Конфликт корпоративных норм адвокатского сообщества о стажере адвоката и норм трудового законодательства

Конфликт корпоративных норм адвокатского сообщества о стажере адвоката и норм трудового законодательства Конфликт корпоративных норм адвокатского сообщества о стажере адвоката и норм трудового законодательства Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru

  • Конфликт корпоративных норм адвокатского сообщества о стажере адвоката и норм трудового законодательства фото: Роман Демьяненко / ТАСС
  • Известных российских адвокатов, подписавших письмо в Следственный комитет с просьбой расследовать коррупционную деятельность главы Адвокатской палаты Башкортостана, могут лишить статуса.
  • 18 апреля на Всероссийском съезде адвокатов была поддержана резолюция Федеральной палаты адвокатов с предложением привлечь к дисциплинарной ответственности коллег, подписавших письмо на имя главы Следственного комитета России Александра Бастрыкина.

Адвокаты против коррупции

В начале марта целый ряд известных российских адвокатов обратились к главе СК Бастрыкину с просьбой «обеспечить объективное и своевременное расследование всех данных о финансовых и иных злоупотреблениях представителей органов управления Адвокатской палаты Республики Башкортостан».

«Из имеющихся в нашем распоряжении материалов доследственной проверки видно, что управленцами Адвокатской палаты РБ, бюджет которой формируется за счет обязательных взносов адвокатов республики, исполняются подозрительные сделки, заключенные при наличии конфликта интересов», — так начинается письмо корифеев адвокатуры.

Напомним, в конце 2017 года ряд башкирских адвокатов и юристов обвинили президента Адвокатской палаты РБ Булата Юмадилова в «финансовых злоупотреблениях и семейственности».

В заявлениях, направленных в правоохранительные органы, в частности, говорилось, что сын Булата Юмадилова —​ Денис Юмадилов, являющийся вице-президентом Адвокатской палаты на внештатной основе, получает зарплату и премии из фондов палаты, а помещение, в котором располагается палата, арендуется ею у тещи Булата Юмадилова.

Очевидно, что пойти на столь беспрецедентный шаг известных адвокатов заставила не только теща Булата Юмадилова, у которой Адвокатская палата Башкортостана арендует помещение, но главным образом репутация российской адвокатуры.

Они просят Бастрыкина обратить внимание на «многочисленные факты присвоения статуса адвоката лицам, не имевшим права быть допущенными к сдаче квалификационного экзамена на присвоение статуса адвоката».

И предостерегают: «Непринятие мер по тщательному расследованию проявлений финансовой нечистоплотности представителей органов адвокатского управления и иных должностных злоупотреблений, безусловно наносит существенный удар по авторитету российской адвокатуры, развращает правосознание членов адвокатского сообщества и всей юридической общественности страны».

Свои подписи под этим резонансным письмом поставили: известные российские адвокаты Каринна Москаленко, Илья Новиков, Анна Ставицкая, Роман Мельниченко, Дмитрий Ларин, Юрий Костанов, Михаил Беньяш и другие.

Генри Резник. Евгений Павленко / Коммерсантъ

Донос или гражданская обязанность?

Письмо не осталось незамеченным. Оно бурно обсуждалось в профессиональном сообществе и в социальных сетях. Высказался в сети ФБ и известный адвокат Генри Резник. В х к посту адвоката Константина Ривкина он назвал письмо своих коллег «доносом»: «Не искажайте суть спора.

Подписанты — не члены Башкирской палаты, не обладают непосредственным знанием о ее внутренних конфликтах, не могут стать потенциальными потерпевшими от предположительно имевших место злоупотреблений.

Требовать при таких условиях вмешательства правоохранительных органов в деятельность другой палаты — значит полностью утратить профессионализм и вековую корпоративную культуру. И не надо подменять предмет разногласий, апеллируя к традициям присяжной адвокатуры, кои здесь ни при чём.

Адвокат, разумеется, вправе требовать расследовать злоупотребления органов самоуправления, но СВОЕЙ ПАЛАТЫ, членом которой он является… Посему… Я определяю этот жанр как ДОНОС».

Нерукопожатные адвокаты

А на днях свое слово сказала и Федеральная палата адвокатов, выпустив так называемое «Разъяснение»: «Такого рода обращения адвокатов в органы государственной власти, либо в правоохранительные органы демонстрируют полное пренебрежение моральными традициями адвокатуры и требованиями профессиональной этики.

Все указанное усугубляется в том случае, когда авторы подобных обращений не являются членами той адвокатской палаты, положение дел в которой должно явиться, по их мнению, предметом их проверки.

Подобное вмешательство адвокатов в деятельность иной адвокатской палаты, особенно с привлечением следственных органов, насаждает чуждую адвокатуре атмосферу подозрительности и доносительства».

  1. Чиновники от адвокатуры в Федеральной палате (ФПА) посчитали, что письмо их коллег в СК «является нарушением законодательства об адвокатуре, норм профессиональней этики адвоката и должно стать поводом для дисциплинарного реагирования уполномоченных органов адвокатского самоуправления и возможного привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности».
  2. Это означает, что адвокатов-подписантов вполне могут лишить статуса.
  3. Сегодня на Всероссийском съезде адвокатов мэтр российской адвокатуры Генри Резник назвал главу Федеральной палаты Удмуртии Дмитрия Талантова (одного из тех, кто подписал письмо и выступает за право адвокатов критиковать своих коллег) «нерукопожатным».
  4. Значит ли это, что для Резника скоро и Каринна Москаленко станет нерукопожатной?

Фпа выложила положения о стажёре и помощнике адвоката

Появится реестр стажёров палаты и список обязанностей куратора

Сегодня на сайте ФПА были опубликованы положения о прохождении стажировки и работе помощника адвоката, принятые Советом 27 мая. Вице-президент ФПА Светлана Володина заявила, что создание стажёрского положения потребовалось из-за изменений Закона об адвокатуре и появления Стандарта профобучения. Про положение о помощниках она лишь добавила, что документ принимался «без особых споров».

Стажёр

Напомним, что мартовские поправки в Закон об адвокатуре возложили на ФПА обязанность установить единые правила прохождения стажировки. Согласно новому положению, стажёр должен быть дееспособным лицом с высшим юридическим образованием, не имеющим непогашенную или неснятую судимость.

Срок стажировки может составлять от одного года до двух лет, её цель – «изучение теоретических вопросов и приобретение практических навыков, необходимых для осуществления профессиональной адвокатской деятельности».

В обязанности стажёра добавилось требование посещать учебные занятия, организованные ФПА.

Приём в стажёры может осуществляться руководителем адвокатского образования, коллегиальным исполнительным органом или учредителем адвокатского кабинета. Стажировка оформляется по срочному трудовому договору, его примерная форма приведена в документе.

В положении говорится, что стажёр не вправе «самостоятельно заниматься адвокатской деятельностью» – но под этим подразумевается запрет «самостоятельно заключать договоры с доверителями».

При этом стажёр может с согласия доверителя самостоятельно участвовать в судебных делах, рассматриваемых судами общей юрисдикции (за исключением уголовных дел) и арбитражными судами, готовить проекты документов, предоставлять устные и письменные правовые консультации.

При этом «ответственность перед доверителем за надлежащее оказание ему квалифицированной юридической помощи несёт адвокат-куратор».

В положении впервые сформулирован перечень обязанностей куратора. Его личный стаж должен составлять не менее пяти лет.

Он должен разъяснить стажёру положения о правовом режиме адвокатской тайны, требования к ведению адвокатского делопроизводства; обязан обеспечить «ознакомление стажёра с процессом осуществления адвокатской деятельности», осуществлять контроль за работой стажёра и выдать ему характеристику. Отдельно отметим, что для передачи стажёру персональных данных или адвокатской тайны, куратору необходимо получить согласие доверителей.

Интересно, что в обязанности адвокатских палат добавилось ведение специального реестра стажёров. Каждому стажёру будет присвоен регистрационный номер.

Все документы о стажировке будут формировать «реестровое дело стажёра», которое будут хранить в палатах по 15 лет. Кроме того, стажёры получат официальные удостоверения от палаты, которые по окончании стажировки обязаны сдать обратно.

Добавим, что стажёр обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката.

Палата обязана организовать изучение стажёрами курса «Введение в профессию адвоката». Она же обязана «взаимодействовать» с ФПА «по вопросам подготовки стажёров». При этом палатам оставили определённую долю самостоятельности. В пункте 1.6 отмечено, что они вправе сами «регулировать порядок и условия прохождения стажировки в соответствующем субъекте РФ».

Помощник

Согласно второму положению, помощником адвоката теперь может стать лишь человек с высшим, незаконченным высшим или средним юридическим образованием, не имеющий непогашенной или неснятой судимости.

Его работа регулируется трудовым договором и нормами ТК «с учётом особенностей, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре».

В документе говорится, что «примерный трудовой договор» и форма удостоверения помощника утверждаются Советом ФПА.

При этом в трудовом договоре необходимо указать всех адвокатов, на которых работает помощник.

Если работодателем помощника адвоката является коллегия адвокатов, адвокатское бюро или юридическая консультация, то часть взаимоотношений регулируется договором между адвокатским образованием и адвокатом, деятельность которого обеспечивает помощник. Это касается и определения вносимых в образование сумм для покрытия расходов на помощника.

Отметим, как и в случае со стажёрами, помощника надо будет ознакомить с некоторыми положениями законодательства и с тем, какие сведения составляют адвокатскую тайну. А для передачи этой тайны помощнику нужно заручиться согласием доверителей.

Положение о порядке прохождения стажировки

Положение о порядке прохождения стажировки 27 мая 2020 г.

УтвержденоРешением СоветаФедеральной палаты адвокатовРоссийской Федерацииот 27 мая 2020 г.Протокол № 14

1. Общие положения.

1.1. Настоящее Положение регламентирует условия и порядок прохождения стажировки лицами, претендующими на приобретение статуса адвоката, и разработано в соответствии с Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Стандартом профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов и стажеров адвокатов.

1.2. В настоящем Положении используются следующие термины:

Стажировка – прохождение лицом, имеющим намерение приобрести статус адвоката, курса целевой практикоориентированной подготовки, включающей изучение теоретических вопросов и приобретение практических навыков, необходимых для осуществления профессиональной адвокатской деятельности.

Стажер адвоката (далее по тексту настоящего Положения – стажер) – лицо, проходящее стажировку.

Стажером может быть лицо, имеющее высшее юридическое образование, полученное по имеющей государственную аккредитацию образовательной программе, не признанное недееспособным или ограниченно дееспособным в установленном законодательством Российской Федерации порядке и не имеющее непогашенной или неснятой судимости за совершение умышленного преступления.

Адвокат-куратор – адвокат, осуществляющий непосредственное руководство стажировкой и обучение стажера. Адвокатом-куратором может быть адвокат, имеющий адвокатский стаж не менее пяти лет.

1.3. Стажер может проходить стажировку в любом адвокатском образовании.

1.4. Срок прохождения стажировки составляет от одного года до двух лет.

1.5. Стажировка и правовой статус стажера регулируются Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Трудовым кодексом Российской Федерации и иными актами законодательства.

1.6. Адвокатские палаты субъектов Российской Федерации вправе в развитие норм настоящего Положения регулировать порядок и условия прохождения стажировки в соответствующем субъекте Российской Федерации.

2. Зачисление в стажеры. Трудовой договор со стажером.

2.1. Прием в стажеры производится руководителем адвокатского образования (при наличии в адвокатском образовании коллегиального исполнительного органа – коллегиальным исполнительным органом) или адвокатом, являющимся учредителем адвокатского кабинета (далее по тексту настоящего Положения – руководитель адвокатского образования), на основании заявления лица, желающего стать стажером.

  • К заявлению лица, желающего стать стажером, прилагаются:
  • – трудовая книжка (подлинник) либо электронная трудовая книжка;
  • – анкета с биографическими сведениями;
  • – документ (диплом) о наличии высшего юридического образования, полученного по имеющей государственную аккредитацию образовательной программе (подлинник и заверенная копия);
  • – справка об отсутствии непогашенной или неснятой судимости за совершение умышленного преступления (подлинник);
  • – заявление адвоката-куратора о согласии на осуществление руководства стажировкой;
  • – согласие руководителя обособленного подразделения адвокатского образования – в случае, если адвокат-куратор осуществляет профессиональную деятельность в обособленном подразделении адвокатского образования.
  • К заявлению прилагается заверенная копия страхового свидетельства государственного пенсионного страхования, содержащая страховой номер индивидуального лицевого счета застрахованного лица в системе обязательного пенсионного страхования (СНИЛС).
  • При подаче заявления о приеме на работу в качестве стажера лицо обязано предъявить паспорт или иной документ, удостоверяющий личность.

Лицо, желающее пройти стажировку, вправе приложить к заявлению иные документы по своему усмотрению (характеристики с места учебы, места предыдущей работы и пр.).

2.2. Стажировка проводится на основании срочного трудового договора, заключаемого стажером с адвокатским образованием (форма примерного трудового договора со стажером адвоката приведена в Приложении № 4).

В договоре, заключаемом со стажером, должен быть указан его адвокат-куратор.

2.3. Трудовой договор стажера прекращается в следующих случаях:

– по основаниям, предусмотренным нормами Трудового кодекса Российской Федерации;

– по истечении установленного срока стажировки.

3. Задачи и содержание стажировки.

3.1. Основными задачами стажировки являются приобретение стажером профессиональных знаний и практических навыков, необходимых для самостоятельного осуществления адвокатской деятельности, и подготовка стажера к сдаче квалификационного экзамена.

Читайте также:  Субсидии подведомственным организациям могут нарушать конкуренцию и интересы частного бизнеса

3.2. Процесс стажировки должен включать:

1) получение стажером практического опыта работы под руководством адвоката-куратора;

2) профессиональное обучение в порядке, установленном Стандартом профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов и стажеров адвокатов, настоящим Положением.

3.3. Стажер не вправе самостоятельно заниматься адвокатской деятельностью, то есть самостоятельно заключать договоры с доверителями.

3.4.

Стажер вправе по поручению адвоката-куратора и при наличии согласия доверителя самостоятельно участвовать в судебных делах, рассматриваемых судами общей юрисдикции (за исключением уголовных дел) и арбитражными судами; готовить проекты документов правового характера; предоставлять устные и письменные правовые консультации. При этом ответственность перед доверителем за надлежащее оказание ему квалифицированной юридической помощи несет адвокат-куратор.

4. Обязанности стажера.

  1. Стажер обязан:
  2. – хранить адвокатскую тайну;
  3. – обеспечивать сохранность вверенной ему документации;
  4. – выполнять задания и поручения адвоката-куратора;
  5. – соблюдать нормы трудового законодательства Российской Федерации, Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодекса профессиональной этики адвоката, Стандарта профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов и стажеров адвокатов, настоящего Положения, решения органов Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, адвокатской палаты субъекта Российской Федерации и адвокатского образования;
  6. – посещать учебные занятия для стажеров, организуемые Федеральной палатой адвокатов Российской Федерации, адвокатской палатой субъекта Российской Федерации и адвокатским образованием.

5. Обязанности адвоката-куратора.

  • Адвокат-куратор обязан:
  • – ознакомить стажера с нормами трудового законодательства Российской Федерации, Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодекса профессиональной этики адвоката, Стандарта профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов и стажеров адвокатов, настоящего Положения, решениями органов Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, адвокатской палаты субъекта Российской Федерации и адвокатского образования;
  • – разъяснить стажеру положения о правовом режиме адвокатской тайны и мерах по ее охране;
  • – разъяснить стажеру требования к ведению адвокатского делопроизводства;
  • – обеспечить ознакомление стажера с процессом осуществления адвокатской деятельности;
  • – осуществлять контроль за самостоятельной работой стажера;
  • – получать согласие доверителей на то, что отдельные поручения в рамках оказания ему правовой помощи могут выполняться стажером адвоката самостоятельно, и на сообщение стажеру их персональных данных и иных сведений, составляющих адвокатскую тайну;
  • – выдать стажеру характеристику.

6. Обязанности адвокатского образования.

  1. Адвокатское образование обязано:
  2. – взаимодействовать с адвокатской палатой субъекта Российской Федерации по вопросам организации стажировки и подготовки стажеров;
  3. – по правилам, установленным Порядком ведения реестра стажеров адвокатов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации (Приложение № 1), предоставлять адвокатской палате субъекта Российской Федерации сведения о стажерах и об адвокатах-кураторах, являющихся руководителями стажировки;
  4. – содействовать стажеру в посещении учебных занятий, проводимых адвокатским образованием или адвокатской палатой субъекта Российской Федерации;
  5. – выплачивать стажеру заработную плату и выполнять иные обязанности работодателя в соответствии с трудовым законодательством Российской Федерации.

7. Участие адвокатской палаты субъекта Российской Федерации.

  • Адвокатская палата субъекта Российской Федерации:
  • – ведет Реестр стажеров адвокатов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации в соответствии с Порядком ведения реестра стажеров адвокатов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации (Приложение № 1 к настоящему Положению) по форме, установленной Приложением № 2 к настоящему Положению;
  • – выдает стажерам удостоверения по форме, установленной Приложением № 3 к настоящему Положению;
  • – организовывает изучение стажерами курса «Введение в профессию адвоката»;
  • – взаимодействует с Федеральной палатой адвокатов Российской Федерации по вопросам подготовки стажеров, сообщая информацию о нормативном регулировании стажировки, количестве стажеров и иные сведения, связанные с организацией стажировки.

8. Участие Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации.

  1. Федеральная палата адвокатов Российской Федерации:
  2. – организовывает учебные программы (курсы), реализуемые как очно, так и в дистанционно доступной форме;
  3. – осуществляет методическую деятельность по вопросам обеспечения подготовки стажеров.
  4. Документы, доступные для скачивания:

Проблемы соблюдения адвокатами кодекса профессиональной этики в свете рекомендаций Федеральной палаты адвокатов 2018 года о соблюдении кодекса этики

Резник, Ж. С. Проблемы соблюдения адвокатами кодекса профессиональной этики в свете рекомендаций Федеральной палаты адвокатов 2018 года о соблюдении кодекса этики / Ж. С. Резник. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 25 (263). — С. 338-340. — URL: https://moluch.ru/archive/263/61014/ (дата обращения: 13.11.2021).



  • В статье рассматриваются проблемные участки соблюдения адвокатами кодекса адвокатской этики, ситуации, связанные с применением норм кодекса и случаи применения дисциплинарной ответственности к адвокату при нарушении норм Кодекса.
  • Ключевые слова: адвокат,Федеральная Адвокатская палата, адвокатура, честь, достоинство, этическая норма, нравственные обязательства, Кодекс профессиональной этики адвоката, персонализация
  • The article discusses the problem areas of compliance by lawyers with the Code of Lawyer Ethics, situations related to the application of the norms of the code and cases of application of disciplinary responsibility to a lawyer in violation of the norms of the Code.
  • Keywords: attorney, Federal Bar, advocacy, honor, dignity, ethical norm, moral obligations, lawyer's professional ethics code, personalization

Кодекс этики [1] в регулировании адвокатской деятельности имеет большое значение, поскольку он регламентирует морально-нравственные обязательства адвоката.

Благодаря ему адвокатское сообщество проводит этическую корректировку поведения, при осуществлении своей деятельности, а каждая коллегия адвокатов может контролировать соблюдение адвокатами норм профессиональной этики [2].

А учитывая, что Кодекс принят непосредственно органами самоуправления адвокатуры, можно говорить о высоком уровне развития корпоративного сознания данного сообщества.

Однако это не отменяет проблем с соблюдением адвокатами норм данного Кодекса, в том числе и с непосредственным разъяснением или рекомендательным посылом Федеральной палаты адвокатов. И это в первую очередь затрагивает проблему персонализации.

На сегодняшний день так и не исчерпала себя дискуссия по вопросу Кодекс профессиональной этики адвоката это норма права или сборник корпоративных норм? Даже после того как «де факто» Конституционный суд РФ [3] прировнял нормы кодекса с правовыми нормами, этот вопрос для многих остался открытым и заслуживающим дополнительного рассмотрения и разбирательства.

Озаботившись статусом адвокатуры, Кодекс содержит положение, согласно которому адвокат должен «избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней».

Эфемерное понятие «авторитет адвокатуры» уже стало дискуссионной проблемой, которая так или иначе перетекает в практику.

Нет ни трактовки, ни критерия данного «авторитета», то есть по сути к понятию «авторитет адвокатуры» прикладывается только субъективное восприятие данного значения, и оценка ведется от морально-культурных норм субъекта, а они у каждого свои.

Невозможность равной трактовки и понимания авторитета, выводит следующую проблему. Так кодекс содержит положение о дисциплинарной ответственности адвоката (ст.

18), так нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, при этом в п.

2 этой же статьи указывается, что не может повлечь применение мер дисциплинарной ответственности действие (бездействие) адвоката, формально содержащее признаки нарушения требований законодательства об адвокатской деятельности, однако в силу малозначительности не порочащее честь и достоинство адвоката, не умаляющее авторитет адвокатуры и не причинившее существенного вреда доверителю или адвокатской палате. Вопрос «нельзя быть немножко беременным» звучит тут особенно ясно. Адвокат либо нарушает законодательство и несет ответственность, либо «если очень хочется и чуть-чуть, то не считается»? И какой адвокат будет больше нарушать требования Кодекса, который один раз затронул честь и достоинство в силу определенных обстоятельств или с завидным постоянством, но в «малозначительных» дозах? А ведь последствия могут привести к полной потери профессии, так как одна из мер дисциплинарной ответственности применяемая к адвокатам это прекращение статуса адвоката.

Возникаю также вопросы с «недостаточной квалификацией адвоката», с учетом того, что стать адвокатом это не просто «проснулся с утра и решил я адвокат», это требования и в первую очередь стаж работы и квалифицированный экзамен, и если кандидат на должность адвоката сдает данный экзамен, то казалось бы он априори квалифицирован и о недостаточности квалификации недолжно идти речи. При этом к дисциплинарной ответственности можно привлечь и за не постоянное совершенствование знаний самостоятельно и повышение профессионального уровня. Ответственность человека, профессионального участника процесса попытались отразить и закрепить в этической норме, и если на основе рекомендаций такое пожелание звучит логично и актуально, то в качестве нормы кодекса этики, только в качестве придания документу официальности. Полученные корочки еще не есть поднятие квалификации, а постоянное совершенствование знаний самостоятельно и вовсе не поддается проверки, а норма ответственности при этом присутствует и работает.

Осуществление адвокатом иной деятельности согласно нормам кодекса может в ряде случаев порочить честь и достоинство адвоката или наносить ущерб авторитету адвокатуры.

Но с детства нас приучают к мысли, что любой труд почетен, тогда как деятельность в рамках законодательства, может опорочить честь и достоинство или уж тем паче нанести ущерб авторитету.

При этом перечня содержащего перечисления «иная деятельность адвоката порочащая честь и достоинство адвоката или наносящая ущерб авторитету адвокатуры» попросту не существует.

При осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан уважать права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему, придерживаться манеры поведения и стиля одежды, соответствующих деловому общению. Но и в этом вопросе можно дойти до крайности.

Так Адвокатская палата Мордовии утвердила положение о деловом стиле одежды профессионального защитника, в котором запретила: носить обувь спортивного стиля, накалывать пирсинг и татуировки, а также ограничила адвокатов в ношении аксессуаров.

И для чего тогда конституционное право на самовыражение и правила делового этикета, если выданы четкие предписания и точка.

По сути, если лицо в юном возрасте сделало, в поисках себя и своего я, татуировки или пирсинг (а сережки в ушах большинства женщин относятся именно к данному определению), то и забудь об адвокатском удостоверении. Но ведь это уже дискриминация и ущемление прав и свобод.

Глава Адвокатской палаты Мордовии по этому поводу сказал, что «мы не пытаемся жестко регламентировать количество колец или каких-то безделушек. Главное, чтобы наряд не выглядел вызывающим и не противоречил здравому смыслу» [4]. Не считая того, что «здравый смысл» тоже не совсем четкое понятие, при дисциплинарных разбирательствах обращаться будут все же к прописным правилам, а не к м Глава Адвокатской палаты.

Статья 17 Кодекса содержит информация об адвокате и адвокатском образовании допустима, если она не содержит оценочных характеристик адвоката и отзывов других лиц о работе адвоката.

Казалось бы, норма рассчитана на ограждение и защиту адвокатского сообщества.

Но разве не оценка и отзыв могли бы служить критерием чести и достоинства лиц и уж сразу стало бы видно кто имеет все шансы опорочить авторитет адвокатуры или подорвать доверие к ней. Это правило стоит оптимизировать под современные реалии.

Таким образом, адвокат конечно должен избегать действий, приводящих к подрыву доверия, к нему и адвокатуре, обязан сохранять честь и достоинство, избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней, но и допустимые формы, направленные на защиту интересов и развитие адвокатуры, должны существовать в четких границах и соответствовать адекватности, закону и логике, а не завесить от субъективного мнения и восприятия.

Читайте также:  Соглашение о возмещении работником причиненного им ущерба, или Как не дойти до суда

Литература:

Вопрос 26. Конфликт интересов. Коллизии взаимоотношений адвоката и подзащитного. Позиция адвоката в случае конфликта интересов и коллизии взаимоотношений адвоката и его подзащитного

Вопрос 26. Конфликт интересов. Коллизии взаимоотношений адвоката и подзащитного. Позиция адвоката в случае конфликта интересов и коллизии взаимоотношений адвоката и его подзащитного.

Известно, что адвокатская деятельность регулируется не только нормами права, но и нормами морали. По своей сути конфликт интересов содержит этическую составляющую и возникает в том случае, когда адвокат защищает интересы клиента, противоречащие интересам другого лица, которого адвокат защищает или защищал ранее.

Кроме того, при оказании юридической помощи адвокат обычно имеет доступ к конфиденциальной информации своего доверителя;соответственно, при возникновении конфликта интересов данная информация может повредить интересам его прежнего клиента, что противоречит общим принципам нравственности и морали.

Основные принципы конфликта интересов нашли свое отражение в Законе об адвокатуре и в Кодексе профессиональной этики адвоката. Так, в п. 4 ст.

6 Закона об адвокатуре говорится, что адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица. Аналогичное по своему смыслу требование содержится в ст.

11 Кодекса профессиональной этики адвоката, которая гласит, что адвокат не вправе быть советником, защитником или представителем нескольких сторон в одном деле, чьи интересы противоречат друг другу, а может лишь способствовать примирению сторон.

Всегда следует помнить, что в деятельности защитника огромное значение имеют этические нормы и мораль, любое отступление от требований морали неизбежно уводит его с правильного пути.

При осуществлении защиты в групповых процессах может сложиться такая ситуация, когда у подсудимых и у защитников отсутствует единая и согласованная позиция по уголовному делу, то есть возникает коллизия – столкновениепротивоположных интересов подсудимых и их защитников.

В такой ситуации адвокату следует находить обстоятельства, ведущие к сближению интересов подсудимых. Нужно помнить, что в любых противоречиях подсудимых есть общая линия защиты, которой должны придерживаться все защитники.

Оказывая помощь, адвокат ради своего подзащитного не вправе отягощать положение других подсудимых. Ухудшать положение других подсудимых возможно только в том случае, если это единственно возможный способ защиты подсудимого от необоснованно инкриминируемого ему обвинения.

При этом надо понимать, что коллизия, как правило, не способствует защите, а напротив, помогает процессуальному противнику. По этому поводу известный русский дореволюционный процессуалист В. К.

Случевский писал: «В отношении преданных суду лиц, в случае, если при нескольких подсудимых интересы их оказываются противоположными, защита должна быть умеренной в нападении и стараться не ухудшать положения других подсудимых, так как ее обязанность заключается не в оказании содействия прокурору, а в содействии суду в обнаружении истины, через выяснение всего, что может быть сказано в пользу подсудимого».

Неправильное поведение адвоката при коллизии наносит серьезный ущерб не только подсудимым, но и чести адвокатуры. Адвокат должен сознавать, что от его поведения во многом зависит уровень общественного признания всей адвокатуры.

Вопрос 13. Полномочия и обязанности адвоката в соответствии с Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодексом профессиональной этики адвоката и соответствующими процессуальными законами.
Полномочия адвоката,

Вопрос 14. Статус адвоката: приобретение, приостановление, возобновление, прекращение. Приобретение статуса адвоката

Вопрос 14. Статус адвоката: приобретение, приостановление, возобновление, прекращение. Приобретение статуса адвоката
Статус адвоката в Российской Федерации вправе приобрести лицо, которое имеет высшее юридическое образование, полученное в имеющем государственную

Вопрос 15. Помощник адвоката, стажер адвоката: понятие, статус. Особенности трудовых отношений

Вопрос 15. Помощник адвоката, стажер адвоката: понятие, статус. Особенности трудовых отношений.
Помощниками адвоката могут быть лица, имеющие высшее, незаконченное высшее или среднее юридическое образование, за исключением лиц, указанных в пункте 2 статьи 9 Закона об

Вопрос 30. Кодекспрофессиональной этики адвоката. Статус, назначение, структура

Вопрос 30. Кодекспрофессиональной этики адвоката. Статус, назначение, структура.
Кодекс профессиональной этики адвоката принимается Всероссийским съездом адвокатов и устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской

Вопрос 31. Этика адвоката в общении с доверителем

Вопрос 31. Этика адвоката в общении с доверителем.
Адвокат при оказании помощи защищает права и свободы доверителя и обязан всегда вежливо и корректно реагировать на обращение за помощью. Адвокат не должен отклонять предложение клиента только потому, что клиент и его

Вопрос 33. Этика поведения адвоката в судопроизводстве

Вопрос 33. Этика поведения адвоката в судопроизводстве.
Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката (подп. 4 п. 1 ст. 7, п. 1 ст. 8 Закона об адвокатуре).Адвокат принимает поручение на ведение дела и в том

Вопрос 39. Обязанность адвоката по повышению квалификации и формы ее реализации

Вопрос 39. Обязанность адвоката по повышению квалификации и формы ее реализации.
Основанием необходимости профессиональной переподготовки адвокатов является гарантированное Конституцией РФ право каждого на получение квалифицированной юридической помощи. Постоянное

Вопрос 41. Неприкосновенность переписки адвоката. Досмотр адвоката. Обыск помещения, занимаемого адвокатом

Вопрос 41. Неприкосновенность переписки адвоката. Досмотр адвоката. Обыск помещения, занимаемого адвокатом.
Адвокат должен держать в тайне всю информацию, касающуюся обстоятельств и фактов, сообщенных ему клиентом или ставших известными адвокату в связи с выполнением

Вопрос 49. Особенности работы с юридическими лицами. Участие адвоката во внесудебных способах урегулирования спора. Принципы организации переговоров по хозяйственным (экономическим) спорам с участием адвоката

Вопрос 49. Особенности работы с юридическими лицами. Участие адвоката во внесудебных способах урегулирования спора. Принципы организации переговоров по хозяйственным (экономическим) спорам с участием адвоката.
Согласно подп. 1 п. 1 ст. 1 Закона об адвокатуре адвокатской

Вопрос 59. Выступление адвоката – защитника по уголовному делу. Вступительное заявление. Участие защитника в допросе на судебном следствии. Содержание и форма выступления адвоката-защитника в судебных прениях. Структура защитительной речи адвоката

Вопрос 59. Выступление адвоката – защитника по уголовному делу. Вступительное заявление. Участие защитника в допросе на судебном следствии. Содержание и форма выступления адвоката-защитника в судебных прениях. Структура защитительной речи адвоката.
Частью 2 ст. 243 УПК

Вопрос 283. Статус адвоката, при рассмотрении дел об административных правонарушениях

Вопрос 283. Статус адвоката, при рассмотрении дел об административных правонарушениях.
Защитник и представитель (ст. 25.5.КоАП):Для оказания юридической помощи лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в производстве по

Вопрос 356. Принципы уголовного судопроизводства: понятие и значение в работе адвоката. Процессуальное положение адвоката-защитника по уголовным делам

Вопрос 356. Принципы уголовного судопроизводства: понятие и значение в работе адвоката. Процессуальное положение адвоката-защитника по уголовным делам.
Принципы уголовного судопроизводства – общие руководящие положения, определяющие наиболее важные стороны

Вопрос 357. Участие адвоката-защитника в предварительном следствии и дознании

Вопрос 357. Участие адвоката-защитника в предварительном следствии и дознании.
Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст.16 УПК):Подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и

Вопрос 417. Роль (функции) адвоката на стадии исполнения приговора

Вопрос 417. Роль (функции) адвоката на стадии исполнения приговора.
Защита в стадии исполнения приговора, как и во всех стадиях уголовного процесса, представляет собой уголовно-процессуальную деятельность по обеспечению прав и законных интересов участников процесса.

3. Право на адвоката — абсолютное право? Отказ от адвоката

3. Право на адвоката — абсолютное право? Отказ от адвоката
Чтобы ответить на этот вопрос, рассмотрим дело «Dayanan v. Turkey» (постановление от 13 октября 2009 года). Заявителя арестовали по подозрению в принадлежности к запрещенной организации. Перед допросом ему разъяснили его

Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры — Конфликт интересов — Аналитика

29 июня 2004

  • Конфликт интересов
  • Конфликт интересов

Адвокатская деятельность традиционно испытывает сильное воздействие морально-этических принципов. Можно даже сказать, что эта деятельность регулируется нормами морали в той же степени, что и нормами права. Объясняется это в первую очередь тем, что отношения клиента и адвоката строятся на доверии, которое невозможно в случае безнравственного поведения адвоката. Проблема конфликта интересов – одна из сложнейших этических проблем для адвоката. Сейчас вопросы конфликта интересов получили определенное законодательное регулирование. Посмотрим, насколько законодательное регулирование вопроса конфликта интересов отвечает традиционным этическим принципам.

«Интересный» конфликт.

О конфликте интересов принято говорить тогда, когда адвокат берется защищать интересы клиента, которые противоречат интересам другого лица, которого тот же адвокат также защищает или ранее защищал в том же деле.

Иными словами, конфликт интересов имеет место тогда, когда адвокат сталкивается с необходимостью учитывать противоположные интересы нескольких сторон одного и того же конфликта. Понятно, что в этой ситуации невозможно квалифицированно отстаивать интересы ни одной из сторон. Поэтому, адвокат должен избрать лишь одного доверителя и отказать в оказании услуг другому обратившемуся к нему лицу.

Но описанная только что – это простейшая модель конфликта интересов. В реальности – проблема гораздо сложнее.

Так, зачастую другая сторона конфликта обращается к адвокату, когда он уже прекратил представлять интересы другой стороны и более не участвует в этом конфликте.

Может ли он принять такое поручение? Ведь другая сторона более не является его клиентом и его деятельность не связана с необходимостью отстаивать интересы прежнего клиента.

Но, с другой стороны, за время своего участия в качестве представителя другой стороны адвокат мог получить доступ к конфиденциальной информации, которая, возьмись он за поручение другой стороны, может повредить интересам его прежнего клиента. Этично ли это?

Кроме того, часто одна из сторон конфликта представлена несколькими лицами. Адвокат имеет договор на оказание услуг с одной из них. Может ли он принять поручение, если его исполнение будет связано с деятельностью вопреки интересам аффилированного с его клиентом лица?

Наконец, в адвокатской практике существует понятие, так называемого, «глобального» конфликта интересов.

Это означает, в первую очередь, что адвокат не вправе без положительного согласия своего клиента браться за дело, если в нем участвует лицо с противоположными по отношению к его клиенту интересами, даже если речь идет о другом конфликте, в котором адвокат не участвует на стороне своего клиента. Такая ситуация весьма распространена в случае заключения договора на генеральное юридическое обслуживание. Клиент по такому договору может не привлечь данного адвоката к участию на его стороне в каком-либо конфликте. Но противник клиента может обратиться к этому адвокату с предложением отстаивать его интересы с этом конфликте. В таком случае и принято говорить о глобальном конфликте интересов.

Читайте также:  Обратная сила обзора Верховного Суда о субординации

На практике встречаются и другие случаи. Например, этично ли работать против руководителя юридического лица, являющегося клиентом адвоката. А против бывшего руководителя?

А что у нас?

К сожалению, правовое регулирование вопросов конфликта интересов по нашему законодательству весьма скудное. В этой части следует обратить внимание на Закон об адвокатуре (Далее — Закон), а также на Кодекс профессиональной этики адвокатов (Далее — Кодекс).

Что касается Закона, то он содержит лишь одну фразу, которая имеет отношение к конфликту интересов. Речь идет о статье 6 Закона, п. 4 которого говорит, что адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он, среди прочего, оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица.

Несколько шире к этому вопросу подошел Кодекс профессиональной этики. Статья 11 этого документа гласит, что адвокат не вправе быть советником, защитником или представителем нескольких сторон, чьи интересы противоречивы, в одном деле, а может лишь способствовать примирению сторон.

Если следовать Закону, то следует сделать вывод о том, что в нашем законодательстве конфликт интересов описан предельно узко. Адвокат не вправе оказывать юридическую помощь лицу, если он в настоящее время оказывает юридическую помощь другому лицу, интересы которого противоречат интересам обратившегося лица.

Если же следовать Кодексу, то конфликт интересов оказывается описан гораздо более полно. Так, адвокат не вправе браться за поручение клиента, если он ранее оказывал помощь в данном деле другому лицу. Далее, Кодекс, в отличие от Закона, использует термин «сторона», а не «доверитель».

Это позволяет сделать вывод о том, что адвокат не вправе оказывать услуги обратившемуся лицу, если интересы этих лиц противоречат интересам не только доверителя, но и его аффилированным лицам. Хотя, безусловно, если слово «дело» понимать как судебное дело, то в этой части Кодекс недалеко ушел от Закона.

Думается, однако, что такое буквальное понимание было бы неверным, исходя из характера Кодекса. Все же, это не нормативный акт в строгом смысле слова. Это скорее свод этических правил, которому закон придал известное правовое значение.

Поэтому, термины, содержащиеся в Кодексе, правильнее толковать не в строго юридическом смысле, а более широко. «Дело» в смысле Кодекса – это не судебное дело, а, если можно так выразится, адвокатское дело, проблема, с которой к адвокату пришел клиент.

Поэтому, сторона по Кодексу – это участник проблемы, конфликта, который должен быть разрешен адвокатом. Сказанное позволяет придать выражению Кодекса «сторона в деле» гораздо более широкое значение.

Таким образом, если следовать Кодексу, то проблема конфликта интересов получает довольно полное решение. Однако, еще раз оговоримся, что такое решение возможно только при довольно широком толковании положений Кодекса. Думаю, что текст Закон следует дополнить и более полно описать в нем отдельные аспекты проблемы конфликта интересов.

Дух Закона.

Думается, несмотря на отсутствие четкого текста закона, оставившего многие аспекты проблемы конфликта интересов за своими рамками, что смысл закона, воплощенный в его отдельных статьях и правильно понятый, не позволит адвокату нарушать основные принципы конфликта интересов.

Закон, регулируя деятельность по оказанию услуг, не мог ограничиться предельно четкими формулировками. В Законе довольно много общих формулировок, граничащих с этическими нормами.

Так, адвокат обязан отстаивать права доверителя честно, разумно и добросовестно (ст.7).

Если тот или иной этический вопрос не получил разрешения в законе, адвокат обязан следовать традициям и обычаям адвокатской практики, соответствующие общим принципам нравственности в обществе (п. 3 ст. 4).

Адвокат должен избегать действий, направленных на подрыв доверия (п. 2 ст. 5).

Отталкиваясь от этих формулировок, можно придти к выводу о том, что адвокат не вправе принимать поручение лица, если его интересы противоречат интересам в данном конфликте прежнего доверителя этого адвоката.

Это объясняется тем, что адвокат мог получить от своего доверителя конфиденциальную информацию, которая будет или явно или подразумеваемо средством шантажа бывшего доверителя, который может постоянно опасаться разглашения адвокатом этой информации.

Это может существенно ослабить волю бывшего доверителя защищать свою позицию.

Если же адвокат не будет использовать имеющуюся у него информацию (что само по себе на практике не мыслимо), то он нарушит свои обязательства перед обратившимся лицом – честно и добросовестно защищать его интересы, поскольку в этом случае адвокат не будет использовать все свои возможности для защиты интересов доверителя.

Поэтому можно говорить о том, что закон, не содержа точных формулировок, все же запрещает адвокату совершать действия, влекущие возникновение ситуации конфликта интересов.

А судьи кто?

В ситуации, когда вопрос не получил однозначного разрешения в законе, а урегулирован посредством общих и притом разрозненных формулировок, возникает вопрос о критериях оценки этих общих и разрозненных норм.

Применительно к проблеме конфликта интересов – возникает вопрос о том, когда же адвокат должен отказаться от поручения, если он или сейчас имеет или имел когда-то отношения с лицом, чьи интересы противоречат интересам обратившегося за помощью лица?

  1. Прежде всего, принятие такого поручения невозможно, если адвокат в настоящее время представляет интересы другого лица, интересы которого в данном деле могут вступить в противоречие с интересами обратившегося лица.
  2. Думаю, что принятие поручения невозможно и тогда, когда адвокат ранее представлял интересы такого лица, а к моменту обращения к нему за помощью прекратил участие в данном конфликте.
  3. Адвокат не вправе принимать поручение лица и при условии, если полученная от доверителя информация может быть использована адвокатом против него даже пусть и в другом деле, но, например, сходном с тем, в котором адвокат представлял доверителя.
  4. Следует также установить такой же запрет, если эта информация была получена адвокатом не от доверителя, а от его аффилированных лиц в связи с исполнением адвокатом поручений этих лиц.
  5. Однако, если та или иная информация была получена адвокатом не в связи с исполнением им своего поручения и в отношении этой информации нет обязанности адвоката хранить профессиональную тайну, то само по себе наличие этой информации у адвоката не должно мешать ему принимать поручения клиентов.

Адвокат, далее, не вправе представлять лицо, интересы которого противоположны интересам не самого доверителя, но его аффилированных структур, поскольку деятельность адвоката против таких структур может негативно сказаться на деятельности самого доверителя (например, доверитель не получит дивидендов на акции этих структур).

Здесь нужно сказать, что математически точного решения в этом вопросе предложить сложно, поскольку корпоративные связи компаний могут быть чрезвычайно широки. Так, наряду с дочерними могут существовать и внучатые компании, могут быть и правнучки и пр. Эти вопросы лучше урегулировать в договоре в доверителем.

Прописать, на каком звене цепочки компаний заканчивается обязанность адвоката, связанная с конфликтом интересов. Представляется, такое положение договора не будет противоречить закону, поскольку последний не запрещает адвокату принять поручение, граничащее с конфликтом интересов, получив на это согласие клиента.

Правда, далеко не каждый адвокат захочет это делать из этических соображений.

Адвокат, видимо, не вправе принимать поручение от лица, интересы которого противоречат интересам партнера нынешнего или бывшего клиента адвоката.

Речь идет о тех случаях, когда в том или ином конфликте доверитель участвует вместе с другой организацией, формально не связанной с доверителем (доверитель и эта компания не участвуют в акционерном капитале друг друга), но преследующей единую с доверителем цель.

В силу единства цели этой организации и доверителя, если адвокат будет работать против этой организации, то этим будут ущемляться интересы доверителя в данном конфликте.

Кроме того, конфиденциальная информация, полученная от доверителя, может необоснованно содействовать адвокату в его деятельности против партнера доверителя. В итоге адвокат неправомерно распорядится информацией своего клиента.

В качестве общего принципа, регулирующего конфликт интересов, можно выставить следующий.

Если вследствие своих отношений с доверителем (не нарушая своих обязательств перед ним и своих обязанностей в силу закона), либо его аффилированными лицами, прошлыми или нынешними, адвокат не в силах честно, эффективно и добросовестно представлять интересы другого лица, то он должен отказаться от поручения этого другого лица. Нормативным подтверждением этого принципа может служить ст. 7 Закона, в силу которой адвокат не должен принимать поручение, если его исполнение будет препятствовать исполнению другого, ранее принятого поручения.

  • В целях избежать неприятной ситуации конфликта интересов в серьезных адвокатских фирмах принятию поручения от нового клиента предшествует процедура проверки наличия конфликта интересов.
  • Адвокаты стараются выяснить, не участвовали ли адвокаты фирмы в каком-либо споре не стороне лица, интересы которого противоречат интересам обратившегося лица.
  • Больше четкости.

Конечно, основная цель предотвращения конфликта интересов – это защита интересов клиента. Но у проблемы есть и другая сторона.

Если адвокат, ранее состоявший в определенном адвокатском образовании, выйдя из этого образования, станет представлять интересы клиентов, которые противоположны интересам клиентов, которых обслуживают адвокаты адвокатского образования, то проблемы могут возникнуть у самого адвокатского образования.

Клиент адвокатов такого образования может прекратить сотрудничество с его адвокатами, справедливо посчитав, что его права могут быть нарушены работой бывшего адвоката данного образования на другую сторону конфликта.

Возникает, таким образом, проблема обеспечения прав адвокатов адвокатского образования в случае нарушения конфликта интересов одним из бывших адвокатов данного образования. Эта проблема, к сожалению, не получила какого-либо разрешения в законе.

Как представляется здесь «виновата» сама концепция закона, который четко не определил место и роль адвокатского образования на рынке адвокатских услуг. С одной стороны, закон нацеливает на то, что адвокатское образование будет «лицом» адвоката, что клиент будет ориентироваться на адвокатское образование в выборе консультанта.

С этой точки зрения, неэтичное поведение адвоката неминуемо причинит вред самому адвокатскому образованию. Но с другой стороны, закон не устанавливает действенных механизмов ответственности адвоката перед адвокатским образованием.

Запретить в документах адвокатского образования (в уставе, партнерском договоре) адвокату заключать договоры с нарушением конфликта интересов, видимо, нельзя. Здесь явно будет нарушение запрета ограничивать правоспособность граждан (ч. 1 ст. 22 ГК РФ).

Вообще, на базе действующего законодательства, мне представляется проблематичным установление обязанности адвоката перед адвокатским образованием не представлять клиентов, интересы которых противоположны интересам клиентов адвокатов адвокатского образования.

Здесь закон, как мне кажется, нуждается в дополнении. Необходимо установить возможность привлечения адвоката к ответственности перед адвокатским образованием за совершение описанных выше действий. Это, безусловно, будет только на пользу как самим адвокатам и адвокатским образованиям, так и клиентам.

Хочется надеяться, что в отсутствии требуемых изменений органы адвокатского сообщества в полной мере реализуют свой потенциал и будут активно содействовать установлению единых стандартов адвокатских услуг.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *