ФАС и дела по лекарствам и маскам в условиях COVID

14 октября 2020 | Время чтения 7 мин

Аннотация

В Иркутской области «строитель», оформленный как ИП в начале пандемии, продавал медицинские маски в госпитали и больницы. К дате возбуждения уголовного дела он успел заключить семь контрактов, когда выяснилось, что как минимум одна из многомиллионных поставок была с фальсифицированной продукцией.

Анастасия Степанова, 14 октября 2020, 05:47 — REGNUM В Иркутской области следователи вскрыли крупное мошенничество в сфере поставки медицинских масок, призванных не допустить заражения опасной инфекцией и ставших чуть ли не одним из самых ходовых товаров в период пандемии COVID-19.

ИА REGNUM проанализировало закупки учреждений, куда, по словам следователей, поступила партия фальсифицированных медизделий, и оказалось, что все закупки проходили по схеме приобретения у единственного поставщика — зарегистрированного в конце февраля 2020 года в качестве ИП жителя Ангарска. При этом основным видом его деятельности в ЕГРЮЛ указано строительство жилья и нежилых зданий. Как строитель стал «единственным поставщиком» медизделий на станцию скорой помощи, в госпитали и для минздрава области? На этот вопрос и предстоит ответить следователям.

ФАС и дела по лекарствам и маскам в условиях COVID

Медицинская маска

AlexChirkin

Следите за развитием событий в трансляции: «Коронавирус бьет рекорды — власти вводят ограничения — трансляция»

Весной 2020 года, когда в мире уже вовсю свирепствовала новая инфекция, в России набирал популярность новый бизнес — по пошиву медицинских масок, враз ставших не только на вес золота, но и буквально предметом первой необходимости. Но мало просто пошить маску. Чтобы обеспечить защиту, она должна соответствовать ряду правил.

Росстандарт в апреле 2020 года рассказал, что лицевые маски относят к трём группам — медицинские изделия, средства индивидуальной защиты и прочие лицевые маски. Для того чтобы изготавливать медицинские маски, производитель должен брать в расчёт, например, требования ГОСТ Р 58 396−2019 «Маски медицинские. Требования и методы испытаний».

В ГОСТе уточняется, что медицинская маска (medical face mask) — это медицинское изделие, закрывающее нос и рот и обеспечивающее барьер для минимизации прямой передачи инфекционных агентов между персоналом и пациентом. Отмечается, что для «измерения эффективности бактериальной фильтрации материалом медицинской маски используют метод испытания на эффективность бактериальной фильтрации».

Помимо этого, существует также ТУ 32.50.50−002−00302178−2020 «Маска медицинская из нетканых материалов», которое определяет требование к этим видам масок. При этом в нём уточняется, что может быть три типа исполнения масок, но и они «соответствуют типу I по ГОСТ Р 58 396», упомянутому выше.

Отсюда вывод — не каждый кусок нетканого полотна или ткани может служить защитной маской — барьером для инфекции.

ФАС и дела по лекарствам и маскам в условиях COVID

Медицинская маска

Анна Рыжкова © ИА REGNUM

13 октября 2020 года следователи из Иркутской области сообщили, что сразу по трём эпизодам было возбуждено уголовное дело по статьям — «Мошенничество» и «Обращение фальсифицированных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий, совершенное группой лиц по предварительному сговору».

В основе дела лежит поставка партии медицинских масок на сумму 9,9 млн рублей в апреле 2020 года.

Их некий индивидуальный предприниматель из Ангарска поставил по госконтракту в ОГБУЗ «Иркутская станция скорой медицинской помощи».

В ходе расследования эпизода сотрудники ГУ МВД и УФСБ Иркутской области обнаружили, что «документы на медицинские маски фальсифицированы поставщиком, изделия не соответствуют требованиям ГОСТ и условиям контракта».

Позднее выяснилось, что схожие закупки были проведены в ГБУЗ Иркутская ордена «Знак Почета» областная клиническая больница и ОГБУЗ «Клинический госпиталь Ветеранов войн». Ущерб бюджету области оценивается в сумму свыше 40 млн рублей, но расследование дела продолжается, идёт проверка других поставок.

На сегодня по делу задержаны фигуранты из числа предпринимателей, которые имели отношение к поставке медизделий.

ФАС и дела по лекарствам и маскам в условиях COVID

ОГБУЗ «Иркутская станция скорой медицинской помощи»

Issmp.ru

Единственная закупка масок для нужд ОГБУЗ «Иркутская станция скорой медицинской помощи», которую удалось обнаружить в базе госзакупок, прошла в апреле 2020 года. Контракт на сумму 9,9 млн рублей «на поставку масок медицинских из нетканых материалов» был заключён 20 апреля 2020 со сроком исполнения до 31 мая.

В карточке закупки уточнялось, что «заказчику необходимо приобретение медицинских изделий для обеспечения бригад скорой медицинской помощи при оказании медицинской помощи населению г. Иркутска и Иркутского района в режиме функционирования повышенной готовности в целях реализации мер по профилактике и снижению рисков распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19».

Способ определения поставщика был в форме закупки у единственного поставщика. Акт приёма-передачи 300 тыс. масок (по 33 рубля за штуку) был подписан 20 апреля 2020 года главврачом Александром Маньковым и индивидуальным предпринимателем Алексеем Сорокиным из Ангарска.

В акте приёма-передачи, подписанном главврачом станции, была сделана пометка, что фактическое качество товара соответствует требованиям контракта. В документации также уточнялось, что поставлена маска медицинская из нетканых материалов «СпецМедЗащита» и стояла отсылка к сертификату соответствия и регистрационному удостоверение №ФСР 2010/07908 от 07.07.2016 года.

Поставщик масок был оформлен как ИП 25 февраля 2020 года, то есть за два месяца до того, как стать единственным поставщиком станции скорой помощи.

И всё бы ничего, но основной вид деятельности ИП в ЕГРЮЛ указан как «строительство жилых и нежилых зданий».

Торговля изделиями, используемыми в медцелях, фигурирует в числе 20 дополнительных видов деятельности, где также преобладает строительная направленность.

Кроме статуса ИП, за Сорокиным иных активов не зарегистрировано.

Между тем за время своей деятельности в статусе предпринимателя он стал единственным поставщиком как минимум по семи госконтрактам на общую сумму более 187 млн рублей, и все они с медицинской направленностью.

Помимо станции скорой помощи, среди заказчиков данного ИП трижды был минздрав Иркутской области.

В конце июля 2020 года министерство закупило у Сорокина на сумму более 48,4 млн рублей сборный лот из 200 тыс. хирургических масок по цене 6,5 рубля за штуку, 180 тыс.

медицинских одноразовых халатов производства Китай по 90 рублей за штуку и 126 912 китайских респираторов FFP3 по 235 рублей за штуку.

В конце июня 2020 года министерство заключило с бизнесменом контракт на 45,055 млн рублей также на поставку сборного лота: 550 тыс. пар смотровых перчаток по 14,5 рубля за штуку, 120 тыс. пар бахил по цене 45 рублей за штуку, 330 тыс. одноразовых медицинских халатов по 90 рублей за штуку. Вся продукция также была китайского производства.

В начале июля между сторонами был подписан контракт на 35,8 млн рублей, за которые должны были поставить опять же продукцию китайского производства: 120 тыс. респираторов по цене 235 рублей за штуку, 200 тыс. хирургических шапочек по 5,5 рубля штуку и 1 млн медицинских хирургических масок по цене 6,5 рубля российского производства.

Все закупки минздрава Иркутской области у ИП Сорокин проходили по схеме закупки у единственного поставщика. Контракты были подписаны и. о. министра здравоохранения Наталией Ледяевой.

ФАС и дела по лекарствам и маскам в условиях COVID

Наталия Ледяева на встрече с председателем областного парламента Сергеем Соколом. 2020

Пресс-служба Законодательного Собрания Иркутской области

Напомним, за некоторое время до сообщения о мошенничестве иркутские СМИ писали об интересе следователей к минздраву региона. Издание «Ирк.ру» со ссылкой на анонимные источники сообщило, что Наталию Ледяеву пригласили на беседу в Следственный комитет региона. Официально это не подтверждалось, неофициально сообщалось, что визит связан с госконтрактами.

С упомянутым в сообщении следователей госпиталем ветеранов у ИП Сорокин также был заключён контракт на сумму 35,534 млн рублей.

За эти деньги в апреле 2020 года была произведена закупка «у единственного поставщика» более 1,161 млн медицинских масок ООО «Казанская фабрика «СпецМедЗащита». Ещё один контракт, но на сумму 84,6 тыс. рублей, был подписан 16 апреля 2020 года.

По нему планировалось поставить 36 противочумных костюмов китайского производства по цене 2350 рублей за штуку.

С ГБУЗ Иркутская ордена «Знак Почета» областная клиническая больница контракт был подписан также в апреле на сумму 5 120 940 рублей. По нему ИП Сорокин обязался поставить 155 180 одноразовых медицинских трёхслойных масок всей той же «СпецМедЗащита».

Был индивидуальный предприниматель также и поставщиком министерства социального развития, опеки и попечительства Иркутской области.

Контракт с последним на сумму 17 549 980 рублей был подписан 9 апреля 2020 года.

По нему исполнитель должен был передать 501 428 лицевых масок для одноразового использования, и речь снова шла о «СпецМедЗащите». Контракт подписал и. о. министра Владимир Родионов.

Вслед за медицинскими масками ажиотажный спрос перешел на антисептики

ФАС и дела по лекарствам и маскам в условиях COVID

Вслед за медицинскими масками ажиотажный спрос зафиксирован на антисептики: продажи гелей, салфеток для рук и мыла выросли в разы / TASS

Продажи антисептических средств в аптеках, магазинах и на онлайн-площадках взлетели из-за ажиотажа, связанного с коронавирусом COVID-19.

В некоторых интернет-магазинах и онлайн-аптеках, которые предлагают забронировать и самостоятельно забрать покупку, ко второй половине дня 4 марта существенная часть ассортимента антисептиков отсутствовала.

Так, наружных антисептических средств практически не было в крупнейшей онлайн-аптеке apteka.ru и не было вовсе на маркетплейсе goods.ru.

По словам представителя последнего, «ассортимент регулярно пополняется новыми позициями», но когда он пополнится – не известно. Представитель apteka.ru не ответил на запрос.

Продажи дезинфицирующих средств в аптеках «Столички» и «Неофарм» выросли в январе – феврале 2020 г. по сравнению с прошлыми двумя месяцами на 134,7%. На eapteka.

ru продажи геля-антисептика выросли за последнюю неделю февраля почти в 4 раза по сравнению с 17–23 февраля. Выручка от салфеток увеличилась почти вдвое, а от дезинфицирующих спреев – почти впятеро.

Продажи других антибактериальных средств с 24 февраля по 1 марта выросли втрое по сравнению с 17–23 февраля.

По данным аналитического агентства DSM Group, сильного всплеска продаж антисептиков, антибактериального мыла и салфеток с начала января по середину февраля в аптеках не было. Но активный рост начался с 20 по 26 февраля – на 110% в деньгах и на 31,4% в упаковках.

Читайте также:  Об оспаривании сделок в деле о банкротстве на основании неравноценности встречного исполнения

«У нас нет пока такой проблемы. Нет проблемы с защитными средствами, нет проблемы с лекарствами. Всё есть, не надо беспокоиться, не надо заниматься скупкой»

Спрос на антисептические средства растет день ото дня, отмечает представитель goods.ru: продажи в феврале выросли в 7 раз по сравнению с январем.

А за 4 марта таких средств было продано столько же, сколько за половину февраля. Аналитики goods.ru заметили также рост продаж медицинских термометров в феврале в 7 раз по сравнению с январем.

Всплеск есть и по строительным респираторам и пирометрам для бесконтактного измерения температуры тела.

У Ozon продажи мыла, дезинфицирующих салфеток, антисептиков в феврале выросли более чем на 150% относительно января, сообщила его директор по развитию товарных категорий «Красота», «Одежда» и «Аптека» Илоанга Ершова. По ее словам, из-за повышенного спроса на эти товары некоторых брендов может не быть в наличии, но дефицита нет.

У Wildberries продажи антисептических средств выросли за январь – февраль более чем в 16 раз год к году. Пик спроса пришелся на 3 марта, говорит представитель компании: в этот день на Wildberries заказали более 3000 таких товаров на сумму свыше 900 000 руб.

В одном из крупнейших продовольственных ритейлеров – «Дикси» продажи антисептических гелей для рук в феврале выросли на 170% по сравнению с январем.

Рост спроса на антисептики может быть связан с рекомендациями российских властей соблюдать усиленные меры предосторожности и уделять особое внимание правилам гигиены, считает представитель Wildberries.

На 4 марта в России зарегистрировано шесть случаев заболевания COVID-19. Советы использовать медицинские маски, мыть руки и избегать скопления людей содержатся в памятке Минздрава. На вечер 4 марта в мире выявлено более 94 250 заболевших в 85 странах.

Продажи антисептиков растут, так как люди боятся повторения ситуации с медицинскими масками и покупают впрок, считает гендиректор eapteka.ru Антон Буздалин. Люди покупают антисептики, пытаясь себя психологически обезопасить, добавляет директор по развитию RNC Pharma Николай Беспалов.

упаковок антисептических средств продали российские аптеки за январь и первую половину февраля 2020 г., по данным DSM Group

После того как 31 января в России появился первый подтвержденный случай заболевания коронавирусом, медицинские маски подорожали и начали пропадать из аптек.

Уже 5 февраля зампред правительства Татьяна Голикова жаловалась президенту Владимиру Путину на резкий рост цен в некоторых аптеках на маски и лекарства, нужные для борьбы с коронавирусом. По ее словам, некоторые аптеки подняли цены на маски до 70–100 руб. – до Нового года одна маска продавалась за 1,5 руб.

4 марта руководитель Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игорь Артемьев заявил, что «ажиотажный спрос на медицинские маски из-за коронавируса удалось сбить за счет роста производства этой продукции, однако в некоторых российских регионах все равно наблюдаются перебои с их поставками».

С 4 марта правительство ввело временный запрет на вывоз из России масок, респираторов и др. Также в Госдуму внесены законопроекты, которые ужесточат регулирование аптечного рынка и позволят правительству при эпидемиях замораживать цены на лекарства и медицинские изделия.

Антисептики и салфетки не первоочередное средство защиты от вирусов в отличие от масок, полагает Беспалов, такие товары выпускает множество производителей, есть масса товаров-заменителей, риск, что государственные органы начнут регулировать продажи антисептиков, невелик. Это возможно только в случае их дефицита, рассуждает он.

Представители Минздрава, Минпромторга, ФАС, Роспотребнадзора, Росздравнадзора не ответили на запросы.

Мифы и реальность. Что грозит продавцам и покупателям поддельных COVID-сертификатов о вакцинации?

ФАС и дела по лекарствам и маскам в условиях COVID

«Среди покупателей фиктивных COVID-сертификатов и справок бытует ошибочное мнение, что в отличие от продавцов, уголовная ответственность за использование поддельного сертификата им не грозит. Это миф. В реальности — гражданин, воспользовавшись поддельным сертификатом о вакцинации от COVID-19, подлежит привлечению к уголовной ответственности», — подчеркивает заместитель начальника ведомственного контроля и координации деятельности подразделения дознания Управления организации дознания ГУ МВД России по Самарской области Дмитрий Моршанский. 

По словам Дмитрия Вячеславовича, тот факт, что вакцина не сделана, уже свидетельствует о фиктивности сертификата, поскольку он отражает в себе недостоверную информацию. «Уголовная ответственность в отношении изготовителя фальшивого сертификата или справки может наступить по ч.1 ст.

327 Уголовного кодекса Российской Федерации (подделка официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования или сбыт такого документа либо изготовление в тех же целях).

А за приобретение в целях использования заведомо поддельного официального документа, то есть предъявление лицом сертификата либо справки на работе, на учебе влечёт уголовную ответственность, предусмотренную ч. 3 ст.

327 Уголовного кодекса Российской Федерации  (приобретение, хранение, перевозка в целях использования или сбыта либо использование заведомо поддельных паспорта гражданина, удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей). За подделку изготовителю фальшивого сертификата грозит до двух лет лишения свободы, а покупателю — до года», — уточняет Дмитрий Моршанский. 

ГУ МВД России по Самарской области призывает граждан сообщать о ставших известными фактах подделки, продажи и использования документов о вакцинации от коронавирусной инфекции по телефону дежурной части ГУ МВД России по Самарской области: 8 –(846) — 278-22-22 или 112, или по телефонам дежурных частей городских и районных ОВД, номера телефонов можно найти на официальном сайте ГУ МВД России по Самарской области в разделе «Контакты». Кроме того оставить свое обращение вы можете на сервисе приема обращений  сайта 63.мвд.рф.

Валентина Зубакина, ст. референт ОИОС

Фас подозревает четырех поставщиков медицинских масок в картельном сговоре

Красноярское УФАС возбудило дело в отношении четырех поставщиков медицинских масок: ООО «ФК Гранд Капитал Красноярск», ООО «Медико-техническая фирма «Мединстал», ООО «Пульс Красноярск» и ЗАО «Центр внедрения «Протек». Компании поставляли маски в Тыву, Хакасию и Красноярский край с декабря 2019 года по февраль 2020 года, сообщает пресс-служба ФАС.

Закупочные цены компаний существенно не менялись, но цены на медицинские маски, поставляемые в Хакасию и Тыву, были завышены на 132–408%, уточнили антимонопольщики.

Служба возбудила дело по признакам нарушения п. 1 ч. 1 ст. 11 «Закона о защите конкуренции» (картель с целью поддержания цен на товарном рынке). Компании могли спровоцировать дефицит медицинских масок и рост цен в аптеках республик, считает ФАС.

  • «При этом для Красноярского края оптовики устанавливали экономически обоснованные цены, а «нажиться» решили на других регионах», — сказал статс-секретарь, заместитель руководителя ФАС России Андрей Цариковский.
  • Это второе дело о картеле поставщиков медицинских масок в России, отмечает антимонопольная служба.
  • «Законом за это предусмотрены административная ответственность в виде «оборотных» штрафов для юридических лиц и уголовная ответственность для должностных лиц компаний», ­– сказал начальник управления по борьбе с картелями ФАС России Андрей Тенишев.
  • В ЦВ «Протек» подтвердили получение официального письма Красноярского управления ФАС России.
  • «С нашей стороны в ведомство направлен запрос о возможности ознакомиться с материалами дела, поскольку ни центральный офис компании, ни региональный филиал ЦВ «Протек» не получали запросов от антимонопольной службы о ценовой политике в отношении медицинских масок», — сказал «ФВ» генеральный директор ЦВ «Протек» Дмитрий Погребинский.

В «Гранд Капитал» уже ознакомились с приказом о возбуждении дела. Генеральный директор дистрибьютора Денис Ременяко сообщил «ФВ», что не согласен с позицией ФАС. Компания собирает доказательства отсутствия нарушения законодательства.

«Мы удивлены пристальному вниманию ФАС к реализации нашим филиалом в Красноярске масок по цене 1 руб. 60 коп.

, несмотря на то что мы могли оперативно сделать трансфер данного товара в Москву и реализовать его по цене 7 руб. за единицу по госзаказу Департамента здравоохранения.

Мы сознательно не сделали это и оставили товар на складе в регионе для сохранения возможности снабжения населения», — сообщил Ременяко «ФВ».

«ФВ» также отправил запросы в компании «Медико-техническая фирма «Мединстал», «Пульс Красноярск».

Брифинг руководителя Федеральной антимонопольной службы Игоря Артемьева

27 марта 2020 12:00

О мерах по контролю за ситуацией на рынках продуктов питания, медицинских изделий и нефтепродуктов.

Из стенограммы:

Брифинг руководителя Федеральной антимонопольной службы Игоря Артемьева

И.

Артемьев: В
соответствии с поручениями Президента, Правительства Российской Федерации уже
более месяца назад в связи с проблемами, которые начали возникать на Дальнем
Востоке, а потом и по всей стране, из-за коронавируса, мы в каждом из наших
территориальных органов (их 84) создали оперативные штабы. Такой же штаб
работает в этой иерархии в центральном аппарате здесь, в Москве. Мы стали в
ежесуточном режиме мониторить и принимать меры в отношении прежде всего таких
важных социальных товаров, товаров первой необходимости, как лекарства,
продукты питания и так далее.

Федеральная
антимонопольная служба переведена на круглосуточный режим. На нашем сайте fas.gov.ru вы найдёте горячую линию, куда
поступают прямые обращения граждан. Такие же сайты существуют во всех наших
региональных подразделениях, то есть в каждом регионе, в каждой столице
субъекта Российской Федерации.

Чем мы занимаемся?
Прежде всего мы не только пишем запросы и получаем ответы, например, по
продуктам питания от торговых сетей, от производителей – мы ходим по торговым
сетям, магазинам сами.

Первая цель – убедиться в том, что товар имеется в
наличии, и, конечно, узнать, по какой он цене. Кроме этого мы работаем на всю
глубину. Мы идём по цепочке – от производителя.

Мы приходим к ним, смотрим, что на складах у
производителя, не придерживают ли предприятия товар,
для того чтобы снизить предложение на рынке и затем спекулятивно повысить цены.
И сразу принимаем меры.

Вместе с нами в этих
штабах работают сотрудники прокуратуры, правоохранительных органов, санитарных
органов, и мы все вместе выясняем эту ситуацию.

Читайте также:  Персональные данные: готовимся к проверке

Что мы видим в целом по
рынку за последние недели и последние дни? Ещё раз подчёркиваю, у нас есть
ежедневная информация, в том числе сегодня утром я получил информацию в разрезе
каждого региона по ценам на примерно 15 продуктов первой необходимости и на
лекарства из списка так называемых жизненно важных препаратов.

Мы все видели, конечно,
что был повышенный спрос со стороны граждан на продукты питания, он был
достаточно существенным.

В то же время меры, которые приняты Правительством и
регионами, в частности правительством города Москвы, увеличили скорость подвоза
товаров в семь раз. Фуры ездили по ночам – сейчас они ездят круглые сутки.

Сняты различные заградительные барьеры. Сегодня склады пополняются значительно
более оперативно.

То есть, если спрос
повышался на десятки процентов – на 50, 60, 70% по отдельным регионам, то
скорость подвозки товаров увеличилась в 7 раз за это время.

О чём это говорит?
Во-первых, о том, что наше сельское хозяйство и перерабатывающая промышленность
в области продуктов питания за последние годы, прежде всего благодаря принятым
заблаговременно программам импортозамещения, окрепли. У нас достаточно своих,
российских товаров.

Конечно, мы понимаем,
что по импорту могут возникать затруднения из-за закрытости границ – с Китаем
на Дальнем Востоке, с Европой, что тоже очевидно и понятно. Но этих товаров
сегодня по системе взаимозаменяемости и по наличию на складах и в торговых
сетях, как мы видим ежедневно, достаточно.

На отдельных товарах я
могу тоже подробно остановиться.

Поэтому ни в ближайшую
неделю, ни в ближайший месяц (или сколько нам предстоит бороться с
коронавирусной инфекцией) мы не ожидаем никаких особых проблем, связанных с
дефицитом продовольственных товаров.

Теперь что касается
лекарств. Лекарства делятся на две большие группы.

Есть жизненно важные
препараты, которые жёстко регулируются государством, где мы как Федеральная
антимонопольная служба вместе с Минздравом фиксируем так называемую предельную
цену, которую ни производитель, ни продавец не могут повышать – ни в аптечной
сети, ни при государственных закупках. И эта мера, которая была уже 10 лет
назад принята на вооружение в Российской Федерации, сейчас нам очень сильно
помогает.

К жизненно важным
препаратам относятся, во-первых, препараты противовирусные, они все есть в
наличии в аптечных сетях. Мы это проверяем. Они есть в запасе в достаточном
количестве. Если какие-то проблемы могут возникать, то опять же только по линии
импорта.

Поэтому совет нашим российским гражданам – прежде всего спрашивать
российские аналоги. Многие привыкли покупать импортные препараты – здесь в связи с
курсом доллара может отмечаться определённый рост цен, но не в секторе жизненно
важных препаратов.

Там, подчёркиваю, неважно, иностранный или российский
препарат – предельная цена практически фиксирована, и поэтому она останется на
том же самом уровне. Наша задача в этих условиях – чтобы препараты были.

Подчёркиваю: ни сейчас, ни в ближайшей перспективе всё, что касается
общеукрепляющих, противовирусных препаратов, антибиотиков, того, что имеет
прямое отношение к инфекции, с которой все мы сегодня боремся, и сопутствующими
в связи с этим заболеваниями, которые возникают на базе вирусной инфекции…
Почему я упомянул антибиотики? Антибиотики вообще не действуют на вирусы, как
известно, но тем не менее, когда организм ослаблен, бактериальные инфекции
нападают на этот организм, поэтому нужны будут антибиотики, и они все тоже находятся
в списке жизненно важных препаратов, где установлена предельная цена, ниже
которой можно спускаться, выше – нет.

Конечно, разные
организации ведут себя по-разному, но в целом и наши торговые сети, и наши
аптечные сети – я хочу это подчеркнуть – ведут себя очень прилично в этой
ситуации.

Там, где по конъюнктуре, чисто такой спекулятивной, они могли бы,
скажем так, наживаться на всём этом, в подавляющем большинстве случаев они
этого не делают.

Хотя очень много различных проверочных мероприятий заканчивается
санкциями, потому что те,
кто сегодня незаконно завышает цены, должны нести ответственность. Вместе с
нами, подчёркиваю, этим занимается и прокуратура, и Следственный комитет, и
Министерство внутренних дел при необходимости.

https://www.youtube.com/watch?v=NPQe9d70irg

Вот по
крупам, например. Мы провели внеплановые проверки недавно таких компаний, как
«Доширак-Рос», «АгроАльянс», «Бондюэль-Кубань». Проведены проверки поставщиков
крупы и макаронных изделий в ряде областей, в частности это так называемая
Первая крупяная компания, компания «Макфа», «АгроАльянс».

По сахару тоже
складывалась достаточно напряжённая ситуация, но сейчас её нет. Проведены
проверки таких компаний, как «Бакалея-Южный порт», «Шугар», «Продимпекс»,
«Скайфуд», компания «Русагро» – «Русагро-Центр», «Русагро-Сахар», то есть вся
эта сеть.

Проверили также производителей сахара в различных областях:
«Селтинг», «Агропак», «Чехов-Сахар».

Что всегда
беспокоит людей, особенно больных диабетом, – это наличие гречневой крупы. В
действительности у нас произведено много этой крупы, и мы в ряде случаев
выявили факты её некоторого придерживания. Сегодня вы можете убедиться в том,
что на полках гречневая крупа есть.

Мы провели 11 внеплановых выездных
проверок производителей гречневой крупы и выявили там картельные соглашения, то
есть всё-таки элементы сговоров между производителями, которые пытались в этой
ситуации вести себя недобросовестно.

Акт картельного соглашения, если нами он
будет доказан вместе с правоохранительными органами, влечёт за собой уголовную
ответственность сроком лишения свободы до шести лет включительно. Соответственно,
эта работа также проводится.

Что касается лекарств и продуктов
питания, то ситуация в целом такая: в ближайшем прогнозе, в ближайшие недели,
она не является тревожной.

Это подтверждается не только теоретическими
методами, экономическими, макроэкономическими, а, повторяю, реальным
инструментальным опытом, то есть непосредственным хождением наших коллег каждый
день по магазинам, складам, аптекам.

И мы всё это видим своими глазами,
осуществляя видеофиксацию. У нас есть возможность сегодня об этом ответственно
сказать.

Что касается цен на нефтепродукты и
бензин. Цены на нефтепродукты и бензин регулируются в России особенным образом
по той простой причине, что существует так называемый демпфер. Я сейчас не буду
подробно останавливаться на всех механизмах, объясню очень просто. Когда цены
на мировых рынках растут, цены повышаться не могут и не будут повышаться, хотя
наш рынок очень зависим от них.

Когда цены снижаются, казалось бы, и у нас цены
должны снизиться и это должен ощутить каждый потребитель. Но наша система
налогообложения устроена так, что забирает всю эту разницу в бюджет, от
снизившихся цен. Нефтяные компании начинают в данном случае доплачивать в
бюджет, и бюджет распределяет это самым социально необеспеченным гражданам.

То
есть если бы было простое снижение, его бы ощутили все граждане, но этого
снижения нет, эти деньги забирает бюджет, чтобы отдать их самым обездоленным
людям нашей страны. Если хотите, это очень похоже на механизм страхования
ответственности.

Таким образом (повторю), начиная с последних двух лет, когда
цены падают, деньги забирает бюджет и отдаёт их самым нуждающимся за счёт
целевых социальных программ. В этом смысл того, что происходит.

Статистика
же говорит в этих условиях о следующем. При инфляции в 1% с 1 января этого года
цены на бензин и все нефтепродукты в среднем выросли на 0,2%, то есть рост ниже
инфляции, безусловно, будет обеспечен российским Правительством в этом году.

Вопрос: Алексей Прокин,
НТВ. Скажите, пожалуйста, доля импорта как по продукции сельского хозяйства,
так и по лекарствам какая?

И.

Артемьев: По импортным лекарствам, входящим в
список ЖНВЛП, может быть достаточно большой – порядка 40%. Тем не менее Минздравом,
Минпромторгом и ФАС отслеживаются все поставки. Я напомню, что все контракты
действуют, контракты фиксировали цены в привязке к тому курсу доллара, который
был, поэтому в большинстве своём контракты не являются гибкими и в этом случае
соответствующие поставки идут. Кроме того, вне зависимости от курса доллара
предельная цена в России на эти импортные лекарства зафиксирована.

Что бы ни
хотел производитель в данном случае, он обязан в силу контракта – иначе будут штрафные
санкции – осуществлять поставки. Эти поставки не могут быть выше той предельной
цены, которая утверждена. Эти меры заблаговременно Правительством были приняты.

Что касается сектора не жизненно важных
препаратов, то там, действительно, по импорту возникают пересмотры цен. Мы это
видим и контролируем.

Если соответствующие поставщики, оптовые производители
либо торговые аптечные сети занимают доминирующее положение на рынке, то есть
имеют большу́ю долю рынка, мы привлекаем их к ответственности за монопольно
высокие цены.

Это штрафы на миллиарды рублей, которые просто разоряют компании,
поэтому сегодня мы используем и первый, и второй механизм.

Вопрос: Мария Балюк,
РИА «Новости». Вы много говорили о лекарствах, но вопрос с масками остаётся
очень острым…

И.

Артемьев: Проблема с масками существует не только
в нашей стране, но и в странах Европы, в Америке. Сейчас все предприятия,
которые производят маски, переведены на трёхсменный режим работы, они работают
всю ночь тоже. Объёмы очень сильно растут. Кроме того, Правительство сейчас
сняло соответствующие пошлины на поставки импортных масок. Есть государства, в
которых их переизбыток, и эти поставки сейчас тоже осуществляются в страну.

Но
когда возник повышенный спрос, необходимо было время, чтобы активизировать
собственную промышленность, снять пошлины – вся эта работа проведена. Сейчас
рост производства очень существенный в нашей стране.

Читайте также:  Реестр недобросовестных – не только для ФЗ № 44 и 223

Вместе с тем по отдельным регионам
существует дефицит масок. Минпромторг регулирует поставки прежде всего в эти
регионы. Мы ожидаем, что в ближайшее время эта проблема должна быть снята.

Вопрос: Дмитрий Мешков, «Интерфакс». Скажите, будет ли как-то
регулироваться цена на тесты на коронавирус? Сейчас это делает, насколько я
понимаю, всего одна компания, помимо государственных.

И.

Артемьев: Федеральная
антимонопольная служба следит за этим, и мы будем это делать и дальше.
Поскольку диагностика – это часть борьбы и очень важная часть борьбы с
заболеванием, этому рынку, конечно, тоже уделяется повышенное внимание.

Вся цепочка, связанная с необходимой
поставкой оборудования, например, аппаратов искусственной вентиляции лёгких, тестирующих
полосок или различных других тест-систем, – всего того, что нужно для
непрерывного цикла лечения заболевания, находится под особым контролем и
Минздрава, и нашим.

Вопрос:
Анастасия
Бойко, ТАСС. По данным на 26 марта, ФАС зафиксировала в 16 регионах снижение
роста цен на маски. Значит ли это, что ни в одном регионе сейчас нет роста цен
на маски?

И.

Артемьев: Нет, это, к
сожалению, пока ничего не значит. У нас страна большая, и есть регионы с очень
трудной логистикой, которые сами не производят эти маски. Поэтому туда ещё
нужно доставить.

Поэтому мы отмечаем, что вот эта борьба,
которая сейчас осуществляется, чтобы больше масок производилось, во многих регионах,
где логистика получше, куда уже можно доставить большие партии масок, даёт свои
результаты и цены падают.

Цены на маски после спекулятивных
максимумов в среднем по стране падают очень существенно сейчас. Но всё равно в
некоторых регионах их пока не хватает.

Аптеки ослушались Путина, маски продают втридорога — МК

Россияне продолжают бояться коронавируса, а аптеки продолжают делать на этом деньги — причём весьма успешно.

Если в прошлом году одну медицинскую маску запросто можно было купить за 5 рублей, то сейчас цены поднялись — просят и 10, и 15, а иногда и 100 рублей за маски особой прочности и высшей степени защиты.

Всё это — вопреки словам президента России: напомним, пару недель назад Владимир Путин заявил, что аптеки, которые будут втридорога торговать масками, нужно лишать лицензии.

«Нужно выявить таких, кто решил нажиться, чтобы неповадно было в следующий раз. У нас аптечная сеть обширная, и может быть, даже избыточная. Поэтому если два-три заведения закрыть, никаких негативных последствий для граждан точно не будет», – заявил тогда Владимир Путин.

Однако в данном случае сказать проще, чем сделать. Маски — это не лекарства, и они не входят в перечень товаров первой необходимости. Следовательно, цены на них никак не регулируются, и аптеки вправе устанавливать их самостоятельно.

Маски относятся к классу медицинских изделий, на которые не распространяется даже требование о наличии лицензии для их продажи, не говоря уже о ценовом регулировании. Поэтому они могут продаваться в любой точке розничной торговли, а не только в аптеке.

И максимальная наценка никем не устанавливается.

Хотя замглавы Федеральной антимонопольной службы Андрей Цариковский уже заявил, что чрезмерное повышение цен на маски в условиях эпидемии будет расцениваться как мародёрство — и за этим последуют солидные штрафы.

Впрочем, до Дагестана, где зафиксировано завышение цен на маски на 650 процентов, Москве ещё далеко. Кроме того, в начале февраля в городе возник настоящий дефицит масок, поэтому аптечные сети вынуждены были новые закупать в «аварийном» режиме – и не исключено, что столкнулись с более дорогими поставками в тот момент, когда спрос в несколько раз превысил предложение.

– У нас нормальная цена, 22 рубля, – резко ответили по телефону в одной из сетевых столичных аптек. – Это за обычную маску. Есть импортные, более плотные, они стоят 119 рублей. Почему так дорого? Это не мы решаем, а руководство. В каждой аптеке своя цена.

Представить, что же такое уникальное должно быть в маске, чтобы она стоила больше ста рублей, довольно сложно — особенно если учесть, что маска, как ни крути, всё равно одноразовая.

Впрочем, человек — существо внушаемое, и потому вполне способен заплатить втридорога за «новую современную технологию», особенно в условиях паники из-за эпидемии.

Хотя есть и другое, совершенно логичное объяснение.

«Рост цен начинается с производителей и дистрибьюторов. Стоимость поставки в аптеку обычной двухрублевой маски возросла до 20-30 руб. Я обращаюсь к поставщикам с просьбой снизить цены, проявить человечность в этой ситуации.

Увы, цены поставщиков только растут», – объяснила исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей Нелли Игнатьева. Так что набрасываться с претензиями на провизора в аптеке и вправду не стоит — не он виноват.

Эксперты объяснили «МК», почему маски могут дорожать вопреки воле главы государства.

— Поскольку себестоимость производства медицинских масок из-за появления коронавируса явно не менялась, то любые попытки задирать на них цены в аптеках являются неприкрытой спекуляцией на слухах и панике, – рассуждает Алексей Коренев, аналитик ГК «Финам». – Да, коронавирус почти не коснулся России (пока, по крайней мере), но соответствующая подача материалов некоторыми СМИ и страх россиян перед неведомым вирусом заставили многих пойти в аптеки за масками.

Оставим в стороне моральную сторону вопроса зарабатывания денег спекулятивными методами, используя чужие беды и логичный для человека страх перед новой болезнью. Но государство на то и государство, чтобы контролировать подобные процессы и оперативно вмешиваться в них.

Предложение президента лишать лицензии те учреждения, которые искусственно завышают цены на медицинские маски, хоть и выглядит логичным, но кажется все же чрезвычайно жестким. Не все фармацевты являются заядлыми спекулянтами, наживающимися на чужих проблемах. Кто-то просто не устоял перед искушением, так что для первого раза достаточно было только припугнуть.

А вот внесение медицинских масок в перечень товаров, подлежащих госрегулированию, предложенное Федеральной антимонопольной службой, выглядит как вполне соответствующее масштабам проблемы и степени ответственности тех, кто занимается реализацией лекарств. На сегодняшний день медицинские маски не попадают в перечень товаров, за ценами на которые следит государство.

ФАС предлагает распространить норму закона о торговле, которая наделяет правительство правом в случае эпидемий и чрезвычайных ситуаций вводить механизм регулирования цен сроком до 90 дней, и на медицинские маски.

Учитывая тот факт, что в определенных ситуациях маски могут оказаться товаром повышенного спроса, влияющим на возможную скорость распространения эпидемий, данная мера позволит не только удержать цены на данный вид продукции в установленных законом рамках, но избежать их возможного дефицита на будущее.

Его коллега Анна Бодрова, старший аналитик ИАЦ «Альпари», убеждена, что вопрос контроля — это точечный вопрос, и решать его на уровне президента нет никакого смысла. Повлиять на аптеки так не получится, хотя резонанс может оказаться широким.

– Решать подобные вопросы на государственном уровне — все равно что вручную «рулить» «Титаником». То есть, технически это возможно и где-то эффективно, но недолго.

В стране есть выстроенная вертикаль власти, и законодательной и исполнительной — тогда почему вопрос ценообразования медицинской маски решается на президентском уровне? – задается вопросом Бодрова.

– Понятно, что сейчас власть широко использует вербальные методы влияния, но рано или поздно они перестанут действовать. Аптеки должны регулироваться в соответствии с законодательством и лицензионным требованиями.

Маски — сезонный продукт, еще месяц — и цена на них перестанет кого-то интересовать всерьез. Зато на авансцену выйдут противоаллергические препараты, например. Точечные проблемы нужно решать на местах или создавать условия, при которых они точно не смогут возникнуть.

Средняя цена в Москве сегодня — 50 рублей за упаковку из пяти штук, и в пределах этих границ возможны варианты. Если же обратиться к онлайн-магазинам, то минимальная цена за одну маску — 11 рублей, а максимальная — 24 рубля.

– Одна штучка — 9 рублей, но лучше брать сразу упаковку 100 штук, это выгоднее, – вполне дружелюбно объяснили в другой аптеке. – Вы же знаете, что маски нужно менять каждые 4 часа? Вам на день нужно будет минимум три!

Назвать такой диалог навязыванием товара или, если по-простому, впариванием не получается — всё верно, маски действительно нужно менять часто. Если, конечно, относиться к ним всерьёз, а не как к модному аксессуару «эпохи коронавируса».

Инфекционист Николай Малышев напоминает: ношение медицинских масок на улицах совершенно бессмысленно — они работают только в закрытых помещениях или в транспорте.

Кроме того, надевать их должны инфицированные люди (чтобы сохранить болезнь «при себе»), а не те, кто только боится заразиться. Другое правило, о котором нередко забывают — закрывать не только рот, но и нос (в транспорте, магазинах, дома, в офисе).

И носить их должны лишь инфицированные люди, чтобы исключить путь распространения вирусов и бактерий.

Кстати, слова о модном аксессуаре — это не просто фигура речи: как рассказали «МК» в нескольких аптеках в центре Москвы, люди всё чаще просят не просто голубые или зелёные медицинские маски, а забавные, с узорами и рисунками. Поясняют — для детей.

Уговорить школьника выйти из дома в обычной маске практически невозможно, а вот стильную цветную дети надевают охотно — и даже сделали из этого что-то вроде флэшмоба.

Стоимость маски со звериными оскалом, вампирскими клыками или просто хитрой улыбкой может достигать 150 рублей — за стремление быть модным надо платить.

 «Отказавшийся от эвакуации российский студент рассказал о ситуации в Ухане»

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *