Право на защиту чести нарушено. Что решил суд?

Для того, чтобы стало понятно, что подразумевается именно в юридическом смысле под честью, достоинством и деловой репутацией, давайте рассмотрим каждое из этих понятий и попробуем посмотреть на них с новой точки зрения. Потому что именно бытовой и философский взгляд на честь, достоинство и репутацию мешает нам вовремя обратиться к профессиональному юристу.

К сожалению, в большинстве своем граждане нашего государства проглатывают все несправедливые поползновения, ограничиваясь яростным обсуждением на кухне с друзьями и родными: «Мол, Бог накажет этих негодяев, Вася» или «Когда-нибудь я отомщу, они меня еще узнают, Маша, вот увидишь». Для того, чтобы получить шанс на юридическую победу, нужно понимать, что такая победа возможна. И твердо знать, в каких случаях игра будет стоить свеч.

Конечно, в этой статье невозможно отразить все тонкости темы, но, по крайней мере, Вы сможете получить представление о том, как все эти понятия представлены в законодательной плоскости.

Что такое честь, деловая репутация и достоинство?

Право на защиту чести нарушено. Что решил суд?

Деловая репутация – подразумевает объективное (со знаком плюс и со знаком минус) общественное мнение о гражданине или об юридическом лице. Перейдем к понятия достоинства. Здесь идет некое разделение:

А) честь и достоинство юридического лица

Б) честь и достоинство гражданина (физического лица)

В случае «Б» понятие достоинства представляется намного шире, многообразнее. Можно вспомнить про человеческое, национальное, женское и мужское достоинство. Конечно, признание человека высшей общественной ценностью осуществлено пока только на уровне писателей-фантастов и в программах гуманитарных организаций.

Тем не менее, в юридическом смысле защита человеческого достоинства – живое понятие, а не миф. Уважение к основным жизненным правам человека, обеспечение для него соответствующих условий – вот что подразумевается под уважением к человеческому достоинству.

Вернемся к пункту «А» (честь и достоинство юридического лица). Здесь все намного проще. Как правило, речь идет о добросовестности в бизнесе. Иногда с просьбой о защите достоинства обращаются общности людей, общественные движение.

В этом случае действует одно простое правило: на гражданско-правовую защиту могут рассчитывать только юридические лица.

Если Вы состоите в такой общественной организации, помните, что лишь отдельные граждане как представители могут требовать защиты лично своей чести и достоинства.

Кто может требовать защиты?

Право на защиту чести нарушено. Что решил суд?

Тут пути гражданина и организации опять сходятся. Оба имеют право требовать опровержения сведений, которые нанесли ущерб их чести, достоинству и деловой репутации. Хотя распространитель таких сведений может доказать, что они достоверны (ст. 152 ГК). Поэтому право, защищаемое в указанной статье можно определить, прежде всего, как право на объективную и достоверную оценку его поведения, репутации. Публичная оценка должна соответствовать действительности в деловых качествах, морали, выполняемых требованиях закона.

Право на защиту чести нарушено. Что решил суд?

Гражданско-правовая защита возможна и в случае неумышленности, поскольку не зависит от степени вины лица, которое распространило клевету и оскорбления. Также гражданская защита существует и для граждан, и для юридических лиц, имеет своей целью восстановление нарушенного неимущественного интереса.

Многие граждане считают, что если они не могут доказать намеренность действий – то и защита для них невозможна. Есть еще много подобных нюансов, которые зависят от каждого конкретного случая. Поэтому не стоит советоваться с женой и соседом – обратитесь в нашу компанию. Зачастую из-за ограниченной информации в таких вопросах мы терпим то, что терпеть вовсе не обязаны.

В каких случаях следует обращаться в  суд?

Возвращаясь к порочащим сведениям… Прежде всего, речь идет об информации, которая принижает честь и достоинство организации или гражданина в том, что касается общественного мнения или даже мнения отдельных конкретных лиц.

Право на защиту чести нарушено. Что решил суд?

  • обвинения в националистических высказываниях;
  • в незаконном получении денег;
  • в обмане на работе;
  • даже в нарушении семейного долга (например, кто-то утверждает, что вы выгоняете из квартиры жену и ребенка);
  • обвинение в оскорблении чести женщины;
  • в недобросовестности разного рода (в том числе в профессиональной);
  • в совершении преступлений;
  • в клевете и т.п.

Если не установлено, что эти сведения достоверны (презумпция добропорядочности) – то все это считается ложной информацией, порочащей гражданина или организацию.

В отличие от законодательства многих зарубежных стран, в России пока нет прямого запрета на диффамацию.

Речь идет о разглашении правдивых сведений, которые не имеют отношения к общественной оценке, но приводят к моральному угнетению лица, о котором идет речь.

В качестве примера можно привести разглашение информации о том, что человек болен СПИДОМ. Если Вы столкнулись с диффамацией – к сожалению, российский суд Вам пока не поможет.

Право на защиту чести нарушено. Что решил суд?

  • имело ли место распространение этих сведений;
  • соответствуют ли сведения действительности;
  • порочат ли они Ваши честь и достоинство.

Еще один важный момент, о котором часто не знают обыватели – на подобные требования исковая давность не распространяется (ст. 208 ГК РФ). Можно продолжать защищать честь, достоинство и деловую репутацию даже после смерти граждан (или после прекращения деятельности юридического лица – что бывает важно, если у них есть правопреемники).

Способы защиты

Если предмет иска подтверждается в суде, выносится решение об удовлетворении предмета иска. В противном случае – следует ждать отказа. Но, еще до рассмотрения иска, суд может обязать ответчика не распространять спорные сведения до вынесения решения. Если исковые требования удовлетворяются, суд определяет способ опровержения.

Право на защиту чести нарушено. Что решил суд?

Если речь идет о служебной характеристике или ином документе с порочащими сведениями – они подлежит замене.

В случае с книгами, эстрадными выступлениями и т.п. – суд может обязать прекратить выпуск данной продукции.

И, наконец, о вопросе, который интересует почти всех, кто обращается за гражданской защитой – возмещение морального вреда. В соответствии со статьей 1064 ГК РФ истец вправе поставить такой вопрос перед судом и взыскать моральный вред с ответчика.

Пример: партнер отказался от уже подготовленного договора из-за ложной информации, распространенной о фирме истца. Возмещают ущерб СМИ, а также виновные должностные лица.

Если истцу причинен моральный ущерб – он возмещается в соответствии со ст. 151 и 1101 ГК РФ (денежная компенсация). Размеры компенсации зависят от степени вины нарушителя.

Учитывается степень физических и нравственных страданий истца, его индивидуальные способности переносить эти страдания.

Внимание! Моральный вред не компенсируется юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, а только гражданам.

Срок исковой давности по искам о защите чести | Адвокат Мугин Александр

Право на защиту чести нарушено. Что решил суд?Исковая давность нужна для того, чтобы лица, чьи права нарушены, своевременно обращались за их защитой в суд.

Если срок исковой давности пропущен и ваш оппонент заявит об этом в процессе, то суд откажет в удовлетворении иска и прекратит производство по делу.

По поводу исковой давности существует много вопросов, а также позиций и разъяснений судов, специальные правила исчисления сроков, возможность приостановления, прерывания и восстановления сроков. Так что предлагаю разобраться с исковой давностью в контексте споров о защите чести, достоинства и деловой репутации, разложим на атомы пару норм права (будет не легко, но интересно).

Какой же срок исковой давности по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации?

  • Напомню, что защищать честь, достоинство и деловую репутацию можно путем обращения в суд с требованиями:
  • (1) об опровержении порочащих сведений,
  • (2) об удалении соответствующей информации,
  • (3) а также о возмещении убытков и компенсации морального вреда.

Пунктом 8 ст.

152 также предусмотрено, что, если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию невозможно, потерпевший (4) вправе обратиться с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности.

Практика идет по пути, когда истцы всегда просят признать, а суды признают (или отказывают в удовлетворении требований) все оспариваемые распространенные сведения и не соответствующими действительности, и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию.

Тут я не вижу ничего страшного, учитывая диспозитивность нормативно-правового регулирования.

Не написано же в п. 8 ст. 152 ГК РФ, что только в случае, когда нельзя установить распространителя заявитель вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности, значит может просить признать не соответствующими действительности и в случаях, когда распространитель сведений известен.

Тем более, что ст. 12 ГК РФ позволяет осуществлять защиту гражданских прав иными способами, предусмотренными законом. Способ есть – запрета нет.

  1. Право на защиту чести нарушено. Что решил суд?Также, для того, чтобы отследить логику размышлений, отметим, что в гражданском кодексе «честь», «доброе имя» и «деловая репутация» прямо поименованы, как нематериальные блага (про достоинство тут законодатель запамятовал).
  2. Что касается сроков исковой давности, то статьей 208 ГК РФ предусмотрено, что исковая давности не распространяется на, помимо прочего, требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом.
  3. Находим статью 152 ГК РФ, которая регулирует правила защиты таких нематериальных благ как «честь» и «деловая репутация» от распространения порочащих сведений.

Читаем ст. 152 ГК РФ до пункта 10, а там написано, что «срок исковой давности по требованиям, предъявляемым в связи с распространением указанных сведений в средствах массовой информации, составляет один год со дня опубликования таких сведений в соответствующих средствах массовой информации».

Получается, что по публикациям на ресурсах, не являющихся средствами массовой информации, нет срока исковой давности, а по требованиям к публикациям, сделанным средствами массовой информации – 1 год.

Казалось бы все, можно заканчивать статью – расходимся.

Но не все так просто

Если вы решили судиться со СМИ по поводу публикаций, сделанных более чем год назад до обращения в суд, а такое бывает, когда необходимо из интернета старый негатив «выпилить», рано опускать руки, особенно, если вы решили судиться в Краснодарском крае.

Читайте также:  Новые условия приостановления операций по счету

В этом случае мы достаем уже знакомое нам Решение Арбитражного суда Краснодарского края по делу № А32-43312/2019 (по иску О. Дерипаски к The Times и другим газетам), о котором я писал в предыдущей статье, и читаем мотивировку. В мотивировочной частью решения сложно согласиться, но кто мы такие, чтобы спорить с решением суда, это суд так решил, решение вступило в законную силу.

В данном споре О. Дерипаска оспаривал содержание статей, опубликованных почти 10 лет назад.

Тот факт, что The Times и The Telegraph уже больше 100 лет являются средствами массовой информации вроде как общеизвестный факт.

О. Дерипаска просил суд признать сведения, распространенные в статьях (1) не соответствующими действительности, (2) порочащими деловую репутацию.

Из решения не понятно заявляли ли ответчики о пропуске срока исковой давности, но суд привел свои доводы по данному вопросу.

В обоснование того, что срок исковой давности, предусмотренный п. 10 ст. 152 ГК РФ не применяется к рассматриваемому иску, суд указал буквально следующее:

«Истец оспаривает порочащие сведения, тогда как п. 10 ст. 152 ГК РФ применяется только к случаям распространения недостоверных (но не порочащих) сведений».

 Право на защиту чести нарушено. Что решил суд?Я понимаю, что это сложно для понимания, сам раз двадцать перечитывал.

Получается, что суд решил, что О. Дерипаска оспаривал, сведения и просил их признать порочащими и не соответствующими действительности, но он не спорил с тем, что такие сведения являются достоверными – очевидно, что это не так.

По факту, суд «склеил» понятия «не соответствующие действительности сведения» и «недостоверные сведения».

Вернемся еще раз к формулировке п. 10 ст. 152 ГК ФР: «Срок исковой давности по требованиям, предъявляемым в связи с распространением указанных сведений в средствах массовой информации, составляет один год со дня опубликования таких сведений в соответствующих средствах массовой информации».

Каких «указанных сведений»?

В ст. 152 ГК РФ речь идет о:

а) порочащих сведениях (п. 1-9 ст. 152 ГК РФ);

б) порочащих сведениях, не соответствующих действительности (п. 8 ст. 152 ГК РФ).

Где суд в формулировке п. 10 ст. 152 ГК РФ увидел исключение «недостоверных сведений» из сферы применения нормы мне не понятно, но суду виднее.

Смотрим еще раз п. 8 ст. 152 ГК РФ «Если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, невозможно, гражданин, в отношении которого такие сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности».

При буквальном толковании получается, что ст. 152 ГК РФ использует понятие «не соответствующих действительности сведений» только в контексте того, что они, конечно, являются порочащими, а понятие «недостоверные сведения» вообще не используется в данной норме.

Как видно, логика суда – не достаточно логичная.

Порядок защиты чести, достоинства и деловой репутации

Право на защиту чести нарушено. Что решил суд?

Честь, достоинство и деловая репутация – нематериальные блага, право на защиту которых гарантировано Конституцией РФ. Данное правило подтверждается п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» и подлежит неукоснительному соблюдению как судебными органами, так и любыми другими лицами.

Что понимается под честью, достоинством и деловой репутацией?

Нормативные акты не дают четкого и однозначного определения каждого термина, однако исходя из судебной практики, научных публикаций и мнений практикующих юристов, можно сформулировать следующие определения перечисленных выше понятий:

  • Честь – оценка человека с социально-этической точки зрения, основанная на духовных, социальных и этических качествах конкретного лица;
  • Достоинство – самооценка человека, его осознание себя как личности;
  • Деловая репутация – общая оценка как личностных, так и профессиональных качеств гражданина или компании, признание этих качеств и объективное мнение общества и третьих лиц о данном лице (компании).

Примечание: Возможно, данные определения не являются точными или исчерпывающими  с точки зрения глубокого научного анализа данных понятий, однако они весьма доступно позволяют получить представление о том, что же представляет то или иное нематериальное благо.

Право на защиту чести нарушено. Что решил суд?

Статьей 152 ГПК РФ установлено, что вред перечисленным нематериальным благам может быть причинен путем распространения информации, порочащей доброе имя гражданина или юридического лица.

При этом способ совершения такого деяния никакого значения не имеет – сведения могут быть опубликованы в прессе; оглашены в интервью или публичном выступлении; написаны на форуме или публикации на сайте, размещены в социальной сети.

ВАЖНО: Сообщение порочащей информации лично лицу, которого она касается, не образует нарушения права гражданина на доброе имя. Однако при сообщении подобных сведений в присутствии посторонних лиц гражданин, в отношении которого сообщены данные сведения, имеет полное право обратиться за защитой чести и достоинства.

В качестве примера сведений, порочащих честь и  достоинство гражданина, можно отметить:

  • Распространение ложных сведений о совершении гражданином поступков или действий, подлежащих осуждению с точки зрения морали и этики (например, сведения о распутном образе жизни, алкоголизме, супружеских изменах и т.д.);
  • Оскорбительные высказывания по националистическому, социальному или половому признаку;
  • Обвинение в совершении правонарушения или преступления (при этом для распространителя также может наступить уголовная ответственность по ст. 128.1 УК РФ – «Клевета, сопряженная с обвинением в совершении тяжкого или же особо тяжкого преступления»);
  • Клевета и оскорбления в любых видах и формах;
  • Обвинение в профессиональной недобросовестности, некомпетентности.

Деловая репутация юридического лица может быть подорвана:

  • Ложной информацией о недобросовестном отношении к контрагентам, неисполнении обязательств;
  • Обвинениями в незаконной деятельности компании, отсутствии лицензий, компетентных специалистов, разрешений и т.д.
  • Негативными сведениями в отношении конкретных сотрудников, если такие сведения связаны напрямую с профессиональной деятельностью фирмы и т.д.

ВАЖНО: В ряде случаев для признания сведений порочащими должна быть обязательно установлена их ложность. Сообщение в прессе, к примеру, о вынесении в отношении гражданина судебного приговора по какой-либо статье УК РФ не может быть признано распространением порочащих сведений, пусть даже такая информация и формирует негативное отношение общества к нему.

Примечательно, что наличие в действиях распространителя порочащих сведений любого состава административного правонарушение или уголовного преступления (клевета, оскорбление и т.д.) не лишает потерпевшего права получения возмещения морального вреда в рамках положений ст. 152 ГК РФ.

Способы защиты чести, достоинства и деловой репутации

  • Защита прав граждан и юридических лиц в данном случае осуществляется исключительно в судебном порядке путем обращения потерпевшего лица в суд с соответствующим заявлением.
  •  Статьей 152 ГПК РФ предусмотрены два способа восстановления нарушенного права:
  • ВАЖНО: Правом на возмещение морального вреда  обладают лишь граждане Юридические лица вправе требовать лишь опровержения опубликованных порочащих репутацию сведений или же удаления их в случаях, когда установить лицо, опубликовавшие их, не представляется возможным.

Опровержение должно быть дано тем же способом, каким опубликованы порочащие сведения. Размещенные сведения в сети Интернет должны быть удалены и в дальнейшем опровергнуты любым способом, который предполагает доведение указанных сведений до пользователей сети Интернет.

Порядок опровержения информации, признанной на основании судебного решения порочащей, прописывается судом индивидуально в каждом случае. При этом неисполнение нарушителем судебного решения влечет применение к нему дополнительных мер ответственности, но не лишает его обязанности удалить порочащую информацию.

Исковое заявление о защите чести, достоинства и деловой репутации подается:

  1. Физическими лицами – в суды общей юрисдикции, находящимися по месту жительства ответчика-гражданина или по месту  регистрации юридического лица.
  2. Юридическими лицами и ИП в случаях, если распространение порочащей информации напрямую связано со сферой предпринимательской деятельности, — в арбитражный суд по месту нахождения ответчика.

Примечание: Если в деле о защите нематериальных благ участвует физическое лицо, то арбитражные суды обязаны рассматривать такие дела вне зависимости от того, кто является стороной по делу (п. 2 Обзора судебной практики, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016).

Если установить лицо, распространявшее порочащие сведения, не удается, иск об удалении или же даче опровержения порочащей информации может быть подан к изданию, владельцу сайта или иного сервиса, на котором размещена или размещалась клеветническая информация. Требования суда о удалении информации или ее опровержение будут обязательными для владельца сайта, СМИ или иного издания.

Обращение с иском о защите нарушенных прав в суд

Порядок обращения в суд за защитой чести, достоинства и деловой репутации урегулирован ст. 131-132 ГПК РФ, регламентирующей общие требования к форме и содержанию иска, с учетом особенностей, прописанных ст. 152 ГК РФ.

Подробно разбирать типовые образцы исковых заявлений, их содержание и другие нюансы не имеет смысла, поскольку сложность данного направления и небольшой массив судебной практики практически исключает самостоятельную эффективную защиту своих нематериальных благ гражданами и организациями.

Я, адвокат Коченков В.В., оказываю полный комплекс юридических услуг по защите чести, достоинства и деловой репутации, начиная от юридической консультации и подготовки иска, заканчивая содействием в фактическом исполнении вынесенного судом решения.

Кс признал нарушение права на защиту, отказывая в принятии жалобы — ассоциация юристов россии

16 Февраля 2021

Эксперты «АГ» обратили внимание, что Суд фактически признал возможность наступления негативных последствий для осужденного в случае изменения вида участия обвиняемого при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции, которые устраняются правильным правоприменением. В Определении от 28 января 2021 г.

№ 16-О Конституционный Суд указал, что изменение в суде апелляционной инстанции оценки вида участия подсудимого (его роли) в совершении преступления может повлечь нарушение его права на защиту. Апелляционным определением от 24 января 2020 г.

Читайте также:  Комментарий экспертов: изменения в области охраны труда

был изменен приговор, вынесенный в том числе в отношении Дмитрия Байнова: его действия (два эпизода) по незаконному перемещению через государственную границу РФ с государствами – членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС стратегически важных ресурсов в крупном размере, совершенные в составе организованной группы, были переквалифицированы с ч. 3 ст. 226.1 УК на ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст.

226.1 Кодекса. Как установил суд второй инстанции, доказательствами не подтверждается совершение преступлений организованной группой, а Дмитрий Байнов не совершал действий, направленных на достижение преступного результата, лишь пообещав исполнителям сбыть предметы контрабанды, что, не относясь к объективной стороне преступления, образует такую форму соучастия, как пособничество.

Дмитрий Байнов обратился в Конституционный Суд. Он попросил признать не соответствующим Конституции п. 1 ч. 1 ст. 389.

26 «Изменение приговора и иного судебного решения» УПК, утверждая, что данная норма в нарушение права обвиняемого (осужденного) на защиту позволяет суду апелляционной инстанции давать содеянному свою уголовно-правовую оценку, которая не охватывается диспозицией первоначально вмененной нормы уголовного закона и отличается по объекту и объективной стороне преступного деяния.

Изучив материалы дела, КС сослался на ряд своих определений и отметил, что ч. 1 ст. 389.26 УПК предусматривает, что при изменении приговора и иного судебного решения в апелляционном порядке суд вправе наряду с прочим смягчить осужденному наказание или применить в отношении его уголовный закон о менее тяжком преступлении (п. 1). При этом в соответствии с ч. 1 ст. 389.

13 этого Кодекса производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном его гл. 35–39 (с изъятиями, предусмотренными его гл. 45.1), регулирующими в том числе общие условия судебного разбирательства, включая требования ст.

252 УПК, в силу которых судебное разбирательство по уголовному делу проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению, а изменение обвинения допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту, что служит одной из важнейших гарантий права обвиняемого на защиту.

Суд указал, что Пленум ВС также подчеркивает, что судебное разбирательство судом апелляционной инстанции проводится в соответствии с требованиями ч. 1 ст.

252 УПК в пределах предъявленного лицу обвинения; суд вправе изменить приговор либо отменить приговор и вынести новое судебное решение, если этим не ухудшается положение осужденного по отношению к обвинению, предъявленному органами предварительного расследования, и не нарушается его право на защиту (п. 15 и 16 Постановления от 27 ноября 2012 г.

№ 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции»). Согласно п. 20 Постановления Пленума ВС от 29 ноября 2016 г.

№ 55 «О судебном приговоре» суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия (бездействие) подсудимого по другой статье уголовного закона, по которой подсудимому не было предъявлено обвинение, лишь если действия (бездействие) подсудимого, квалифицируемые по новой статье, вменялись ему в вину, не содержат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от поддержанного государственным (частным) обвинителем обвинения, а изменение обвинения не ухудшает положения подсудимого и не нарушает его права на защиту; в отличие от более тяжкого обвинения, обвинением, существенно отличающимся от первоначального по фактическим обстоятельствам, следует считать всякое иное изменение его формулировки (вменение других деяний вместо ранее предъявленных или преступления, отличающегося от предъявленного по объекту посягательства, форме вины и т.д.), если при этом нарушается право подсудимого на защиту. КС сослался и на свое Определение от 29 мая 2019 г. № 1255-О, согласно которому изменение в суде апелляционной инстанции оценки вида участия подсудимого (его роли) в совершении преступления может повлечь нарушение его права на защиту, когда его деяние хоть и предусмотрено той же статьей Особенной части уголовного закона, по которой ему было предъявлено обвинение, но новая квалификация содеянного предполагает иные по характеру действия подсудимого, имеет существенные отличия с точки зрения объективных и субъективных признаков от ранее предъявленного обвинения. Таким образом, указал Суд, п. 1 ч. 1 ст. 389.26 УПК сам по себе не может расцениваться как нарушающий конституционные права заявителя. Проверка же правомерности конкретных правоприменительных решений по его делу предполагает исследование обстоятельств этого дела и не относится к компетенции Конституционного Суда. Президент подписал поправки в закон о Конституционном Суде После официального опубликования документа судьи КС утратят право не только обнародовать свои особые мнения, но и публично ссылаться на них Кроме того, заметил Суд, в соответствии с п. «а» ч. 4 ст. 125 Конституции (с учетом изменений, вступивших в силу 4 июля 2020 г.) Конституционный Суд в порядке, установленном федеральным конституционным законом, проверяет по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан конституционность законов и иных нормативных актов, указанных в п. «а», «б» ч. 2 той же статьи, примененных в конкретном деле, если исчерпаны все другие внутригосударственные средства судебной защиты. При этом согласно ч. 4 ст. 2 Закона от 9 ноября 2020 г. № 5-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации»» до истечения шести месяцев со дня его вступления в силу под исчерпанием понимается подача заявителем любой кассационной жалобы, касающейся применения оспариваемой нормы, если она не привела к устранению признаков нарушения его прав. Дмитрием Байновым же представлены только решения судов первой и апелляционной инстанций, что не позволяет сделать вывод об исчерпании им внутригосударственных средств судебной защиты, резюмировал КС.

Юрист КА «Параграф» Григорий Грибков отметил, что указание суда апелляционной инстанции на совершение подсудимым преступления в роли, отличной от вмененной следственными органами, лишает защитников возможности сослаться на релевантные для нее факты, перестроить линию защиты в связи с новой квалификацией. «Не сможет изменить ситуацию и обращение в кассационный суд, поскольку кассационная инстанция не рассматривает факты дела. Таким образом, право подсудимого на защиту нарушается», – посчитал он.

По мнению Григория Грибкова, хотя Конституционный Суд и не принял жалобу к рассмотрению, он признал, что изменение в суде апелляционной инстанции оценки роли подсудимого в совершении преступления может повлечь нарушение права подсудимого на защиту, поэтому указанное определение Конституционного Суда вселяет надежду на предотвращение подобных случаев в будущем.

Заместитель генерального директора Юридической Команды «АТЕРС» Станислав Малышкин назвал правовую позицию КС ожидаемой: судебное разбирательство в суде апелляционной инстанции производится в пределах предъявленного обвинения, и новое решение возможно только в случае, если этим не ухудшается положение обвиняемого по отношению к предъявленному обвинению. Это прямо закреплено ст. 252 УПК. Таким образом, отметил он, обжалуемые заявителем нормы действительно представляются соответствующими Конституции.

По его мнению, важно другое – КС фактически признал возможность наступления негативных последствий для осужденного в случае изменения вида участия обвиняемого при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции. «Однако оценивать данные обстоятельства должны исключительно суды общей юрисдикции вышестоящих инстанций», – добавил он.

«По собственному опыту знаю, что само определение Конституционного Суда не может сформировать полного представления о проблеме, которую поднимает заявитель. Очень важны детали, которые отражены в жалобе и материалах уголовного дела.

Никакая жалоба не будет направляться в Конституционный Суд для праздного любопытства.

Видимо, заявитель и его адвокаты столкнулись с ситуацией, по которой нет прямого положения в законах или разъяснениях Верховного Суда», – посчитал Станислав Малышкин.

Право на защиту чести нарушено. Что решил суд? Право на защиту чести нарушено. Что решил суд?

Источник: Адвокатская газета

Вс запретил судьям затыкать рот адвокатам, по-своему оценивающим доказательства

Право на защиту чести нарушено. Что решил суд? Foter

Суд не может лишить защитника права высказать в прениях сторон мнение по поводу допустимости доказательств. Об этом напомнил Верховный суд, отменивший приговор из-за соответствующего нарушения, сказано в обзоре ВС.

Владимир Гру, Николай Ардабацкий, Евгений Яковлев и Виталий Озерной были осуждены по ч. 2 ст. 209 УК РФ и другим статьям.

Как позже выяснил ВС, в ходе прений сторон председательствующий постоянно прерывал адвоката Яковлева из-за того, что тот якобы по-своему интерпретировал доказательства и оценивал их. В итоге судья вообще лишил адвоката права участвовать в прениях. Аналогичную меру он применил и к другим защитникам, после чего те обратились с жалобой в Верховный суд.

Судебная коллегия по уголовным делам ВС сочла такие действия нарушением закона.

«В соответствии с ч. 5 ст. 292 УПК РФ суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон. При этом председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу, а также доказательств, признанных недопустимыми», — напомнил ВС.

Однако судья, рассматривавший дело, установил не основанные на законе ограничения для участия в судебных прениях защитников; предусмотренных законом оснований для лишения адвоката права на выступление в судебных прениях не имелось.

«Выступая в судебных прениях, защитник вправе дать оценку всем исследованным доказательствам, в том числе и тем, в отношении которых судом принималось решение об отказе в признании их недопустимыми. Более того, это является обязанностью защитника в силу ч. 1 ст.

248 УПК РФ, из которой следует, что защитник подсудимого излагает суду свое мнение по существу обвинения и его доказанности, об обстоятельствах, смягчающих наказание подсудимого или оправдывающих его, о мере наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства», — указал ВС.

Также было установлено, что судья давал оценку некоторым доказательствам на предмет их достоверности, хотя это должно было произойти лишь при постановлении приговора.

ВС счел, что суд первой инстанции нарушил права адвокатов. Приговор отменен, а дело передано на новое рассмотрение.

Читайте также:  Торговая компания продает контрафактную продукцию. Каких санкций могут добиться юристы правообладателя

Решение Верховного суда: Определение N 14-КГ16-6 от 14.06.2016 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

  • ВЕРХОВНЫЙ СУД
  • РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • Дело №14-КГ 16-6

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 14 июня 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова ВВ.,

судей Романовского С В . и Гетман Е.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Величко С В к Кулешовой В В о защите чести достоинства, деловой репутации, компенсации морального вреда

по кассационной жалобе Кулешовой В В на решение Россошанского районного суда Воронежской области от 18 мая 2015 г. и на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 1 сентября 2015 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского СВ.,

установила:

Величко С В . обратился в суд с иском к Кулешовой В В . о защите чести, достоинства, деловой репутации, компенсации морального вреда.

Иск обоснован тем, что в письме от 17 декабря 2013 г., направленном ответчицей в отдел образования администрации Подгоренского муниципального района Воронежской области, распространены сведения не соответствующие действительности и порочащие честь, достоинство и деловую репутацию истца, работающего директором МКОУ общеобразовательная школа № .

Истец просил суд признать сведения, распространенные Кулешовой ВВ.

, не соответствующими действительности, порочащими его честь, достоинство и деловую репутацию, обязать ответчицу дать опровержение указанных сведений путем направления заявления в отдел образования администрации Подгоренского муниципального района Воронежской области, взыскать компенсацию морального вреда в размере 50 000 рублей, а также судебные издержки.

Решением Россошанского районного суда Воронежской области от 18 мая 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 1 сентября 2015 г.

, исковые требования удовлетворены частично распространенные Кулешовой В.В. сведения, содержащиеся в письменном обращении от 17 декабря 2013 г.

, о том, что истец имеет психическое отклонение, не адекватен, не воспитан, признаны не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию Величко С В . На Кулешову В.В.

возложена обязанность дать опровержение указанных сведений путем направления заявления в отдел образования администрации Подгоренского муниципального района Воронежской области, с нее взыскана компенсация морального вреда в размере 25 000 рублей, а также судебные издержки.

В кассационной жалобе Кулешова В.В. просит отменить названные судебные акты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С В . от 10 мая 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что ответчица не оспаривала факт распространения сведений о том, что Величко С В .

имеет психическое отклонение, не адекватен, не воспитан, но не представила доказательств их соответствия действительности, в связи с чем суд пришел к выводу, что письменное обращение Кулешовой В.В. от 17 декабря 2013 г.

содержит сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию истца.

Суд апелляционной инстанции признал, что фраза о том, что Величко С В .

имеет психическое отклонение, неадекватен, невоспитан умаляет деловую репутацию, честь и достоинство истца, поскольку содержит сведения о совершении истцом неэтичных действий, нарушающих общепринятые моральные нормы и принципы, характеризующие моральные качества истца, формирующие отрицательный имидж, носит порочащий характер. Указанная фраза не содержит оценочных суждений, которые не подлежат проверке на предмет их соответствия действительности.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В силу пункта 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.

Как разъяснено в пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г.

№ 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», в соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

При рассмотрении дел о защите чести и достоинства одним из юридически значимых обстоятельств, подлежащих установлению, является характер распространенной информации, то есть установление того, является ли эта информация утверждением о фактах либо оценочным суждением мнением, убеждением.

Судебная коллегия по гражданским делам Воронежского областного суда при рассмотрении дела исходила из того, что выражения

«неадекватный» и «невоспитан» являются сведениями о фактах. При этом судом не учтено, что сведения о фактах могут быть проверены на предмет их соответствия действительности.

Вышеуказанные характеристики являются оценочным суждением и не могут быть проверены на их соответствие действительности в силу субъективности восприятия таких понятий как «адекватность» и «воспитанность», на что ссылалась ответчица.

Суд второй инстанции признал не соответствующей действительности фразу о том, что Величко С В . имеет психическое отклонение, также расценив ее как утверждение о факте.

Однако делая такой вывод, коллегия не дала указанной фразе оценки, исходя из буквального ее содержания и контекста: «Складывается мнение, что эти люди имеют психическое отклонение, они просто не адекватны».

В таком виде указанная фраза судом апелляционной инстанции не анализировалась, что является существенным нарушением норм процессуального права, а именно статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд в нарушение положений статьи 195 и пункта 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не привел каких-либо правовых доводов, позволявших оспариваемые высказывания ответчицы, предварявшиеся словами «Складывается мнение, что…», отнести к утверждению о фактах, а не к оценочному суждению (мнению).

Кроме того, каждый гражданин имеет право свободно и добровольно обращаться в государственные органы, органы местного самоуправления и к должностным лицам в целях защиты своих прав и законных интересов либо прав и законных интересов других лиц.

При этом гражданин может указать в обращении на известные ему факты и события, которые, по его мнению имеют отношение к существу поставленного в обращении вопроса и могут повлиять на его разрешение.

То обстоятельство, что изложенные в обращении сведения могут не найти своего подтверждения, не является основанием для привлечения заявителя к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, если соответствующее обращение обусловлено его попыткой реализовать свои конституционные права, имеющие выраженную публичную направленность, в целях привлечения внимания к общественно значимой проблеме. Иное означало бы привлечение лица к гражданскоправовой ответственности за действия, совершенные им в пределах предоставленных ему конституционных прав, а равно при исполнении им своего гражданского долга.

Обращение Кулешовой В.В. в отдел образования администрации Подгоренского муниципального района Воронежской области, в котором она дает оценку поведению истца, само по себе не может служить основанием для привлечения ее к гражданско-правовой ответственности предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Также судом не учтено, что согласно части 3 статьи 29 Конституции Российской Федерации никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

Возложение судом на Кулешову В.В.

обязанности дать опровержение ее оспариваемым высказываниям путем направления письменного заявления в отдел образования администрации Подгоренского муниципального района Воронежской области, в котором надлежало указать, что изложенные ею в письменном обращении от 17 декабря 2013 г.

сведения не соответствуют действительности, порочат честь, достоинство и деловую репутацию истца, в действительности принуждает ответчицу отказаться от своего субъективного мнения, что привело бы к умалению ее права свободно выражать свое мнение.

  1. При таких обстоятельствах апелляционное определение подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
  2. Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
  3. определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 1 сентября 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение вЪудапелляционной инстанции.

Председательствующий

Судьи

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *