Разыграно было как по нотам, или из опыта борьбы с РСО

21 мая 2020

Министр культуры Башкирии требует от музыканта компенсацию в 100 тысяч рублей

21.05.2020 | КоммерсантЪ | Булат Баширов

Министр культуры Башкирии Амина Шафикова требует в суде выплаты 100 тыс. руб. компенсации морального вреда от музыканта, бывшего главного дирижера Национального симфонического оркестра республики Рустэма Сулейманова.

По мнению чиновницы, музыкант опорочил ее деловую репутацию в статье, опубликованной в октябре 2019 года на казанском портале «Реальное время».

Материал посвящался удручающему состоянию здания Сибайской филармонии, а завершался пожеланием властям республики «быть более избирательным в кадровых вопросах, особенно в министерстве культуры».

В числе прочего министр потребовала опровергнуть фразу о том, что она «довольно редко» посещает оперативные совещания кабмина. В своем иске ведомству пришлось доказывать, что посещаемость таких мероприятий «строго контролируется аппаратом правительства».

В Кировском районном суде Уфы 27 мая возобновляется процесс по иску министерства культуры Башкирии и лично министра Амины Шафиковой к известному в республике музыканту, бывшему главному дирижеру Национального симфонического оркестра (в 2011–2014 годах) Рустэму Сулейманову и казанскому информационному порталу «Реальное время». Истцы требуют признать не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию госпожи Шафиковой и министерства сведения, опубликованные в статье господина Сулейманова 11 сентября 2019 года, через два дня после победы на выборах главы Башкирии Радия Хабирова.

В своей публикации музыкант рассуждает о судьбе Сибайской филармонии, где в 2015 году произошел пожар, и здание на момент публикации не было восстановлено.

Господин Сулейманов отмечал, что спустя четыре года после пожара труппа филармонии была лишена возможности открыть сезон, «вхолостую репетирует в брошенном корпусе зауральского филиала аграрного университета», «коллектив филармонии давно разбежался кто в Уфу, кто в Магнитогорск, кто в соседний Татарстан». Также он отмечал, что прежнее руководство республики и минкульт «игнорировали проблемы филармонии».

Свой материал музыкант завершал рекомендацией новому руководству республики «быть более избирательным в кадровых вопросах, особенно в министерстве культуры».

Рустэм Сулейманов — заслуженный деятель искусств Республики Башкортостан и лауреат республиканской молодежной премии в области литературы и искусства имени Шайхзады Бабича, является последовательным критиком минкульта республики и лично Амины Шафиковой.

В июне 2016 года, когда в Уфу приезжал глава Минкульта РФ Владимир Мединский, музыкант провел двухчасовой одиночный пикет в знак протеста против попыток минкульта запретить выступления его струнного квартета на государственных площадках Уфы и несправедливого распределения грантов.

Во время пикета Рустэм Сулейманов играл на скрипке.

Истцы в исковом заявлении отмечают, что сведения, распространенные на портале «Реальное время», «подрывают профессиональную репутацию» Амины Шафиковой, причиняют ей «нравственные страдания».

Они требуют опровергнуть целый ряд утверждений автора материала, в том числе о том, что «в Сибайской государственной филармонии не проводился ремонт, коллектив учреждения разбегается», «чиновники министерства культуры Республики Башкортостан более трех лет никоим образом не замечали в центре Сибая сгоревшее здание филармонии, средства на восстановление не выделялись, а конкурсы по реставрации были проведены с нарушениями». Также претензии у министерства и министра есть к фразам музыканта о том, что «культура в городе умерла», «министр Шафикова посещает довольно редко (оперативные совещания в правительстве. — «Ъ») — игнорирует животрепещущие вопросы сегодняшнего дня в культуре» и другие.

В качестве доказательств несоответствия действительности утверждения о том, что министр пропускает совещания в кабмине, истцы, например, замечают, что посещаемость таких совещаний «строго контролируется аппаратом правительства».

В марте Кировский суд Уфы по ходатайству минкульта назначил лингвистическую экспертизу фраз, изложенных Рустэмом Сулеймановым. Кому поручена экспертиза, в материалах суда, находящихся в открытом доступе, не уточняется. До ответчиков эта информация не доведена.

Представитель Рустэма Сулейманова Рамиля Саитова заявила «Ъ», что музыкант в статье «выражал свое субъективное мнение». «В статье есть два-три факта, но они подтверждаются теми доказательствами, которые представило в иске само министерство», — отметила она.

В отзыве, который направило в суд издание «Реальное время», отмечается, что оспариваемые фрагменты публикации «являются мнением автора, который использует обороты, подчеркивающие его субъективное мнение о действиях руководства Башкирии». «Каких-либо сведений, подпадающих под критерии порочащих, в статье опубликовано не было», — отмечено в отзыве.

«Министерство культуры, на мой взгляд, свалило в одну кучу все доводы и обстоятельства по делу, не разделяя, где затронута честь и достоинство физического лица, а где — деловая репутация министра и министерства, — отмечает партнер адвокатского бюро «Бишенов и партнеры» Анжелика Решетникова.

— Честь и достоинство истцов, насколько можно судить из материалов дела, затронуто в меньшей степени. Речь, скорее, можно вести о деловой репутации. Исход дела предсказать сложно. Он будет зависеть от доводов сторон и результатов лингвистической экспертизы.

Но замечу, что, по ходатайству лиц, участвующих в деле, может быть назначена и повторная экспертиза».

Наш комментарий:

Анастасия Махнёва, INTELLECT, специально для газеты «КоммерсантЪ»:

К разряду спорных можно отнести фразы о том, что министр редко посещает оперативки, что конкурсы по реставрации были проведены с нарушениями.

Разыграно  было  как  по  нотам, или  из  опыта   борьбы  с  РСО

Махнёва Анастасия ВикторовнаПартнер

С позиции права иск вряд ли можно признать перспективным, отмечает партнер юридической фирмы INTELLECT Анастасия Махнёва. «К разряду спорных можно отнести фразы о том, что министр редко посещает оперативки, что конкурсы по реставрации были проведены с нарушениями.

Здесь ответчикам, вероятно, придется доказать достоверность утверждений, — отмечает юрист. — Все остальное, скорее, можно назвать оценочными суждениями и мнением автора о деятельности министра. Они не могут быть предметом оспаривания.

Особенно с учетом того, что истцом является чиновник, деятельность которого в силу занимаемой публичной должности и выполняемых функций может подвергаться более широкой критике, нежели деятельность частного лица».

Статьи

Разыграно  было  как  по  нотам, или  из  опыта   борьбы  с  РСО

Это дело можно рассматривать как ответ на вопрос о том, насколько страшен процесс банкротства ТСЖ.

В рамках дела о банкротстве ТСЖ его конкурсный кредитор – теплоснабжающая организация (РСО) – обратилась в суд с заявлением о привлечении двух бывших «руководителей» ТСЖ к субсидиарной ответственности по обязательствам должника по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 10 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве, ЗоБ).

NB: Сейчас ст. 10 ЗоБ утратила силу, но содержащаяся в ней норма воспроизведена в ст. 61.12 ЗоБ. Речь идёт о субсидиарной ответственности руководителя должника за неподачу заявления о банкротстве.

Кстати, под руководителями ТСЖ понимались председатель ТСЖ и нанятый по трудовому договору управляющий. Кто-то из читателей напрягся нездорово?

Сумма заявлена — чуть больше 22 миллионов рублей на двоих. Оба фигуранта заявили о пропуске срока давности и о злоупотреблении правом, поскольку ранее суд отказал в удовлетворении якобы аналогичного ходатайства кредитора.

Суд отметил на это, что ранее рассмотрено заявление о привлечении к субсидиарной ответственности по другому пункту статьи ЗоБ с иным предметом доказывания, а срок — восстановил, учитывая ст. 10 ГК РФ.

Выяснилось, что в 2011-2012 годах ТСЖ накопило перед РСО долги, которые последняя успешно просудила. Пока шли переговоры между ТСЖ и РСО о сроках погашения долгов, многоквартирные дома («большое ТСЖ» было) перешли в управление управляющей организации (к слову, с тем же названием, что и у ТСЖ).

По итогу формирования конкурсной массы оказалось, что в реестре требований кредиторов 22,9 млн руб., из которых погашено аж 12. Не миллионов, просто 12 тысяч рублей.

В итоге суд первой инстанции в порядке субсидиарной ответственности «навесил» на бывшего председателя 18,6 млн руб., на бывшего управляющего 3,6 млн руб.

Пересматривая дело по жалобам привлеченных к субсидиарке лиц, арбитражный апелляционный суд указал, что в соответствии с п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.

2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» если обязанность по подаче в суд заявления должника о собственном банкротстве не была исполнена несколькими последовательно сменившими друг друга руководителями, первый из них несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, возникшим в период со дня истечения месячного срока, предусмотренного п. 2 ст. 9 Закона о банкротстве, и до дня возбуждения дела о банкротстве, последующие — со дня истечения увеличенного на один месяц разумного срока, необходимого для выявления ими как новыми руководителями обстоятельств, с которыми закон связывает возникновение обязанности по подаче заявления о банкротстве, и до дня возбуждения дела о банкротстве.

При этом по обязательствам должника, возникшим в периоды ответственности, приходящиеся на нескольких руководителей одновременно, они отвечают солидарно (абзац второй п. 1 ст. 61.12 Закона о банкротстве).

А ещё — дома переведены из ТСЖ в УК, помните? — суд напомнил, доказательств того, что у должника возникли временные финансовые трудности, и горе-руководители добросовестно рассчитывали на их преодоление в разумный срок и приложили необходимые усилия для достижения такого результата, в материалы дела не представлено. Доказательств наличия обоснованного бизнес-плана по выходу из сложившегося финансового кризиса также не представлено.

Иными словами, раз выводили МКД из ТСЖ, то заведомо понимали, что ТСЖ бросают.

Да, кстати, ответчики сказали суду, что у ТСЖ имелась дебиторская задолженность в размере, превышающем размер требований кредиторов, включенных в РТК.

На это суд напомнил, что не подтверждена реальность её взыскания при отсутствии первичной документации. А первичка и не передавалась арбитражному управляющему, кстати, за что первоначально и было намерение привлечь к субсидиарке (это и было «ранее рассмотренное судом аналогичное заявление», на которое ссылались ответчики в суде первой инстанции).

Арбитражный суд округа оставил обжалуемые судебные постановления без изменений, затронув вопрос о соотношении норм ГК РФ и ЗоБ о сроках давности: ответчики утверждали о пропуске срока давности, но суд довод отклонил, указав, что ЗоБ является специальным законом по отношению к ГК РФ, а потому пропущенный юридическим лицом срок может быть восстановлен судом при уважительности причин его пропуска, ЗоБ это прямо позволяет.

До конца шёл бывший управляющий, но понимания не нашёл и во «второй кассации»: определением от 01.10.2018 № 302-ЭС18-14277 в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании коллегии ВС РФ отказано.

Читайте также:  Соглашение об урегулировании долгов спасет компанию от банкротства

Морали в этой истории нет, есть лишь те, кого прочтение статьи бросило в холодный пот. Процессы перехода МКД из «больших ТСЖ» в управляющие организации прошли по всей стране и каждый причастный реализовал эти процессы в силу своего разумения. Подсказать было некому.

Ставьте лайки, бейте в колокол, подписывайтесь на канал и смотрите вебинар о банкротстве, который мы проведем 19 ноября. Времени осталось немного, но вы можете успеть. Заявка тут.

Разыграли как по нотам, или Ограбление в поезде

— Скорпоез…моспрается…согоути, повтряю…. — раздалось их динамика длинное, непонятно слово. Люди в зале ожидания дружно оторвались от кроссвордов, разговоров и, задрав головы, старались разобрать среди шума, треска и искажений информацию. Многие повскакивали с мест, подхватили свои баулы и детей, и, обгоняя друг друга, бросились на перрон. Суета, ругань, плач младенцев…

Катя тоже выбежала на перрон и остановилась у электронного табло. Все верно. Это её поезд. Она пробиралась вперёд, расталкивала тех, кто выбежал напрасно и теперь не знал что же делать: то ли возвращаться в зал ожидания, то ли ждать на улице своего состава.

https://www.youtube.com/watch?v=0hMRTia6J1E

Она заскочила в третий от конца вагон, показав проводнице в тамбуре зажатый в руке билет. Та согласно кивнула и посторонилась, пропуская девушку с большой сумкой.

Катя заскочила вовремя. Состав дёрнулся и тронулся с места. За стеклянной дверью замелькали люди, казалось, что едут не они, а поезд на параллельном пути.

Катя подала билет и паспорт проводнице.

— Третье купе, проходите, – разрешила высокая молодая женщина-проводник.

Люди устраивались, рассаживались по местам, согласно купленным билетам, поезд набирал скорость, оставляя позади вокзал и город. В третьем купе за столиком напротив друг друга сидели два мужчины: молодой и пожилой. Катя, держа сумку пред собой, шагнула в купе.

— Здравствуйте. У меня девятое место, — сказала она и поставила сумку на край полки.

Мужчины, не сговариваясь, повернули к ней головы. Старший ничего не сказал, а молодой поздоровался.

— Располагайтесь. Вы же не будете сразу спать? Попозже я переберусь туда. – Он показал пальцем вверх.

Катя повесила куртку на плечики. Поставила сумку под ноги и села на полку на расстоянии от мужчин. Тут же вошла проводница собирать билеты.

— Постельное бельё брать будете? — Интересовалась она у каждого, кроме пожилого мужчины, видимо он ехал недалеко.

Катя кивнула и через полчаса проводница положила на полку два комплекта постельного белья.

За окном сгущались сумерки, под мерный стук колёс клонило в сон. Катя сказала, что хочет спать и мужчины вышли из купе, позволив ей застелить полку, переодеться и улечься.

Парень забрался на вторую полку, а мужчина сел за столик. Катя вскоре задремала, не додумав своих мыслей.

Проснулась она от толчка. Вагон дёрнулся и остановился. Купе освещал свет фонаря с платформы за окном. Соседняя полка была пустая. Она полежала, прикрыв глаза и прислушиваясь к неразборчивому голосу из репродуктора на вокзале. «Все вокзалы одинаковые», — подумала она и снова стала проваливаться в сон.

На границе между сном и бодрствованием она услышала тихий стон. Катя открыла глаза и прислушалась. Тихо. Значит, приснилось. Состав снова дёрнулся и медленно поехал. За окном замелькали фонари, и Катя прикрыла глаза.

И снова сквозь стук колёс раздался стон. Катя села и включила свой ночник. Противоположные полки пустовали. Катя спустила ноги, встала в носках на грязный пол и посмотрела на верхнюю полку.

Парень лежал на спине под простынёй. Глаза закрыты, лицо бледное, хотя могло и показаться из-за слабого освещения.

— Что с вами? Вам плохо? – заботливо спросила Катя.

Вместо ответа снова послышался стон. Катя толкнула парня в плечо, пытаясь растолкать, разбудить. На этот раз он не застонал, а из-под простыни свесилась окровавленная рука.

Катя вскрикнула, зажала рот рукой и в носках бросилась вон. Она добежала до купе проводника, дёрнула ручку. Заперто. Девушка забарабанила кулачками.

Вскоре выглянула сонная, растрёпанная проводница. Почему-то не та, молодая, которая собирала билеты и приносила бельё, а совсем другая.

— Что надо? Спать не дают. До станции еще два часа, — сказал раздражённо полная грудастая тётка и зевнула.

— Там…. Там… — Катя никак не могла справиться с волнением. – Там в купе лежит парень с окровавленной рукой и стонет. Я боюсь. Он не… просыпается, — она говорила сбивчиво, зубы стучали и Катю трясло.

Тётка посмотрела на неё более осмысленным взглядом, предложила сесть на застеленную полку, с которой только что встала, подала пластиковую бутылку, наполовину наполненную водой.

— Выпей. Приснилось что ли? – спросила тётка, приглаживая торчащие волосы.

Катя отпила тёплой воды. Зубы стучать не перестали, но дышать стало легче. «А вдруг и правда, приснилось?»

— Я… Я видела. Проснулась, а он стонет, а потом… рука в крови… Я побежала к вам, — ещё раз сбивчиво начала Катя.

Сон с неё слетел окончательно. Она надела форменный пиджак на мятую рубашку, провела рукой по волосам и спросила, какое купе.

— Третье, — ответила Катя. – Я боюсь, я не пойду, я подожду вас здесь, — жалобно сказала девушка и умоляюще посмотрела на проводницу.

— Ну, хорошо, сиди. – И женщина вышла из купе. Через несколько секунд она вернулась.

— Купе заперто. Ключ не взяла. Что-то тут не так, — сказала она скорее себе, чем Кате, взяла со столика ключ и снова вышла.

Катя тоже встала и пошла следом за проводницей. Увидела, как женщина открывает дверь её купе. Но ведь она оставила её распахнутой, когда выбегала. Ноги стали вдруг ватными, нехорошее предчувствие захлестнуло ледяной волной. Вагон качало, и Катя ухватилась за тонкую перекладину у окна, чтобы не упасть.

Когда она подошла к своему купе, проводница стояла внутри осматриваясь. На верхней полке никого не было. Только край простыни был вымазан чем-то красным.

— Я же сказала, что приснилось. Никого нет, — проводница пожала плечами. – Пить надо меньше. – Она рукой отодвинула Катю в сторону и вышла. Катя упала на пустую полку и снова посмотрела на верхнюю. Никого.

— Постойте! – бросилась она за проводницей, — но ведь я видела. Я не пила. Позовите начальника поезда, — кричала она. Вдруг остановилась как вкопанная. Что-то тревожило, ускользало. Но что? Катя медленно вернулась назад в своё купе.

Она откинула подушку, под которую перед сном положила телефон. Теперь его не было. «Может, упал на пол?» Катя присела и посмотрела под полкой. Непонимание происходящего сменилось поздним прозрением. Она оглянулась.

На вешалке не было её кожаной куртки, на полу – туфель. Катя вскочила на ноги и рванула полку вверх. Перед сном она положила свою сумку с вещами, с кошельком, обратным билетом туда. Теперь в ящике лежала лишь застарелая пыль.

Катя уронила полку назад и без сил села сверху. Ограбили. Развели. Дурёха, повелась. Надавили на жалость, да и кто на её месте не испугался бы, не побежал за помощью? Не надо много времени, чтобы взять вещи и уйти другими вагонами.

Она осталась раздетая, босиком, без денег. Катя заревела, закрыв лицо руками.

— Ну что, что еще случилось? – услышала раздражённый голос проводницы.

— Вещи, всё украли, даже туфли. Телефон, паспорт, ключи от квартиры… — Катя посмотрела на проводницу красными от слёз глазами и снова заревела.

— Эх! — сказала то ли осуждая, то ли сочувствуя проводница. — Я пошла за начальником поезда.

Тот вскоре пришёл, отругал за неосторожность и доверчивость. Сказал, что свяжется с полицией, что скоро остановка.

Катя плакала. Сентябрь, как она сойдёт с поезда? Как доберётся до мамы? Ехала она к ней на несколько дней. Накопились отгулы, решила помочь с огородом. Просто проведать. Подарки для мамы… Всё пропало.

На остановке вошли два полицейских. Расспросили. Катя описала обоих мужчин.

— Разыграли, вас девушка, как по нотам. Вряд ли найдём. Двери вагонов заблокировали, осмотрели везде. Никого похожего на ваши описания не нашли. Маме позвоним, встретит вас. Одежду дадим, не переживайте. Забывают в поездах, — просто сказал капитан на немой Катин вопрос. – А на простыне — клюквенный сок, а не кровь.

На конечной станции Катя вышла из вагона, одетая более чем странно. Мама стояла на перроне и высматривала дочь. Мазнула по ней взглядом и отвернулась. Не узнала. Катя подбежала, обняла, уронила голову на мамино родное плечо и заплакала.

— Ничего, живая. Всё устроится. – Мама гладила Катю по спине, от этого она заплакала ещё громче.

Читайте также:  О привлечении единственного акционера должника к рассмотрению заявления о банкротстве

Вещи дома у мамы кое-какие были, оставленные Катей до отъезда в другой город. Дубликат обратного билета выдали в полиции.

У мамы Катя пришла в себя. Дни пролетели быстро. Мама проводила на поезд. Катя снова возвращалась назад ночным. Всю ночь не сомкнула глаз, хотя теперь воровать у неё было нечего. Но под утро всё же укачало, и она задремала.

Кажется, только уснула, и тут же проснулась от крика и беготни в коридоре. В купе было довольно светло. Она спустила ноги, надела старые свои кроссовки и выглянула из купе. И тут же дверь резко отъехала в сторону, Катю втолкнули внутрь и захлопнули дверь. Она упала на полку.

— Ты? – выдохнула Катя и уставилась на того парня, который разыграл её и ограбил.

— Девушка, вы ошиблись. Я впервые вас вижу, — сказал он и улыбнулся невинно.

— Ты у меня украл вещи, документы, деньги. Я сейчас позову…

Катя не договорила. Она посмотрела в холодные глаза парня и опустила взгляд вниз. В её живот упирался острый длинный нож.

— Молчи, иначе…

Катя испуганно смотрела, не в силах отвезти глаз от лезвия. «Поезд дёрнется… и…» — она поёжилась, по коже побежали мурашки.

Они ехали какое-то время молча. Нож парень убрал. Но мог ведь вытащить снова. В коридоре наступила тишина. Поезд стал притормаживать. За окном замелькали люди на перроне. Когда состав остановился, парень ни слова не говоря, выскочил из купе. Катя даже не успела охнуть. Она повернула голову и увидела, как он пробежал мимо окна и исчез.

Она долго потом не могла ездить в поездах. Слышала, что на железных дорогах ввели правило на разграничение мужских и женских купе.Но соблюдается ли оно?

«Разыграно как по нотам». Главред «Ъ-Молдова» об отключении России-24

Орлова: Что случилось? Почему прекратилось вещание «России-24» в Молдавии? И чем это грозит?

Соловьев: История началась еще в апреле, когда Координационный совет телевидения и радио Молдавии начал мониторинг российских телеканалов. Здесь ретранслируется Первый канал, НТВ, «Россия-1» (СНГ версия) и телеканал «Россия-24».

После того, как мониторинг был закончен, совет проанализировал его итоги и указал, что в контенте «Россия-24» было много нарушений, там на 20 страницах, они обещают их обнародовать полный список нарушений, которые были допущены телеканалом в ближайшие дни.

Но одно из основных – это нарушение плюрализма мнений, подача необъективной информации с целью манипулирования общественным мнением, а также призывы к разного рода розни. Это слова главы координационного совета Мариана Показного.

Эксперты назвали решение политическим, и эксперты, и депутаты парламента от оппозиции, естественно.

Дело в том, что именно на телеканале «Россия-24» выступали молдавские политики, которые ратуют за присоединение Молдавии к Таможенному союзу, а не к Европейскому.

Местные аналитики говорят о том, что у оппозиции меньше ресурсов внутри страны, поэтому для них важно, чтобы были российские телеканалы, которых их теперь лишат. Но надо отметить, что остальные телеканалы продолжают вещать, и им вынесено только предупреждение.

Орлова: А отключили «Россию-24» от вещания только из-за новостей, связанных с подписанием ассоциации Молдавией с Европейским союзом? Либо новости по Украине тоже сыграли роль?

Соловьев: Все было разыграно, как по нотам. Совет начал мониторинг не просто так.

Он начал мониторинг после того, как в него обратилась депутат от правой либеральной партии Анна Гуцу, она вообще потребовала полностью запретить трансляцию в Молдавии новостных аналитических телепередач российского производства за агрессивную пропаганду, как она сказала, за разжигание межнациональной розни с целью оправдать аннексию, по ее словам, Крыма Россией. С этого все началось, с этого обращения.

Дальше совет взял паузу, с апреля шел мониторинг, и вот сейчас совет высказался. И неслучайно то, что «Россию-24» отключили, ну не отключили, отключат после того, как решение будет опубликовано официально, а это произойдет на днях, до 1 января 2015 года.

То есть как раз на предвыборный период отключают. Но я бы не сказал, что «Россия-24» — какой-то мощный ресурс здесь, чтобы все его смотрели, и это был самый рейтинговый канал. У нас самый рейтинговый – это Первый канал, а ему как раз ничего не сделали.

Орлова: Владимир, а насколько реально, что молдавское телевидение лишится контента, который оно закупает у российских телеканалов? «Россия-24» — это же холдинг ВГТРК и, возможно, произойдет разрыв отношений с другими телеканалами, входящими в холдинг. Насколько может пострадать  телевидение Молдавии, насколько оно зависит от контента российского?

Соловьев: Оно пострадает, если будут разорваны отношения с Первым каналом и с НТВ в первую очередь, потому что именно эти два телеканала являются самыми  рейтинговыми и самыми популярными здесь.

Насколько я знаю, контракты не продлены на сегодняшний день, то есть ситуация тоже подвешена, контракты не продлены, они по умолчанию продолжают вещать. То есть в любой момент может этот разрыв отношений состояться.

Состоится или нет, посмотрим на реакцию Москвы, на то, что сделали молдавские власти сейчас. 

 http://ksmm.ucoz.net

Разыграли по нотам. Как защищаются инвесторы рухнувших банков

Ряд известных банков, прекративших свою деятельность в последние годы, злоупотребили верой своих клиентов в их жизнеспособность. Банки размещали субординированные, или «младшие» по отношению к другим обязательствам, еврооблигации. Такие долги при снижении капитала до критических значений списываются банком в первую очередь.

Банки активно предлагали суборды своим же VIP-клиентам с большими суммами на депозитах. По сути, шансы держателя этих бумаг получить возврат такого займа от банка в случае его банкротства или санации равны нулю.

Но о риске клиентам сообщали между делом или же не сообщали вовсе. При продаже инструмента упор, как правило, делается только на высокую доходность в сравнении с депозитами. Статус квалифицированного инвестора, дающий право приобретать такие бумаги, присваивался клиентам формально — через разовую покупку определенных объемов ОФЗ.

Параллельно с этой практикой происходят масштабные изменения стандартов работы финансового сектора. С 2013 по 2019 год в России внедряется банковский стандарт Базель III. Положения этого документа повышают требования к достаточности капитала банков, формированию резервов, усиливают надзор и информационную открытость банкиров.

Самое важное нововведение для инвесторов в том, что с декабря 2014 года в эмиссионные документы новых субординированных долгов включаются условия, предусматривающие их списание или конвертацию в капитал при снижении его достаточности до критических минимумов или при санации банка.

Предполагается, что инвестор предупрежден о таком положении дел и осознает риски инструмента, которые компенсируются лишь его высокой доходностью. Стоит добавить, что проспект эмиссии субординированных нот Промсвязьбанка составляет 58 страниц убористого текста на английском языке.

Судебная практика

Большинство судебных дел, в которых вкладчики пытались доказать, что их суборды были списаны банками незаконно при объявлении санации, в российских судах проиграны.

Держатели нот доказывали, что они не были квалифицированными инвесторами, что банк не ставил их в известность о токсичности бумаг, делая основной акцент лишь на доходности и апеллируя к вере в кредитную организации и таланты ее акционеров.

Наконец, держатели нот указывали, что на момент приобретения бумаг в законе не было нормы о том, что санация банка — это основание для списания бумаги.

В этой связи появившиеся недавно поправки в законодательство не должны на них распространяться.

Но в конце 2016 года Верховный суд России не нашел оснований для пересмотра решений нижестоящих судов о применении новых положений закона с обратной силой.

Ряд этих дел с фактической стороны были проработаны адвокатами на высоком профессиональном уровне. В Басманном суде допрашивались менеджеры банка «Траст», изучались централизованно выпущенные скрипты продаж, направленные лишь на пояснение клиентам выгоды таких бумаг и их надежность.

Тем не менее сложилась устойчивая негативная практика, что владельцам «младших» бумаг ничего не положено при санации. Они должны были знать и понимать, что приобретают.

Светлым пятном в этой ситуации можно назвать лишь выигранное дело «ВТБ Австрия» по иску к банку «Уралсиб» в Лондонском коммерческом арбитражном суде.

Банк-должник задекларировал отказ от своих обязательств по субординированному кредиту в соответствии с новыми формулировками федерального закона о банках и банковской деятельности.

Но «ВТБ Австрия», а вслед за ним и третейский суд с таким подходом не согласился. Банк «Уралсиб» исполнил решение третейского суда.

Итак, доверие и добросовестность меняются в банке на деньги по хорошему курсу, но на весах российской Фемиды эти эфемерные сущности оказались недостаточно тяжелы.

Ажиотаж продавцов

В 2016 году рынку стало очевидно, что механизм защиты граждан от действий банкиров по продаже субордов не работает. Российские банки стали повально продавать своим клиентам всевозможные бумаги и инструменты.

Особенно отличился Промсвязьбанк. В качестве брокера он предлагал своим клиентам не только субординированные ноты нескольких видов, но и, например, бумаги «ПСН Проперти Менеджмент» — специализированной компании, входящей в один холдинг с девелопером — группой ПСН, объединяющей земельные и девелоперские активы бывших бенефициаров Промсвязьбанка.

Бумага никак не связана с банком с точки зрения нормативов достаточности его капитала, однако ушла в дефолт без очевидных причин вскоре после санации кредитной организации.

Нота листинговалась как обеспеченная поручительством, ее эмитентом выступила кипрская компания и по совместительству единственный собственник  «ПСН Проперти Менеджмент» — «Промсвязькапитал».

Учитывая закредитованность последней, такое поручительство мало что дает держателям бумаги с точки зрения надежности.

Также банк выступил брокером при размещении бумаг Peters International (Cayman) Limited. Эти бумаги не являются субординированными и юридически не связаны с банком. Тем не менее они активно распространялись по базе клиентов Промсвязьбанка с упором на обеспеченность личными активами бенефициаров кредитной организации.

Читайте также:  О судьбе внесудебной реабилитации: субординация при цессии

Пути к решению

На рынке есть комплексные предложения нескольких известных юридических компаний как по работе с бондами ПСБ-19, так и Peters и «ПСН Проперти». Охарактеризовать их можно коротко: долго, громоздко, дорого и без гарантии.

В частности, держатели субординированных нот ПСБ-19 надеются пойти по проторенной дорожке «ВТБ Австрия» в деле против «Уралсиба». Но несмотря на высокую вероятность выигрыша дела в Лондонском коммерческом арбитражном суде, само по себе решение этого третейского арбитража не носит обязательного характера.

При этом Промсвязьбанк готовится принять на себя роль банка для санкционных организаций, преимущественно из комплекса ВПК, и планирует закрывать свои зарубежные корреспондентские счета.

Это означает, что решение суда против Ппромсвязьбанка можно будет исполнить только в России. Учитывая обстоятельства и практику отечественных судов, не склонных к исполнению важных решений иностранных третейских судов, на многое надеяться не приходится.

Сейчас ожидается сбор пула держателей каждого выпуска бумаг Peters и ПСБ-19, необходимый для инициирования иска. Также ряд юридических фирм исследует возможность подачи исков в Европейский суд по правам человека против Российской Федерации.

Казалось бы, речь нужно вести о полном запрете продажи физическим лицам таких бумаг и оставить их лишь профессионалам со специальным образованием. Но регулятор пока ограничился лишь усилением формальных требований к признанию лица квалифицированным инвестором.

Если ранее вкладчик мог стать таковым, купив определенные объемы ОФЗ, что можно было провернуть за один рабочий день, то теперь дополнительно требуется подписать анкету заявителя и заявление. Суть заявления сводится к признанию таким свежеиспеченным квалифицированным инвестором высоких рисков своих инвестиций.

Разыграно по нотам. Андрей Мальгин – о террористах и "террористах"

Когда на днях по телевидению я увидел сюжет про «нескончаемый поток москвичей», несущих цветы к посольству Ирана, то вспомнил знаменитую фразу Владимира Буковского: «Если две крылатые ракеты послать на Лубянку, то уровень международного терроризма сразу упадет процентов на 80». Потому что от всех этих скорбящих москвичей Лубянкой разило за версту. Нормальному человеку вряд ли пришло бы в голову переживать по поводу смерти иранского командира, ликвидированного американцами на территории Ирака.

Контртеррористическую американскую операцию российские газеты и российский МИД тут же назвали актом международного терроризма. Нет, не организованное покойным накануне нападение на американское посольство, нет. А его ликвидация – да, это терроризм.

Захотелось разобраться, а что такое собственно терроризм? Определений множество. Есть такое: «Насильственные акты, совершаемые против лиц или объектов, находящихся под защитой государственных или международных прав».

Вот ещё одна формулировка: «Сознательное запугивание насилием и применение его в отношении политических противников». Недавнее нападение на американское посольство в Ираке – терроризм или нет? Терроризм.

А захват вооруженными людьми органов власти на востоке Украины весной 2014 года – терроризм? По всем признакам – да.

Значит, из России делать «Русскую весну» приехали террористы? Сейчас, по прошествии времени, когда мы располагаем многочисленными документальными свидетельствами, то можем с уверенностью сказать, даже без тени сомнения: это были террористы. Причём касается это не только собранного по всей России (иногда через военкоматы) сброда, но и так называемых «бойцов спецподразделений», которые этот сброд инструктировали, вооружали и направляли.

Из многих свидетельств обратимся к одному. Бывший глава Службы безопасности Украины Луганской области генерал Александр Петрулевич тогда же, в 2014 году, подробно рассказал, как именно происходил захват здания областного управления СБУ. Поначалу осаждавшая здание разношёрстная толпа производила впечатление стихийного митинга.

Возбужденные люди выкрикивали пророссийские лозунги и требовали впустить их внутрь здания, где, кстати, хранилось большое количество стрелкового оружия. На следующем этапе милиционерам, охранявшим СБУ, поступила команда уйти (это было предательство), и одновременно в толпе произошли изменения.

Оборонявшиеся обратили внимание на то обстоятельство, что в первые ряды были выдвинуты женщины и подростки. Это уже была подготовка штурма, в полном соответствии с тактикой, обозначенной за месяц до этого Владимиром Путиным: «И пускай кто-нибудь попробует из числа военнослужащих стрелять в своих людей, за которыми мы будем стоять сзади. Не впереди, а сзади.

Пускай они попробуют стрелять в женщин и детей. И я посмотрю на тех, кто отдаст такой приказ на Украине».

Всё произошло, словно было разыграно по нотам. Прикрываясь «живым щитом» из женщин и подростков, в здание ворвалась разъяренная толпа с георгиевскими ленточками и российскими флагами наперевес. Они начали избивать державших осаду офицеров, разгромили всё что можно, после чего уступили место совсем другой публике.

– Около 21.00 вошли сотрудники ФСБ, тоже в камуфляже, но в балаклавах… Они сами представились, даже удостоверение показали, прикрыв пальцем звание-фамилию, – рассказывает генерал Петрулевич. – В общем, опять начались «переговоры». Я попросил отпустить моих замов и разрешить передать с ними письмо жене и сыну.

Я понимал, что меня никто не отпустит. Нужен был заложник, а начальник СБУ, да ещё генерал – носитель информации первой категории. Захватить такого пленника для спецслужбы соседней страны – уникальная возможность раздобыть важную информацию…

Говорили: мол, собрали о вас информацию, отличный офицер, умненький, переходите к нам – и звание сохраним, и зарплату в три-четыре раза повысим. Очень интересовались, почему при штурме мы не применили оружие. «Если бы я открыл огонь, вы бы сразу войска ввели?» – спрашиваю. «Да», – ответили.

Думаю, они на это ставку делали: СБУ расстрелял мирных митингующих, международный скандал, нужно срочно ввести миротворческие войска РФ, чтобы спасти русскоязычных жителей Донбасса от киевской хунты…

По одной и той же схеме шел захват административных зданий по всему востоку Украины.

Сначала митинг, накачка участников, потом направление разъярённой толпы в сторону областных и городских администраций, затем толпа врывается в здание, вывешивается российский флаг и тут из-за спин появляются российские военнослужащие и спецслужбисты и формируют сепаратистские «органы власти».

В те апрельские дни шли скоординированные штурмы административных зданий по всему юго-востоку Украины. Одновременно, час в час, захвачены областная администрация Харькова, Управление СБУ в Донецке, филиал Национального банка Украины в Луганске. Везде строят баррикады, поджигают автомобильные покрышки.

7 апреля в Донецке проходит съезд представителей городов Донбасса, на котором провозглашается создание Донецкой республики. Ещё одно решение съезда: о вхождении созданной республики в состав России. И третье: обратиться к России с просьбой оказать военную помощь. Митингующие, по сообщениям СМИ, встретили эту информацию криками: «Путин, помоги!»

Волна террора, прокатившаяся по востоку и югу Украины, не везде привела к результатам, которых ждали архитекторы «Новороссии»

В Москве эти крики услышали.

«Возможности для политического урегулирования ситуации в Донецке ещё есть, но не исключено, что Россия окажет военную помощь местному населению в ответ на просьбу «народного совета» ввести миротворческий контингент», – заявил «РИА Новости» депутат Государственной думы, член высшего совета партии «Единая Россия» политолог Вячеслав Никонов.

«Во всяком случае, никто не отменял выданное президенту Путину Советом Федерации разрешение на использование вооруженных сил», – ответил Никонов на вопрос, может ли каким-то образом быть формализована просьба о введении миротворческого контингента.

МИД России выступил с заявлением: «Представитель киевской власти утверждал, что Россия якобы нарушает свои обещания по Будапештскому меморандуму в части, касающейся суверенитета и территориальной целостности Украины. Мы с этим согласиться категорически не можем… Мы в Будапеште не брали на себя обязательства принуждать части Украины оставаться в ее составе против воли их населения». Интересно, что к настоящему моменту это заявление исчезло с сайта МИДа.

Наконец, после бурных событий в Харькове была провозглашена «Харьковская республика». Однако харьковская милиция оказалась на высоте, и на следующий день свежеиспеченный парламент «Харьковской республики» в полном составе отправился в СИЗО.

То же самое произошло в тогдашнем Днепропетровске. Одесситы же вообще обошлись своими силами, отбив штурм городской администрации и повязав сепаратистов самостоятельно. Разумеется, «сепаратистами» оказались приехавшие из России активисты.

Аналогично поступили жители Николаева. Анализируя ситуацию в этих городах, Игорь Стрелков-Гиркин потом прямо обвинял в неудачах российское военное руководство, не оказавшее должной помощи при штурме административных зданий.

Куда прибывали организованные группы представителей российских спецслужб – там все шло как по маслу.

То есть волна террора, прокатившаяся по востоку и югу Украины, не везде привела к результатам, которых ждали архитекторы «Новороссии». Результат прямо зависел от того, какую помощь оказывали сепаратистам профессионалы.

Пример Славянска, где командовал Стрелков-Гиркин, показал, что как только уходят «профессионалы» – там тут же налаживается относительно нормальная жизнь. Три месяца, пока они там были, город жил в страхе, жители боялись попасть «на подвал», людей похищали и пытали, трупы находили на пустырях со вспоротыми животами. Сейчас город живет в обычном режиме.

А ведь все эти присланные из Москвы бородаи и гиркины пугали: вот придут «бендеры» и всех расстреляют. И при этом расстреливали сами.

  • Так что когда вы в очередной раз услышите заклинания о государственном терроризме США или кого-либо другого, подумайте: не исходят ли эти обвинения от государства, которое само использует террористические методы для решения геополитических задач.
  • Андрей Мальгин – журналист и блогер
  • Высказанные в рубрике «Право автора» мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *