоятельства, которые свидетельствуют о тяжелом положении ответчицы, и не проверили, могла ли Гарман об этом знать. С такими замечаниями коллегия под председательством Вячеслава Горшкова отправила дело на новое рассмотрение.

Алгоритм: как оспорить кабальную сделку

ВС верно указал на совокупность неблагоприятных обстоятельств и даже на возможность восстановить срок исковой давности, одобряет Горелик. По ее предположению Остапенко, скорее всего, доверяла сожительнице сына, с которой жила под одной крышей, и не думала, что та может ее выселить. Горелик не исключает, что это обсуждалось, только не было прописано в договоре купли-продажи.

О том, что надо доказать в делах о кабальных сделках, рассказывает руководитель практики частного праванациональной юридической компании «Митра» Константин Сердюков. Стечение тяжелых обстоятельств подтвердить обычно легко. По словам эксперта, в определении ВС этот вопрос освещен подробно и убедительно.

Примечательно, что гражданскую коллегию интересуют детали жизни не только самой Остапенко, но и ее матери и сына. Гораздо сложнее, по мнению Сердюкова, доказать причинно-следственную связь между тяжелыми обстоятельствами и самой невыгодной сделкой.

Судя по определению ВС, нельзя однозначно сказать, что именно сложное положение подтолкнуло Остапенко заключить договор, сомневается Сердюков. По его мнению, возможны и другие объяснения.

Например, учитывая, что Гарман оплатила дом материнским капиталом, не исключено, что жители сговорились его «обналичить» и разделить между собой, рассуждает Сердюков. Но ВС ничего не сказал в определении о вопросах доказывания причинно-следственной связи, сожалеет юрист.

Еще одно обстоятельство, которое зачастую непросто доказать, – это осведомленность контрагента о тяжелом положении потерпевшего.

Здесь Верховный суд ограничился ремаркой, что Гарман сожительствовала с сыном Остапенко и знала о ее проблемах, указывает Сердюков.

«Получается, ВС фактически установил презумпцию осведомленности сторон о том, что у одной из них тяжелые обстоятельства, если они проживают совместно, – анализирует юрист «Митры». – Это должно облегчить доказывание в делах с подобными обстоятельствами».

В целом есть смысл оспаривать сделку как кабальную, если очевидно бедственное положение одной из сторон, и его можно доказать, резюмирует Солнцев из юрфирмы «Солнцев и партнеры».

Он называет болезни, тюремное заключение, наличие большого долга, ущерб от стихийных бедствий и катастроф. Путь оспаривания при этом лежит через нерыночный характер расчетов или определение цены (например, рассрочка на 50 лет или кратное снижение стоимости), рекомендует Солнцев.

Ведь сложно представить, что кабальную сделку можно заключить на рыночных условиях, подытоживает юрист.

* – имена и фамилии действующих лиц изменены

https://pravo.ru/review/view/142075/?cl=N

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *