О финансовых требованиях, связанных с незаконным переводом

О финансовых требованиях, связанных с незаконным переводом

Андрей Гордеев / Ведомости

Микрофинансовые организации (МФО) устанавливают незаконные комиссии за перевод или выдачу кредитных средств – на подобные нарушения приходится треть от всех жалоб граждан на МФО. Об этом «Ведомостям» сообщили в пресс-службе главного финомбудсмена Юрия Воронина, уточнив, что в подобных спорах финансовые уполномоченные всегда принимают решения в пользу потребителей.

Из обращений потребителей к финомбудсмену следует, что при оформлении займа многие МФО в договоре прописывают способы выдачи займа и взимают определенную сумму за перевод средств на карту или выдачу займа другими способами.

Размер подобного сбора может быть фиксированным или исчисляться в процентах от суммы займа (до 3,5%). Учитывая, что размер комиссии незначителен, потребители обычно соглашаются с подобными тратами.

Но многие даже не знают, что это незаконно, подчеркивает омбудсмен.

«В случаях, когда взимается комиссия за выдачу займа, МФО поясняют, что такие действия являются дополнительными услугами, которые должны оплачиваться клиентами отдельно.

Однако при предоставлении займа действие кредитора по выдаче займа является его прямой обязанностью, стандартным действием, без которого кредитор не смог бы исполнить договор займа», – объясняет Воронин.

Незаконность такой практики подтверждается и судами, отмечает он.

Распространенность таких нарушений обусловлена тем, что многие люди, обращающиеся за займами в МФО, не обладают должным уровнем правовой грамотности, считает Владимир Шалаев, старший юрист BMS Law Firm. «Либо, даже понимая незаконность комиссии, потребитель вынужден согласиться на нее, не имея других вариантов получения денег, и именно этим и пользуются МФО», – говорит Шалаев.

В соответствии с судебной практикой, а также позицией Верховного суда, сформулированной еще в 2014 г., предоставление займа, т. е. фактическая передача заемщику денежных средств, не является самостоятельной услугой, подчеркивает Дмитрий Горбунов, партнер фирмы «Рустам Курмаев и партнеры».

«МФО не вправе требовать дополнительной платы не только за осуществление перевода денежных средств на банковский счет (на карту) клиента, но и, например, за рассмотрение его заявки и оценку кредитоспособности, – говорит Горбунов.

– И хотя закон «О микрофинансовой деятельности» и не устанавливает прямого запрета на такие комиссии, к отношениям, возникающим между МФО и заемщиком, применимы требования закона «О потребительском кредите», а он, в свою очередь, такие ограничения предусматривает».

Даже если дополнительные платежи и комиссии прописываются в договоре, это не делает их обоснованными, поскольку любые условия договора займа, противоречащие закону, могут быть признаны недействительными и ничтожными, подчеркивает юрист.

Сами МФО считают, что они вправе предоставлять клиенту выбор между платной и бесплатной услугой. «В нашей группе компаний нет комиссий за предоставление займа или за оказание услуг, связанных с предоставлением займа, – комментирует Александра Новицкая, директор департамента по правовым и корпоративным вопросам ГК Eqvanta.

– Тем не менее закон позволяет кредиторам предусматривать условие о платности определенных способов предоставления займа, если при этом есть бесплатный способ и клиент самостоятельно выбрал именно платный способ. С точки зрения буквы закона нарушения нет. С позиции духа закона это неправильно и, конечно, не клиентоориентированно».

Другие МФО («Мигкредит», «Кармани», «Мани мен», «Финбридж») на запрос «Ведомостей» не ответили.

Если клиент МФО все же подписал договор и заплатил за получение средств, омбудсмен рекомендует сначала обратиться с претензией в МФО с требованием о возврате уплаченной комиссии. «Если ответ МФО потребителя не устроил или не был получен вовсе, потребитель вправе обратиться к финансовому уполномоченному», – отмечает Воронин.

Омбудсмен рекомендует МФО пересмотреть работу по урегулированию подобных претензий клиентов, поясняя, что при рассмотрении спора финуполномоченным у кредитора возникает обязанность уплатить взнос в фонд финансирования деятельности омбудсмена, размер которого может значительно превышать размер комиссии. Для потребителей рассмотрение заявлений осуществляется омбудсменом бесплатно.

Какой информации о ваших операциях ждет Росфинмониторинг

Екатерина Мирошкина

экономист

Профиль автора

10 января 2021 года вступили в силу новые правила контроля за денежными переводами и сделками. Эти изменения коснулись всем известного федерального закона № 115-ФЗ — того самого, из-за которого блокируют счета в банках и передают данные о сделках в Росфинмониторинг.

Вот что писали СМИ об этом законе:

  • «Власти будут отслеживать все операции свыше 600 тысяч рублей»;
  • «Власти установили тотальный контроль за операциями с наличными»;
  • «Теперь информация абсолютно обо всех операциях с наличными на сумму от 600 тысяч рублей подлежит передаче в Росфинмониторинг».

Что из этого правда — разбираемся на основании закона, а не статей в интернете.

Как было раньше. Есть операции, которые подлежат обязательному контролю. То есть информация о них передается в Росфинмониторинг. В числе таких операций покупка валюты, приобретение ценных бумаг за наличные, внесение наличных в уставный капитал. Полный список — в статье 6 ФЗ № 115-ФЗ.

Эти операции привлекают внимание, только если сумма не меньше 600 000 Р. Лимит установлен не в 2021 году, он был таким же и в 2003.

Если фирма снимала наличные со счета, такая операция тоже могла попасть под контроль.

Что изменилось. Контролю подлежат операции по снятию или зачислению наличных на счет организации или ИП. Раньше такое условие тоже было, но с оговоркой: если операция не связана с обычной деятельностью.

Например, на счет лесопилки поступают наличные за консультационные услуги. Или химчистка снимает деньги на покупку бензовоза. С 10 января оговорка отменена — теперь любые операции с наличными по счету юрлица на сумму от 600 000 Р подлежат контролю.

Например, если деньги снимают на зарплату или командировки.

Контролировать операции юрлиц банк должен только в том случае, если деньги снимают или вносят непосредственно в этой кредитной организации. То есть операция должна проходить по счету, открытому в этом банке. Если деньги на счет фирмы зачислены через банкомат или кассу другого банка, контролю они не подлежат.

Но физлиц и самозанятых все это не касается. В законе нет и не было такой нормы, чтобы любое снятие наличных с карты на сумму больше лимита попадало в Росфинмониторинг. Там еще с 2019 года есть условие о контроле за операциями по снятию наличных в банкоматах — но только с карт, выпущенных иностранными банками. Причем не во всех государствах, а только в тех, что есть в специальном перечне.

Это не значит, что банк не может запросить пояснения по другим операциям. Но такой запрос будет инициативой финмониторинга банка, а не федерального ведомства.

Как было раньше. Сделки с недвижимостью контролировались и до поправок. Это касалось сумм от 3 000 000 Р или эквивалента в валюте. Но до 10 января в Росфинмониторинг нужно было сообщать только о тех сделках, что касались перехода права собственности.

Контроль операций по закону № 115-ФЗ не предусматривает участия людей и компаний. То есть владельцу счета или участнику сделки ничего делать не нужно. Информацию должен передавать банк, ломбард, магазин, нотариус, адвокат, организатор азартной игры, страховая компания, почта или оператор связи.

Если вы не отмываете доходы и не занимаетесь запрещенной деятельностью, новый закон ничего не изменит. Даже если информация о сделке попадет в Росфинмониторинг, это совершенно не означает, что дальше будет что-то происходить.

Кроме Росфинмониторинга операции контролируют еще и банки. Они могут отказать подозрительному клиенту в дистанционном обслуживании или запросить у него документы по сделке.

Налоговая никакой информации о снятии наличных не получает, и контролировать движение денег по счету новый закон ей не позволяет. Это по-прежнему возможно только в рамках проверки, но не автоматически. А штрафы могут быть, только если удастся доказать незадекларированный доход. Денежные переводы не признаются им по умолчанию, а дарить подарки деньгами в России пока никто не запрещал.

Если все же получаете доход, но хотите сэкономить на налогах и не бояться вопросов о поступлениях — присмотритесь к самозанятости.

Цб определил банкам восемь критериев для блокировки подозрительных платежей

ЦБ опубликовал рекомендации для банков по борьбе с платежными инструментами — картами и электронными кошельками — используемыми незаконными онлайн-казино, финансовыми пирамидами, нелегальными форекс-дилерами и криптовалютными интернет-обменниками. В них названы критерии, по наличию двух из которых операции могут быть блокированы. Об этом пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на материалы Центробанка. 

«Участники теневого бизнеса осуществляют прием платежей от граждан и обратные выплаты не со своих расчетных счетов, а с подконтрольных им банковских карт и электронных кошельков, зачастую оформленных на подставных физических лиц. По таким платежным инструментам не оплачиваются повседневные покупки, но проводятся необычные по частоте совершения и суммам операции», — отмечается в них. 

Для обработки платежей нелегальный бизнес подключается к интернет-страницам кредитных организаций с услугами по переводу денег.

ЦБ пояснил, что это приводит к рискам потери средств добросовестными гражданами и их вовлечению в мошеннические схемы, поэтому банкам рекомендуется выявлять подозрительные карты и кошельки, принимать и усиливать меры безопасности. Регулятор перечислил восемь признаков  подозрительных операций.

Если одновременно наблюдается два признака или более, банкам следует принимать «противолегализационные меры». По словам собеседников газеты, под такими мерами ЦБ подразумевает блокировку операций и (или) платежных инструментов.

Центробанк назвал критерии сомнительных операций: 

  • более 10 в день или более 50 в месяц контрагентов-физлиц;
  • более 30 операций в день, проведенных физлицами;
  • операции по зачислению безналичных средств между физлицами в объеме более 100 000 рублей в день или 1 млн рублей в месяц;
  • менее минуты между зачислением средств и их списанием;
  • операции по зачислению и списанию средств, проводимые в течение 12 часов одних суток;
  • отсутствие платежей в пользу юрлиц, обеспечивающих жизнедеятельность (оплата коммунальных услуг, услуг связи, товаров);
  • совпадение идентификационной информации об устройстве, используемом разными физлицами для удаленного доступа к услугам банка;
  • в течение недели средний остаток денежных средств на банковском счете не превышает 10% от среднедневного объема операций.

Эксперты, опрошенные газетой, отмечают, что меры могут обеспечить желаемый эффект. «Поиск дропов, риски блокировки платежей, переход от автоматизированных платежей на набивку реквизитов руками. Это значительно ее усложнит», —  сказала правозащитница Евгения Лазарева.

Позиционируются эти рекомендации регулятора как борьба с нелегальными казино, но очевидно, что зацепит и другие сервисы, находящиеся в серой и черной зонах, добавил председатель совета Ассоциации участников рынка электронных денег и денежных переводов Виктор Достов.

Но пострадать от инициативы могут и обычные граждане, причем не только мелкие предприниматели, которые не оформились, например, как самозанятые. «Как отличить торговца от именинника, которому несколько десятков его друзей скинули по 5000 рублей в качестве подарка?» — привел пример Достов.

«А 30 транзакций в день могут быть совершены, к примеру, в школьном классе при сборе средств на подарок или экскурсию», — добавила Лазарева. Пользовательских сценариев очень много, отмечают эксперты, и невозможно ни уложить всех пользователей в ограниченные рамки, ни запретить все подряд.

Процедуру «обеления» в случае ошибочной блокировки ЦБ никак не оговаривает, добавляют они.

Читайте также:  Верховный Суд РФ разрешил привлекать наследников контролирующего лица к субсидиарной ответственности

Что надо знать про 115-ФЗ, запросы банков и Росфинмониторинга

Многие предприниматели и физические лица могли наблюдать в интернете и средствах массовой информации бурное обсуждение вопроса блокировки счетов и приостановления банковских операций по счетам, даже если был осуществлен перевод денег на тысячу рублей.

Чтобы узнать, как банки контролируют наличку в 2021-2022 году, посмотрите видеозапись вебинара «Как теперь будут контролировать наличку. 115-ФЗ в 2021 году».

  • Оплатить картой и смотреть прямо сейчас
  • У компаний и физических лиц возникает целый ряд вопросов.

Что такое легализация денежных средств, полученных преступным путем?

Часто банки присылают клиентам запросы с просьбой пояснить хозяйственную операцию со ссылкой на Федеральный закон от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Но естественно, у многих формулировки банка вызывают, скорее, вопросы, чем конкретные ответы. Ведь, естественно, в подавляющем большинстве случаев речь не идет о терроризме.

Под легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, в Российском законодательстве понимается совершение действий, направленных на придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению денежными средствам и иным имуществом, приобретенным заведомо незаконным путем и полученным от таких видов преступлений, как незаконная торговля наркотиками, создание фирм-однодневок, финансовые мошенничества и другие действия.

  1. Легализация преступных доходов представляет собой сложный процесс, включающий множество разнообразных сделок, совершаемых разнообразными методами.
  2. Основные цели легализации доходов, полученных преступным путем следующие:
  • сокрытие следов происхождения доходов, полученных из нелегальных источников;
  • создание видимости законности получения доходов;
  • сокрытие лиц, извлекающих незаконные доходы и инициирующих сам процесс отмывания;
  • уклонение от уплаты налогов;
  • обеспечение удобного и оперативного доступа к денежным средствам, полученным из нелегальных источников. Создание условий для безопасного и комфортного потребления;
  • создание условий для безопасного инвестирования в легальный бизнес.

Поэтому банки и запрашивают дополнительную информацию.

Какую информацию может запрашивать Росфинмониторинг?

В законе от 07.08.2001 №115-ФЗ (ред. от 23.04.2018) «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» не указан конкретный перечень предоставляемой информации.

Нужно сообщать в Росфинмониторинг о сделках с движимым имуществом на сумму 600 000 руб. и более – обычно такая информация сообщается банками. Например, если покупатель – физическое или юридическое лицо – приобретает в ювелирном магазине изделия на сумму 600 000 руб.

, то магазин обязан предоставить информацию об этом в Росфинмониторинг.

Кроме этого, если сумма по сделке купли-продажи недвижимости равна или превышает 3 млн руб. либо равна сумме в иностранной валюте, эквивалентной 3 млн руб., или превышает ее, тогда об этом также нужно сообщить в Росфинмониторинг (п. 1.1 ст. 6 Закона № 115-ФЗ).

В соответствии с подпунктом 4 пункта 1 статьи 7 Закона № 115-ФЗ кредитные организации обязаны документально фиксировать и представлять в уполномоченный орган не позднее трех рабочих дней со дня совершения операции сведения по операциям с денежными средствами или иным имуществом, подлежащим обязательному контролю, совершаемым их клиентами.

Квалификация операции в качестве подлежащей обязательному контролю осуществляется на основании анализа всей имеющейся в кредитной организации информации, как предоставленной клиентом либо его представителем, так и полученной из иных источников информации, доступных кредитной организации на законных основаниях.

Как работает принцип «знай своего клиента»?

Приходя в банк, клиент сталкивается с тем, что банк запрашивает много дополнительной информации. Нужно и предоставить документы, и заполнить анкету, и т. д. KYC или Know Your Customer с английского языка переводится как «Знай своего клиента».

За этим скрываются правила и процедуры идентификации и верификации (проверки) клиентов в банковской деятельности для оценки рисков, связанных с ними. Их цель – предотвращение отмывания денег и иной незаконной деятельности.

Суть в том, что банки должны как можно лучше понимать бизнес своего клиента: чем он занимается, на каких рынках работает, с какими категориями клиентов и поставщиков взаимодействует, какие имеет обороты и т. д.

К обязательным процедурам идентификации относятся:

  • у физических лиц – граждан РФ уточняют ФИО, гражданство, дату рождения, данные документа, удостоверяющего личность;
  • у физлиц-иностранцев дополнительно запрашивают данные миграционной карты и подтверждения легального пребывания в РФ;
  • у российских юрлиц требуют представить название, правовую форму, ИНН, ОГРН, юридический адрес;
  • у иностранных юрлиц дополнительно запросят данные о регистрации в РФ (код и адрес), место и адрес регистрации в том иностранном государстве, к которому юрлицо относится;
  • у иностранной структуры без образования юрлица (например, траста) потребуют указать наименование, сведения о стране инкорпорации, коды регистрации в качестве налогоплательщика, данные о месте ведения основной деятельности, а также об имуществе в управлении и об учредителях и управляющих (ФИО и постоянный адрес).

Существует и упрощенная идентификация в следующих случаях:

  • выполняемая клиентом транзакция не подлежит особому контролю (по критериям, установленным законом № 115-ФЗ);
  • клиент не вызывает подозрений у работников банка;
  • транзакция не является необычной, с сомнительным экономическим смыслом, и не дает оснований предположить, что ее целью является избежание клиентом процедур полной проверки.

Также есть операции, которые вообще не подлежат идентификации:

  • денежные переводы без открытия счета на суммы в пределах 15 000 руб. Перечень исключений – товаров и услуг, на операции с которыми не распространяется освобождение от идентификации, устанавливает Правительство РФ;
  • покупка физлицом валюты на сумму (эквивалент) не более 40 000 руб.;
  • покупка физлицом изделий из драгметаллов и драгкамней в розницу на сумму (эквивалент) не более 40 000 руб. То же самое, но с применением физлицом электронных средств расчетов на сумму (эквивалент) до 100 000 руб.

Какую информацию о бенефициарах нужно предоставлять

Многие бенефициары хотят остаться «инкогнито».

Но с 2017 года ужесточены требования к бенефициарам и теперь необходимы:

  • основания для признания физлица бенефициарным владельцем;
  • перечень мер (процедур), направленных на выявление и идентификацию организацией бенефициарных владельцев клиентов, включая перечень запрашиваемых у клиентов документов и другой информации;
  • основания для признания в качестве бенефициарного владельца единоличного исполнительного органа клиентаюридического лица при невозможности выявления бенефициарного владельца;
  • порядок принятия организацией решения о признании физического лица бенефициарным владельцем;
  • порядок фиксирования сведений, полученных в результате идентификации бенефициарного владельца.

Каким образом конкретно банки устанавливают информацию о бенефициарах? Тут все просто, банки используют отлаженные механизмы:

  • включение в договор с клиентами обязанности последних представлять сведения о бенефициарных владельцах;
  • анкетирование клиентов, позволяющее идентифицировать бенефициарных владельцев;
  • изучение учредительных документов клиентов-юридических лиц;
  • устный опрос клиентов с занесением информации в их анкету.

А вот если клиент не предоставит информацию о бенефициаре, то банк может или не пропустить операцию, или же приостановить операции по счетам.

Какие операции попадают под больший контроль со стороны банков

Существует ряд указаний ЦБ РФ 18-МР, 19-МР, 5-МР, в которых обозначены наиболее рискованные операции. К таким операциям относятся:

  • фонд зарплаты сотрудников клиента установлен из расчета ниже официального прожиточного минимума;
  • по счету уплачивается НДФЛ, но не уплачиваются страховые взносы;
  • остатки денег на счете отсутствуют либо незначительны по сравнению с объемами операций, обычно проводимыми клиентом по счету;
  • основания платежей, производимых по счету клиента, не имеют отношения к затратам, присущим хозяйствующим субъектам, занимающимся заявленными клиентом при открытии/ведении счета видами деятельности;
  • отсутствует связь между основаниями преобладающих объемов зачисления денег на счет клиента и основаниями последующего их списания;
  • резко увеличиваются обороты по счету клиента, превышающие заявленные при открытии (ведении) счета;
  • со счета не производятся платежи в рамках ведения хозяйственной деятельности клиента (например, арендные платежи, платежи в счет уплаты коммунальных услуг, закупки канцелярских товаров и другие);
  • денежные средства зачисляются на счет клиента от контрагентов-покупателей по договорам за товары и услуги с выделением НДС и практически в полном объеме списываются клиентом в пользу контрагентов по объектам, не облагаемым НДС.

Также банк проверяет следующие признаки:

  • отношение объема получаемых за неделю наличных денежных средств к оборотам по банковским счетам клиента за соответствующий период составляет 30 и более процентов;
  • с даты создания юридического лица прошло менее двух лет;
  • деятельность клиента, в рамках которой производятся операции по зачислению денег на банковский счет и их списанию со счета, не создает у его владельца обязательств по уплате налогов либо налоговая нагрузка минимальна;
  • деньги поступают на банковский счет клиента от контрагентов, по счетам которых проводятся операции, имеющие признаки транзитных операций;
  • поступление от контрагента денежных средств на банковский счет клиента происходит с одновременным поступлением денежных средств от того же контрагента на банковские счета других клиентов;
  • денежные средства поступают на банковский счет клиента суммами, как правило, не превышающими 600 тыс. руб.

К рискам будут относиться также операции:

  • регулярное снятие наличных денег, как правило, ежедневно или в срок, не превышающий трех-пяти дней со дня их поступления;
  • снятие наличных денег осуществляется, как правило, в сумме, не превышающей 600 тыс. руб., либо в сумме, равной или незначительно меньшей размера максимального определенного кредитной организацией размера суммы наличных денежных средств, которая может выдаваться клиенту, юридическому лицу, индивидуальному предпринимателю, в течение одного операционного дня;
  • снятие наличных денежных средств осуществляется в конце операционного дня с последующим снятием наличных денежных средств в начале следующего операционного дня;
  • у клиента имеется нескольких корпоративных карт и с их использованием преимущественно осуществляются операции по получению наличных денежных средств.
Читайте также:  Обжалование судебных актов. Плюсы и минусы нового порядка

Таким образом, не следует бояться блокировки 200 руб., которые вы перевели другу или «скинулись» на подарок. Перечень рискованных операций четко определен и банки действуют в соответствии со строгими стандартами.

Неосновательное обогащение или перевод денежных средств во исполнение несуществующего обязательства?

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации (ВС РФ) рассмотрела гражданское дело (http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1848770), которое затрагивает одно из самых спорных в судебной практике оснований для отказа в удовлетворении требования о взыскании неосновательного обогащения, предусмотренное п. 4 ст. 1109 ГК.

Может ли суд отказать истцу в удовлетворении исковых требований о взыскании суммы неосновательного обогащения, когда формально истец и ответчик не состояли в договорных правоотношениях, но при этом истец регулярно на протяжении нескольких лет осуществлял перечисление денег на банковскую карту ответчика?

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ пришла к выводу, что отказать в удовлетворении такого иска возможно лишь в том случае, если перечисление денег было даром либо благотворительностью, обусловливающими применение положений п. 4 ст. 1109 ГК.

Кроме того, ВС РФ посчитал, что суды первой и апелляционной инстанций неполно выяснили обстоятельства дела и не установили, являлось ли перечисление истцом денежных средств на банковскую карту ответчика исполнением истцом своего обязательства по оплате юридических услуг третьему лицу.

На протяжении 2016-2017 гг. истец регулярно осуществлял перечисление на банковскую карту ответчика денежных средств в размере 301 160 рублей 00 копеек с назначением платежа «Для Влады».

Банковская карта ответчика, на которую истец осуществлял перечисление денег, была привязана к номеру телефона третьего лица, который осуществлял судебное представительство истца в различных судебных спорах и в ходе рассмотрения дела в судах первой и апелляционной инстанций ссылался на то обстоятельство, что деньги, полученные ответчиком от истца, предназначались третьему лицу в счет оплаты юридических услуг.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении иска, применив п. 4 ст. 1109 ГК РФ, установив, что перевод денежных средств производился истцом добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего, что исключает возврат этих денежных средств приобретателем.

Кроме того, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что между истцом и третьим лицом имелись обязательственные правоотношения по оказанию юридических услуг, а именно по представлению интересов истца в судебных спорах.

В определении ВС РФ не указано, пришли ли суды нижестоящих инстанций к выводу о том, что перевод денег от истца в пользу ответчика мог быть осуществлен истцом в рамках иных обязательственных правоотношений между истцом, ответчиком и третьим лицом, однако, можно предположить, что такие выводы были сформулированы судами нижестоящих инстанций, поскольку суды установили правоотношения между истцом и третьим лицом по оказанию юридических услуг.

ВС РФ не согласился с выводами судов нижестоящих инстанций о наличии оснований для отказа истцу в удовлетворении иска, посчитав, что суды первой и апелляционной инстанций допустили существенные нарушения норм материального и процессуального права, указав следующее: «Пунктом 4 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. Названная норма Гражданского кодекса Российской Федерации подлежит применению только в том случае, если передача денежных средств или иного имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего (дарение) либо с благотворительной целью. Однако судебные инстанции, определив, что перевод денежных средств осуществлялся добровольно и намеренно при отсутствии обязательства со стороны передающего, не установили, являлось ли такое перечисление даром либо благотворительностью, обусловливающими применение положений пункта 4 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Судебная коллегия ВС РФ дала толкование п. 4 ст. 1109 ГК: она подлежит применению только в том случае, если передача денежных средств или иного имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего (дарение) либо с благотворительной целью.

Таким образом, ВС РФ указал, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные средства, переданные в качестве дарения либо с благотворительной целью, несмотря на то, что п. 4 ст.

1109 ГК РФ не содержит указания на дарение, данная норма права содержит положение о «несуществующем обязательстве, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности».

Представляется, что такое толкование ВС РФ п. 4 ст.

1109 ГК РФ исходит из принципа возмездности и встречной эквивалентности правоотношений участников гражданского оборота, поскольку дарение или благотворительность исключают возможность ожидания встречного представления со стороны дарителя ввиду того, что в безвозмездных сделках лицо заведомо знает об отсутствии обязанности другой стороны предоставить ему встречное исполнение.

Кроме того, судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ пришла к выводу о том, что суды нижестоящих инстанций неполно выяснили обстоятельства дела, подлежащие установлению, поскольку не определили, являлось ли перечисление денежных средств на карту ответчика, управомоченного третьим лицом на их принятие, надлежащим исполнением истцом обязательства по оплате юридических услуг третьего лица (ст. 312 ГК РФ).

По мнению ВС РФ, данное обстоятельство необходимо для того, чтобы определить являлось ли надлежащим способом защиты права предъявление истцом требования о взыскании неосновательного обогащения с ответчика.

С большой долей вероятности для ВС РФ стало решающим назначение платежей при осуществлении истцом переводов денежных средств на банковскую карту ответчика и наличие правоотношений между истцом и третьим лицом по оказанию юридических услуг судебного представителя в ходе судебных споров.

В «Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2015)» указано, что при рассмотрении дела суд обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту, закрепленное в ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации, оказывалось бы существенно ущемленным.

  • Статья 312 ГК РФ допускает исполнение обязательства должником третьему лицу, поэтому доводы ответчика и третьего лица об оплате истцом юридических услуг третьего лица посредством перевода денег на карту ответчика подлежали оценки судами нижестоящих инстанций с точки зрения установления надлежащего способа защиты прав истца путем предъявления требования в суд о взыскании неосновательного обогащения с ответчика.
  • Иное (установление факта оплаты истцом юридических услуг третьего лица посредством перевода денег на карту ответчика) означало бы, что у истца отсутствует право требовать возврата суммы неосновательного обогащения с ответчика, однако данные обстоятельства не исследовались судами первой и апелляционной инстанций.
  • Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ пришла к выводу о том, что принятые по делу судебные постановления подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку допущенные нарушения норм права являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителей.

Противодействие отмыванию денег и валютный контроль

Легализация преступных доходов — это серьезное экономическое преступление. Преступники стремятся скрыть истинное происхождение и назначение своих денег, которые обычно связаны с коррупцией, уклонением от уплаты налогов, наркобизнесом, деятельностью террористических организаций и другими видами организованной преступности.

Для этого они используют в качестве прикрытия обычные финансовые операции или обычную хозяйственную деятельность. Это называется сомнительными операциями.

  • Для государства борьба с сомнительными операциями является очень важной задачей, ведь невозможно эффективно бороться с криминалом, не перекрыв его финансовые потоки.
  • Банк России ведет борьбу с сомнительными операциями в финансовой системе во взаимодействии с Росфинмониторингом, правоохранительными органами, Федеральной налоговой службой и другими контрольно-надзорными органами.
  • В результате целенаправленной борьбы объем сомнительных операций в последние годы постоянно уменьшается.

Эффективность механизма противодействия незаконным финансовым потокам возможна, только если финансовая система сама ставит заслон для экономической активности преступных элементов. Так, банки имеют право отказывать в открытии счетов, вкладов или проведении операций клиентам, чья добросовестность вызывает сомнения.

Но иногда и добросовестные клиенты могут получать отказы, если они не предоставили банкам достаточно информации или банки ошибочно расценили их операции как сомнительные.

Чтобы такие ситуации не приводили к трудностям и дополнительным затратам для честного бизнеса, Банк России создал двухуровневую систему пересмотра решений банков об отказах.

На первом этапе клиент, несогласный с решением банка, обращается в сам банк, а если вновь получает отказ — в межведомственную комиссию при Банке России. Для обращения в межведомственную комиссию необходимо направить заявление по почте или в электронном виде через Интернет-приемную Банка России.

Для банков выявление сомнительных операций — сложная и дорогостоящая работа. Банк России постоянно оказывает им методологическую поддержку, например, определяет основные признаки сомнительности операций, а также предоставляет банкам информацию о лицах, которым ранее было отказано в банковском обслуживании из-за сомнений в их добросовестности.

В середине  2022 года Банк России планирует запустить платформу для банков «Знай своего клиента» — систему, которая будет предоставлять необходимую информацию об уровне риска вовлеченности в проведение сомнительных операций потенциальных и существующих клиентов. Это сократит и издержки банков, и число необоснованных отказов их клиентам.

Читайте также:  Расчет договорной неустойки. как взыскать полную сумму, если при подаче иска она неизвестна

Незаконные финансовые операции часто носят трансграничный характер, поэтому борьба с отмыванием денег, полученных преступным путем, и финансированием терроризма ведется на международном уровне.

Для эффективной борьбы с этими явлениями разработаны и постоянно актуализируются международные стандарты в сфере противодействия отмыванию денег, финансированию терроризма, распространению оружия массового уничтожения (ПОД/ФТ/ФРОМУ).

Разработкой стандартов и контролем за их выполнением всеми государствами занимается специализированная межправительственная организация — Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (Financial Action Task Force, FATF). Банк России принимает активное участие в работе FATF и активно взаимодействует с зарубежными партнерами в сфере ПОД/ФТ.

Основные положения, регламентирующие вопросы ПОД/ФТ/ФРОМУ, содержатся в Федеральном законе от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Банк России также контролирует проведение валютных операций кредитными и некредитными финансовыми организациями. Валютный контроль — часть государственной политики.

Он направлен на обеспечение устойчивости валюты Российской Федерации и стабильности внутреннего валютного рынка страны. Это направление деятельности регулируется Федеральным законом от 10.12.

2003 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле».

Страница была полезной?

Последнее обновление страницы: 15.11.2021

Новые «антиотмывочные» правила: что нужно знать — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов 10 января вступили в силу поправки в «антиотмывочный» закон № 115-ФЗ. Ужесточились правила по операциям с наличными, они затронут и тех, кто занят в розничной торговле. Закон теперь регулирует и цифровые финансовые активы, и почтовые денежные переводы, и лизинговые сделки. Изменения коснутся как юридических, так и физических лиц. Юристы отмечают, что поправки могут затормозить проведение многих операций и существенно ограничить свободу предпринимательской деятельности, а также предупреждают: новые ограничения уже не за горами.

До 10 января 2021 года «антиотмывочный» закон не действовал для организаций, чья деятельность была связана с наличными денежными средствами. 

Благодаря этой норме некоторые юрлица (например, те, что занимаются розничной торговлей), могли пополнять банковский счет крупными суммами наличных или снимать их и не попадать под контроль 115-го ФЗ.

Операции подобных компаний дороже 600 000 руб. проверялись только в случаях, когда они не были обусловлены характером их деятельности.

Банки выявляли такие операции и передавали информацию о них в Росфинмониторинг – орган, который и проверяет соблюдение «антиотмывочного» закона.

«Теперь же снятие или зачисление наличных денег на счет юридического лица подлежит контролю вне зависимости от характера его деятельности», – объясняет Сергей Водолагин, управляющий партнер Федеральный рейтинг.

группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Комплаенс группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market)
.

Зато теперь сотрудникам банков не придется проверять каждую операцию на предмет соответствия характеру деятельности юридического лица. Поэтому юрист корпоративной практики Федеральный рейтинг.

группа Антимонопольное право (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Рынки капиталов группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Цифровая экономика группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Международный арбитраж группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Управление частным капиталом группа Банкротство (включая споры) 2место По количеству юристов
Ольга Кривошейкина не исключает, что процесс отправки данных в Росфинмониторинг будет автоматизирован, что должно облегчить работу ответственных сотрудников.

С другой стороны, возможно, объем отчетности окажется настолько велик, что банкам придется заниматься исключительно отчетностью в ущерб выявлению сомнительных операций, а бизнесу нести повышенные риски блокировки счетов.

Ольга Кривошейкина

Как подчеркнули в ЦБ, цель изменений – «снизить нагрузку на финансовые институты при информировании финансовой разведки об операциях, подлежащих обязательному контролю». А в Росфинмониторинге заверили: вступление поправок в силу «не повлечет изменения модели отношений юридических и физических лиц с банками и иными уполномоченными организациями».

В прессе встречались заявления о том, что Росфинмониторинг берет под контроль все операции с наличными, включая снятие физическими лицами средств свыше 600 000 руб. в банкоматах, обращает внимание Кривошейкина. Это не так: изменения по контролю за операциями свыше 600 000 руб. касаются только юридических лиц.

Физических лиц  тоже ждут изменения. Росфинмониторинг возьмет под контроль переводы с использованием счетов мобильных операторов. Любая операция по снятию более чем 100 000 руб. с мобильного номера теперь будет проверяться.

Еще власти взяли под контроль почтовые денежные переводы. Пороговая сумма – те же 100 000 руб.

Наконец, еще одно изменение напрямую не связано с «антиотмывочным» законом, но вписывается в общую тенденцию усиления контроля за расчетами граждан. С 6 января 2021 года банки начали делиться с ФНС информацией об открытии и закрытии электронных кошельков.

Изменения касаются пользователей всех крупнейших платежных сервисов, таких как «Яндекс.Деньги», «QIWI Кошелек», WebMoney, PayPal и других.

«Такая практика давно уже распространяется на банковские счета, теперь аналогичные правила ввели и для электронных кошельков», – комментирует Ольга Кривошейкина.

Закон об этом вступил в силу еще 1 апреля 2020-го, но применяться начал только сейчас: без указания ЦБ банки не могли начать передавать данные. 

Отменяются «сделочные коды». Новые требования меняют контроль «сделок» на контроль «операций»: отныне обязательному контролю подлежат именно операции по осуществлению расчетов в рамках сделки, а не сами сделки, как раньше.

Например, в законе есть правило о том, что под правила «антиотмывочного» законодательства попадают сделки с недвижимостью дороже 3 млн руб.

Но если раньше банк без предоставления документов (например, договора купли-продажи) от клиента мог и не узнать, что платеж был как-то связан с недвижимостью, то теперь это и не потребуется.

Проверять смогут все расчетные операции, которые подходят под формальные критерии.

По мнению руководителя уголовной практики Федеральный рейтинг.

группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты
Натальи Ушаковой, это позволит «наиболее широко» толковать подозрительные и подлежащие обязательному контролю операции.

«У банков будет больше возможностей запрашивать документы, возрастут риски привлечения к ответственности за неисполнение требований «антиотмывочного» законодательства», – рассказывает Ушакова.

Поправка относительно контроля за операциями с недвижимостью породила «особенно много спорных заявлений», комментирует Ольга Кривошейкина.

Теперь контролю подлежат все операции дороже 3 млн руб.

при сделках с недвижимостью, а не только сделки, результатом которых становится переход права собственности на недвижимое имущество (как правило, договоры купли-продажи).

«Но на самом деле, нельзя сказать, что регулирование в этой сфере кардинально изменилось», – отмечает эксперт. Ведь риелторы и раньше отчитывались по сделкам с недвижимостью свыше 3 млн руб.

Некоторые эксперты также говорят о возникшей у покупателей обязанности подтверждать происхождение средств, потраченных на покупку недвижимости дороже 3 млн руб. «Но и в этой части регулирование не поменялось, право финансовых организаций запрашивать подтверждение происхождения средств при крупных операциях было и до вступления в силу поправок», – рассказывает Кривошейкина.

Тем не менее покупателям квартир и земельных участков нужно быть готовыми к тому, что теперь и банки, и Росфинмониторинг могут попросить объяснить, откуда взялись деньги на сделку, которая показалась им подозрительной.

Важное изменение для бизнеса: все операции по договорам лизинга дороже 600 000 руб., будь то списание денег или зачисление денег, будет контролироваться Росфинмониторингом.

Обратить внимание на изменения следует и участникам гособоронзаказа. Порог контроля по операциям для них снизили в пять раз – с 50 до 10 млн руб. По мнению Натальи Ушаковой, это обусловлено прежде всего актуальным дроблением лотов, операций и фактических платежей.

Поправки к «антиотмывочному» закону были приняты в июле. Тогда же президент подписал закон о цифровых финансовых активах, который ввел криптовалюты и аналогичные инструменты в правовое поле.

Одновременно с легализацией цифровые финансовые активы попали под контроль 115-го ФЗ, отмечает Сергей Водолагин. Теперь информацией с Росфинмониторингом должны делиться еще и «операторы обмена цифровых финансовых активов».

Пользователям основных криптовалютных бирж (например, Binance), беспокоиться пока не о чем: они в основном не зарегистрированы в России, а значит, требования «антиотмывочного» закона на них не действуют.

Последние уточнения и расширения «антиотмывочного» закона в целом «существенно ограничат» свободу предпринимательской деятельности и повлекут приостановки по многим операциям, уверена Наталья Ушакова.

«А существующая в настоящий момент тенденция позволяет предположить, что законодатель и далее будет оперативно реагировать на актуальные изменения в структуре проводимых операций и продолжать ужесточать законодательство», – делится ожиданиями эксперт.

Нововведения – не первые и не последние в череде поправок, направленных на борьбу с обналичиванием и отмыванием денег, согласна Ольга Кривошейкина.

Так, уже сейчас на рассмотрении Госдумы находится законопроект № 1064272-7. Его собираются принять уже в весеннюю сессию нижней палаты парламента. Среди прочего, законопроект предусматривает, что Центробанк станет оценивать риски проведения подозрительных операций российскими юридическими лицами и ИП, а также распределять их по группам риска (кроме банков).

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *