Применение аналогий в спорах о заработной плате: анализ судебной практики

Применение аналогий в спорах о заработной плате: анализ судебной практики

Для кого (для каких случаев): Для случаев поиска похожих решений.

Сила документа: Постановления Пленума Верховного Суда РФ.

Схема ситуации: Что такое прецедентное право? Тот, кто смотрел американские фильмы про судебные дела, наверное, сталкивался с этим понятием.

Идёт, например, судебное заседание и идёт оно в строго понятном направлении – одна сторона забивает другую сторону, как мамонта. И тут «забитая» сторона «достаёт туз из рукава»: «Ваша честь, вот судебное решение по делу «Смит против Джонса».

В этом решении сказано, что доказательства, похожие на те, которые представила «противная» сторона, не являются доказательствами!» И судья разводит руками: «А что делать? Прецедент! Не могу я идти против решения другого суда по схожему делу!» И ситуация в суде разворачивается на 180 градусов. Для наводки на цель могу упомянуть старый фильм «Вердикт». Там в концовочке это очень ярко показано.

Но у нас не прецедентное право. Во многих делах встречается ситуация, когда одна из сторон просто «вопиет» о справедливости (в своём понимании), ссылаясь на кучу похожих судебных решений в свою пользу.

Но судьи в деле гордо отвечают НЕТ! У нас, мол, собственная гордость и внутреннее убеждение. Поэтому будет не так как кто-то где-то там, а так как мы здесь. А бывает и наоборот.

Судьи благосклонно соглашаются и принимают решение в соответствии с правоприменительной практикой.

И вот не так давно к нам на нашу замечательную Линию Консультаций обратился клиент с вопросом: «Как там у нас в целом дела, с применением правоприменительной практики в судах?» Специалист Линии Консультации проанализировал материалы в системе КонсультантПлюс и собрал такую информацию.

Относительно недавно, ещё и полгода не прошло, вышло два Постановления Пленума ВС РФ.

Первое из них – Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2020 N 12 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции».

Там сказано следующее: «Проверяя правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции применительно к части 4 статьи 170 АПК РФ устанавливает, соответствуют ли выводы судов практике применения правовых норм, определенной постановлениями Пленума ВС РФ и сохранившими силу постановлениями Пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики, постановлениями Президиума ВС РФ и сохранившими силу постановлениями Президиума ВАС РФ, а также содержащейся в обзорах судебной практики, утвержденных Президиумом ВС РФ».

Ну про Постановления Высших судов понятно – на них всегда надо посматривать. На то они и Высшие Суды. А вот про ориентацию на обзоры судебной практики, утверждённые Президиумом Верховного Суда РФ – это уже интересно.

Очередная правовая позиция ВС РФ по трудовому спору

Практикующие юристы и специалисты кадровых служб давно привыкли к тому, что Верховный Суд РФ нет-нет, да и поразит очередным  «юридическим изыском» всех, кто, так или иначе, ежедневно сталкивается с вопросами применения трудового законодательства.

Вот и на этот раз ВС РФ поверг в недоумение своим определением от 25 марта 2019 г. по делу № 5-КГ18-305 и  создал опасный прецедент для работодателей при разрешении трудового спора об увольнении работника, отменив судебные акты нижестоящих судов и направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Обстоятельства дела

Работник обратилась в один из судов Москвы,  предъявив  иск  работодателю о восстановлении на работе, оспаривая свое увольнение по основанию, предусмотренному п.5 ч.1 ст. 81 ТК РФ – увольнение по инициативе работодателя в случаях неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

В ходе судебного разбирательства судом первой инстанции было установлено следующее.

Работник отсутствовала на рабочем месте 3, 7 и 8 июня, каждый раз в течение более часа.

За отсутствие на рабочем месте 8 июня к работнику было применено дисциплинарное взыскание в виде выговора. Порядок привлечения работника к дисциплинарной ответственности работодателем был соблюден, в судебном заседании приказ о применении дисциплинарного взыскания истцом оспорен не был.

Далее, работодателем были обнаружены нарушения трудовой дисциплины, совершенные этим же работником ранее,  3 и 7 июня, в связи с чем работодатель расторг трудовой договор по п.5 ч.1 ст. 81 ТК РФ.

Процедура применения дисциплинарного взыскания в виде увольнения также была соблюдена работодателем в соответствии с требованиями ст. 193 ТК РФ.

  • Суд первой инстанции в удовлетворении исковых требований  работнику отказал, апелляционная инстанция оставила решение без изменения, апелляционную жалобу работника – без удовлетворения.
  • В обоснование правовой позиции суды ссылались на разъяснения, данные Верховным Судом РФ в пункте 33 Постановления Пленума от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», согласно которым  работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по пункту 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено.
  • То есть, по мнению судов первой и апелляционной инстанции, работодатель при применении дисциплинарного взыскания действовал абсолютно правомерно.
  • Казалось бы, справедливость восторжествовала, недобросовестный работник уволен, работодатель вздохнул с облегчением.
  • Но, как говориться, не тут-то было – работник подала кассационную жалобу на решение суда первой инстанции и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда.
  • Правовая позиция Верховного Суда РФ
  • Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ своим определением отменила решение суда первой инстанции и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
  • Основанием для такой отмены послужили следующие выводы суда (выдержка из определения):

Вывод 1

«По смыслу п. 5 ч.1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, нарушение трудовой дисциплины признается неоднократным, если, несмотря на взыскание, противоправный проступок работника продолжается. В этом случае допускается применение к нему нового взыскания, в том числе увольнения.

  1. Дисциплинарное взыскание в виде выговора за отсутствие на рабочем месте 8 июня  с 12 часов 05 минут до 13 часов 30 минут было наложено на работника приказом работодателя от 21 июня  N 69/7.
  2. Приказом работодателя от 24 июня  N 71-к работник привлечена к дисциплинарной ответственности в виде увольнения, поводом для его издания явилось отсутствие ее на рабочем месте 3 и 7 июня  в промежутки времени, указанные в актах работодателя.
  3. После наложения работодателем на работника приказом от 21 июня  N 69/7 дисциплинарного взыскания в виде выговора за отсутствие на рабочем месте 8 июня  с 12 часов 05 минут до 13 часов 30 минут работником не было допущено нарушения правил внутреннего трудового распорядка».

Вывод 2

«Судебной коллегией также был сделан вывод о том, что действия работодателя по составлению и изданию в короткий промежуток времени с 8 по 24 июня  в отношении работника четырех актов об отсутствии работника на рабочем месте, двух приказов о проведении служебного расследования, двух актов о результатах служебного расследования, двух приказов о наложении дисциплинарных взысканий и приказа о расторжении трудового договора могут свидетельствовать о намеренных действиях работодателя по увольнению работника с занимаемой должности и злоупотреблении правом со стороны работодателя как более сильной стороны в трудовом правоотношении»

Анализ выводов, содержащихся в определении ВС РФ

Вывод 1

Пунктом 5 части 1 ст. 81 ТК РФ  установлено право  работодателя расторгнуть трудовой договор с работником  в случаях неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

  • То есть необходимыми элементами состава дисциплинарного проступка в данном случае являются неоднократность неисполнения, отсутствие уважительных причин, наличие не снятого дисциплинарного взыскания.
  • Отсутствие хотя бы одного из вышеперечисленных элементов указывает на отсутствие основания для увольнения.
  • На момент увольнения работника все элементы состава дисциплинарного проступка имелись, в связи с чем у работодателя возникло право расторгнуть трудовой договор по соответствующему основанию.

Вывод ВС РФ о том, что после применения дисциплинарного взыскания в виде выговора за отсутствие на рабочем месте 8 июня  работником не было допущено нарушения правил внутреннего трудового распорядка и, следовательно, увольнение произведено незаконно, является следствием достаточно вольного толкования нормы п.5 ч.1 ст. 81 ТК РФ, не соответствующего ее смыслу.

  1. Более того, такой вывод отрицает наличие необходимой и достаточной совокупности элементов состава дисциплинарного проступка как основания увольнения.
  2. Нарушения трудовой дисциплины были допущены неоднократно, уважительные причины отсутствовали, дисциплинарное взыскание работник имел.
  3. То обстоятельство, что работодателем  были обнаружены нарушения трудовой дисциплины, совершенные ранее применения дисциплинарного взыскания в виде выговора, и  явившиеся основанием для увольнения,  не должны, на наш взгляд, иметь юридического значения при рассмотрении и разрешении дела судом.
Читайте также:  Работодатели заблуждаются: сдельные расценки включают в себя не все составляющие оплаты труда

Состав дисциплинарного проступка для того и прописан законодателем, чтобы при его наличии  работодатель имел право применить соответствующую санкцию к недобросовестному работнику.

  В противном случае,  любая юридическая конструкция не будет иметь никакого практического значения, то есть налицо будет массовое произвольное толкование судами  норм материального права и, как следствие, вынесение незаконных и необоснованных решений.

  • Вывод о том, что «нарушение трудовой дисциплины признается неоднократным, если, несмотря на взыскание, противоправный проступок работника продолжается», также не выдерживает никакой критики.
  • ВС РФ даже не дал себе труда сообразить, что если бы проступок продолжался, то это была бы уже совсем иная квалификация и иное основание увольнения — за прогул.
  • Похоже, что о смысле понятий «неоднократность» и «длящееся правонарушение» в ВС РФ не слышали.
  • По его мнению, получается, что это — одно и то же.

Вывод 2

Верховным Судом РФ сделан вывод о том, что действия работодателя по составлению и изданию в короткий промежуток времени с 8 по 24 июня  в отношении работника четырех актов об отсутствии работника на рабочем месте, двух приказов о проведении служебного расследования, двух актов о результатах служебного расследования, двух приказов о наложении дисциплинарных взысканий и приказа о расторжении трудового договора могут свидетельствовать о намеренных действиях работодателя по увольнению работника с занимаемой должности и злоупотреблении правом со стороны работодателя как более сильной стороны в трудовом правоотношении

В силу ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

При этом суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании, то есть решение не может быть основано на догадках, домыслах – только на фактах, подтвержденных в судебном заседании соответствующими доказательствами.

На основании ст. 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Из анализа рассматриваемого определения ВС РФ следует, что никаких доказательств, обосновывающих данный вывод, работником суду представлено не было.

Следовательно,  вывод «могут свидетельствовать о намеренных действиях работодателя по увольнению работника»  основан на предположении, которое не является фактом,  установленным в предусмотренном законом порядке.

Такой вывод является ничем иным, как нарушением норм  процессуального права и игнорированием положений ст. 2 ГПК РФ, в соответствии с которыми задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций.

  1. Выводы и рекомендации
  2. Оставим в стороне такие неконструктивные  обсуждения, как «почему высшая судебная инстанция государства позволяет себе неправильное применение норм материального права, вольное толкование этих норм и нарушения права процессуального» или «как доказать ВС РФ, что он неправ».
  3. Такие и им подобные вопросы не имеют ответов и не способствуют  решению проблем, существующих в судебной системе РФ.
  4. В самом деле, почему?
  5. Да потому, что это – именно высшая судебная инстанция, и доказывать ВС РФ, что его правовая позиция незаконна и необоснованна – по меньшей мере, наивно.
  6. Сложившаяся тенденция, согласно которой суды в большинстве случаев встают на сторону работника, руководствуясь общим утверждением о том, что тот является более слабой стороной в трудовых правоотношениях, превратилась, фигурально выражаясь, в «выкручивание рук» работодателю, который вынужден десять раз подумать, прежде чем избавиться от недобросовестного работника.

Такая «слабая» сторона зачастую своими действиями доводит организацию чуть ли не до полного паралича, натравливая внеплановые проверки ГИТ, массово засылая кляузы в прокуратуру и другие инстанции, вплоть до Администрации Президента РФ, при этом не имея  к тому никаких законных оснований, злоупотребляя правом. А судебные акты, подобные рассмотренному здесь,  складывающаяся судебная практика оставляют без правовой защиты добросовестного работодателя.

В такой ситуации руководителям организаций, юрисконсультам, специалистам кадровых служб необходимо делать соответствующие выводы, постоянно отслеживать изменения судебной практики, анализировать ее и приспосабливаться к периодическим «выбросам» юридической мысли высшей судебной инстанции, нередко мало соответствующим смыслу правовых норм. Такая предусмотрительность будет хотя и не стопроцентной, но все же гарантией от действий недобросовестных работников, судебных издержек и потери времени, которое, как известно – деньги.

Анализ судебных споров, связанных с взысканием «серой» заработной платы

Сергеева Светлана, начальник отдела судебной практики

alanka@list.ru

В настоящей статье автором рассматривается вопрос, связанный с попытками работника при увольнении взыскать «серую» заработную плату с работодателя.

Обзор судебной практики, а также представленный анализ отдельных доказательств, представленных в судебном разбирательстве работником, демонстрируют критичное отношение судов к позиции истца.

Автором обобщена мотивация судов при отказе в удовлетворении соответствующих требований работников.

Термин «серая заработная плата» по своей природе является не вполне правовым и обозначает перечисление денег работникам, которое не учитывается при налогообложении. Такое определение дано в Письме Управления ФНС по г. Москве от 8 августа 2007 г. № 15-08/075418 «О мониторинге организаций с низкой заработной платой».

Априори «серые» заработные платы не признаются законными, они не отражены в трудовом договоре, в связи с чем взыскание их в последующем с работодателя при увольнении сотрудника представляется весьма затруднительным.

Вместе с тем достаточно частыми являются случаи, когда работники пытаются доказать факт получения заработной платы в большем размере, чем указано в договоре. Обобщив наиболее распространенные способы доказывания, проанализируем, каким образом может быть сформирована позиция организации при предъявлении к ней соответствующего иска.

Одной из типичных ситуаций обжалования является дело № 33-109, фабула которого и основные выводы суда отражены в апелляционном определении Кировского областного суда от 10.04.2014.

Так, работнику, с его слов, выдавалось две суммы заработной платы: официальная, размер которой указан в договоре, и неофициальная. Наличие «серой» заработной платы работник подтверждал показаниями свидетелей, справкой, выданной работодателем для получения кредита, электронной перепиской работника с главным бухгалтером организации-работодателя.

Данным доказательствам суд дал следующую оценку: свидетельские показания являются недопустимым доказательством по данному делу в соответствии со ст. 60 Гражданского процессуального кодекса РФ и ст. 72 Трудового кодекса РФ.

Справка для получения кредита не подтверждает наличие договоренности между истцом и работодателем о продолжении действия устного соглашения о выплате дополнительной заработной платы истцу, поэтому не может являться относимым доказательством.

Не может являться относимым доказательством размера взыскиваемой задолженности по заработной плате и электронная переписка истца с лицом, занимающим должность главного бухгалтера.

Важный вывод для правоприменительной практики делает суд в своем решении: сам по себе факт выплаты на каком-либо предприятии «серой» зарплаты не является основанием для ее взыскания, поскольку из норм ТК РФ вытекает, что закон придает юридическое значение только официальной заработной плате (ст. 136 ТК РФ), в связи с чем, даже при установлении достаточных данных о выплате таковой, это не может повлечь за собой взыскания таких сумм в качестве оплаты труда работника. Выплата неофициальной зарплаты не порождает никаких позитивных юридических последствий.

В другом споре, рассмотренном в Апелляционном определении Омского областного суда от 10.12.2014 по делу № 33-8117/2014 истцом-работником в обоснование своей позиции была представлена справка Омскстата о среднемесячной заработной плате работников организаций по виду деятельности.

Давая оценку данному доказательству на предмет относимости, допустимости и достоверности, суд отметил, что данные Омскстата о среднемесячной номинальной начисленной заработной плате работников организаций Полиграфической деятельности также не могут служить доказательством наличия такой заработной платы истицы в конкретном ООО, поскольку согласно ст. 129 ТК РФ заработная плата (оплата труда работника) — вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты), поэтому ссылки на указанные обстоятельства не заслуживают внимания.

Читайте также:  Изменение квалификационного разряда педагогическому работнику: суд на стороне работодателя

В рамках Апелляционного определения Свердловского областного суда от 01.10.

2014 по делу № 33-12812/2014 суд также критически относится к такому доказательству, как платежные ведомости, указывая на то, что платежные ведомости о получении денежных средств не свидетельствуют о том, что выплаченные работникам денежные средства являлись заработной платой, поскольку данные документы не указывают их назначение, не исключается выплата работникам денежных средств, не являющихся заработной платой.

Таким образом, ключевым доводом при формировании позиции работодателя является: во-первых, довод о том, что любые надбавки, составляющие «серую» часть заработной платы и не отраженные в договоре, не могут быть признаны юридически значимыми, поскольку отсутствует правовое основание для их начисления (внесение изменений в трудовой договор, либо заключение иного соглашения об увеличении размера оплаты труда). Во-вторых, объяснения, допросы свидетелей не подтверждают конкретный размер «серых» выплат, а сам факт наличия «серых» выплат, как отмечалось ранее, не является основанием для их взыскания.

Представленные выше случаи демонстрируют благоприятный исход спора для работодателя-ответчика. Вместе с тем необходимо учитывать, что работник попытается предпринять все попытки для взыскания, не исключено, в том числе, и обращение в налоговый орган с целью проверить «недобросовестного» налогоплательщика НДФЛ.

Налоговый орган в свою очередь может провести проверку на предмет выявления дополнительных, неучтенных при налогообложении выплат сотрудникам. Арбитражная практика в этом вопросе отличается от практики судов общей юрисдикции.

Как следует из Постановления ФАС Уральского округа от 18.04.2007 № Ф09-2775/07-С2 по делу № А50-17027/06, налоговой проверкой было выявлено, что фактически выплачиваемые ответчиком в пользу физических лиц денежные средства, учитывались не полностью.

Суды первой и второй инстанций по данному делу ссылались на отсутствие каких-либо бухгалтерских документов, подтверждающих выплату, учет либо выдачу «неофициальной» заработной платы, ее размеры.

Однако ФАС Уральского округа отменил вынесенные судебные акты, мотивировав свое Постановление протоколами допросов свидетелей, которые были составлены при выездной налоговой проверке, справкой о доходах одного из работников, представленной в банк для получения ссуды, платежными ведомостями и расходными кассовыми ордерами на выплату заработной платы. Из текста указанных документов следовало, что подписи о получении заработной платы проставлялись работниками в двух ведомостях, при этом сначала подпись проставлялась на листке за фактически полученную на руки заработную плату, а позднее привозилась ведомость с указанием в ней сумм заработной платы, соответствующей условиям трудовых договоров.

Имеются и другие примеры, когда суд устанавливал факт неофициальных выплат. В частности в ходе судебного разбирательства по делу № А82-12214/2007-27 (результат рассмотрения данного дела нашел свое отражение в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 17.04.

2009 по делу № А82-12214/2007-27) по ходатайству налогового органа было вызвано и опрошено 28 свидетелей (!), 25 из них подтвердили, что заработная плата выплачивалась им по двум ведомостям.

Показания свидетелей о размере выплаченной им заработной платы также подтверждались сведениями, предоставленными Центром занятости населения о предполагаемой на предприятии заработной плате по вакантным должностям.

Проект "Судебная практика по спорам о заработной плате"

Вид работы: Проект

Тема: Судебная практика по спорам о заработной плате

Введение

Российскому трудовому праву свойственно закрепление ряда гарантий работникам в сфере оплаты труда. Рабский труд в России запрещен и у работодателя существует обязанность оплачивать труд работников, а у работников существует встречное право требовать оплаты труда и иных выплат. Вместе с тем, на сегодняшний день до сих пор массовые судебные споры о выплате заработной платы.

  • Все изложенное свидетельствует об актуальности темы исследования.
  • Целью исследования будет является изучение судебной практики по спорам о заработной плате.
  • Объектом исследования является трудовое законодательство в целом.
  • Предметом исследования будет являться вопрос регулирования нормами трудового права порядка и условий оплаты труда работников.
  • Задачи исследования определяются целью работы и сводятся к следующему:
  • — установить обязанность работодателя оплачивать труд работников;
  • — определить минимальный размер заработной платы как правовую гарантию оплаты труда;
  • — изучить особенности выплаты заработной платы при установлении почасовой оплаты труда;
  • — проанализировать особенности выплаты заработной платы при установлении особых условий труда.

Анализ научной разработанности выбранной темы показывает проявление интереса со стороны многих именитых авторов и начинающих теоретиков права. Однако несмотря на достаточно большой объем исследований по выбранной теме, автор приходит к выводу о ее актуальности и необходимости разработки на сегодняшний день.

  1. Методологической базой работы послужил диалектико-материалистический метод познания правовой действительности, наряду с которым были использованы также общенаучные (логический и исторический, индукции и дедукции, системно-структурный подход, моделирование, анализ и синтез, абстрагирование), специально-научные (статистический, социологический) и частно-научные (сравнительно-правовой, формально-юридический) методы.
  2. Эмпирическую базу исследования составили работы современных теоретиков права, судебная практика и материалы периодической печати.
  3. Структура работы состоит из введения, двух глав, состоящих из параграфов, заключения, списка, использованных источников.

Обязанность работодателя оплачивать труд работников

В Постановлении Президиума Московского городского суда от 27.05.2016 по делу № 44г-58/2016 было указано, что положения действующего трудового законодательства предоставляют работнику и работодателю право на урегулирование своих отношений, в том числе посредством заключения соглашений. В соответствии со ст. ст.

57, 136 Трудового кодекса РФ в трудовом договоре могут предусматриваться дополнительные условия, не ухудшающие положение работника по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, а в силу ст.

78 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть в любое время расторгнут по соглашению его сторон.[1]

Таким образом, трудовое законодательство не содержит запрета на установление непосредственно в индивидуальном трудовом договоре либо дополнительном соглашении к нему условий о выплате выходных пособий в повышенном размере.

Согласно Апелляционному определению Московского городского суда от 24.03.

2017 по делу № 33-11160/2017, суд не согласился с доводами истца о размере его заработной платы, поскольку доказательств получения заработной платы в указанном размере не представлено.

Справка работодателя, выданная для банка, содержащая сведения о среднем заработке истца в указанном размере, не может являться надлежащим подтверждением размера заработной платы.[2]

Анализ судебной практики по «Делу Орифлэйм» и последствия для российских «дочек» иностранных компаний | «Правовест Аудит»

Рассмотрим в данной статье суть спора ООО «Орифлэйм Косметикс» и УФНС России по г. Москве, размер претензий по которому составил более 530 млн руб. налога на прибыль, НДС и пеней.

Проанализируем отказ налоговиков в праве на учет затрат и налоговых вычетов российской компании в отношении лицензионных платежей (роялти) за использование прав на товарный знак и ноу-хау, уплаченных своему голландскому учредителю.

Вот и устояло в кассации решение Арбитражного суда города Москвы по спору между ООО «Орифлэйм Косметикс» и УФНС России по г. Москве (дело № А40-138879/2014).

Инспекция и суды (теперь уже трех инстанций) посчитали, что вся деятельность ООО «Орифлэйм Косметикс» в России осуществляется исключительно в интересах организации – правообладателя из Люксембурга, косвенно являющейся владельцем лицензиата.

При таких условиях, по мнению судей, возникают признаки «зависимого агента» и «постоянного представительства» иностранной организации. Другими словами, «Орифлэйм Косметикс» является не отдельным и самостоятельным юридическим лицом, а представительством иностранной компании.

А раз так, то нелогично позволить уменьшать доходы Группы Oriflame в России на стоимость того, что как объект исключительных прав «исчерпало» себя после выпуска продукции Oriflame в коммерческий оборот.

Несмотря на то, что окружной арбитраж попытался оценить и отмести все значимые доводы, которые компания привела в кассационной жалобе, теоретические шансы реабилитироваться в Судебной коллегии Верховного Суда у российского «Орифлэйм Косметикс» все же есть.

Даже без юридической оценки самого подхода к определению налоговых обязательств, недостатком судебных постановлений все-таки следует считать не исследование важного для Oriflame вопроса об изменении налоговых обязанностей как минимум получателя роялти и о влиянии таких изменений на налогообложение исследованной группы компаний в целом.

Требует пояснений и отношение Налоговой службы к вероятному перерасчету (в сторону уменьшения) переплаченного налоговым агентом НДС с роялти.

Видимо, возникшая неопределенность в нынешнем статусе ООО «Орифлэйм Косметикс» и его зарубежных владельцев как плательщиков налогов в России объясняет комментарий источника из ФНС России о том, что все подобные налоговые проверки теперь будут проводиться исключительно по согласованию с центральным аппаратом ФНС.

Из этого можно сделать вывод, что после «дела Орифлэйм» не стоит ожидать массовых претензий налоговиков к расходам «дочек» иностранных компаний в виде роялти (уже сейчас многие опасаются, что инспекторы, основываясь на прецеденте, будут снимать не только расходы на роялти, но и другие затраты «дочек» в пользу материнской компании).

Поэтому примененный подход является лишь способом указать на недопустимость со стороны иностранных компаний «плохо прикрытых» манипуляций с прибылью российских «дочек». Но никак не поводом для массовых репрессий.

Читайте также:  Открытие филиала. Подробная инструкция в условиях законодательного вакуума

В данной ситуации, при имеющейся неопределенности, рискованно давать советы всем «дочкам» иностранных компаний по поводу того, пересматривать ли в срочном порядке свои лицензионные соглашения с материнскими компаниями или нет. И стоит ли подавать уточненные декларации по налогам, основываясь на позиции судов. Тем более, что по вопросу роялти единой практики пока не сложилось.

Арбитражная практика по делам, похожим на «дело Орифлэйм»

До недавнего времени практика по подобным делам преимущественно складывалась в пользу налогоплательщиков. Среди наиболее нашумевших споров – дело «Монетки» (см. таблицу 2).

Во всех этих делах суды установили связь расходов, понесенных по операциям с иностранными контрагентами, с основной деятельностью налогоплательщика и их влияние на получение прибыли.

Однако в последние годы практика в отношении выплаты роялти иностранным организациям, с которыми у российской компании есть взаимоотношения взаимозависимости, складывается не в пользу налогоплательщиков (см. таблицу 1).

При этом суды также обращали внимание на то обстоятельство, что сведения, передаваемые по лицензионному соглашению, по сути не могут быть отнесены к ноу-хау.

Таблица 1. ОТРИЦАТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА

Дело Что сказала инспекция Что решил суд
Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.02.2015 № 09АП-56340/2014 ООО «Эквант» понесло расходы в виде роялти по лицензионному соглашению на право использования интеллектуальной собственности. Инспекция установила, что «Эквант» и ENSIL входят в единый холдинг. Денежные средства, перечисляемые от ООО «Эквант» на счет ENSIL, перераспределялись в адрес компании, материнской по отношению к ООО «Эквант». Инспекция сняла расходы в виде роялти, выплаченных ирландской компании группы ENSIL. Суды поддержали вывод о том, что лицензионное соглашение направлено не на достижение разумной деловой цели, а на создание и участие совместно с рядом аффилированных компаний в схеме, направленной на вывод денежных средств в виде прибыли при отсутствии налогообложения за границу, то есть на получение необоснованной выгоды. Суды, как и инспекция, указали на такие обстоятельства как отсутствие предмета сделки – интеллектуального права (ноу-хау), аффилированность и взаимозависимость участников лицензионного соглашения, согласованности их действий; общеизвестность информации, передаваемой в рамках лицензионного соглашения, и отсутствие коммерческой ценности передаваемой информации.
Определение Верховного суда РФ от 27.08.2014 по делу №305-ЭС14-853 Инспекция пришла к выводу о неправомерном завышении налогоплательщиком расходов при расчете налога на прибыль на суммы выплаченных иностранной организации роялти по соглашению об использовании ноу-хау. Суды, как и инспекция, исходили из того, что сведения по лицензионному соглашению общеизвестны и не представляют собой ноу-хау. Инспекцией в ходе проверки собрано достаточно доказательств, в совокупности свидетельствующих о направленности действий налогоплательщика на минимизацию налогообложения при распределении денежных средств внутри холдинга между аффилированными лицами.

Таблица 2. ПОЛОЖИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА

Дело Что сказала инспекция Что решил суд
Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.04.2010 по делу № А56-22761/2009 Инспекция исключила из состава затрат расходы в виде роялти за использование товарных знаков по лицензионному договору с иностранной организацией.Выводы налогового органа основаны на обстоятельствах, свидетельствующих о взаимозависимости компании с иностранной компанией. Суды признали решение инспекции недействительным. По мнению судей, компания, заключая лицензионный договор, действовала в соответствии со своей уставной деятельностью, направленной на извлечение прибыли и увеличение ее показателей. Приобретение прав на использование товарных знаков необходимо для поддержания и увеличения объема продаж, привлечения большего количества покупателей, продвижения услуг и товаров компании под единым узнаваемым товарным знаком. Также суды указали, что инспекция не доказала, что понесенные компанией расходы на уплату лицензионных платежей за право использования товарных знаков не направлены на получение налогоплательщиком прибыли. Инспекция не обосновала, каким образом обстоятельство взаимозависимости повлияло или могло повлиять на условия и экономические результаты данного договора
Постановление ФАС Московского округа от 10.12.2012 по делу № А40-33064/12-115-6 По мнению ИФНС, налогоплательщик неправомерно применял вычеты по НДС и учитывал расходы по уплате лицензионных платежей (роялти) в пользу иностранных организаций по договорам о предоставлении неисключительной лицензии на товарные знаки «Castrol» и «BP», поскольку они экономически не обоснованы. Тот факт, что он самостоятельно обратился к правообладателям о предоставлении прав, свидетельствует о том, что уплата роялти не являлась для него обязательным условием деятельности. Суд признал позицию ИФНС неправомерной и указал, что налогоплательщик получал доходы от реализации товаров с нанесенными на них товарными знаками, поэтому расходы в виде роялти являлись для него неизбежными, без них вся его деятельность по реализации моторных масел под соответствующими марками была бы невозможна, поэтому данные затраты не могут быть экономически не обоснованными.Обращение к правообладателям с просьбой означает, что они не были обязаны предоставлять права на товарные знаки, но без них компания не смогла бы законно осуществлять свою основную коммерческую деятельность, поэтому учет затрат на их получение правомерен.
Постановление ФАС Уральского округа от 17.05.2012 № Ф09-3637/11 ИФНС признала неправомерным включение в состав расходов затрат по перечислению денежных средств в адрес кипрской компании за пользование товарным знаком. Инспекция указала, что эти денежные средства переданы иностранной компанией в виде займов организациям, взаимозависимым с налогоплательщиком, и затем через цепочку взаимозависимых организаций возвращены налогоплательщику. Таким образом, целью сделок было не получение экономических выгод в виде прибыли при использовании товарного знака, а вывод части прибыли из-под налогообложения. Суды выводы инспекции отклонили, указав, что налогоплательщик подтвердил экономическую обоснованность расходов, их направленность на получение. Кроме того, суды пришли к выводу о том, что налоговым органом не было представлено надлежащих доказательство взаимозависимости налогоплательщика и лицензиара.
Постановление ФАС Уральского округа от 29.12.2011 № Ф09-8395/11 Инспекция признала неправомерным включение в состав расходов затрат на товарный знак «Монетка» (по сублицензионному договору). Инспекция пришла к выводу, что платежи носят формальный характер, их цель – минимизация прибыли, российский налогоплательщик и должностные лица взаимозависимых организаций осуществляли указанные сделки не с целью получения прибыли, а для необоснованного завышения расходов. Суды выводы инспекции отклонили. Заключая сублицензионный договор, компания действовала в соответствии со своей уставной деятельностью, направленной на извлечение прибыли и увеличение ее показателей, развитие розничной сети «Монетка». Инспекция не обосновала, как обстоятельство взаимозависимости участников такого договора повлияло на его условия и экономические результаты.
Постановление Президиума ВАС РФ от 28.10.2010 №8867/10 по делу № А40-41114/09-151-229 ИФНС и суды трех инстанций исключили из состава расходов, учитываемых при налогообложении прибыли, затраты на выплату лицензионных платежей за пользование товарными знаками.Инспекция и суды указали, что товарные знаки фактически использовались не налогоплательщиком, которые выплачивал платежи за них, а другой организацией. Уплата налогоплательщиком роялти со стоимости табачной продукции, реализуемой независимым дистрибьюторам, приводила к завышению этих платежей. Президиум ВАС РФ признал неправомерными выводы судов, исходя из того, что обоснованность расходов не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата.Изменение договорной структуры внутри холдинга, осуществляющего как производство, так и реализацию табачной продукции через организации, выступающие в качестве самостоятельных налогоплательщиков, и перенос бремени уплаты лицензионных платежей с завода на компанию налогоплательщика, не противоречит требованиям налогового законодательства. Само по себе наличие между заводом и компанией взаимозависимости при отсутствии у ИФНС доказательств получения налоговой выгоды от использования товарных знаков значения не имеет.Более того, ИФНС частично приняла расходы с операций по использованию товарных знаков, тем самым признав их направленность на получение дохода.

Мы, как практикующие налоговые юристы, всегда окажем профессиональную поддержку и законную защиту в спорах, чтобы вы и ваша компания имели возможность получить наилучший результат.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *