Основательное обогащение на переплатах за коммунальные услуги

Тема применения ст. 1109 ГК РФ, наверное, никогда не иссякнет, а споры относительно ее содержания не прекратятся.

Я уже однажды писал про одно из дел, в котором доверитель был защищен от требований о взыскании неосновательного обогащения именно на основании ст. 1109 ГК РФ.

Подобную позицию я применял и в других делах. Ее применяли успешно и мои коллеги, а также те, кто читал вышеуказанную публикацию.

У кого нет желания читать данный обзор могут перейти к продолжению этой публикации с приведением конкретного примера защиты доверителя от требования возврата неосновательного обогащения в публикации: Когда переводы на карточку не взыскиваются в качестве неосновательного обогащения. Защита доверителя от требований о возврате неосновательного обогащения.

Нельзя сказать, что существует единообразная практика применения ст. 1109 ГК РФ, что все ее одинаково понимают, что все согласны, кто и что должен по ней доказывать. Даже публикации коллег на Праворубе говорят о том, что из этой статьи ГК РФ делаются разные выводы.

Но право — это не математика. В нем нет никаких раз и навсегда заданных истин. Хотя многие юристы весьма категоричны в своих суждениях, полагая, что только им известно, как правильно применять право, но я далек от такого подхода.

В праве 2+2 может быть иногда равно 1, иногда трем, совсем редко 4, а часто равно 5. Хотя и в математике такое бывает, что 2+2 не равно 4, но все же реже, чем в праве.

Для права более подходит анекдот про раввина.

Основательное  обогащение  на  переплатах  за  коммунальные  услуги

А теперь перейду к нашей теме.

Каждый день на банковские карточки граждан осуществляются тысячи переводов. И мало кто подозревает, что получив на свою карточку денежные средства, можно легко стать ответчиком по иску о неосновательном обогащении.

Представим, что Петя Иванов сделал Феде Смирнову несколько платежей на его банковскую карточку. Допустим Петя перевел Феде 100 000 рублей, а затем через неделю еще 100 000 рублей, и еще через неделю еще 200 000 рублей.

Основательное  обогащение  на  переплатах  за  коммунальные  услуги

Предположим, что никто, кроме Пети и Феди не знает, по какой причине переводились деньги.

А таких причин может быть тьма: Петя возвращает долг; Петя дает деньги Феде в долг; Петя переводит деньги, чтобы Федя их кому-либо предал; Петя переводит деньги в знак благодарности; Петя переводит деньги, чтобы Федя что-либо купил на них для Пети; Петя платит Феде за юридические консультации. Этот ряд можно продолжать до бесконечности.

  • Самое главное в нашем предположении — это отсутствие для стороннего наблюдателя каких-либо объективных доказательств наличия оснований платежа.
  • А теперь вопрос, а если Петя захочет вернуть эти деньги, то с точки зрения справедливости при каких условиях следует их взыскивать?
  • Если Петя, например, совершил ошибочный платеж, то справедливо его будет взыскать с получателя. Но вряд ли три значительных платежа периодичностью через неделю являются ошибочными
  • Равным образом, будет справедливо взыскать деньги с Феди, если это был платеж по договору, который Петя и Федя хотели заключить, но не заключили.

Но если нет никаких доказательств существования обязательства, во исполнение которого Петя перевел деньги Феде (может оно и было, но нет доказательств). На кого справедливо возложить риск отсутствия таких доказательств.

На мой взгляд, риск негативных последствий следует возлагать на того, кто осуществляет платеж. Если лицо сознательно и добровольно переводит другому лицу деньги, то именно оно должно позаботиться о том, чтобы у него имелись подтверждения наличия оснований платежа.

В противном случае все те сотни тысяч платежей, которые производятся ежемесячно между гражданами, придется признавать неосновательным обогащением и взыскивать с получателей, но в подавляющем большинстве случаев эти переводы либо имеют основания, либо являются добровольными и сознательными безвозвратными платежами.

Поэтому вероятность того, что нет мотивов для возврата денег, гораздо выше обратного. Кто помнит мою публикацию про стандарты доказывания поймет, что в подобном случае возложение обязанности доказывания на получателя платежа в случае неопределенности приведет к валу ошибочных решений.

Соответственно, по моему убеждению, именно на плательщика необходимо возлагать бремя доказывания, что деньги по ошибке переведены не тому лицу, либо тому лицу, но в размере, превышающем договорные обязательства; либо отпадение основания, по которому были получены деньги, например, при признании договора незаключенным, при расторжении договора, когда были произведены авансовые выплаты и иных подобных случаях. 

Ведь если кто-то производит несколько платежей, то это делается либо в силу существования договорных отношений и в таком случае переводящий деньги в подавляющем большинстве случаев должен располагать доказательствами таковых. 

В споре, о котором пойдет речь в параллельной публикации, ответчику от истца поступали десятки платежей на карточку общей суммой более 1 700 000 рублей.

Платежи поступали для самых различных целей, но все они не имели  возвратного характера.

  Если возложить на ответчика в таком случае обязанность доказывания того, по какому основанию был получен каждый платеж, и если он не представит доказательств взыскать с него эту сумму, то мы придем к явной несправедливости.

На мой взгляд истец, как лицо, расстающееся со своими деньгами и совершающее действие может в большей степени избежать риска их потери, потребовав от получателя, например, подписанную и отсканированную копию договора.

Если же  истец сознательно регулярно что-то переводит ответчику и не может сказать в суде ничего вразумительного относительно того, а для чего он вообще переводил деньги, то следует сделать вывод, что он сознательно, добровольно и без наличия какого-либо обязательство перечислял деньги. Но в таком случае нет никакой ошибки, нет перевода по незаключенному договору и так далее, а поэтому нет предпосылок считать такие переводы неосновательным обогащением.

Основательное  обогащение  на  переплатах  за  коммунальные  услуги

На самом деле гражданское право в большей части заключается в справедливом распределении рисков, а как говорил Агарков М.М. их следует возлагать на того, для кого легче их предотвратить. 

Вернемся к ситуации Феди и Пети. Петя в суде будет говорить в суде одну версию, почему был перевод, а Федя — другую.

В большинстве таких случаев никакой суд не сможет установить реальные отношения сторон, а поэтому решение может быть принято на справедливом распределении рисков на того, кто легче может его избежать: ты делаешь платеж, тогда прими меры к тому, чтобы у тебя были доказательства его возвратности; не принял таких мер — считаем, что был добровольный платеж при отсутствии обязательств, который не может рассматриваться, как неосновательное обогащение.

На мой взгляд, ст. 1109 ГК РФ как раз вводит такую модель распределения рисков и обязанностей доказывания.

Проанализирую кратко существующую практику, которая исходит из той позиции, которую я изложил.

Краткий обзор судебной практики по применению ст. 1109 ГК РФ

Когда я говорил о применении ст. 1109 ГК РФ речь шла, естественно, о п. 4 этой статьи, в которой говорится следующее:

Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

И что же здесь сложного спросит читатель. Несмотря на простоту формулировки, проблема заключается в том, кто и как должен доказывать, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства.

Можно ли доказать отрицательный факт? Попробуйте. Например, может ли займодавец доказать тот факт, что ему не вернули сумму займа? Нет, не может.  Возможно лишь доказать факт возврата займа.

И в делах о неосновательном обогащении, как получатель может доказать, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства?

Получатель может лишь в процессе взыскания неосновательного обогащения спросить истца или его представителя, а во исполнение какого обязательства переводились деньги.

И, поверьте, во всех подобных делах, в которых я участвовал, как правило никто не мог сказать, во исполнение какого обязательства переводились деньги. А объяснения сторон согласно ст.

55 ГПК РФ также являются доказательствами и если сама сторона говорит, что нет такого обязательства, во исполнение которого переводились деньги, то как раз и в таком случае и применима ст. 1109 ГК РФ.

Мое видение подтверждается и судебной практикой, которая приводится ниже.

Основательное  обогащение  на  переплатах  за  коммунальные  услуги

Апелляционное определение Московского городского суда от 04.04.2019 по делу N 33-13749/2019

В силу ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

В силу ч. 4 ст. 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

  1. По смыслу данной нормы не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения денежная сумма, предоставленная во исполнение несуществующего обязательства.
  2. Доказательств тому, что денежные средства перечислялись на условиях возвратности со стороны ответчика, материалы дела не содержат.
  3. Суд учел, что истцом на протяжении длительного времени перечислялись денежные средства в отсутствие каких-либо письменных соглашений, зная об отсутствии каких-либо обязательств с его стороны о перечислении указанных денежных средств, их близкие родственные отношения.
  4. Истцом не представлено достаточных и достоверных доказательств наличия между истцом и ответчиком договорных отношений, того, что ответчиком приняты на себя обязательства по возврату денежных средств.
  5. Оценив установленные обстоятельства в совокупности с объяснениями сторон и иными собранными доказательствами, суд пришел к выводу о том, что истцу было известно об отсутствии с ответчиком каких-либо договорных отношений, доказательств обратного истцом не представлено.
  6. Принимая во внимание, что истцом систематически осуществлялись платежи ответчику, при этом истцу было известно об отсутствии письменного обязательства об их возврате, об отсутствии у него обязательства по перечислению денежных средств ответчику, заявленные истцом требования о взыскании с ответчика неосновательного обогащения в размере сумма, процентов за пользование чужими денежным средствами сумма, судом первой инстанции отклонены.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции. Данные выводы основаны судом на материалах дела, к ним он пришел в результате обоснованного анализа письменных доказательств, которым дал надлежащую оценку в соответствии с положениями ст. 67 ГПК РФ во взаимосвязи с нормами действующего законодательства.

Апелляционное определение Московского городского суда от 28.02.2019 по делу N 33-4318/2019

Блог

Основательное  обогащение  на  переплатах  за  коммунальные  услуги

Судебные разбирательства между управляющими организациями и провайдерами интернета, а также операторами связи по поводу размещения их оборудования в целях предоставления платных услуг связи гражданам, проживающим в многоквартирных домах, происходят в большинстве случаев по двум видам споров:

  • Привлечение к ответственности управляющих организаций за воспрепятствование использования общего имущества без решения собственников, принятого на общем собрании, по жалобам операторов связи и провайдеров интернета, которые не желают договариваться и заключать договоры на использование общего имущества.
  • Признание условий договоров между управляющими организациями и провайдерами (операторами связи) о платности размещения оборудования недействительными и взыскание с управляющих организаций уже оплаченных по этим договорам сумм вследствие того, что данные суммы признаются неосновательным обогащением управляющих организаций.
Читайте также:  Несчастные случаи на производстве: по «горячим» следам нового постановления пленума вс рф

И если по первому виду споров, после неоднократных отрицательных решений судов различных инстанций, с середины 2016 года всё-таки произошел поворот в позиции Верховного суда РФ (Определение ВС РФ № 304-КГ16-1613 от 04.07.

2016 года по делу № А45-646/2015, Определение ВС РФ от 25 декабря 2017 года по делу № А60-39838/2016, Определение ВС РФ № 306-КГ17-17056 от 01 марта 2018 года по делу № А55-16550/2016), то по второй категории до недавнего времени положение дел было совсем грустным для управляющих организаций, которые практически всегда оставались проигравшими в споре.

Исходя из логики наших судов,  оператор связи или провайдер, заключивший договор лишь с одним из жителей дома, уже имеет право безвозмездно использовать общее имущество собственников помещений МКД и тянуть свои кабели, устанавливать оборудование в любом месте общего пользования МКД, не спрашивая согласия других собственников, не согласовывая даже места его установки с управляющей организацией МКД.

Суды упорно обосновывали свои решения выборочными нормами законодательства о связи и Гражданского кодекса, почему-то забывая при этом, что в отношениях, которые подпадают под действие Жилищного кодекса РФ, приоритет имеют именно нормы жилищного законодательства. Именно отношения по использованию общего имущества собственников помещений многоквартирного дома и регулируются нормами жилищного законодательствав первую очередь, а остальными нормами закона – регулируются в части, не противоречащей ЖК РФ.

А также суды упускают тот момент в своих решениях, что операторы и провайдеры являются коммерческими организациями, которые не работают на благо жителей домов безвозмездно, а также собирают денежных средства за свои услуги, в том числе, и за счет использования чужого имущества.

Ведь общее имущество МКД не является бесхозяйным, исходя из норм, закрепленных в ГК РФ, и оно имеет собственников – собственников помещений МКД. А согласие собственников общего имущества МКД на его использование возможно получить единственным способом в соответствии со ст.

44 ЖК РФ – на основании решения общего собрания собственников помещений МКД.

Ответственность за ненадлежащее содержание общего имущества также возлагается на управляющую организацию многоквартирного дома и ремонт его осуществляет управляющая организация за счет средств платы за содержание и текущий ремонт.

А контролирующим органам неинтересно, кто и как испортил подъезды и крыши МКД, проделывая дыры в стенах для прокладки кабелей — спросят в любом случае с управляющих компаний и обяжут отремонтировать.

И очень повезет, если все еще обойдется без больших штрафов.

После нескольких лет отрицательной для «неосновательно обогатившихся» управляющих организаций судебной практики по данным видам споров, наконец-то Верховный суд РФ в своем Определении № 304-ЭС17-10944 от 26 апреля 2018 года по делу № А75-9721/2016 выразил позицию, которая признала приоритет норм жилищного законодательства при использовании общего имущества МКД операторами связи и провайдерами:

«…По мнению судов, достаточным основанием для размещения оператором связи средств и линий связи на общем имуществе МКД является договороб оказании услуг связи, заключенный им с собственником или пользователем помещений МКД.

Суды также сочли, что, в случае несогласия со стороны иных собственников общего имущества МКД с заключением и (или) порядком исполнения такого договора, споры подлежат разрешению исключительно в судебном порядке в рамках дел об определении порядка пользованияимуществом.

Между тем указанные выводы судов являются ошибочными.В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 4 Жилищного кодекса отношения, связанные с пользованием общим имуществом собственников помещений многоквартирных домов, регулируются жилищным законодательством.

  • … В соответствии с частью 2 статьи 36 Жилищного кодекса собственники помещений в многоквартирном доме владеют, пользуются и в установленных этим Кодексом и гражданским законодательством пределах распоряжаются общим имуществом в многоквартирном доме.
  • В силу части 4 статьи 36 и пункта 3 части 2 статьи 44 Жилищного кодекса по решению собственников помещений в многоквартирном доме, принятому на общем собрании таких собственников, объекты общего имуществав многоквартирном доме могут быть переданы в пользование иным лицам в случае, если это не нарушает права и законные интересы граждани юридических лиц».
  • Таким образом, ВС РФ признал, что заключение договора на оказание услуг связи между конкретным жителем и оператором связи не может являться согласием собственников на размещение оборудования и служить основанием для использования общего имущества МКД:
  • «Между тем заключение договора об оказании услуг связи с отдельным абонентом, являющимся собственником помещения в МКД, вопреки доводам ответчика и выводам судов, не может выступать самостоятельным правовым основанием для пользования ответчиком общим имуществом МКД и освобождать его от внесения платы за такое пользование.
  • Указанные договоры заключены в интересах конкретного собственника помещения МКД, тогда как при выполнении обязательств по этим договорами предоставлении соответствующих услуг ответчик использует общее имущество, принадлежащее всем собственникам помещений в доме.
  • В этой связи условия договоров о том, что абонент предоставляет оператору на безвозмездной основе право на размещение оборудования на конструкциях и элементах здания и в помещениях, являющихся общим имуществом, не могут являться основанием для пользования ответчиком таким имуществом, так как в силу статей 307 и 308 Гражданского кодекса, договор регулирует отношения исключительно этого абонента и оператора связи, при этом абонент, являющийся собственником помещения, не может единолично в отсутствие решения общего собрания решать вопросы, связанные с предоставлением другим лицам права пользования общим имуществом МКД.
  • Доводы ответчика о том, что, заключив договоры и предоставив ему право пользования общим имуществом дома, абонент (собственник помещения) распорядился соответствующим имуществом, приходящимся на его долю в праве общей собственности на общее имущество, являются не состоятельными, поскольку пунктом 1 части 4 статьи 37 Жилищного кодексазапрещен выдел в натуре собственником помещения в МКД своей доли в праве общей собственности на общее имущество и, соответственно, распоряжение им такой доли.
  • Исходя из изложенных выше норм, размещение технического оборудования с использованием общего имущества МКД (то есть использование такого общего имущества) может осуществляться на основании решения общего собрания собственников помещений и, если общим собраниемне установлено иное, с предоставлением пользователем соразмерной компенсации за такое использование.

Об этом неоднократно было указано в определениях Верховного СудаРоссийской Федерации от 04.07.2016 № 304-КГ16-1613 и от 22.11.

2016 № 305-КГ16-3100 о допуске к общему имуществу МКД при наличии соответствующего решения общего собрания собственников о предоставлении имущества, а также необходимости применения статьи 6 Закона о связи,в соответствии с которой организации связи вправе осуществлять строительство, эксплуатацию средств связи и сооружений связи при наличии соответствующего договора с собственником или иным владельцем зданий.При этом собственник или иной владелец указанного недвижимого имущества вправе требовать от организации связи соразмерную плату за пользование этим имуществом, если иное не предусмотрено федеральными законами».

Таким образом Верховным судом указано на то, что раз господа операторы связи осуществляют предпринимательскую деятельность и при этом пользуются чужим имуществом, то за такое пользование надо платить. И если собственники МКД наделили полномочиями на получение такой платы именно управляющую организацию, то она и получает указанную плату на основании заключенных договоров от имени собственников:

«В данном случае, как установлено судами, общими собраниями собственников МКД, находящихся в управлении истца, приняты решения о платности использования организациями общего имущества в целях размещения оборудования связи, а также телекоммуникационных антивандальных шкафов широкополосного доступа, предназначенного для оказания услуг связи (телефония, телематические услуги, Интернет и др.), и определена плата за такое использование.

Доказательства передачи ответчиком соответствующего имущества в общую собственность собственников помещений МКД и принятия собственниками этого имущества в состав общей собственности (что будет свидетельствовать также и о принятии собственниками на себя бремени содержания этого имущества) в материалах дела отсутствуют. Указанное имущество используется ответчиком в своей предпринимательской деятельности и, исходя из пояснений представителя ответчика, расходы на его содержание учитываются при формировании тарифов на соответствующие услуги связи.

  1. Использование размещенного ответчиком оборудования для оказания услуг всем собственникам помещений МКД на основании принятых собственниками на общих собраниях решений об использовании ответчиком общего имущества МКД на безвозмездной основе, материалами дела неподтверждено.
  2. Выводы судов об отсутствии у управляющей компании законных оснований для получения поступлений от использования общего имущества в многоквартирном доме нельзя признать обоснованными, поскольку, в силу положений статьи 162 Жилищного кодекса и с учетом решений общих собраний собственников МКД, управляющая компания в данном случае,предъявляя требование к ответчику, выступает в интересах всех собственников помещений МКД».
  3. Из вышеeуказанного судебного акта высшей судебной инстанции можно сделать следующие выводы:
  • операторы связи и провайдеры обязаны оплачивать использование общего имущества МКД для размещения своего оборудования, если отсутствует решение общего собрания о безвозмездности его использования;
  • согласие собственников на размещение оборудования должно быть выражено в виде решения общего собрания собственников помещений МКД;
  • решением общего собрания избирается уполномоченное на использование общего имущества МКД физическое или юридическое лицо;
  • решением общего собрания желательно утвердить условия договоров на использование общего имущества и размер платы за такое использование.

Надеюсь, в дальнейшем споры об использовании общего имущества МКД операторами связи и провайдерами будут разрешаться именно на основании изложенной в рассматриваемом определении Верховного суда РФ позиции, что позволит управляющим организациям на законных основаниях не допустить тех операторов связи и провайдеров, которые действуют разбойничьими методами, ломая замки на дверях в технические этажи МКД, прокладывая где им вздумается кабели по стенам подъездов наших домов.

С уважением, Ильмира Носик.

Обсудить статью и задать вопросы можно здесь. 

Неосновательное обогащение по договору подряда | Адвокат Мугин Александр

  • Основательное  обогащение  на  переплатах  за  коммунальные  услугиЕсли попроще, то неосновательное обогащение – это приобретенное или сбереженное, в отсутствие на то правовых оснований, имущество, которое приобретатель (лицо, которое без установленных на то оснований приобрело или сберегло имущество) обязан возвратить потерпевшему.
  • Собственно в рамках договора строительного подряда неосновательное обогащение может возникнуть, например, в следующих ситуациях: заказчик оплатил работу, а объем фактически выполненных работ не соответствует объему, предусмотренному договором; либо стороны не заключили договор строительного подряда, либо подписанный договор является незаключенным в силу закона, а заказчик отказывается оплачивать выполненную работу.
  • За время работы в различных строительных организациях, а также оказывая юридическую помощь по сопровождению различных строительных проектов, мне не раз приходилось сталкиваться с ситуациями, когда, например, подрядчик завышал стоимость работ.
  • О стоимости работ по договору подряда
  • Несмотря на прямое указание на необходимость включения в договор подряда условия о цене подлежащей выполнению работы и способе ее определения, вопрос о существенности условия о цене выполняемых работ в договоре подряда является открытым, как нет и единого подхода по данному вопросу в судебной практике.
Читайте также:  Услуги охраны: новый уровень трудовых отношений

Неоднозначность подходов к вопросу о существенности цены в договоре вызвана наличием положения ст. 709 ГК РФ, в соответствии с которым при отсутствии в договоре цены или способа определения, цена определяется как цена, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные работы (ст. 424 ГК РФ).

Нет единообразия в судебной практике и по вопросу определения цены работ, если цена в акте выполненных работ отличается от цены, предусмотренной по договору.

Одни суды считают, что если работы приняты по акту на сумму, отличную от цены по договору, применяется твердая цена по договору, другие суды считают, что вне зависимости от того, превышает цена в акте или она меньше цены, предусмотренной в договоре, применяется цена по акту.

  1. Таким образом, определение цены работ является весьма важным вне зависимости от того, является это условие существенным или нет.
  2. Оказывая юридическую помощь по взысканию задолженности, мне не раз встречались ситуации, когда в силу различных особенностей предмета подряда предусмотреть твердую цену в договоре подряда не представлялось возможным, и учитывая предоставленную законом возможность заключать договор подряда с приблизительной или открытой ценой, договоры подряда заключались с условием оплаты по актам выполненных работ.
  3. Представляя интересы заказчиков по договору строительного подряда, иногда приходилось сталкиваться с ситуацией, когда итоговая цена, указанная в акте выполненных работ существенно отличалась от суммы указанной в договоре подряда.
  4. Судебная практика по данному вопросу пошла по пути применения цены, указанной в акте выполненных работ.
  5. Рассмотрим ситуацию с «неотработанным авансом».
  6. Данная ситуация может быть вызвана оплатой заказчиком частично выполненных или вообще не выполненных подрядчиком работ.
  7. В данном случае, конечно, не идет речь об экономии подрядчика, которая допускается только при соблюдении предусмотренного договором строительного подряда объема работ.
  8. Каким образом определить размер неосновательного обогащения?

Размер неосновательного обогащения в таком случае может определяться на основании акта выполненных работ по форме № КС-2. По крайней мере, это следует из Постановления Президиума ВАС РФ от 03.07.2012 № 2724/12.

Суды, устанавливая наличие неосновательного обогащения одной из сторон по договору подряда, исходят из отсутствия доказательств фактического выполнения работ на сумму, перечисленную в счет их оплаты, а также разницы между стоимостью фактически выполненных работ и работ, принятых по актам по форме № КС-2.

О неосновательности обогащения у подрядчика свидетельствует отрицательная разница между объемом работ, указанным в актах выполненных работ по форме № КС-2, и фактическим объемом работ.

Также отмечу, раз уж вспомнил про экономию подрядчика, что использование более дешевых, чем предусмотрено договором, материалов экономией не является. При этом разница в цене материалов в качестве неосновательного обогащения не взыскивается.

В свою очередь, подрядчику будет интересно знать, что положения ст. 710 ГК РФ о том, что подрядчик сохраняет право на оплату по цене, предусмотренной договором, если фактические расходы подрядчика оказались меньше тех, которые учитывались при определении цены работы, в случае признания договора незаключенным не применяются.

Теперь что касается неосновательного обогащения заказчика, возникающего вследствие уклонения от возмещения стоимости выполненных работ по незаключенному договору

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 03.07.2012 № 2724/12 однозначно указано, что доказательства выполнения работ и принятия результата работ, как и размер полученного приобретателем имущества, могут быть установлены на основании форм № КС-2, № КС-3.

Далее Президиум ВАС РФ сформировал следующую правовую позицию: акт выполненных работ по форме КС-2 и справка о стоимости работ по форме КС-3 имеют существенное доказательственное значение, в случае признания договора строительного подряда незаключенным и возникновения спора о взыскании неосновательного обогащения, так как именно на основании КС-2 судом определяется объем выполненных работ, а на основании КС-3, соответственно стоимость фактически выполненных работ

Если договор подряда признан незаключенным , то в соответствии с существующей судебной практикой стоимость выполненных работ может определяться исходя из размера, предусмотренного данным договором, если только кем-нибудь не будет доказана другая стоимость. В данном случае стоимость выполненных работ может установить эксперт.

  • Несколько слов об оплате дополнительных работ по договору строительного подряда
  • По вопросу оплаты дополнительных работ по договору подряда суды принимают решение исходя из наличия или отсутствия трех фактов: был ли извещен заказчик о проведении таких работ, согласился ли он на проведение дополнительных работ, а также принял ли он результат дополнительных работ (мог ли им воспользоваться).
  • Если дополнительные работы не были согласованы и подрядчик не известил заказчика об их проведении, шансы подрядчика получить оплату в судебном порядке крайне малы.

Отсутствие нормального документооборота в большинстве строительных компаний приводит к тому, что непорядочные заказчики «кидают» подрядчиков, злоупотребляя своими правами. Только такое злоупотребление доказать можно не всегда.

Чтобы защитить свои законные интересы подрядчик должен в данном случае доказать в суде, что выполненные работы представляют для заказчика потребительскую ценность и он намерен воспользоваться результатом работ.

Напоследок о процентах за пользование чужими денежными средствами на сумму неосновательного обогащения

Закон позволяет начислять проценты на сумму неосновательного обогащения. Проценты начисляются на пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ.

Иногда сторона договора, намеревающаяся взыскать в суде проценты за пользование чужими денежными средствами, сталкивается с проблемой – с какого момента начислять проценты, учитывая то, что в соответствии со ст. 1107 ГК РФ проценты начисляются с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Как определить в какой момент приобретатель узнал или должен был узнать о том, что он пользуется чужими денежными средствами в отсутствие на то оснований.

Президиум ВАС РФ (Постановлении Президиума ВАС РФ от 03.07.2012 № 2724/12) сформировал правовую позицию, в соответствии с которой таким моментом, может являться момент составления субподрядчиком актов о приемке выполненных работ по форме N КС-2, содержащих не соответствующие действительности сведения, а также момент получения денежных средств в счет оплаты за такие работы.

Если у Вас есть вопросы по поводу взыскания неосновательного обогащения по договору строительного подряда, вы можете задать их арбитражному адвокату ЗДЕСЬ.

С наилучшими пожеланиями,
Адвокат, к.ю.н., Мугин Александр С.

Решение суда о взыскании неосновательного обогащения в размере начисленной платы за отопление по завышенной цене, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда, обязании предоставить информацию по осуществлению деятельно № 2-1064/2017 ~ М-908/2017

  • Дело № 2-1064
  • РЕШЕНИЕ
  • 15 июня 2017 г.
  • Комсомольский районный суд г. Тольятти Самарской области
  • в составе

председательствующего судьи Захаревской М.Г.

при секретаре Зориной В.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании с участием истцов Сидорчук С.А., Перетолчина В.В., представителя ответчика Мавриной Л.А. (доверенность № … от … г. в деле)

гражданское дело по иску Общественной организации по защите прав потребителей «Общественный совет города Тольятти», действующей в интересах Вахрамеева Е.А., Прудских З.В., Шамсутдиновой Л.В., Шитикова В.К., Ниловой Н.В., Яниной Т.Н., Смирновой Л.И., Жарикова В.В., Германова Н.И.

, Гусева И.В., Криницкой В.А., Назаренко Л.В., Шахова Г.Н., Фрейлиной Л.М., Пономарева Л.В., Николаевой С.П., Аристовой Л.М., Говорова В.В., Елисеева А.Т., Сидорчук С.А., Кулямовой Г.Н., Балясниковой А.Ф., Рождественского А.И., Перетолчина В.В., к ООО «Департамент ЖКХ г.

Тольятти» о взыскании неосновательного обогащения в размере начисленной платы за отопление по завышенной цене, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда, обязании предоставить информацию по осуществлению деятельности в сфере управления многоквартирным домом,

УСТАНОВИЛ:

Общественная организация по защите прав потребителей «Общественный совет города Тольятти» обратилась в суд с иском к Обществу с ограниченной ответственностью «Департамент ЖКХ г. Тольятти» (далее – ООО «Департамент ЖКХ г.

Тольятти») о взыскании сумм неосновательного обогащения, мотивируя свои требования тем, что согласно извещений об оплате жилищно-коммунальных услуг потребителями услуг были проживавшие в д. …. по ул. …. лица: Вахрамеев Е.А. (№ кв. ….), Прудских З.В. (№ кв. ….), Шамсутдинова Л.В. (№ кв. ….), Шитиков В.К. (№ кв. ….), Нилова Н.В. (№ кв. …

), Янина Т.Н. (№ кв. …), Смирнова Л.И. (№ кв. …), Жариков В.В. (№ кв. …), Германов Н.И. (№ кв. …), Гусев И.В. (№ кв. …), Криницкая В.А. (№ кв. …), Назаренко Л.В. (№ кв. …), Шахов Г.Н. (№ кв. …), Фрейлина Л.М. (№ кв. …), Пономарев Л.В. (№ кв. …), Н. (№ кв. …), Аристова Л.М. (№ кв. …), Говоров В.В. (№ кв. …), Елисеев А.Т. (№ кв. …

), Сидорчук С.А. (№ кв. …), Кулямова Г.Н. (№ кв. …), Балясникова А.Ф. (№ кв. …), Рождественский А.И. (№ кв. …), П. (№ кв. …).

Потребитель Н. умер …, его наследником стала Николаева С.П. Потребитель ФИО32 скончалась …, Перетолчин В.В. унаследовал ее имущество.

Управляющей компанией данного дома являлось ООО «Департамент ЖКХ г. Тольятти», которое в период с мая 2014 г. по апрель 2015 г. выставляло истцам платежные документы, при этом расчеты за услуги теплоснабжения производились с нарушениями, по одним и тем же придуманным ответчиком ставкам, без применения скидок отдельным категориям потребителей.

Из квитанций одного из потребителей услуг (кв. ….) видно, что ответчиком плата за отопление начислялась в мае, июне 2014 г. по ставке 26,42 руб./м?, с июля по октябрь 2014 г. – по ставке 27,75 руб./м?, с ноября 2014 г. по май 2015 г. – по норме коэф. 0,024 Гкал/м? и тарифу 1156,40 руб./Гкал.

Согласно распечатки с сайта управляющей организации УК «Содружество» площадь жилых помещений в д. …. по ул. …. составляет 4816,5 м?. Ответчик за период управления домом начислил за отопление 1592186,65 рублей (4816,5 м? · (26,42 руб./м? · 2 мес. + 27,75 руб./м? · 4 мес. + 0,024 Гкал/м? · 1156,40 руб./Гкал · 6 мес.) = 1592186,65).

Ст.1102-1109 ГК РФ. Неосновательное (незаконное) обогащение: Вопросы и судебная практика • Гестион

Обязательства, вытекающие из неосновательного обогащения, вызывают особый интерес с точки зрения способов и методов восстановления справедливости по отношению к потерпевшему лицу. Наша новая статья расскажет читателям о том, как решается этот вопрос в российском законодательстве и судебной практике.

Читайте также:  Смешанный договор ограничит действие императивных норм

Неосновательное обогащение — это установленное судом лишенное достаточных оснований (малообоснованное) увеличение имущества и/или доходов физического или юридического лица, произошедшее в результате   действий (или бездействия) его или третьих лиц.

То есть, нельзя подойти к человеку (или прийти в организацию) и заявить: «Вы неосновательно обогатились». Нет, сказать, конечно, можно. Однако это будут просто слова. Юридические факты неосновательного обогащения подтверждается только судом.

Второй немаловажный аспект заключается в том, что неосновательное обогащение иногда происходит независимо от воли или действий субъектов. То есть в силу сложившихся обстоятельств.

Другое важное замечание состоит в том, что обогащение индивидуума или юрлица может возникнуть в результате действий третьих лиц. Например, бухгалтерия ошиблась и перечислила работнику зарплату больше той, что предусмотрена договором и тарифной сеткой.

Ну, и наконец, советское законодательство считало неосновательное обогащение самостоятельной, отдельно применяемой конструкцией. Действующий ГК РФ отошел от этого принципа.

Он указывает, что данное требование может присутствовать в делах о возврате всего исполненного по какой-либо недействительной сделке, об истребовании собственности из чужого незаконного владения или пользования, а также о возмещении вреда, нанесённого хозяину обогатившимся субъектом.

А теперь обратимся к практике и рассмотрим некоторые примеры.

Недобросовестные действия (или поступки) лица, получившего обогащение

Подобные истории довольно часто встречаются в практике. Например, пенсионерка решила увеличить размер своей пенсии. Для этого она взяла чистый бланк справки из техникума и написала в нем, что сын находится на её иждивении, так как учится в данном учреждении.

Когда Пенсионный Фонд выяснил, что эти сведения являются ложными, он подал иск в суд и потребовал взыскать необоснованное обогащение в виде незаконно полученной прибавки к пенсии. Судья удовлетворил иск (решение Кызылского горсуда республики Тыва по делу № 2 — 3719/2018 от 30.07.

2018 года).

Возврат исполненного обязательства

Обычно возврат исполненного по договору происходит, когда «контрагент» уклоняется от исполнения своего обязательства или вовсе не собирается его исполнять.

Классическим примером последней ситуации является перевод денежных средств должностным лицом компании своим родственникам или знакомым, либо банальный вывод денег из фирмы в пользу третьего лица.

  Зачастую это происходит от того, что бизнесмены путают «карман предприятия» со своим личным и при этом не могут даже нормально оформить подобные перечисления. Например, конкурсный управляющий обнаружил, что организация — банкрот перечислила физлицу без договоров и без встречного исполнения крупную сумму денег.

Эти расходы не подтверждались документально. Тогда управляющий отправил заявление в суд. Последний признал событие неосновательным обогащением и взыскал все деньги в конкурсную массу (решение Калининского райсуда города Тюмени по делу № 2 — 3/2018 от 30.07.2018 года).

Или вот другой вариант. Фирма перечислила арендную плату за юрлицо, которое, впоследствии, отказалось возвращать денежные средства. Суд пришел к выводу, что в данном случае имеются все признаки незаконного обогащения вследствие того, что, компания, получившая выгоду, отказалась возвратить исполненное (решение АС Брянской области по делу №А09 — 10388/2015 от 17.12.2015 года).

Обогащение по недействительной сделке

Неосновательное обогащение по недействительной сделке возвращается субъекту, понесшему потери. Подобная сделка не влечет для сторон возникновения законных прав и обязанностей, и они обязаны вернуть друг другу всё полученное по ней.

Например, мошенник подделал доверенность от имени пожилого человека и после его смерти продал квартиру подельнику, а тот, через некоторое время реализовал жильё третьему лицу. Впоследствии, наследница покойного обратилась в суд и потребовала признать доверенность недействительной.

Суд рассмотрел материалы и признал недействительность доверенности. Вслед за этим были признаны недействительными все договоры купли-продажи помещения. В итоге последний покупатель оказался без денег и квартиры. Тогда он обратился в суд с требованием взыскать с продавца —    афериста неосновательное обогащение.

Судья удовлетворил его иск (решение Волоколамского горсуда Московской области по делу № 2 — 480/2017 от 29.03.2017 года).

Иногда недействительным может быть признан не весь договор, а только его часть или пункт. Например, в последнее время суды массово признают недействительными пункты кредитных договоров об обязательном участии в коллективном страховании жизни и здоровья.

Причем таковыми признаются пункты, присутствующие исключительно в договорах о выдаче кредита на личные, то есть на потребительское нужды. Суды объявляют их недействительными и заставляют банки вернуть деньги заемщикам (решение Первомайского районного суда г.

Краснодара по делу № 2 — 8632/2018 от 19.07.2018 года).

Передача прав третьему лицу

Последствия безосновательной передачи прав третьему лицу закреплены в ст.1106 ГК РФ. Из контекста данной нормы следует, что если компания или физлицо передали свои права другому субъекту на основании недействительного (либо несуществующего) обязательства, то они могут потребовать восстановить прежнее положение.

О каких правах в данном случае чаще всего идёт речь? Обычно о праве собственности на денежные средства. Скажем, организация «автоюристов» приобрела у гражданина права требования к страховой компании о выплате страховки за ущерб, нанесенный автомашине в результате ДТП.

Впоследствии выяснилось — продавец не являлся собственником автомобиля и не вправе был претендовать на возмещение со страховой компании. Следовательно, он продал компании несуществующее обязательство и в ответ получил вполне реальные деньги.

Суд признал этот договор цессии недействительным, взыскал с обманщика неосновательное обогащение и проценты за пользование чужими средствами (решение Верхнепышминского горсуда Свердловской области по делу № 2 — 3024/2016 от 21.12.2016 года).

Похожие ситуации происходят и в сфере правоотношений между юрлицами. И здесь они также возникают вследствие признания недействительности самого договора цессии. Например, компания уступила контрагенту права требования к заемщикам.

Через некоторое время арбитраж, по требованию соучредителя продавца, признал цессию недействительной. Затем цедент обратился в суд и потребовал возвратить ему права требования к заемщикам.

Это заявление было полностью удовлетворено (решение АС Курской собственности по делу №А35 – 115/2018 от 09.06.2018 года).

Неполученные доходы

Этот вариант обогащения обычно встречается вследствие пользования или владения чужой собственностью. Право на возмещение не полученных доходов закреплено в ст. 1107 ГК РФ. Чаще всего оно вытекает из незаконного захвата и эксплуатации недвижимости или земли.

Так, семья из одной республик ближнего зарубежья незаконно вселилась в бывшее (признанное нежилым) общежитие и проживала в нем, не оплачивая за наем помещения. Собственник здания обратился в суд с иском и потребовал выселить жильцов и взыскать с них неполученные доходы за наем комнат.

Судья удовлетворил вышеуказанный иск (решение Пятигорского горсуда Ставропольского края по делу № 2 —  2239/2018 от 30.07.2018 года).

Возмещение затрат

Далеко не всегда пострадавший получает деньги из-за неосновательного обогащения третьего лица. Иногда происходит и так, что собственник, возвративший себе имущество, обязан возместить затраты на его содержание. Например, компания обратилась в арбитраж с заявлением о включении в реестр кредиторов.

Причиной послужил тот факт, что ранее судья в рамках процесса о банкротстве признал недействительным договор купли-продажи здания между банкротом и заявителем. Однако пока недвижимость находилась у последнего он отремонтировал и перестроил её.

В итоге арбитраж включил требования истца в реестр кредиторов и признал его право на возмещение в результате неосновательного обогащения банкрота (постановление АС Дальневосточного округа по делу №А24 – 2477/2016 от 29.01.2018 года).

Возврат собственности в натуре и невозможность её возврата

По правилам ст. 1104 ГК РФ получатель обязан вернуть хозяину собственность в натуре. Но, как быть, когда этого сделать невозможно? Например, пользователь утратил или повредил имущество. В данном случае он обязан вернуть обогащение в денежном эквиваленте, либо иным способом компенсировать стоимость имущества (ст.1105 ГК РФ).

Для примера, житель г. Рамено передал знакомому автомобиль во временное пользование. Когда срок аренды истек, последний отказался вернуть автомобиль. Собственник обратился в суд и потребовал обязать арендатора вернуть машину. Судья удовлетворил иск. Однако пристав так и не нашел машину.

По-видимому, арендатор разобрал её на запчасти или продал. Тогда собственник повторно отправился в суд и потребовал возместить стоимость утраченного имущества. Судья удовлетворил и эти требования хозяина автомашины (решение Раменского горсуда Московской области по делу № 2 — 3121/2018 от 30.07.

2018 года).

Если же местонахождение имущества известно, а проблема заключается в только том, что контрагент отказывается его возвратить, выдвигая незаконные требования, то суд выносит вердикт о необходимости вернуть его собственнику. Далее судебные приставы обеспечивают исполнение судебного акта (решение АС Чувашской республики — Чувашии по делу №А79 – 1671/2017 от 05.09.2017 года).

Случаи, когда неосновательное обогащение нельзя возвратить

Подобные ситуации регулируются ст. 1109 ГК РФ. Среди прочих к ним относятся случаи выдачи зарплаты, перечисления алиментов и других денежных сумм, которые произошли не по вине получателя или не в результате счетной ошибки.

Так, уволившийся из армии солдат — контрактник получил переплату в части денежного довольствия. Представители Министерства Обороны обратились в суд и потребовали обязать бывшего солдата вернуть деньги в бюджет. Однако судья отказал в иске.

Вынося вердикт, он отметил, что переплата произошла не по вине военнослужащего и не в результате арифметической ошибки. Причиной для излишнего начисления довольствия послужила халатность должностных лиц, которые не внесли в программу сведения об увольнении солдата в запас.

Поэтому, хоть неосновательное обогащение и налицо, но оно не подлежит возврату (решение Партизанского горсуда по делу № 2 — 353/2016 (дата обезличена).

Выводы

Теперь настало время сделать некоторые выводы. Прежде всего взыскание судом неосновательного обогащения считается восстановлением нарушенного права, но не мерой ответственности. Поэтому суды и взыскивают его в том размере в котором и было нарушено право потерпевшего. При этом взыскание процентов в подобных делах также имеет цель восстановить нарушенное право.

С другой стороны, несмотря на устоявшуюся практику и подробную регламентацию, некоторые статьи до сих пор вызывают споры юристов. Например, ст.

1107 ГК РФ декларирует, что лицо, незаконно владевшее имуществом, должно вернуть собственнику не только извлеченные доходы, но те, которые оно должно было получить. А такая формулировка противоречит самой идеи реституции.

Ведь при неосновательном обогащении возвращается именно то, что было, а не могло быть получено. А если такой доход не был получен или его невозможно получить в принципе? Попытка рассчитать его, даст потерпевшему привилегии перед приобретателем.

Поэтому суды практически не используют его в своей практике. В остальном же это вполне работающие нормы, которые успешно применяются российскими судьями.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *