Подведомственность дел по трудовым спорам с участием единоличного исполнительного органа

Чтобы спор возможно было решить в суде, необходимо составить исковое заявление и определить суд, который вправе рассматривать спор. 

Подведомственность дел по трудовым спорам с участием единоличного исполнительного органа

Зачастую даже опытные юристы ошибаются в выборе надлежащего суда. Определение органа судебной власти, куда нужно подать конкретное исковое заявление, зависит от подсудности и подведомственности спора.

Подведомственность — это разграничение компетенции между органами власти.

Споры могут быть подведомственны судам общей юрисдикции и арбитражным судам.

Суды общей юрисдикции: мировой суд, районный суд, областной суд — рассматривают споры с участием граждан и юридических лиц по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений (п.1 ст. 22 ГПК РФ).

Арбитражные суды — рассматривают экономические споры и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности (п. 1 ст. 27 АПК РФ).

Для выяснения подведомственности достаточно определить, является ли спор экономическим и связанным с предпринимательской деятельностью.

Внимание! Предпринимательская деятельность — это деятельность, осуществляемая на свой риск, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Если в исковом заявлении имеется нескольких взаимосвязанных требований, одно из которых подведомственно суду общей юрисдикции, а другое — арбитражному суду, то такое дело подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции. Если требования не взаимосвязаны, то суд вправе их разделить и принять только подведомственное требование (п. 4 ст. 22 ГПК РФ).

  • Определив подведомственность (в рассматриваемом случае пусть это будут суды общей юрисдикции), необходимо определить подсудность.
  • Подсудность — это совокупность признаков спора, указывающая, какой именно суд должен рассматривать такой спор.
  • Подсудность делиться на два типа: родовая и территориальная.

Родовая подсудность зависит от характера спора, его цены и предмета. Определяет уровень суда, который должен рассматривать спор.

  1. Родовая подсудность делится на четыре подтипа:
  2. — подсудность мирового суда;
  3. — подсудность районного суда (для жителей Истринского района — Истринский городской суд);
  4. — подсудность Верховного суда республики, областного или краевого суда, городского суда города Москвы и Санкт-Петербурга, суда автономной области, суда автономных округов (для жителей Истринского района — Московский областной суд);
  5. — подсудность Верховного суда РФ.
  6. Мировому суду подсудны следующие споры (ст. 23 ГПК РФ):
  7. — о выдаче судебного приказа;
  8. — о расторжении брака, при отсутствии спора о детях;
  9. — о разделе совместно нажитого имущества при цене иска, не превышающей пятидесяти тысяч рублей;
  10. — иные семейно-правовые дела, за исключением дел об оспаривании отцовства (материнства), об установлении отцовства, о лишении родительских прав, об ограничении родительских прав, об усыновлении (удочерении) ребенка, других дел по спорам о детях и дел о признании брака недействительным;
  11. — по имущественным спорам (за исключением дел о наследовании имущества и дел, возникающих из отношений по созданию и использованию результатов интеллектуальной деятельности), при цене иска, не превышающей пятидесяти тысяч рублей;
  12. — об определении порядка пользования имуществом.

Районному суду подсудны все оставшиеся споры, которые не отнесены к подсудности мирового, областного, военного и Верховного судов (ст. 24 ГПК РФ).

Военным судам подсудны споры с участием военнослужащих (ст. 7 ФЗ от 23.06.1999 N 1—ФКЗ «О военных судах Российской Федерации»).

  • Верховному суду республики, краевому, областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области и суду автономного округа подсудны следующие споры (ст. 26 ГПК РФ):
  • — связанные с государственной тайной;
  • — о признании и исполнении решений иностранных судов.

Внимание! Московскому городскому суду подсудны дела по защите авторских и смежных прав в сети Интернет, кроме прав на фотографии и аналогичные произведения. При рассмотрении спора Московским городским судом о защите авторских и смежных прав ему подсудно также рассмотрение вопроса о блокировке.

Верховному суду РФ подсудны следующие споры (ст. 27 ГПК РФ, ст. 2 ФКЗ от 05.02.2014 N 3—ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации»):

  1. — об оспаривании нормативных и ненормативных правовых актов;
  2. — об оспаривании актов федеральных органов исполнительной власти, иных федеральных государственных органов, государственных внебюджетных фондов;
  3. — о приостановлении, ликвидации деятельности политических партий, общероссийских и международных общественных объединений, о ликвидации централизованных религиозных организаций, имеющих местные религиозные организации на территориях двух и более субъектов Российской Федерации;
  4. — о прекращении деятельности средств массовой информации;
  5. — об оспаривании решений (уклонения от принятия решений) Центральной избирательной комиссии Российской Федерации;
  6. — об отмене регистрации кандидата на должность Президента Российской Федерации, об отмене регистрации федерального списка кандидатов;
  7. — о прекращении деятельности инициативной группы по проведению референдума, инициативной агитационной группы;
  8. — о расформировании Центральной избирательной комиссии Российской Федерации;
  9. — по разрешению споров между органами власти согласно ст. 85 Конституции Российской Федерации;
  10. — о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.
  11. Интересно: в случае если подсудность дела изменяется в ходе его рассмотрения, то дело передается в соответствующий суд для его рассмотрения согласно новой подсудности.

Территориальная подсудность определяет конкретный и определённый суд, которой должен рассматривать спор. По общему правила территориальная подсудность определяется по месту жительства или нахождения ответчика по иску (ст. 28 ГПК РФ).

  • Истец имеет право выбрать другой суд по следующим правилам (ст. 29 ГПК РФ):
  • — если место жительства ответчика неизвестно или он его не имеет — по месту нахождения его имущества или по последнему месту жительства;
  • — иск к организации по спору в отношении действий её филиала может быть предъявлен по месту нахождения этого филиала;
  • — иски о защите прав потребителя могут быть предъявлены по месту жительства или месту нахождения истца, либо по месту заключения или исполнения договора;
  • — иски, вытекающие из договоров, в которых указано место их исполнения, могут быть предъявлены по месту их исполнения;
  • — иски, связанные со столкновением судов, заработной платы экипажа суда, репатриации и взносов на социальное страхование, а также взысканием вознаграждения за помощь в спасении на море, могут быть предъявлены по месту нахождения судна ответчика или порта приписки судна.
  • По месту жительства истца могут быть предъявлены следующие иски:
  • — о взыскании алиментов и установлении отцовства;
  • — о расторжении брака, если истец имеет несовершеннолетнего ребенка или по состоянию здоровья невозможен его выезд к ответчику;
  • — о возмещении вреда, причинённого повреждением здоровья;
  • — по восстановлению пенсионных и жилищных прав, возврата имущества и его стоимости, иски связанные с незаконным осуждением и привлечением к уголовной ответственности;
  • — о защите персональных данных;
  • — о прекращении оператором поисковой сети выдачи ссылок;
  • — о восстановлении трудовых прав.
  • Исключением территориальной подсудности являются следующие споры (исключительная подсудность):

Иски о правах на объекты, прочно связанные с землёй, (здания, строения, сооружения), а также иски о правах на земельные участки, участки недр, здания, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землёй, а также об освобождении имущества от ареста предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов или арестованного имущества. Иски кредиторов наследодателя, предъявляемые до принятия наследства наследниками, подсудны суду по месту открытия наследства. Иски к перевозчикам, вытекающие из договоров перевозки, предъявляются в суд по месту нахождения перевозчика, к которому в установленном порядке была предъявлена претензия.

Если иск направлен к нескольким ответчикам, то его можно предъявить по месту жительства одного из ответчиков (ст. 31 ГПК РФ).

Также территориальная подсудность может быть установлена по соглашению сторон в договоре.

Таким образом, чтобы найти суд, в который необходимо подавать иск, следует сначала определить подведомственность (арбитражный суд или суд общей юрисдикции), после чего определить родовую подсудность (мировой суд, районный, областной или верховный), а затем — территориальную. В результате будет определён необходимый суд.

Кирилл Серёгин, юрист

Споры с руководителями организаций в разъяснениях Пленума ВС РФ

Верховный Суд РФ разъяснил отдельные положения законодательства, регулирующие труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации в постановлении Пленума ВС РФ от 02.06.2015 г.

№ 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации» (далее – постановление № 21).

Основные выводы, которые можно сделать на основе анализа положений Постановления, состоят в следующем.

Суд подчеркнул особый статус руководителя организации, который с одной стороны урегулирован нормами трудового права, а с другой – нормами гражданского права, а также локальными нормативными актами компании и положениями трудового договора. 

Помимо общих норм ТК РФ, в отношении руководителя применяется и специальное регулирование, в частности, положения главы 43 ТК РФ.

Нормы этой главы распространяются на руководителей любых организаций независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности.

В частности эти положения могут применяться также в отношении членов коллегиального исполнительного органа организации (правления, дирекции хозяйственного общества и т.п.), заключивших трудовой договор с организацией. 

Отдельно ВС РФ указал, на какие категории руководителей положения главы 43 ТК РФ не распространяются.

Речь идет о случаях передачи управления управляющей организации или управляющему, о работниках руководящих отдельными сферами деятельности организации (например, о художественном руководителе театра), а также о работниках, хотя и руководящих отдельными структурными подразделениями организации, в том числе филиалами, представительствами или иными обособленными структурными подразделениями, но не выполняющих функций единоличного исполнительного органа организации.

ВС РФ подчеркнул трудоправовой характер статуса руководителя. По существу трудовая функция руководителя сводится к выполнению функций единоличного исполнительного органа — к совершению действий в гражданском обороте от имени организации.

Речь идет о реализации полномочий собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом организации, правообладателя исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, прав и обязанностей работодателя в трудовых отношениях с иными работниками организации и т.д.

В постанолвлении № 21 разрешен ряд спорных моментов по вопросу подведомственности судов (арбитражных судов или судов общей юрисдикции) при рассмотрении дел с участием руководителей организаций.

Дела по искам об оспаривании условий трудовых договоров с руководителями организаций, членами коллегиальных исполнительных органов организаций относятся к компетенции судов общей юрисдикции. Речь в том числе идет об оспаривании условий о размере оплаты труда, выплате выходных пособий, компенсаций и (или) иных выплат в связи с прекращением трудового договора.

Также к ведению судов общей юрисдикции относятся дела по оспариванию принятых в отношении руководителей организации и членов коллегиальных исполнительных органов мер дисциплинарной ответственности.

Читайте также:  Работники требуют доплат по зарплате. Как доказать пропуск срока исковой давности

Один из наиболее острых вопросов в судебной практике касается определения подведомственности дел по оспариванию руководителями организаций решений уполномоченных органов о досрочном прекращении их полномочий. ВС РФ подчеркнул, что эта категория дел также относится к компетенции судов общей юрисдикции. 

И это обоснованно, потому что по сути речь идет об исках о восстановлении на работе, то есть об обычных трудовых спорах, которые всегда относились к ведению судов общей юрисдикции.

Однако учитывая действующую редакцию арбитражного процессуального законодательства, такого вывода недостаточно , и требуется дополнительное решение вопроса на законодательном уровне для однозначного закрепления данных дел в ведении судов общей юрисдикции.

Другой важный вопрос, затронутый ВС РФ в постановлении № 21, – это подведомственность дел о взыскании убытков с руководителя организации. Несмотря на ряд пунктов, посвященных данному вопросу в Постановлении, к сожалению, проблема так и не была разрешена.

Суд указывает, что материальная ответственность руководителя предусмотрена изначально статьей 277 ТК РФ, но при этом допускает, что дела о взыскании убытков с руководителя организации (в том числе бывшего) могут рассматриваться как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами в соответствии с правилами о разграничении компетенции.

Но данные правила содержат неясность и толкуются неоднозначно, в том числе, судами, рассматривающими споры данной категории . Пункт 3 статьи 225.

1 Арбитражного кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) прямо предусматривает споры о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу в компетенции арбитражных судов как корпоративные споры, если иск подан учредителем, участником, членом юридического лица. Каким судом должен рассматриваться аналогичный иск, поданный от имени самого юридического лица, законодателем прямо не указано.

Как правило, подведомственность спора определяется в зависимости от того, нормы какой отрасли права лежат в обосновании исковых требований.

Если истец ссылается на нормы гражданского, корпоративного законодательства, то иск может быть рассмотрен арбитражным судом.

Если же компания докажет, что спор вытекает из трудовых отношений, со ссылкой на нормы трудового законодательства, то иск может быть принят и рассмотрен судом общей юрисдикции. 

Представляется, что такой подход в практике не является справедливым, так как, к примеру, в случае рассмотрения трудового спора в суде общей юрисдикции ответчик (руководитель организации) как работник освобождается от уплаты пошлин и судебных расходов согласно ст.

393 ТК РФ, в то время, как при рассмотрении спора в арбитражном суде эта норма не применяется. То есть исключительно в зависимости от того, какой суд рассматривает иск, стороны спора наделяются неравным объемом прав и обязанностей.

В настоящее время определение подведомственности данных споров будет зависеть от убедительности доводов стороны спора в каждой конкретной ситуации.

Но принимая во внимание Постановление, в частности, акцент, сделанный ВС РФ на нормах ТК РФ, представляется также, что арбитражные суды будут, скорее всего, отказывать в принятии искового заявления и прекращать производство по делу, если иск заявлен самим юридическим лицом, а не его учредителем, участником или членом.

ВС РФ обратил особое внимание на такое распространенное в практике основание увольнения руководителя, как пункт 2 статьи 278 ТК РФ, то есть принятие уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора с руководителем организации.

Подчеркивается, что такое решение является законным, если принято органом (лицом) организации — работодателя, имеющим на то соответствующие полномочия. Такие полномочия могут быть предусмотрены законом, уставом организации, иными корпоративными документами организации, регулирующие компетенцию ее органов управления. 

Как и пояснял ранее Конституционный Суд Российской Федерации , ВС РФ указывает в качестве основания признания решения о прекращении трудового договора с руководителем незаконным случаи дискриминации или злоупотребления правом.

Проблема подсудности споров, связанных с прекращением полномочий единоличного исполнительного органа

Абросимов, Д. А. Проблема подсудности споров, связанных с прекращением полномочий единоличного исполнительного органа / Д. А. Абросимов.

— Текст : непосредственный // Право: история, теория, практика : материалы V Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2017 г.). — Санкт-Петербург : Свое издательство, 2017. — С. 63-67. — URL: https://moluch.ru/conf/law/archive/227/12565/ (дата обращения: 16.11.2021).



Сложность в определении подсудности спора остро встает если речь идёт о прекращении полномочий руководителя организации по решению органа управления (п.2 ст.278 ТК РФ).

Норма не обязывает уполномоченный орган организации мотивировать свое решение об увольнении. Лицо, которое управляет верным имуществом должно пользоваться безоговорочным доверием участников (акционеров), отсюда и быстрый способ прекратить с ним трудовой договор [1].

Данный вопрос исследуется достаточно давно [2], однако маятник мнений весьма часто изменялся, поэтому его необходимо рассмотреть через хронологическую цепочку.

До 2009 г. преобладала позиция судов общей юрисдикции (далее — СОЮ), выраженная ВС РФ в 2003 г. — «отношения между единоличными исполнительными органами обществ, с одной стороны, и обществами — с другой, основаны на трудовых договорах (гл.

43 ТК РФ), дела по искам указанных лиц опризнании недействительными решений коллегиальных органов … о досрочном прекращении их полномочий, о восстановлении в занимаемых должностях и оплате времени вынужденного прогула подведомственны судам общей юрисдикции…» [3].

ВАС РФ по этому поводу разъяснений не давал, в результате большинство арбитражных судов (далее — АС) разделяли данное мнение [4]. Однако встречалась и противоположная позиция: «если данное решение органа управления нарушает права лица, не только как работника, но как участника общества, то спор не имеет характер трудового» [5].

В результате АС и СОЮ могли рассматривать одни и те же дела, инициированные по разным основаниям, и выносить противоположные акты, принимать разные обеспечительные меры. Решение этой проблемы стало одной из задач «антирейдерского закона».

И в последующем споры, связанные с прекращением полномочий единоличного исполнительного органа были отнесены к ведению арбитражных судов. При этом позиция ВС РФ [6], который отнёсся к данным нововведениям критично не была поддержана. И даже несмотря на это ВС РФ остался непреклонен.

В Обзоре судебной практики за второй квартал 2010 года [7] на вопрос о том, каким судам подведомственны дела по спорам между АО и его бывшим директором о восстановлении на работе, ответил, что в компетенцию АС индивидуальные трудовые споры не входят и дело относится к подведомственности СОЮ.

При этом правовым доводом ВС РФ явилось указания на непретерпевшие изменений, в связи с принятием Закона № 205, положения ст. 382, 383 и 391 ТК РФ [8].

Как мы видим ВС РФ не усмотрел разницы между спором о восстановлении на работе и спором, указанном в п.4 ч.1 ст.225.1 АПК РФ. Подобная точка зрения встречается и в доктрине, например, В. В. Галов полагает, что «вопросы, связанные с требованием бывшего руководителя об оспаривании решения о прекращении его полномочий… являются по сути спором о восстановлении на работе …» [9].

  • Конечно вышеназванная позиция ВС РФ всё ещё поддерживалась арбитражными судами [10], однако чаще стала игнорироваться ими [11].
  • Арбитражные суд приводили следующие аргументы:
  • Во-первых, буквально толкуя ст.391 ТК РФ указывали, что в ней содержится лишь общее понятие «суд», а значит это может быть любой из судебных органов [12];
  • Во-вторых, бывший руководитель имеет интерес в оспаривании принятого решения, поскольку оно непосредственно затрагивает его права, связанные осуществлением функций единоличного исполнительного органа [13];

В-третьих, дополнительным аргументом в 2014 г. стала норма, согласно которой «отношения между юридическим лицом и лицами, входящими в состав его органов, регулируются ГК РФ и … законами о юридических лицах» (п.4 ст.53 ГК).

Получается проблема опять преимущественно разрешалась в зависимости от того с опорой на какой закон сформулировано требование [14]. Данные сферы так перемешались, что некоторые авторы даже делали вывод о фактически сложившейся альтернативной подведомственность указанных дел [15].

Предлагались самые разные решения, например, чётче сформулировать п.4 ч.1 ст.225.1 АПК РФ и исключить возможность рассмотрения арбитражными судами трудовых вопросов [16]. Некоторые были более радикальны и предлагали совсем убрать данный пункт из АПК РФ [17].

В последующем, когда ВАС РФ был упразднён, арбитражные суды утратили некоторую, ранее имевшуюся, автономию. Уже ни один такой суд не мог не считаться с позицией ВС РФ.

В июне 2015 г. ВС РФ снова рассмотрел данный вопрос (Для этих целей было разработано Постановление ВС РФ от 2 июня 2015 г.

№ 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации»).

И снова старая позиция не претерпела изменений, вопреки ожиданиям ВС РФ не создал компромиссный вариант.

Думается, что это не оправданно, правильная по существу позиция, в нынешних условиях однобока и не учитывает всё многообразие жизненных ситуаций. Причём, кроме как на разъяснение судов пока надеяться не приходиться.

Специальные законы чётко не определяют правовую природу договора с руководителем, а лишь ограничиваются указанием на то, что действие законодательства о труде на данные отношения распространяется в той части, в которой это не противоречит положениям данных законов.

По законодательству РФ разрешается управление организацией как на основании гражданско-правового договора (с физическим или юридическим лицом), так и в соответствии с трудовым договором. Разработчики Концепции единого ГПК также не обращались к данному вопросу.

При всём этом обозначенная нами проблема имеет не только теоретическое значение, но и прямой выход на практическую плоскость. Во-первых, у таких дел разные перспективы в рамках исполнительного производства. Во-вторых, отличаются обеспечительные меры.

Например, арбитражные суды могут применить меру в виде запрета налоговым органам вносить в ЕГРЮЛ записи о государственной регистрации изменений в отношении лица, имеющего право действовать без доверенности от имени организации [18].

СОЮ вообще не применяют обеспечительные меры при рассмотрении споров о досрочном прекращении полномочий руководителей (п. 4 Постановления № 21).

В-третьих, отнесение таких споров к корпоративным, лишает руководителя организации некоторых преимуществ: так, руководитель должен уплатить пошлину и не освобождается от судебных расходов; дело будет рассматриваться в течение трех месяцев, а не одного. В-четвертых, как показывает практика в таких спорах арбитражные суды обычно занимают сторону организации, а суды общей юрисдикции чаще встают на сторону работников.

Далее хотелось бы изложить свои замечания по данному вопросу.

Во-первых, думается, что удаление п.4 ч.1 ст.225.1 АПК РФ не решило бы проблему хоть сколько, т. к. мы не уйдём от объективно двойственного статуса руководителя хозяйственного общества. К тому же, как уже было отмечено, перечень споров в ст.225.1 АПК РФ позволяет дать одним и тем же отношениям двойную видовую квалификацию (например, п.4 мог бы быть легко заменён на п.8).

Читайте также:  Проблема насилия в отношении женщин

Во-вторых, не следует также толковать ФЗ № 205 как закон, принятый позднее, а значит исключающий возможность рассмотрения данных споров судами общей юрисдикции. Как отметил Лушников А. М. «такое толкование теоретически весьма спорно, а практически ошибочно» [19].

В-третьих, ситуация с двойной видовой квалификацией не означает, что законодатель изложил тождественные категории, используя разные слова и выражения.

Прекращение полномочий руководителя организации и прекращение трудового договора с ним есть разные правовые явления. Тождественными они быть не могут, а жизненные ситуации гораздо многообразнее.

Предположим, что директор хозяйственного общества уходит в отпуск по беременности и родам, а затем в отпуск по уходу за ребенком. Конечно же с директором, как и другим работником теперь невозможно прекратить трудовой договор по инициативе работодателя (ст. 81 ТК РФ) [20].

Однако организация тоже не может столь долгое время функционировать без директора, а значит участники обязательно примут решение опрекращении полномочий такого директора и назначении нового. Если же прежний директор будет именно уволен, то он сможет оспаривать законность прекращения трудового договора, не ставя под сомнение законность прекращения полномочий.

Но следует учитывать, что поставить вопрос о незаконности увольнения и восстановлении на работе может только сам работник.

Что же касается возможности оспорить решение органа хозяйственного общества, то согласно нормам специальных законов (п.7 ст.49 ФЗ «Об АО»; п.3 ст.

43 ФЗ «Об ООО»), не будучи участником общества, руководитель не имеет возможности поставить под сомнение оспоримое решение органа о прекращении его полномочий [21].

Однако имеется и другая позиция: лицо, ранее осуществлявшее функции единоличного исполнительного органа общества и не являющееся его акционером, вправе обжаловать решение общего собрания только по вопросам прекращения своих полномочий и избрания нового единоличного исполнительного органа [22].

Дополнительно отметим, что в соответствии с п.1 ст.65.2 ГК РФ: участники корпорации вправе обжаловать решения органов корпорации, влекущие гражданско-правовые последствия, в случаях и в порядке, которые предусмотрены законом.

Но с этим вопросом связана ещё одна проблема. Когда решение общего собрания является ничтожным, руководитель может требовать восстановления на работе, не обжалуя само решение о прекращении его полномочий.

Но если соответствующее решение оспоримо, то заявление требования о восстановлении на работе без оспаривания решения общего собрания участников юридически бессмысленно, т. к.

здесь было несколько взаимосвязанных юридических фактов, а СОЮ не вправе оценивать законность решения общего собрания [23].

Но тогда истец, имеющий право на обращение в суд не будет иметь право на удовлетворение иска о восстановлении на работе, поскольку те обстоятельства, на которых он основывает требования, не устанавливались компетентным судом [24].

Мы видим, что с одной стороны, линия разграничения подведомственности арбитражных судов и судов общей юрисдикции четко видна там, где сформулировано требование о восстановлении на работе [25].

С другой стороны, лицу необходим статус участника (акционера), иначе, есть вероятность, что арбитражный суд может отказать бывшему директору в принятии заявления.

А если такое лицо обратиться в суд в общей юрисдикции, то не исключено, что срок на обращение (ч.1 ст.392 ТК РФ — один месяц) будет уже пропущен.

Отметим, что когда бывший руководитель обращается в суд объединяя в одном иске несколько требований, имеющих разную подсудность, необходимо учитывать возможность разделения таких требований (ч.4 ст.

22 ГПК РФ — согласно абз.

2 в случае, если возможно разделение требований, судья выносит определение о принятии требований, подведомственных суду общей юрисдикции, и об отказе в принятии требований, подведомственных арбитражному суду).

На основании вышесказанного можно предложить следующий выход: когда заявлены несколько требований в СОЮ, истцу целесообразно заявить ходатайство об отложении разбирательства, тем самым он получит возможность обратиться в АС как участник общества с иском о признании недействительным решения о прекращении полномочий, а после принятия арбитражным судом соответствующего искового заявления — возможность просить суд общей юрисдикции приостановить производство по делу о восстановлении на работе (ст. 215 ГПК РФ) до момента вступления в силу решения АС. Следует согласиться с мнением М. И. Губенко: «… производство по делу о восстановлении на работе должно быть приостановлено до вынесения окончательного акта арбитражным судом по корпоративному спору» [26].

Само по себе признание недействительным решения общего собрания не дает оснований для внесения исправлений в ЕГРЮЛ, а значит бывшему директору необходимо требовать признать недействительным акта регистрации, а также привлечение к участию в деле в качестве ответчика не только корпорацию, но и орган ФНС [27].

Если истец не заявляет такое ходатайство, то СОЮ должен передать вопрос о действительности решения собрания на разрешение арбитражного суда, а затем решать «трудовые» вопросы. Сам арбитражный суд не может решать вопрос о восстановлении на работе (и другие «трудовые» вопросы), поскольку это бы противоречило экономическому критерию подведомственности.

Хотя существует другая точка зрения, которая, как думается, не выдерживает критики. Так, Уксусова Е. Е. указывает, что «недопустимость рассмотрения АС требований, вытекающих из трудовых отношений, означала бы создание процессуальных усложнений, … связанных с «хождением» по видам гражданской судебной юрисдикции» [29].

  1. В заключении хочется отметить, что предложенный подход безусловно не претендует на роль единственного верного для решения затронутой проблемы, однако он, как думается, позволяет разграничить сложные, близкие правовые институты как прекращение трудового договора с руководителем организации и прекращение его полномочий.
  2. Затронутые в настоящей работе вопросы по-прежнему нуждаются в дальнейшем исследовании.
  3. Литература:
  1. Щур Д. Л., Щур-Труханович Л. В. Прекращение трудового договора: комментарий к главе 13 Трудового кодекса РФ); Об этом же — Постановление КС РФ от 15.03.2005 года № 3-П.
  2. Обзор точек зрения см.: Свиридова Н. Проблемы отраслевой принадлежности договора с руководителем юридического лица // Хозяйство и право. — М., 2010, № 4. — С. 63–69.

Трудовые споры с директорами — Сам себе адвокат

Верховный суд попытался уточнить подходы к разрешению трудовых споров с руководителями. В результате было принято постановление Пленума Верховного суда от 02.06.

15 № 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации» (далее – постановление № 21). Это постановление № 21 должно снять некоторые спорные вопросы судебной практики.

Однако, некоторые вопросы так и остались неразрешенными либо решения, предлагаемые в постановлении, сформулированы не совсем понятно.

Подведомственность дел по спорам с директорами

Один из ключевых вопросов, которым посвящено названное постановление, связан с разграничением подведомственности споров с директорами.

Необходимость в прояснении этого вопроса действительно имелась, потому что споры с одним и тем же предметом в зависимости от обстоятельств можно рассматривать и как трудовые, и как корпоративные.

Но и сейчас, нельзя сказать, что разъяснения Верховного суда эту проблему полностью сняли: некоторые формулировки постановления требуют дополнительного толкования.

Подведомственность судов общей юрисдикции. Верховный суд обозначил категории дел, которые относятся к компетенции судов общей юрисдикции (п. 3 ). Это только трудовые споры, то есть споры между обществом и руководителем по поводу их трудовых отношений.

Таким образом, иски, где стороной являются иные лица (например, участники общества), а не само общество, а также иски, не связанные с трудовыми отношениями руководителя и компании, не относятся к подведомственности судов общей юрисдикции.

Но даже в таких типичных ситуациях возможны исключения, когда спор подлежит рассмотрению в арбитражном суде, а именно: когда закон относит его к ведению арбитражных судов (абз. 5 п. 3 ). В постановлении приводится только один пример такой исключительной ситуации: статьями 61.1 и 61.8 ФЗ от 26.10.

02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрено рассмотрение арбитражным судом в деле о банкротстве должника заявлений об оспаривании действий, направленных на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих, в частности, в соответствии с трудовым законодательством.

Это могут быть дела об оспаривании соглашений или приказов об увеличении размера заработной платы, о выплате премий или об осуществлении иных выплат в соответствии с трудовым законодательством и об оспаривании самих таких выплат.

Верховный суд приводит примеры типичных трудовых споров, которые рассматривают суды общей юрисдикции:

1. Дела об оспаривании руководителями решений о досрочном прекращении их полномочий, возникших в силу трудового договора. Надо сказать, что формулировка этого примера не вполне удачна. Дело в том, что полномочия руководителя возникают по установленным гражданским законодательством основаниям.

Трудовой договор лишь регулирует трудовые отношения руководителя с компанией. Поэтому с учетом изложенного в п. 3 постановления общего принципа о подведомственности судам общей юрисдикции только тех споров, которые возникают из трудовых отношений, эту формулировку нужно, по-видимому, толковать следующим образом.

Если требования основаны на нормах трудового законодательства – например, бывшая руководительница (генеральный директор) просит восстановить ее на работе, ссылаясь на факт беременности на дату увольнения, то дело рассматривает суд общей юрисдикции.

Если же требования основаны на нормах гражданского права – к примеру, в аналогичной ситуации бывшая руководительница (генеральный директор) ссылается на несоблюдение корпоративных норм при принятии решения о прекращении ее полномочий, такой спор подлежит рассмотрению в арбитражном суде. Это вытекает также из п. 4 ст. 225.

1 АПК РФ согласно которому к корпоративным спорам, рассматриваемым арбитражными судами, отнесены споры, связанные с прекращением полномочий лиц, входящих или входивших в состав органов управления;

2. это споры по искам одной стороны трудового договора к другой стороне об оспаривании и признании не подлежащими применению условий трудовых договоров, в том числе о размере оплаты труда, выходных пособий, компенсаций и иных выплат в связи с прекращением трудового договора;

3. иски об оспаривании руководителями применения к ним мер дисциплинарной ответственности.

Подведомственность по спорам о взыскании с руководителей убытков

На практике неоднозначная ситуация с подведомственностью складывается также в отношении споров о взыскании с директоров убытков (материального ущерба). Дело в том, что возможность привлечения директора к материальной ответственности предусмотрена как гражданским (ст. 53.1 ГК РФ), так и трудовым законодательством (ст. 277 ТК РФ).

Читайте также:  Монополист «отрубил» электричество? Накажите рублём!

В пункте 7 постановления приведена лишь общая формулировка о том, что дела по спорам о взыскании убытков с директоров рассматриваются как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами в соответствии с правилами о разграничении компетенции, установленными процессуальным законодательством (то есть по нормам части 3 статьи 22 ГПК РФ, п. 2 ч.1 ст. 33 и п.

3 ст. 225.1 АПК РФ).

Применительно к искам о взыскании с руководителя причиненных компании убытков, предъявляемых участниками и акционерами, сложностей не возникает. В силу прямого указания п. 3 ст. 225.1 АПК РФ такие иски рассматривают арбитражные суды. А вот по аналогичным искам, где истцом выступает сама компания, единой позиции не сложилось.

Верховный суд всегда придерживался мнения, что такие дела подведомственны судам общей юрисдикции . Но одновременно действовала противоположная позиция Высшего арбитражного суда . Согласно пункту 9 постановления Пленума Высшего арбитражного суда от 30.07.

13 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», требование о возмещении убытков, причиненных руководителем, подлежит рассмотрению арбитражным судом, даже если истец или ответчик ссылаются в обоснование своих требований или возражений на ст. 277 ТК РФ.

В настоящее время иски компаний о взыскании с руководителей убытков рассматриваются как арбитражными судами так и судами общей юрисдикции.

К сожалению, общая фраза из пункта 7 постановления вряд ли может поставить окончательную точку в этом расхождении практики. Однако в силу особенностей правого статуса руководителя компании и в силу прямого указания п. 4 ст. 225.

1 АПК РФ споры о взыскании с руководителей убытков должны рассматривать все-таки арбитражные суды.

Принятие обеспечительных мер

Бывшие директора, оспаривающие свое увольнение, иногда прибегали в судах к таким обеспечительным мерам, как приостановление действия решения о прекращении их полномочий и обязание компании-ответчика (бывшего работодателя) допустить их к исполнению своих обязанностей.

Верховный суд указал, что по делам об оспаривании решений о прекращении полномочий руководителя, возникших в силу трудового договора, суды общей юрисдикции не должны применять такие обеспечительные меры (п. 4 ).

Данная позиция основана на статье 139 ГПК РФ, согласно которой обеспечительные меры допускаются, только если их непринятие может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда.

А по делам о восстановлении на работе сложно представить обстоятельства, которые могли бы привести к невозможности исполнения решения суда в случае удовлетворения иска. Аналогичной позиции Верховный суд придерживался и ранее в постановлении Пленума от 20.11.03 № 17.

При рассмотрении корпоративного спора в арбитражном суде применение таких обеспечительных мер возможно. АПК РФ содержит дополнительное основание для применения обеспечительных мер – риск причинения значительного ущерба заявителю (ст. 90 АПК РФ).

Например, в случае корпоративного конфликта незаконная смена руководителя может создавать серьезную угрозу бизнесу (вывод основных активов компании и т. д.). Именно с этим связана оговорка в п.

4 постановления о том, что применение обеспечительных мер не исключается по корпоративным спорам, рассматриваемым арбитражными судами.

Споры о «золотом парашюте»

Раньше суды общей юрисдикции нередко отказывали во взыскании выходных пособий директорам в повышенных по сравнению с установленными законодательством размерах, ссылаясь лишь на отсутствие соответствующего условия в локальных нормативных актах компании.

Речь идет о ситуации, когда условие о выплате дополнительного выходного пособия было включено в трудовой договор с директором, а в локальных нормативных актах такая возможность не предусматривалась. Причем позиция Верховного суда по этому вопросу была неоднозначна.

Так, в 2013 году он встал на сторону работника, указав, что закон не запрещает устанавливать в трудовом договоре условие о выплате выходного пособия в повышенном размере независимо от того, предусмотрено ли это локальными нормативными актами.

Но спустя год Верховный суд согласился с нижестоящими судами, которые отказали во взыскании «золотого парашюта», в том числе на том основании, что эта выплата не была предусмотрена системой оплаты труда в компании.

Столь жесткая позиция, блокировавшая выплату дополнительного пособия только потому, что оно не было предусмотрено в локальном нормативном акте, противоречила закону, поскольку в силу ч. 4 ст. 57 ТК РФ в ТД могут предусматриваться любые дополнительные условия, не ухудшающие положение работника.

Вместе с тем постоянно возникают ситуации, когда формально не противоречащие закону действия представителя работодателя и работника по установлению «золотого парашюта» явно недобросовестны.

Например, предусматривается выплата компенсации в таком размере, который ставит под угрозу весь бизнес, или предусматривается выплата повышенного выходного пособия даже в случае увольнения руководителя по собственному желанию либо при совершении им дисциплинарных проступков.

«Невыплата выходного пособия сама по себе не может стать достаточным основанием для восстановления руководителя на работе».

Практика последних лет показала, что единственным надежным критерием для разрешения спора о выплате «золотого парашюта», обоснованности его размера, правомерности его выплаты в конкретных обстоятельствах является оценка того, допущено ли при установлении дополнительного выходного пособия злоупотребление правом или нет.

В недавнем громком деле Верховный суд признал решение совета директоров о выплате выходного пособия незаконным, ссылаясь также на нарушение такой выплатой законных интересов общества и его акционеров.

В этом деле акционеры ОАО «Ростелеком» оспаривали в арбитражном суде решение совета директоров о назначении президенту общества компенсации в размере более 200 млн рублей в связи с прекращением с ним трудового договора по решению совета директоров.

Обстоятельства были следующими: трудовой договор с президентом компании предусматривал компенсацию на случай его досрочного прекращения в размере заработных плат, которые президент получил бы, продолжая работать до окончания срока действия данного договора, но не более чем за два года.

Совет директоров принял решение о прекращении полномочий президента и выплате ему компенсации в размере свыше 200 млн рублей (сумма была рассчитана с учетом зарплаты за два года, а также переменных частей в виде неполученных премий).

Первая инстанция удовлетворила иск акционеров, указав, что совет директоров безосновательно включил в расчет компенсации составляющие, касающиеся квартальных и годовых премий, определенные исходя из максимально возможных выплат (если бы эти премии выплачивались по итогам работы в течение двух лет, то размер квартальных премий в зависимости от достигнутых результатов работы варьировал бы от 0 до 40 процентов, а годовых – от 0 до 80 процентов от должностных окладов). Апелляция с таким решением согласилась, а первая кассация нет. В свою очередь коллегия Верховного суда, рассматривая дело, указала, что компенсация являлась чрезмерной, базировалась на безосновательном предположении о достижении максимальных показателей, характеризующих деятельность общества, не учитывая при этом фактические результаты, сложившиеся в период, предшествующий прекращению полномочий уволенного президента компании. Это привело к нарушению прав и интересов самого общества и его акционеров. В итоге оставлены в силе акты судов первой и апелляционной инстанций (определение от 30.03.15 № 307-ЭС14-8853 по делу № А56-31942/2013).

Эта формулировка не вполне удачна, поскольку охватывается категорией злоупотребления правом, а сама по себе может использоваться для необоснованного отказа во взыскании выходных пособий (выплату крупного «золотого парашюта» можно рассматривать как противоречащую интересам работодателя). Но в целом п. 11 стоит признать удачным как задающий разумные критерии разрешения споров о «золотых парашютах» и дающий надежду на унификацию практики.

Именно эти два подхода были закреплены в постановлении.

Суд вправе отказать во взыскании выходного пособия либо уменьшить его размер, если такая выплата нарушает требования трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, в том числе общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, либо законные интересы организации, других работников, иных лиц, включая собственников организаций (п. 11 ).

Невыплата «золотого парашюта» как основание для признания увольнения незаконным. Еще одна важная позиция, закрепленная в постановлении, заключается в том, что невыплата работодателем выходного пособия сама по себе не может служить достаточным основанием для восстановления на работе уволенного руководителя (п. 10 ).

Аналогичный подход выработан в судебной практике по делам о взыскании денежной компенсации при расторжении трудового договора по соглашению сторон. Суды, как правило, указывают, что невыплата выходного пособия не влияет на законность увольнения (например, определения

Суть в том, что неполнота расчетов с работником не должна влиять на оценку законности его увольнения. Правомерность прекращения трудовых отношений зависит от наличия законного основания для увольнения и соблюдения установленной законом процедуры (заблаговременно уведомление при сокращении, предложение вакантных должностей в определенных случаях и т. д.).

Расчеты же с работником являются следствием решения о прекращении трудового договора, поэтому нарушение сроков и порядка расчета не влияет на законность самого увольнения и не должно приводить к восстановлению на работе.

При таком нарушении со стороны работодателя у бывших работников есть иные способы защиты – взыскание судом невыплаченных сумм, процентов за нарушение сроков выплаты и компенсации морального вреда.

Указание на то, что суд вправе установить размер компенсации «при возникновении спора о ее размере» представляется не совсем удачным, поскольку суд должен исходить из условий договора (ст. 279 ТК РФ).

Эту фразу нужно понимать так, что по своему усмотрению суд определяет размер выходного пособия только при отсутствии соглашения сторон либо при наличии такого соглашения, если установлен факт злоупотребления правом при согласовании условия о выходном пособии.

Определение размера «золотого парашюта» судом

В п. 12 постановления указано, что размер компенсации, предусмотренной ст. 279 ТК РФ при прекращении трудового договора, определяется судом в том случае, если этот вопрос не урегулирован трудовым договором или при возникновении спора о размере компенсации (то есть когда в договоре размер компенсации указан, но одна из сторон не желает это условие исполнять).

Верховный суд указал, что суд определяет размер компенсации исходя из целевого назначения выплаты, направленной на предоставление защиты от негативных последствий, которые могут наступить для уволенного руководителя в результате потери работы, но не ниже его трехкратного среднего месячного заработка. Также при принятии решения о размере компенсации суд должен учитывать фактические обстоятельства дела, например, длительность периода работы в должности руководителя, время, остающееся до истечения срока трудового договора, трансформацию срочного трудового договора в трудовой договор, заключенный на неопределенный срок, размер сумм, которые увольняемый мог бы получить, продолжая работать в должности руководителя, дополнительные расходы, которые он может понести в результате прекращения договора.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *