Кредитор изменил назначение поступившего платежа. возможны лишние судебные расходы

Кредитор изменил назначение поступившего платежа. Возможны лишние судебные расходы

Конституционный суд РФ 5 марта дал новое толкование положениям Гражданского, Налогового кодексов, а также закона о несостоятельности, касающимся взыскания расходов на процедуру банкротства (репортаж о рассмотрении этого дела в КС 22 января читайте на Legal.Report здесь).

С жалобой в КС обратился руководитель обанкротившейся организации из Мордовии. Поскольку имущества организации не хватило для выплаты вознаграждения арбитражному управляющему, тот через суд добился возмещения от налогового органа как заявителя по делу о банкротстве. А налоговая служба взыскала убытки с бывшего директора организации.

Директор, в свою очередь, обратился в КС с требованием проверить конституционность ст. 15, п. 1 ст. 200 и ст. 1064 ГК РФ, подпункта 14 п. 1 ст. 31 НК РФ, абзаца 2 п. 1 ст. 9, п. 1 ст. 10 и п. 3 ст.

 59 закона о несостоятельности (банкротстве), которые позволяют взыскивать с руководителя организации-должника судебные расходы, понесенные налоговым органом, инициировавшим дело о банкротстве.

КС, рассмотрев дело, указал, что расходы на проведение процедур банкротства и на выплату арбитражному управляющему возмещаются за счет имущества должника, а если его недостаточно – затраты обязан погасить заявитель.

Значит, кредитор изначально должен обоснованно рассчитывать на экономический успех, имея в виду, что возможность взыскать средства с руководителя организации не может стимулировать запуск процедуры банкротства при недостаточном имуществе должника.

При этом факт замещения должности руководителем должника не свидетельствует о его виновности, а возникновение у уполномоченного органа расходов не должно автоматически признаваться следствием действий этого руководителя.

Уполномоченный орган также вправе не подавать заявление о банкротстве, если это повлечет лишь напрасные расходы. «Банкротство – сложный, ресурсоемкий процесс, который не должен возбуждаться лишь формально», – отметил КС.

Оценка имущества должника для покрытия расходов должна осуществляться не только заявителем, но также арбитражным судом и управляющим. Это предотвращает возникновение убытков, в том числе и из бюджета РФ. Соответственно, возложение этих убытков в полном объеме только на руководителя должника не отвечало бы критериям справедливости и соразмерности.

Без исследования всех обстоятельств и ненадлежащих действий других лиц невозможно однозначно установить, что убытки у уполномоченного органа связаны лишь с противоправным поведением руководителя. Иное истолкование оспариваемых норм не согласуется с Конституцией РФ.

Дело экс-руководителя организации-банкрота, согласно постановлению КС, подлежит пересмотру.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г. N 2-КГ16-7 Суд отменил апелляционное определение и направил на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции дело о взыскании долга по договору займа, поскольку судом не установлено, в счёт исполнения каких обязательств ответчиком перечислялись истцу безналичными платежами денежные средства в спорной сумме

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.

судей Гетман Е.С., Романовского С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Фролова Г.В. к Чиркову В.В. о взыскании долга, по кассационной жалобе Чиркова В.В. на заочное решение Вологодского городского суда Вологодской области от 14 октября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 10 февраля 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав представителя Чиркова В.В. — Третьякова А.М., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Фролов Г.В. обратился в суд с иском к Чиркову В.В.

о взыскании долга в размере 73 500 рублей, процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 1 516 рублей, расходов по оплате государственной пошлины в размере 2 450 рублей, указав в обоснование исковых требований, что 2 июня 2015 г.

он передал ответчику денежные средства в размере 73 500 рублей, о чем составлена расписка и установлен срок возврата указанной суммы — 1 июля 2015 г. Чирковым В.В. взятые на себя обязательства в установленный срок не выполнены.

Заочным решением Вологодского городского суда Вологодской области от 14 октября 2015 г. иск удовлетворен в полном объеме.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 10 февраля 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поданной Чирковым В.В. 1 июля 2016 г., ставится вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене состоявшихся по делу судебных постановлений.

В связи с поданной кассационной жалобой на указанные судебные постановления и сомнениями в их законности судьей Верховного Суда Российской Федерации Горшковым В.В. 25 июля 2016 г.

дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки по доводам кассационной жалобы и определением этого же судьи от 31 октября 2016 г. кассационная жалоба Чиркова В.В.

с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

  • Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные законом для удовлетворения кассационной жалобы и отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 10 февраля 2016 г.
  • В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
  • При рассмотрении данного дела существенное нарушение норм материального и процессуального права допущено судом апелляционной инстанции.

Разрешая дело по существу, и удовлетворяя заявленные Фроловым Г.В.

требования, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 309, 807-810 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришёл к выводу о том, что ответчиком допустимых письменных доказательств, подтверждающих факт возврата заемных средств, в установленный срок — 1 июля 2015 г., не представлено. При этом получение от истца указанных денежных средств на условиях возврата, оговоренных в расписке от 2 июня 2015 г., ответчиком не отрицалось.

С данными выводами суда первой инстанции согласился суд апелляционной инстанции, указав, что представленные Чирковым В.В. чеки по банковским операциям от 2 июня 2015 г. и от 26 июня 2015 г.

, согласно которым с банковской карты ответчика на банковскую карту истца переведены денежные средства на общую сумму 60 000 рублей, не могут являться достоверным доказательством, подтверждающим частичный возврат долга, поскольку в данных документах назначение платежа не указано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с данными выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей (пункт 2 статьи 808 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Согласно статье 315 Гражданского кодекса Российской Федерации должник вправе исполнить обязательство до срока, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо не вытекает из его существа.

Однако досрочное исполнение обязательств, связанных с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, допускается только в случаях, когда возможность исполнить обязательство до срока предусмотрена законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо вытекает из обычаев или существа обязательства.

В силу пунктов 1, 3 статьи 861 Гражданского кодекса Российской Федерации расчеты с участием граждан, не связанные с осуществлением ими предпринимательской деятельности, могут производиться наличными деньгами (статья 140) без ограничения суммы или в безналичном порядке. Безналичные расчеты производятся через банки, иные кредитные организации (далее — банки), в которых открыты соответствующие счета, если иное не вытекает из закона и не обусловлено используемой формой расчетов.

Порядок перечисления денежных средств по расчетным счетам физических лиц регламентирован «Правилами осуществления переводов денежных средств», утвержденных Положением Банка России от 19 июня 2002 г. N 383-П, и не содержит требований об указании назначения платежа при переводе денежных средств со счета одного физического лица на счет другого физического лица.

  1. Согласно пункту 1 статьи 810 Гражданского кодекса Российской Федерации заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.
  2. Если иное не предусмотрено договором займа, сумма займа считается возвращенной в момент передачи ее займодавцу или зачисления соответствующих денежных средств на его банковский счет (пункт 3 статьи 810 Гражданского кодекса Российской Федерации.
  3. Из приведённых правовых норм в их взаимосвязи следует, что зачисление денежных средств заемщика на счёт займодавца является достаточным основанием для признания заемного обязательства исполненным с момента зачисления таких денежных средств.
  4. При этом отсутствие указания на назначение платежа в платежных документов само по себе не может свидетельствовать о неисполнении заемщиком своего обязательства.

Судом установлено, и это не оспаривалось сторонами по делу, что денежная сумма в размере 60 000 рублей перечислена со счета Чиркова В.В. и зачислена на счет Фролова Г.В.

Читайте также:  Регрессные иски работодателя к работнику

Юридически значимыми и подлежащими установлению по данному делу являются обстоятельства, касающиеся того в счёт исполнения каких обязательств ответчиком перечислялись истцу безналичными платежами денежные средства в указанной сумме, т.к. именно от выяснения указанных обстоятельств зависело решение судом вопроса об отказе или удовлетворении требований Фролова Г.В. о взыскании суммы долга.

Вместе с тем, в нарушение требований статей 67, 198 Гражданского кодекса Российской Федерации, доводы ответчика о частичном погашении заемных обязательств, возникших у него перед истцом 2 июня 2015 г., путем перечисления денежных средств безналичными платежами, оценки суда не получили.

Более того, суд в нарушение приведённых выше правовых норм указал, что отсутствие в платежных документах указания на назначение платежа свидетельствует о неисполнении Чирковым В.В. своего заемного обязательства.

В силу части 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Следовательно, бремя доказывания того, что заемщик перечислил на счет кредитора денежные средства не во исполнение заключенного между ними договора займа, а во исполнение иного денежного обязательство, возлагается на кредитора.

Это не было учтено судом при рассмотрении дела, по существу возложившим на Чиркова В.В., являющегося заемщиком по договору займа, бремя доказывания того, что перечисленные им Фролову Г.В. денежные средства не являлись исполнением иного обязательства.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного Кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Указанные требования процессуального закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при проверке решения нижестоящего суда выполнены не были.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные при рассмотрении дела судом апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, в связи с чем, состоявшееся по делу апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 10 февраля 2016 г. нельзя признать законным и оно подлежит отмене с направлением дела в суд апелляционной инстанции на новое рассмотрение.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 10 февраля 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Горшков В.В.
  • По ГК РФ сумма займа считается возвращенной в момент передачи ее займодавцу или зачисления денег на его банковский счет.
  • Такое правило действует, если иное не предусмотрено договором.
  • Как пояснила СК по гражданским делам ВС РФ, из приведенных норм следует, что зачисление денег заемщика на счет займодавца — достаточное основание для признания заемного обязательства исполненным с момента зачисления таких средств.
  • При этом отсутствие указания на назначение сумм в платежных документах само по себе не может свидетельствовать о неисполнении заемщиком своего обязательства.

Верховный суд разъяснил, что делать, если кредитор допустил ошибку

Клиент банка лишен права на ошибки при погашении кредита — ответственность за любую из них тщательно прописана в договоре и стоит дорого. Об ошибках самого банка в договоре не говорится вообще — подразумевается, что их быть не может в принципе. Но жизнь куда богаче банковских инструкций.

Поэтому очередное решение Верховного суда по спору добросовестного клиента и банка очень поучительно.

Суть истории в следующем — житель Рязани взял кредит в банке, в залог оставил документы на автомобиль. Выплачивал кредит аккуратно по 14 тысяч рублей в месяц. По окончании выплат попросил вернуть документы на машину. Но ему отказали, заявив, что он — должник.

При проверке выяснилось, что последний платеж был направлен не на погашение его кредита, а на погашение займа совершенно незнакомого гражданина. Ошиблась сотрудница банка, которая в графе «назначение платежа» спутала цифры и указала неверный номер кредитного договора.

После чего деньги ушли на счет абсолютно постороннего человека.

Все попытки гражданина решить проблему с банком ни к чему не привели. Банк долго (почти два года) молчал, а потом выставил человеку счет на сто тысяч рублей, доказывая, что гражданин — злостный должник и сведения о нем банк направил в несколько бюро кредитных историй.

Пришлось человеку идти в суд с иском, в котором он попросил вернуть документы на машину, выплатить моральный ущерб, штраф и сообщить в кредитные бюро, что он не должник.

Райсуд встал на сторону гражданина. Он распорядился вернуть истцу ПТС. Его обязательства по кредитному договору суд посчитал исполненными.

И еще суд велел банку направить в кредитные бюро информацию с требованием исключить гражданина из списка недобросовестных заемщиков. А еще взыскал с банка штраф и моральный ущерб.

Банк в свое оправдание заявил, что под заявлением о перечислении денег на счет постороннего человека истец расписался — банк просто исполнил волю клиента.

Недовольный банк обратился в областной суд, где нашел полное понимание. Апелляция решение коллег отменила и приняла новое решение: гражданину отказать.

Теперь пришлось уже истцу обращаться дальше. Верховный суд РФ не согласился с выводами областного суда. Вот что увидела в деле Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда.

Долг у истца образовался потому, что последний платеж ушел незнакомому гражданину. Из-за последнего незаплаченного взноса появился долг, и банк на него начислял пеню. Спустя два года долг превысил сто тысяч рублей.

Районный суд заявил, что банк «допустил неправомерное зачисление денежных средств в погашение другого кредита».

Но о долге банк клиенту не сказал, а стал начислять срочные проценты и проценты на просроченный долг, добавляя неустойку.

Областной суд все эти выводы перечеркнул. По его мнению, ошибки при оформлении «не являются основанием для неисполнения таких поручений». Облсуд не нашел факта «неправомерных действий банка».

Верховный суд с этим не согласился. По мнению суда, для правильного разрешения спора суд должен был установить, какие действия банка по платежному поручению «будут являться надлежащим исполнением принятых на себя обязательств».

Вот еще что заметил Верховный суд — его коллеги из облсуда сделали вывод, что сотрудница банка сформировала заявление о переводе денег от имени истца по представленным им лично реквизитам. Но этот вывод, подчеркнул ВС, не подтверждается материалами дела.

В деле нет информации, какие именно реквизиты платежа представил наш герой. Судя по иску гражданина, ошибку при заполнении реквизитов платежного поручения допустил сотрудник банка. А апелляция в нарушение закона (ст. 198 ГК) это утверждение не проверила.

Верховный суд напомнил коллегам нормы Гражданского кодекса, в которых говорится о добросовестном поведении сторон.

Эти нормы высокий суд привел к тому, что банк, видя образовавшуюся у добросовестного клиента задолженность по последнему платежу, не счел нужным сообщить гражданину об этом и очень долго ждал.

В результате человек о своих проблемах узнал спустя два года, когда сумма долга перед банком выросла с 14 до 100 тысяч рублей.

Верховный суд отменил решение областного суда и велел ему пересмотреть дело.

Наталья КОЗЛОВА

КС: судебные расходы в деле о банкротстве несет заявитель, если у должника нет средств

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 5 марта. /ТАСС/. Конституционный суд РФ во вторник постановил, что расходы на проведение процедур в деле о банкротстве и на оплату услуг арбитражного управляющего, понесенные подавшими иск о банкротстве фирмы налоговыми органами, должен понести заявитель, если имущества должника недостаточно для их погашения.

Поводом для рассмотрения дела стала жалоба бывшего главы ООО ССК «СМУ-1» Виктора Нужина, которое арбитражный суд Мордовии в 2009 году признал банкротом по заявлению налоговиков.

В отношении фирмы открыли конкурсное производство, но ее имущества не хватило для оплаты расходов на оплату услуг арбитражного управляющего.

После того, как управляющий через суд добился возмещения расходов от налогового органа как заявителя по делу о банкротстве, налоговая служба обратились в суд с иском о взыскании с Нужина понесенных убытков. Требования были удовлетворены.

«Расходы на проведение процедур в деле о банкротстве и на выплату арбитражному управляющему возмещаются за счет имущества должника. Однако если этого имущества недостаточно или его нет, затраты обязан погасить заявитель (в том числе — уполномоченный орган, и тогда траты возлагаются на бюджет РФ)», — говорится в материалах.

Читайте также:  Используют ли юристы интернет в работе с судами и чиновниками ?

КС РФ также уточнил, что возможность взыскать средства с руководителя организации не должна быть стимулом для запуска процедуры банкротства при недостаточном имуществе должника.

Факт замещения должности руководителя должника не свидетельствует о противоправности действий руководителя, а возникновение у уполномоченного органа расходов не должно автоматически признаваться следствием действий этого руководителя, отмечается в материалах суда.

Уполномоченный орган также вправе не подавать заявление о банкротстве, если это повлечет лишь напрасные расходы.

«Оценка имущества должника для покрытия расходов должна осуществляться не только заявителем, но также арбитражным судом и управляющим.

Это предотвращает возникновение убытков, в том числе и из бюджета РФ, — следует из решения суда, — Соответственно, возложение этих убытков в полном объеме только на руководителя должника не отвечало бы критериям справедливости и соразмерности.

Без исследования всех обстоятельств и ненадлежащих действий других лиц невозможно однозначно установить, что убытки у уполномоченного органа связаны лишь с противоправным поведением руководителя».

Ранее полномочный представитель Совета Федерации в Конституционном суде, глава комитета верхней палаты парламента по конституционному законодательству и госстроительству Андрей Клишас, комментируя жалобу Нужина, отметил, что арбитражные суды должны исключать хаотичное возложение судебных расходов на участников дел о банкротстве, но неисполнение руководителем организации возложенных на него обязанностей не должно препятствовать удовлетворению правомерных требований кредиторов. КС РФ постановил, что теперь дела Нужина подлежит пересмотру.

Что делать, если должник проигнорировал уведомление об уступке и исполнил денежное требование первоначальному кредитору — НалогОбзор.Инфо

Клиент или финансовый агент обязаны направить уведомление должнику об уступке денежного требования к должнику (например, договора поставки) на основании договора факторинга.

Такое требование закона обусловлено тем, что должнику нужно знать, кому следует исполнять свои обязательства по договору – первоначальному кредитору или иному лицу (в данном случае – финансовому агенту).

Порядок и форму уведомления, а также кто конкретно (клиент или финансовый агент) будет уведомлять об уступке денежного требования, стороны определяют в договоре факторинга.

Действия должника по оплате задолженности по договору поставки не финансовому агенту, а клиенту, в случае если уведомление об уступке денежного требования состоялось надлежащим образом, неправомерны.

Если должник исполняет денежное требование клиенту – своему первоначальному кредитору, хотя был надлежаще уведомлен об уступке денежного требования, то финансовый агент может потребовать взыскания задолженности и выплаты процентов за пользование чужими денежными средствами с должника либо с клиента (как солидарного должника) как с получивших суммы неосновательного обогащения (определение ВАС РФ от 5 июня 2012 г. № ВАС-4164/12, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 12 февраля 2009 г. № Ф04-844/2009(461-А45-17)).

В рекомендации рассмотрено, как поступить клиенту, если надлежащим образом уведомленный должник исполнит ему денежное требование, чтобы избежать требований со стороны финансового агента.

Как действовать клиенту, если должник исполнил ему, а не финансовому агенту денежное требование

Можно назвать четыре варианта поведения, которые помогут клиенту избежать претензий со стороны финансового агента:

  • воспользоваться соответствующим условием в договоре факторинга;
  • вернуть денежные средства дебитору;
  • перечислить финансовому агенту средства в качестве оплаты за третье лицо в счет взаиморасчетов;
  • принять денежные средства как оплату по иным обязательствам.

В любом случае клиент не вправе принять такое исполнение (ст. 382, 830 ГК РФ). Ведь никаких оснований для получения денежных средств от дебитора не имеется.

Остановимся подробнее на каждом варианте.

Во-первых, в случае если такая ситуация предусмотрена договором факторинга, клиенту нужно поступить в соответствии с условиями договора.

Например, договор может обязывать клиента в таком случае перечислить полученное финансовому агенту. Тогда никаких дополнительных документов не потребуется, так как обязанность предусмотрена договором. При этом в платежном поручении можно сделать указание на денежное требование, в счет которого перечислены денежные средства.

Во-вторых, если договор факторинга не предусматривает специального порядка действий для такого случая, то важно вернуть денежные средства дебитору (должнику) как ошибочно перечисленные.

Ведь правовых оснований принять эти денежные средства у клиента не имеется. Право требовать оплаты перешло к финансовому агенту на основании возмездной сделки, а дарение между юридическими лицами запрещено.

Этот вариант самый простой и наименее рисковый.

Однако дебиторами в факторинговых отношениях зачастую выступают крупные и значимые контрагенты. Поэтому не всегда бывает корректно делать возврат, несмотря на юридическую правильность такого поведения.

В-третьих, в случае когда возврат денежных средств нежелателен, можно поступить следующим образом: перечислить полученные средства финансовому агенту как оплату за третье лицо в счет взаиморасчетов. При этом клиенту нужно приложить соответствующее письмо или указать на это в назначении платежа.

Внимание! Перечисление полученных средств финансовому агенту в качестве оплаты за третье лицо в счет взаиморасчетов желательно совершать как разовое мероприятие. Такие перечисления на регулярной основе могут вызвать вопросы со стороны налоговых органов и породить риск переквалификации сделки из факторинга в кредит или заем.

Возможность переквалификации существует в силу того, что фактические действия сторон будут соответствовать признакам платности, срочности и возвратности.

Переквалификация в свою очередь повлечет изменение налогообложения при выплате вознаграждения финансового агента. Ведь комиссия за оказание услуг облагается НДС, а проценты по кредиту или займу – налогом на прибыль.

Таким образом, может возникнуть переплата по одному налогу и недоплата по другому. А поскольку зачеты налоговых платежей по разным видам налогов невозможны, то возникнет риск доначисления налога и пеней.

Четвертый возможный вариант действий для клиента – получить от дебитора письмо с просьбой принять эти денежные средства в счет другой дебиторской задолженности, никому не уступленной и принадлежащей клиенту (если таковая имеется).

Совет: для минимизации получения претензий со стороны финансового агента нелишним будет получить акт сверки или иной документ, которые бы подтверждали получение денежных средств в счет неуступленных денежных требований. Нередко возникают ситуации, когда учет клиента и дебитора не совпадает. Тогда доказать финансовому агенту, что клиент не получил двойную оплату (от финансового агента и от дебитора) за одно денежное требование, будет затруднительно.

Когда исполнение должником денежного требования в адрес первоначального кредитора будет правомерным

Во-первых, если финансовый агент в разумный срок не представит должнику доказательства того, что уступка денежного требования действительно имела место, то должник вправе исполнить свое обязательство поставщику (клиенту) (п. 2 ст. 830 ГК РФ).

По запросу должника о представлении доказательств уступки требования финансовый агент должен представить доказательства того, что уступка денежного требования действительно имела место.

Эту обязанность финансовый агент должен исполнить в разумный срок.

Если же финансовый агент таких доказательств не представит, то совершение платежа первоначальному кредитору (клиенту) считается надлежащим исполнением.

Пример из практики: поскольку банк не представил доказательства уступки ему денежного требования, суд отказал ему во взыскании задолженности с должника. Лицом, ответственным за неисполнение должником денежного требования, является клиент 

ООО «Г.» (поставщик, клиент) и ОАО «Т.» (покупатель, должник) заключили договор поставки. Согласно договору расчеты за каждую поставляемую партию товара производятся путем перечисления денежных средств на расчетный счет поставщика.

ООО «Г.» уведомило покупателя об уступке им банку на основании договора факторинга всех денежных требований по договору поставки. В связи с чем исполнение обязательств по уступленным требованиям покупателю следует производить в пользу банка.

Договор факторинга предусматривает, что денежные средства по уступленным правам требования перечисляются дебиторами на счета фактора, указанные в уведомлении об уступке. ООО «Г.» направило должнику уведомление о том, что в связи с соглашением с банком на основании договора факторинга платежи за товар следует производить по банковским реквизитам ООО «Г.».

Впоследствии ООО «Г.» в письме просило должника на основании дополнительного соглашения к договору поставки денежные средства перечислить индивидуальному предпринимателю Р., а в следующем письме – перечислить оставшуюся сумму задолженности ООО «О.». Получив сообщение об уступке банку денежных требований без их конкретизации, а также письма ООО «Г.», должник направил банку письмо.

В письме, ссылаясь на пункт 2 статьи 830 Гражданского кодекса РФ, должник просил представить ему доказательства уступки денежных требований. Не получив от банка ответ на свое обращение, должник перечислил денежные средства на счет ООО «О.».

Банк обратился в суд с иском к должнику о взыскании задолженности по оплате товара, поставленного по договору поставки. При этом он сослался на то, что должник не исполнил обязательства по оплате товара, а денежные требования из договора поставки поставщик уступил банку.

Суды первой и второй инстанций в иске отказали. Они сделали вывод о том, что лицом, ответственным за неисполнение должником денежного требования, является поставщик.

Поскольку по условиям договора факторинга в случае ненадлежащего исполнения дебитором денежного требования, уступленного фактору, продавец обязуется вернуть фактору полученную сумму финансирования или ее непогашенную часть, возместить понесенные фактором расходы и убытки и оплатить вознаграждение фактора.

Банк обратился в кассационный суд. В обоснование кассационной жалобы он указал на следующее:

– ОАО «Т.» и ООО «Г.» являются солидарными должниками банка, поэтому последний вправе требовать исполнения от любого из них, в связи с чем иск правомерно предъявлен к должнику;

  • – в адрес банка не поступало письма должника о представлении доказательств уступки банку денежного требования по договору поставки;
  • – должник, перечислив на основании уведомления ООО «Г.» денежные средства за полученный по договору поставки товар не банку, а иным организациям, исполнил денежное обязательство ненадлежащему кредитору;
  • – доказательства исполнения должником обязательства перед ООО «Г.» по оплате товара отсутствуют;
  • – должник в качестве доказательства погашения задолженности предъявил платежное поручение, которое он уже представлял по аналогичному спору между сторонами, что свидетельствует о его недобросовестности и злоупотреблении процессуальными правами.
Читайте также:  Акционерное общество частично выкупило акции. Каковы последствия для акционера?

Суд указал: поскольку на запрос должника банк не представил доказательства уступки ему денежного требования, должник правомерно произвел платеж в пользу лица, указанного поставщиком, – ООО «О.».

Довод банка о неполучении им письма от должника о представлении доказательства уступки денежного требования опровергается доказательствами направления письма и его получения банком, в том числе почтовой квитанцией, описью вложения в ценное письмо, почтовым уведомлением о вручении банку почтового отправления (постановление ФАС Северо-Западного округа от 28 сентября 2010 г. № А21-11402/2009).

Подробнее о представлении доказательств уступки требования см. Как уведомить должника о состоявшейся уступке права по договору финансирования под уступку денежного требования (договору факторинга).

Во-вторых, если уведомление было ненадлежащим, то суд признает правомерным исполнение должником обязательства первоначальному кредитору, то есть клиенту.

Так, по одному из споров суд указал: поскольку в уведомлении не определено конкретное денежное требование, оплата должником товара поставщику (а не финансовому агенту) правомерна (постановление ФАС Московского округа от 2 ноября 2009 г. № КГ-А40/10619-09 по делу № А40-27930/09-139-91).

Подробнее об условиях надлежащего уведомления см. Как уведомить должника о состоявшейся уступке права по договору финансирования под уступку денежного требования (договору факторинга).

В-третьих, если клиент уведомил должника об уступке требований к нему по договору факторинга и впоследствии отозвал это уведомление, то исполнение обязательства клиенту как первоначальному кредитору будет надлежащим.

Это подтверждает и анализ судебной практики: «При наличии двух уведомлений (об уступке и об отзыве уведомления) от клиента и отсутствии каких-либо уведомлений от финансового агента должник должен считаться неуведомленным об уступке прав требования финансовому агенту.

В таком случае исполнение должником обязательства первоначальному кредитору (клиенту) признается исполнением надлежащему кредитору и прекращает обязательство должника. При этом новый кредитор (финансовый агент) вправе требовать неосновательно полученное от прежнего кредитора (клиента).

При таких обстоятельствах должник не может привлекаться к ответственности за неисполнение солидарного обязательства» (постановление Президиума ВАС РФ от 4 октября 2011 г. № 5339/11).

Следовательно, поскольку клиент отозвал первое уведомление, а от финансового агента никаких уведомлений не поступало, то Президиум ВАС РФ признал неправомерным взыскание задолженности с должника за исполнение обязательства в пользу клиента. Однако финансовый агент может требовать уплаты от клиента неосновательно полученных сумм.

К аналогичным выводам приходили суды и по другим делам (постановления Президиума ВАС РФ от 14 февраля 2012 г. № 13253/11, ФАС Московского округа от 23 июля 2012 г. по делу № А40-41700/11-154-305).

Подробнее об этом см. Как уведомить должника о состоявшейся уступке права по договору финансирования под уступку денежного требования (договору факторинга).

Суд решил, что платежи онлайн нельзя считать подтверждением возврата долга кредитору

Можно ли считать платеж должника через личный кабинет или приложение банка в адрес кредитора подтверждением возврата долга? Возможности онлайн коммуникаций и в российских реалиях множество судебных решений, карающих за пост, репост или даже лайк, породили ложную убежденность, что раз «следов в интернете» все публичные действия людей оставляют предостаточно, то документарного, «бумажного» подтверждения финансово-значимым действиям – таким, как возврат долга, – уже не требуется.

Казалось бы, действительно: что есть бумажка и что заверенный самим банком цифровой документ о перечислении сумм, покрывающих размер задолженности в срок, указанный в договоре, от должника кредитору? Если уж и посты в соцсетях становятся основанием для уголовных дел. Но Автозаводский районный суд так не считает.

Им создан очень любопытный прецедент классических двойных стандартов.

«Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку»: если речь не о взаимоотношении госсистемы с вольнодумными гражданами, а о двух равноудаленных субъектах права, в таком случае, оказывается, что с точки зрения суда электронный документ о платеже – это как бы никакой и не документ и ничего-то толком он не подтверждает.

Переходим к фактам. 21 июля 2017 года ответчик взял у истца в долг денежные средства в размере 400 тыс. руб., что подтверждается распиской. Срок возврата денежных средств был определен до 21 сентября 2017 года. До этого дня ответчик частями перечислял денежные средства на банковскую карту истца и был полностью уверен, что погашает долг по расписке.

После перечисления последней суммы ответчик обратился к кредитору с просьбой вернуть расписку, на что кредитор в устном разговоре заявляет об уничтожении расписки.

11 ноября 2019 года Автозаводским районным судом Нижнего Новгорода было вынесено решение по гражданскому делу о взыскании долга, процентов по договору займа, процентов на сумму долга и судебных расходов, которым постановлено взыскать с ответчика в пользу истца долг по договору займа в размере 400 тыс. руб.

, проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 21 июля 2017 года по 11 ноября 2019 года в размере 70 тыс. 827 руб., проценты вследствие уклонения от возврата денежных сумм за период с 22 сентября 2017 года по 11 ноября 2019 года в размере 64 тыс. 635 руб., расходы на оплату услуг представителя – 14 тыс. руб.

, расходы по уплате госпошлины – 7 тыс. 472 руб.

А что если суд прав? Чтобы вникнуть в ситуацию, предположим, что платежи должника кредитору, о чем есть электронные документы, созданные в личном кабинете, не являются событиями возврата долга.

Суд ссылается на то, что суммы, перечисленные ответчиком на счет истца (банковскую карту) в юридически значимый период не позволяют идентифицировать перечисленные денежные средства как возврат заемных средств по договору займа: «ответчик взял у истца денежные средства в долг сроком до 21 сентября 2017 года, расписка не содержит обязательств по возврату долга частями в срок до 21 сентября 2017 года, таким образом, ответчик, как посчитал суд, обязался возвратить долг в размере 400 тыс. руб. единовременным платежом 21 сентября 2017 года».

Между тем, согласно законодательству, если долговой документ не содержит обязательств по единовременному возврату денежных средств, то сумма долга может быть возвращена частями (в расписке не было ни единого упоминания о возврате единым платежом).

А может ли серия платежей от должника кредитору быть чем-то еще кроме возврата долга? Оплатой услуг? Предположим, что кредитор оказывает некие услуги (например, платные курсы повышения квалификации) и должник решил закупить их.

Как раз набрав этих услуг ровно на сумму своего долга и оплачивая их как раз в тех временных границах, когда он, по условиям договора, должен был погасить долг. Возможная ситуация? Возможная.

Но если кредитор не уплатил с этих сумм налог и не вправе оказывать платные услуги лично (не зарегистрирован как предприниматель), значит, он сам нарушает закон – ведет незаконную предпринимательскую деятельность. И это уголовное правонарушение.

Получается, что некий платеж от одного физического лица другому физическому лицу без факта уплаты с него налога получателем, если к этому платежу нет вопросов у закона, и может быть только возвратом долга (скажем, одна мамочка внесла в попечительский совет класса некую сумму за другую мамочку, а та ей перечисляет такой долг). Во всех подобных случаях перечисление через личный кабинет и будет возвратом долга – и ничем иным.

Но, как выяснилось, Автозаводский суд не готов соглашаться с такими доводами. Платеж, решил он, от одного гражданина другому гражданину может быть, чем угодно. Такая трактовка создает еще одну порцию «мутной воды», в которой удобно «ловить рыбку».

Разнонаправленность, вариативность правоприменения, позволяющая всевозможные маневры в пользу влиятельных лиц или в пользу государства (трактуемого с легкой руки этих самых влиятельных лиц) – явление, которое, к сожалению, так распространено в официальных правовых институциях.

На решение Автозаводского суда подана жалоба. Она уже три месяца пылится в канцелярии суда и по невыясненным обстоятельствам никак не может добраться до суда субъекта Федерации (облсуда).

Поддержите наше СМИ любой посильной для вас суммой – один раз, или оформив подписку с помощью онлайн-кассы. Став подписчиком KozaPress, вы будете поддерживать стабильную работу издания, внося личный вклад в защиту свободы слова.

18+

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *