Когда кредитору может угрожать обвинение в клевете

Екатерина Мирошкина

экономист

Профиль автора

10 января 2021 года изменилась статья 128.1 УК РФ — в ней идет речь об уголовной ответственности за клевету. Сама статья не новая, а вот изменения в ней интересные и важные. Теперь стало больше квалифицирующих составов — то есть условий, при которых штраф может быть больше обычного.

За клевету в интернете можно получить штраф до 1 000 000 Р, а за ложное обвинение в преступлении против половой неприкосновенности — до 5 000 000 Р. В обоих случаях вместо штрафа можно наказывать лишением свободы.

Вот что изменилось в видах наказаний за клевету и сколько денег можно потерять за пост или комментарий в соцсетях.

Но это не значит, что к уголовной ответственности можно привлечь за любое неприятное высказывание или любую непроверенную информацию. Клевета — это не то же самое, что оскорбление или фейк.

У нее есть свои признаки, а если все они одновременно не совпали, то и к уголовной ответственности привлечь нельзя.

Правда, все равно можно привлечь к административной, поэтому за публичными неприятными высказываниями придется следить в любом случае.

Поправки помогут тем, кто захочет защитить свое честное имя или репутацию бизнеса. Теперь будет проще привлечь к ответственности за негативный отзыв или публикацию неподтвержденных фактов.

Теперь нужно разобраться в отдельных терминах:

  • честь — это общественная оценка личности, нравственных и других качеств;
  • достоинство — это внутренняя самооценка человека;
  • репутация — это мнение окружающих о деловых качествах, способностях, компетенции.

Информацию можно признать клеветой только при совпадении таких четырех условий:

  1. Установлен факт распространения. Если сведения не стали известны третьим лицам — это не распространение. Например, один друг в ходе ссоры говорит другому, что тот прогуливает работу, — это ложь, но не клевета. Но если то же самое сказать директору про своего коллегу — это уже клевета. И публикация в интернете с такими обвинениями тоже может повлечь уголовную ответственность. Достаточно сообщить порочащие сведения хотя бы одному человеку — и даже устно.
  2. Сведения заведомо ложные. То есть они не соответствуют действительности и утверждают факты, которых точно не было. А тот, кто распространяет эти сведения, точно знает, что это неправда. Если человек добросовестно заблуждается, то есть думает, что это правда, — такое распространение клеветой не считается. Допустим, кто-то посмотрел ролик в интернете и поверил, что в нем все правда, а потом прокомментировал эту информацию публично. Это вряд ли можно расценивать как клевету. А вот если авторы видео заранее понимают, что говорят неправду, это уже тянет на статью.
  3. Сведения порочащие — то есть они умаляют честь и достоинство человека, подрывают репутацию. При этом информация должна касаться конкретных фактов или событий. Оценочные суждения, личное мнение и неприятные обзывательства — это еще не клевета. Назвать человека с двумя высшими образованиями идиотом — оскорбление, но не клевета и под уголовную ответственность не попадает. А вот обвинения в нечестных поступках, нарушении закона, деловой этики, правил поведения в личной или политической жизни — это порочащие сведения.
  4. Есть прямой умысел. Это значит, что человек заранее понимал, что распространяет неправду и что она кого-то опорочит, но все равно публиковал или оглашал информацию.

Распространение порочащих сведений, которые при этом являются правдой, — это не клевета.

Например, есть решение суда о том, что какой-то чиновник брал взятку. Обсуждение этого факта в соцсетях не повлечет уголовную ответственность, даже если потом решение получится обжаловать.

Если человек распространяет ложную информацию, считая ее правдивой, — это тоже не клевета. И если распространяются ложные сведения, но они не порочат честь и достоинство — уголовной ответственности тоже не будет. Но может наступить административная или гражданская.

Обычная клевета, без особых признаков

Наказание

Штраф до 500 000 Р или обязательные работы до 160 часов

Клевета в публичном выступлении, СМИ или интернете

Наказание

Штраф до 1 000 000 Р, или обязательные работы до 240 часов, или принудительные работы до 2 лет, или арест до 2 месяцев, или лишение свободы до 2 лет

Было ли до 2021 года

Да, но без принудительных работ, ареста и лишения свободы

Наказание

Штраф до 1 000 000 Р, или обязательные работы до 240 часов, или принудительные работы до 2 лет, или арест до 2 месяцев, или лишение свободы до 2 лет

Клевета в отношении нескольких лиц, в том числе индивидуально

не определенных

Наказание

Штраф до 1 000 000 Р, или обязательные работы до 240 часов, или принудительные работы до 2 лет, или арест до 2 месяцев, или лишение свободы до 2 лет

Клевета с использованием служебного положения

Наказание

Штраф до 2 000 000 Р, или обязательные работы до 320 часов, или принудительные работы до 3 лет, или арест до 4 месяцев, или лишение свободы до 3 лет

Было ли до 2021 года

Да, но без принудительных работ, ареста и лишения свободы

Клевета об опасном заболевании, включая COVID-19

Наказание

Штраф до 3 000 000 Р, или обязательные работы до 400 часов, или принудительные работы до 4 лет, или арест до 6 месяцев, или лишение свободы до 4 лет

Было ли до 2021 года

Да, но без принудительных работ, ареста и лишения свободы

Обвинение в тяжком или особо тяжком преступлении

Наказание

Штраф до 5 000 000 Р, или обязательные работы до 480 часов, или принудительные работы до 5 лет, или арест до 6 месяцев, или лишение свободы до 5 лет

Было ли до 2021 года

Да, но без принудительных работ, ареста и лишения свободы

Обвинение в преступлении против половой неприкосновенности

и половой свободы личности

Наказание

Штраф до 5 000 000 Р или обязательные работы до 480 часов, или принудительные работы до 5 лет, или арест до 6 месяцев, или лишение свободы до 5 лет

Итого появилось три новых квалифицирующих признака, при которых наказание будет строже:

  1. За клевету в интернете. Рассказать порочащие сведения в компании друзей — это до 500 000 Р штрафа, написать то же самое в соцсетях — до 1 000 000 Р.
  2. За клевету в отношении группы лиц. Теперь необязательно клеветать на конкретного человека и называть его личные данные. Под статью попадут даже те, кто говорит, что чиновники вот этого ведомства сделали что-то плохое или вот эта компания продает некачественный товар, а сотрудники такого-то кафе болеют ковидом. Штраф — до 1 000 000 Р.
  3. За обвинения в домогательствах и изнасиловании. Если написать пост с ложными сведениями о подделке диплома или дискриминации на работе, это грозит штрафом до 1 000 000 Р за клевету в интернете. За пост с обвинениями каких-то чиновников в коррупции или преподавателей вуза в домогательствах, преподавателя, тренера или коллеги можно попасть на впятеро больший штраф, а то и лишиться свободы на срок до 5 лет.

К уголовной ответственности можно привлечь только человека, а компанию — нельзя. Поэтому для юрлиц предусмотрели административное наказание за клевету: штраф от 500 000 до 3 000 000 Р.

Остальные части той же статьи — это дела публичного обвинения. Дело можно возбудить не только по заявлению потерпевшего, но и если полиция сама заметит нарушение.

Например, если при мониторинге сообщений в соцсетях заметят пост с обвинениями в домогательствах в отношении каких-то чиновников — даже без их указания.

В таких делах примирение сторон не позволит закрыть дело — приговор все равно будет.

В делах о клевете потерпевший или полиция доказывает факт распространения информации и ее порочащий характер. А факт достоверности должен доказывать распространитель. Если не докажет — сведения считаются недостоверными.

Если девушка расскажет в соцсетях о домогательствах со стороны начальника, он может написать заявление в полицию. И если нет доказательств, что это было на самом деле, ее запросто привлекут к уголовной ответственности за клевету и оштрафуют на сумму до 5 000 000 Р.

Но даже если уголовного дела не будет, обиженный порочащими сведениями человек сможет получить компенсацию морального вреда по гражданскому иску.

Клевета — это преступление, то есть нарушение, за которое предусмотрена уголовная ответственность. Но если не хватает какого-то признака, чтобы считать публикацию или слова клеветой, найдутся другие варианты наказаний.

Все это отдельные виды нарушений со своими признаками.

Фейки — это упрощенное название недостоверной информации. При этом она никого не оскорбляет, но угрожает жизни и имуществу, общественной безопасности или работе важной инфраструктуры.

Например, публикации о высокой смертности от коронавируса или чипировании с помощью вакцин, а также о перекрытых дорогах и переполненных больницах могут попасть под статью.

Штрафы за фейки — до 100 000 Р, а за коронавирусные — даже до 700 000 Р.

Отдельное наказание предусмотрено за оскорбления со стороны чиновников: их могут оштрафовать на сумму до 100 000 Р. Об этом будет отдельный разбор. За оскорбление власти штрафы ввели еще в 2019 году.

  • Отдельные наказания предусмотрены за нарушение неприкосновенности частной жизни, тайны переписки, неприкосновенности жилища, коммерческой или банковской тайны.
  • В делах об оскорблениях, клевете и фейках много расплывчатых формулировок, поэтому зачастую оценка остается на усмотрение экспертов и суда.
  • Смотрите, что сказал Верховный суд Республики Алтай:

«Фраза „я желаю, чтобы вы сдохли поскорей“ не носит неприличной формы, не противоречит общепринятым правилам поведения и требованиям человеческой морали».

Не врать и не бояться: как работают законы о клевете и оскорблении в России — Сфера

В 2020 году, согласно поручениям президента России Владимира Путина и одобренным им предложениям, законы о клевете и оскорблении собираются ужесточить.

Так, до 1 июля администрации президента следует «рассмотреть вопрос об усилении ответственности за оскорбление и совершенствовании механизмов опровержения недостоверной информации», а Генпрокуратуре предложить улучшения правоприменительной практики, связанной с распространением порочащей честь или достоинство граждан информации в интернете. Данное поручение было опубликовано 29 января.

В декабре 2019 года президент поддержал идею увольнять чиновников, которые оскорбляют граждан. В том же году была введена ответственность за оскорбление государства. Вопросы клеветы, чести и достоинства в последнее время стали действительно волновать законодателей, однако корень всех споров и проблем возник еще 10 лет назад.

Клевета. Убрать нельзя оставить

Понятие клеветы в законе чем-то напоминает если не двуглавого дракона, то двуглавую ящерицу, у которой одна голова растет из Гражданского кодекса, а другая – из Уголовного. При этом вторая в том виде, в котором мы ее знаем, выросла относительно недавно.

В 2011 году статья 129 УК РФ (Клевета) была декриминализована, но уже в 2012 году она вернулась в Уголовный кодекс в виде статьи 128.1. Что изменилось? Например, мера наказания и число квалифицированных составов.

В статье 129 их было всего два – «клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации» и «клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления».

Наказание – до трех лет лишения свободы (хотя на практике судьи всегда ограничивались штрафами, обязательными или исправительными работами; реальное лишение свободы никому не назначалось).

В статье 128.1 формулировка осталась той же: клевета – это «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию».

Однако появились новые квалифицированные составы: «клевета, совершенная с использованием своего служебного положения» и «клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, а равно клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера». Изменилось наказание – лишение свободы теперь не предусмотрено, зато штраф увеличился до 5 миллионов рублей.

Возникает и другой вопрос: почему закон вернули уже через восемь месяцев после декриминализации? По версии юриста международной правозащитной группы «Агора» Рамиля Ахметгалиева, инициатива убрать статью о клевете из Уголовного кодекса поступила от Дмитрия Медведева (который на тот момент был президентом России) в период так называемой оттепели. Появление же статьи 128.1 в УК пришлось на время «закручивания гаек», когда также были приняты закон «Об иностранных агентах», «закон Лугового» и ужесточились наказания за нарушения на митингах.

Есть и другая версия.

«Отсутствие уголовной ответственности за клевету привело к тому, что появилось огромное количество материалов, которые бросали тень и задевали честь, достоинство и деловую репутацию очень разной категории лиц: и юридических, и физических лиц, и артистов, и врачей – самых разных. Получалось, что механизмами административного законодательства справиться не удавалось. В итоге эта статья была возвращена в Уголовный кодекс», – отмечает адвокат юридической фирмы «ЮСТ» Сергей Завриев.

Тем не менее, клевета – единственный состав преступления в России, по которому оправдательных приговоров больше, чем обвинительных. Более того, если обратиться к статистике, то станет ясно, что приговоров по статье за клевету всегда было очень мало. В 2011 году по статье 129 УК РФ было 244 приговора, а в 2018 году по 128.1 – всего 110.

Это неудивительно, так как доказать преднамеренность ложных обвинений очень тяжело. Кроме того, большая часть дел проходит по части 1 статьи 128.1, а это дела частного обвинения. «Бремя доказывания состава лежит на самом потерпевшем, он является одновременно и обвинителем.

Читайте также:  О регулировании труда работниц, совмещающих работу с уходом за ребенком

Не всегда непрофессиональный обвинитель может это доказать», – поясняет Игорь Симонов, адвокат московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры».

Не стоит забывать и о статье 152 ГК РФ (Защита чести, достоинства и деловой репутации). Конечно, она не идентична статье 128.1 УК РФ. В первую очередь, клевета – это уголовное дело, а распространение порочащих сведений – гражданский спор.

Помимо прочего, есть важное отличие в условиях, по которым признается вина ответчика/обвиняемого. «Разница в том, что статья 152 (Распространение порочащих сведений, в том числе через СМИ) является неосторожным деянием, а статья 128.1 – умышленным.

В этом, наверное, и смысл наказания и разницы в общественной опасности», – отмечает Игорь Симонов.

Кроме того, суммы, которые в виде штрафа налагаются по статье 128.1, взыскиваются с осужденного в доход государству. В рамках гражданского судопроизводства определяется уже сумма компенсации за причинение морального вреда.

Несмотря на все различия, одно и то же дело все равно может проходить по обеим статьям.

«Речь идет о том, что сам по себе факт привлечения человека к уголовной ответственности за клевету и признание его виновным не лишает права потерпевшего обращаться в суд с гражданско-правовыми требованиями в порядке статьи 152 ГК», – говорит Сергей Завриев.

В связи с этим возникает вопрос: а так ли нужна в таком случае статья в Уголовном кодексе? По мнению Игоря Симонова, нужна. «Наказание за клевету я считаю правильным.

Необходимо уголовно преследовать лиц, которые умышленно распространяют заведомо ложные сведения, в том числе и через СМИ, потому что такими действиями можно причинить значительный вред личности, обществу, государству», – отмечает эксперт.

Юрист Международного центра «Агора» Дамир Гайнутдинов, напротив, считает, что клеветы и оскорбления (в том числе представителей власти, судей и прочих) не должно быть ни в УК, ни в КоАП. «Гражданский кодекс предоставляет достаточно возможностей для возмещения вреда и восстановления справедливости», – полагает юрист.

«Нельзя не учитывать, как мне кажется, сам факт наличия уголовной ответственности, то есть судимости.

Дело в том, что факт привлечения к уголовной ответственности имеет серьезные последствия для будущего человека.

Да, судимость может быть снята или погашена, плюс, понятно, что речь идет о преступлении небольшой тяжести, но все-таки этот момент остается навсегда в биографии человека», – напоминает Сергей Завриев.

Оскорбление, вседозволенность и закон Мерфи

В 2011 году вместе со статьей 129 УК РФ была декриминализована статья 130 УК РФ об оскорблении. Однако в отличие от закона о клевете, она не вернулась в Уголовный кодекс и до сих пор существует в рамках статьи 5.61 КоАП РФ.

«Статья 130 УК РФ «Оскорбление» в том виде, в котором она существовала, ранее была нерабочей. Ее декриминализация – абсолютно логичное действие. Сегодня при правильном применении норм гражданского права (ст.

152 ГК РФ) и административной ответственности необходимости в возврате такого состава преступления в УК РФ нет», – считает управляющий партнер Адвокатского бюро г. Москвы «Щеглов и партнеры» Юлия Лялюцкая.

Тем не менее, о возвращении статьи об оскорблении в УК все-таки заговорили после поручения президента рассмотреть вопрос об усилении ответственности за оскорбление и совершенствовании механизмов опровержения недостоверной информации.

Но действительно ли «усиление ответственности» означает криминализацию? Не обязательно. Вспомним одобренное президентом предложение об увольнении чиновников, которые оскорбляют граждан.

Выбранное наказание – даже не административная мера, а дисциплинарная.

Речь также может идти просто о повышении штрафа. «На мой взгляд, административная ответственность за оскорбление больше похожа на «прайс-лист»: от 1 000 до 5 000 рублей для граждан, от 10 000 до 50 000 рублей для должностных лиц, от 50 000 до 100 000 рублей для юридических лиц.

Санкция «декриминализированной» статьи УК РФ об оскорблении была более разумной в части штрафа – в целом, по статье до 80 000 руб.

Иной раз размер административного штрафа не способствует исправлению нарушителя, а скорее поощряет его своим минимальным размером продолжать противоправную деятельность», – считает адвокат Юлия Лялюцкая.

«Даже если восстановят статью УК, то привлечение за оскорбление будет только в том случае, если ранее лицо привлекалось к административной ответственности», – добавляет Сергей Завриев.

Страх криминализации закона об оскорблении, в целом, не совсем рационален. Вместе со статьей 5.61 КоАП уже существуют статьи Уголовного кодекса об оскорблении чувств верующих, военнослужащих, полицейских, а с 2019 года и об оскорблении власти.

Среди юристов действительно вызвала непонимание в поручении президента формулировка о «совершенствовании механизмов опровержения недостоверной информации».

«Совершенствовать там нечего. В статье 152 ГК РФ и законе о СМИ все предельно четко сформулировано», – считает Дамир Гайнутдинов. Согласно статье, порочащие сведения должны либо быть опровергнуты в том же источнике, в котором были опубликованы (СМИ/документах), либо удалены. Порядок опровержения также может устанавливать суд, если прописанные в законе методы не подходят.

«Проблемы механизмов опровержения я не вижу. Единственное, сложности зачастую бывают, когда речь идет о доказывании порочащих сведений, которые, допустим, были распространены в каком-то фильме или программе.

Невозможно опровергнуть всю программу или фильм. То есть бывает такой формат публикации, когда аналогичный формат опровержения невозможен. Может быть, здесь что-то нужно сделать», – отмечает Игорь Симонов.

Неоднозначную реакцию вызвало и поручение Владимира Путина об усовершенствовании борьбы с распространением в интернете информации, порочащей честь или достоинство гражданина.

С одной стороны, существует анонимность: доказывать факт клеветы и авторства в социальных сетях и онлайн-медиа действительно очень тяжело. Хотя у правоохранительных органов есть возможность по IP адресу и некоторым другим характеристикам установить факт размещения статьи конкретным лицом, этот механизм все еще не идеален.

«Не должно быть вседозволенности, несмотря на то, что существует интернет. Надо понимать, что содержит то или иное высказывание, нарушает ли это чьи-то права или нет», – подчеркивает Игорь Симонов.

С другой стороны, существует свобода слова. Да и оскорбление, моральный вред, ущемление чести и достоинства – все это оценочные категории. По этой причине за последние пару лет уголовные дела, заведенные за публикации в сети, вызывали много осуждения.

«В этой сфере в России действует закон Мерфи – если закон может быть применен репрессивно, значит, он будет применен максимально репрессивно. Рассмотреть дело за пару дней и дать 3-5 лет лишения свободы за комментарий или картинку в интернете стало нормой.

Поэтому усовершенствовать могу предложить только одно – все поправки в закон об информации, а также в КоАП и УК об ответственности за выражение мнения, принятые после 2011 года, должны быть отменены», – комментирует Дамир Гайнутдинов.

Как уже отмечалось, в отношении положений о клевете и оскорблении речь идет о категориях субъективных и оценочных.

Вероятно, это одна из причин, почему в делах о клевете так много оправдательных приговоров, а трактовка оскорбления в законе как «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме» настолько расплывчата.

И, возможно, именно из-за этого любое наказание по этим статьям, будь то штраф в 15 тысяч или лишение свободы, кому-то покажется слишком мягким, а кому-то – уже репрессивным. И на данный момент, чтобы не попасться на клевете и оскорблении, вероятно, нужно быть двуглавым.

С одной стороны, как отмечает Игорь Симонов, важно помнить, что «кроме своих прав, есть еще и права других лиц, а незнание закона не освобождает от ответственности». С другой же стороны, «не признавать вину без консультации с профессиональным юристом, которого вы наняли сами, и не верить представителям власти», – советует Дамир Гайнутдинов.

Как доказать клевету и как защитить себя от обвинения в оговоре и клевете

Как доказать клевету

Каждый из нас может столкнуться с ложью, оговором, неправдой со стороны других лиц, что может значительно повлиять на финансы человека, его репутацию и нанести моральный вред. Это уголовно наказуемое деяние, ст.128.1 УК РФ – КЛЕВЕТА  за которое можно привлечь к ответственности. Это действия по распространению заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.В этой статье рассмотрим посмотрим, как доказать клевету и как защитить себя от обвинения в оговоре и клевете.

Под статью о клевете может попасть кто угодно. Это касается и тех, кто сказал что-то ложное и одновременно порочащее о другом человеке, группе людей или организации. И тех, кто написал в интернете пост с заведомо непроверенной информацией или без доказательств. То есть стать обвиняемым по ст. 128.1 УК РФ может любой человек, кому уже исполнилось 16 лет.

Клевета — это не то же самое, что оскорбление или фейк

Но это не значит, что к уголовной ответственности можно привлечь за любое неприятное высказывание или любую непроверенную информацию. Клевета — это не то же самое, что оскорбление или фейк. У нее есть свои признаки, а если все они одновременно не совпали, то и к уголовной ответственности привлечь нельзя.

Читайте также:  Спорные вопросы начисления и выплаты отпускных

  Если сведения не стали известны третьим лицам — это не распространение. Например, один друг в ходе ссоры говорит другому, что тот прогуливает работу, — это ложь, но не клевета. Но если то же самое сказать директору про своего коллегу — это уже клевета. И публикация в интернете с такими обвинениями тоже может повлечь уголовную ответственность.

Достаточно сообщить порочащие сведения хотя бы одному человеку — и даже устно.

Сведения заведомо ложные. То есть они не соответствуют действительности и утверждают факты, которых точно не было. А тот, кто распространяет эти сведения, точно знает, что это неправда. Если человек добросовестно заблуждается, то есть думает, что это правда, — такое распространение клеветой не считается.

Допустим, кто-то посмотрел ролик в интернете и поверил, что в нем всё, правда, а потом прокомментировал эту информацию публично. Это вряд ли можно расценивать как клевету. А вот если авторы видео заранее понимают, что говорят неправду, это уже тянет на статью. Сведения порочащие — то есть они умаляют честь и достоинство человека, подрывают репутацию.

При этом информация должна касаться конкретных фактов или событий. Оценочные суждения, личное мнение и неприятные обидные слова — это еще не клевета. Назвать человека с двумя высшими образованиями идиотом — оскорбление, но не клевета и под уголовную ответственность не попадает.

А вот обвинения в нечестных поступках, нарушении закона, деловой этики, правил поведения в личной или политической жизни — это порочащие сведения.

На основании 128 статьи УК РФ выделяют несколько квалифицирующих составов клеветы:

  • клевета в СМИ;
  • распространение клеветы с использованием служебного статуса;
  • распространение ложных сведений о болезнях человека, которые являются опасными для других людей;
  • заявление о том, что человек совершил преступление.

Эти особенности квалификации предполагают более суровое наказание для клеветников, так как сами их деяния являются более опасными для общества

Как доказать клевету и оговор в суде

Прежде, чем обращаться в правоохранительные органы с заявлением о клевете, нужно оценить содеянное и понять, какие доказательства действий виновного есть у потерпевшего. Это важно, так как для возбуждения и расследования уголовного дела необходима доказательная база.

В сборе доказательств и обращении в органы Вам поможет квалифицированный юрист. Если у клеветы нет отягчающих признаков, то содеянное будет квалифицировано по 1 части статьи 128.1 УК РФ. Это дела частного обвинения, значит, их возбуждают только по заявлению пострадавшего.

Рассматривают такие дела мировые судьи. Соответственно, иск нужно подавать в суд. Главное отличие касается сбора доказательств. В других уголовных делах этим занимаются следственные органы, а обвинение выдвигает прокурор.

По частным делам сам истец должен будет представить доказательства и вести обвинение в суде.

Если клевету распространяли в СМИ, социальных сетях и иными способами, связанными с использованием техники, то важно найти и сохранить максимум доказательств.

Это могут быть скриншоты переписки, публикации на сайтах или аудио и видеозаписи разговоров клеветника с другими людьми. Не менее важно использовать для доказательной базы показания свидетелей.

Ими могут быть, как те люди, которым обвиняемый передавал ложную информацию, так и те, кто случайно слышал их разговор.

  • Что Вам даст обращение  к юристу по данному вопросу:
  • — консультация и  рекомендации первых действий, которые помогут закрепить доказательства, чтобы не потерять их в будущем;
  • — составление заявления о возбуждении уголовного дела по статье клевета;
  • — представит Ваши интересы на стадии предварительного расследования в правоохранительных органах и в суде;
  • — в случае, если Вы столкнулись с отсутствием должной судебной защиты, то обжалование приговора мирового судьи по уголовному делу.

Как удалить клевету из интернета

Вопрос как удалить клевету из интернета решается после рассмотрения дела в суде, часто об этом можно ходатайствовать уже в процессе, требуя выдачи отдельных судебных актов, на основании которых можно будет осуществить блокировку к информации, ее полное исключение с сайта, разместившего лживую информацию против Вас. Анонимность в сети почти себя изжила.

И если обычному человеку пока еще трудно найти обидчика, что поощряет безнаказанность и развязывает язык, то правоохранительным органам это не сложно. Вопрос лишь времени. Поэтому, если пишете что-то, то заранее подумайте о доказательствах своим словам. Ведь клевета — это заведомо ложные сведения.

И если вы не сможете доказать достоверность своих слов, то свобода слова станет слишком дорогой.

Как действовать, чтобы не наказали за клевету?

Как действовать, чтобы не наказали за клевету? Следует различать утверждения о фактах, которые можно проверить на соответствие действительности, и оценочные суждения, которые являются выражением субъективного мнения. Избегайте прямых утверждений в рискованных случаях.

Перед тем как публично обвинить человека в преступлении, следует направить заявление в правоохранительные органы, а затем в публикации упомянуть, что такое заявление подано. Тогда вы будете защищены своим правом на обращение в госорганы (ст.

33 Конституции РФ), и вас будет сложно наказать за клевету. И самое важное: если вас все же привлекают к уголовной ответственности за клевету, не спешите давать пояснения и показания.

В большинстве случаев именно они станут основным доказательством, положенным в основу приговора. И воспользуйтесь помощью юриста.

И хотя по Конституции в России свобода слова, за свои слова иногда приходится отвечать!

Источник: https://sergeiadvokatt.ru/kleveta-st-128-1-uk-rf-kak-dokazat-i-kakoe-nakazanie-za-ogovor/

Остались вопросы по клевете?

юрист Сергей Александрович Головяшкинюрист Сергей Александрович Головяшкин

  1. Обращайтесь ко мне за юридической консультацией
  2. Емайл: sergeiadvokatt@mail.ru
  3. ВРЕМЯ ПРИЁМА ЗВОНКОВ
  4. Ежедневно МСК ВРЕМЯ
  5. 08:00 – 22:00
  6. Тел: +7(906)841-10-30
  7. сайт: https://sergeiadvokatt.ru/

Когда жалобы во властные структуры можно расценить как клевету?

5 декабря Конституционный Суд РФ вынес Определение № 3272-О по делу о проверке ч. 1 ст. 128.1 (клевета) УК РФ и ст. 318 (возбуждение уголовного дела частного обвинения) УПК РФ по жалобе оштрафованного за совершение вышеуказанного преступления гражданина.

Повод для обращения в Конституционный Суд

В апреле 2019 г. Михаил Москалев был осужден за клевету приговором мирового судьи и оштрафован на 380 тыс. руб.

В ходе судебного разбирательства по уголовному делу суд установил, что подсудимый на протяжении 4 лет обращался в различные инстанции с письменными заявлениями и жалобами в отношении Ж., владельца земельного участка рядом с многоквартирным домом, в котором проживал обвиняемый.

В них он, в частности, указывал, что Ж. якобы незаконно занимается предпринимательской деятельностью (стирка и химическая чистка текстильных и меховых изделий), нарушив закон при регистрации в качестве ИП и согласовании выезда из прачечной.

Михаил Москалев также утверждал, что вышеуказанный гражданин загородил часть придомовой территории многоквартирного дома и угрожал его жильцам, пытаясь разжечь межнациональный конфликт, а также незаконно возвел мансардное строение.

Мировой суд усмотрел заведомую ложность таких сведений в том, что обвиняемый после неоднократных проверок его заявлений/жалоб и получения ответов от компетентных госорганов об отсутствии нарушений со стороны Ж.

продолжал систематически обращаться в иные органы и организации по тем же основаниям.

В связи с этим суд счел, что заявления и жалобы подсудимого являлись не способом реализации конституционного права на обращение в государственные органы, а были направлены исключительно на причинение вреда Ж., то есть они имеют очевидные признаки злоупотребления правом.

Мировой судья также заключил, что все без исключения доводы Михаила Москалева о нарушении потерпевшим действующего законодательства и недобросовестности при осуществлении им предпринимательской деятельности, изложенные в заявлениях и жалобах, не нашли своего подтверждения и, умаляя честь, достоинство и деловую репутацию последнего, являются клеветой. Впоследствии приговор мирового суда устоял в апелляции.

В своей жалобе в Конституционный Суд Михаил Москалев указал на несоответствие ч. 1 ст. 128.1 УК РФ и ст. 318 УПК РФ Основному Закону.

По его мнению, спорные нормы позволяют признавать обращение гражданина в государственные органы и органы местного самоуправления распространением информации и на этом основании привлекать к уголовной ответственности за клевету, инициируя уголовное преследование по заявлению частного обвинителя и не требуя в этом случае установления в ходе предварительного расследования обстоятельств содеянного.

КС отказался рассматривать жалобу гражданина

После изучения материалов дела Суд напомнил, что конституционное право граждан на обращения является важным инструментом влияния личности на публичную власть, цивилизованным способом разрешения противоречий, споров и конфликтных ситуаций, преодоление которых становится возможным при помощи государственных органов, органов местного самоуправления и судов. Осуществление такого взаимодействия предполагает наличие эффективного механизма реализации конституционного права обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления.

КС отметил, что положения Закона о порядке рассмотрения обращений граждан допускают достаточно широкие возможности гражданина при реализации конституционного права на обращения. Одновременно федеральный законодатель установил гарантии безопасности гражданина в связи с его обращением.

Среди них, в частности, запрет на преследование гражданина в связи с его обращением в государственный орган, орган местного самоуправления или к должностному лицу с критикой их деятельности либо в целях восстановления или защиты своих прав, свобод и законных интересов либо прав, свобод и законных интересов других лиц.

Как пояснил Суд, правомерное осуществление гражданином своих конституционных прав и свобод не должно влечь для него неблагоприятные правовые последствия, тем более в форме уголовной ответственности (Постановление КС РФ от 20 декабря 1995 г. № 17-П).

«Вместе с тем выход за установленные федеральным законодателем пределы реализации этого конституционного права объективно может создавать угрозу конституционным правам и свободам других лиц и охраняемым публичным интересам, а потому предполагает допустимость введения законодательных ограничений в этой сфере, связанных в том числе с привлечением к ответственности. Иное понимание существа права на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления, по сути, означало бы незащищенность лица, о действиях которого, носящих якобы противоправный характер, информируются на систематической основе государственные органы, органы местного самоуправления с целью причинения ему вреда», – отметил КС.

Читайте также:  Адвокат должен помочь суду вынести правильное решение

Со ссылкой на ряд правовых позиций ЕСПЧ Конституционный Суд указал, что сам по себе ограниченный режим использования информации в таких случаях не исключает риск потенциального причинения вреда репутации лица, а необходимость применения в таких случаях санкций зависит в том числе от содержания, достоверности, формы и последствий переданной информации, а также цели ее передачи.

При этом высшая судебная инстанция пояснила, что вопрос об ответственности за преступление, предусмотренное ч.1 ст. 128.

1 УК РФ, применительно к деянию, сопряженному с обращением в государственные органы и органы местного самоуправления (в том числе квалификация этого деяния в качестве преступления), разрешается путем исследования фактических обстоятельств в системной связи с положениями Закона о порядке рассмотрения обращений граждан РФ.

«Само по себе обращение в указанные органы, связанное с реализацией конституционного права лица на обращение, не ведет к распространению (разглашению) этой информации. Систематический же характер такого рода обращений граждан, т.е.

использование конституционного права на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления путем постоянного направления информации, вынуждающего эти органы неоднократно проверять факты, указанные в обращениях, может свидетельствовать о намерении причинить вред лицу, о противоправных действиях которого содержалась информация в обращении», – отмечено в определении.

Конституционный Суд добавил, что выяснение того, было ли обращение во властные структуры обусловлено стремлением (попыткой) реализовать свои конституционные права или же оно связано исключительно с намерением причинить вред другому лицу, подлежит установлению судом в каждом конкретном случае с учетом фактических обстоятельств дела.

Он также напомнил, что уголовные дела частного обвинения, по общему правилу, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя и прекращаются в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

При этом такое заявление не только признается поводом к возбуждению уголовного дела, но и рассматривается в качестве обвинительного акта, в рамках которого осуществляется уголовное преследование.

Тем не менее реализация потерпевшим его процессуальных прав по делам частного обвинения не меняет природы соответствующих судебных решений как государственных правовых актов, выносимых именем РФ и имеющих общеобязательный характер.

В связи с этим КС заключил, что оспариваемые нормы соответствуют Конституции РФ, и отказался принимать жалобу Михаила Москалева к рассмотрению. Он также отметил, что в компетенцию Суда не входит проверка и оценка фактических обстоятельств уголовного дела заявителя.

Эксперты «АГ» неоднозначно оценили выводы Суда

Адвокат КА «Свердловская областная гильдия адвокатов» Сергей Колосовский полагает, что рассматриваемое определение КС РФ хорошо лишь тем, что оно содержит объемный анализ применимого законодательства и практики ЕСПЧ, связанной с правом гражданина на обращение. «Этот анализ позволяет вдумчивому юристу успешно подготовить свою позицию. Причем в ту или иную сторону, в зависимости от того, кого в конкретном уголовном деле он представляет», – отметил он.

По мнению эксперта, определение по существу не содержит четких выводов и границ допустимого поведения лица. «Такая неопределенность, к сожалению, в последнее время стала типичной для судебных актов КС РФ.

В анализе применимого законодательства в части оценки конституционного смысла ст. 128.1 УК применительно к реализации прав на обращение содержится противоречие.

С одной стороны, Суд констатирует, что обращение в государственный орган не является распространением информации и, следовательно, с точки зрения формальной логики в принципе не может образовывать состава такого преступления, как клевета, с другой – исходя из положений ч.

3 ст. 55 Конституции, суду необходимо в каждом случае устанавливать, являлось ли такое обращение реализацией права или это все-таки было злоупотребление правом», – пояснил адвокат.

Сергей Колосовский добавил, что анализ положений ст. 318 УПК противоречит собственной позиции Конституционного Суда, приведенной в Постановлении от 21 декабря 2011 г. № 30-П.

«Одним из элементов сформулированной в указанном постановлении правовой позиции является то обстоятельство, что гражданско-процессуальные механизмы не тождественны уголовно-процессуальным.

Первые основаны на равенстве граждан – участников гражданского судопроизводства, вторые же – на дискреционных полномочиях правоохранительных и правоприменительных органов, которые значительно шире», – отметил адвокат.

По его словам, в рассматриваемом случае Конституционный Суд, не усмотрев нарушений конституционных гарантий прав граждан в применении частного порядка обвинения при проверке обстоятельств, связанных с обращениями в государственные и иные органы, допустил отступление от описанной логики.

«Фактически в данном случае КС признал нормальной ситуацию, когда граждане – частный обвинитель и подсудимый – в условиях равноправия сторон фактически занимаются проверкой правильности решений государственных и иных органов по соответствующему обращению, принятых ими в пределах их полномочий в результате проверки с использованием средств, недоступных частным лицам», – считает Сергей Колосовский.

Эксперт полагает, что такая ситуация в действительности не отвечает принципам справедливости и, более того, противоречит смыслу правосудия, поскольку фактически исключает возможность и необходимость проверки судом правильности решения государственного и иного органа по обращению подсудимого. «Вместе с тем, исходя из комментируемого определения, в такой плоскости вопрос перед Конституционным Судом, вероятно, не ставился», – предположил адвокат.

Старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов также неоднозначно оценил определение: «С одной стороны, КС РФ высказался относительно того, что реализация права на обращение в государственные органы не отвечает критерию противоправности, а следовательно, должны возникать сомнения в обоснованности квалификации обращения в государственные органы как клеветы. С другой стороны, он в очередной раз привел стандартный довод о том, что заявитель пытается через обращение в КС РФ пересмотреть дело».

Он с сожалением отметил, что такова стандартная позиция Конституционного Суда по подавляющему большинству жалоб, что делает их подачу практически бессмысленной с практической точки зрения. «То есть если раньше жалоба в Конституционный Суд РФ могла быть эффективным инструментом для пересмотра дела, то в настоящее время, как правило, этот инструмент не работает», – полагает адвокат.

В связи с этим Андрей Гривцов заключил, что определение КС РФ никак не повлияет на практику, поскольку каждый правоприменитель найдет в этом решении то, что выгодно ему.

«Например, он может заключить, что обращение в государственные органы – это реализация гарантированного права, а потому оно не может быть преступным, или же что оснований для пересмотра дела не найдено и оценку обоснованности каждого обращения в государственные органы с точки зрения злоупотребления правом необходимо давать в каждом случае индивидуально», – пояснил он.

Адвокат, партнер АБ «Бартолиус» Сергей Гревцов также отметил противоречивый характер выводов КС РФ. «Так и не понятно, к какому выводу Суд пришел по данной ситуации и позволяет ли ст. 128.

1 УК РФ привлекать к уголовной ответственности лиц при неоднократном обращении с жалобами, если лицо намеренно желает навредить лицу, в отношении которого подаются обращения», – считает эксперт.

По его мнению, Конституционный Суд пришел к очевидному выводу о том, что неоднократные необоснованные обращения могут за собой нести вред правам и законным интересам лица, проверяемого на их основании: «Но ведь этот вред не является единственным и достаточным основанием для привлечения жалобщика к уголовной ответственности по ст. 128.1 УК РФ».

Сергей Гревцов пояснил, что обязательным квалифицирующим признаком ст. 128.

1 УК РФ является распространение заведомо ложных сведений, однако обращение в любой государственный орган (независимо от содержания обращения) не является и не может быть квалифицировано как их распространение. «С этим выводом КС РФ согласился, но раскрывать итоговый вывод в данном конкретном случае не стал», – отметил эксперт.

Он добавил, что после прочтения определения можно сделать вывод о том, что неважно, каким будет обращение в государственный орган и несет ли оно своей целью причинить вред: независимо от количества обращений такие действия не могут быть квалифицированы по ст.128.1 УК РФ. «В связи с этим было бы неплохо отразить такой вывод хотя бы в форме определения Суда об отказе с позитивным содержанием», – подытожил адвокат.

Медиаюрист, руководитель проекта «Право в сети» Маргарита Ледовских выразила согласие с доводами КС РФ в том, что в рассматриваемом случае идет речь о неопределенности ст. 128.1 УК РФ как таковой и, следовательно, данная норма не может быть признана не соответствующей Конституции.

«Однако в данном деле поднимается очень важный вопрос о том, как найти баланс между свободой выражения мнения при подаче обращений в госорганы и правами на защиту чести, достоинства и деловой репутации лица, на которое подана жалоба.

Этот случай не единичный: по одному из моих дел в Европейском Суде на стадии коммуникации вставал подобный вопрос, но по гражданскому, а не уголовному делу», – отметила она.

По словам эксперта, в своем определении Конституционный Суд указал, что систематический характер обращений граждан может свидетельствовать о намерении причинить вред лицу, о противоправных действиях которого заявлено в обращении.

«Таким образом, суды могут использовать это в качестве критерия для того, чтобы определить – было ли злоупотребление свободой выражения мнения или нет.

Главное, чтобы суды обращали внимание, что это лишь может свидетельствовать о злоупотреблении, то есть необязательно это будет происходить в каждом случае», – подчеркнула Маргарита Ледовских.

Она добавила, что в подобных случаях кроме систематичности обращений судами должны быть учтены и другие обстоятельства.

«Например, повторные обращения могут быть связаны с бездействием правоохранительных органов, в этом случае направляющий повторное обращение человек не злоупотребляет своим правом.

Конституционный Суд также отметил, что именно суды должны сопоставить факты и понять: защищает заявитель свои права или намеревается своим обращением причинить вред другому лицу», – резюмировала медиаюрист.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *