ВС РФ: банки антимонопольщикам ничего не должны

Есть три обстоятельства, которые нужно доказать, чтобы привлечь управляющую организацию к ответственности за нарушение закона о защите конкуренции. Часто компании о них не знают, поэтому проигрывают суды. Узнайте подробности в сегодняшней статье.

ВС РФ: банки антимонопольщикам ничего не должныКак управляющей компании не нарушить закон о защите конкуренции

Три условия нарушения управляющей организацией № 135-ФЗ

Чтобы привлечь управляющую организацию по ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», суд должен установить у неё:

  • наличие статуса хозяйствующего объекта,
  • доминирующее положение на рынке,
  • факт злоупотребления этим положением.

Этого не учли антимонопольный орган и два суда, когда признали управляющую организацию злоупотребившей доминирующим положением на рынке. Злоупотребление проявилось в том, что УО отказалась пустить одного оператора к размещённому в домах оборудованию связи. В это же время другие операторы связи доступ к оборудованию имели.

Антимонопольный орган выдал УО предписание, а управляющая компания обратилась в суд, потому что сочла решение и предписание ФАС незаконными.

Суд первой инстанции встал на сторону управляющей организации. Он посчитал, что у ФАС не было оснований признать управляющую компанию самостоятельным хозяйствующим субъектом, потому что при управлении МКД компания действует в интересах собственников помещений и не может разрешать вопрос о размещении оборудования третьих лиц в отсутствие решения собственников.

Следующие два суда выиграл оператор связи. Оказалось, что управляющую компанию в этом случае можно всё-таки считать самостоятельным хозяйствующим субъектом. Основание – у УО есть заключённые с операторами связи договоры о возмездном размещении оборудования в МКД.

Управляющая организация не допустила оператора связи к оборудованию и тем самым нарушила положения Жилищного кодекса РФ, № 126-ФЗ и постановление Госстроя РФ от 27.09.2003 № 170. Это нарушение и считается злоупотреблением доминирующим положением.

Завершающей инстанцией в споре управляющей организации и оператора связи стал Верховный суд РФ. Он встал на сторону УО – подтвердил, что в некоторых случаях действия организации нельзя признать нарушением закона «О защите конкуренции». Объясним, почему.

ВС РФ: банки антимонопольщикам ничего не должныСистема коллективного приёма телевидения: кто платит?

Выводы Верховного суда РФ о соблюдении УО № 135-ФЗ

Одна из задач закона «О защите конкуренции» – не допустить того, чтобы возникали ситуации, когда  один или несколько хозяйствующих субъектов своими действиями в одностороннем порядке воздействуют на общие условия обращения товаров на определённом рынке (п. 1 ч. 1 ст. 1, ч. 7 ст. 4 № 135-ФЗ).

Определение хозяйствующего субъекта дано в ст. 4 № 135-ФЗ. Это коммерческая или некоммерческая организация, индивидуальный предприниматель или незарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя физическое лицо, деятельность которых приносит им доход.

Полномочия антимонопольного органа при применении ст. 10 № 135-ФЗ заключаются в пресечении монополистической деятельности. То есть антимонопольный орган выявляет нарушения, обусловленные использованием экономического положения лицом, доминирующим на рынке.

Верховный суд РФ указал, что выводы двух последних судов о несоответствии действий управляющей организации положениям Жилищного кодекса, Закона «О связи» и постановлению Госстроя РФ № 170 не являются достаточным основанием для принятия оспариваемых решения и предписания.

Чтобы квалифицировать действия управляющей организации по ч. 1 ст. 10 Закона «О защите конкуренции», должны быть установлены следующие обстоятельства:

  • наличие статуса хозяйствующего субъекта у организации;
  • обладание организацией доминирующим положением на рынке;
  • факт злоупотребления таким положением.

Порядок использования общего имущества МКД закреплён в главе 6 Жилищного кодекса РФ. Там же указано, решения об использовании общего имущества собственников помещений иными лицами принимает общее собрание собственников помещений. Причём принятие такого решения не должно нарушать права и законные интересы граждан и юридических лиц (ч. 3 ст. 36, п. 3 ч. 2 ст. 44 ЖК РФ).

Суд сделал вывод – у управляющей организации ограниченные права по пользованию и распоряжению общим имуществом МКД. УО не может самостоятельно ограничивать или открывать доступ к общему имуществу в доме. Соответственно нельзя считать управляющую организацию самостоятельным хозяйствующим субъектом в ситуации предоставления в пользование общих помещений дома.

Управляющая организация не допустила каких-либо недобросовестных действий по отношению к оператору связи. Верховный суд РФ сделал вывод, что ФАС вышла за пределы своих полномочий, когда вмешалась в спор между оператором связи и УО.

ВС РФ: банки антимонопольщикам ничего не должныПровайдер должен платить собственникам за монтаж оборудования в МКД

Запомнить

  • Чтобы привлечь управляющую организацию за нарушение закона «О защите конкуренции», нужно установить у неё наличие статуса хозяйствующего объекта, разобраться, обладает ли организация доминирующим положением на рынке и злоупотребила ли она этим положением.
  • Хозяйствующий субъект – это коммерческая или некоммерческая организация, индивидуальный предприниматель или незарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя физическое лицо, деятельность которых приносит им доход.
  • У управляющей организации ограничены права по пользованию и распоряжению общим имуществом МКД.
  • Управляющая организация не имеет права самостоятельно ограничивать или открывать доступ к общему имуществу в доме.
  • Нельзя считать управляющую организацию самостоятельным хозяйствующим субъектом в ситуации предоставления в пользование общих помещений дома.

Коллегия Верховного суда отказала ФАС в доступе к банковской тайне — РБК

ВС отменил решения судов, которые встали на сторону ФАС и обязали один из банков предоставить информацию о движении денег на счетах компании. ФАС готовит поправки в законодательство, чтобы получить доступ к банковской тайне

ВС РФ: банки антимонопольщикам ничего не должны

Daniel Reinhardt / DPA / ТАСС

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда отменила предыдущие судебные решения по спору между Связь-банком и Федеральной антимонопольной службой (ФАС) о предоставлении данных, защищенных банковской тайной. Решение коллегии отражено в карточке дела, но полный текст пока не опубликован.

Суть спора изложена в решении ВС принять дело на рассмотрение (датировано 27 декабря 2018 года, (*.pdf) ).

ФАС получила информацию о нарушении законодательства со стороны компании «Ирмаст-холдинг» и в сентябре 2017 года запросила у Связь-банка информацию о движении средств по всем открытым и закрытым счетам компании с указанием контрагентов.

Банк ответил отказом, объяснив свое решение тем, что эти сведения составляют банковскую тайну. ФАС отреагировала на это возбуждением административного дела против банка. Антимонопольщики повторно затребовали информацию, на этот раз банк удовлетворил запрос.

Тем не менее ФАС оштрафовала банк на 50 тыс. руб. Банк обратился в суд. Как следует из карточки дела, спор рассматривался сначала в Арбитражном суде Москвы, затем решение по апелляции вынес Девятый арбитражный апелляционный суд, затем — уже по кассации — Арбитражный суд Московского округа. Первая инстанция вынесла решение в пользу ФАС, другие суды подтвердили его.

Незадолго до принятия этого решения замглавы управления по борьбе с картелями ФАС Дмитрий Артюшенко сказал, что антимонопольщики готовят проект закона о предоставлении ведомству доступа к банковской тайне.

В действующем законодательстве существует коллизия: ФАС наделена широкими полномочиями по антимонопольным расследованиям и банки обязаны отвечать на ее запросы, но при этом служба не состоит в перечне организаций, по запросу которой банки обязаны раскрывать банковскую тайну.

Как следует из документов в картотеке Верховного суда, на эту правовую коллизию и указывал Связь-банк: «Таким образом, по мнению банка, ст. 26 закона «О банках и банковской деятельности» содержит закрытый перечень лиц, которым могут быть предоставлены сведения, содержащие банковскую тайну. Органы Федеральной антимонопольной службы в данный перечень не включены».

Замначальника управления общественных связей ФАС России Дарья Силкова сказала РБК, что в ведомстве не комментируют решение Верховного суда по делу Связь-банка. «Законопроект о банковской тайне останется неизменным», — добавила она. В пресс-службе ФАС сообщили, что она планирует обжаловать решение коллегии.

РБК направил запрос в Связь-банк.

Блог

ВС РФ: банки антимонопольщикам ничего не должны

Нормы гражданского и жилищного законодательство содержат положения об обязанности потребителя осуществлять оплату за жилищно-коммунальные услуги.

В связи с этим существует мера административного наказания (ч.4 ст.14.

8 КоАП РФ), которая предусматривает штраф за неисполнение обязанности по обеспечению возможности оплаты товаров (работ, услуг) путем наличных расчетов или с использованием национальных платежных инструментов в рамках национальной системы платежных карт по выбору потребителя, если в соответствии с федеральным законом обеспечение такой возможности является обязательным, либо нарушение иных установленных законом прав потребителя, связанных с оплатой товаров (работ, услуг).

В своё время тема «бескомиссионного» внесения платы за услуги и работы наличными вызвала большой ажиотаж среди лиц, оказывающих услуги и выполняющих работы и потребителей, желающих в таком виде осуществить платежи.

Стоит отметить, что в сложившейся ситуации ФАС России в Письме от 27.09.

2019 года № АК/84598/19 «О правомерности взимания комиссии при оплате жилищно-коммунальных услуг» отмечал, что в законодательстве РФ отсутствуют запреты на взимание кредитными организациями, платежными агентами, банковскими платежными агентами и операторами почтовой связи комиссионного вознаграждения при оплате гражданами услуг жилищно-коммунального хозяйства, осуществляя указанные операции по поручению физического лица, названные организации вправе удержать с такого физического лица комиссионное вознаграждение за выполнение этих операций.

Позиция ФАС России, изложенная в вышеуказанном письме, оспаривалась в Верховном суде РФ, заявитель требовал установление обязанности бескомиссионной оплаты жилищно-коммунальных услуг. Верховным судом был отказано в удовлетворении требований 27.01.2020 года (Дело № АКПИ19-922).

Между тем «непонятки» в применении данного вида законодательства остались, и суды по сей день разбирают споры о том, «кто, что и кому должен» в данных правоотношениях.

Определение Верховного суда РФ от 08 февраля 2021 года № 306-ЭС20-14501 данный факт подтверждает.

Суд высшей инстанции разбирал дело об административной ответственности в отношении находящейся в городе Казань управляющей организации «Арт Сити» (далее – УК).

Контролирующий орган (Роспотребнадзор) посчитал, что в нарушение требований законодательства, УК не предоставила потребителю возможность оплатить оказанные услуги путем внесения наличных денежных средств непосредственно исполнителю коммунальной услуги без взимания комиссии, возложив на потребителя дополнительное финансовое бремя (проценты) по оплате финансовых услуг через банк.

  • УК успешно оспорила наказание по данной статье (необеспечение возможности оплаты товаров (работ, услуг) путем наличных расчетов или с использованием национальных платежных инструментов в рамках национальной системы платежных карт по выбору потребителя).
  • Штраф был наложен Роспотребнадзором по итогам проверки УК по жалобе потребителя: жительница МКД жаловалась, что управляющий не принимает наличные для оплаты счетов по ЖКХ, а при любых других способах оплаты банки взимают комиссию за перевод денежных средств.
  • Отменяя постановление Роспотребнадзора, суды единогласно отметили следующее:
  • согласно информации с официального сайта УК, плата за жилищно-коммунальные услуги возможна несколькими способами, в том числе через личный кабинет на сайте, в офисе УК через терминал (с комиссией банка), с помощью некоторых интернет-банков (клиентам данных банков — без комиссии);
  • при этом комиссия при оплате взималась не УК, а иными лицами — банками. Сама же УК никаких действий по взиманию комиссии относительно граждан не допускала;
  • согласно пункту 63 Правил предоставления коммунальных услуг № 354, плата за коммунальные услуги вносится потребителями исполнителю либо действующему по его поручению платежному агенту или банковскому платежному агенту. При этом потребитель вправе по своему выбору оплачивать коммунальные услуги наличными денежными средствами, в безналичной форме с использованием счетов, открытых в том числе для этих целей в выбранных им банках или переводом денежных средств без открытия банковского счета, почтовыми переводами, банковскими картами, через сеть Интернет и в иных формах;
  • согласно ст.37 Закона «О защите прав потребителей» оплата оказанных услуг (выполненных работ) производится посредством наличных или безналичных расчетов, при использовании наличной формы расчетов оплата производится в соответствии с указанием продавца (исполнителя) путем внесения наличных денежных средств продавцу (исполнителю), либо в кредитную организацию, либо платежному агенту, осуществляющему деятельность по приему платежей физических лиц, либо банковскому платежному агенту (субагенту);
  • физические лица — плательщики за жилищно-коммунальные услуги вправе самостоятельно выбирать способ оплаты (наличными денежными средствами с оплатой комиссии, безналичное (бескомиссионное) перечисление, с использованием услуг банков, РКЦ и других организаций, осуществление оплаты потребленного ресурса (оказанной услуги) непосредственно РСО или исполнителю коммунальных услуг и т.д. или осуществлять платежи без взимания комиссии;
  • собственники помещений в МКД должны вносить плату за жилищно-коммунальные услуги управляющей организации, которая управляет данным домом;
  • расходы по оплате услуг банка не является обязательными для собственников жилых помещений по содержанию общего имущества МКД в силу положений действующего жилищного законодательства;
  • законодательство не запрещает исполнителю при расчетах за поставленные коммунальные ресурсы прибегать к услугам третьих лиц, в числе которых поименованы платежные и банковские агенты (субагенты);
  • в данном случае жителям дома предоставлена возможность оплаты жилищно-коммунальных услуг путем внесения наличных денежных средств в кассе любого из банка по выбору потребителя, а для клиентов некоторых банков вообще доступна оплата без комиссии при оплате через интернет — банк;
  • следовательно, потребителю коммунальных услуг предоставлено право выбора способа оплаты оказанных услуг путем наличных денежных средств по выбору потребителя, а также возможность оплаты без учета комиссии за перевод денежных средств;
  • при этом платежный агент, банковский платежный агент (субагент) в случае приема платежей за услуги вправе взимать с плательщика — физлица комиссионное вознаграждение, размер которого определяется соглашением между агентом и плательщиком, а само соглашение может быть оформлено в виде предоставления общей информации об условиях приема платежей, включая размер вознаграждения. Аналогичные правовые возможности установлены и для банковского платежного агента (субагента);
  • понятие наличной формы расчетов конкретизировано в части 4 статьи 37 Закона № 2300-1, под которой понимается оплата потребителем в соответствии с указанием продавца путем внесения наличных денежных средств продавцу либо в кредитную организацию, либо платежному агенту, либо банковскому платежному агенту;
  • из буквального содержания приведенных норм не следует, что на поставщика коммунальных ресурсов (исполнителя) возложена обязанность по оборудованию собственной кассы в целях приема наличных денежных средств у населения для оплаты ими коммунальных услуг. Напротив, ему предоставлена возможность указать, каким образом потребители могут реализовать свое право произвести оплату потребленного коммунального ресурса в наличной форме;
  • таким образом, требование об обязании УК установить пункт приема денежных средств непосредственно от потребителя является незаконным;
  • размер платы за оказанные ЖКУ указывается в платежках без указания комиссии;
  • событие административного правонарушения в части необеспечения возможности оплаты товаров (ч.4 ст.14.8 КоАП РФ) отсутствует, если потребитель был вправе выбрать способ оплаты оказанных услуг, включая использование национальных платежных инструментов в рамках НСПК и наличной формы расчетов путем внесения наличных денежных средств банковскому платежному агенту.
Читайте также:  Какие стандарты договорной работы экономят время юриста компании. проверено на личном опыте

Суд высшей инстанции отказал Роспотребнадзору в пересмотре дела, поскольку «не установлено обстоятельств, свидетельствующих о том, что УК допускает ограничение прав потребителей по выбору способа оплаты предоставленных услуг».

Указанный спор показал: действие надзорного органа в интересах потребителя по принципу «Была бы спина, найдется и вина» УК успешно оспорила.

Поставщику коммунальных ресурсов (исполнителю) предоставлена возможность указать, каким образом потребители могут реализовать свое право произвести оплату потребленного коммунального ресурса в наличной форме.

Таким образом, касса может быть у любого лица, уполномоченного принимать платежи за жилищно-коммунальные услуги. Стоит только учесть, что информация об этом должна быть доведена до потребителей надлежащим образом.

Комиссия при оплате жилищно-коммунальных услуг является комиссией банков и платой за услуги оператора по приему платежей, а не платой за оказанные услуги. При этом ни жилищное законодательство, ни Закон «О защите прав потребителей» № 2300-1 не обязывают посреднические организации принимать наличные денежные средства по оплате коммунальных услуг без комиссии.

Компания «Бурмистр.ру» 7 июня проведет вебинар «Капитальный ремонт МКД: что нужно знать обязательно, чтобы не влететь». Заявка и программа здесь.

Почему Верховный суд РФ заступился за заемщиков, которым банки навязывают страховку

Страховка жизни и здоровья по закону является добровольной, но получение потребительского кредита в России нечасто обходится без нее, в том числе потому что ставка без оформления полиса может оказаться существенно выше. Данные Банка России уже который год показывают, что основными продавцами таких полисов являются банки. В 2019 году страховые компании три четверти взносов получили от посредников, из которых 49% пришлось на банки.

«По данным Банка России, в 2019 году было заключено 3,93 млн договоров страхования жизни заемщиков. По сравнению с 2018 годом этот показатель страхового рынка вырос на 50,8%.

Объем взносов по этому виду страхования в прошлом году составил 98,9 млрд рублей», – рассказала «Профилю» руководитель проекта ОНФ «За права заемщиков» Евгения Лазарева.

По ее словам, вслед за ростом взносов увеличился почти в два раза и размер средней выплаты по страхованию жизни заемщика – до 105,5 тыс. рублей, по страхованию от несчастных случаев и болезней – на 20,9%, до 44,3 тыс. рублей.

Несколько лет назад у заемщиков появилась возможность без финансовых потерь отказаться от ненужной страховки. Для этого нужно уведомить продавца об отказе от нее в течение 14 дней с момента оформления, в так называемый «период охлаждения».

Практика же показала, что деньги заемщикам возвращают не всегда. Как правило, проблем не возникает при отказе от индивидуальных полисов, которые оформляются при заключении договора непосредственно между заемщиком и страховой компанией. А из-за возврата так называемых коллективных страховок порой возникают споры.

Суть таких коллективного страхования в том, что договор заключается между страховой компанией и банком, а последний только «присоединяет» клиента к программе страхования.

В результате заемщик, пожелавший отказаться от такой страховки, сталкивался с двумя препятствиями. Во-первых, он не был стороной договора о страховании.

Во-вторых, к моменту покупки полиса договор между банком и страховщиком мог уже действовать не один месяц, а то и несколько лет.

Однако эти особенности коллективных страховок не повод лишать заемщика права на отказ в «период охлаждения» от ненужной ему страховки, считает Верховный суд РФ.

Он уже несколько раз озвучивал эту позицию, а недавно полностью поддержал заемщика в споре с одним из крупнейших банков по объему выручки в России.

Он напомнил, что такое «коллективное» оформление взаимоотношений между сторонами на суть страховки не влияют – оплачивает ее заемщик, а потому он и является страхователем. Проще сказать, клиентом страховой компании, и вправе воспользоваться «периодом охлаждения».

Кроме этого Верховный суд РФ озвучил еще одну важную позицию: клиенту должны вернуть абсолютно все затраты при отказе от «коллективной» страховки в «период охлаждения», в том числе и комиссию банка за услугу включения в число участников программы страхования.

«Отказ от услуги страхования делает уплаченную комиссию за подключение к несуществующей услуге экономически бессмысленной», – объяснил Верховный суд РФ.

«До этого большинство судов отказывало во взыскании комиссии банка, ссылаясь на то, что услуга по подключению к договору коллективного страхования все-таки была оказана», – говорит управляющий партнер бюро «Проценко и партнеры», адвокат Татьяна Проценко. Однако встречались и противоположные решения, когда суды ссылались на отсутствие доказательств наличия расходов у банков в связи с подключением клиента к страховке, отмечает она.

С 1 сентября 2020 года взаимоотношения заемщиков и банков- страховщиков будут происходить по другим правилам. С этого момента вступят в силу поправки в закон «О потребительском кредите (займе)», которые запрещают банкам навязывать клиентам добровольные страховки при выдаче кредитов.

Кроме того, в законе будет закреплено право заемщиков отказаться в «период охлаждения» не только от индивидуальных, но и от коллективных страховок. Банк в таком случае сможет повысить ставку по кредиту.

Эти правила будут распространяться только на новые договоры страхования, заключенные после 1 сентября.

Должна повыситься и сама прозрачность условий страховок. Банки будут обязаны рассказать клиенту о размерах страховой премии, различных комиссиях. Также заемщики в случае досрочного погашения кредита смогут вернуть и часть оплаты за полис – за оставшийся период его действия. Перечислить ее ему будут обязаны в течение 7 рабочих дней.

Сейчас заемщикам после закрытия кредита удается вернуть деньги за страховку не всегда. Страховщики и суды отказывают им в этом, если возмещение по ней не зависело от долга по кредиту.

Они исходят из того, что полис продолжает действовать и после закрытия кредита, а застрахованный имеет право на выплаты при наступлении страхового случая.

И наоборот, шансы гражданина на успех в суде и возврат части затрат повышаются, если обязательным условием для выплаты по страховке было наличие долга по кредиту. При таких условиях наступление страхового случая и выплаты по полису становятся невозможным, указывают суды.

«Мы рассчитываем, что вступление в силу закона, который позволит заемщикам вернуть часть страховой премии при досрочном погашении кредита, положительно скажется на потребителях финансовых услуг, поскольку вернуть часть страховой премии станет проще», – говорит главный финансовый уполномоченный Юрий Воронин.

Читайте также:  Взыскание с работников ущерба, причиненного третьим лицам: расчет размера и доказывание в суде

Служба главного финансового уполномоченного действует с 1 июня 2019 года и занимается досудебным урегулированием споров на финансовом рынке. С 28 ноября прошлого года в его компетенцию входит и рассмотрение споров по страхованию жизни. За все время деятельности финуполномоченного к 19 апреля 2020 года к нему поступило 2540 обращений из-за страхования жизни.

«Наибольшее количество обращений – 1480 или 60,4% – пришлось на споры, связанные с возвратом страховой премии при расторжении договора страхования.

На втором месте споры, касающиеся отказа в выплате страхового возмещения (302, или 12,3%), на третьем – нарушение срока выплаты страхового возмещения (111, или 4,5%)», – говорит главный финансовый уполномоченный Юрий Воронин.

При этом, по его словам, по результатам рассмотрения обращений по страхованию жизни принято 441 решение, из них в 109 случаях (24,7%) требования потребителей финансовых услуг удовлетворены. Больше всего решений – 55,6% – было связано с возвратом страховой премии при расторжении договора страхования.

Невыгодное досрочное погашение

Однако реализация новелл о возврате части затрат на «коллективную» страховку при досрочном погашении кредита, когда «период охлаждения» давно истек, может расстроить россиян. Из стоимости страховки вычтут часть страховой премии, пропорционально времени действия полиса, а также могут минусовать расходы страховщика, банковские комиссии.

«У некоторых кредиторов размер агентской комиссии за подключение к коллективному договору страхованию составляет до 90% от стоимости продукта», – говорит Евгения Лазарева.

В результате на руки клиент получит сильно меньше того, что заплатил, и одновременно он потеряет возможность быть застрахованным на значительную сумму. Такой шаг может оказаться для него бессмысленным и невыгодным.

Вопросы могут возникнуть у граждан и при рефинансировании потребительских кредитов. Процедура аналогична простому получению кредита, а потому чаще всего сотрудники банка предложат при условии оформления полиса ставку более выгодную, чем без него. При этом страховка, оформленная при получении старого займа, вряд ли банк устроит.

«В теории выгодопроиобетателя при рефинансировании кредита можно заменить. Но на практике это достаточно сложная и невыгодная для банков процедура. Поэтому кредиторы идут на это только в случае рефинансирования своих собственных кредитов, а заемщики покупают новую страховку, если рефинансируются в другом банке», – говорит Евгения Лазарева.

С учетом того, что нередко полисы оформляются сразу на весь срок кредита, то в результате на руках у человека может оказаться сразу две страховки, если от первой он не отказался.

Эксперты сходятся в одном: чтобы минимизировать риск возникновения спора с банком или страховой компанией, перед подписанием документов их нужно внимательно читать.

«Мы рекомендуем потребителям в обязательном порядке до заключения кредитного договора знакомиться с условиями банков, изучить внимательно все предложения и выбрать наиболее выгодное для себя.

Не стоит соглашаться на первое возникшее предложение», – говорит Евгения Лазарева.

Верховный суд защитил топ-менеджеров и владельцев обанкротившихся банков

Верховный суд РФ (ВС) защитил топ-менеджеров и владельцев обанкротившихся банков от повального привлечения к субсидиарной ответственности.

Влияние ответчика и негативные последствия для кредитной организации должны быть «существенными», а предварительное одобрение кредитов профильными отделами может снять претензии с подписавшего сделки руководителя, признала экономколлегия.

По мнению юристов, ВС хочет сбалансировать избыточно прокредиторскую практику, и теперь Агентству по страхованию вкладов (АСВ) будет сложнее доказать вину банкиров. Но смягчение несет и риски злоупотреблений со стороны последних.

ВС вынес решение, ограничивающее возможности привлечения банкиров к субсидиарной ответственности по долгам их кредитной организации.

В рамках длящегося более пяти лет банкротства банка «Балтика» (признан банкротом в феврале 2016 года) АСВ (конкурсный управляющий) требовало привлечь к субсидиарной ответственности на 11 млрд руб. пять топ-менеджеров.

Претензии были типичными: убыточные сделки и формирование безнадежной задолженности.

В частности, ответчиков обвиняли в выдаче «техническим компаниям» почти 3 млрд руб. без ликвидного обеспечения, обмене прав требования в размере 190 млн руб.

на векселя банка и затем внесении их в уставный капитал компании, которая не вела деятельности.

Первая инстанция привлекла к «субсидиарке» двоих, но апелляция и кассация добавили еще троих, в том числе члена совета директоров Галину Роговец и члена правления Олега Клепикова, признав их виновными в убыточных для банка сделках.

Галина Роговец и Олег Клепиков обжаловали эти решения в ВС, настаивая, что из судебных актов неясно, в чем состоит их вина. Так, Галина Роговец утверждала, что не выдавала вменяемые ей в вину кредиты, а Олег Клепиков заявил, что по согласованным им займам долг был частично возвращен, векселя же вносились в «пустую» компанию после его ухода из банка.

Дело передали в экономколлегию ВС, которая отменила решения о привлечении двух банкиров к субсидиарной ответственности, жестко раскритиковав аргументы АСВ и их оценку нижестоящими судами.

Так, коллегия подчеркнула, что нужно учитывать существенность как самой фигуры ответчика и его влияния, так и негативных последствий его действий относительно масштабов деятельности банка.

Особенность банков в том, что «они осуществляют достаточно крупную по масштабам деятельность на финансовом рынке, что обусловливает необходимость наличия в их штате значительного количества сотрудников», при этом их работа «строго и детально урегулирована», отметил ВС. К «субсидиарке» же могут быть привлечены лица, «действия которых непосредственно привели к банкротству».

Следует также выяснить, был ли топ-менеджер инициатором и потенциальным выгодоприобретателем.

Причем «сама по себе убыточность сделки не может служить безусловным подтверждением наличия основания для привлечения к субсидиарной ответственности», признала коллегия.

Кроме того, действия по заключению сделки предполагаются разумными и добросовестными, если соблюдены корпоративные правила одобрения, а ее невыгодность не была очевидна, подчеркнул ВС.

  • В отношении спорных заемщиков «Балтики» проводилась проверка, оценивалось финансовое состояние, есть профессиональные суждения и сведения об обеспечении.
  • Доказательств того, что ответчики подписали кредитные договоры вопреки заключениям или без одобрения профильных комитетов, нет, как и доказательств их связи с заемщиками.
  • При этом фактическим бенефициаром банка, контролировавшим основные операции, был Василий Косолапов, который и согласовывал убыточные сделки, а причастность к ним Олега Клепикова и Галины Роговец «не установлена», заключил ВС.

Юристы считают, что ВС пытается развернуть сложившуюся в пользу АСВ практику повального привлечения банкиров к субсидиарной ответственности. Партнер «Пепеляев групп» Юлия Литовцева называет решение по «Балтике» «взвешенным и соответствующим истинному назначению такого жесткого инструмента, как субсидиарная ответственность».

«Последняя практика ВС — это черная полоса для АСВ»,—соглашается советник Saveliev, Batanov & Partners Юлия Михальчук.

Она отмечает, что ВС развивает критерии для «субсидиарки», названные в июне 2020 года в деле «Теплоучета», но на практике до сих пор суды крайне редко соглашались их учесть.

Теперь АСВ будет сложнее доказывать вину ответчиков, уверена госпожа Литовцева, так как придется анализировать отклонение их действий от корпоративных стандартов и обосновывать наличие критериев, определенных ВС.

Заведующий бюро адвокатов «Де-юре» Никита Филиппов считает интересным то, что суд выделил в качестве особенностей банков «не только детальную регламентацию каждого действия и их корпоративный характер, но и многоэтапную процедуру согласования решений».

Адвокат КА «Делькредере» Егор Ковалев полагает, что решение ВС позволит точнее «дифференцировать управленцев несостоятельной кредитной организации на добросовестных и нет». Он добавляет, что не всегда все члены коллегиального органа управления, одобрившие какую-то сделку, одинаково ответственны за ее последствия.

«В нормально функционирующем банке органы управления принимают решения о сделках на основании заключений разноплановых специалистов и предварительных решений компетентных органов», отмечает господин Ковалев.

Ранее суды зачастую исходили из того, что топ-менеджеры должны все перепроверять и нести ответственность за действия профильных отделов, поясняет Юлия Михальчук.

Госпожа Литовцева полагает, что применение позиции ВС значительно сократит число привлекаемых к «субсидиарке» банкиров. При этом она не видит больших рисков того, что недобросовестные лица останутся безнаказанными, так как у АСВ остается «множество инструментов и презумпций, а главное — широчайший доступ к документации должника».

Однако господин Филиппов видит в смягчении практики риски того, что топ-менеджеры банков начнут «прикрывать убыточные сделки формальными заключениями подчиненных, чтобы избежать субсидиарной ответственности». Рядовых сотрудников и менеджеров среднего звена нельзя привлечь к «субсидиарке», добавляет Юлия Михальчук, но можно, например, взыскать с них причиненный вред.

Екатерина Волкова, Анна Занина

Источник — «Ъ»

Верховный суд впервые рассмотрит дело о комиссиях банков за переводы физлицам

Экономическая коллегия Верховного суда (ВС) России впервые рассмотрит дело о взимании банками крупных комиссий с бизнеса за перевод денег физлицам. Об этом сообщает «Коммерсантъ». 

По его данным, коллегии было передано дело, в котором ООО «Экойл» оспаривает комиссию Всероссийского банка развития регионов (ВБРР).

Весной прошлого года компания заняла у двух граждан 1,91 млн рублей, а в позже вернула эту сумму, перечислив со своего счета в ВБРР, за что банк взял комиссию в 9% (171 850 рублей).

«Экойл» подал в суд на банк, решив, что он неосновательно обогатился на сумму комиссии.

Арбитражные суды трех инстанций отклонили иск компании, указав что ВБРР ввел комиссию на переводы физлицам, со ссылкой на закон 115-ФЗ. Он позволяет банкам устанавливать «заградительные» тарифы на сомнительные операции. Чаще всего банки пользуются этой нормой для ограничения переводов физлицам, а комиссии могут достигать 30%, отмечает «Коммерсантъ».

«Экойл» обжаловал решения арбитражных судов в ВС и добился передачи дела в экономколлегию. Компания, в частности, отметила, что к ее операциям у банка не было замечаний и «они проведены без каких-либо запросов и требований», а закон позволяет юрлицу заключать договоры займа со своими владельцами.

Клиенты ранее неоднократно оспаривали завышенные комиссии банков на различные операции, пишет газета.

Читайте также:  Суд «подсказал» законный способ избавиться от любого ненужного работника (с)

Судебные споры, по ее данным, были с банком Тинькофф (из-за 15-процентной комиссии за разблокировку счета), с Совкомбанком (20% комиссии с физлица за поступление на его счет денег от юрлиц), с Юникредит банком (10% комиссии от суммы перевода физлицам). В начале 2020 года отказаться от заградительных тарифов на «экономически обоснованные» операции банкам рекомендовал ЦБ. 

Опрошенные «Коммерсантом» юристы рассчитывают, что ВС, наконец, поставит точку в этом вопросе. «Экономколлегия много лет устранялась от проблемы разрешения вопроса о правовой квалификации заградительных тарифов», — заявил газете партнер «Арбитраж.ру» Владимир Ефремов. 

Заградительные комиссии противоречат принципам равенства и создают условия для дискриминации, поскольку «могут предоставлять одним клиентам, у которых сложились доверительные отношения с руководством банка, преимущества по сравнению с другими», отметил в разговоре с изданием учредитель a.t.Legal Николай Титов. В свою очередь, руководитель практики Savina Legal Элина Криксина сочла ссылку на 115-ФЗ «лишь ширмой для установления баснословных тарифов за элементарные банковские операции». 

При этом, если тарифы ограничат на законодательном уровне, банки, скорее всего, воспользуются другими возможностями — начнут активнее блокировать подозрительные платежи и истребовать документы, подтверждающие легальность операций, уверена руководитель группы по сопровождению проектов РКТ Ирина Беседовская.

Фас в сми: могут ли заказчики устанавливать закрытый список банков?

Федеральная антимонопольная служба РФ определила топ-5 нарушений при осуществлении закупок по 223-ФЗ.

Оказалось, что одно из самых распространенных — установление заказчиком закрытого произвольного списка банков, в которых возможно получение банковской гарантии для подачи заявки и обеспечения обязательств по договору.

Эксперты рассказали действительно ли такой шаг является нарушением 223-ФЗ и привели примеры антимонопольной и судебной практики по этому вопросу.

    — Сегодня заказчики при проведении закупок по 223-ФЗ вправе предъявлять любые требования к банковским гарантиям и банкам, выдающим их, — комментирует заместитель руководителя ФАС России Рачик Петросян.

— На практике это приводит к тому, что заказчики принимают гарантии только от ограниченного количества приемлемых для них банков. Такое условие создает сложности с получением банковской гарантии, т.к. ставит участников в зависимость от субъективного решения того или иного банка.

В итоге это приводит к необоснованному ограничению количества участников торгов, что запрещено законом.

Он также добавил, что Минфин разработал законопроект, способный решить существующую проблему.

Проект предусматривает унификацию требований к банковским гарантиям, предоставляемым в качестве обеспечения заявки и исполнения договора по закупкам среди субъектов малого и среднего предпринимательства (по 223-ФЗ — прим. ред.

). ФАС России поддержала этот законопроект, в настоящее время он находится на рассмотрении в Правительстве РФ.

    — Так, документ создает единые условия для таких гарантий. В частности, предусматривается, что заказчики обязаны будут принимать гарантию от любого банка, включенного в установленный Налоговым кодексом РФ перечень.

Это снимет барьеры для участия в закупках по 223-ФЗ и повысит доступность банковских гарантий для субъектов малого и среднего предпринимательства.

Кроме того, проект предусматривает включение банковских гарантий в реестр ЕИС, что снизит риски предоставления подложных документов, — говорит Рачик Петросян.

То, что сейчас установление заказчиком закрытого списка банков не является нарушением 223-ФЗ, отмечает и Георгий Сухадольский, генеральный директор Объединения профессиональных специалистов в области государственных, муниципальных и корпоративных закупок. При этом такие действия могут рассматриваться контролирующими органами как нарушение конкуренции.

    — Здесь мы сталкиваемся с типичными проблемами в оценке разумности и обоснованности тех или иных налагаемых заказчиками ограничений, — поясняет эксперт. — Причем необходимо четко понимать, что любые требования в документации к поставщику, продукции, процессам ее производства, приемки и т.д.

– это в любом случае те или иные ограничения. Вопрос лишь в том, принимает ли общественность и контролирующие органы их как обоснованные и допустимые, или не принимает.

Поэтому потенциально возможны случаи, когда из-за специфики проекта или действующей бизнес-схемы взаимодействия, работа с одними банками может быть существенно эффективней, чем с другими.

По словам эксперта, намного корректней не перечислять конкретные банки, а указывать те требования, которым они должны соответствовать.

В Сбербанке напомнили, что 223-ФЗ не содержит запретов или ограничений в части установления требований к банкам, выдающим гарантию для участников закупочных процедур.

Банк использует механизм обеспечения в отношении заявок участников, компенсируя риск отказа участника от заключения договора по результатам закупки,  и для гарантии выполнения обязательств по договору.

В качестве обеспечения заявок могут использоваться как денежные средства, так и банковские гарантии.

    — Для определения перечня банков, которые могут выдавать гарантии участникам закупочных процедур банк применяет норму 44-ФЗ: заказчики в качестве обеспечения заявок и исполнения контрактов принимают банковские гарантии, выданные банками, включенными в предусмотренный статьей 74.1 Налогового кодекса РФ перечень банков, отвечающих установленным требованиям для принятия банковских гарантий в целях налогообложения, — уточнили специалисты банка.

Говоря о цели, с которой заказчики устанавливают закрытый список банков, Лев Алин, заместитель директора компании МЭЛТОР ( Мастер электронных торгов), заметил, что у заказчика она всегда одна — ограничение конкуренции. Это значит: он будет продвигать своего поставщика или круг поставщиков, которые могут получить финансирование в определенных банках, прописанных в закупочной документации. Рисков при этом у заказчиков нет.

Эксперт-практик Центра эффективных закупок Тендеры.ру Кирилл Кузнецов обратил внимание, что в арбитражной практике можно найти примеры и противоположного мнения у судов по этому «нарушению».

Из них можно увидеть, что антимонопольный орган не всегда может доказать, кто конкретно и в чем ограничивается заказчиком. Заказчику же в первую очередь необходимо максимально эффективно удовлетворить свои потребности.

И это далеко не всегда возможно сделать за счёт конкуренции.

    — Поэтому давно уже надо определить законодательно понятие «обоснованное ограничение конкуренции» и вытекающие из него права и обязанности.

Так интереснейшими прецедентом может стать недавнее решение суда о взыскании с ФАС упущенной выгоды из-за «снесенной» закупки, — замечает Кузнецов.

— Что до ограничения круга банков — в некоторых случаях оно вполне обосновано, так как это касается обеспечения надежности для критически важных сделок.

При этом эксперт считает, что в общем случае это не выгодно и самому заказчику, так как обычно условия у крупных банков в части предоставления банковских гарантий не самые выгодные, а значит удорожание обеспечения для участника повлечёт и рост предлагаемых им цен.

    — Но стоит ли в этот процесс вмешиваться ФАС — лично мне не очевидно, — заключил он.

Верховный суд запретил огульные возвраты денежных переводов физических лиц

Верховный суд РФ опубликовал разъяснение, согласно которому многочисленные последовательные платежи от одного физического лица другому в течение длительного времени могут свидетельствовать о наличии между ними договорных отношений и не должны огульно признаваться неосновательным обогащением получателя.

Основанием стал судебный спор жителей Казани, который рассматривал Верховный суд. Истица обвиняла ответчика в неосновательном обогащении и требовала вернуть почти 2,5 млн рублей.

Получатель денежных средств не отрицал, что ему на карту поступили переводы от заявительницы, однако пояснял, что работает в одной компании с супругом истицы и данные деньги предназначались для выплаты зарплаты сотрудникам.

Районный суд Казани удовлетворил требования частично, взыскав предполагаемое неосновательное обогащение, а также проценты за пользование чужими средствами, отказав лишь в компенсации морального вреда. Верховный суд Татарстана с решением согласился. Суды опирались на отсутствие доказательств, подтверждающих законность получения денежных средств ответчиком.

При рассмотрении спора Верховным судом тот обратил внимание на то, что переводы от истца к ответчику были длительными и последовательными: за полтора года со счета истицы было сделано 23 перевода.

При этом неосновательное обогащение может быть признано при наличии трех обязательных условий: имеет место приобретение или сбережение имущества; приобретение или сбережение имущества произведено за счет другого лица; приобретение или сбережение имущества не основано ни на законе, ни на сделке, ни на ином правовом основании, то есть происходит неосновательно.

  • «Также следует иметь в виду, что при наличии договорных отношений между сторонами возможность применения такого субсидиарного способа защиты, как взыскание неосновательного обогащения, ограничивается случаями, когда такое обогащение, приведшее к нарушению имущественных прав лица, не может быть устранено с помощью иска, вытекающего из договора», — поясняет ВС.
  • Суд также указал, что по такой категории дел на истце лежит обязанность доказать, что на стороне ответчика имеется неосновательное обогащение, которое произошло за его счет, и обязанность указать причину, по которой в отсутствие правовых оснований произошло приобретение или сбережение ответчиком имущества за счет истца.
  • В свою очередь, ответчик должен доказать отсутствие на его стороне неосновательного обогащения за счет истца, наличие правовых оснований для такого обогащения либо наличие обстоятельств, исключающих взыскание неосновательного обогащения, предусмотренных статьей 1109 Гражданского кодекса РФ.

Согласно материалам дела, ответчик представлял документы, свидетельствующие о ведении переговоров с супругом истицы по поводу оплаты труда сотрудников, а также бумаги, подтверждающие начисление зарплат. Однако суды не стали приобщать к делу эти доказательства, а также не привлекли к процессу супруга истицы, отметил ВС.

  1. К тому же суд не привел мотивов, по которым отклонил представленные стороной ответчика доказательства в подтверждение факта существования между сторонами деловых отношений, а также не дал им какой-либо оценки.
  2. Кроме того, придя к выводу о том, что истица в отсутствие какого-либо обязательства целенаправленно и последовательно перечисляла денежные средства ответчику, суд не указал, почему в таком случае не применяются положения пункта 4 статьи 1109 ГК о том, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные лицом во исполнение заведомо для него несуществующего обязательства, недоумевает высшая инстанция.
  3. Верховный суд РФ счел допущенные судами нарушения норм права существенными и непреодолимыми, в связи с чем пришел к выводу об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *