Корпоративные споры по новым правилам

К корпоративным спорам закон относит споры, связанные с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также некоммерческой организацией, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей. Обычно, это связано с разногласиями, возникающими между участниками (акционерами) по поводу вопросов, связанных с управлением и ведением хозяйственной деятельности организации, и влекущими нарушение их прав. Данная статья подробно описывает порядок и особенности корпоративных споров.

Участники и предмет корпоративных споров

Предметом корпоративного спора может быть любой конфликт участников (акционеров), который затрагивает интересы как самой организации, так и ее участников. Претензии, которые лежат в основе корпоративных споров, возникают по разнообразным поводам.

В качестве предмета спора могут выступать:

  • учреждение юридического лица;
  • ликвидация или реорганизация предприятия;
  • восстановление прав участника (акционера);
  • обжалование решений органов управления организации;
  • вопросы реализации преимущественных прав участников (акционеров) при продаже долей (акций) организации;
  • оспаривание сделок, совершаемых обществом;
  • взыскание убытков, причиненных юридическому лицу или его участникам;
  • устранение нарушений законодательства и локальных норм;
  • понуждение выполнить определенные юридические действия: например, созыв внеочередного собрания, истребование хозяйственных документов общества и т.д. 

Корпоративные конфликты затрагивают интересы многих лиц, что влияет на специфику судебного производства. Поэтому в качестве стороны корпоративного спора могут участвовать:

  • участники (акционеры), учредители;
  • сама корпорация как юридическое лицо;
  • орган управления юридического лица;
  • члены совета директоров;
  • третьи лица, к которым относятся как коммерческие организации (например, организации, осуществляющие деятельность по ведению реестра акционеров), так и  государственные контролирующие органы (например, ЦБ РФ, осуществляющий государственную регистрацию выпуска ценных бумаг).

Особенности корпоративных споров

Действующим законодательством предусмотрены особенности рассмотрения дел по корпоративным спорам в арбитражном суде.

Прежде всего, необходимо отметить, что по данной категории дел от сторон не требуется соблюдения мер по досудебному урегулированию. Истцу не нужно направлять претензию ответчику и выжидать тридцатидневный срок для ответа на нее. 

Вместе с тем, в случаях оспаривания решения общего собрания либо предъявления требований о возмещении причиненных обществу убытков, признания сделки общества недействительной или применения последствий недействительности сделки, истец должен уведомить в письменной форме заблаговременно (не позднее, чем за 5 дней до подачи иска) участников общества о намерении обратиться с таким иском в суд и предоставить им иную информацию, имеющую отношение к делу. Такое уведомление направляется истцом непосредственно на юридический адрес общества, которое должно довести его до других участников (акционеров).

Основные причины возникновения споров

Существуют субъективные и объективные причины возникновения корпоративных споров. Так, объективными причинами споров является несовершенство действующего законодательства, отсутствие жестких санкций за нарушение корпоративных обязательств. В рамках данной статьи мы рассмотрим только субъективные причины возникновения корпоративных споров.

Использование подставных лиц

Желание обезопасить себя в случае банкротства компании, действующий запрет на ведение предпринимательской деятельности и другие обстоятельства становятся причиной оформления бизнеса на подставных лиц. Однако номинальный директор со временем может попытаться захватить бизнес и стать фактическим его владельцем.

Чтобы избежать подобных проблем, необходимо зарегистрировать компанию на реальных собственников.

Оформление долей в пропорции 50 на 50

Если у ООО два владельца, чаще всего они делят бизнес пополам. Проблем нет, если оба учредителя имеют одинаковый взгляд на ведение бизнеса (или один из них занимает пассивную позицию, доверяя управление компанией своему партнеру).

Однако если между участниками возникают конфликты и ссоры (даже личного характера), принимать решения становится фактически невозможно. Участники в судебном порядке могут обжаловать протоколы общих собраний, сделки общества и т.д.

Существует немало способов решения данной проблемы. Так, например, участники вправе составить корпоративный договор, согласно которому одна сторона может отказаться от управления обществом. Взамен она будет получать ежемесячное денежное вознаграждение.

Доверие к руководству

Как правило, директором компании становится кто-то из учредителей. Он получает возможность руководить организацией, совершать от ее имени юридически значимые действия. Недобросовестный директор, пользуясь своим положением, может постепенно выводить активы компании и иным образом вредить ей.

Поэтому остальным учредителям необходимо помнить о таком варианте развития ситуации. Во избежание корпоративных конфликтов рекомендуется ограничить полномочия директора, например, путем установления лимита по совершаемым им сделкам. Также необходим постоянный мониторинг деятельности директора.

Сроки исковой давности

Срок исковой давности по корпоративным спорам общий – 3 года с момента, когда лицу стало известно (должно было стать известно) о нарушении его прав. Однако в некоторых случаях могут применяться сокращенные сроки.

  • ·         для признания недействительным решения общего собрания АО и ООО устанавливаются сроки 3 и 2 месяца соответственно;
  • ·         для оспаривания сделки устанавливается срок в 1 год (если сделка ничтожная, то признать ее недействительной можно в течение 3 лет);
  • ·         для перевода на себя прав и обязанностей покупателя при нарушении права преимущественной покупки устанавливается срок в 3 месяца (речь идет об участниках непубличных обществ);
  • ·         для возмещения убытков, причиненных ненадлежащим определением стоимости выкупаемых ценных бумаг, устанавливается срок в 6 месяцев.
  • Корпоративные споры по новым правилам

Проект наших партнеров Андрея Шевченко и Михаила Кучин, где они разбирают самые резонансные события в стране и их последствия для всех нас.

Все о новых законах и громких делах в России и в мире максимально доступно и без занудства.

Примеры корпоративных споров

Корпоративные споры весьма разнообразны по своему субъектному составу и характеру спорных правоотношений. Причем с каждым годом сложность и запутанность таких споров только возрастает. Ниже мы рассмотрим наиболее яркие и часто встречающиеся на практике примеры корпоративных конфликтов. Однако, конечно, мы привели не весь список возможных спорных ситуаций.

Причинение убытков действиями генерального директора ООО

С директора компании, принимавшего неверные бизнес-решения, можно взыскать убытки – это следует из положений ст.53.1 ГК РФ. Для этого необходимо доказать:

  1. ·         факт недобросовестного и неразумного поведения директора;
  2. ·         наличие убытков;
  3. ·         причинно-следственную связь между поведением директора и наступившими неблагоприятными последствиями.

Например, недобросовестным поведением является сокрытие/искажение информации о сделке, совершение сделки без согласия соответствующих органов и т.п.

При этом директор не освобождается от ответственности даже в том случае, если его действия были ранее одобрены уполномоченным органом юридического лица.

Исключение одного участника из ООО

Возможность исключения участника из ООО закреплена ст.10 14-ФЗ. Согласно положениям данной статьи, лицо может быть исключено при наличии одного из следующих условий:

·         участник допускает серьезные нарушения своих обязательств;

·         участник своими действиями (бездействием) значительно затрудняет деятельность ООО или вовсе делает ее невозможной.

Типичными поводами обращения в суд является систематическое уклонение от участия в общих собраниях, заключение заведомо невыгодных сделок и т.п.

Обратиться в суд с соответствующим иском вправе другие участники компании, совокупная доля которых превышает 10 %. Само общество не может заявлять подобные иски.

Оспаривание участником решения общего собрания

Обзор судебной практики по наиболее важным корпоративным спорам за 2 квартал 2021

01.09.2021

Эксперт: Никита Луцкий Анастасия Галкина Время чтения: 42 минуты

Корпоративные споры по новым правилам

Юристы КИАП Никита Луцкий и Анастасия Галкина специально для «Адвокатской газеты» подготовили обзор наиболее интересных корпоративных споров, рассмотренных судами во 2 квартале 2021 г.

Авторы включили в обзор те дела, по которым суд какой-либо инстанции принял решение в рассматриваемый период.

Они касаются, в частности, результатов раздела имущества между супругами, надлежащего уведомления участников общего собрания, нарушения права преимущественной покупки, злоупотребления правом, исключения участника из общества.

  • 1. Раздел имущества не приводит к получению корпоративных прав
  • Дело №: 305-ЭС20-22249.
  • Статус: Рассмотрено в Верховном Суде Российской Федерации, направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Судебный акт, принятый в рассматриваемый период: Определение Верховного Суда Российской Федерации от 06.04.2021 по делу №305-ЭС20-  22249.

Описание ситуации: В результате развода одного из участников Общества, владевшего 50% долей в уставном капитале, был произведен раздел имущества. Согласно решению суда, доли супругов в праве общей собственности в отношении спорных долей были определены равными. Таким образом, в результате развода бывшая супруга участника Общества стала обладателем 25% доли в уставном капитале.

Читайте также:  Что делать, если от юриста требуют автоматизации?

На основании заявления бывшей супруги в ЕГРЮЛ была внесена запись, в соответствии с которой она стала числиться участником Общества с долей 25% уставного капитала. Мажоритарный участник обратился с требованием о переводе доли с бывшей супруги, поскольку считал, что доля приобретена с нарушением порядка принятия, закрепленного в Уставе Общества (в отсутствие согласия участников Общества).

Ключевой вопрос: Возможно ли приобретение имущественных прав на долю без приобретения корпоративных?

Позиция нижестоящих судов: Согласно позиции судов, право на долю в Обществе перешло к бывшей супруге на основании судебного решения, а не сделки (для перехода в результате которой необходимо согласие участников).

При этом положения Устава Общества не содержат ограничений или специальных требований в случае раздела общего имущества супругов.

Таким образом, согласие участников на переход доли к бывшей супруге не требовалось и основания для перевода доли отсутствуют.

Позиция Верховного суда: Верховный Суд не согласился с позицией нижестоящих судов. При расторжении брака судом не разрешался вопрос о приобретении бывшей супругой статуса участника Общества. В результате решения суда она приобрела лишь имущественные права на долю в уставном капитале.

 Приобретая право на долю, бывшая супруга должна была соблюсти всю корпоративную процедуру, в том числе получить согласие участников Общества на вхождение в их состав.

При этом решение регистрирующего органа и внесение сведений в ЕГРЮЛ само по себе не ведет к возникновению у бывшей супруги корпоративных прав.

  1. 2. Решение о признании банкротом как существенное изменение обстоятельств
  2. Дело №: А55-1163/2020.
  3. Статус: Рассмотрено в Арбитражном суде Поволжского округа, судебные акты первой и апелляционной инстанции отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Судебный акт, принятый в рассматриваемый период: Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 20.04.2021 № Ф06-2663/2021 по делу №А55-1163/2020.

Описание ситуации: Между Истцом и Ответчиком был заключен договор купли-продажи 67% доли в уставном капитале Общества.

Согласно договору, продавец (Ответчик) гарантировал, что до подписания договора доля в уставном капитале Общества никому другому не продана, не подарена, не заложена, не обременена правами третьих лиц, в споре и под арестом (запрещением) не состоит.

Однако когда покупатель (Истец) в целях реализации своих прав начал процесс регистрации изменений ЕГРЮЛ, в совершении таких действий ему было отказано.

Отказ был вызван тем, что еще за два года до заключения договора купли-продажи был наложен запрет на совершение регистрационных действий на основании постановления судебного пристава-исполнителя. Впоследствии, Общество, доли которого были объектом сделки, было ликвидировано (в связи с завершением процедуры банкротства). Истец обратился с требованием о расторжении договора купли-продажи и о взыскании суммы, которая была уплачена по сделке.

Ключевой вопрос: Является ли банкротство Общества существенным изменением обстоятельств при условии, что заявление о банкротстве было подано до заключения договора купли-продажи?

Позиция нижестоящих судов: Требование было удовлетворено в полном объеме: договор подлежит расторжению, а денежные средства – возврату покупателю. Согласно позиции судов, покупатель не имел возможности зарегистрировать свое право и реализовать полномочия собственника доли. Кроме того, были применены положения о расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств.

Позиция суда кассационной инстанции: Суд кассационной инстанции обратил внимание на следующие доводы заявителя кассационной жалобы.

Во-первых, продавцом были сообщены покупателю все сведения о хозяйственно-финансовом состоянии Общества, размере кредиторской задолженности, иных значимых для определения финансового положения Общества показателях.

Во-вторых, на момент заключения договора, Обществом было подано заявление о банкротстве. Отдельно суд отметил, что суды при определении банкротства Общества как существенного изменения обстоятельств не учли требований п. 2 ст. 451 ГК РФ.

С учетом указанного, суд кассационной инстанции счел преждевременным решение об удовлетворении требований в полном объеме и расторжении договора, возврате денежных средств покупателю, и направил дело на новое рассмотрение.

  • 3. Надлежащее уведомление участников вне зависимости от размера доли
  • Дело №: А40-24015/2020.
  • Статус: Рассмотрено в Девятом арбитражном апелляционном суде после направления на новое рассмотрение.

Судебный акт, принятый в рассматриваемый период: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.05.2021 № 09АП-24109/2021 по делу № А40-24015/2020.

Описание ситуации: На внеочередном общем собрании миноритарные акционеры с суммарной долей участия в уставном капитале Общества 26% не присутствовали.

Доказательств направления юридически значимых сообщений о проведении внеочередного собрания в порядке ст. 165.1 ГК РФ представлено не было.

Считая, что собрание было проведено с нарушением требований об информировании участников Общества, миноритарии обратились с иском к Обществу.

Ключевой вопрос: Влечет ли недействительность решения, принятого на общем собрании, отсутствие уведомления миноритарных акционеров, которые не смогли бы в любом случае повлиять на решение?

Позиция нижестоящих судов

Оговорка и защита от «торпеды»: корпоративные споры в реалиях измененного арбитража — Сфера

До недавнего времени в России не было иностранных арбитражных учреждений, которые имели бы статус постоянно действующих, из-за чего их решения по корпоративным спорам могли не быть исполнены на территории РФ.

В апреле 2019 года Гонконгский международный арбитражный центр получил соответствующий статус.  Поправки, введенные Федеральным законом от 27.12.

2018 № 531-ФЗ и разработанные законодателем, четко определили процедуру получения такого разрешения для иностранного учреждения.

«Было конкретизировано, что центр может не открывать обособленное подразделение в России. Но только при условии, если этот институт не претендует на администрирование так называемых внутренних споров, не имеющих иностранного элемента.

Гонконгский международный арбитражный центр прямо прописал в своей заявке, которая была представлена на рассмотрение в Минюст, что не претендует на рассмотрение внутренних споров, и пока не собирается открывать подразделение в нашей стране.

Только если спор подпадает под регулирование закона о международном коммерческом арбитраже – только такой спор может регулироваться Гонконгским центром», – отмечает доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права юридического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова Антон Асосков.

Передача на разрешение спора в международный коммерческий арбитраж возможна только в случае, если он соответствует требованиям, перечисленным в статье 1 закона «О международном коммерческом арбитраже».

Одно из ключевых условий – наличие в споре международного элемента.

Антон Асосков приводит пример: если в договоре продажи российских акций одна из сторон – китайская компания, то вполне возможно предусмотреть место арбитража не только на территории России, но и, например, в Гонконге, Лондоне или Париже.  

Особенности оговорок в реалиях обновленного арбитража

Компания, заключая сделку, в первую очередь думает о том, какие споры могут возникнуть с контрагентом: об оплате, поставке, взыскании убытков.

Минимизировать эти риски, уверен ответственный администратор Российского Арбитражного центра при Российском Институте современного арбитража Андрей Горленко, позволяет включение арбитражной оговорки в пользу определенного арбитражного института.

Соответственно, грамотная работа с оговорками на этапе соглашения может помочь централизовать споры, если последует параллельный косвенный иск от акционера, сэкономить время и средства на проведение разбирательства. 

До реформы сложно структурированная сделка, включающая соглашения о купле-продаже акций, потенциально могла привести к наиболее сложной категории – условно арбитрабильных споров.

В результате это приводило к жестким требованиям в отношении таких соглашений, что критиковалось специалистами, подчеркивает Антон Асосков.

Хотя, отмечает специалист, договоры купли-продажи акций зачастую заключаются не между всеми участниками юридического лица, а между двумя контрагентами, и касаются только их взаимоотношений, гарантий, вопросов взыскания и убытков.

«Сейчас споры, вытекающие из корпоративного договора, не требуют заключения арбитражной оговорки всеми участниками юридического лица и им самим.

И второе – эти споры не требуют специальных правил арбитражных споров, то есть, таким образом, мы можем включить и в договор о продаже акций, и в соглашение акционеров простую арбитражную оговорку, которая предусмотрена для других категорий коммерческих споров», – поясняет Антон Асосков.

Никаких изменений в вопрос о месте арбитража 531-ФЗ не внес, и эксперты не видят оснований не применять нормы из 225.

1 АПК РФ, в которой прямо говорится, что для споров по корпоративным договорам обязательно юридическим местом арбитража должна быть территория России.

Читайте также:  Планируется ограничить свободу судейского усмотрения

Антон Асосков подчеркивает, что в таком случае, если речь идет именно о сложно структурированной сделке, когда одновременно подписывается несколько договоров, лучше предусмотреть для них одинаковой механизм разрешения.

По мнению специалиста, обеспечить рассмотрение всех косвенных исков в третейском суде, выбранном сторонами, помогут три рекомендации:

  • выбрать постоянно действующее арбитражное учреждение с разрешением;
  • определить место арбитража на территории РФ;
  • у выбранного арбитражного учреждения должны быть правила арбитража корпоративных споров.

Специалист отмечает, что такие рекомендации одинаково будут работать для любых споров – от вытекающих из чисто корпоративных сделок с акциями и долями до договоров поставки, оборудования и сырья.

Стоит учитывать, что эта практика исключает вариант с обращением в Гонконгский арбитражный центр.

Компании могут указать в соглашении один из трех российских институтов, имеющих статус постоянно действующих арбитражных учреждений.

Торпедированная атака косвенным иском – чем опасна, и как избежать

Истории корпоративных споров хорошо известна недобросовестная тактика, направленная на «торпедирование» арбитражных разбирательств, отмечает Антон Асосков. Склонность именно российских компаний к таким методам породила расхожее среди английских юристов понятие – russian torpedo.

«Это ситуация, когда в контракте предусмотрено, что все корпоративные споры разрешаются в LCIA (The London Court of International Arbitration), но в момент рассмотрения спора в России запускается «торпеда» в виде косвенного иска, когда участник начинает оспаривать действительность этой сделки. Появляется решение российского государственного суда о недействительности, и затем это блокирует исполнение на территории РФ иностранного арбитражного решения в пользу кредитора», – объясняет Антон Асосков.

Бороться с «торпедами» и быть уверенными, что споры по косвенным искам не уйдут в государственные суды, поможет включение арбитражной оговорки. Андрей Горленко отмечает, что реформирование арбитража значительно облегчило этот этап.

Он подчеркивает, что сегодня стороны договора могут рассчитывать на рассмотрение спора в соответствии с правилами и профессиональными арбитрами, а исполнение решения гарантировано в более чем в 159 странах мира в соответствии с Нью-Йоркской конвенцией. 

Опасения юристов часто связаны с нормой Гражданского кодекса, который в ряде случаев разрешает подавать иски об оспаривании сделок юридического лица не только его участникам, но и членам совета директоров.

Как отмечает Антон Асосков, их страхи основываются на том, что в 531-ФЗ специально не оговорен этот момент, и таким образом остается лазейка для «торпед», которые может запускать в этом случае уже кто-то из совета директоров.

«Дело в том, что только при подаче косвенных исков участниками для этой ситуации (согласно АПК РФ) требуется согласие всех участников.

Напротив, такое условие не распространяется на членов исполнительного органа юридического лица.

В арбитражных регламентах российских арбитражных институтов прямо предусмотрено, что все директора считаются связанными теми оговорками, которые совершает юридическое лицо», – отмечает Антон Асосков.

Специалист также подчеркивает, что директор предъявляет иск не в собственном качестве, а как представитель.

Трактуя отсутствие в 531-ФЗ специального уточнения на этот счет, Антон Асосков обращает внимание, что в документе требование обязательно получать согласие директора не прописано, соответственно директора в разбираемой ситуации будут обязаны подавать косвенные иски также в третейский суд. 

«Если руководствоваться здравым смыслом, то очевидно, что между директором и участником есть разница. Участник может сказать, что он не в курсе, есть ли арбитражная оговорка и когда ее заключали. Но директор является официальным лицом, и он уже это игнорировать не может», – отмечает Андрей Горленко.

Больше о российских корпоративных спорах в третейских судах – в открытом диалоге Антона Асоскова и Андрея Горленко.

Четыре типичных повода для корпоративного спора. Изучаем судебную практику

В предыдущем номере мы систематизировали причины корпоративных конфликтов, а также способы их избежать. К сожалению, здесь, как с беременностью или интересными болезнями – ​средства предохранения люди часто не используют, несмотря на их наличие. И причины те же: романтика (доверие) и недооценка рисков (русский авось).

Но даже использование защитных средств не дает 100% гарантии от корпоративного конфликта. Поэтому нам есть чем продолжить тему. В настоящей статье мы обратимся к конкретным судебным делам и вникнем в детали нашумевших корпоративных конфликтов. Уверены, многие читатели увидят параллели с их собственными компаниями.

А может быть, даже диагностируют тревожные симптомы.

Говорящие цифры

Судебная статистика гласит: в 2016 г. арбитражными судами было рассмотрено 15 668 корпоративных споров; в 2017 г. – 18 390; а в 2018 г. – 20 2551. Как видно, количество таких дел из года в год неуклонно увеличивается. Вероятно, участники корпоративных отношений склонны искать защиту именно в суде.

Хотя каждому известно, что худой мир всегда лучше доброй войны. Простой экономический расчет наверняка покажет, что без суда при разумном подходе решить любой корпоративный конфликт просто выгоднее.

Но, увы, действиями участников конфликта часто руководят не расчеты, а эмоции, традиции, эгоизм, гордыня, жажда мести и т.п.

Перспективы в суде

Итак, вы не озаботились вопросом о том, как цивилизованно конфликтовать или «разбегаться» при возникновении конфликта. И не смогли решить все вопросы по-доброму. А конфликт у вас немаленький. Связан, например, с анализом деятельности компании за несколько лет. С обоснованием, почему ваш ответчик – нехороший человек по тем или иным причинам. Что ждет вас в суде?

Бывают, конечно, достаточно динамичные, короткие по времени споры. Но в стандартном корпоративном конфликте чаще всего не так. Вы будете платить немалые деньги юристам, тратиться на госпошлины и нести массу других издержек.

Например, терять выручку и прибыль, отказываться от участия в закупочных процедурах, привлекать новых контрагентов, нести репутационные потери. Обязательно найдутся и другие статьи неожиданных расходов. Каждый спор индивидуален.

Известен случай, когда суд удовлетворил иск участника об истребовании документов ООО и назначил астрент (специальный штраф за неисполнение судебного решения) – 5000 руб. в день до полного исполнения решения. Вроде не так и много, но передача документов по решению идет уже четвертый месяц…

Кроме того, вы можете столкнуться:

  • с необходимостью вести несколько (иногда десятки) судебных дел параллельно;
  • попытками ареста счетов и имущества;
  • судебными запретами на распоряжение долями и внесение изменений в ЕГРЮЛ;
  • апелляциями и кассациями;
  • административными проверками компании (во всех мыслимых сферах), в т.ч. по инициативе оппонентов;
  • визитами правоохранительных органов (в рамках уголовных дел и прокурорского надзора);
  • криминальными методами воздействия;
  • созданием «красочной» картинки в СМИ;
  • банкротством и т.д.

И, конечно, вас будут терзать сомнения о том, что в суде все заранее решено против вас. Будет казаться, что в связи с этим нужно срочно предпринимать какие-то действия. И касаться это будет не только суда, но и всех остальных государственных органов.

В общем, конфликтный способ разрешения корпоративного спора – это нервно, долго, дорого и рискованно по отношению к вашему бизнесу. Хотя иногда другого выхода или нет, или его вам просто не оставляют.

Третейское разбирательство

Вот только решение корпоративных конфликтов в третейском разбирательстве пока не пользуется популярностью. Дело в том, что за третейскими судами закрепилась негативная слава. Совсем недавно их насчитывалось несколько тысяч, и большинство из них были «карманные». Кроме того, корпоративный конфликт плохо ассоциируется с третейским судом.

В защиту третейского разбирательства есть несколько веских аргументов.

Во-первых, все «нехорошие» третейские суды «убил» только что упомянутый Федеральный закон от 29.12.2015 № 409-ФЗ, который вступил в силу осенью 2016 г. Те суды, которые могут рассматривать корпоративные споры, получают разрешение на осуществление деятельности напрямую в Правительстве РФ по представлению Минюста России. И с осени 2016 г. таких судов появилось только пять.

Во-вторых, если сопоставить расходы, которые стороны корпоративного конфликта при его полномасштабном развитии могут понести в суде, и стоимость третейского разбирательства, то последнее наверняка выиграет с большим отрывом.

В-третьих, обычная судебная процедура публична. «Грязное белье» компании будут полоскать все, кому не лень (или кому интересно). Простой пример: в рамках нашей статьи мы разбираем чужие кейсы – они открыты и общедоступны. А третейское разбирательство – практически всегда тайное. Поэтому рассказать о третейском споре мы просто не сможем.

Представим, что есть какой-то принципиальный вопрос, для решения которого требуется независимый арбитр. Стороны готовы к конструктивному диалогу, но решить свой спор сами не могут. При этом они не успели пуститься «во все тяжкие»: административные и правоохранительные органы не привлечены, СМИ тоже не в курсе. Третейская процедура в данном случае – то, что доктор прописал.

В-четвертых, третейское разбирательство не только тайное, но и, нередко, более профессиональное. Кроме того, в этой процедуре вы можете постараться обезопасить себя от влияния на спор коррупционных факторов. Если для рассмотрения спора по договоренности сторон назначается три арбитра (можно и больше), то одного из них выберете и назначите вы. Он даже не обязательно должен быть юристом.

Читайте также:  На какие льготы могут рассчитывать клиники после пандемии COVID-19

Поводы для споров

Теперь перейдем к конкретным примерам конфликтов. Охватить все возможные причины и поводы мы не сможем.

Но пока рассмотрим только дедлок (когда два участника с долями по 50% не могут прийти к единому мнению), выход участника из ООО, истребование документации общества.

А также ситуацию, когда бизнес оформлен на номинальное лицо и, чтобы защитить активы, истинный бенефициар компании вынужден выйти из тени (иногда применяется такой интересный термин, как «корпоративный стриптиз»).

1. Дедлок

Ситуация, когда переговоры зашли в тупик, а формального перевеса ни у кого нет, характерна для непубличных АО и ООО. В прошлой статье мы рассказывали про риски распределения бизнеса 50 на 50.

Если в компании два собственника с равными долями и между ними случится конфликт, то разрешить их разногласия порою не поможет даже суд.

Возникает логичный вопрос: что можно реально сделать в этой ситуации? Есть несколько вариантов.

1) Провести повторное собрание с заниженным тридцатипроцентным кворумом. Эта возможность предусмотрена только в АО (п. 3 ст. 58 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», далее – Закон об АО).

Но это всегда нечестный путь. Невозможно представить себе оппонента, который в ситуации конфликта два раза подряд получил извещение о собрании и осознанно не пришел.

Обычно впоследствии выясняется недобросовестность инициатора собрания при извещении второго акционера.

2) Признать неголосующими акции или долю второго участника на конкретном собрании из-за того, что тот злоупотребляет правами. Идея, конечно, интересная, но шансы реализовать ее практически нулевые.

3) Исключить оппонента из состава участников ООО (в отношении АО подобный механизм отсутствует). Такая опция предусмотрена в абз. 4 п. 1 ст. 67 ГК РФ и в ст. 10 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об ООО).

Это возможно только при грубом нарушении участником своих обязанностей. Или в ситуации, когда он своими действиями (бездействием) затрудняет деятельность общества. Например, не ходит на собрания или не голосует, чем мешает нормальной деятельности общества.

Эффективно использовать этот инструмент на практике тоже почти невозможно.

Судебная практика

Два собственника владели равными долями в уставном капитале ООО. Они договорились, что каждый из них по очереди будет генеральным директором и меняться они будут раз в пять лет.

Спустя время отношения между участниками разладились, и один из них обратился в суд с требованием об исключении другого из общества. Он указал, что за пять лет директор ни разу не провел очередных собраний, действовал в ущерб интересам компании, причинил ей убытки.

Ответчик подал встречный иск: обвинил истца в неоднократном уклонении от участия в общих собраниях, а также в действиях, затрудняющих работу фирмы.

Суды разных инстанций удовлетворяли то основной иск, то встречный. Точку поставил ВС РФ: отказал обоим. Он указал, что задача суда – защитить ООО.

Когда недоверие между участниками достигает критической отметки, они перестают защищать интересы фирмы и начинают сводить счеты друг с другом. В такой ситуации правильно либо ликвидировать фирму, либо одному из участников выйти из нее.

А вот оснований для исключения участника из общества в такой ситуации нет (определение ВС РФ от 08.10.2014 по делу № 306-ЭС14-14, А06-2044/2013).

Логика суда в подобных случаях такова: для исключения из компании участник должен совершить слишком много «подвигов». А основной посыл ВС РФ в данном деле: разбирайтесь сами.

Выводы высшей судебной инстанции были восприняты другими судами (см., например, решения Арбитражного суда Брянской области от 29.03.2018 по делу № А09-7751/2017, Арбитражного суда Омской области от 01.10.

2015 по делу № А46-16210/2014).

4) Принудительно ликвидировать компанию в связи с невозможностью дальнейшей деятельности (подп. 5 п. 3 ст. 61 ГК РФ). Случаи применения этого способа крайне редки. Но, мы полагаем, они бывают чаще, чем исключение участника из ООО. К тому же такая ликвидация может быть применена к любой компании: и к АО, и к ООО.

К слову сказать, АО так и не было ликвидировано. Но лишь потому, что уже в 2016 г. акционеры, наконец, смогли договориться и заключили мировое соглашение. Вероятно, грозящие при ликвидации потери активов наконец-то смогли произвести отрезвляющий эффект.

Для предотвращения подобных ситуаций напоминаем совет из нашей первой статьи: не допускайте равное распределение долей (акций) в обществе. А если по-другому не получается, заключите корпоративный договор и предусмотрите в нем механизм выхода из дедлока.

2. Участник (акционер) истребует документы

За невыполнение требований о предоставлении документов или информации компанию могут оштрафовать на сумму до 700 000 руб. (ч. 1 ст. 15.19, ч. 2 и 11 ст. 15.23.1 КоАП РФ, п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 18.01.2011 № 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ»).

Казалось бы, все процедуры четко регламентированы законом. Но и здесь не обходится без споров. Иногда для менеджмента компании (реже – для участников или акционеров) чье-то стремление получить бухгалтерские и иные документы не несет ничего хорошего. Особенно часто так бывает, когда в компанию пришли новые собственники.

При получении информации и документов участник (акционер) может развернуть кампанию по оспариванию сделок и взысканию убытков с контролирующих лиц, которые прежде спокойно жили и потихоньку выводили активы. Бывает, что долю в компании купили конкуренты и стоит задача до последнего защищать тайны бизнеса.

Один из самых нашумевших споров (по упоминаниям в СМИ и последствиям для акционеров) по поводу получения информации о деятельности общества произошел между ОАО «Тольяттиазот» и ОАО «Объединенная химическая компания “Уралхим”» (далее – ОАО ОХК «УРАЛХИМ»).

Разрешение корпоративных споров и конфликтов — Юридическая группа

Разрешение корпоративных споров Представление интересов клиента в арбитражном суде. Корпоративные споры между акционерами.

Дела по рассмотрению корпоративных споров выделены в Арбитражном процессуальном кодексе в отдельную категорию, что подчеркивает их важность для текущей предпринимательской деятельности. Профессиональные услуги по разрешению корпоративных споров позволяют защитить интересы собственников и акционеров юридических лиц, а также руководящего состава организаций.

Представление интересов в арбитражном суде

Как правило, рассмотрение дел в арбитражных судах осуществляется на основании документации, представленной сторонами. Это обусловлено правовым статусом участников споров – юридические лица, предприниматели, государственные органы. В состав корпоративных споров, подлежащих рассмотрению в арбитражных судах, статьей 225.1 АПК РФ включены:

  • дела, связанные со спорами о создании, реорганизации и ликвидации предприятий;
  • корпоративные конфликты между собственниками (учредителями) организаций и акционерами, связанные с определением долей, распределением акций или прибыли, возмещением убытков от недействительных сделок и т.д.;
  • дела по спорам о деятельности руководящих органов юридических лиц;
  • иные вопросы, отнесенные статьей 225.1 АПК РФ к корпоративным спорам.

Исходя из анализа указанных спорных правоотношений, все они связаны с документооборотом организации или ее отдельных органов. По этой причине от тщательной подготовки письменных доказательств будет зависеть исход рассмотрения дела по корпоративному спору.

Подготовка документов по корпоративным спорам

Юридическая компания «МИП» специализируется на ведении дела в арбитражных судах, направленных на урегулирование корпоративных споров. Еще на стадии подготовки к судебному процессу будет оказано полноценное юридическое сопровождение:

  • оформление изменений в учредительные документы, направленные на досудебное урегулирование споров или для представления доказательств на стадии судебного рассмотрения дела;
  • запрос документов из уполномоченных государственных органов, связанных с определением неправомерных действий учредителей или руководителей юридического лица;
  • подготовка расчета убытков, причиненных клиенту неправомерными действиями собственников или органов управления предприятия;
  • правовой анализ сделок, совершенных вопреки интересам организации.

От точности формулировок и требований искового заявления зависит положительное решение суда, поэтому документы по корпоративным спорам будут подготовлены в строгом соответствии с требованиями закона и с учетом судебной практики.

Корпоративные споры сопровождаются значительными финансовыми требованиями, поэтому еще на стадии передачи документов в суд могут устанавливаться обеспечительные меры – запрет на определенные действия, наложение ареста на активы ответчика или юридического лица. Только с помощью профессионального юриста в суд будут представлены документы, подтверждающие обоснованность применения мер обеспечительного характера.

Корпоративные споры между акционерами

Споры между акционерами юридического лица непосредственно связаны с акциями, удостоверяющими права на управление и часть уставного капитала организации:

  • дела о принадлежности акций, а также установлением их обременении или реализации прав акционеров;
  • споры по договорам купли-продажи акций, а также с обращением на них взыскания;
  • конфликты, связанные с назначением и проведением общего собрания акционеров.

Рассмотрение указанных споров имеет специфические особенности, связанные с нюансами регистрации выпуска акций, их размещения и совершения сделок.

При оформлении искового заявления для рассмотрения корпоративного спора между акционерами юрист самостоятельно запросит выписки от реестродержателя ценных бумаг, проведет правовую экспертизу документов о проведении очередных и внеочередных собраний акционеров.

Для оспаривания сделок, связанных с распоряжением акций, будет подготовлен расчет суммы убытков, который будет включен в состав исковых требований. При необходимости применить обеспечительные меры для защиты интересов истца юрист оформит заявление о наложении ареста на акции на весь период судебного процесса.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *