Может ли ВС РФ позволить себе так рассматривать дела? Или о том, способно ли молчание акцептанта служить основанием для расторжения договора

Может ли ВС РФ позволить себе так рассматривать дела? Или о том, способно ли молчание акцептанта служить основанием для расторжения договораРасторжение договора – это одна из тем, которая порождает неисчерпаемое многообразие практических ситуаций. Материалов по ней достаточно. Однако это никак не уменьшает количества заинтересованных лиц в профессиональных суждениях и предлагаемой помощи по теме расторжения договора. Этот вывод подтверждает Постановление Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г. № 35  «О последствиях расторжения договора» (далее – Постановление). Подробно свои комментарии на проект этого акта я приводил в другом материале.

Так же логично, что относимость норм о расторжении договора к любому договору позволяет применять их к таковым только при наличии в отдельных случаях соответствующих специальных норм (например, ст. 328, ст.

405, ст. 523, ст. 781 ГК РФ). Это означает, что если нет в соответствующей главе конкретного вида гражданско-правового договора оснований или порядка его расторжения, то обязательно будут применять общие нормы.

Именно для того, что помнить и верно применять эти общие нормы, избавиться от ряда заблуждений, связанных с расторжением договора, я подготовил этот материал.

Закон разделяет расторжение договора (ст. 450-453 ГК РФ) и отказ от исполнения обязательства (ст. 310 ГК РФ). Несмотря на идентичность правовых последствий расторжения договора и отказа от исполнения обязательства, который возник из договора, основания и порядок совершения необходимых действий отличаются.

Отличия в правовом регулировании основания и порядка расторжения договора и отказа от исполнения обязательства приводят к тому, что:

  • заблуждающаяся в толковании условия договора или норм закона сторона выберет ошибочный путь для своих действий, в том числе изберет неверный способ защиты гражданских прав. Следствием этого явится как отказ в защите прав, так и финансовые потери. Это также будет сопровождаться ненужным использованием имеющихся временных и материальных ресурсов.
  • заблуждающаяся сторона не получит желаемого правового эффекта. Следствие – договор, например, будет продолжать действовать, и контрагент по договору сможет требовать исполнения обязательства, возмещения убытков или изберет иные варианты воздействия.

Тут напомню о том, что толкование условий договора осуществляется с помощью ст. 431 ГК РФ. Если в результате грамматического толкования не удается понять содержание условий договора, то подлежит выяснению действительная воля сторон соглашения с учетом цели договора. Соответственно, цель договора должна быть определяемой или определенной заранее.

Показательно Постановление Президиума ВАС РФ от 16 февраля 2010 г. № 13057/09 по делу № А40-87811/08-147-655 (также именуемое дело «Двуречье»).

В нем высшая судебная инстанция посчитала, что воля сторон с учетом цели договора при включении в него условия об одностороннем расторжении договора была направлена на отказ от обязательства.

Поэтому были признаны правомерным действия по одностороннему расторжению договора.

Масла хотя нет, но керосина в огонь добавило Постановление Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах». Например, п. 11.

«При разрешении споров, возникающих из договоров, в случае неясности условий договора и невозможности установить действительную общую волю сторон с учетом цели договора …

толкование судом условий договора должно осуществляться в пользу контрагента стороны, которая подготовила проект договора либо предложила формулировку соответствующего условия».

Прекрасный ход, на мой взгляд. Остается только собрать и сохранить доказательства, указывающие по чьей инициативе в договоре, появилось то или иное условие.

Кстати, при толковании условий стоит также отделять признание права на односторонний отказ от обязательства вариант «сторона вправе потребовать в одностороннем порядке расторжения договора». Он так же ошибочен.

  • Итак, к настоящему моменту времени можно и нужно признать, что ожидаемый правовой эффект от действия стороны возможен только при корректном и верном избрании варианта поведения (расторжение договора или отказ от обязательства).
  • Следовательно, расторжение договора и отказ от обязательства – это не одно и то же.
  • Например, если заключенный договор содержит право стороны договора на отказ от обязательства, а она заявляет о расторжении договора, то ее ожидает разочарование.

Причины разочарования сокрыты в диспозиции нормы ст. 450 ГК РФ.

Расторжение договора возможно по соглашению сторон. Достаточно «скучное» основание. Стороны едины в желаниях и, если они захотят, то соглашением о расторжении договора они могут прекратить все свои обязательства. Но и здесь есть свои нюансы, отраженные также в Постановлении. Например, вопрос по гарантийным обязательствам.

Также обращу внимание, что это Постановление позволяет установить последствия расторжения договора, иные чем те, которые предусмотрены законом в пределах общих ограничений свободы договора.

 Расторжение договора возможно по решению суда. Это значит, что прекращение прав и обязанностей сторон невозможно без обращения в суд.

На мой взгляд, условия договоров про «одностороннее расторжение договора» должны толковаться только как констатация возможности подачи иска в суд о расторжении договора. Глупость либо однозначные происки врагов.

Выбирайте сами. Но ошибочность при выборе правильного условия должна иметь негативные последствия (за исключением случая, который предусмотрен в п.

11 Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах»).

Законодатель не указывает, что расторжение договора, именно расторжение, а не использование иных правовых институтов, может быть произведено без обращения в суд.

После того как становится ясным один из элементов порядка расторжения договора в отсутствие соглашения сторон об этом, перейду к самим основаниям.

Основания расторжения договора указаны также в ГК РФ (ч. 2 ст. 450 ГК РФ). Расторжение договора допустимо в одном из следующих случаев:

  • при существенном нарушении договора другой стороной;
  • в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором.

Определение существенности нарушения договора также приведено законом — существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора (ст. 450 ГК РФ).

Возможно, что при доказывании существенности истцу будет проще и легче, если будут доказательства, однозначно и определенно указывающие на понимание каждой из сторон получаемого по этому договору (сторона рассчитывала на получение).

Также случаем, предусмотренным ГК РФ, является существенное изменение обстоятельств (ст. 451 ГК РФ). Более подробно по этому основанию мы в будущем разместим отдельный материал.

Соответственно, после определения суда как единственного органа, обладающего компетенцией по расторжению договора и случаев, когда такое может быть произведено, обратим внимание на сам порядок.

Статья 452 ГК РФ указала, что обращение в суд с иском о расторжении договора может быть произведено после направления досудебного требования контрагенту и истечения месячного срока, если иной не предусмотрен договором.

Если контрагент пришел в суд, минуя изложенное в законе, то ему остается только ждать оставления дела без рассмотрения (например, п. 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 февраля 2002 г.

№ 66 «Обзор практики разрешения споров связанных с арендой», п. 60 Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г.

№ 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», Постановление ФАС ЗСО от 18.02.2014 по делу № А70-5156/2013).

Кстати, про желаемый правовой эффект. Согласно ст. 453 ГК РФ обязательства сторон будут прекращены. Но это не значит, что сторона, представившаяся свое исполнение контрагенту и не получившая ничего в ответ, при расторжении договора, теряет его. Абсолютно нет. Она может получить его обратно или получить встречное исполнение (см. п. 4 Постановления).

И в конце я остановлюсь на одностороннем отказе от обязательства.

Как уже сказано ранее, отказ от обязательства возможен. Односторонний отказ по обязательствам, возникающим в сфере предпринимательской деятельности, допускается. А вот по обязательствам, никак не связанным с предпринимательством подобное невозможно. 

Поэтому если в договоре между предпринимателями стороны желают указать о прекращении обязательств по договору без обращения в суд и в одностороннем порядке (при уведомлении об этом контрагента), то необходимо пользоваться ст. 310 ГК РФ и включить условие про односторонний отказ от обязательства. 

Мое мнение:

  • односторонний отказ от обязательства (договора) и одностороннее расторжение договора это разные вещи, хоть и с одинаковыми последствиями;
  • различия в правовом регулировании приводят к признанию неправомерными действий по одностороннему расторжению договора без обращения в суд;
  • различия в регулировании дают предпринимателям возможность включать в договоры условия об одностороннем отказе от обязательства. 
  1. Документы по теме:
  2. Гражданский кодекс РФ
  3. Постановление Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах»
  4. Мнения:

Последствия расторжения договора: новый проект Пленума ВАС РФ28 ноября 2013 г. ВАС РФ разместил на своем сайте крайне интересный документ – проект Постановления Пленума ВАС РФ о последствиях расторжения договора. Несмотря на небольшой объем и наличие всего восьми пунктов в этом проекте, каждый из них может оказаться полезным в повседневной деятельности.

Ветров Виталий, Управляющий партнер юридической фирмы «Ветров и партнеры»

Как применять Постановление Пленума ВАС РФ «О свободе договора и его пределах» в свою пользу. Анализ судебной практики

22.12.2016

Эксперт: Юлия Паушкина Источник: Закон.ру Время чтения: 63 минуты

Может ли ВС РФ позволить себе так рассматривать дела? Или о том, способно ли молчание акцептанта служить основанием для расторжения договора

Авторы статьи: Юлия Кирпикова, руководитель Коммерческой практики адвокатского бюро КИАП, адвокат, и Евгений Васин, младший юрист адвокатского бюро КИАП 

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» (далее также – «Постановление») с момента его и принятия и до настоящего времени остаётся одним из наиболее обсуждаемых судебных актов ВАС РФ.

Читайте также:  Торговый магазин не несет ответственность за охранника: формализм или справедливость?

Также как и по многим юридическим вопросам, мнения юристов касательно Постановления и его роли в юридической практике разделились.

Кто-то считает, что Постановление привнесло дополнительную неопределенность в гражданский оборот, кто-то же, напротив, говорит о том, что новых возможностях, связанных с ограничением буквального толкования правовых норм.

Вместе с тем, несмотря на различные дискуссии, можно сделать один объективный вывод – вот уже два с половиной года Постановление активно применяется судами в различных правовых вопросах.

И пусть судебная практика не всегда единообразна, тем не менее, ее анализ позволяет выявить ряд тенденций, которые могут быть приняты во внимание как на досудебной, так и на судебной стадиях юридической деятельности.

1. Касательно императивности правовых норм и необходимости соблюдения баланса интересов сторон

Особый интерес для правоприменительной практики представляют пункты 2 – 4 Постановления, которые содержат разъяснения по поводу того, какую норму права судам следует считать императивной, а, значит, какие ограничения должны быть в обязательном порядке соблюдены сторонами, в частности, при заключении договора.

Одним из наиболее наглядных примеров того, как суды, руководствуясь Постановлением, могут применить признать диспозитивной норму, устанавливающую обязанности для субъектов правоотношений, являются судебные акты по делу № А40-158220/2015.

В рамках указанного дела истец обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском о взыскании денежных средств, в т. ч.

процентов за пользование чужими денежными средствами, в связи с неисполнением ответчиком – банком – обязанности по выплате суммы банковской гарантии.

Суть спора сводилась к разрешению вопроса об императивности п. 2 ст. 374 ГК РФ «требование бенефициара должно быть представлено гаранту до окончания срока действия независимой гарантии».

Истец направил требование банку до окончания срока действия банковской гарантии, однако, когда банк его получил, срок действия гарантии уже был окончен, в связи с чем банк отказался выплачивать денежные средства бенефициару, посчитав истца нарушившим императивное условие выплаты указанных средств, установленное нормой гражданского законодательства.

Рассмотрев указанное дело, суды трех инстанций, руководствуясь п.п. 2 – 4 Постановления, не нашли признаков императивности в п. 2 ст. 374 ГК РФ, указав, что «отличие условий договора от содержания данной нормы само по себе не может служить основанием для признания этого договора или отдельных его условий недействительными».

Иными словами, в отсутствие прямого запрета на установление сторонами в договоре положений, противоречащих ГК, а также явно выраженного нарушения баланса интересов сторон, суды интерпретируют п. 2 ст. 374 ГК РФ, а также все остальные нормы ГК, где есть слово «должен», как «может», оставляя сторонам договора право выбора наиболее предпочтительного для них варианта правоотношений.

Другой пример – дело № А40-37963/12-59-350, в котором суды трех инстанций при втором круге рассмотрения дела применили п. 2 Постановления и пришли к выводу, что ст.ст.

929, 954, 967 ГК не содержат явно выраженный запрет на замену страхового возмещения в денежной форме иной формой возмещения, на основании чего был сделан вывод, что «осуществление страхового возмещения в виде передачи соглашения об отступном не противоречит действующему законодательству» (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.10.2014 по делу № А40-37963/12-59-350).

Следуя изложенным в Постановлении выводам, все чаще суды стали признавать, что они не вправе «ограничиваться формальной констатацией определенного условия договора в отрыве от его контекста и цели заключения, а должны оценивать все условия договора в их совокупности с учетом целей его заключения и действительной воли сторон, в пользу сохранения существующих обязательств, при условии добросовестного поведения участников сделки» (ПостановлениеАрбитражного суда Уральского округа от 28.01.2016 № Ф09-10829/15 по делу № А76-2502/2015).

Пленум ВС дал толкование прекращению обязательств

Толкование норм Гражданского кодекса поможет не только судьям, но и всем юристам — разъяснения поспособствуют правильному оформлению соглашений и договоров о новации, отступном и зачете. Пленум ВС вновь прошел в режиме онлайн.

В Пленуме приняли участие 84 судьи Верховного суда, а также заместитель генпрокурора Виктор Гринь, замминистра юстиции Алиса Безродная, полномочный представитель, предправления Ассоциации юристов России Владимир Груздев и другие.

Хотя Гражданский кодекс предусматривает достаточно много способов прекращения обязательств, этот перечень не является закрытым — а это значит, что кредитор и должник могут в своем соглашении предусмотреть не упомянутое в законе основание прекращение обязательства.

Прекратить можно любое обязательство — как то, что возникло из договора, так и внедоговорное, подчеркивает Пленум ВС. Стороны также вправе самостоятельно определить последствия его прекращения. 

Тем не менее, основные формы прекращения обязательств Пленум ВС подробно разъяснил в 41 пункте документа — ссылка на текст проекта есть в конце материала. Версия не финальная — по итогам заседания разъяснения направили на доработку.

1. Отступное: деньгами или услугами

По соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением отступного – то есть оплатой деньгами или другим имуществом.

При этом, как подчеркивает ВС, в качестве отступного можно выполнить для кредитора работы или оказать ему услуги — правила ГК этого не исключают.

Стороны вправе согласовать условие о предоставлении отступного на любой стадии существования обязательства — даже до его просрочки.

При этом соглашение об отступном может быть исполнено и в будущем времени. Тогда оно становится факультативным обязательством, а у должника появляется выбор — исполнить первоначальное обязательство или предоставить отступное. У кредитора выбора в таком случае не остается — он обязан принять любое исполнение.

Если стороны договорились, что отступное должно быть предоставлено в срок, то до истечения этого срока кредитор не вправе требовать исполнения первоначального обязательства. Как только срок заканчивается, кредитор теряет право требовать отступное, но возвращает право на первоначальное обязательство.

Зачастую к соглашениям об отступном применяются более строгие правила, чем к основному соглашению.

Например, когда в качестве отступного предоставляются доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, то соглашение об отступном должно быть нотариально удостоверено.

А если отступное — это недвижимость, а должник уклоняется от регистрации перехода права собственности на этот объект, кредитор вправе добиваться такой регистрации.

Если должник и кредитор дорожат своими отношениями, они могут заключить соглашение об отступном даже когда срок исковой давности по первоначальному обязательству уже истек. В таком случае соглашение об отступном можно квалифицировать как признание долга. Тогда течение срока исковой давности начнется заново.

2. Зачет: каждый при своем

Гражданский кодекс закрепляет — если стороны хотят прекратить обязательства с помощью зачета, их требования друг к другу должны быть встречными однородными. То есть, деньги за деньги, услуга за услугу.

Стороны после осуществления зачета должны оказаться в том же положении, как если бы оба обязательства были прекращены исполнением. При этом основание возникновение требований во внимание не принимается.

Пленум ВС выделяет понятия активного и пассивного требований. Активное — это требование лица, которое заявляет о зачете. Пассивное — это требование к самому заявителю. «Такое разделение необходимо, поскольку при совершении зачета для каждого из этих требований предъявляются разные условия», — объяснил Иван Разумов, судья экономколлегии ВС. Например, для активного требования обязательно должен наступить срок — потребовать исполнения заранее с помощью зачета не выйдет. Зато для пассивного требования такой критерий не устанавливается — то есть, сторона, заявляющая о зачете, вправе исполнить свое обязательства досрочно. Также по пассивному требованию может быть пропущен срок исковой давности — а по активному нет.

Для зачета необходимо и достаточно заявления одной стороны, подчеркивает Пленум ВС. Без заявления зачет невозможен, обязательства между сторонами продолжат существовать — даже если есть все условия для зачета.

3. Новация: не совсем отступное

Новация существенно отличается от отступного — потому что первоначальное обязательство прекращается с момента заключения соглашения о новации, а не с момента фактического исполнения нового обязательства. Поэтому Пленум ВС разъясняет, что волеизъявление сторон о новации должно быть выражено «прямо и однозначно», чтобы его нельзя было перепутать с отступным.

Проект содержит разъяснение, согласно которому соглашение сторон, которое уточняет размер долга или срок исполнения обязательства, не является новацией. Но если, например, у стороны возник долг по договору купли-продажи или аренды — обязательство по нему можно заменить займом. Соглашение об этом будет считаться новацией, и с момента его заключения у должника возникнет обязанность по уплате процентов за пользование займом.

Истечение срока исковой давности по первоначальному обязательству не помешает сторонам заключить соглашение о новации. Срок исковой давности по обязательству, возникшему в результате новации, начинает течь заново.

4. Прощение долга: только с согласия должника

В своих разъяснениях Пленум ВС подчеркивает: прощение долга — это не дарение.

Прощая долг, кредитор может получить выгоду по другому обязательству — или и вовсе преследовать другой экономический интерес.

Как и в случае с отступным, обязательство может быть прекращено прощением долга в части. Допускается прощение долга как по основному, так и по дополнительным требованиям — например, неустойке.

Одним из пунктов постановления Верховный суд относит прощение долга к двусторонним сделкам. То есть, для прощения долга необходимо согласие должника. Если должник против — прощения не будет.

5. Невозможность исполнения: повышенная актуальность «Раздел о прекращении обязательств невозможностью исполнения стал к завершению работы над проектом чрезвычайно актуальным, чего никто не мог себе представить в тот момент, когда эта работа только начиналась», — заявил на заседании Пленума судья ВС Сергей Асташов, намекая на трудности, с которыми столкнулись многие компании во время эпидемии коронавируса. Невозможность исполнения является объективной, когда по обстоятельствам, не зависящим от воли или действий должника, у него отсутствует возможность в соответствии с законом или договором исполнить обязательство — как лично, так и с привлечением к исполнению третьих лиц. Пленум ВС распределяет, в числе прочего, риски наступления невозможности исполнения и разъясняет, в каком порядке должны возмещаться убытки.

Один из пунктов предусматривает, что только у кредитора есть право отказаться от договора из-за утраты интереса к обязательству, просроченному из-за обстоятельств временного характера. Должнику такой возможности не оставили. «Представляется, что этот пункт подлежит некоторой корректировке», — сказал Асташов. Возможно, ко «второму» чтению документа это положение изменят.

6. Ликвидация: исключения из правил

Читайте также:  Спорные моменты расторжения некоторых договоров с работниками

Последний раздел проекта посвящен случаям прекращения обязательств из-за ликвидации юридического лица. Но не только — потому что в случае исключения юридического лица из ЕГРЮЛ как недействующего, для своих обязательств оно будет считаться ликвидированным (по правилам ст. 419 ГК).

По общему правилу ликвидация юрлица является основанием для прекращения обязательства. Но из этого правила есть допускаются исключения. Например, если обязательства переходят к другому лицу в силу закона (ст. 700 и 1093 ГК), то это лицо становится правопреемником ликвидированного юридического лица по соответствующим обязательствам.

Участники ликвидированного юридического лица, равно как и его кредиторы, не вправе самостоятельно обращаться с обязательственными требованиями юридического лица к его должникам — в частности с требованием вернуть переданное в аренду имущество, оплатить стоимость переданных товаров. В таком случае Пленум ВС предлагает обращаться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества среди лиц, имеющих на это право.

Расторжение договоров: анализ судебной практики

В статье Сергей Гырштеога рассказал, на каких основаниях можно расторгнуть договор, рассмотрел интересную судебную практику и наиболее значимые судебные акты по теме.

Договор можно расторгнуть по основаниям, предусмотренным в законе, ином правовом акте или договоре либо по соглашению сторон. Прежде всего основания расторжения договора указываются в нормах Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) о конкретном виде договора, а также в самом договоре.

Это могут быть основания как для одностороннего отказа от договора, так и для его расторжения через суд. Конечно же, нельзя забывать о возможности расторжения договора по обоюдному волеизъявлению сторон на любой стадии исполнения договорных обязательств.

Наиболее болезненным для обеих сторон является расторжение договора в судебном порядке, так как заранее неизвестно, чем закончится дело и сколько потребуется сил и времени для достижения необходимого результата.

  1. На каких основаниях можно расторгнуть договор в одностороннем внесудебном порядке?

Расторгнуть договор в одностороннем порядке можно на тех же основаниях, которые дают право отказаться от исполнения обязательств. Это объясняется тем, что общие положения об обязательствах применяются и к обязательствам, которые возникли из договора (п. 1 ст. 307.1 ГК РФ).

Основания для отказа от договора могут быть установлены законом или иным правовым актом, а также договором.

Так, например, немотивированно можно отказаться от исполнения договора аренды, заключённого на неопределённый срок (п. 2 ст. 610 ГК РФ).

Также немотивированный отказ может быть предусмотрен в договоре между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность. Но, если эту деятельность ведёт только одна сторона, отказ можно разрешить только её контрагенту (п. 2 ст. 310 ГК РФ).

  1. Когда стороны могут расторгнуть договор по взаимному согласию?

По общему правилу, стороны могут договориться расторгнуть договор в любой момент до истечения срока его действия (п. 1 ст. 450 ГК РФ). В этом случае основанием расторжения договора будет взаимное согласие сторон.

Такого согласия недостаточно для расторжения договора, заключённого в пользу третьего лица (в частности, договора имущественного страхования, заключённого не в пользу страхователя), которое выразило должнику намерение воспользоваться своим правом по договору. Для расторжения такого договора нужно дополнительно получить согласие третьего лица, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором (п. 2 ст. 430 ГК РФ).

Чтобы расторгнуть многосторонний договор, может быть достаточно согласия не всех сторон, а большинства, если это допускает предпринимательский договор и не запрещает закон (п. 1 ст. 450 ГК РФ).

Если стороны не смогли договориться о расторжении, а закон или договор не дают одной из них права на односторонний отказ, то можно обратиться в суд.

  1. На каких основаниях можно расторгнуть договор через суд?

Можно выделить следующие основания:

1) существенное нарушение договора другой стороной (п. 2 ст. 450 ГК РФ);

2) иное нарушение, предусмотренное законом или договором (п. 2 ст. 450 ГК РФ);

3) существенное изменение обстоятельств (п. 1 ст. 451 ГК РФ).

Далее расскажем о наиболее интересных судебных спорах по расторжению договоров в судебном порядке по указанным основаниям. Каждое основание рассмотрим в отдельности.

Основание первое: существенное нарушение договора

Нарушение может быть названо существенным в законе или договоре. Например, стороны могут согласовать, что нарушение поставщиком срока поставки более чем на пять рабочих дней признаётся существенным нарушением.

В таком случае для расторжения договора нужно доказать, что контрагент-поставщик совершил это нарушение.

Если же нарушение не названо в законе или договоре основанием для расторжения, то надо доказать суду, в чём заключается существенность такого нарушения.

Пленум ВС назвал правила заключения и толкования договоров — новости Право.ру

Проект ориентирует суды по возможности сохранять юридическую силу договоров, в том числе тогда, когда не соблюдены некоторые формальности, но участники подтвердили действительность соглашения. Постановление также разъясняет судам, как разрешать споры о предварительных и публичных договорах и как расценивать заверения об обстоятельствах.

Добросовестность и разумность на всех этапах заключения, исполнения, расторжения договора – такие идеи назвал на Пленуме докладчик, судья Арбитражного суда Волго-Вятского округа Алексей Чих. По его словам, суды должны защищать правомерные ожидания граждан и юрлиц. А того, кто ведет себя недобросовестно, ждет гражданско-правовая ответственность и отказ в защите права.

Нерушимость договора и уход от формализма выделил среди главных идей другой докладчик, заместитель заведующего отделом гражданского законодательства и процесса Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Олег Гутников.

Вообще за всю историю Пленумов не было проекта про общие вопросы заключения и толкования договора, так что документ уникальный, подчеркнул Гутников. По его словам, документ пригодится и арбитражным, и судам общей юрисдикции. «40% споров в судах общей юрисдикции связано с договорными обязательствами», – подтвердила своей статистикой зампред Оренбургского областного суда Светлана Белинская.

Заключить договор можно с помощью оферты и акцепта, путем совместной разработки и согласования условий на переговорах или другими способами, когда стороны явно дали понять свою волю вступить в сделку.

Участники должны согласиться обо всех существенных условиях – это те, что обязательны по закону или соглашению.

Например, если сторона заявила о необходимости согласовать цену – это становится обязательным, и уже не действует положение ГК об обычной цене в таких сделках.

Если форма договора не соблюдена – это еще не говорит, что он не заключен, если стороны согласовали все существенные условия.

Ответственность за недобросовестное ведение переговоров действует в том числе и для реальных договоров (которые считаются заключенными с момента передачи вещи и т. п.). Это разъяснение назвал важным Гутников: «Бывает иллюзия, что она тут не применяется».

Закрепляется принцип эстоппеля: если кто-то подтвердил действие договора, он не может недобросовестно ссылаться на его незаключенность.

Предусматриваются правила направления оферты и ее акцепта. Документ дает ответ на вопрос, что делать с акцептом, который пришел позже установленного срока. Для этого нужно определить, кто виноват в опоздании.

Например, служба курьерской доставки или сам акцептант, который отправил подписанный договор заведомо поздно. Но даже во втором случае оферент может немедленно заявить, что он принимает акцепт. Это спасет ситуацию.

Также может подтвердить опоздавший акцепт, если начнет исполнять договор.

Публичные договоры заключают все люди, которые покупают что-то в магазине, ходят в кафе и так далее, пояснил докладчик, судья ВС Сергей Романовский. При этом магазин, кафе и т. д. обязаны обслуживать всех желающих и не могут отказать без веских причин.

Но не все так просто, в законе нет четких критериев, какие договоры публичные, а какие – нет. Пробел восполняет проект постановления, который приводит примеры. К публичным относятся договор бытового подряда, водоснабжения, ОСАГО.

Не относятся – кредитный договор, договор участия в долевом строительстве, добровольно имущественного страхования.

Цена может отличаться для разных категорий клиентов (например, пенсионеров, студентов, владельцев карточки постоянного покупателя).

Это соглашение сторон, которые обязуются в будущем заключить основной (обычный) договор. На момент заключения предварительного договора у продавца может и не быть товара, который хотят купить. Это необязательно. Достаточно описать признаки предмета, который только будет сделан.

Если в предварительном договоре нет существенных условий основного (например, цены аренды) – это не проблема. Стороны могут согласовать условия позже, а если будут спорить – могут обратиться в суд, который примет решение.

Но если в предварительном договоре есть условия о частичной или полной оплате — то такое соглашение надо расценивать как договор купли-продажи с предварительной оплатой. Это поможет защитить интересы тех, кто приобретает жилье, пояснил докладчик, судья ВС Иван Разумов.

Читайте также:  О праве на обжалование судебного акта, вынесенного по делу о банкротстве, кредитором включенным в реестр требований кредиторов после истечения срока на обжалование

В судебной практике часто встречаются дела, в которых одна сторона принуждает другую заключить основной договор на основании предварительного.

«Очень ценным» является разъяснение, как судам писать решения по таким делам, заявила зампред Оренбургского облсуда Белинская. В финальном акте надо указать предмет и условия основного договора, а также момент, с которого он является заключенным.

Больше ничего не надо оформлять и подписывать – соглашение начинает действовать на основании решения суда.

По словам замминистра юстиции Дениса Новака, в документе закреплена идея защиты лица, которое добросовестно полагалось на заверения.

Если продавец пообещал определенное качество или свойства товара, но на деле все оказалось не так, применяются одновременно правила о качестве товара и согласованные меры ответственности.

Как отдельно подчеркивается в проекте постановления, этот подход применяется к купле-продаже акций или долей.

Дать заверение о чем-то может не только сторона договора, но и третье лицо. При этом презюмируется, что оно имеет правомерный интерес, отметил один из докладчиков, судья Арбитражного суда Волго-Вятского округа Алексей Чих. Третье лицо отвечает по общим основаниям перед тем, кто положился на его заверения.

Они снижают стандарт осмотрительности, подчеркнул докладчик, судья ВС Иван Разумов. Поэтому тот, кто дал заверения, не может говорить, что контрагент мог его проверить и самостоятельно выяснить, что обещания не соответствовали действительности.

Суды не должны ограничиваться ст. 431 ГК, которая определяет правила толкования договоров (например, что они должны толковаться буквально и т. д.). При толковании надо учитывать основные начала гражданского законодательства, положения ГК, законов, других актов.

Условия договора надо толковать так, чтобы никто не получил преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Если есть спор о действительности или заключённости договора – суд должен стремиться сохранить договор и учитывать презумпцию разумности и добросовестности участников. Если условия можно толковать несколькими разными путями, но один из них приводит к недействительности или незаключенности – приоритет надо отдавать такому варианту, который сохраняет силу договора.

По ссылке можно скачать текст проекта постановления Пленума Верховного суда «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора».

В ГД внесли законопроекты о QR-кодах в общественных местах 12:56 Последние новости коронавирусных запретов 19:20Заказчица взыскала 2,9 млн руб. за задержку с поставкой мебели 18:40Прокуратура обвиняет «Мемориал» в оправдании экстремизма и терроризма 18:31Голикова сравнила сертификат о вакцинации по важности с паспортом 18:25ВС рассказал, когда председатель суда достоин «частника» 18:15В Дагестане возбудили дело об убийстве имама 17:45ВС рассказал, когда можно не платить за аренду 17:24Суд приговорил предпринимателя из списка Титова к 7 годам лишения свободы 17:21Обзор ВС: как считать срок для возврата переплаты по страховым платежам 17:17 Блогеру Хованскому назначили психиатрическую экспертизу
17:09ВС закрепил правила «налоговой реконструкции» в своем обзоре 16:41 Иностранные инвесторы выигрывают 89% споров 16:23Суд вернул дело Элджея о пропаганде наркотиков 16:12Мировой лидер Legal Tech назвал обладателей престижной отраслевой премии Changing Lawyer 15:54Суд оправдал экс-министра здравоохранения Саратовской области 15:47ФАС подготовит меры по стабилизации цен на топливо 15:16Арестант оспорил отказ ФСИН в проведении МРТ в заключении 15:06В Подмосковье задержали полицейского, выстрелившего в дочь 14:21Адвоката арестовали за съемку в отделе полиции 13:56Конституционный суд Коми упразднят 1 февраля 2022 года 13:36Суд вынес приговоры за хищение 404 млн руб. на космодроме «Восточный» 13:16ВС разбирался, кто заплатит за ликвидацию незаконной свалки 13:11 ФСИН просит суд назначить Соболь реальные исправработы за плохое поведение
12:47Первый регион в России начнет выдавать QR-коды для непривитых 12:21Члены СПЧ намерены обсудить с Путиным пытки в колониях, иноагентов и Зуева 11:56Суд оштрафовал циркача за выгул тигренка 11:41В Москве начали фиксировать нарушения ПДД с помощью патрульных машин 11:34ВС отказался признать приватизацию «БСК» 11:32Минюст уточняет в ГПК порядок оплаты в суде переводчикам и экспертам 11:00Приговоренная к смерти добилась компенсации в Японии 10:57Минфин планирует освободить семьи с детьми от налога с продажи жилья 10:23 Право в мире: адвокаты против рецидивов и расизм в банкротстве
10:22Депутат ГД: вопрос о признании российской вакцины России и ЕС будет решен в начале 2022 года 9:55Суд отказал экс-главе «Роснефти» в иске против Ротшильдов 9:46МВД объявило в розыск основателя Gulagu.net 9:31Минобрнауки разрешит студентам проходить практику у адвокатов 9:10Суд удовлетворил иск Дерипаски к Навальному о защите деловой репутации 8:32В Сеть утекли данные покупателей фальшивых COVID-справок 8:17Обзор СМИ за 12 ноября 18:32ВС рассмотрит иск Генпрокуратуры о ликвидации «Международного Мемориала» 18:11Двоюродного брата Нурмагомедова задержали за наезд на полицейского 17:28 Лев Пономарев остался СМИ-иноагентом по решению Мосгорсуда
17:07Метро взыскало 4,5 млн руб. за незаконное использование бренда 17:05Серебренников и другие фигуранты заплатили 129 млн руб. по делу «Седьмой студии» 16:34Апелляция отказала Booking в отмене решения ФАС 16:34Глава комитета ГД видит коррупционную составляющую в новом КоАП в части ПДД 16:31ГД расширяет единый налоговый платеж 16:29ВС направил дело Фургала в Подмосковье 16:11ГД запретила финорганизациям скрывать данные о клиентах 15:55Депутаты меняют НДПИ и акцизы на металл 15:53АСВ потребовал от экс-руководства банка-банкрота 4,5 млрд рублей 15:20Прокуратура возбудила дело в связи с угрозами журналисту «России 24» из-за сюжета про МФО 14:48Портал Госуслуг отразил крупнейшую в своей истории кибератаку 14:28Власти готовят законопроекты об обязательных QR-кодах в магазинах и транспорте 13:42 Светопостановщик подал в суд на Алека Болдуина и других участников съемочной группы
13:23Минюст США подал иск к Uber за дискриминации инвалидов 12:43Задержан скрывавшийся экс-оперативник, подозреваемый в похищении людей ради выкупа 13:55Возбуждено дело из-за утечки данных о рейсе Навального

Существенное изменение обстоятельств как основание для изменения или расторжения договора

21 апр 2020

Бывают ситуации, когда при заключении договора сторона даже не подразумевает того, что обстоятельства могут поменяться коренным образом. Например, так и произошло, когда в мире была объявлена пандемия COVID-19. Но можно ли изменить договор или вовсе расторгнуть его? Это возможно в случае существенного изменения обстоятельств по статье 451 ГК РФ. В нашем аналитическом материале мы расскажем, какие обстоятельства в сложившейся судебной практике являются существенными, каков порядок изменения и расторжения договора в связи с их наличием и поразмышляем над отнесением коронавируса к существенному изменению обстоятельств. 

Статья 451 ГК РФ предусматривает возможность изменения и расторжения договора в связи с существенным изменением обстоятельств.

При этом существенным является такое изменение обстоятельств, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. Изменение или расторжение возможно по различным основаниям.

1.      Расторжение договора

Так, обращаясь в суд за расторжением договора в связи с существенным изменением обстоятельств, необходимо одновременное соблюдение следующих условий: 

1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;

2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота; 

3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

4) из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона. 

При расторжении договора вследствие существенно изменившихся обстоятельств суд по требованию любой из сторон определяет последствия расторжения договора, исходя из необходимости справедливого распределения между сторонами расходов, понесенных ими в связи с исполнением этого договора. 

Рассмотрим, какие конкретные изменения могут быть признаны судом существенными. 

Так, достаточно частым обстоятельством для расторжения договора по ст. 451 ГК РФ является изменение целевого назначения земельного участка.

Например, в одном из дел, где договор был расторгнут по данному основанию, Департамент городского имущества – арендодатель обратился с иском к арендаторам о расторжении договора аренды земельного участка.

Договор аренды был заключен с ответчиками как с собственниками капитального строения, целью предоставления земельного участка была эксплуатация здания.

Однако расположенное на земельном участке здание было снесено, что привело к невозможности использования земельного участка в соответствии с целями и условиями его использования, зафиксированными в договоре (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 05.03.2018 N Ф05-1142/2018 по делу N А40-35769/2017). 

В другом деле администрации муниципального образования удалось расторгнуть договор аренды земельного участка в связи с тем, что арендуемый земельный участок впоследствии был включен в список вновь выявленных объектов историко-культурного наследия, где запрещается размещение торговых объектов. Однако договор аренды заключался для размещения ярмарок и торговых объектов, что стало невозможным в связи с изменением правового режима арендуемого участка (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 21.11.2019 N Ф06-54138/2019 по делу N А57-10810/2018). 

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *