Исключение из общего правила об абстрактности векселя. Когда векселедатель сможет сослаться на договор

Два основных лица, работающих с векселями, – это векселедатель и векселедержатель. Законодательством строго определено, какие права они имеют, на что могут рассчитывать и какие возможности для ведения дел определены в рамках допустимого законом.

В настоящее время векселя для многих кажутся едва ли не аферой, но на самом деле эта область четко регулируется законами. Чтобы решить, стоит ли вкладывать свои деньги таким путем, следует разобраться с базовой терминологией, а также самой сутью векселей.

Исключение из общего правила об абстрактности векселя. Когда векселедатель сможет сослаться на договор

Основное понятие

Векселедатель и векселедержатель – две стороны, вступающие в рабочие отношения на базе оформления векселя.

Первым термином принято обозначать такое физ-, юрлицо, которое собственноручно составляет вексель, подписывает его и передает получателю. В равной степени это может быть простой документ либо переводной.

Если оформлен простой вексель, выдавший его и плательщик, как правило, являются одним лицом.

О чем идет речь?

Чтобы понять, в чем суть векселя и векселедателя, следует также найти определение этого документа. В настоящее время законодательство обязывает понимать под этим термином ценную бумагу. Именно так декларировано действующим ГК в статье, изданной под номером 815.

Основная особенность бумаги – удостоверение обязательства выдавшего ее лица либо плательщика, прямо прописанного в документации, по истечении некоторого срока уплатить заранее определенные финансовые величины. Сроки действия программы указываются в векселе.

Здесь прописывается и то, как много нужно заплатить.

Банк-векселедатель, как и физлицо, выдавшее такой документ, обязуется уплатить финансовые суммы держателю соответствующей бумаги.

Благодаря такой логике работы сама ценная бумага превращается в методику расчета, посредством которой можно оплатить продукцию у продавца. В ряде случаев векселя используются как кредитные обеспечения или источники получения прибыли.

Например, если приобрести вексель у финансовой структуры, то на него можно постоянно получать проценты.

Базовая система

Законами четко оговорены права векселедателя, возможности того, кто является держателем бумаги, получателем по ней выгод. Все обязательства должны исполняться четко в срок.

В противном случае пострадавшая сторона имеет право обратиться за помощью в правоохранительную инстанцию.

В настоящее время два указанных типа векселей (простые, переводные) объединяют в рамках финансового сотрудничества две либо сразу три стороны.

Исключение из общего правила об абстрактности векселя. Когда векселедатель сможет сослаться на договор

Векселедатель простого векселя сотрудничает только с получателем. Это лицо, выпустившее бумагу, обязанное в будущем направить в соответствии с заключенной договоренностью платеж. Получатель в такой ситуации фактически является кредитором.

При оформлении переводного векселя в дело вступает также плательщик, который в специализированной терминологии известен как трассат. Это то лицо, которое обязано уплатить суммы вместо векселедателя. Получателем остается прежний адресат.

Особенности оформления

При заключении финансовой договоренности в соответствии с логикой простого векселя на бумаге не требуется указывать, кому именно необходимо будет направить деньги по завершении программы взаимодействия. Ценная бумага дает право получения по ней сумм тому, кто в нужный момент предъявляет ее для расчета.

Векселедатель переводного векселя напрямую взаимодействует с трассантом, который и будет выписывать конкретный документ. В качестве плательщика нередко выступает лицо, желающее приобрести товар. Упоминается имя ремитента и записывается приказ трассату об уплате ремитенту положенных сумм по документации.

Если обязательство передается, на его обратной стороне обязательно фиксируется этот факт постановкой передаточной надписи. Официально соглашаясь с обязательствами по такой программе, участники ставят акцепт. Трассат, подтверждая ознакомление с программой и ее согласование, на лицевой стороне документации делает соответствующую надпись.

Учетная программа предполагает передачу денег в адрес кредитора.

Любопытные моменты

Банки-векселедатели, вступая в такую программу взаимодействия, учитывают, что обязательства безусловные.

Следовательно, невозможно ввести в программу взаимодействия условия, при которых держатель бы не получил положенных ему сумм. Кроме того, вексель оформляется по строго установленной форме с упоминанием всех значимых реквизитов.

Если какое-то поле заполнено неверно, документация признается ничтожной, обязательства по ней исполнять никто не должен.

Исключение из общего правила об абстрактности векселя. Когда векселедатель сможет сослаться на договор

Учет у векселедателя производится с учетом факта самостоятельности ценной бумаги. Такой подход подразумевает отсутствие привязки к договоренностям, бумагам, призванным декларировать дело.

Даже если вексель был передан в рамках такого сотрудничества, финансовый документ обособляется от него.

Сразу с момента подписания он является отдельным, полноценным, обязывающим вступившие во взаимодействие стороны в полной мере исполнять взятые на себя обязательства.

Все ли на месте?

Перед бухгалтерскими проводками векселедатель, получатель средств по обязательствам обязаны тщательно проверить, все ли реквизиты указаны правильно и в положенных им местах.

Предполагается указание наименования документации, метки принадлежности его к простым либо переводным.

В первом случае заплатит выдающий документ, во втором варианте есть некий плательщик, который и будет нести финансовые обязательства.

В документе должны четко указываться обязательства по выплате конкретной финансовой величины. В простом должник подтверждает обязательства по погашению сумм, при оформлении переводного накладывает на третью сторону требования по выплате денег.

При этом суммы по документу указывают как цифрами, так и в прописном варианте. Иногда векселедатель – это человек, рассчитывающий проценты по программе и включающий их в конечную денежную величину, прописанную на документе.

Впрочем, условие необязательное – при наличии процентов их можно указать отдельно.

Что еще указать?

Чтобы документация была действительной, необходимо прописать сроки исполнения обязательства по документации. В ряде случае указывается, что уплачивать нужно в момент предъявления документа или в течение определенного временного промежутка с момента предъявления бумаги.

Иногда векселедатель – это лицо, принимающее решение оформить документ с условием уплаты положенных сумм в некоторое ограниченное время с момента подписания соглашения. Можно также указать конкретный день, в который придется погасить обязательства. Иногда документацию оформляют без указания конкретного числа.

При такой ситуации владелец документа может рассчитывать на уплату в момент предъявления должнику в любой день в течение года с момента выставления.

Исключение из общего правила об абстрактности векселя. Когда векселедатель сможет сослаться на договор

Чтобы документация была оформлена верно, необходимо упомянуть место платежа. Если таковой информации нет, в качестве локации считается нахождение плательщика. Кроме его адреса должно быть полное наименование лиц, а также прочих сторон, принимающих участие в сделке.

Если оформляется простой вексель, можно не прописывать данные о плательщике, так как это векселедатель.

Если же оформляется переводной тип документа, есть вероятность, что это окажутся два разных лица, поэтому следует в обязательном порядке прописать адрес, полное наименование того, на кого возложены обязательства по выплате сумм.

Все официально

Векселедатель – это лицо, в первую очередь несущее ответственность за корректность оформления документации. Его область ответственности – проследить правильность заполнения всех пунктов, полей документа, указать корректно место составления договоренности, дату этого события.

Справа снизу собственноручно оформляющий вексель должен подписаться, чтобы документация стала действительной. В случае когда в качестве источника обязательств выступает юрлицо, необходимо обеспечить наличие двух подписей – главного бухгалтера, генерального директора.

Заверение подписей осуществляется простановкой печати компании.

Допускается с внешней стороны поставить аваль. Этим термином принято обозначать такое поручительство, на основании которого при правильном учете векселей у векселедателя третьи лица получают гарантию получения обещанных денег.

Аваль нужен в случае, когда оформляющий вексель – лицо с сомнительной платежеспособностью.

С противоположной стороны документа допускается ставить индоссамент, то есть такую подпись, которая удостоверяет факт передачи права требования по ценной бумаге иному физ-, юрлицу.

Что бывает?

Вексель – довольно давнее изобретение человека, и в настоящее время общественность располагает несколькими видами этого типа ценных бумаг. Меж собой они отличаются как условиями формирования долговых обязательств, так и функциональностью. Определенный набор признаков позволяет говорить о принадлежности к какой-либо категории.

Исключение из общего правила об абстрактности векселя. Когда векселедатель сможет сослаться на договор

Рассматривая эмитента, следует упомянуть казначейские векселя, изданные муниципалами, банками и частными лицами. Источники первого – Минфин, ЦБ.

Муниципалы – это местное самоуправление, частники – предприятия, заинтересованные в привлечении средств по такой программе. Банковские векселя – продукты, производимые финансовыми структурами, чтобы привлечь свободные средства широкого круга юр-, физлиц.

Безусловно, участники такой программы получают за предоставление своих возможностей банку вознаграждение.

Особенности

Бывают коммерческие, финансовые, фиктивные векселя. Последние не предполагают настоящих операций по перемещению продукции, денежных масс. Коммерческие основаны на товарной сделке.

Цель заключения такого рода документации – отсрочка погашения финансовых обязательств, то есть фактически вексель является вариантом коммерческого кредита.

Наконец финансовые ценные бумаги предполагают передачу заемных средств нуждающемуся лицу, при этом оформляемый документ становится залогом возврата этой величины.

Векселя отличаются друг от друга по особенностям участия лиц. В некоторых случаях векселедатель – это еще и плательщик, тогда говорят о соло документации. Кроме кредитора и должника в таком взаимодействии больше никто участия не принимает. Тратта – это ситуация, когда оформляющий вексель участник сделки и плательщик отличаются и сторон становится три.

Возможности и обязательства

Наиболее безопасными принято считать обеспеченные векселя, когда векселедатель обеспечивает залог. Таковой будет в распоряжении кредитора, пока долговые обязательства не покроются в полной мере. При отсутствии залога говорят о необеспеченном варианте документа.

Исключение из общего правила об абстрактности векселя. Когда векселедатель сможет сослаться на договор

Индоссируемые векселя – ценные бумаги в свободном обращении. Таковые можно передать заинтересованному лицу в рамках специальной сделки, приобрести на специализированном рынке. Неиндоссируемые – это векселя, выпускаемые на конкретное имя. Передать их никому не получится.

Также векселя делят на домицилированные и не являющие таковыми. Первые предполагают, что платеж производится в месте, отличном от расположения плательщика. Такая особенность всегда указывается на ценной бумаге.

Недомицилированные предполагают, что платеж производится там, где расположен трассат, выдавшее вексель лицо, ремитент. Также распространен вариант осуществления платежей по тому адресу, по которому документ был выдан.

Особенности взаимодействия

Если векселедатель выписывает простой вексель, процесс представляет собой последовательность довольно очевидных шагов.

Сперва продавец получает вексель, после чего направляет продукцию покупателю либо предоставляет услугу, после чего в заранее оговоренные сроки предъявляет ценную бумагу для совершения по ней финансовой операции.

Векселедатель обязан оплатить полученный продукт, услугу, то есть погасить вексель.

Если выбран вариант переводного векселя, процесс взаимодействия между участниками сделки несколько усложняется. Трассант сперва поставляет должнику продукцию, вместе с тем оформляя вексель, где указан плательщик.

Трассат акцептирует сделку, передает ценную бумагу издавшему вексель лицу, который перенаправляет подтвержденную документацию ремитенту, то есть тому, кто должен получить конкретную сумму.

Задача ремитента – в установленный срок перенаправить вексель для получения по нему финансовой суммы. Трассат оформляет банковское распоряжение по уплате сумм, одновременно гася ценную бумагу, о чем ставится специальная отметка.

От ремитента документ перенаправляется в адрес кредитора, тот посылает бумагу в банковскую структуру, после чего сумма зачисляется на счет и деньги используются как способ погашения кредитной программы.

Исключение из общего правила об абстрактности векселя. Когда векселедатель сможет сослаться на договор

Экономическая суть

Ключевое отличие векселей – природа того лица, которое оформляет вексель. Если речь идет о простой ценной бумаге, тогда векселедателем выступает должник, но в случае переводного в роли такого лица чаще выступает кредитор.

На основании этой особенности можно говорить об отличиях векселей, так как первые представляют собой личные обязательства, взятые юр-, физлицом на себя в рамках уплаты по сделке.

Второй вариант предполагает приказ, по которому деньги будет платить третье лицо.

Содержание переводного векселя. Основания ответственности векселедателя

На
мой взгляд, корнем всех недоразумений
в области изучения правовой природы
переводного векселя стало изначально
неправильное направление, в котором
велись поиски.

Читайте также:  Первые судебные акты с упоминанием о COVID-19

Вместо того чтобы осмыслить
собственные же ощущения, материализовывавшиеся,
в частности, в виде проектов государственных
документов, русские ученые занимались
модернизацией и уточнением позиций,
сформулированных их предшественниками.

https://www.youtube.com/watch?v=v8_5fZr7coo\u0026list=PLhU4KkpGMzi5C8WnK7MMeelwJQpHD79DU

В
законодательных мотивах к Уставу 1902 г.
указывалось, что «по Уставу 1893 г.

вексель есть документ, составляемый во
исполнение предшествующего договора
между векселедателем и первым
приобретателем о выдаче векселя в обмен
на известную сумму денег или иную
валюту…».

«По новому же Уставу
вексель есть подлежащее исполнению
совершенно независимо от предшествующих
соглашений обязательство векселедателя
о доставлении первому приобретателю
или позднейшему векселедержателю в
известный срок известной суммы денег».
*(20)

Итак,
вексельное обязательство, по Уставу
1902 г. — это «обязательство векселедателя
о доставлении денег векселедержателю».

Обязательство о доставлении, а не об
уплате денег! «Доставление» же
денег вовсе необязательно должно
производиться лично векселедателем и
совсем должно иметь форму платежа
(уплаты).

Последний, разумеется, может
доставить деньги лично и сделать это
путем платежа (простой вексель), но ничто
не мешает ему попытаться привлечь для
«доставления» денег третье лицо.
Каким образом?

Для
ответа на этот вопрос не нужно никакой
логической и юридической акробатики —
достаточно лишь перевести на юридический
язык термин «предложение»
(векселедателя третьему лицу).

В
современном гражданском праве и
российском законодательстве предложение
имеет юридическое значение в случае,
если оно представляет собой предложение
вступить в договор, т.е. оферту (ст. 435 ГК
РФ), либо предложение делать оферты,
либо «публичную оферту» (ст. 437 ГК
РФ).

Два последних института должны быть
немедленно отвергнуты, ибо они представляют
собой обращения к заранее неопределенному
кругу лиц, в то время как трассат
переводного векселя — всегда конкретное
определенное лицо. Именно оферта
представляет собой предложение, которое,
по общему правилу, невозможно отозвать
в течение некоторого срока (ст.

436 ГК
РФ), что вполне соответствует безотзывной
природе предложения, сделанного в
переводном векселе. Цель оферты состоит
в доведении до ее адресата намерения
оферента заключить договор на условиях,
изложенных в оферте, что предполагает
выяснение отношения адресата к сделанной
оферте. Понятно, что оферта делается в
расчете на ее последующее принятие.

Ту
же ситуацию мы имеем и в переводном
векселе: таковой содержит предложение
произвести уплату определенной суммы
приказу определенного лица и выставляется
в расчете на принятие этого предложения
(акцепт).

Итак,
переводной вексель — это не что иное,
как оферта трассанта, адресуемая трассату
о заключении с ним договора об уплате
в пользу третьего лица — векселедержателя
(ремитента).

С момента акцепта оферты
договор об уплате денежной суммы
считается заключенным, и третье лицо
(ремитент), в пользу которого и был
заключен данный договор, имеет право
требовать исполнения по нему в соответствии
с его условиями.

За
что же несет ответственность трассант
(оферент) в случае неакцепта его векселя
(оферты)? Ответ, на наш взгляд, очевиден
— за свою недобросовестность, которая,
однако, может иметь различный характер.

Одно
дело, если акцепт не был получен потому,
что лицо, указанное в векселе в качестве
плательщика, было намеренно вымышлено
трассантом. Здесь налицо действие,
подпадающее под признаки преступления
(мошенничества).

Та же ситуация имеет
место, когда плательщиком назначается
лицо, в отношении которого у трассанта
нет никаких требований и никаких иных
оснований, могущих побудить лицо к
уплате, либо это лицо не имеет возможности
уплатить (несостоятельно) и об этом
известно трассанту.

Другое
дело, когда тратта выставляется на
реально существующее лицо, однако с
расчетом, к примеру, не на погашение им
своих долгов, а на его благотворительность.

И
совсем иначе обстоит дело в случае,
когда трассант выставляет тратту на
своего должника, имеющего возможность
и основание оплатить это требование.

Вексельное
право не различает описанных ситуаций
и поэтому не ставит размер ответственности
трассанта в зависимость от степени
проявленной им недобросовестности.
Однако описанные ситуации различаются
правом гражданским, а первая ситуация
к тому же является сферой регулирования
права уголовного.

Мотивы отказа от
акцепта ремитент узнает самостоятельно
или от нотариуса после совершения
протеста и в соответствии с ними сможет
принять решение о возможности продолжения
дальнейших взаимоотношений с трассантом,
заявлении о действиях трассанта (его
представителей) в суд или прокуратуру,
о взыскании в вексельном порядке, а
сверх этого — в зависимости от случая,
либо убытков, не взыскиваемых по нормам
вексельного законодательства (упущенной
выгоды), либо неосновательного обогащения.
Выбор предмета иска — возмещение упущенной
выгоды или неосновательное обогащение
— будет зависеть от того действия, которое
было совершено трассантом при составлении
и выдаче им переводного векселя. Чтобы
обосновать данный тезис, немного вернемся
назад, к вопросу об основании векселя.

https://www.youtube.com/watch?v=23UU4ZaDph0\u0026list=PLhU4KkpGMzi5C8WnK7MMeelwJQpHD79DU

С
одним из аспектов этого вопроса мы уже
сталкивались, рассматривая те основания,
которые позволяют лицу назначить
кого-либо плательщиком по переводному
векселю. Другой аспект этой проблемы
характерен как для векселя простого,
так и для векселя переводного и сводится
к выяснению взаимоотношений между
векселедателем и первым приобретателем.

Можно утверждать, что основа этих
отношений — доверие. Предложение облечь
эти взаимоотношения в вексельную форму
есть не что иное, как честное слово
векселедателя о том, что в определенное
время приобретатель векселя получит
определенную денежную сумму от самого
векселедателя или третьего лица.

Такого
рода отношения называются кредитными
и составляют основу современной
экономики. Подрыв этих отношений
(нарушение своего честного слова)
неизбежно неблагоприятно отразится не
только на конкретных участниках этих
отношений, но также и на экономике, и
правовой системе в целом.

Вместе с тем
построить на этом ответственность
векселедателя переводного векселя
невозможно, ибо гражданское право не
знает принципа объективного вменения,
применяемого в праве уголовном.

И
вот тут мы неожиданно сталкиваемся с
целесообразностью использования теории
Эйнерта, содержание которой традиционно
укладывают в формулу «вексель суть
купеческие бумажные деньги».

Но
обратить внимание мы должны не на
обязательность применения денег,
основанную на государственном принуждении,
как это делалось традиционно, а на их
обеспеченность национальным доходом.

Если в этом смысле говорить, что вексель
— это бумажные деньги, обеспеченные
доходом (или даже всем активом) купца
(векселедателя), то в таком случае
намеренная выдача необеспеченных
векселей представит собой неправомерное
действие.

Неправомерное действие,
причинившее вред конкретным лицам —
участникам конкретных правоотношений,
не являющихся договорными, есть не что
иное, как основание для применения норм
гл.

59 ГК РФ о деликтных обязательствах
(обязательствах вследствие причинения
вреда)! Таким образом, в случае если
векселедатель не имел никаких оснований
рассчитывать на оплату своего векселя
субъектом, назначенным им в качестве
плательщика, — налицо предпосылки для
возложения на него деликтной
ответственности. Основанием ответственности
векселедателя по неакцептованному
переводному векселю является причинение
им ущерба собственными недобросовестными
действиями по выставлению безвалютного
векселя.

Несколько
иной будет ситуация в том случае, когда
расчет векселедателя на оплату
выставленного им переводного векселя
был основательным, но не оправдался в
силу недобросовестности плательщика
или его неплатежеспособности, о которой
векселедатель не знал, не мог и не должен
был знать.

Признав выставление такого
векселя также неправомерным действием,
мы были бы вынуждены вовсе отказаться
от конструкции переводного векселя,
ибо риск недобросовестности какого-либо
лица или его неплатежеспособности
неизбежно сопутствует всяким сделкам.

Поэтому при неакцепте переводного
векселя по указанным основаниям мы
имеем дело с аналогом понятия «реализация
риска», которой векселедатель не
предвидел, не должен и не мог предвидеть.

Неоправдавшийся расчет ремитента на
получение им денег от плательщика
является юридическим фактом, прекращающим
доверие (кредит) ремитента векселедателю,
влечет отпадение (за его ненадобностью)
и самого переводного векселя.

С ним
отпадает и основание для удержания
векселедателем эквивалента денежной
суммы, которую, как предполагалось,
должен заплатить плательщик, а
следовательно, перед нами — не что иное,
как частный случай неосновательного
обогащения. «При непринятии тратты
трассант является лицом, неосновательно
обогатившимся за счет ремитента»
*(21),
— указывал А.И. Каминка.

Как
мы показали, это утверждение справедливо
не всегда: наличие у векселедателя
умысла выставить необеспеченный вексель
влечет применение ответственности за
причинение вреда, а отсутствие такового
— возникновение обязательства из
неосновательного обогащения.

Итак,
проблема юридической природы переводного
векселя Женевского типа разрешается
при рассмотрении данного института с
позиции общих положений гражданского
права, а именно — с позиции трактовки
переводного векселя как оферты
(предложения), адресованного векселедателем
плательщику, о заключении договора об
уплате в пользу третьего лица.

Основанием
регрессной ответственности векселедателя
переводного векселя является не его
обязательство уплатить, а причинение
векселедержателю вреда своими
недобросовестными действиями по
составлению и выдаче безвалютного
неакцептованного переводного векселя
либо его неосновательное обогащение
за счет первого векселедержателя или
любого иного лица, оплатившего вексель.

Акцепт
данной оферты означает заключение
договора между трассантом и трассатом
об уплате в пользу третьего лица —
ремитента. Отказ от платежа по акцептованной
оферте является неисполнением заключенного
и вступившего в силу договора, которого,
как явствует из ст. 430 ГК РФ 1994 г., вправе
требовать, в частности, лицо, в пользу
которого данный договор заключен, т.е.
ремитент.

Отказ
от акцепта оферты влечет применение
норм гражданского и уголовного права
об ответственности оферента (трассанта)
перед ремитентом за причинение вреда,
явившееся следствием недобросовестности
трассанта или неосновательное обогащение,
которое могло быть как следствием
неосторожности, так и не иметь
непосредственной причиной вины трассанта.
Помимо общегражданских должны применяться
также и нормы вексельного права о
предъявлении регрессных требований
вне зависимости от степени недобросовестности
трассанта, в силу лишь одного его согласия
выдать оферту в форме переводного
векселя, т.е. согласия подчинить ее
специфическим правовым последствиям.

Вексель: учет и налогообложение у векселедателя и векселедержателя

Бесспорно, вексельная система расчетов очень удобна. Однако получение векселя создает для бухгалтера всевозможные сложности. Так, полученный вексель фирма может предъявить к погашению либо передать в счет расчетов по­ставщику.

В последнем случае возникнут расчеты ценной бумагой, при которых сумму «входного» НДС организация должна будет все же оплатить деньгами. В противном случае налоговики не разрешат применить вычет по налогу на добавленную стоимость.

И это далеко не единственная сложность, возникающая при работе с векселями.

В настоящее время редкая организация в своей деятельности не сталкивается с векселями. Природа данной ценной бумаги бывает разной. Вексель может выдаваться в качестве обеспечения исполнения обязательств по договору займа, служить средством платежа, финансовым вложением и т.д. Более того, вексель бывает дисконтным и процентным.

В каждом случае действует свой порядок бухгалтерского учета и налогообложения, зная о котором бухгалтер учтет операции и исчислит налоги правильно.

Финансовый вексель

Бухгалтерский учет

Итак, финансовый вексель – это вексель, приобретенный (выданный) в качестве финансового вложения.

То есть изначальное предназначение такого векселя заключается в получении дохода от размещения денежных средств (путем приобретения векселя), когда организация вкладывает средства и впоследствии получает дополнительный доход.

Как правило, векселедателем выступает банк, но может выступать и иная организация, решившая привлечь заемные денежные средства.

У держателя финансовый вексель отражается в бухгалтерском учете в качестве финансового вложения по правилам Положения по бухгалтерскому учету «Учет финансовых вложений» ПБУ 19/02, утвержденным приказом Минфина России от 10.12.2002 г. № 126н.

Согласно пункту 8 ПБУ 19/02 финансовые вложения принимаются к бухгалтерскому учету по первоначальной стоимости. О том, из каких затрат формируется первоначальная стоимость финансового вложения, говорится в пункте 9.

Читайте также:  Уведомление банка о смене адреса компании

К затратам на приобретение финансового вложения относятся: суммы, уплачиваемые в соответствии с договором продавцу, суммы, уплачиваемые за информационные и консультационные услуги, связанные с приобретением указанных активов, вознаграждения, уплачиваемые посреднической организации, через которое приобретены активы в качестве финансовых вложений, и иные затраты, непосредственно связанные с ­приобретением активов в качестве финансовых вложений.

Таким образом, по дебету счета 58 «Финансовые вложения» стоимость векселя должна быть отражена в размере уплаченных при его приобретении денежных сумм. При этом если вексель был приобретен по цене ниже номинала, разница (дисконт) может отражаться в бухгалтерском учете двумя способами.

Первый способ заключается в том, что разницу между первоначальной и номинальной стоимостью ценной бумаги организация относит на финансовые результаты в течение срока ее обращения равномерно, по мере причитающегося по ней в соответствии с условиями выпуска дохода (п. 22 ПБУ 19/02). При этом корреспондирующим счетом следует указать счет 58, так как это следует из Инструкции по применению Плана счетов. В итоге в момент окончания срока обращения векселя его первоначальная ­стоимость будет доведена до номинальной.

Второй способ – показывать доход по векселю в момент фактического получения, то есть в момент предъявления векселя к погашению. Выбранный способ необходимо закрепить в приказе об учетной политике компании.

При выборе способа следует учитывать, что первый вариант нецелесообразно применять тем организациям, которые не собираются дожидаться наступления срока погашения ценной бумаги, а планируют использовать вексель, например, в качестве расчетов с поставщиками и заказчиками.

В данном случае заявленный изначально дисконт может быть не получен организацией вовсе. Это может произойти, когда стоимость приобретенных товаров равна первоначальной стоимости векселя, то есть сумме денежных средств, уплаченных организацией при приобретении векселя.

В таком случае организация не только не получит дисконт, но и отразит передачу векселя с убытком, поскольку переоцененная стоимость векселя частично включает в себя дисконт.

В момент наступления срока предъявления векселя к погашению происходит выбытие финансового вложения (п. 25 ПБУ 19/02), соответст­венно, в бухгалтерском учете производится запись по списанию стоимости векселя.

Пример 1

ООО «Волна» с целью получения дохода 3 апреля 2007 г. приобрело в банке финансовый вексель за 90 000 руб. номинальной стоимостью 100 000 руб. Срок погашения векселя – 20 июня 2007 г. Таким образом, период обращения векселя составляет 79 дней. Учетной политикой организации определено, что разница между первоначальной и номинальной стоимостью векселя отражается в бухгалтерском учете равномерно. В бухгалтерском учете ООО «Волна» должны быть произведены ­следующие записи: В апреле 2007 г.: Дебет 58 Кредит 76 – 90 000 руб. – отражена покупная стоимость векселя в составе финансового вложения; Дебет 58 Кредит 91 – 3 544 руб. (10 000 руб. / 79 дн. × 28 дн.) – отражено увеличение первоначальной стоимости векселя на часть ­дисконта за время обращения в апреле. В мае 2007 г.: Дебет 58 Кредит 91 – 3 924 руб. (10 000 руб. / 79 дн. × 31 дн.) – отражено увеличение стоимости векселя на часть дисконта за время обращения в мае. В июне 2007 г.: Дебет 58 Кредит 91 – 2 532 руб. (10 000 руб. / 79 дн. × 20 дн.) – отражено увеличение стоимости векселя на часть дисконта за время обращения в июне. В итоге по дебету счета 58 к моменту окончания срока обращения векселя его стоимость будет доведена до номинала – до 100 000 руб. (90 000 + 3 544 + 3 924 + 2 532). В момент предъявления векселя к погашению бухгалтер ООО «Волна» должен будет отразить следующее: Дебет 76 Кредит 91 – 100 000 руб. – отражена операция по предъявлению векселя к погашению; Дебет 91 Кредит 58 – 100 000 руб. – списана учетная стоимость векселя.

Заметим, что все вышесказанное относилось к векселям, покупная стоимость которых ниже их номинальной стоимости. Однако встречаются векселя с процентной оговоркой. Как правило, такие векселя приобретаются по номиналу (покупная стоимость равна номинальной), но за период их обращения начисляются проценты. По таким векселям в бухгалтерском учете «проценты начисляются за каждый истекший отчетный период в соответствии с условиями договора» (п. 16 ПБУ 9/99 «Доходы организаций»).

Эта формулировка, на наш взгляд, неоднозначна, и указанную норму можно понимать по-разному. Одни специалисты считают, что при отражении процентов в бухгалтерском учете нужно ориентироваться на момент, когда у векселедержателя (займодавца) появляется право на получение процентов.

Другие полагают, что правильным будет начислять проценты ежемесячно, не зависимо от того, в какой момент возникает право на их получение.

А смысл фразы «в соответствии с условиями договора» заключается в том, что при начислении процентов нужно руководствоваться данными, приведенными в договоре (в частности, по размеру ставки).

В связи с неоднозначностью указанной нормы рекомендуем организациям закреплять в приказе об учетной политике порядок отражения в бухгалтерском учете процентов по векселям, приобретенным в качестве финансового вложения.

Налоговый учет

Для целей налогообложения прибыли проценты по долговым обязательствам (к которым обносится и финансовый вексель) включаются в состав внереализационных доходов (п. 6 ст. 250 НК РФ).

Причем эта норма применима и к дисконтным векселям, так как в соответствии с пунктом 3 статьи 43 Налогового кодекса «процентами признается любой заранее заявленный (установленный) доход, в том числе в виде дисконта, полученный по долговому обязательству любого вида (независимо от способа его оформления)».

Порядок отражения дохода установлен в пункте 6 статьи 271 Налогового кодекса, согласно которому по ценным бумагам, срок действия которых приходится более чем на один отчетный период, доход признается полученным и включается в состав соответствующих доходов на конец соответствующего отчетного периода. Как видим, для целей налогообложения прибыли, в отличие от бухгалтерского учета, организация не может выбирать способ начисления процентов (дисконта).

Предъявляя вексель к погашению, бухгалтеру следует руководствоваться статьей 280 Налогового кодекса, которая так и называется: «Особенности определения налоговой базы по операциям с ценными бумагами».

Так, при погашении векселя организация должна показать в налоговом учете доход, который будет складываться исходя из цены выбытия и суммы процентного дохода, выплаченной налогоплательщику эмитентом (векселедателем). Иначе говоря, доходом считается сумма, полученная от векселедателя при погашении им ценной бумаги (в том числе проценты).

Но ведь проценты (дисконт) уже были включены в доход, и повторное включение их в доход от выбытия векселя приведет к двойному налогообложению процентов (дисконта), что противоречит общим принципам налогового законодательства.

Законодателем этот момент учтен, так как пунктом 2 статьи 280 Налогового кодекса предусмотрено, что в доход налогоплательщика от реализации или иного выбытия ценных бумаг не включаются суммы процентного дохода, ранее учтенные при налогообложении.

Таким образом, сумму процентов, начисленных бухгалтером в налоговом учете за период со дня получения векселя по день последней операции по начислению процентов, следует исключить из цены реализации векселя.

При этом в декларации по налогу на прибыль по строке 010 Листа 05 необходимо отразить общую цену реализации, поскольку данный порядок предусмотрен в Порядке заполнения налоговой декларации по налогу на прибыль (утв. приказом Минфина России от 07.02.2006 г. № 24н).

А сумму процентов, начисленную и учтенную ранее при налогообложении прибыли, следует отразить как внереализационные расходы, так как ранее эта сумма, в соответствии с установленным порядком, уже была включена в доходы для целей налогообложения прибыли.

В противном случае произойдет завышение налоговой базы по налогу на прибыль, в результате организация перечислит излишнюю сумму налога.

Однако не всегда доходом от выбытия считается полная цена выбытия, как было указано ранее. Налоговым законодательством предусмотрены определенные ограничения.

Так, согласно пункту 6 статьи 280 Налогового кодекса, в отношении ценных бумаг, не обращающихся на организованном рынке ценных бумаг, для целей налогообложения принимается фактическая цена реализации или иного выбытия данных ценных бумаг при выполнении хотя бы одного из следующих условий:

  1. если фактическая цена соответствующей сделки находится в интервале цен по аналогичной (идентичной, однородной) ценной бумаге, зарегистрированной организатором торговли на рынке ценных бумаг на дату совершения сделки или на дату ближайших торгов, состоявшихся до дня совершения соответствующей сделки, если торги по этим ценным бумагам проводились у организатора торговли хотя бы один раз в течение последних 12 месяцев;
  2. если отклонение фактической цены соответствующей сделки находится в пределах 20 процентов в сторону повышения или понижения от средневзвешенной цены аналогичной (идентичной, однородной) ценной бумаги, рассчитанной организатором торговли на рынке ценных бумаг в соответствии с установленными им правилами по итогам торгов на дату заключения такой сделки или на дату ближайших торгов, состоявшихся до дня совершения соответствующей сделки, если торги по этим ценным бумагам проводились у организатора торговли хотя бы один раз в течение последних 12 месяцев.

Возникает вопрос: а если информация о результатах торгов по аналогичным (идентичным, однородным) ценным бумагам отсутствует? В этом случае бухгалтер должен определить расчетную цену векселя и сравнить ее с фактической ценой реализации. Если фактическая цена отклоняется от расчетной не более чем на 20 процентов, то в доход включается ­фактическая цена выбытия векселя.

Выдача векселя без встречного получения вексельной суммы является основанием для признания договора займа незаключенным, а векселя — неподлежащим оплате

Материал подготовил постоянный ведущий данной рубрики А.А. Куликов, управляющий партнер ООО «Агентство Налоговых Поверенных» (tax-top.ru).

Содержание

Выдача векселя без встречного получения вексельной суммы является основанием для признания договора займа незаключенным, а векселя — неподлежащим оплате

Суть проблемы

В правоприменительной практике использование векселей получило достаточно широкое распространение.

Безусловно, это связано с простотой их выпуска в оборот (не требуется соблюдения никаких разрешительных процедур), передачей прав по ним (оформление индоссамента) и многогранностью гражданско-правовой квалификации последних: вексель — это и удостоверение договора займа, и ценная бумага, и средство платежа. Кроме того, неоднократно приходилось встречать на практике отношение к векселю как «просто гарантии, что точно заплатим».

Вместе с тем, такой подход к квалификации векселей не всегда является оправданным.

В соответствии со статьей 143 ГК РФ вексель отнесен к ценным бумагам. Вместе с тем, при этом необходимо учитывать положения статьи 142 ГК РФ, в соответствии с которой ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении.

Таким образом, для квалификации векселя в качестве ценной бумаги, которая может обращаться на рынке, необходимо совершение неких юридически значимых действий, вследствие которых вексель стал бы удостоверять некие имущественные права.

А таковые в отношении векселя возникают в силу статьи 815 ГК РФ.

В соответствии с этой статьей векселем признается ничем не обусловленное обязательство векселедателя (простой вексель) либо иного указанного в векселе плательщика (переводной вексель) выплатить по наступлении предусмотренного векселем срока полученные взаймы денежные суммы.

Исходя из вышеизложенного следует вывод, что вексель как объект гражданских прав «рождается» вследствие заключения договора займа. Кроме того, необходимо учитывать положения статьи 807 ГК РФ, в соответствии с которой договор займа считается заключенным только с момента фактической передачи предмета займа.

Читайте также:  Работодатели заблуждаются: сдельные расценки включают в себя не все составляющие оплаты труда

Судебные решения

Абстрактность векселя | Студент-Сервис

Б.Б. Черепахин в свое время очень просто объяснял абстрактность векселя: “Обязательство по векселю носит абстрактный характер, так как в векселе отсутствуют упоминания об основании выраженного в нем обязательства”. О.С. Иоффе видел абстрактность вексельного обязательства в том, что оно не зависит от своего основания.

Подобное понимание подтверждается современным позитивным правом. Гражданский кодекс РФ в ч. 1 п. 2 ст.

 147 устанавливает абстрактность для всякого обязательства, выраженного ценной бумагой, в следующих выражениях: “Отказ от исполнения обязательства, удостоверенного ценной бумагой со ссылкой на отсутствие основания обязательства либо на его недействительность не допускается”. В доходчивой форме характеризовал абстрактность Г.Ф. Шершеневич: “Должник по векселю обязан платить только потому, что он выдал вексель”.

Отметим сразу же, что абстрактность – категория, сознательно устанавливаемая гражданским правом. Нельзя отрицать саму категорию абстрактности только потому, что в действительности обязательств, не имеющих каких-либо оснований, не бывает, что всякий разумный субъект права твердо знает, для чего и с какой целью он совершает сделку.

Это, разумеется, так, но гражданское право вводит такую фикцию, как абстрактность для того, чтобы максимально упростить какие-либо отношения, ограничить возражения, которые выдвигает должник, обосновывая свое право не исполнять обязательства. Абстрактность обязательства (сделки) сохраняет свое значение в современном праве и даже расширяет сферу своего действия.

Абстрактность векселя не является абсолютной. Это положение исчерпывающе (и что важно – без лишних слов) объяснено Б.Б. Черепахиным: “Вексельное обязательство абстрактно в отношениях с третьим лицом – добросовестным приобретателем (ст.

 10 Положения), против которого обязанное по векселю лицо не вправе предъявлять возражения, связанные с основанием его выдачи (ст. 17 Положения). Такие возражения могут быть, однако, противопоставлены первоначальному приобретателю векселя.

Так, если вексель выдан без всяких оснований (например, под влиянием угрозы или насилия), векселедатель освобождается при доказанности этого факта от уплаты лицу, которому он выдал вексель, но не третьему добросовестному приобретателю, к которому вексель перешел от первоначального обладателя”.

О.С. Иоффе указывал, что должник освобождается от уплаты вексельного долга, если докажет недобросовестность векселедержателя, который приобрел заведомо похищенный, безденежный или бестоварный вексель.

Отсюда следовал вывод, что вексельное право “предусматривает не полную (материальную) абстрактность векселя, исключающую любые ссылки на отсутствие основания, а лишь относительную (процессуальную), допускающую возражения, которые основываются на недобросовестности векселедержателя”.

Вопросы ограничения вексельной абстрактности нашли свое отражение и в современной судебно-арбитражной практике. В обзоре Высшего Арбитражного Суда РФ описывается дело, суть которого сводится к следующему.

В соответствии с условиями договора поставки поставщик получил от покупателя простой вексель со сроком оплаты в течение трех месяцев со дня выдачи. Отгрузка продукции должна была производиться через месяц после выдачи векселя. В установленный срок отгрузка товара не произведена.

Однако при наступлении срока платежа вексель предъявлен поставщиком покупателю для оплаты. Поскольку покупатель отказался от платежа, поставщик обратился с иском в арбитражный суд с требованием о взыскании вексельного долга.

При этом, по мнению поставщика, поскольку вексель является абстрактным обязательством и содержит ничем не обусловленное обязательство векселедателя заплатить по нему, арбитражный суд не вправе принимать во внимание ссылки покупателя на неисполнение поставщиком договора, лежащего в основе выдачи векселя.

Суд отказал поставщику в иске. По сути речь шла о злоупотреблении правом. Конкретно в обоснование своей позиции арбитражный суд сослался на норму ст.

 17 Положения о переводном и простом векселе, согласно которой “лица, к которым предъявлен иск по векселю, не могут противопоставить векселедержателю возражения, основанные на их личных отношениях к векселедателю или к предшествующим векселедержателям, если только векселедержатель, приобретая вексель, не действовал сознательно в ущерб должнику”.

Поскольку сущность отношений из сделки, лежащей в основании векселя, известна и векселедателю, и первому приобретателю как участникам этих отношений, такие отношения следует признать разновидностью отношений личных.

Однако существенным в рассмотренном примере является то, что поставщик, прикрываясь принципом абстрактности, пытался по векселю получить неосновательное обогащение за счет покупателя-векселедателя, т.е. поставщик “действовал сознательно в ущерб должнику”.

Поэтому суд попутно внес очень важные коррективы в понимание общего принципа абстрактности ценных бумаг: “Ссылка истца на недопустимость отказа от исполнения обязательства по ценной бумаге со ссылкой на отсутствие или недействительность его основания (п. 2 ст. 147 ГК РФ) в данном случае не должна приниматься во внимание, так как относится только к добросовестному держателю”.

Абстрактность и добросовестность векселедержателя.

Современная судебная практика указывает на обстоятельства, свидетельствующие о недобросовестности векселедержателя: считается, что он, приобретая вексель, действовал сознательно в ущерб должнику тогда, когда он знал об отсутствии законных оснований к выдаче (передаче) векселя до или во время его приобретения, т.е. кредитор по векселю знал или должен был знать:

  • о недействительности;
  • об отсутствии обязательства, лежащего в основе выдачи (передачи) векселя; либо кредитор:
  • получил вексель в результате обмана или кражи, либо
  • участвовал в обмане в отношении этого векселя или его краже, либо
  • знал или должен был знать об обмане или краже до или в момент приобретения векселя. При доказанности должником по векселю этих фактов должник освобождается от платежа.

Л.А. Новоселова указывает на другие примеры освобождения должника от обязанности платить по векселю. Должник по векселю может основывать возражения к векселедержателю в частности, ссылками на:

  • произведенный данному векселедержателю платеж, не отмеченный на векселе;
  • наличие встречного требования и возможность зачета;
  • предоставленную данному должнику векселедержателем отсрочку и т.п.

Должник может возражать векселедержателю и тогда, когда векселедержатель в момент приобретения векселя знал об указанных возражениях к прежним держателям.

Что же касается добросовестных векселедержателей, получивших “бестоварный”, “безденежный” и т.п. вексель по индоссаменту, то для них абстрактность вексельного обязательства существует в полной мере.

Очень точно эта позиция отражена в постановлении Президиума ВАС РФ по конкретному делу: “Если вексель пускается в оборот и переходит от первого держателя к другому лицу по индоссаменту, новый держатель векселя приобретает самостоятельное право требования к должнику по векселю.

Это право обычно не зависит от прав предшествующих правообладателей. Первому векселедержателю (:) векселедатель мог возражать, ссылаясь на связывающую их сделку. Второй и последующие приобретатели, не являющиеся участниками этой сделки, могут основываться только на тексте векселя”.

В этом случае векселедатель обязан выплатить вексельную сумму, но вправе предъявить к первоначальному недобросовестному векселедержателю требования о возмещении убытков или о взыскании неосновательно сбереженных сумм.

Добросовестность учитывается и в других ситуациях. В связи с этим следует различать случаи отказа платить по векселю и случаи виндикации векселя. При предъявлении виндикационного иска держатель векселя обязан отдать его, если вексель был приобретен им недобросовестно или при наличии грубой неосторожности (ст. 16 Положения).

При отказе платить по векселю отношения складываются между вексельным должником и векселедержателем, при виндикации – между векселедержателем (фактическим владельцем) и одним из его предшественников – бывшим векселедержателем.

Добросовестность векселедержателя презюмируется в обоих случаях, бремя доказывания недобросовестности лежит на разных лицах. Добросовестность фактического владельца векселя при виндикации касается не столько абстрактности векселя, сколько его публичной достоверности (о которой – чуть позже).

Правовая природа абстрактности. В современной российской науке и в судебных толкованиях господствующим является объяснение абстрактности векселя с процессуальных позиций. Как сказано в обзоре Высшего Арбитражного Суда РФ, “в абстрактном обязательстве кредитор не обязан доказывать наличие основания требования.

Но если должник доказал отсутствие основания вексельного обязательства и известность этого факта кредитору по связывающей их гражданско-правовой сделке, оснований для взыскания средств по векселю не имеется”. Однако необходимо учитывать, что это положение излишне абсолютизировано.

Л.А. Новоселова указывает, что “абстрактная сделка имеет различный эффект в отношении между непосредственными участниками хозяйственной сделки, лежащей в основании абстрактного обязательства, и между лицами, не связанными такой сделкой”. Не подлежит сомнению абстрактность векселя между лицом, выдавшим вексель, и лицом, которому права по векселю перешли на основании индоссамента.

Между этими лицами отсутствует общегражданское обязательство и, следовательно, отсутствует и основание платежа между ними. В этом случае “обязанность платить вытекает из абстрактного обязательства платить, воплощенного в ценной бумаге”.

Таким образом, придерживаясь этой позиции, можно объяснить природу обязательства, существующего между должником и конечным кредитором по векселю. Но это только одно из возможных объяснений.

Что касается отношений между векселедателем и первым векселеприобретателем, то, как подчеркивает Л.А. Новоселова, исполнение вексельного обязательства в отношениях между ними не может быть оторвано от того хозяйственного эффекта, на который была направлена основная сделка.

В отношениях между сторонами по общегражданской сделке выдача (передача) векселя создает известный процессуальный, а не материально-правовой эффект, состоящий в ином, чем при каузальных сделках, распределении бремени доказывания.

Именно в этом случае бремя доказательств отсутствия основания либо недозволенного характера основания сделки, лежащей в основе вексельного обязательства, возлагается на должника. Но тогда приходится признать, что абстрактность векселя между векселедателем и первым векселеприобретателем фактически отрицается.

  • Объяснение различий каузальных и абстрактных сделок особенностями бремени доказывания в процессе идет из Древнего Рима.
  • Однако в зените своего развития римское право стерло эти процессуальные различия и, тем самым, закрыло для себя вопрос об абстрактных сделках – и это свидетельствовало о достижении правом более высокого уровня развития, на котором стало возможным обходиться без конструкций, порожденных “недостатком надлежащей интеллектуальной силы”.
  • Понятно, что если современное право возрождает абстрактные сделки, то совсем на других принципах, чем римское право.
  • Современные воззрения на абстрактные сделки сформулированы германской юриспруденцией, различающей сделку обязательственную (собственно договор, возлагающий на стороны права и обязанности) и сделку распорядительную – по передаче вещи (и тем самым по передаче права собственности).
  • Распорядительные сделки, как правило, абстрагированы от обязательственных, поэтому признание недействительным обязательственного договора (ввиду неуправомоченности отчуждателя) не влечет ничтожность распорядительной сделки и, следовательно, не затрагивает статуса добросовестного приобретателя как собственника.
  • Попробуем теперь предположить, что в отношении ценных бумаг принцип абстрактности также должен основываться на разделении обязательственных и распорядительных сделок: в основе выдачи каждой ценной бумаги лежит какой-либо договор, исполнение по которому означает выдачу ценной бумаги – эта сделка должна признаваться распорядительной и абстрактной по отношению к обязательственной сделке.

Тогда добросовестный приобретатель ценной бумаги в любом случае становится собственником документа, но этого явно недостаточно, поскольку бесповоротность вещных прав на ценную бумагу имеет смысл только тогда, когда можно получить удовлетворение по удостоверенному ею праву. Здесь уместно будет напомнить один из постулатов теории ценных бумаг: право из бумаги следует за правом на бумагу.

Следовательно, абстрактность в отношении ценных бумаг должна означать, что по абстрактной распорядительной сделке выдачи (передачи) ценной бумаги к добросовестному приобретателю переходит не только право собственности на бланк, но и абсолютно абстрагированное право, а именно – право, удостоверенное этой ценной бумагой.

Впрочем, германская модель абстрактности не может быть слепо заимствована российским правом хотя бы потому, что теория обязательственных и распорядительных сделок отвергает общий принцип реституции сторон при недействительности сделок. Следовательно, признание нашим законодательством абстрактных сделок должно повлечь серьезных пересмотр некоторых общих положений российского Гражданского кодекса.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *