ФАС и прокуроры против доступа компаний-«коррупционеров» к торгам

Интересные данные о том, сколько именно нажитого «непосильным» и незаконным трудом имущества конфисковали у чиновников России за 2020 год. 75 млрд — именно столько получается, если сложить удовлетворённые судами иски, но лишь 10% от этой суммы ушли в бюджет. Где остальное? Разобраться решили эксперты RT.

ФАС и прокуроры против доступа компаний-«коррупционеров» к торгам

Данные о том, что лишь 10% от 75 млрд ушли в бюджет, представили в Генпрокуратуре. В чём же дело? Оказывается, после конфискации «включаются» сразу несколько факторов:

  • конфискованное имущество идёт на продажу по заниженной цене;
  • отследить, что именно происходит с имуществом, довольно сложно.

Большая разница: как и сколько потеряла Россия

На «вершине» регулирования имущества чиновников расположился ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам». Он действует с 2013 года: если выяснится, что очередной чиновник живёт на широкую ногу, получая не такую уж большую зарплату, то прокуратура имеет право через суд добиться изъятия «нажитого».

Работа по данному направлению ведётся результативно: по данным из Генпрокуратуры, за 2020 год удалось удовлетворить 38 исков, которые дали 74,8 млрд рублей — это рекорд с 2017 года. Но в казну пошли всего 7,8 млрд. Так где же деньги?

ФАС и прокуроры против доступа компаний-«коррупционеров» к торгам

Разница, объясняют в прокуратуре, была заметна и в прошлые периоды:

  • 2019 год: 21,4 млрд по искам, в бюджете — 9,2 млрд;
  • 2018 год: 311 млн по искам, в бюджете — 76 млн.

«[разница объясняется] отсутствием имущества у лиц, в отношении которых суды удовлетворили иски, или тем, что к моменту продажи имущества его стоимость снижается. Например, на момент подачи иска автомобиль оценивался как новый, а к моменту продажи потерял в цене», — пишут в RT.

«Авторынок» мечты: скидки поражают воображение

Логично уточнить: на сколько миллионов «усыхают» по дороге на торги конфискованные, например, автомобили? Пример, к счастью, есть: у экс-губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина изъяли несколько иномарок.

ФАС и прокуроры против доступа компаний-«коррупционеров» к торгам

Вот какая «скидка» ждала покупателей: Bentley Continental GT 2014 года оценили в 13,3 млн, а на торги через пару лет поставили за 4,4 млн. Сделка состоялась за 5,96 млн. В описании лота при этом указывались некие «дефекты» и необходимость диагностики.

Второе авто, Mercedes-Benz S63 AMG 4MATIC 2014 года, также выставили с хорошей скидкой: его оценили в 11 млн, а на торги поставили по 4,9. Однако неизвестно, состоялись ли торги.

«Конечно, во время торгов стоимость товара может вырасти, но этот рост, как правило, незначительный.

Продажа конфискованного имущества сейчас — это источник огромного заработка для электронных площадок, которые проводят торги, и компаний, которые занимаются оценкой стоимости товаров», — говорит в беседе с RT председатель Национального антикоррупционного комитета (НАК) Кирилл Кабанов.

Росимущество отвечает проще: если нет покупателей, то и цена будет снижена.

«Реализация имущества в случае отсутствия спроса в течение срока приёма заявок [на торги], осуществляется со снижением первоначальной цены на поэтапно 30, 60 и 90%», — сообщили в ведомстве.

Дом, который построил чиновник. Недорого

Перейдём к лотам покрупнее — например, к недвижимости. Тут возможны варианты: продажа или сдача в аренду. Возьмём для примера недвижимость всё того же Хорошавина:

  • несколько квартир;
  • жилой дом (на 935,8 кв. м).

На момент вынесения судом решения о конфискации дом оценили в 59 млн. А расположенный на участке гараж (170 кв. м) стал стоить 4,5 млн. Оба здания до момента ареста были записаны на сына Хорошавина, Илью.

Под конец 2019 года был организован аукцион по сдаче всего этого «хозяйства» в аренду по цене в 2 млн за год. На торги зарегистрировался один участник — ООО «Бизнесстолица» — и лот был успешно реализован.

«Это значит, что участок был сдан в аренду по начальной стоимости договора тому единственному участнику, который подал заявку на торгах.

Что касается назначения минимальной цены, то мы как организаторы торгов такие решения не принимаем. Мы получаем от Росимущества информацию о лоте и его стоимости. Мы также не имеем права оценивать товар», — объяснили RT в компании «Лекс Лэнд Консалтинг», которая организовала торги.

А теперь — к реальным цифрам: за дом площадью всего в тысячу «квадратов» в том же селе просят не меньше 1,2 млн в месяц.

За конфискованным не хотим: что отпугивает россиян

ФАС и прокуроры против доступа компаний-«коррупционеров» к торгам

Интересно, что на торгах могут присутствовать все желающие — дорога открыта что физическим, что юридическим лицам. Но тут вступает в дело фактор «чистоты» — многим кажется, что подобные покупки имеют под собой «негативную окраску».

«Имущество, которое продаётся по решению суда, имеет негативную эмоциональную окраску с точки зрения покупателя. При такой покупке он несёт риски: а вдруг выяснится, что при конфискации были нарушены какие-то процедуры или неправильно оформлены документы, — рассказывает RT Председатель коллегии адвокатов «Корчаго и партнёры» Евгений Корчаго.

«Мало кто из обычных покупателей квартир или гаражей заходит на специализированные электронные площадки по продаже конфиската.

Спрос на такие лоты понижен и продавец вынужден снижать ценник, причём часто это происходит поэтапно, когда на торги не поступает достаточно заявок.

Конечно, продажа конфиската по заниженным ценам может быть связана с коррупционными факторами, но есть и вполне объективные причины скидок на недвижимость», — отмечает юрист.

В мутной воде: продают абы как?

Своё слово сказали и в НАК: система, в рамках которой Росимущество занимается реализацией конфискованного, слишком уж непрозрачна. Оказывается, в стране нет даже единой интернет-площадки, на которой продают конфискованные активы: продажи «распылены» по сети.

«Сейчас такими площадками выступают как сайт самого Росимущества, так и другие электронные ресурсы, которые получили у государства соответствующую лицензию.

В результате даже специалистам непросто отследить, что произошло с той или иной конфискованной ценностью, где, кому и когда она была продана», — объясняет RT Кабанов.

ФАС и прокуроры против доступа компаний-«коррупционеров» к торгам

Далее читателей ждёт и вовсе казус: в Росимуществе умудрились за 2017 год потратить на хранение конфискованного больше, чем выручили в итоге с его продажи. К счастью, на 2020 год такие ситуации постарались пресечь законотворцы: ряд постановлений правительства внёс больше ясности в «заевшие» процессы.

«По итогам 2020 года доходы от соответствующего направления деятельности превысили расходы бюджетных средств на хранение движимого конфискованного и иного обращённого в собственность государства имущества», — отметили в пресс-службе ведомства.

Работу по продажам оценивает и Генпрокуратура: там создали специальную группу.

«Сегодня усилия органов прокуратуры направлены прежде всего на исключение субъективных причин — так называемого человеческого фактора.

Нами усилен надзор за деятельностью органов Росимущества и ФССП, к чьей компетенции относится исполнение судебных решений и реализация указанного имущества», — сообщили в ведомстве.

Бреши в законах и измена Родине: к чему идёт система

Однако в НАК уверены: в системе есть брешь. Заключается она в следующем: с банковских счетов возврат средств реален только через уголовные процессы, требующие значительно большего количества времени.

ФАС и прокуроры против доступа компаний-«коррупционеров» к торгам

Пример: ранее (ещё в октябре 2020 года) Гагаринский суд Москвы постановил — изъять у бывшего министра по вопросам Открытого правительства Михаила Абызова 32,5 млрд рублей. Деньги хранятся на счетах офшорных компаний, которыми владеет Абызов, отмечалось в иске Генпрокуратуры.

Вроде бы всё понятно — но конфисковать деньги пока нельзя. Когда вынесут приговор — неизвестно, хотя задержали Абызова ещё в 2019 году.

«В ходе расследования уголовного дела о коррупции прокуратура может ходатайствовать о наложении ареста на имущество обвиняемого.

На практике рассмотрение таких уголовных дел длится долго — до трёх лет и больше.

Всё это время собственники имущества вынуждены обжаловать аресты и не могут пользоваться недвижимостью и средствами», — рассказывает RT кандидат юридических наук, адвокат Руслан Коблев.

На вопрос обратили внимание в Госдуме: новый законопроект поможет «закрыть» найденную дыру. Так, суд сможет возвращать деньги с чиновничьих счетов в бюджет, если чиновники не смогут подтвердить их законность. На 18 мая законопроект прошёл первое чтение.

В НАК также считают: нужно приравнять коррупцию к измене Родине.

«Если хищение бюджетных средств будет признано изменой Родине, то осуждённому грозит от двенадцати до двадцати лет лишения свободы. А теперь представьте, что у человека нет права на условно-досрочное освобождение и амнистию, если он не возместил ущерб. Вот это «если» будет очень сильным стимулом для людей, чтобы возвращать в бюджет деньги», — уверен председатель НАК.

По российскому законодательству добровольное возмещение ущерба может быть расценено судом как смягчающее обстоятельство, однако, отмечает Кабанов, на практике такая «сделка с правосудием не работает».

Хорошавину «просто некуда идти»: все имущество экс-губернатора конфисковано Новости 16.12.2016

Миллиарды теряются по пути: почему до казны доходит лишь часть имущества, конфискованного у коррупционеров

В прошлом году российские суды удовлетворили иски о конфискации незаконно нажитого имущества у чиновников на рекордные почти 75 млрд рублей. Однако, по данным Генеральной прокуратуры, до бюджета дошла лишь десятая часть этой суммы.

Как выяснил RT, конфискованное имущество поступает на торги по цене в несколько раз ниже указанной в исках. Кроме того, отмечают эксперты, отследить, что именно происходит с конфискованными драгоценностями, машинами и недвижимостью в процессе их реализации, крайне сложно.

Почему конфискованное имущество доходит до госбюджета не в полном объёме — в расследовании RT.

В Башкирии суд постановил конфисковать в пользу государства имущество бывшего замминистра ЖКХ республики Ильдуса Мамаева. В прошлом году проверка прокуратуры показала, что чиновник явно живёт не на трудовые доходы. Например, при официальной зарплате 208 тыс. рублей в месяц Мамаев купил валюты более чем на 113,62 млн рублей, сообщали в республиканском надзорном ведомстве.

Читайте также:  Спорные вопросы начисления и выплаты отпускных

В иске гособвинитель отметил, что чиновник не смог объяснить, на какие законные средства он приобрёл недвижимость, машины и валюту.

В итоге у Мамаева изъяли две квартиры в Уфе и два участка в Крыму. Как сообщили RT в объединённой пресс-службе судов Башкирии, Мамаев пытался скрыть имущество от официального декларирования. Для этого он, по данным суда, заключил с родственниками договоры дарения на часть имущества. Эти сделки признаны недействительными. 

Гособвинитель на суде настаивал, чтобы в доход государства обратили недвижимость семьи Мамаева на сумму, равную стоимости купленной валюты, поскольку на момент подачи иска валюта была снята со счетов ответчиков.

Мимо бюджета

Федеральный закон «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» начал действовать в 2013 году.

Прокуратура следит за тем, чтобы расходы чиновников и их ближайших родственников соответствовали официальным доходам.

Если выясняется, что госслужащий живёт не по средствам и не может объяснить, откуда взялись деньги, то надзорное ведомство требует через суд изъять в пользу государства незаконно нажитое имущество. 

Гражданский иск о конфискации подаётся, даже если чиновник не является фигурантом уголовного дела о коррупции.

Как сообщили RT в Генеральной прокуратуре РФ, в минувшем году суды удовлетворили 38 исков о конфискации «коррупционного» имущества на сумму 74,8 млрд рублей. В ведомстве отмечают, что сумма стала рекордной с 2017 года. Однако в реальности до казны дошла лишь десятая часть — 7,8 млрд рублей.

В прокуратуре поясняют, что аналогичная разница была и в предыдущие годы.

Так, в 2019 году в бюджет поступило 9,2 млрд от продажи незаконно нажитого имущества, хотя суды удовлетворили иски на сумму 21,4 млрд рублей. В 2018 году в казну поступило 76 млн рублей при удовлетворённых исках на сумму 311 млн рублей. В 2017 году в бюджет поступило 134 млн рублей, а суды удовлетворили иски на сумму 9,2 млрд рублей.

ФАС и прокуроры против доступа компаний-«коррупционеров» к торгам

В ведомстве отметили, что разница объясняется «отсутствием имущества у лиц», в отношении которых суды удовлетворили иски, или тем, что к моменту продажи имущества его стоимость снижается: «Например, на момент подачи иска автомобиль оценивался как новый, а к моменту продажи потерял в цене».

Скидки на конфискат

RT выяснил, насколько дешевеют конфискованные у чиновников автомобили к моменту торгов. Например, иномарки, изъятые у экс-губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина, который был приговорён 13 годам лишения свободы за коррупцию, выставлялись на торги в три раза ниже стоимости, озвученной в суде. 

Так, в перечне изъятого у чиновника имущества автомобиль Bentley Continental GT 2014 года оценивался в 13,3 млн рублей. Но спустя два года иномарка была выставлена на торги за 4,4 млн рублей. В итоге она была продана за 5,96 млн.

В описании к лоту говорилось, что автомобиль «имеет дефекты, длительное время находился на хранении, подвергался негативным воздействиям внешней среды»: «Использовать его по назначению возможно при проведении диагностики и ремонта по результатам диагностики». 

Ещё один автомобиль Хорошавина — Mercedes-Benz S63 AMG 4MATIC 2014 года выпуска — выставлялся на торги в 2017 году с начальной стоимостью 4,9 млн рублей, хотя в решении суда от 2016 года стоимость была в два с лишним раза выше — 11 млн рублей. Состоялись ли торги, в тендерной документации не указано. 

ФАС и прокуроры против доступа компаний-«коррупционеров» к торгам

  • Данные о продаже изъятой у Александра Хорошавина машины в поисковой системе тендеров и закупок России и стран СНГ

В начале 2020 года было конфисковано имущество бывшего вице-губернатора Владимирской области Дмитрия Хвостова, его семьи и знакомых на общую сумму 91 млн рублей.  

Среди изъятого у Хвостова имущества — четыре квартиры, два земельных участка, дом, два гаража, две иномарки, а также драгоценности и наручные часы. В решении суда об одной из машин — белом Lexus GS350 2015 года — говорится, что её стоимость «не менее 1 779 000 рублей». Сейчас авто уже выставлено на торги, начальная стоимость — 784 400 рублей. 

ФАС и прокуроры против доступа компаний-«коррупционеров» к торгам

  • Данные о продаже изъятой у Дмитрия Хвостова машины на портале Росимущества

«Конечно, во время торгов стоимость товара может вырасти, но этот рост, как правило, незначительный. Продажа конфискованного имущества сейчас — это источник огромного заработка для электронных площадок, которые проводят торги, и компаний, которые занимаются оценкой стоимости товаров», — говорит в беседе с RT председатель Национального антикоррупционного комитета (НАК) Кирилл Кабанов. 

В Росимуществе отмечают, что понижение стоимости может происходить во время торгов, если на товар не нашлось покупателей.

«Реализация имущества в случае отсутствия спроса в течение срока приёма заявок [на торги], осуществляется со снижением первоначальной цены на поэтапно 30, 60 и  90%», — сообщили в ведомстве.

Что касается конфискованной недвижимости, то и она либо продаётся со скидкой, либо сдаётся в аренду. 

В 2016 году суд обратил в пользу государства имущество у экс-губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина, которого спустя два года приговорили к 13 годам строгого режима за взятки.

В списке недвижимости (есть в распоряжении RT) значились несколько квартир и жилой дом площадью 935,8 м² в подмосковном селе Успенское. На момент решения суда о конфискации стоимость дома составляла 59 млн рублей. На этом же участке находился гараж площадью 170 м², его оценили в 4,5 млн рублей. Оба здания до ареста принадлежали Илье Хорошавину — сыну чиновника.

В конце 2019 года был организован аукцион по сдаче участка с этими зданиями в аренду. Как следует из документации, начальная цена договора аренды участка с домом и гаражом составила 2 млн рублей в год. На сайте организации, проводившей торги, указано, что к моменту завершения приёма заявок на торгах был зарегистрирован лишь один участник — ООО «Бизнесстолица». При этом лот был реализован.

ФАС и прокуроры против доступа компаний-«коррупционеров» к торгам

  • В прошлом году дом, конфискованный у семьи Хорошавиных, площадью более 900 м² был сдан в аренду за 2 млн рублей в год.

«Это значит, что участок был сдан в аренду по начальной стоимости договора тому единственному участнику, который подал заявку на торгах, — пояснили RT в компании «Лекс Лэнд Консалтинг», которая организовала торги. — Что касается назначения минимальной цены, то мы как организаторы торгов такие решения не принимаем. Мы получаем от Росимущества информацию о лоте и его стоимости. Мы также не имеем права оценивать товар».

Вместе с тем, судя по объявлениям в сети, аренда дома площадью 1 тыс. м² в селе Успенское обойдётся желающим не менее 1,2 млн рублей в месяц.

Купить конфискованную недвижимость с большой скидкой может как человек, так и юридическое лицо. Однако, отмечают эксперты, обычные граждане редко обращают внимание на такие лоты.

«Имущество, которое продаётся по решению суда, имеет негативную эмоциональную окраску с точки зрения покупателя. При такой покупке он несёт риски: а вдруг выяснится, что при конфискации были нарушены какие-то процедуры или неправильно оформлены документы, — рассказывает RT Председатель коллегии адвокатов «Корчаго и партнёры» Евгений Корчаго.

По его словам, обычно покупкой конфиската интересуются профессиональные покупатели — компании и риелторы — чтобы затем выставить недвижимость на продажу по рыночной цене. При этом организаторы торгов понимают, что риелторы в любом случае не будут покупать конфискованную недвижимость по рыночной стоимости — ведь тогда для них теряется выгода при перепродаже.

«Мало кто из обычных покупателей квартир или гаражей заходит на специализированные электронные площадки по продаже конфиската.

Спрос на такие лоты понижен и продавец вынужден снижать ценник, причём часто это происходит поэтапно, когда на торги не поступает достаточно заявок.

Конечно, продажа конфиската по заниженным ценам может быть связана с коррупционными факторами, но есть и вполне объективные причины скидок на недвижимость», — отмечает юрист.

Непрозрачная система

По мнению председателя НАК, работа Росимущества по реализации конфискованных накоплений слишком непрозрачна. Кроме того, он отмечает, что в России нет единой электронной площадки, через которую продают конфискованные у коррупционеров активы.

«Сейчас такими площадками выступают как сайт самого Росимущества, так и другие электронные ресурсы, которые получили у государства соответствующую лицензию, — поясняет эксперт. — В результате даже специалистам непросто отследить, что произошло с той или иной конфискованной ценностью, где, кому и когда она была продана».

Кабанов уверен, что наиболее честной и прозрачной схемой будет продажа конфискованного товара по заранее заданной цене. 

Стоит отметить, что Счётная палата по результатам последней аудиторской проверки Росимущества пришла к выводу: в 2017 году ведомство потратило на хранение конфискованного имущества больше, чем получило от его реализации. По мнению аудиторов, причиной этого стало «недостаточное нормативное регулирование» продажи имущества.

Как сообщили RT в Росимуществе, за это время было принято несколько постановлений правительства, которые помогли урегулировать процесс обращения конфискованных активов в собственность государства.  

«По итогам 2020 года доходы от соответствующего направления деятельности превысили расходы бюджетных средств на хранение движимого конфискованного и иного обращённого в собственность государства имущества», — отметили в пресс-службе ведомства. При этом в Росимуществе не стали сообщать, сколько конкретно было потрачено на хранение конфиската.

Читайте также:  Законы не нарушают, их просто… игнорируют

Что касается доходов государства, то, как отмечают в ведомстве, за последние три года этот показатель для движимого имущества увеличился с 7,8 млн рублей в 2017 году до 13,9 млн рублей в 2020 году.

ФАС и прокуроры против доступа компаний-«коррупционеров» к торгам

В Росимуществе RT рассказали, что на торги поступает фактически всё имущество, конфискованное у коррупционеров, включая автомобили, наручные часы, предметы роскоши и искусства. 

«До настоящего времени фактов уничтожения движимого «коррупционного» имущества, переданного в Росимущество, не имеется. Все имущество направляется на реализацию и продаётся», — сообщили в ведомстве на запрос RT.

В Генпрокуратуре отмечают, что за исполнением судебных решений по возвращению незаконно нажитых средств в казну следит специальная рабочая группа. 

«Сегодня усилия органов прокуратуры направлены прежде всего на исключение субъективных причин — так называемого человеческого фактора. Нами усилен надзор за деятельностью органов Росимущества и ФССП, к чьей компетенции относится исполнение судебных решений и реализация указанного имущества», — сообщили в ведомстве.

Долгий путь в бюджет

Вместе с тем в Национальном антикоррупционном комитете (НАК) отмечают, что пока в законодательстве есть существенная брешь: вернуть в бюджет незаконно нажитые средства с банковских счетов можно только в рамках уголовных, а не гражданских процессов. Однако на рассмотрение уголовных исков требуется больше времени.

Например, в октябре прошлого года Гагаринский суд Москвы постановил изъять у бывшего министра по вопросам Открытого правительства Михаила Абызова 32,5 млрд рублей. Деньги хранятся на счетах офшорных компаний, которыми владеет Абызов, отмечалось в иске Генпрокуратуры. 

Хотя конфискованная сумма впечатляет, начать процедуру возвращения денег в казну можно только после того, как суд вынесет окончательное решение по делу самого Абызова. Его задержали как подозреваемого весной 2019 года, окончательное обвинение предъявили в августе прошлого года, когда будет объявлен приговор — неизвестно. 

«В ходе расследования уголовного дела о коррупции прокуратура может ходатайствовать о наложении ареста на имущество обвиняемого.

На практике рассмотрение таких уголовных дел длится долго — до трёх лет и больше.

Всё это время собственники имущества вынуждены обжаловать аресты и не могут пользоваться недвижимостью и средствами», — рассказывает RT кандидат юридических наук, адвокат Руслан Коблев.  

Сейчас на рассмотрении в Госдуме находится законопроект, который позволит судам возвращать в бюджет деньги со счетов чиновников, если вкладчики не смогут доказать, что заработали эти средства законно. 18 мая Госдума одобрила инициативу в первом чтении.

Если законопроект будет принят, Генпрокуратура будет проверять соответствие между доходами чиновника и поступлениями на его банковский счёт. При выявлении разницы в 10 тыс. рублей и более прокурор должен будет провести проверку и обратиться в суд.

В НАК уверены, что в России необходимо приравнять коррупционное преступление госслужащего к измене Родине. При этом «доходность от коррупционеров повысится», если упрочить связь между добровольным возмещением материального ущерба и смягчением наказания, считает Кирилл Кабанов. 

«Если хищение бюджетных средств будет признано изменой Родине, то осуждённому грозит от двенадцати до двадцати лет лишения свободы. А теперь представьте, что у человека нет права на условно-досрочное освобождение и амнистию, если он не возместил ущерб. Вот это «если» будет очень сильным стимулом для людей, чтобы возвращать в бюджет деньги», — уверен председатель НАК.

По российскому законодательству добровольное возмещение ущерба может быть расценено судом как смягчающее обстоятельство, однако, отмечает Кабанов, на практике такая «сделка с правосудием не работает».  

Итоги дня: прокуроры против Серебренникова, ФАС против Ротенбергов, Мосгорсуд за Навального

ФАС и прокуроры против доступа компаний-«коррупционеров» к торгам Фото Валерий Мельников / РИА Новости

Шесть лет колонии потребовали прокуроры для режиссера Кирилла Серебренникова по делу о хищениях средств Минкультуры, его коллегу Алексея Малобродского хотят посадить на пять лет. Кроме того заявлен иск о возмещении ущерба на сумму  128,9 млн рублей.

При этом независимая экспертиза никакого ущерба не нашла, обнаружив, что «Седьмая студия» потратила на реализацию проекта «Платформа» больше денег, чем в целом получила от государства. 

В защиту обвиняемых выступили свыше трех тысяч деятелей культуры, написав открытое письмо на имя главы Минкульта Ольги Любимовой. Авторы письма попросили ее разобраться в скандальном деле и отозвать иск министерства об ущербе, которого не было.

  • Однако представитель министерства заявил суду, что ведомство считает доказанным факт хищений и просит удовлетворить заявленный иск.
  • Федеральная антимонопольная служба возбудила дело о завышении цен при поставке защитных костюмов для петербургского госпиталя на миллиард рублей.
  • Антимонопольщики выявили нарушения в действиях заказчика при заключении контракта с компанией «Рэд Стар», связанной с Романом Ротенбергом, сыном одного из братьев-миллиардеров Ротенбергов. 

Госпиталем для ветеранов войны закупил 500 тысяч костюмов у компании, которая принадлежит рэперу Антону Вателю, известному как Tony VA. Закупка китайских костюмов была проведена по цене 2150 рублей за штуку, при том что у поставщика цена составляет около тысячи рублей за костюм. 

Краснов и Мишустин создают реестр коррупционеров

Между тем, генеральная прокуратура решила системно бороться с коррупцией на госзакупках. Идею создания единого реестра компаний, привлекавшихся к административной ответственности за выплату незаконных вознаграждений, уже поддержало правительство.

Сотрудники надзорного ведомства установили, что, несмотря на штрафы и запреты, накладываемые на компании, в интересах которых давались взятки, они по-прежнему остаются участниками сделок с бюджетными средствами. Теперь же чиновников и муниципальных служащих, заключающих сделки с такими компаниями, предполагается штрафовать.

Егорова разблокировала счета Навального

Московский городской суд отменил решение о блокировке счетов родственников оппозиционера Алексея Навального и главы Фонда борьбы с коррупцией Ивана Жданова. Ходатайство следствия вернули в Басманный суд для повторного рассмотрения.

В начале марта Навальный сообщил о блокировке банковских счетов его родителей, жены Юлии и детей. На счетах была указана задолженность в 75 млн рублей. По его словам, сумма «минус 75 миллионов» безошибочно указывает на «дело ФБК». Он также сообщил о блокировке банковских счетов родственников Жданова.

Уголовное дело в отношении руководства ФБК об отмывании 1 млрд рублей было возбуждено в начале августа 2019 года. Вскоре сумму снизили до 75 млн рублей.  По версии следствия, деньги, полученные преступным путем, неизвестные лица положили на разные банковские счета, а с них перечислили в ФБК. 

Кроме этих событий 22 июня: суд арестовал за вымогательство лже-сотрудников администрации президента, самолет Игоря Сечина совершил очередной зарубежный перелет при закрытых границах, главу астраханской полиции задержали по делу о взятке.

Генпрокурор предлагает расширить права следствия по аресту имущества коррупционеров

ФАС и прокуроры против доступа компаний-«коррупционеров» к торгам

Игорь Краснов недоволен уровнем взыскания штрафов с осужденных взяточников / МАКСИМ СТУЛОВ / ВЕДОМОСТИ

Как заявил генеральный прокурор России Игорь Краснов на прошедшем 9 декабря координационном совещании правоохранительных органов по противодействию коррупции, необходимо рассмотреть вопрос о наделении следователей полномочиями по неотложному аресту имущества коррупционеров, не только подлежащего конфискации, но и для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска и взыскания штрафа.

«Не в полной мере используются возможности по обнаружению, изъятию и обращению в казну незаконно нажитого имущества коррупционеров, в том числе выведенных за рубеж активов», – заявил генеральный прокурор. Он отметил, что в 2019 г. размер арестованного и изъятого имущества уменьшился почти вдвое по сравнению с 2018 г.

В 2020 г., по его данным, ситуация меняется, но темпы изменений недостаточны. «Службе судебных приставов никак не удается достичь приемлемого уровня исполнения судебных решений, взыскиваемость по ним в целом остается невысокой, а штрафов по приговорам за коррупционные преступления и вовсе не превышает 2%», – сказал Краснов.

При этом ранее Краснов сообщил, выступая в Совете Федерации, что в 2019 г. благодаря усилиям надзорного ведомства в Пенсионный фонд было перечислено более 21,4 млрд руб., изъятых у коррупционеров.

Большая их часть – средства, изъятые у бывших полковников МВД и ФСБ Дмитрия Захарченко и Кирилла Черкалина, а также вырученные от продажи принадлежавших им недвижимости и ценностей, говорит сотрудник правоохранительных органов.

Такие крупные «уловы» вряд ли будут массовыми, предполагает он.

В 2011 г. во время президентства Дмитрия Медведева в ст. 290 УК о получении взятки был введен кратный взятке штраф в качестве наказания. В 2015 г. был принят законопроект, который снизил наказание за некрупные взятки, увеличился срок для добровольной уплаты штрафа, а также с трех до пяти лет увеличилась максимально допустимая рассрочка для оплаты штрафа, который может назначить суд.

Партнер коллегии адвокатов Pen and Paper Анатолий Логинов напоминает, что штраф в качестве уголовного наказания по ст. 290 может достигать 70-кратной суммы полученной взятки либо дохода осужденного за продолжительный период времени.

Однако, по его словам, реально взыскать такую сумму удается крайне редко, так как незаконные доходы практически никогда не хранятся на личных счетах.

«Собственниками дорогостоящих активов нечистых на руку чиновников обычно являются либо их родственники, либо подконтрольные организации», – говорит Логинов.

Он добавил, что сейчас арест имущества таких лиц возможен только в том случае, если достоверно установлено, что оно получено в результате преступных действий обвиняемого. Арестовать скрытые или выведенные активы почти невозможно, в результате причиненный ущерб часто остается непогашенным, а преступник избегает реальной ответственности.

Предложения генпрокурора, по мнению адвоката, требуют детальной проработки, так как они могут позволить накладывать арест на любое имущество третьих лиц независимо от добросовестности при его приобретении. «Такой механизм существенно вторгается в право собственности, в связи с чем, скорее всего, не пройдет проверку на конституционность», – подчеркнул адвокат.

Заместитель гендиректора «Трансперенси интернешнл – Р» Илья Шуманов отмечает, что принятие таких поправок отчасти нужно для подведения законодательства под уже существующую практику, так как такого рода аресты имущества уже применялись в громких делах, например в деле бывшего министра открытого правительства Михаила Абызова и экс-главы Коми Вячеслава Гайзера. «У нас есть десятки таких примеров», – сказал эксперт.

Генпрокурор, пояснил Шуманов, хочет предоставить следователю широкое поле действий – для ареста имущества не только самого коррупционера, но и более широкого круга лиц. Эти аресты касаются имущества и активов, которые не относятся напрямую к уголовному делу, но нужны для обеспечения исполнения штрафных санкций.

Читайте также:  У контрагента остались два варианта одного договора. Как не дать ему использовать старую редакцию во вред компании

«Расширение полномочий следствия в части арестов имущества людей, которые находятся под уголовным делом, может в итоге привести к достаточно вольной интерпретации таких арестов», – считает Шуманов, при этом возможны злоупотребления. В 2019 г. Конституционный суд признал законной конфискацию имущества дальних родственников и знакомых коррупционеров.

Эксперт: Большой бизнес нужно законодательно защитить от авантюристов и «охотниц за олигархами»

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

ФАС и прокуроры против доступа компаний-«коррупционеров» к торгам

Катерина Босов. © Стоп-кадр видео

«Опубликованные в СМИ детали попыток вдовы основателя „Сибантрацита“ Катерины Босов получить контроль над капиталами экс-супруга напоминают сюжет авантюрного романа.

Она очень подходит на роль известной героини из „Трех мушкетеров“, которая не останавливалась ни перед чем ради достижения собственных целей», — прокомментировал вице-президент Академии реальной политики Сергей Соловьев появившиеся в СМИ сообщения, что экс-супруга основателя угольного холдинга Дмитрия Босова «Сибантрацит» Катерина Босов может сменить статус свидетеля на статус подозреваемого в заведенном еще в июле прошлого года уголовном деле о доведении бывшего олигарха до самоубийства.

Как известно, сделка по продаже группы компаний «Сибантрацит», состоявшаяся в конце октября, казалось, положила конец судебным спорам о наследстве основателя группы Дмитрия Босова. Однако вдова олигарха Катерина Босов, формально потерпевшая в этих спорах поражение и полностью отстраненная от бизнеса, продолжает имущественные споры.

«Такие „персонажи“ совершенно не соответствуют масштабам деятельности крупных компаний, — считает Сергей Соловьев. — Их собственники несут ответственность за судьбы тысяч работников, развитие отрасли, в которой они работают.

Капитаны большого бизнеса представляют страну на международной арене. Однако не все доросли до уровня осознания ответственности бизнеса перед обществом и страной.

Поэтому мы наблюдаем подобные факты в ситуации спора за наследство крупного состояния».

По словам политолога, очень странно и даже комично выглядит ситуация, когда наследница крупного состояния вместо развития масштабного бизнеса занимается интригами и применяет юридические «хитрости» в стиле 90-х годов, чтобы увеличить свою долю наследства.

Эксперт ссылается на изложенные в СМИ подробности «юридических схем», которые Катерина Босов и ее юристы пытались пустить в ход для получения через суды контрольного пакета акций «Аллтек».

В этих схемах фигурировали и «новые» наследники, проживающие на Украине, и справки от нотариуса о праве на «супружескую долю», и другие «хитрости», которые не повлияли на решение судей отклонить иски Катерины Босов к наследникам экс-магната угольной отрасли.

В результате бывшей бизнес-вумэн, пришедшей в угольную отрасль из гламурного бизнеса, может грозить также обвинение по статье УК РФ — о крупном мошенничестве в связи с попыткой завладения акций. Как сообщают «Новые извести», Катерина Босов могла взять под свой контроль значительную часть личных средств и банковских счетов покойного Дмитрия Босова.

Как пишет издание, в материалах уголовного дела, открытого по факту смерти олигарха, фигурировала найденная в доме некая тетрадка с номерами секретных счетов, которые Босов открывал для себя лично. Но потом эта деталь загадочным образом из дела исчезла.

Катерина, по некоторым сведениям, также настойчиво пытается получить доступ к складам, где хранится личное имущество Дмитрия Босова.

«Интриги по поводу получения наследства не были бы столь значимы для общественности, если бы не влияли на функционирование столь крупного и совсем недавно очень успешного бизнеса… Руководство страны прилагает все усилия для повышения конкурентоспособности российской экономики, и на таких крупных предприятиях лежит большая ответственность перед страной», — полагает Сергей Соловьев.

По мнению эксперта, чтобы впредь алчность и эгоистические соображения совладельцев крупных предприятий не ставили под угрозу состояние целых отраслей экономики, имело бы смысл внести дополнительные нормы в действующее законодательство.

«Заработанный в России крупный капитал — это, прежде всего, ответственность перед страной и ее гражданами. Во владении и управлении им не место авантюристам и «охотницам за олигархами», — резюмирует эксперт.

Пленум ВС рассказал, как судить коррупционеров — новости Право.ру

Новые разъяснения представила судья ВС Елена Пейсикова: она заявила, что коррупционные преступления – это одна из главных угроз для безопасности страны. И такие преступления не редкость, ведь только за половину 2019 года по различным коррупционным составам осудили больше 4000 чиновников.

В связи с этим ВС решил актуализировать разъяснения 2009 и 2013 годов, представленные в Постановлении Пленума от 9 июля 2013 года № 24 «О судебной практике 
по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» и в Постановлении от 16 октября 2009 года № 19 «О судебной практике по делам 
о злоупотреблении должностными полномочиями и 
о превышении должностных полномочий».

Электронный кошелёк для взяток

Согласно разъяснениям Пленума ВС, предметом взяточничества (ст. 290, 291, 2911, 291.2 УК) и коммерческого подкупа (ст. 204, 204.1, 204.2 УК) наряду с деньгами, ценными бумагами, иным имуществом могут быть незаконные оказание услуг имущественного характера и предоставление имущественных прав.

В этом сюжете

Под незаконным оказанием услуг имущественного характера ВС призывает понимать предоставление должностному лицу в качестве взятки любых имущественных выгод, в том числе освобождение его от имущественных обязательств.

Например, предоставление кредита с заниженной процентной ставкой за пользование им, бесплатных туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи, передача имущества, исполнение обязательств перед другими лицами.

 

Одним из видов «имущественных прав» Пленум ВС признал «цифровые права» – новинку Гражданского кодекса, которая появилась только 1 октября 2019 года (см. «Владимир Путин утвердил поправки в Гражданский кодекс о цифровых правах»). 

Взятку чиновник может получить и на свой «электронный кошелёк» – такой способ теперь описан в разъяснениях Пленума. Моментом окончания преступления в случае получения взятки на электронный кошелек будет считаться момент поступления на них денег.

Только законные и обоснованные ОРМ

Верховный суд указал: результаты оперативно-разыскного мероприятия (ОРМ) могут быть использованы при доказывании по уголовному делу о коррупционном преступлении, если они получены законно и «свидетельствуют о наличии у лица умысла на получение или дачу взятки либо предмета коммерческого подкупа, а равно на совершение посреднических действий».

«Умысел» на получение взятки, как подчёркивает Пленум ВС, должен сформироваться независимо от действий сотрудников органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность.

В связи с этим для оценки доказательств, полученных в ходе осуществления ОРМ, суду, независимо от признания подсудимым своей вины, необходимо проверять законность и обоснованность проведения каждого такого оперативно-разыскного мероприятия.

Мошенничество или взятка?

Пленум ВС Направить и помочь: 20 правил «международно-третейского» Пленума ВС

Не каждая передача денег должностному лицу должна расцениваться как взятка.

Например, если чиновник взял деньги за действия, которые он не может осуществить ввиду отсутствия соответствующих служебных полномочий или должностного положения, его действия нужно квалифицировать как мошенничество, совершённое лицом с использованием своего служебного положения.

«Взяткодатель» в таком случае понесёт ответственность за покушение на дачу взятки или коммерческий подкуп. «При этом такое лицо не может признаваться потерпевшим и не вправе претендовать на возвращение этих ценностей, а также на возмещение вреда в случае их утраты», – разъясняет Пленум ВС.

Судить за намерения можно

ВС подчёркивает: обещание или предложение передать либо принять незаконное вознаграждение за некие действия по службе необходимо рассматривать как умышленное создание условий для совершения соответствующих коррупционных преступлений, но в случае, когда высказанное лицом намерение передать или получить взятку либо предмет коммерческого подкупа «было направлено на доведение его до сведения других лиц в целях дачи им либо получения от них ценностей, а также в случае достижения договорённости между указанными лицами».

Если при этом довести задуманное до конца не удалось и передача взятки не состоялась, то судить участников таких договорённостей нужно по совокупности ч. 1 ст. 30 УК о приготовлении к преступлению и профильной статьи УК о взятке или подкупе.

Размер взятки

Переданные в качестве взятки имущество, услуги и имущественные права должны получить денежную оценку, разъясняет Пленум ВС. Чтобы эту оценку составить, можно привлечь эксперта.

Не имеет значения, смог ли коррупционер получить полный размер взятки, о которой он договорился.

При этом размер взятки нужно оценивать, даже если получить её в полном объёме у коррупционера не получилось. Например, если стороны договорились на взятку в 150 000 руб., а передали фактически 75 000 руб., то содеянное всё равно должно квалифицироваться по п. «в» ч. 5 ст. 290 УК как крупная взятка.

Полный текст поправок, которые Пленум ВС внёс в коррупционные постановления, скоро будет доступен.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *