О праве на обжалование судебного акта, вынесенного по делу о банкротстве, кредитором включенным в реестр требований кредиторов после истечения срока на обжалование

Конституционный суд разрешил восстановить срок подачи кассационной жалобы на решение, которое нарушает права конкурсного кредитора, даже если оно вступило в силу более года назад. Если кредитор не знал о таком решении ранее, то вправе попытаться его оспорить. Это следует из постановления, которое КС опубликовал 4 июня.

История вопроса

В апреле 2019 года в отношении Петра Чащина* возбудили дело о банкротстве, а в сентябре того же года суд ввел процедуру реструктуризации его долгов в деле № А73-6014/2019. Михаил Гладков – кредитор третьей очереди, его требования составляют 2,1 млн руб.

Когда АС Хабаровского края в января 2020-го включил его в реестр кредиторов, Гладков узнал, что дело о несостоятельности возбуждено по заявлению Виктора Андреева. Ранее Центральный районный суд Комсомольска-на-Амуре признал его права кредитора по договору займа с Чащиным, это решение подтвердила апелляция в октябре 2018 года.

Сумма требований Андреева составила 3,7 млн руб., они также включены в третью очередь.

В этом сюжете

Гладков счел, что это решение нарушает его права. Он утверждал, что не знал о вынесенном в пользу Андреева постановлении суда, пока не обратился с заявлением о включении в реестр кредиторов 13 ноября 2019 года.

Уже 15 ноября он подал в Девятый кассационный суд общей юрисдикции заявление о восстановлении срока подачи кассационной жалобы на апелляционное определение по иску Андреева.

При этом Гладков сослался на постановление Пленума Высшего Арбитражного суда от 6 июня 2014 года, согласно которому конкурсные кредиторы вправе обжаловать нарушающий их права судебный акт, в том числе и с пропуском срока.

Девятый КСОЮ и вышестоящие инстанции отказали Гладкову и сочли, что срок подачи кассационной жалобы пропущен более чем на год со дня вступления решения в силу и восстановлению в данном случае не подлежит.

Гладков обратился в КС. Он счел, что второй абзац ч. 6 ст. 112 Гражданского процессуального кодекса, который ограничивает восстановление срока подач кассационных жалоб годом от вступления решения в законную силу, ограничивает право на судебную защиту и равенство перед судом.

Позиция КС

Невозможность пересмотреть судебный акт, который затрагивает права и интересы конкурсного кредитора, если он узнал о таком акте более чем через год после его вступления в силу, противоречит принципу справедливого правосудия, считает КС.

Арбитражный процессуальный кодекс уже позволяет восстановить срок подачи кассационной жалобы со дня, когда заявитель узнал или должен был узнать о нарушении своих прав. Такие изменения в него внесли в 2010 году также по указанию Конституционного суда.

Пленум ВАС и Верховный суд ранее давали разъяснения о том, как применять такие сроки, если конкурсный кредитор оспаривает в кассации решение, затрагивающее его права и интересы.

Принцип равенства перед судом требует, чтоб однородные по своей юридической природе отношения регулировались одинаковым образом, указал КС.

Поэтому спорную норму ГПК суды не должны рассматривать как препятствие для восстановления срока кассационного оспаривания, если конкурсный кредитор узнал об оспариваемом решении через год и более после его вступления в силу.

В таком толковании эта норма не противоречит Конституции, а любое другое ее понимание недопустимо.

Конституционный суд также постановил пересмотреть решения по делу Гладкова, которые противоречат данному толкованию.

Позиция экспертов

Партнер Федеральный рейтинг.
Денис Фролов отметил, что вопрос о праве конкурсного кредитора оспаривать судебные акты, на которых основаны требования сторонних кредиторов, урегулирован достаточно давно. Но на практике суды общей юрисдикции не всегда предоставляют такую возможность, несмотря на позиции ВАС и ВС.

О праве на обжалование судебного акта, вынесенного по делу о банкротстве, кредитором включенным в реестр требований кредиторов после истечения срока на обжалование

В этом плане есть правовая определенность, и очень жаль, что обсуждаемые очевидные судебные ошибки приходится исправлять Конституционному суду.

Денис Фролов, партнер Федеральный рейтинг.

Артем Комсюков, руководитель екатеринбургского офиса юрфирмы Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры)
, считает, что Конституционный суд просто устранил недоработки законодателя, который ранее внес изменения в АПК, но не в ГПК.

Это окажет непосредственное влияние на судебную практику.

До сих пор кредиторы в делах о банкротстве использовали свое право на обжалование решений недобросовестных участников процесса в рамках арбитражного судопроизводства, но не имели такой возможности в судах общей юрисдикции.

Разъяснения КС помогут снизить число злоупотреблений, полагает Комсюков. В том числе появится возможность выявлять и обжаловать решения по искусственному созданию задолженности и увеличению доли подконтрольных должнику требований в реестре. 

Практика Экономколлегия назвала срок для привлечения к «административке»

Адвокат
Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Комплаенс группа Семейное и наследственное право группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право группа Антимонопольное право (включая споры) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международный арбитраж группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Финансовое/Банковское право группа Банкротство (включая споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) Профайл компании
Илья Дедковский отметил, что КС фактически привел практику арбитражных судов и судов общей юрисдикции к общему знаменателю. При этом он не высказался по другому важному вопросу – о том, начинается ли срок обжалования с момента подачи кредитором заявления о включении в реестр или с момента самого включения.

Ранее арбитражные суды исходили из того, что срок нужно отсчитывать с момента включения в реестр, напомнил Дедковский.

Некоторое время назад экономколлегия ВС указала, что срок должен отсчитываться с момента подачи заявления о включении в реестр.

Вместе с тем в практике гражданской коллегии ВС встречаются дела с другим отсчетом срока. Практика нижестоящих судов также не отличается единообразием.

В этом деле вопрос, откуда отсчитывать срок, не стоял, отметил адвокат Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Комплаенс группа Семейное и наследственное право группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право группа Антимонопольное право (включая споры) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международный арбитраж группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Финансовое/Банковское право группа Банкротство (включая споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) Профайл компании
, но КС мог бы прояснить и его.

*Имена изменены редакцией.

[изменено в 19:34 мск — исправлены опечатки в наименовании суда и спорной статьи]

Как исключить кредитора из реестра требований

Рассказываем, как выбить «дружественного» кредитора, уже включенного в реестр должника.

О праве на обжалование судебного акта, вынесенного по делу о банкротстве, кредитором включенным в реестр требований кредиторов после истечения срока на обжалование

«Дружественных» кредиторов должники включают в реестр в двух целях:

  1. Получить контроль над процедурой банкротства с последующей возможностью выбрать «своего» арбитражного управляющего и утвердить нужные должнику решения.
  2. Размыть долю реальных кредиторов и вывести деньги и активы должника в пользу аффилированных лиц.

Как этому противостоять — мы и поговорим в этой статье.

Какие бывают задолженности

Чтобы дойти до момента «А с чего вы вообще взяли, что такая проблема существует?», нужно разобраться, как происходит включение в реестр. Для этого начнем с нудной теории. Уважаемые коллеги-банкротчики — скрольте вниз, вам здесь вряд ли будет интересно.

Итак, долги в банкротстве бывают трех видов: текущие платежи, реестровые и включенные за реестр. Каждый вид задолженности погашается в определенной законом очередности.

Текущие платежи —это обязательства, которые возникли у должника ПОСЛЕ принятия судом заявления о банкротстве. Сюда входят расходы на оплату услуг арбитражного управляющего и привлекаемых им лиц, судебные издержки, зарплата сотрудников, все еще работающих в компании, коммунальные платежи.

Эти долги не включаются в реестр, а выплачиваются в первую очередь по факту поступления денежных средств на счет должника. Нас эти платежи интересовать не будут.

Реестровые долги — это обязательства, которые появились у компании ДО даты принятия судом заявления о банкротстве. Сюда включаются долги за причинение вреда здоровью, долги по зарплате и выходным пособиям, а также задолженности перед банками, контрагентами, налоговой и прочими кредиторами.

Именно среди реестровых кредиторов разворачиваются самые активные боевые действия.

Долги, включенные за реестр — это обязательства, которые были признаны обоснованными, но из-за пропуска срока на включение в реестр учитываются за реестром. По сути, это самая безнадежная ситуация, т. к. эти долги погашаются в самую последнюю очередь.

https://www.youtube.com/watch?v=7PAhM4hxMoc

В рамках этой статьи нас интересуют именно реестровые долги. Выше описанное — только для общего развития.

Как включиться в реестр

Чтобы включиться в реестр, кредитору нужно обратиться в суд, рассматривающий банкротное дело, с соответствующим заявлением и приложить к нему пакет первичных документов, подтверждающих наличие обязательств. Госпошлина за рассмотрение подобных требований не уплачивается.

Жирным плюсом для кредитора станет наличие судебного акта о взыскании с должника суммы долга. Хоть банкротный состав и обязан повторно исследовать обстоятельства возникновения задолженности, по факту всё будет проходить гораздо легче: при наличии ранее просуженного дела суд обычно уже не сильно копает в деталях.

Если же кредитор не успел просудить дебиторку, то этот вариант всегда более уязвим — теперь арбитражный управляющий и любые кредиторы должника могут ставить под сомнение каждую запятую: как подлинность подписанных документов, так и сам факт оказания услуг / выполнения работ / поставки и т.д.

Но и в том, и другом случае для включения в реестр потребуется вся первичная документация: товарные накладные, акты приема-передачи, платежные поручения, договор между сторонами и т. д. Так что не расслабляйтесь, даже если вы просудили своего должника миллион лет назад.

Короче, включение в реестр требований кредиторов — это самостоятельный судебный процесс по взысканию долга. И если вы не привыкли участвовать в арбитражных рубках, то не стоит рассчитывать, что здесь всё будет легко и непринужденно.

Заканчивается он судебным определением о включении в реестр требований кредиторов. Ну или об отказе во включении. И пока у вас нет бумаги с положительным результатом, к процедуре банкротства вы имеете лишь косвенное отношение. Исключение только для работников с долгами по зарплате — там свой порядок.

Как происходит исключение из реестра?

Если для аффилированного кредитора гемор включиться в реестр, то проблема остальных кредиторов — «левого» кредитора выбить.

По своей инициативе и без пересмотра судебного акта выйти из реестра возможно при условии:

  • погашения требования перед данным кредитором;
  • ликвидации этого кредитора без правопреемства.

В обоих этих случаях в той или иной мере нужны усилия должника. Но что делать реальным кредиторам, которых хитроумный должник на пару с аффилированными кредиторами зажали в тиски?

Есть три механизма исключения «дружественного» лица из реестра:

Механизм № 1: оспаривать сделки должника, на основании которых «дружественный» кредитор был включен в реестр

Не буду специально останавливаться на этом механизме, т. к. на эту тему у нас есть отдельный цикл статей. Только скажу, что здесь применяется как глава III.

1 закона о банкротстве, которая как раз регламентирует порядок оспаривания сделок, совершенных в предбанкротный период, так и нормы Гражданского кодекса, в том числе и наши любимые статьи 10 и 168.

Чтобы подробнее узнать об оспаривании сделок, можно начать с «Всё об оспаривании сделок должника в банкротстве».

Вс пояснил, с какого момента кредитор вправе обжаловать решение суда, ставшее основанием требований иных лиц

1 августа Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вернула на новое рассмотрение спор в рамках банкротного дела № А66-7543/2018, касающийся определения момента, с которого кредитор вправе обжаловать судебные акты, послужившие основанием требований иных кредиторов.

Обстоятельства дела

7 мая 2018 г. Арбитражный суд Тверской области вынес судебный приказ, которым с ООО «Завод по производству синтетических моющих средств» в пользу ООО «Анкор» было взыскано 350 тыс. руб.

задолженности по договору об оказании услуг. На основании данного приказа «Анкор» обратился в АС Республики Татарстан с заявлением о признании завода банкротом. Определением от 27 июля 2018 г.

было возбуждено производство по делу № А65-19184/2018 о банкротстве завода.

1 августа 2018 г. суд принял заявление ПАО «Татфондбанк» о вступлении его в дело в качестве кредитора завода. После этого банк обратился с кассационной жалобой в АС Северо-Западного округа с целью отмены упомянутого судебного приказа, мотивировав это тем, что «Анкор» на самом деле не оказывал услуги заводу, а сделка между обществом и должником является мнимой.

Кассационная жалоба была возвращена заявителю. При этом суд исходил из того, что обжалуемый судебный приказ не затрагивает права и обязанности «Татфондбанка». Сославшись на п. 24 Постановления Пленума ВАС от 22 июня 2012 г.

№ 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», кассация указала, что банк не вправе обжаловать данный акт, поскольку на дату рассмотрения вопроса о принятии жалобы к производству его требования не были включены в реестр, а сам банк не приобрел статуса конкурсного кредитора.

Читайте также:  Жалоба пациента является ли поводом для увольнения врача?

Не согласившись с этим, «Татфондбанк» обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд. Кредитор просил отменить акты окружного суда, поскольку, по его мнению, право заявлять возражения против требования другого кредитора право обжаловать судебный акт, на котором такое требование основано, появилось у банка с момента принятия его заявления судом в рамках дела о банкротстве завода.

Верховный Суд согласился с банком

Рассмотрев материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ вынесла Определение № 307-ЭС19-2994, в котором отметила, что по существу данный спор сводится к вопросу о том, с какого момента кредитор, в том числе не первый заявитель по делу о банкротстве, вправе обжаловать судебный акт, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование, если есть основания полагать, что этим судебным актом нарушены права и законные интересы конкурсных кредиторов.

ВС напомнил, что по общему правилу именно подтвержденное вступившим в законную силу судебным актом требование кредитора предоставляет ему возможность инициировать процедуру банкротства должника, а также, с точки зрения процесса доказывания, в упрощенном порядке добиться включения своего требования в реестр.

Суд подчеркнул, что в случае банкротства ответчика такой судебный акт противопоставлен интересам всех других кредиторов, которые не участвовали в рассмотрении дела. Это связано с тем, что включение долга перед одним лицом в реестр очевидно уменьшает сумму, на которую могут претендовать остальные кредиторы.

Кроме того, именно лицо, первым подавшее заявление о признании должника банкротом, получает право на предложение кандидатуры арбитражного управляющего. Верховный Суд пояснил, что по этой причине в п.

24 Постановления № 35 закреплен механизм защиты прав кредиторов должника, предоставляющий им возможность «принять участие в общеисковом процессе и изложить свои доводы при проверке судебного акта о взыскании задолженности».

При этом ВС напомнил, что согласно абз. 4 п.30 Постановления Пленума ВАС от 23 июля 2009 г. № 60 статус лица, участвующего в деле о банкротстве, и соответствующие права, необходимые для реализации права на заявление возражений, возникают у кредитора с момента принятия его требования к рассмотрению судом.

По мнению ВС, это положение применяются и в отношении полномочий кредиторов, закрепленных п. 24 Постановления № 35.

Руководствуясь этим, коллегия сделала вывод: право на заявление возражений в отношении требований других лиц, в том числе право на обжалование судебного акта, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование, возникает у кредитора с момента принятия его требования к рассмотрению судом.

Главный критерий – бесспорность взысканияВерховный Суд РФ принял постановление о судебном приказе

Суд также сослался на п. 44 Постановления Пленума ВС от 27 декабря 2016 г. № 62, касающегося приказного производства в арбитражном процессе.

Согласно содержащемуся в нем разъяснению, не участвовавшее в деле лицо вправе обжаловать судебный приказ в том случае, если этим актом разрешен вопрос о его правах и обязанностях.

В том же постановлении Верховный Суд указывал, что если судебный приказ может повлечь необоснованное увеличение кредиторской задолженности в ущерб конкурсной массе, то кассационная инстанция должна отменить данный акт.

Суд подчеркнул, что лица, которые подали заявления о вступлении в дело о банкротстве, имеют такие же права по обжалованию судебных актов, как и кредиторы, заявившие о включении в реестр требований уже после возбуждения дела о банкротстве.

ВС также указал, что на момент подачи кассационной жалобы в суд округа АС Республики Татарстан уже принял заявление банка о вступлении в дело о банкротстве завода. Поэтому с точки зрения п. 24 Постановления № 35 не было препятствий для рассмотрения судом округа по существу кассационной жалобы банка на соответствующий судебный приказ.

Верховный Суд отметил, что, обращаясь в суд округа, банк приводил доводы о наличии оснований для отмены приказа. Он отмечал, что является кредитором завода, а судебный приказ в рамках настоящего дела выдан на основании ничтожной сделки и недостоверных доказательств.

«Татфондбанк» ссылался на то, что между заводом и обществом «Анкор» отсутствуют реальные хозяйственные отношения, в связи с чем нет и задолженности, которая могла бы быть подтверждена судебным приказом.

По мнению банка, цель получения «Анкором» судебного приказа состояла в опережении заявления самого «Татфондбанка» о банкротстве завода.

Банк полагал, что действия сторон мнимого договора услуг были направлены на введение контролируемой процедуры банкротства и лишение «Татфондбанка» прав первого заявителя по делу о банкротстве, в том числе права на выбор кандидатуры арбитражного управляющего.

По мнению ВС, возвращение кассационной жалобы банка нарушило его права и законные интересы, поскольку суд округа был обязан проверить обоснованность доводов банка в пользу отмены приказа.

«Занятая судом округа позиция фактически исключает возможность конкуренции нескольких заявителей по делу о банкротстве между собой, блокирует право последующего заявителя реально возражать против обоснованности заявления первого кредитора о банкротстве должника», – резюмировал Верховный Суд.

Таким образом, Суд отменил обжалуемые акты окружного суда и направил дело на рассмотрение по существу.

Значение для практики

Советник АБ «Бартолиус» Сергей Будылин полагает, что вопрос о том, с какого момента кредитор получает права в банкротном процессе, в общем виде давно решен судебной практикой: с момента принятия судом заявления этого кредитора. «Нет оснований полагать, что именно при обжаловании сделок должника должно действовать какое-то другое правило», – пояснил он.

Юрист отмечает: «Подавший заявление кредитор имеет легитимный интерес в финансовом состоянии должника даже до того, как рассмотрение его заявления закончено. Значит, он должен иметь возможность “сражаться” против вывода активов руководством должника. К тому моменту, как требование кредитора включат в реестр, сражение может оказаться уже проигранным».

Сергей Будылин подчеркнул, что, даже если требование такого кредитора в итоге не будет включено в реестр, ничьи права не пострадают: «В случае победы кредитора в “сражении” за выведенные активы они не передаются этому кредитору, а просто возвращаются в конкурсную массу должника».

По его мнению, проблема дополнительно обостряется неудачной нормой Закона о банкротстве, согласно которой первый подавший заявление кредитор получает огромное преимущество перед всеми остальными в виде наличия практической возможности назначения «своего» управляющего.

«А значит, аффилированный кредитор при ином решении вопроса имел бы практическую возможность, первым подав заявление, надолго заблокировать попытки независимых кредиторов сражаться за активы», – добавил эксперт.

Сергей Будылин полагает, что хотя рассматриваемое определение и не устраняет всех возможностей злоупотребления, но делает важный шаг в сторону независимых кредиторов.

В свою очередь адвокат и партнер Tenzor Consulting Group Антон Макейчук заметил, что на сегодняшний день сложилась вполне устойчивая практика на уровне окружных судов относительно начала течения срока на обжалование судебных актов по самостоятельным спорам, на которых основывают свои требования иные кредиторы должника. По его словам, она не согласуется с позицией Суда в данном деле: в соответствии с ней такое право возникает с момента включения требований кредитора в реестр.

Указанная практика, как сообщил адвокат, в первую очередь основывается на Постановлении Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г.

№ 60, в котором указано, что статус лица, участвующего в деле о банкротстве, и соответствующие права, необходимые для реализации права на заявление возражений, возникают у кредитора с момента принятия его требования к рассмотрению судом.

К таким правам Суд отнес право на ознакомление с материалами дела в части предъявленных всеми кредиторами требований и возражений, право на участие в судебных заседаниях по рассмотрению требований всех кредиторов, право на обжалование судебных актов, принятых по результатам рассмотрения указанных требований. «Это постановление не отменено и не принято новое постановление Пленума ВС, противоречащее ему. Соответственно, его положения должны применяться судами», – заключил Антон Макейчук.

Адвокат пояснил: «На протяжении почти 10 лет правоприменители исходили из того, что с момента принятия заявления кредитора о включении в реестр у него появляется ограниченный пул прав только в рамках дела о банкротстве. Только после подтверждения обоснованности его требований и включения их в реестр он был вправе обжаловать судебный акт по самостоятельному спору, на основании которого иной кредитор включался в реестр».

Такой подход кажется Антону Макейчуку более обоснованным, нежели позиция Верховного Суда по данному делу. «В первую очередь это объясняется тем, что возможны злоупотребления со стороны недобросовестных кредиторов, – сообщил адвокат.

– Они могут направить формальное требование о включении в реестр, его примут, и кредитор сразу подает апелляционную жалобу на судебный акт, на основании которого иной кредитор включался в реестр.

Эта апелляционная жалоба вполне возможно может быть рассмотрена до признания обоснованности его требования в банкротном деле».

Антон Макейчук обратил внимание на тот факт, что в случае отказа во включении в реестр требований такого кредитора его права и интересы не будут затрагиваться обжалуемым им судебным актом.

«Соответственно, у кредитора априори отсутствовало право на обжалование судебного акта по обособленному спору, – подчеркивает адвокат.

– В случае подтверждения обоснованности права требования к должнику у кредитора появляется возможность обжаловать акт, на основании которого включались иные кредиторы, и в последующем исключить их требования из РТК. Таким образом, баланс интересов как должника, так и всех кредиторов соблюдается».

Адвокат полагает, что определение ВС может негативно сказаться на кредиторах, которые применяли нормы Постановления Пленума ВАС № 60: «Они отталкивались от того, что срок на обжалование судебного акта по самостоятельному спору начинает течь с момента включения их требований в реестр. Теперь они могут столкнуться с возвратами апелляционных жалоб ввиду пропуска срока на обжалование. Исходя из новой позиции ВС этот срок необходимо исчислять с момента принятия требования кредитора к рассмотрению».

Юрист практики по разрешению споров и банкротству АБ «Линия права» Кирилл Коршунов, напротив, считает, что Верховный Суд РФ верно указал момент, с которого конкурсный кредитор имеет право оспаривать судебные акты, устанавливающие задолженности других конкурсных кредиторов. «Суды учли одно разъяснение ВАС РФ, но не учли второе.

Согласно первому, конкурсный кредитор имеет право заявлять возражения против требований других кредиторов, в том числе и оспаривать судебные акты, устанавливающие их задолженности.

Однако если толковать данное разъяснение буквально, то получается, что такое право появляется у лица с момента включения его требований в реестр кредиторов. Так и поступил нижестоящий суд в рассматриваемом деле. Однако в п.

30 Постановления Пленума ВАС РФ № 60 прямо указано, что право на заявление возражений относительно требований других кредиторов появляется у лица с момента принятия судом его требования к рассмотрению, а не с момента включения в реестр», – объясняет юрист.

ВС восстановил пропущенный процессуальный срок в связи с неоднородностью прежней судебной практикиСуд подчеркнул, что факт обращения кредитора в суд в период, предшествующий установлению правовой определенности в судебной практике по конкретным делам, не может ухудшать его положение

Кирилл Коршунов указал, что ВС высказывал ранее аналогичную позицию не только по другим делам, но и в отношении того же должника и того же кредитора-банка.

Читайте также:  Наложение взыскания на работника: 5 ошибок, опасных для работодателя

«Почему Верховный Суд, несмотря на наличие постановления Пленума ВАС РФ и нескольких собственных определений, разъясняющих данный вопрос, продолжает повторять эту позицию?» – задается вопросом юрист.

Ответ, по его мнению, можно найти в Определении ВС от 27 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-19058.

Как отметил Кирилл Коршунов, в данном акте указано, что, несмотря на ранее данные разъяснения Пленума ВАС, некоторые суды продолжают считать, что право на заявление возражений против включения требований других кредиторов в реестр возникает у лица не с момента принятия судом его заявления к рассмотрению, а с момента включения требований его самого в реестр: «То есть нижестоящие суды не всегда следуют разъяснениям высших судебных инстанций. Видимо, данное дело, является не только примером исправления судебной ошибки в конкретном деле, но и попыткой унифицировать практику по определенному вопросу».

Комментируемый спор, по мнению Кирилла Коршунова, является ярким примером того, как экономическая коллегия выполняет функцию по установлению единообразия судебной практики, которую до этого выполнял Президиум ВАС.

«Эта функция присуща суду надзорной инстанции, а не кассационной. Формально экономколлегия не наделена ею.

Это следует из различия оснований для кассационного обжалования в коллегию и в свое время надзорного – в Президиум ВАС», – считает юрист.

Исчисление начала процессуального срока для экстраординарного обжалования кредитором

Представим ситуацию: в реестр требований кредиторов включается кредитор на основании судебного решения. Проведя небольшой анализ, узнаем, что кредитор – аффилированный, задолженность мнимая. В принципе, довольно стандартная ситуация, но бороться с ней тяжело.

Возражения относительно требования в суде не заявить, суды ссылаются на ст. 69 АПК РФ о преюдиции, и включают необоснованное требование в реестр.

Отдельно можно дискутировать относительно того, стоит ли судам при включении требований на основании судебных актов проверять их обоснованность, учитывая, например, что 1) в деле о банкротстве предъявляется повышенный стандарт доказывания; 2) в делах разнится субъектный состав участников, другие кредиторы не являлись участниками при рассмотрении судебного спора, в связи с чем наделены правом обжаловать судебные акты и т.д. Однако на этом не будем останавливаться.

Одним из способов невключения/исключения требования кредитора, основанном на судебном акте, является экстраординарное обжалование этого акта в соответствии с пунктом 24 постановления № 35 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2012 г. № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» (далее — Постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35):

«24.

Если конкурсные кредиторы полагают, что их права и законные интересы нарушены судебным актом, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование (в частности, если они считают, что оно является необоснованным по причине недостоверности доказательств либо ничтожности сделки), то на этом основании они, а также арбитражный управляющий вправе обжаловать в общем установленном процессуальным законодательством порядке указанный судебный акт, при этом в случае пропуска ими срока на его обжалование суд вправе его восстановить с учетом того, когда подавшее жалобу лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав и законных интересов. Копия такой жалобы направляется ее заявителем представителю собрания (комитета) кредиторов (при его наличии), который также извещается судом о рассмотрении жалобы. Все конкурсные кредиторы, требования которых заявлены в деле о банкротстве, а также арбитражный управляющий вправе принять участие в рассмотрении жалобы, в том числе представить новые доказательства и заявить новые доводы. Повторное обжалование названными лицами по тем же основаниям того же судебного акта не допускается».

Обращение с жалобой в данном случае будет регулироваться ч. 2 ст. 259 АПК РФ, так как кредиторы объективно не знали о том, что судебный акт нарушает их права. Таким образом, срок для восстановления срока на подачу апелляционной жалобы ограничен шестью месяцами.

Возникает отдельный вопрос относительно начала исчисления процессуального срока на обращение с такой жалобой.

Согласно позиции Верховного суда, процессуальный срок для кредитора на подачу апелляционной жалобы по экстраординарному обжалованию судебных актов, на основании которых включены требования других кредиторов, начинает исчисляться только тогда, когда имеют место одновременно два условия:

Права кредиторов по делу о банкротстве, чьи требования не определены арбитражным судом

О правах кредиторов по делу о банкротстве, чьи требования приняты к производству, но не установлены определением арбитражного суда

Правовой статус кредиторов

В российском законодательстве институт банкротства сконструирован таким образом, что данная процедура полностью опосредуется нормами процессуального права.

Любое действие, будь то установление требования кредитора или утверждение в должности арбитражного управляющего, производится на основании определения арбитражного суда. Несмотря на то что согласно пункту 1 статьи 1 Федерального закона от 26.10.

2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) этот Закон принят в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации (далее — ГК РФ), по нашему мнению, его процессуально-правовой аспект все же превалирует.

Кроме того, согласно части 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным названным Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).

В правовой литературе традиционно разделяют материально-правовой и процессуально-правовой статусы кредитора по делу о банкротстве . Поскольку, как отмечено выше, процессуально-правовой аспект законодательства о банкротстве представляется нам превалирующим, предметом рассмотрения в настоящей статье будет являться процессуально-правовой статус соответствующих категорий кредиторов.

Кораев К.Б. Правовой статус конкурсных кредиторов в деле о банкротстве. М., 2010. С. 28 — 106.

Перед тем как начать исследование вопроса о правовом положении кредиторов, требования которых еще не рассмотрены по существу арбитражным судом, необходимо определить основные нормы, касающиеся правового статуса кредиторов, чьи требования уже рассмотрены и признаны судом обоснованными.

Статья 34 Закона о банкротстве относит кредиторов к лицам, участвующим в деле о банкротстве.

Данная статья указывает только на одно специальное право, которым наделяются перечисленные в ней лица, — это заявление ходатайства о проведении экспертизы по вопросу о наличии признаков преднамеренного или фиктивного банкротства.

Другие специальные права кредиторов предусмотрены иными статьями Закона о банкротстве, например право участвовать в собрании кредиторов (пункт 1 статьи 12), право обращаться с жалобами на действия арбитражного управляющего (статья 20.4) и т.д.

В части регулирования процессуальных правоотношений Закон о банкротстве является специальным актом по отношению к АПК РФ.

Вместе с тем общие положения названного Кодекса о лицах, участвующих в деле, распространяются на кредиторов по делу о банкротстве.

Они вправе, в частности, знакомиться с материалами дела, участвовать в исследовании доказательств, задавать вопросы другим участникам процесса, заявлять ходатайства и отводы и т.д. (статья 41 АПК РФ) .

Одним из важных прав кредиторов является заявление возражений относительно требований других кредиторов (пункт 2 статьи 71 Закона о банкротстве).

Заинтересованность кредиторов в заявлении возражений очевидна: чем меньше требований других кредиторов будет включено в реестр требований кредиторов, тем большую часть конкурсной массы получат кредиторы, требования которых включены в реестр.

Именно вопрос о наличии или отсутствии данного права весьма важен при рассмотрении проблемы правового положения кредиторов, требования которых заявлены, но не включены в реестр.

Анализируемая категория кредиторов состоит из двух групп:

  • кредиторы, требования которых приняты к производству, но еще не рассмотрены судом («заявившие» кредиторы);
  • кредиторы, требования которых подлежат рассмотрению после введения в отношении должника следующей процедуры банкротства («опоздавшие» кредиторы).
  • «Заявившие» кредиторы

    Вначале исследуем первую группу кредиторов. Вопрос об обоснованности требования кредитора разрешается в рамках обособленного спора по делу о банкротстве (пункт 14 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.

    2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»; далее — Постановление N 35). Производство по таким обособленным спорам осуществляется в общем порядке, предусмотренном АПК РФ.

    Следовательно, заявление об установлении требования кредитора проверяется судом на соответствие всем формальным признакам ( статьи 125 и 126 АПК РФ) и при их наличии принимается к производству и рассматривается судом в сроки, установленные процессуальным законодательством.

    Какими же правами обладает кредитор до вынесения определения по существу заявления?

    Частично ответ на этот вопрос содержится в пункте 2 статьи 71 Закона о банкротстве, который признает за кредиторами, предъявившими свои требования к должнику, право заявлять возражения на требования других кредиторов.

    Экстраординарное оспаривание судебных актов, используемых против третьих лиц

    14.07.2021

    • М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры
    • Ведя судебные дела, порой сталкиваешься с недобросовестными практиками использования судебных актов против лиц, не участвовавших в соответствующем споре.
    • В основном такие судебные акты “всплывают” в делах о банкротстве, поэтому речь пойдет прежде всего о них.

    До введения процедуры банкротства должник и фиктивный кредитор могут “разыграть” судебный процесс с целью получения решения или определения об утверждении мирового соглашения, подтверждающего фиктивный долг (Верховный Суд РФ для этого использует термин “формальный судебный спор”). Затем этот просуженный долг в упрощенном порядке включается в реестр требований кредиторов (далее — РТК).

    1. Либо должник может специально проиграть фиктивный спор своему аффилированному дебитору, чтобы впоследствии арбитражный управляющий не смог взыскать с него деньги или продать дебиторскую задолженность на торгах.
    2. Супруги могут произвести неравноценный судебный раздел общего имущества.
    3. Казусы могут быть разные, но объединяет их одно — появляется судебный акт, нарушающий права и интересы других лиц (прежде всего кредиторов), которые не участвовали в споре с должником.

    Глава III.1 Закона о банкротстве позволяет оспаривать не только сделки, но и действия, сделками не являющиеся, в том числе — процессуальные действия, предшествующие принятию судебного акта (признание иска, отказ от иска, незаявление об истечении срока исковой давности и др.), а также действия по исполнению судебного акта,

    Например, в определении от 24.06.

    2021 N 305-ЭС21-1766(1,2) Верховный Суд РФ обосновал право кредиторов обжаловать отказ должника от иска о взыскании со своего дебитора долга следующим образом: “Таким образом, очевидно, что отказ от иска объективно влияет на состояние конкурсной массы должника в ущерб интересам его кредиторов, а потому подобное действие может быть оспорено по банкротным правилам с соблюдением процессуальной формы, предполагающей оспаривание сделки через обжалование судебного акта, которым эта сделка утверждена”.

    Иначе говоря, недостаточно оспорить действие или сделку. Надо каким-то образом также аннулировать и судебный акт. Ведь пока этот судебный акт не отменен, он имеет обязательную силу и его нельзя игнорировать.

    Возникает вопрос: а как отменить такой судебный акт? Ординарные механизмы обжалования, прямо предусмотренные процессуальными законами, здесь не годятся, так как жалобщик (кредитор) не является лицом, участвующим в деле, и его права затрагиваются обжалуемым судебным актом лишь опосредованно.

    Поэтому практика выработала особые неординарные механизмы обжалования судебных актов, прямо не предусмотренные процессуальными кодексами.

    Какие же это механизмы?

    ВС: Конкурсный кредитор вправе обжаловать отказ должника от иска о взыскании долга накануне банкротства

    Суд счел, что подобное действие может быть оспорено по банкротным правилам с соблюдением процессуальной формы, предполагающей оспаривание сделки через обжалование судебного акта, которым эта сделка утверждена

    В комментарии «АГ» представитель конкурсного кредитора – юридической компании «Пепеляев Групп» – положительно оценил выводы ВС и отметил, что тот фактически приравнял процедуру оспаривания отказа от иска к порядку экстраординарного обжалования ошибочного взыскания. Эксперты «АГ» также высоко оценили позицию Верховного Суда, в частности отметив, что она крайне важна для эффективного ведения банкротного процесса и пополнения конкурсной массы.

    Читайте также:  Ключевые выводы Верховного Суда РФ об аренде за июнь 2020 г.

    Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 305-ЭС21-1766(1,2) по делу № А40-193248/2018 об оспаривании конкурсным кредитором компании-банкрота ее отказа от иска о взыскании задолженности накануне банкротства.

    Суды не дали конкурсному кредитору оспорить отказ банкрота от крупного иска

    Ранее ООО «АБ-Маркет» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к обществу «ЛАНИТ-Интеграция» о взыскании 340,5 млн руб. задолженности. Однако 20 декабря 2018 г. суд вынес определение, которым принял отказ истца от иска и прекратил дело по основаниям п. 4 ч. 1 ст. 150 АПК.

    В марте 2019 г. суд возбудил дело № А40-70208/2019 о банкротстве самого общества «АБ-Маркет», впоследствии признанного несостоятельным.

    В связи с этим юридическая компания «Пепеляев Групп», будучи конкурсным кредитором общества-банкрота, обжаловала определение от 20 декабря 2018 г. в апелляции.

    По мнению заявителя, отказ от иска прикрывает сделку по выводу активов должника, являющуюся недействительной в силу п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

    Со ссылкой на п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г.

    № 63 юрфирма также отмечала, что отказ от иска накануне банкротства прикрывает внесудебное соглашение между ответчиком и его должником, по условиям которого последний прощает обществу «ЛАНИТ-Интеграция» значительную часть долга, а тот, в свою очередь, перечисляет оставшуюся часть на счета третьих лиц. Такие действия сторон, по мнению «Пепеляев Групп», позволили должнику оперативно получить от «АБ-Маркет» защищенные от кредиторского взыскания денежные средства.

    Тем не менее апелляция сочла, что отказ от иска был подан уполномоченным лицом, а, поскольку на момент отказа дело о банкротстве должника возбуждено не было, права третьих лиц не нарушены.

    В свою очередь, окружной суд поддержал ее выводы и добавил, что основанием пересмотра судебного акта о принятии отказа от иска и прекращении производства по делу в исковом порядке является вновь открывшееся обстоятельство согласно подп. 3 п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 16 мая 2014 г.

    № 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью».

    ВС указал на ошибочность выводов нижестоящих инстанций

    Впоследствии компания «Пепеляев Групп» и конкурсный управляющий должника обратились в Верховный Суд РФ, который согласился с доводами их кассационных жалоб.

    Судебная коллегия по экономическим спорам напомнила, что в преддверии банкротства должник может предпринимать действия по выводу своего имущества от принудительного взыскания, что вредит кредиторам должника, снижая вероятность погашения их требований.

    Поэтому одним из инструментов защиты конкурсных кредиторов от противоправных действий должника-банкрота по искусственному уменьшению своей имущественной массы является предоставление им права обжалования соответствующего судебного акта.

    Как пояснил ВС, перед судами стоял вопрос о допустимости оспаривания действий должника, направленных на отказ от иска в рамках общеискового производства, по специальным основаниям, предусмотренным законодательством о банкротстве. «По смыслу ст. 61.

    1 Закона о банкротстве перечень юридических действий, которые могут быть оспорены в рамках дела о банкротстве, не ограничен исключительно понятием “сделки”, предусмотренным ст. 153 Гражданского кодекса.

    В целях защиты кредиторов от недобросовестного поведения должника и части его контрагентов, а также в целях соблюдения принципов очередности и пропорциональности удовлетворения требований всех кредиторов потенциально могут оспариваться любые юридические факты, которые негативно влияют на имущественную массу должника», – указал Суд. В определении отмечается, что к числу подобных фактов могут быть отнесены действия, направленные на исполнение любых обязательств должника, сделки, совершенные третьими лицами за счет должника (п. 1 и 2 Постановления № 63), ненормативные правовые акты, оформляющие сделки по отчуждению имущества или прекращению имущественных прав должника (Постановление Президиума ВАС РФ от 18 ноября 2008 г. № 10984/08) и прочее.

    Верховный Суд добавил, что, разрешая вопрос о допустимости оспаривания кредитором отказа находящегося с ним в обязательственных отношениях несостоятельного лица от иска к контрагенту, необходимо было определить, может ли такое действие негативно повлиять на конкурсную массу и, как следствие, на имущественные права кредиторов.

    Поскольку очевидно, что отказ от иска объективно влияет на состояние конкурсной массы должника в ущерб интересам его кредиторов, подобное действие может быть оспорено по банкротным правилам с соблюдением процессуальной формы, предполагающей оспаривание сделки через обжалование судебного акта, которым эта сделка утверждена.

    Данный порядок обжалования по своей функциональности, в отличие от механизма обжалования (пересмотра), закрепленного в главе 37 Кодекса, предполагает возможность приведения новых доводов и представления новых доказательств.

    Таким образом, ВС отменил судебные акты апелляции и кассации и возвратил дело на новое апелляционное рассмотрение.

    Представитель «Пепеляев Групп» высоко оценил выводы Суда

    В комментарии «АГ» руководитель судебно-претензионной группы «Пепеляев Групп» Роман Кожевников отметил, что зачастую недобросовестные лица накануне банкротства одного из них обращаются в суд с целью получения внешне безупречного судебного акта для контроля над банкротством или вывода активов.

    «Обычно это делается путем “просуживания” искусственного долга или заключения сомнительного мирового соглашения.

    Экзотическим же вариантом является использование конструкции отказа должника от иска, посредством которой должник не только блокирует возможность взыскания дебиторской задолженности, но и может вывести свои активы, получив долг не напрямую, а через третьих лиц», – пояснил он.

    По словам юриста, рассматриваемое дело является ярким примером борьбы с подобными злоупотреблениями.

    «Раньше оспорить отказ должника от иска было крайне затруднительно в первую очередь из-за отсутствия четких разъяснений и единообразия судебной практики даже в рамках одного судебного округа.

    Сейчас же Верховный Суд фактически приравнял процедуру оспаривания отказа от иска к порядку экстраординарного обжалования ошибочного взыскания (п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ № 35 от 22 июня 2012 г.).

    Проще говоря, чтобы оспорить отказ от иска, необходимо подать жалобу на определение о прекращении производства по делу с обоснованием недействительности отказа от иска как сделки по банкротным основаниям, для этого заявители вправе представлять новые доказательства и приводить новые доводы», – подчеркнул Роман Кожевников.

    Он добавил, что новая позиция Верховного Суда может также применяться при оспаривании признания иска и при обжаловании «просуженного» и искусственного долга должника, который не заявлялся в реестр должника, а был погашен накануне банкротства (то есть когда применение п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ № 35 не так однозначно).

    «Нашей команде “Пепеляев Групп” как непосредственным участникам данного дела в Верховном Суде трудно переоценить значение нового подхода.

    Однако мы не исключаем, что его использование на практике может вызвать затруднения, поскольку требуется кропотливая работа юристов по выявлению реальной картины фактов, которая скрывалась под видом отказа от иска», – заключил юрист.

    Эксперты «АГ» прокомментировали определение

    Партнер АБ «Бартолиус» Наталья Васильева отметила, что правовая позиция Суда крайне важна для эффективного ведения банкротного процесса: она пресекает возможность наступления негативных последствий для кредиторов лица, уже обладающего признаками несостоятельности, от его отказа от поданного им иска в ущерб их интересам, что в конечном итоге ведет к пополнению конкурсной массы за счет взыскания дебиторской задолженности уже конкурсным управляющим истца. «При этом определение суда о прекращении производства по делу в связи с отказом истца от иска подлежит оспариванию как сделка должника по банкротным основаниям, предусмотренным главой 3.1 Закона о банкротстве, однако в процессуальной форме апелляционного обжалования судебного акта», – пояснила она.

    По мнению эксперта, потенциальная возможность оспаривания отказа должника от иска ставит вопрос о глубине исследования судом, рассматривающим общеисковое дело с участием будущего должника в качестве истца, вопроса о нарушении указанным отказом истца от иска прав и законным интересов третьих лиц (кредиторов истца). «Должен ли суд, рассматривающий соответствующее ходатайство в порядке ст. 49 АПК РФ, изучать вопрос о потенциальном наличии или отсутствии у указанного отказа признаков оспоримой сделки, указанных в главе 3.1 Закона о банкротстве? Представляется, что данные обстоятельства не входят в предмет исследования суда по общеисковому спору, что, в свою очередь, создает риск последующего оспаривания отказа от иска как сделки, совершенной должником в ущерб интересам кредиторов. Указанное, в свою очередь, не позволяет суду предотвратить указанную оспоримую сделку путем непринятия отказа истца от иска», – убеждена Наталья Васильева.

    Она также заметила, что еще 11 лет назад ВАС РФ в Постановлении № 63 разъяснил, что кредиторы обладают правом оспаривать утвержденное судом мировое соглашение, заключенное должником, также по специальным основаниям, предусмотренным законом о банкротстве.

    «Оспаривание отказа от иска вполне укладывается в эту же логику, и удивляет, что ранее этот вопрос в судебной практике не поднимался, поскольку с правовой точки зрения при отказе от иска и при утверждении мирового соглашения последствия для конкурсной массы могут быть абсолютно идентичными или отличаться несущественно», – отметила эксперт.

    Адвокат, арбитражный управляющий юридической фирмы INTELLECT Сергей Гуляев полагает, что позиция Верховного Суда позволяет сделать несколько достаточно значимых выводов, влияющих на права кредиторов в рамках дела о банкротстве.

    «Во-первых, ВС РФ устанавливает запрет на принятие судами отказа от исковых требований, если такой отказ нарушает или, как в данном случае, может нарушить права кредиторов в дальнейшем. Во-вторых, Суд позволяет кредиторам восстановить свое нарушенное право путем обжалования определения о прекращении производства по делу.

    Отказ от взыскания задолженности в преддверии банкротства, безусловно, может представлять собой одну из форм злоупотребления правом со стороны должника и являться способом сокрытия активов», – отметил он.

    По словам эксперта, предоставление возможности кредитору впоследствии оспорить заявленный должником отказ является положительным моментом, так как позволяет получить в конкурсную массу денежные средства, от которых должник формально намеревался отказаться.

    «Кроме того, ранее кредиторам было предоставлено право на оспаривание судебных актов о взыскании задолженности с должника, об утверждении мировых соглашений, которые, по мнению кредитора, нарушают его права. ВС РФ в недавнем Определении № 302-ЭС20-19914 от 17 марта 2021 г.

    установил запрет на принятие отказа одного из кредиторов от требований об оспаривании сделок в рамках дела о банкротстве, если иные кредиторы поддерживают ранее заявленные требования.

    В продолжение данной линии право кредитора на оспаривание определений о принятии отказа должника от иска, в случае нарушений прав кредитора таким отказом, выглядит вполне логичным и полезным инструментом защиты нарушенного права», – считает Сергей Гуляев.

    Он также указал на практическую составляющую запрета на отказ от исковых требований в период неплатежеспособности должника.

    «До этой позиции ВС РФ самым распространенным способом защиты права кредиторов в такой ситуации являлось взыскание убытков с бывшего руководителя должника за необоснованный отказ от исковых требований.

    Восстановление возможности взыскать задолженность именно с контрагента, по нашему мнению, будет являться более эффективным способом пополнения конкурсной массы», – подытожил адвокат.

    Юрист практики реструктуризации и банкротства юридической фирмы ART DE LEX Юлия Шилова согласилась, что отказ от взыскания может негативно повлиять на конкурсную массу и, как следствие, на имущественные права кредиторов, в результате чего кредиторы могут быть лишены должного возмещения. Эксперт добавила, что право кредитора на обжалование определяется возникающими в их результате негативными последствиями для конкурсной массы, а значит, допускается его оспаривание по банкротным правилам. «В результате отказа от иска кредиторы могли не получить должного удовлетворения, также подобным способом может производиться вывод активов, поскольку последствием отказа от иска является недопустимость повторного обращения в суд по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям», – заметила Юлия Шилова.

    Зинаида Павлова

    Leave a Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *