Заверения об обстоятельствах или как взыскать с контрагента неполученный вычет по НДС как убыток

Заверения об обстоятельствах или как взыскать с контрагента неполученный вычет по НДС как убытокИнна Ивановаюрист практики «Налоговые споры» компании «Лемчик, Крупский и Партнёры»Которые возникли по вине контрагентовЗаверения об обстоятельствах или как взыскать с контрагента неполученный вычет по НДС как убытокИнна Ивановаюрист практики «Налоговые споры» компании «Лемчик, Крупский и Партнёры» 

Распространенная ситуация: контрагент не предоставил первичную документацию, заказчик не смог получить вычет по НДС. Ущерб можно возместить, опираясь на два важных инструментах защиты своих прав: заверения об обстоятельствах и обязательство о возмещении потерь.

 

Эффективный инструмент в любых договорах, но чаще его применяют в сфере финансовой аренды (лизинга), коммерческой концессии, договорах оказания услуг, а также в мировых соглашениях.

 

Обязательство возместить потери фиксируют либо в тексте основного договора, либо в отдельном соглашении (делать это соглашение или нет, стороны решают сами).

Если договор недействителен, это не значит, что недействительно соглашение о возмещении потерь.

Если соглашение не было заключено, сторона может взыскать убытки на общих основаниях (Постановление 8ААС от 29.12.2016 г. по делу А75-13941/2015).

 

Обычно применяют, когда взыскивают налоговые убытки в виде доначисленных налогов, пени и штрафов. Заверения не ограничены во времени и могут касаться обстоятельств, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения.

 

Действующее гражданское законодательство позволяет в качестве убытков признавать суммы налогов и сборов, уплаченных одним лицом по вине другого. В связи с этим данные нормы можно использовать для получения налоговых заверений и в качестве оснований для возмещения убытков при нарушении договоренностей, зафиксированных в договоре.

 

Обе конструкции действуют относительно недавно, поэтому судебная практика в отношении возмещения именно налоговых потерь не сформировалась. В некоторых случаях может быть наложение конструкций, поэтому нельзя сказать, какой из инструментов более эффективен.

 Заверения об обстоятельствах или как взыскать с контрагента неполученный вычет по НДС как убытокЗаверения об обстоятельствах или как взыскать с контрагента неполученный вычет по НДС как убыток 

С учётом вступления в силу статьи 54.1 НК РФ, для взыскания налоговых потерь с контрагента в договоре, помимо уже устоявшихся положений, могут быть прописаны его заверения об обстоятельствах.

 

Поставщик заверяет Покупателя в следующем:

 

  • Поставщик не искажает факты хозяйственной жизни и не ведет фиктивный документооборот.
  • Поставщик не совершает сделки (операции) с целью неуплаты (неполной уплаты) и (или) зачета и (или) возврата суммы налога.
  • Поставщик гарантирует заключение сделок, которые исполняются лицом, являющимся стороной договора, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону.
  • Все налоги и сборы уплачиваются Поставщиком в порядке, установленном действующим законодательством и др.

 

Поставщик в соответствии со статьей 431.2 ГК РФ возмещает Покупателю все убытки, возникшие вследствие недостоверности указанных в настоящем договоре гарантий и заверений Поставщика, и предъявления в связи с этим к Покупателю:

 

  • налоговыми органами требований об уплате налогов, пеней, штрафов, доначисленных вследствие отказа в применении налоговых вычетов по НДС с сумм поставок по настоящему договору, а также вследствие исключения стоимости приобретенных товаров из расходов для целей налогообложения;
  • третьими лицами, купившими у Покупателя являющийся предметом настоящего договора товар, требований о возмещении потерь и убытков в виде уплаченных ими налогов (пеней, штрафов), доначисленных налоговыми органами из-за отказа в применении налоговых вычетов по НДС и из-за исключения стоимости приобретенных товаров из расходов для целей налогообложения.

 

Указанные в настоящем договоре убытки возмещаются в размере сумм, уплаченных на основании решений, требований или актов проверок налоговых органов. При этом факт оспаривания этих налоговых доначислений в вышестоящем налоговом органе или в суде не влияет на обязанность Поставщика возместить убытки.

 

Срок действия заверения следует формулировать исходя из срока давности, установленного статьёй 113 НК РФ: «Лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения, если со дня его совершения и до момента вынесения решения о привлечении к ответственности истекли три года», либо отказаться от конкретного срока, привязав его к моменту предъявления соответствующих претензий уполномоченными органами.

 Заверения об обстоятельствах или как взыскать с контрагента неполученный вычет по НДС как убытокЗаверения об обстоятельствах или как взыскать с контрагента неполученный вычет по НДС как убыток

Плата за подключение к Пакету услуг «Первый шаг» — 0 руб. Открытие и обслуживание первого счета в рублях РФ — 0 руб. Внутрибанковские переводы на счета юридических лиц и ИП — 0 руб. 3 (Три) платежа в другие банки на счета юридических лиц и ИП — 0 руб.

К Пакету услуг «Первый шаг» могут быть подключены только новые клиенты, не имеющие открытых расчетных счетов в Банке «Открытие». Обязательными условиями подключения и обслуживания в рамках Пакета услуг являются выпуск корпоративной карты и подключение к системе ДБО Банка.

Обслуживание корпоративных карт «Бизнес карта»: первые 6 мес. — бесплатно, с момента совершения первой транзакции по карте, далее 149 руб. — ежемесячно. Категория карт может быть изменена. Услуги, не включенные в Пакет услуг, предоставляются в соответствии с условиями Сборника тарифов.

Полные условия обслуживания, оформления и использования карт указаны в сборнике тарифов.

 

Заверения позволяют не только возместить убытки, вызванные нарушением гарантий, но и доказать отсутствие умысла по созданию фиктивного документооборота. Налоговые органы обязаны доказать умысел в действиях проверяемого.

 

Налоговые заверения эффективны, только когда есть платёжеспособный гарант, иначе гарантии не смогут быть реализованы.

 

Судебная практика по налоговым заверениям показывает: статья 431.2 ГК РФ работает тогда, когда из документа однозначно следует, что те или иные обстоятельства являются заверениями (Постановление АС Северо-Кавказского округа от 11.04.2016 г. по делу А32-35875/2014).

 

Пример из судебной практики: продажа нерастаможенной техники:

 

Рассмотрим дело А27-7380/2018. Угледобывающее предприятие из Кемеровской области купило два комбайна. Заключая договор, покупатель и продавец заверили друг друга, что их поведение является и продолжит оставаться добросовестным как в отношениях с контрагентами, так и в отношениях с контролирующими органами, в т. ч. налоговыми.

 

Через некоторое время покупатель обратился за налоговым вычетом с покупки комбайнов и получил отказ. Причина: произведённые за рубежом комбайны не прошли таможенную процедуру, первичная документация была оформлена с нарушениями.

 

Покупатель обратился в Арбитражный суд с требованием взыскать убытки, причинённые нарушением заверений об обстоятельствах. Суд признал факт нарушения доказанным.

 

Суд также указал, что ответчиком при заключении договора поставки добровольно даны заверения об обстоятельствах, применительно к пункту 1 статьи 431.

2 ГК РФ, поэтому истец правомерно требует возместить ему по такому требованию убытки, причиненные недостоверностью таких заверений, поскольку ответчик, предоставивший недостоверные заверения, знал, что истец будет полагаться на них.

Кроме того, ответчик не только дал недостоверные заверения, но и не представил покупателю первичные документы, которые бы позволили истцу реализовать своё право на налоговый вычет и не представил декларации на товары, которые подтверждают таможенное декларирование товара.

Как компенсировать потерю вычета НДС по вине контрагента

Заверения об обстоятельствах или как взыскать с контрагента неполученный вычет по НДС как убыток Часто покупатели лишаются вычета НДС из-за своего поставщика. Может ли компания в этом случае компенсировать свои финансовые потери за счет контрагента? И если может, то должны ли эти суммы облагаться налогами?

Защитные конструкции в договоре с контрагентом

Учитывая активную практику снятия налоговиками вычета НДС, понятно желание компаний обезопасить себя от финансовых потерь, возложив на своих поставщиков обязанность по возмещению сумм, соразмерных не принятому к вычету НДС. 

Дает ли действующее законодательство такую возможность? Да, дает. 

Однако первое, что нужно понимать: если в договоре ничего об этом не сказано, то покупателю нечего и рассчитывать на компенсацию (см., например, Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.07.

2019 № 20АП-2589/2019 по делу № А54-10209/2018). Поэтому, чтобы иметь возможность взыскать свои потери с контрагента, необходимо включить в договор соответствующие условия, так называемые защитные конструкции.

 

В Гражданском кодексе РФ есть две подходящие для этой цели статьи – 406.1 и 431.2. Статья 406.

1 ГК РФ дает право участникам отношений составить такое соглашение, в котором содержится обязанность одной стороны возместить имущественные потери другой стороны, возникшие в случае наступления определенных в таком соглашении обстоятельств. При этом наступление данных обстоятельств не должно быть связано с нарушением обязательства контрагентом.

Заверения об обстоятельствах или как взыскать с контрагента неполученный вычет по НДС как убыток

Мы сейчас не будем подробно останавливаться на отличиях данных положений, отметим лишь два принципиальных момента. Первый состоит в том, что в статье 406.1 ГК РФ речь идет об имущественных потерях, а в статье 431.2 ГК РФ – об убытках.

Основное различие между этими понятиями в том, что убытки возникают, если есть причинно-следственная связь между действиями контрагента и наступившими последствиями (убытками). Применительно к рассматриваемой ситуации убытки должны быть причинены из-за того, что поставщик предоставил недостоверные заверения.

А возникновение потерь не зависит от противоправных действий контрагента, здесь значение имеет возникновение определенного обстоятельства.

Второй важный момент заключается в том, что обстоятельства, в отношении которых предоставляются заверения, касаются прошлого или относятся к настоящему, то есть к моменту предоставления заверения (п. 1 ст.

431.2 ГК РФ). Обстоятельства же, которые вызывают потери, касаются будущего (п. 1 ст. 406.1 ГК РФ). Выводы по этим двум моментам подтверждены п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7.

На практике стороны могут использовать одну из этих норм либо обе эти статьи одновременно. Бывает и такое, что компании объединяют эти две конструкции в одну. Например, прописывается, что:

  • поставщик дает соответствующие заверения (в частности, о том, что он надлежащим образом выполняет свои обязанности по уплате налогов и сборов и т.д.);
  • в случае недостоверности таких заверений, что повлекло за собой вынесение в отношении покупателя решения о доначислении НДС (в результате снятия вычета), поставщик возмещает суммы, указанные в этом решении в части эпизода по сделке с ним.

Анализируя судебную практику, можно сказать, что нареканий к таким договорам у судов пока нет (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2019 № 15АП-20639/2018 по делу № А53-14535/2018). К тому же в статьях 406.1 и 431.2 ГК РФ нет каких-то несовместимых положений, которые могли бы вызвать серьезные проблемы при наложении двух конструкций.

Читайте также:  Причинно-следственная связь очевидна, если установлены все обстоятельства спора

Поэтому если стороны решат использовать оба этих механизма в совокупности, препятствий этому мы не усматриваем.

Лишились вычета НДС? Докажите!

Прежде чем прописывать в договоре соответствующие условия, необходимо определить, в каких именно ситуациях контрагент будет возмещать покупателю потери. Дело в том, что на практике лишение вычета НДС может обуславливаться разными обстоятельствами. Это следует иметь в виду и учитывать при включении «налоговых оговорок» в договор. Выделим три основные ситуации.

Первый — организация заявила в декларации вычет, но по итогам камеральной или выездной проверки налоговики этот вычет сняли. В итоге компании пришлось доплатить НДС на основании акта и решения ИФНС.

Второй – организация заявила вычет в декларации, но в рамках камеральной проверки или иных контрольных мероприятий от налоговиков поступили сведения, что контрагент сомнителен.

В результате инспекция рекомендует или требует внести корректировки в декларацию. В этой ситуации акта и решения, как в первом случае, нет.

Но по итогу компания, во избежание рисков, решает убрать «сомнительный» НДС из вычетов, представив уточненную декларацию по НДС.

Заверения об обстоятельствах или как взыскать с контрагента неполученный вычет по НДС как убыток

Сторонам нужно договориться, в каких именно ситуациях поставщик согласен возмещать потери из-за потерянного покупателем вычета. И как можно подробнее прописать соответствующие условия в договоре. Это позволит свести к минимуму разногласия в будущем и необходимость взыскивать суммы возмещения потерь с контрагента в суде.

Судебная практика изобилует спорами, в которых одна сторона пытается взыскать с другой стороны убытки или потери, соразмерные сумме не принятого к вычету НДС. Это говорит о том, что даже в тех случаях, когда в договор включены «налоговые оговорки», у сторон могут возникать разногласия.

Есть примеры, когда стороны внесли в договор «налоговые оговорки», но по итогу покупатель, пожелавший получить со своего контрагента убытки от потерянного вычета НДС, не смог этого сделать (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16.09.2019 № Ф04-3978/2019).

Основным препятствием послужило наличие в договоре условия о том, что «в обоснование требования о возмещении потерь (убытков) покупатель предоставляет поставщику соответствующее решение налогового органа по результатам камеральной или выездной проверки». По факту такого решения не было.

Покупатель сам – во избежание вероятных рисков снятия вычета (по причине проявления пристального внимания налоговиков к данной сделке) – отказался от вычета.

Налоговая инспекция официально вычет не снимала, она только предложила представить уточненную декларацию, поскольку по результатам контрольных процедур выявила «сложные расхождения».

При этом иногда суды акцентируют внимание не на том, что решение по доначислению отсутствует, а на других обстоятельствах. Например, в постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27.07.

2020 № Ф04-1637/2020 по делу № А27-14459/2019 суд отметил, что покупатель не доказал неисполнение контрагентом предусмотренных договором заверений, а также не доказал налоговую недобросовестность контрагента.

SRG в СМИ

Заверения об обстоятельствах или как взыскать с контрагента неполученный вычет по НДС как убыток   

Маргарита Есипова, руководитель проектов, направление «Налоги и право» Группы компаний SRG.

Заверения и гарантии (англ. Representations and Warranties), а также обязательства возместить потери (англ. Indemnity) в странах общего права давно являются неотъемлемой частью договоров.

Их задача раскрыть и подтвердить принципиальную для заключения договора информацию, наличие которой может повлиять на решение о заключении самого договора или стать основанием для появления в договоре определенных условий – обязательств для его сторон.

Гарантии могут касаться коммерческой, финансовой, правовой информации.

Однако заверения и гарантии в зарубежных странах не идентичны российским заверениям, хотя, определенно, общие черты есть. Для российской правовой системы заверения об обстоятельствах появились после введения в действие в 2015 году ст. 431.2 Гражданского кодекса.

По сути, это инструмент защиты гражданско-правовых отношений.

И хотя в гражданском законодательстве они были закреплены впервые, так или иначе заверения знакомы российскому гражданскому праву, когда выступали в качестве информации, сообщаемой продавцом, например, о качестве товаров или о характеристиках объекта, который являлся предметом договора.

По смыслу ст. 431.2 ГК РФ, сторона обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки, причиненные недостоверностью данных заверений, или уплатить предусмотренную договором неустойку.

Заверения не ограничены во времени и могут касаться обстоятельств, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения. Также ГК РФ не ограничил обстоятельства или факты, относительно которых могут быть даны заверения.

Таким образом, можно предположить, что действующее гражданское законодательство позволяет в качестве убытков признавать суммы налогов и сборов, уплаченных одним лицом по вине другого.

В связи с этим данные нормы можно использовать для получения налоговых заверений и в качестве оснований для возмещения убытков при нарушении договоренностей, зафиксированных в договоре.

В каких случаях необходимы налоговые заверения?

По статистике, 80% всех налоговых споров касаются налоговых доначислений в связи с получением необоснованной налоговой выгоды при необоснованном увеличении расходов.

В классическом варианте получение необоснованной налоговой выгоды обеспечивается за счет заключения фиктивного договора, при котором оплата производится, но работы/услуги не выполняются, товары не поставляются, а нередко и сами налоги не уплачиваются.

До вступления в силу ст. 54.1 Налогового кодекса доначисления вменялись заказчику, не доказавшему проявление должной осмотрительности при выборе контрагента. При этом ее четкие пределы так и не были регламентированы ни одним нормативным актом.

Должная осмотрительность использовалась как способ выявления налоговых схем и противодействия уклонению от уплаты налогов. Предполагалось, что при ее проявлении можно определить, есть ли у подрядчика материальные и/или технические ресурсы для исполнения обязательств по договору.

Если заказчик не подтверждал, что проявил должный в рамках обычного делового оборота интерес к тому, кто же будет исполнять договор, а подрядчик – реальную возможность его исполнить, значит, налицо сговор и умысел в наличии такого «пустого» контракта.

Цель же заключения такого договора – увеличить расходы по налогу на прибыль, а вместе с тем и вычеты по НДС.

Более продвинутые любители налоговых схем могли похвастаться проявленной должной осмотрительностью, так как представляли на каждого контрагента досье. Более того, подтверждали реальность выполненных работ/оказанных услуг, хотя чаще всего заказчик выполнял их собственными силами без привлечения подрядчика (его участие было только на бумаге).

До августа 2017 года через доказывание реальности выполненных работ/оказанных услуг можно было доказать невиновность сторон по сделке (определение Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2017 г. № 305-КГ16-14921). После вступления в силу ст. 54.1 НК РФ подходы в доказывании невиновности поменялись (Федеральный закон от 18 июля 2017 г. № 163-ФЗ).

Теперь не допускается:

  • искажать факты хозяйственной жизни (в налоговом и/или бухгалтерском учете);
  • совершать сделки с целью неуплаты (неполной уплаты) налога, если при этом обязательство по сделке (операции) исполнено лицом, не являющимся стороной договора и/или лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону.

Это означает, что если сторона совершила сделку только с целью завышения расходов и обязательство по договору выполнено в реальности, но не той стороной, которая указана в договоре, налоговая выгода может быть признана необоснованной со всеми вытекающими последствиями. Это возможно, например, если обязательство исполнено работниками, которые не оформлены штат, или когда были заявлены ФИО одних работников, а на объект вышли другие.

Причем до настоящего времени правоприменительная практика не сформировала однозначного подхода, есть ли обязанность проверять контрагентов второго и последующего звеньев (субподрядчиков, субсубподрядчиков и т. д.), чтобы обеспечить выполнение вышеизложенной нормы.

На практике заказчику затруднительно проверить, какой субподрядчик выполняет работы у его подрядчика. Во-первых, с субподрядчиком нет прямых договорных отношений.

Во-вторых, обязать раскрыть такую информацию подрядчика можно, но большой вопрос, насколько представленная информация о третьих лицах будет полной и достоверной.

В-третьих, подрядчик может совершенно справедливо вспомнить о необходимости защищать свою коммерческую тайну и не захочет раскрывать информацию о субподрядчике, чтобы препятствовать заключению договора с субподрядчиком напрямую.

Тем не менее самый лучший способ доказать невиновность при возникновении неблагоприятных налоговых последствий и избежать ответственности – это подтвердить одновременно:

  • отсутствие цели получить незаконную налоговую выгоду;
  • непричастность к возникновению налогового правонарушения.

Самым очевидным доказательством при этом являются нормальные для делового оборота действия по проверке материальной, технической, трудовой и иных возможностей подрядчика или поставщика выполнить обязательства по договору.

Если у подрядчика нет в штате ни сотрудников, ни необходимого оборудования на балансе, то реальность выполненных работ уже не будет иметь никакого значения. Если сотрудников нет (ни по трудовому, ни по гражданско-правовому договору), то априори эти работы считаются выполненными не «стороной по договору». Следовательно, налицо факт получения необоснованной налоговой выгоды.

Стоит, однако, отметить, что термин «должная осмотрительность» уже не может использоваться при проведении налоговых проверок (письмо ФНС России от 28 декабря 2017 г. № ЕД-4-2/26807). Хотя это не означает, что налогоплательщик не вправе доказывать свою добросовестность и подтверждать, что предпринял все необходимые действия для исключения нарушений налоговой дисциплины.

Более того, проявление должной осмотрительности и наличие налогового комплаенса контрагентов по-прежнему остаются главными доказательствами отсутствия вины налогоплательщика при возникновении спорных ситуаций. Однако процесс проверки контрагентов, сбора досье, хранения файлов, как правило, очень трудоемкий и дорогостоящий, и не у каждой организации есть возможность организовать такой сервис.

Заверения в благонадежности и гарантии добросовестного исполнения налоговой дисциплины, а также исполнения договора собственными или подтвержденными наемными силами могут послужить эффективной альтернативой трудозатратной и кропотливой процедуре налогового комплаенса. Основная цель заверений и гарантий – защитить добросовестного налогоплательщика.

Как это работает?

Подрядчик заверяет в своей благонадежности и самостоятельности, а также гарантирует, что самостоятельно выполнит обязательства по договору или представит необходимые сведения о привлекаемых по договору субподрядчиках и их ресурсах.

Читайте также:  Жалоба пациента является ли поводом для увольнения врача?

Последствия невыполнения заверений и нарушение гарантий – возможность взыскать налоговые убытки с контрагента в виде доначисленных налогов, пени и штрафов.

О чем должны быть заверения и гарантии?

В свете последних изменений налогового законодательства заверения и гарантии должны подтверждать, что подрядчик:

  • является добросовестным налогоплательщиком (своевременно и полно исчисляет и уплачивает налоги);
  • не искажает факты хозяйственной жизни и не ведет фиктивный документооборот;
  • не совершает сделки/операции с целью неуплаты или неполной уплаты и/или зачета/возврата суммы налога;
  • гарантирует заключение сделок, которые исполняются лицом, являющимся стороной договора, и/или лицом, которому обязательство по исполнению сделки/операции передано по договору или закону;
  • обязуется представить документы, подтверждающие наличие трудовых и материальных ресурсов (как своих, так и привлекаемых субподрядчиков).

Если же для исполнения обязательств по договору подрядчик привлекает иных третьих лиц, он должен предоставить информацию о них покупателю. Главным в данном случае будет представление информации о проверке подрядчиком наличия у третьих лиц трудовых и материальных ресурсов.

На какой период могут распространяться заверения?

По общему правилу, заверения могут касаться будущих периодов. Но не стоит забывать про срок давности: лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения, если со дня его совершения и до момента вынесения решения о привлечении к ответственности истекли три года (ст. 113 НК РФ).

Если же речь идет о налоговой задолженности в течение трех финансовых лет подряд на сумму более 5 млн руб. при условии, что доля неуплаченных налогов, сборов и страховых взносов превышает 25% подлежащих уплате сумм налогов, либо в размере 15 млн руб., то это уже уголовное преступление, срок давности по которым составляет 10 лет (ст. 199 Уголовного кодекса).

Ориентируясь на это, следует соответствующим образом формулировать и срок действия заверений и гарантий или отказываться от конкретного срока, привязав его к моменту предъявления соответствующих претензий уполномоченными органами.

Когда можно предъявить требования о возмещении ущерба при нарушении заверений?

При доначислении налогов, пени и штрафов по операциям с тем контрагентом, который ранее дал гарантию или заверение, налогоплательщик вправе подать требование о возмещении ему убытков. Момент направления такого требования определяется сторонами.

По моему мнению, более справедливым для обеих сторон является момент вступления в законную силу решения суда, в соответствии с которым доначисление налога, штрафа и пени признано судом обоснованным. Правда, нередко стороны прописывают право взыскать убытки уже после вынесения решения налогового органа о привлечении к ответственности.

Размер ответственности по гарантии

Доначисления при взаимодействии с недобросовестным контрагентом связаны с тем, что расходы по договорам с сомнительными контрагентами не признаются, а соответствующие суммы не принимаются к вычету.

Сюда также включаются начисленные по указанным налогам пени и штрафы.

Соответственно, доначисленные налоги, пени и штрафы – это та сумма компенсации, которую следует прописывать при выявлении фактов нарушения налоговых заверении и гарантий.

Гарантии могут также быть распространены и на третьих лиц, купивших товар у дистрибьютора, и которым будут предъявлены налоговые претензии в отношении, к примеру, товаров, ставших предметом договора с гарантиями и заверениями между производителем и дистрибьютором.

Также заверения и гарантии незаменимы, когда речь идет о налоговых льготах. Например, продавец оборудования заверяет, что оборудование соответствует требованиям для признания его энергоэффективным.

Если получить льготу невозможно, покупатель имеет право на возмещение ущерба в виде налогов, пени, штрафа в связи с отказом в применении льготы по причине непризнания данного оборудования энергоэффективным.

Судебная практика по налоговым заверениям и гарантиям

В настоящее время судебная практика по такого рода спорам немногочисленна, но, тем не менее, данный механизм можно назвать работающим.

Например, в решении Арбитражного суда Свердловской области от 29 марта 2018 г. по делу № А60-65645/2017 данные заверения стали предметом рассмотрения спора между хозяйствующими субъектами.

Стороны договорились, что согласно договору об оказании услуг по перевозке грузов исполнитель гарантирует возмещение в полном объеме убытков клиента, возникших при отказе налогового органа в возмещении (вычете) заявленных клиентом сумм НДС по причине виновного действия исполнителя (в том числе, но не исключительно, по причине неуплаты им НДС).

Инспекция пришла к выводу, что истец, оказывавший услуги по перевозке, был искусственно включен в цепочку расчетов между заказчиком и индивидуальными предпринимателями, которые в конечном итоге осуществляли транспортировку груза. Цель такой схемы, по мнению налогового органа, – создать фиктивный документооборот в отсутствие реальных хозяйственных отношений и создать видимые хозяйственные операции для завышения налоговых вычетов по НДС.

Вместе с тем из представленных документов суд не усмотрел, что в возмещение НДС отказано в результате ненадлежащего оформления счетов-фактур, неуплаты НДС в бюджет исполнителем или иного виновного действия.

По мнению суда, наличие противоправного поведения и причинно-следственной связи между поведением ответчика и возникшими у истца убытками не были доказаны. Суд посчитал, что в этом нет вины гаранта, ведь налоги были уплачены.

И не важно, что незаконная налоговая экономия достигалась за счет искусственного увеличения входящего НДС с помощью дополнительных звеньев в цепочке оказания услуг.

Квалификацию судом обстоятельств дела нельзя поддержать однозначно, равно как и логику принятого решения. Но благодаря этому примеру можно сделать вывод, что если заверения будут привязаны к квалификации действий, совершенных виновно, то суд может не усмотреть в действиях гаранта вины и, соответственно, отказать в возмещении налоговых убытков.

В другом же решении – постановлении Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 5 июня 2017 г. по делу № А53-22858/2016 – ответчик доказывал, что положения ст. 431.

2 ГК РФ регламентируют гражданско-правовую ответственность за нарушение обязательств и не могут применяться при возмещении убытков, понесенных вследствие нарушений налогового законодательства.

В частности, указывалось, что наличие права на вычет сумм налога исключает уменьшение имущественной сферы лица и, соответственно, применение ст. 15 ГК РФ.

Однако суд указал, что отказ в принятии НДС к вычету стал следствием создания формального документооборота с контрагентами лица, давшего заверения. Общество же, которое требовало возмещения убытков по причине отказа в возмещении вычетов по НДС, выполнило все необходимые условия для получения указанных вычетов.

Положения ст. 431.2 ГК РФ регулируют вопросы недостоверных заверений об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора.

Налоговые доначисления в случае признания договора заключенным с целью получения необоснованной налоговой выгоды превышают 50% от суммы договора (налог на прибыль, вычет по НДС, пени и штрафы).

Следовательно, разумно предположить, что наличие умысла в нарушении налогового законодательства, которое может повлечь указанные доначисления, является серьезным обстоятельством, способным повлиять на принятие решения о совершении сделки.

Таким образом, суд признал, что заверения нельзя ограничивать заверениями касательно имущественной сферы.

Помимо этого, ВС РФ также подчеркнул, что если заверение предоставлено стороной относительно обстоятельств, непосредственно не связанных с предметом договора, но имеющих значение для его заключения, то при недостоверности такого заверения применяется ст. 431.2 ГК РФ, а также положения гл. 25 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств (Постановление Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 49).

***

Стоит иметь в виду, что возможность возместить убытки в связи с нарушением гарантий и заверений сохраняется при наличии гаранта и его платежеспособности. Если же контрагент изначально не планировал платить налоги в бюджет или выполнять контрактные обязательства, данные им гарантии просто не смогут быть реализованы.

При этом несмотря на то, что подписание таких гарантий может помочь доказать отсутствие умысла по созданию фиктивного документооборота у заказчика, в настоящее время подтверждения этому в судебной практике нет.

Однако при благоприятном развитии событий данный инструмент может стать не только источником возмещения налоговых потерь, но и инструментом по повышению дисциплины контрагентов.

Вернуться в раздел

Взыскание НДС с контрагента как убытков, ONLEX

В последние несколько лет тема снижения налоговых рисков при взаимодействии с контрагентами вышла на новый уровень. С одной стороны, в гражданско-правовые договоры все чаще стали включать налоговые оговорки (заверения об обстоятельствах), с другой, данный механизм получил практическое применение и налоги стали предметом хозяйственных споров между сторонами.

  • Речь идет, прежде всего, о налоге на добавленную стоимость (далее – НДС), уплачиваемом компаниями и предпринимателями на общей системе налогообложения.
  • В договоре, счете-фактуре, счете на оплату, актах к цене товара (работы, услуги) дополнительно указывается сумма НДС.
  • После получения документов от продавца покупатель включает указанную в счете-фактуре сумму НДС в состав налоговых вычетов.

Налоговыми органами посредством программного комплекса АСК НДС-2 в автоматизированном режиме устанавливаются расхождения по НДС типа «Разрыв», означающие, что контрагент не уплатил налог. В результате этого налогоплательщик получает отказ в вычетах по НДС.

Поэтому исключив сумму вычета, покупатель как потерпевший, вправе рассчитывать на ее получение от продавца как ущерба (убытков), то есть восстановить свою имущественную сферу.

В настоящей статье рассмотрим основные моменты, касающиеся возможности взыскания НДС как убытков с контрагента.

Взыскание НДС c контрагента в качестве убытков – судебная практика 

  1. До настоящего времени в судебной практике отсутствует полное единообразие в вопросе о возможности взыскания суммы НДС с контрагента как убытков.
  2. Судами применяются два противоположных подхода.

  3. Первый поход исключает возможность взыскания НДС с контрагента как убытков и основывается на противопоставлении налогового и гражданского права.

Вопросы применения налогового вычета являются предметом регулирования налогового, а не гражданского законодательства.

При этом в соответствии с пунктом 3 статьи 2 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.

  • Не возмещенные (доначисленные) покупателю суммы НДС в результате отказа в применении налоговых вычетов по причине невыполнения налоговых обязательств контрагентом не могут расцениваться в качестве убытков по смыслу статьи 15 ГК РФ, так как правоотношения сторон, из которых вытекают требования о взыскании убытков, должны носить гражданско-правовой характер.
  • То есть взыскание с контрагента в качестве убытков сумм налоговых вычетов по НДС не соответствует пониманию убытков как гражданско-правовой категории.
  • Получение налогового вычета по НДС осуществляется посредством определенной процедуры, установленной главы 21 НК РФ, и является правом налогоплательщика, которое должно быть заявлено в налоговой декларации.
  • Налоговое законодательство не содержит права налогоплательщика перекладывать исполнения своих налоговых обязательств перед бюджетом на иное лицо; требование для получения вычета по налогу на добавленную стоимость может быть предъявлено лишь государству в лице соответствующих налоговых органов, а не контрагенту.
Читайте также:  Осенний призыв. Кто имеет право на отсрочку от службы в армии

Указанные доводы нашли отражение в следующих судебных актах, которыми отказано во взыскание НДС с контрагента в качестве убытков

Налоговые оговорки в договорах | «Правовест Аудит»

Даже не имеющий умысла на уклонение от уплаты налогов налогоплательщик не застрахован от предъявления к нему налоговых претензий, если налоговые органы посчитают поставщика «технической компанией». Доначисления по налогам могут «прилететь» добросовестным покупателям.

Защищать интересы налогоплательщиков в таких ситуациях ФНС России предлагает посредством налоговой оговорки в договоре, предусматривающей возмещение имущественных потерь и убытков от неправомерных действий контрагентов (Письмо от 10.03.2021 №БВ-4-7/3060@- далее Письмо ФНС). Разберемся насколько эффективны подобные оговорки и какие риски влечет их использование.

Видимо, по мнению ФНС России, проводимая ею пропаганда активного использования налоговых оговорок должна понизить градус общего неприятия подхода «плати налоги за контрагента». Что понимается под «налоговой оговоркой»?

На практике условие договора о компенсации одной стороной другой сумм налогов, пеней и штрафов, уплаченных из-за предъявленных налоговым органом претензий, формулируются на основании статьи 406.1 «Возмещение потерь, возникших в случае наступления определенных в договоре обстоятельств» и статьи 431.2 «Заверения об обстоятельствах» Гражданского кодекса Российской Федерации.

В первом случае (ст. 406.1 «Возмещение потерь, возникших в случае наступления определенных в договоре обстоятельств» ГК РФ) стороны определяют обстоятельства, при которых могут возникнуть имущественные потери одной из сторон, и обязанность другой стороны эти потери компенсировать.

Причем такая обязанность может быть и не связана с нарушением основного обязательства. Теоретически достаточным основанием для возмещения потерь стороны вправе определить даже неоформленные актом налоговой проверки или решением инспекции сомнения налогового органа в правомерности учета конкретной хозяйственной операции.

Такие сомнения могут быть выражены, например, в уведомлении налогового органа о выявленных им «разрывах» в исчислении НДС по цепочке поставщиков, и предложении произвести самостоятельную корректировку налоговых обязательств, в частности, «снять» вычеты по НДС и расходы по контрагенту, с которым у налогоплательщика заключен договор с налоговой оговоркой.

Во втором случае (431.

2 «Заверения об обстоятельствах» ГК РФ) стороны могут дать заверения об обстоятельствах, имеющих значение для реализации права на учет расходов и применение налоговых вычетов, например, заверения об обязательном учете полученной выручки и НДС в бухгалтерском и налоговом учете, исчислении и уплате налогов в бюджет в полном объеме, оформлении первичных документов, счетов-фактур в соответствии с требованиями действующего законодательства. В случае недостоверности таких обстоятельств у заверителя возникает обязанность возместить другой стороне ее убытки в виде доплаченных налогов, пеней и штрафов. Однако в отличие от возмещения имущественных потерь между полученным убытком и недостоверным заверением должна быть доказанная прямая связь.

Можно заметить, что оговорка о возмещении потерь лучше защищает покупателя, поэтому чаще используется, когда потенциальный поставщик ради заключения сделки готов поступаться своими интересами даже в случае не вполне обоснованных налоговых претензий к нему или его контрагенту.

Вадим ЧимидовСоветник государственной гражданской службы РФ II класса, руководитель направления налоговой практики и арбитражных споров

Заверение же об обстоятельствах существенно повышает требования к покупателю в смысле принятия им мер по оспариванию претензий налогового органа, так как причинно-следственная связь между заверениями поставщика и возникшей у покупателя недоимкой будет неочевидна без решения инспекции о доначислении налогов по основаниям, связанным с фигурой поставщика или его поведением как налогоплательщика. Критически оцениваться при этом может и необращение покупателя к поставщику с целью получения доказательств, опровергающих утверждение налогового органа о недостоверности тех обстоятельств, о которых было дано заверение.

Практика разрешения судами споров о возмещении имущественных потерь и убытков в связи с применением налоговых оговорок в настоящее время только нарабатывается, но уже имеет положительные примеры.

Так, в упомянутом Письме ФНС России отмечено судебное дело №А53-22858/2016, в котором суды всех инстанций, включая Судебную коллегию Верховного Суда РФ, не нашли оснований для отказа в удовлетворении требования покупателя к продавцу о возмещении в порядке статьи 431.

2 ГК РФ убытка в виде суммы НДС, в вычете которой покупателю было отказано решением налогового органа.

В данном случае суды признали, что установленный инспекцией факт создания фиктивного документооборота с поставщиком второго звена не соответствует заверению о том, что поставщик является добросовестным налогоплательщиком.

Успешное применение покупателем налоговой оговорки в порядке статьи 406.1 ГК РФ демонстрирует судебное дело №А67-11580/2019.

Суд признал за покупателем право на удержание его имущественных потерь в виде сумм НДС, от вычета которых покупатель самостоятельно отказался после получения из инспекции информации о несформированном источнике возмещения НДС по цепочке поставщиков, включающей его контрагента.

Возникновение таких «разрывов» стороны определили обстоятельством, влекущим возмещение покупателю соответствующих имущественных потерь, поэтому непринятие поставщиком мер по урегулированию данного вопроса определило исход разбирательства.

Конечно же, положительный экономический эффект от применения налоговой оговорки будет возникать только в случае реального получения от контрагента возмещения имущественных потерь или убытков.

Поэтому, договариваясь о том или ином порядке возмещения, необходимо оценивать финансовое состояние контрагента. Делать это можно в рамках преддоговорных процедур, повсеместно применяемых сейчас в подтверждение проявления коммерческой осмотрительности.

В частности, сложить представление о платежеспособности контрагента позволит его бухгалтерская отчетность, документы о наличии основных средств и других активов, представление которых прежде всего предполагается для удостоверения в действительном предпринимательском статусе потенциального контрагента и его способности исполнять принимаемые на себя обязательства.

Также надо иметь в виду, что суд, скорее всего, откажет в иске о возмещении имущественных потерь или убытков, если установит, что занижение налогов стало следствием согласованных умышленных действий налогоплательщика и его контрагента.

Поэтому для создания предпосылок к применению налоговой оговорки необходимо последовательно и аргументировано доносить до налогового органа позицию о своей непричастности к фактам хозяйственной жизни поставщика и третьих лиц, которые, по мнению инспекции, могут влиять на налогообложение покупателя.

В противном случае вменение умышленной неуплаты налогов сделает практически бесперспективным обращение в суд за возмещением.

Принимая решение об обращении в суд с иском о возмещении контрагентом имущественных потерь или убытков в виде связанных с ним дополнительных налоговых платежей, необходимо учитывать, что в случае удовлетворения судом такого иска у налогоплательщика-истца, исчисляющего налог на прибыль организаций по методу начисления, в периоде вступления судебного акта в законную силу возникнет обязанность учесть присужденную сумму во внереализационных доходах (п. 3 ст. 250, пп. 4 п. 4 ст. 271 НК РФ) и уплатить с нее налог независимо от фактического получения исполнения. Таким образом, широкое применение налоговых оговорок при положительном в целом к ним отношении со стороны судов позволит налоговым органам гарантировано получать с налогоплательщиков, не уличенных в умышленной неуплате налогов, дополнительные 20 процентов от ранее вмененных сумм недоимки. При этом не получивший исполнения по решению суда истец сможет довольствоваться лишь тем, что учтет безнадежный долг в расходах спустя месяцы безрезультатного исполнительного производства.

Как видим, с помощью налоговых оговорок невозможно полностью нивелировать негативные последствия предъявления налоговым органом претензий в совершении сделок с «техническими компаниями».

Однако ФНС России и ее территориальные органы настолько активно пропагандируют использование налоговых оговорок в предпринимательском обиходе, что кампания стала восприниматься налогоплательщиками как добровольно-принудительная, влекущая для «воздержавшихся» негативные последствия.

Налоговые органы направляют запросы налогоплательщикам о представлении списков контрагентов, с которыми заключены договоры, содержащие налоговые оговорки, дают рекомендации по формулировкам налоговых оговорок (в т.ч. со ссылкой на сайт Хартии АПК, которая практикует такие договоры).

Стали часто упоминать на комиссиях «по проблемным контрагентам» оговорку, как прекрасную возможность избежать выездной проверки, «добровольно» уточнив налоговые обязательства по сделкам с нерадивым контрагентом, при этом, не пострадав финансово, т.к. суммы «уточнений» можно взыскать с виновника «налоговых проблем».

Почему налоговые органы так активничают с налоговой оговоркой, и в чем секрет столь неожиданной «заботы» о бизнесе?

По нашему мнению, прослеживается истинный мотив — увеличение поступлений в бюджет через побуждение налогоплательщиков внедрять в практику «волшебную» оговорку и безбоязненно уточняться по «совету» инспекции с последующим взысканием потраченных сумм с продавца-контрагента.

Не исключено, что претензии по «техническим контрагентам» налоговые органы будут предъявлять в первую очередь тем компаниям, у которых есть договоры с налоговой оговоркой, позволяющей попытаться возместить налоговые убытки (потери) с «проблемных» контрагентов.

Неплохой фискальный инструмент для быстрого пополнения бюджета, без хлопотных проверок с формированием доказательственной базы для привлечения компаний к налоговой ответственности за связь с сомнительными контрагентами и длительных судебных процессов.

А что касается вопроса возврата в «карман» налогоплательщика уплаченных за контрагента сумм — это уже сугубо его забота, тут уж как повезет.

Наталюк НатальяСоветник налоговой службы РФ II ранга, ведущий юрист по налоговым и гражданско-правовым спорам «Правовест Аудит», эксперт при Палате общественных уполномоченных по защите прав предпринимателей в г. Москве

Можно ли воспринимать «советы» налогового органа по включению в договор налоговых оговорок как обязанность добросовестного налогоплательщика? Формально в законе нет норм, устанавливающих обязанность включать в договор подобные условия, да и свободу договора никто не отменял (ст.

 421 ГК РФ), поэтому налогоплательщик не должен оправдываться за то, что договор не предусматривает возмещения потерь или убытка в виде доплаченных налогов, пеней и штрафов. Поэтому получив запрос от инспекции о представлении информации о наличии договоров с оговоркой — не стоит впадать в панику, если таковых не имеется, можно смело писать о данном факте.

Если «особенные» договоры есть, то играть «в прятки» с налоговым органом смысла особого нет, поскольку запросы обычно направляется и контрагентам.

Тем не менее, категорически отказываться от использования налоговых оговорок, боясь повышенного интереса со стороны инспекций — тоже неверно.

Предусматривая такую оговорку, компания-покупатель своими интересами заведомо не жертвует, но дает дополнительные основания считать его проявившим должную коммерческую осмотрительность при выборе контрагента-поставщика.

Тем более, если договор будет предусматривать возмещение ущерба только по результатам судебного разбирательства, а не «просто» при наличии требования об уточнении налоговых обязательств по сомнительному контрагенту.

Оценка степени такой осмотрительности будет иметь значение в любом налоговом споре из сделки с «технической компанией», поэтому возможность не дать инспекции лишний аргумент может оказаться совсем не лишней. Вопрос же о том, применять ли налоговую оговорку при наступлении соответствующих условий, должен решаться компаниями исходя из оценки перспективы реального получения возмещения и характера вменяемых нарушений при исчислении налогов.

В данной статье мы постарались лаконично рассказать о налоговой оговорке и связанных с ней рисках. Налоговые юристы компании «Правовест Аудит» имеют большой опыт по защите прав налогоплательщиков. Мы готовы ответить на ваши вопросы и представлять интересы налогоплательщиков в суде и налоговых органах.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *