Комментарий к Определению ВС РФ: включение в реестр требований кредиторов после признания сделки недействительной

Комментарий к Определению ВС РФ: включение в реестр требований кредиторов после признания сделки недействительнойВ последнее время ко мне все чаще обращаются за помощью с такой проблемой: приходит требование от контрагента с предложением о возврате денег, уплаченных ранее по исполненным договорам. Требование обосновывается тем, что в настоящее время в отношении заказчика (покупателя) введена процедура банкротства. Затем приходит заявление о признании сделки недействительной и применении последствий недействительной сделки (возврату полученного).

Например, выполнил подрядчик строительные работы, передал заказчику результат, подписали акты, работу оплатили. Через неделю какой то другой кредитор заказчика подает в арбитражный суд заявление о признании заказчика банкротом и впоследствии суд вводит соответствующую процедуру.

Или за несколько дней до оплаты кто-нибудь подал заявление о признании заказчика банкротом. Согласитесь, мало кто проверяет своих заказчиков каждый день на предмет того, не банкротится ли он.

  • В общем через год, а то и два или даже пять, подрядчик получает письмо «счастья» и задается вопросом, а можно ли оспорить сделку должника вообще.
  • Резонный вопрос – а мы то тут при чем?
  • Фактически, складывается ситуация, что любой платеж, как бы вы все хорошо не выполнили или насколько бы качественным ваш товар не был, может быть расценен как недействительная сделка, поскольку деньги вы могли получить с нарушением прав других кредиторов своего контрагента.
  • Исполнение заказчиком обязательства по оплате за выполненные работы или поставленную продукцию управляющий (в зависимости от процедуры, конкурсный или внешний) считает сделкой, совершенной с целью оказания предпочтения одному из кредиторов перед другими и обращается в суд с заявлением о признании сделки (оплаты по договору) недействительной и применении последствий признания сделки недействительной.

Бывает, в рамках банкротства управляющие «веером», штук по 50-100, оспаривают все сделки в виде платежей, совершенных как перед, так и после подачи заявления о признании должника банкротом и введения процедуры банкротства. Под «замес» попадают как действительно недобросовестные товарищи, так и вполне добросовестные.

Закон о банкротстве не самый понятный для большинства людей, которые не занимаются исключительно банкротством. Да чего там говорить, он и для тех, кто его постоянно применяет не всегда понятен. Не зря же столько разъяснений было дано высшими судебными инстанциями.

Поскольку у меня самого сразу также не получилось разобраться с позицией по делу, постараюсь как всегда понятным языкам объяснить логику законодателя, а также направить вас, подсказать в каком направлении необходимо мыслить, чтобы «отбиться» от возможных претензий.

Позиция управляющего при оспаривании сделок

Основания признать сделку недействительной предусмотрены ГК РФ, а также Законом о банкротстве (ст. 61.1 Закона о банкротстве).

Как разъяснил в свое время Пленум ВАС РФ (Постановление от 23.12.2010 № 63) могут, в частности, оспариваться:

1) действия, являющиеся исполнением гражданско-правовых обязательств (в том числе наличный или безналичный платеж должником денежного долга кредитору, передача должником иного имущества в собственность кредитора), или иные действия, направленные на прекращение обязательств (заявление о зачете, соглашение о новации, предоставление отступного и т.п.);

2) банковский операции, в том числе списание банком денежных средств со счета клиента банка в счет погашения задолженности клиента перед банком или другими лицами (как безакцептное, так и на основании распоряжения клиента).

Пунктом 1 ст. 61.

3 Закона о банкротстве предусмотрено, что сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований, в частности, при наличии одного из следующих условий:

  1. 1) сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки;
  2. 2) сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил, одних кредиторов при наличии не исполненных в установленных срок обязательств перед другими кредиторами;
  3. 3) сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности.
  4. На нашем примере, третье условие формально подходит и есть основания для оспаривания, конечно, есть – нашему подрядчику оказано предпочтение в удовлетворении требований по сравнению, как минимум, с кредитором, который обратился в суд с заявлением о признании должника банкротом.
  5. Сделки, находящиеся в зоне риска
  6. Чтобы управляющий мог признать совершенную сделку недействительной должно быть соблюдено одно из нижеперечисленных условий.
  7. Сделка, отвечающая вышеуказанным условиям, может быть признана судом недействительной, если она:
  8. а) совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом Комментарий к Определению ВС РФ: включение в реестр требований кредиторов после признания сделки недействительнойили

б) совершена в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве)Комментарий к Определению ВС РФ: включение в реестр требований кредиторов после признания сделки недействительной.

При наличии второго и третьего условия – сделка может быть признана судом недействительной, если она:

в) совершена в течение 6 месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве).Комментарий к Определению ВС РФ: включение в реестр требований кредиторов после признания сделки недействительной

  • г) если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о неплатежеспособности или недостаточности имущества.
  • Обратите внимание, предполагается, что заинтересованное лицо знало о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества, если не доказано обратное.
  • Это к тому, надо в суды ходить и представлять доказательства того, что вы не знали о наличии признаков неплатежеспособности.

Соответственно управляющий исходит также и из того, что если сделка с предпочтением была совершена после принятия судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия такого заявления, то в силу п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве для признания ее недействительной достаточно вышеперечисленных условий, а наличие иных обстоятельств, в том числе недобросовестности контрагента, не требуется.

Сроки давности при оспаривании сделок

Заявление об оспаривании сделки на основании статей 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве может быть подано в течение годичного срока исковой давности (п. 2 ст. 181 ГК РФ)

Соответственно вопрос – с какого момента считать начало срока?

В соответствии со статьей 61.9 Закона о банкротстве срок исковой давности по заявлению об оспаривании сделки должника исчисляется с момента, когда первоначально утвержденный внешний или конкурсный управляющий (в том числе исполняющий его обязанности) узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных статьями 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве.

  1. Если утвержденное внешним или конкурсным управляющим лицо узнало о наличии оснований для оспаривания сделки до момента его утверждения при введении соответствующей процедуры (например, поскольку оно узнало о них по причине осуществления полномочий временного управляющего в процедуре наблюдения), то исковая давность начинает течь со дня его утверждения.
  2. Разрешая вопрос о том, должен ли был арбитражный управляющий знать о наличии оснований для оспаривания сделки, учитывается, насколько управляющий мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.
  3. При этом судам предписано принимать во внимание, что разумный управляющий, утвержденный при введении процедуры, оперативно запрашивает всю необходимую ему для осуществления своих полномочий информацию, в том числе такую, которая может свидетельствовать о совершении сделок с предпочтением.

Осмотрительный управляющий запросит у руководителя должника документацию, как это предусмотрено законом, запросит у соответствующих лиц сведения о совершенных в течение трех лет до возбуждения дела о банкротстве и позднее сделках по отчуждению имущества должника (в частности, недвижимого имущества, долей в уставном капитале, автомобилей и т.д.), а также имевшихся счетах в кредитных организациях и осуществлявшихся по ним операциям и т.п.

Пропущенный управляющим срок может быть восстановлен, если основание недействительности сделки связано с нарушением совершившим ее от имени должника предыдущим арбитражным управляющим.

Исковая давность по заявлению об оспаривании сделки применяется по заявлению другой стороны оспариваемой сделки либо представителя учредителей (участников) должника, при этом на них лежит бремя доказывания истечения давности. Другими словами, сам по себе пропуск срока исковой давности не означает автоматический отказ в удовлетворении заявления арбитражного управляющего, так сказать второй повод ходить в судебные заседания.

Как защититься от требований управляющего

“Волшебной таблетки” не существует и для того, чтобы отбиться от необоснованных требований необходимо обращаться к юристу. 

При этом имейте в виду, что в силу п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве сделки, совершаемые в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, не могут быть оспорены на основании п. 1 ст. 61.2 и 61.

3 Закона о банкротстве, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам не превышает 1% стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период.

Соответственно ваша задача, как минимум, проверить не пропущены ли управляющим сроки и доказать то, что:

1. сделка совершалась в обычной хозяйственной деятельности – тут обычно не бывает вопросов, это деятельность предусмотренная уставом и та деятельность, которую организация осуществляет на постоянной основе;

2. цена имущества (сумма оплаты) не превышает один процент стоимости активов должника – бремя доказывания этого факта лежит на управляющем.

Читайте также:  Работодатель, не выполняющий требования трехсторонних соглашений, будет лишен льгот и преференций

На моем опыте управляющие вообще игнорируют предоставление соответствующих доказательств, поэтому необходимо просто обратить внимание суда на это.

Если же у вас есть доказательства того, что на момент платежей размер платежей был меньше одного процента стоимости активов – то целесообразно представить суду соответствующие доказательства.

3. вам не было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Надеюсь статья вам была полезна, если остались вопросы – пишите их в х.

Подписывайтесь на меня в соцсетях:

https://www.instagram.com/advokatmugin/

https://t.me/advokatmugin

https://www.youtube.com/c/АлександрМугин

Как исключить кредитора из реестра требований — Игумнов Групп

Комментарий к Определению ВС РФ: включение в реестр требований кредиторов после признания сделки недействительной

Рассказываем, как выбить «дружественного» кредитора, уже включенного в реестр должника

«Дружественных» кредиторов должники включают в реестр в двух целях:

  1. Получить контроль над процедурой банкротства с последующей возможностью выбрать «своего» арбитражного управляющего и утвердить нужные должнику решения.
  2. Размыть долю реальных кредиторов и вывести деньги и активы должника в пользу аффилированных лиц.

Как этому противостоять — мы и поговорим в этой статье.

Какие бывают задолженности

Чтобы дойти до момента «А с чего вы вообще взяли, что такая проблема существует?», нужно разобраться, как происходит включение в реестр. Для этого начнем с нудной теории. Уважаемые коллеги-банкротчики — скрольте вниз, вам здесь вряд ли будет интересно. Итак, долги в банкротстве бывают трех видов: текущие платежи, реестровые и включенные за реестр. Каждый вид задолженности погашается в определенной законом очередности.

Текущие платежи —это обязательства, которые возникли у должника ПОСЛЕ принятия судом заявления о банкротстве. Сюда входят расходы на оплату услуг арбитражного управляющего и привлекаемых им лиц, судебные издержки, зарплата сотрудников, все еще работающих в компании, коммунальные платежи.

Эти долги не включаются в реестр, а выплачиваются в первую очередь по факту поступления денежных средств на счет должника. Нас эти платежи интересовать не будут.

Реестровые долги — это обязательства, которые появились у компании ДО даты принятия судом заявления о банкротстве. Сюда включаются долги за причинение вреда здоровью, долги по зарплате и выходным пособиям, а также задолженности перед банками, контрагентами, налоговой и прочими кредиторами.

Именно среди реестровых кредиторов разворачиваются самые активные боевые действия.

Долги, включенные за реестр — это обязательства, которые были признаны обоснованными, но из-за пропуска срока на включение в реестр учитываются за реестром. По сути, это самая безнадежная ситуация, т. к. эти долги погашаются в самую последнюю очередь.

В рамках этой статьи нас интересуют именно реестровые долги. Выше описанное — только для общего развития.

Как включиться в реестр

Чтобы включиться в реестр, кредитору нужно обратиться в суд, рассматривающий банкротное дело, с соответствующим заявлением и приложить к нему пакет первичных документов, подтверждающих наличие обязательств. Госпошлина за рассмотрение подобных требований не уплачивается. Чтобы получить образец заявления о включении требований в реестр, оставьте свой е-мейл здесь: Жирным плюсом для кредитора станет наличие судебного акта о взыскании с должника суммы долга. Хоть банкротный состав и обязан повторно исследовать обстоятельства возникновения задолженности, по факту всё будет проходить гораздо легче: при наличии ранее просуженного дела суд обычно уже не сильно копает в деталях. Если же кредитор не успел просудить дебиторку, то этот вариант всегда более уязвим — теперь арбитражный управляющий и любые кредиторы должника могут ставить под сомнение каждую запятую: как подлинность подписанных документов, так и сам факт оказания услуг / выполнения работ / поставки и т.д. Но и в том, и другом случае для включения в реестр потребуется вся первичная документация: товарные накладные, акты приема-передачи, платежные поручения, договор между сторонами и т. д. Так что не расслабляйтесь, даже если вы просудили своего должника миллион лет назад. Короче, включение в реестр требований кредиторов — это самостоятельный судебный процесс по взысканию долга. И если вы не привыкли участвовать в арбитражных рубках, то не стоит рассчитывать, что здесь всё будет легко и непринужденно. Заканчивается он судебным определением о включении в реестр требований кредиторов. Ну или об отказе во включении. И пока у вас нет бумаги с положительным результатом, к процедуре банкротства вы имеете лишь косвенное отношение. Исключение только для работников с долгами по зарплате — там свой порядок.

Как происходит исключение из реестра?

Если для аффилированного кредитора гемор включиться в реестр, то гемор остальных кредиторов — «левого» кредитора выбить. По своей инициативе и без пересмотра судебного акта выйти из реестра возможно при условии:

  • погашения требования перед данным кредитором;
  • ликвидации этого кредитора без правопреемства.

В обоих этих случаях в той или иной мере нужны усилия должника. Но что делать реальным кредиторам, которых хитроумный должник на пару с аффилированными кредиторами зажали в тиски? Есть три механизма исключения «дружественного» лица из реестра:

Механизм №1: оспаривать сделки должника, на основании которых «дружественный» кредитор был включен в реестр

Не буду специально останавливаться на этом механизме, т. к. на эту тему у нас есть отдельный цикл статей. Только скажу, что здесь применяется как глава III.

1 закона о банкротстве, которая как раз регламентирует порядок оспаривания сделок, совершенных в предбанкротный период, так и нормы Гражданского кодекса, в том числе и наши любимые статьи 10 и 168.

Чтобы подробнее узнать об оспаривании сделок, можно начать с «Всё об оспаривании сделок должника в банкротстве».

Верховный суд напомнил, как включать в реестр требование, восстановленное в порядке применения последствий недействительности сделок

25.10.2021 Комментарий к Определению ВС РФ: включение в реестр требований кредиторов после признания сделки недействительной

После признания сделок с должником недействительными гражданин вернул деньги в конкурсную массу и попросил о включении восстановленной задолженности в реестр. В трех инстанциях посчитали, что требование должно быть удовлетворено в третьей очереди. Верховный суд обратил внимание, что гражданин попросил о включении в реестр после окончания исполнительного производства и с нарушением двухмесячного срока. Поскольку ничто не мешало ему исполнить судебный акт о применении последствий недействительности сделок добровольно, очередность удовлетворения требования должна быть изменена.

Дело о банкротстве: №А40-26474/2016, должник – ООО «Уникор-Сервис»

Судебный акт: определение Верховного суда №305-ЭС18-19088 (5) от 20 октября 2021 года

Суть спора

Сделки по продаже должником автомобиля гражданину признали недействительными. Были применены последствия недействительности: с гражданина в конкурсную массу взыскали 2,6 млн. рублей, перед гражданином восстановили задолженность в размере 1 млн. рублей. Сделки заключались за 5 месяцев до начала банкротства, цена отличалась от средней в худшую для продавца сторону.

В ходе принудительного исполнения гражданин выплатил должнику 2,6 млн. рублей, и после окончания исполнительного производства попросил включить требование в реестр.

Суды трех инстанций посчитали, что требование нужно удовлетворить в третьей очереди. Здесь решили, что двухмесячный срок для предъявления требования начал течь со дня вынесения приставом постановления об окончании исполнительного производства.

Конкурсный управляющий с этим не согласился и подал кассационную жалобу.

Позиция Верховного суда

Верховный суд напомнил, что для включения восстановленного требования в реестр:

  1. его следует заявить в течение двух месяцев со дня вступления в силу судебного акта о признании сделки недействительной и о применении последствий недействительности;

  2. в пределах этого срока кредитор должен вернуть в конкурсную массу имущество, полученное по сделке (позиция из определения Верховного суда №307-ЭС18-16859 (3) от 6 августа 2020 года).

Гражданин этих условий не выполнил. То, что исполнительное производство было завершено после истечения двухмесячного срока, правового значения не имеет, поскольку объективных препятствий для добровольного исполнения судебного акта у гражданина не было.

Верховный суд резюмировал: заявленное с опозданием требование должно быть удовлетворено за счет имущества, оставшегося после расчетов с реестровыми кредиторами.

Больше свежей практики – в telegram-канале «Ликвидация и банкротство»!

Верховный Суд оставил в реестре требования кредитора по ничтожной сделке

Комментарий к Определению ВС РФ: включение в реестр требований кредиторов после признания сделки недействительной

  • Верховный Суд оставил в реестре требования кредитора по ничтожной сделке
  • Предметом настоящего дела явился обособленный спор в рамках дела о банкротства, где рассматривался вопрос о включении в реестр требований должника задолженности по договорам займа.
  • Так, между должником и обществом были заключены договоры займа, по условиям которых общество предоставило должнику денежные средства.
  • Впоследствии, между обществом (цедент) и компанией (цессионарий) были заключены договоры уступки прав требования долга (цессии), согласно которым цедент уступил, а цессионарий принял право требования к должнику по договорам займа в полном объеме, включая основной долг, проценты и договорные пени.
  • С данными требованиями компания была включена в третью очередь реестра требований кредиторов должника.
  • Однако, в дальнейшем договоры уступки прав требования долга были признаны недействительными, и общество, в порядке применения правил реституции (restitutio), восстановило свои первоначальные требования к должнику.
  • Данное обстоятельство послужило поводом восстановленного в правах требования общества для обращения в арбитражный суд с заявлением о включении требований в третью очередь реестра требований кредиторов должника.
  • Определением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, названные требования были признаны обоснованными и подлежащими включению в третью очередь реестра требований кредиторов должника.
Читайте также:  О праве на обжалование судебного акта, вынесенного по делу о банкротстве, кредитором включенным в реестр требований кредиторов после истечения срока на обжалование

Вместе с тем кредиторы должника, не согласившись с принятыми по делу судебными актами обжаловали их в окружной суд в кассационном порядке, где просили включить общество в реестр требований кредиторов с удовлетворением за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований, включенных в реестр требований кредиторов должника (согласно п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве).

Основанием для обжалования послужил довод кредиторов о том, что зная о ничтожности сделок — заключенных договоров цессии, общество не было лишено возможности своевременно заявить свои требования к должнику до закрытия реестра; кроме того, конкурсный управляющий обществом, оспаривая сделку на основании п. п. 1, 2 ст. 61.

2 Закона о банкротстве, при недобросовестном исполнении возложенных на него обязанностей злоупотреблял правом, поскольку не мог не знать последствий признания сделки недействительной, при этом объективных причин, препятствующих подаче в срок заявления о включении в реестр требований кредиторов должника суду не представлено.

Окружной суд согласился с доводами кредиторов, и направил дело на новый круг рассмотрения, дополнительно указав, что в ранее принятых по делу судебных актах отсутствуют сведения об исключении из реестра требований компании, включенных по тем же основаниям.

Между тем, по мнению суда, проверкой нижестоящих судов также надлежал вопрос относительно того не является ли требование общества повторным, что может привести к установлению в реестре двух кредиторов по одним и тем же обязательствам, и, соответственно, к увеличению кредиторской задолженности в нарушение прав и законных интересов иных кредиторов.

Кроме того, суд также отметил, что согласно ст. 168 ГК РФ в редакции, действовавшей на момент заключения договоров уступки права (цессии), сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В соответствии с п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (п. 1 ст. 167).

Поскольку заключенные обществом и компанией договоры уступки права (цессии) от являлись ничтожными сделками, общество, которое решением арбитражного суда было признано несостоятельным (банкротом), зная об этом, не было лишено возможности заявить свои требования к должнику до закрытия реестра.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрев кассационную жалобу конкурсного управляющего должником не согласилась с мнением суда округа и отменила его постановление, указав на следующее.

Суд обратил внимание, что ссылаясь на ничтожность договоров цессии по основаниям статей 10 и 168 ГК РФ, суд округа не учел, что признанные недействительными в рамках другого дела, не являлись сделками должника либо сделками, совершенными за счет должника. В связи с чем констатация факта об их совершении при наличии признаков злоупотребления правом не имеет правового значения при разрешении настоящего обособленного спора.

  1. Поскольку компания своевременно обратилась с требованием о включении задолженности в реестр и это требование включено в реестр требований кредиторов должника, последующее признание недействительными сделок, на основании которых компания приобрела право требования к должнику по договорам займа, и восстановление этого права во исполнение определения суда за обществом, по сути, свидетельствует о наличии оснований для замены кредитора в реестре.
  2. Поэтому такая замена не нарушает права должника и других его кредиторов, учитывая и тот факт, что наличие задолженности по договорам займа никем не оспаривается и не опровергается.
  3. При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, исходя из фактических обстоятельств дела о банкротстве должника, выводы судов первой и апелляционной инстанций о наличии правовых оснований для удовлетворения требований общества являются правильными, а поэтому у суда округа отсутствовали правовые основания для направления спора на новое рассмотрение.
  4. Дело N 310-ЭС15-50

Вс рф проверит законность отказа третьему лицу в его намерении погасить требования к банкроту

24 сентября 2020 года Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ рассмотрит кассационные жалобы на постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20 января 2020 года по делу №А40-45790/2012, поданные акционерным обществом «Центральная топливная компания» и Департаментом городского имущества города Москвы.

В 2014 году решением Арбитражного суда г. Москвы ГУП г. Москвы «Жилищник-1» был признано несостоятельным (банкротом) по упрощённой процедуре ликвидируемого должника.

В 2019 году в Арбитражный суд г. Москвы поступило заявление АО «Центральная топливная компания» (далее – компания) о намерении погасить требования к должнику.

При этом компания намеревалась удовлетворить только требования, установленные в реестре требований кредиторов, и указывала на то, что обязанность погасить текущие требования и требования, признанные подлежащими удовлетворению после выплат по требованиям, включенным в реестр требований кредиторов, не предусмотрена статьями 113 и 125 Закона о банкротстве. С этой позицией согласился суд первой инстанции и определением от 2 декабря 2019 года удовлетворил заявление компании.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, ООО «Ключ-инвест», (далее – общество), чьи требования включены в реестр требований кредиторов, обратилось в Девятый апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просило отменить определение суда первой инстанции и отказать в удовлетворении заявления компании.

В своей жалобе кредитор указал, что компания аффилирована с Департаментом имущества г. Москвы (далее – департамент), поскольку 100% долей компании принадлежат Правительству г.

Москвы, компания не заявляет намерений о погашении текущих и зареестровых обязательств должника, требований по мораторным процентам, а имущества должника достаточно, чтобы удовлетворить все требования кредиторов.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, общество считает, что компания злоупотребляет предоставленным статьей 125 Закона о банкротстве правом с целью сохранить имущество собственника должника, что причинит вред имущественным интересам кредиторов.

Девятый арбитражный апелляционный суд удовлетворил жалобу, посчитав, что заявление компании о намерении удовлетворить требования к должнику в соответствии с реестром требований кредиторов не может быть удовлетворено.

Как указал суд, из материалов дела следует, что на момент подачи заявления компанией конкурсная масса уже была сформирована, имущество должника оценено, положение о порядке реализации имущества согласовано. Имуществом должника обеспечены как реестровые требования, включая мораторные проценты, так и текущие и зареестровые.

Кроме того, суд отметил, что ранее в данном деле была признана недействительной сделка по изъятию департаментом из хозяйственного ведения должника жилых помещений, поскольку указанная сделка фактически была направлена на вывод активов.

Учитывая изложенное, апелляционный суд посчитал, что прекращение производства по делу о банкротстве должника в связи с удовлетворением требований кредиторов компанией создаст угрозу имущественным правам кредиторов по текущим обязательствам и требованиям, учтенным за реестром, поскольку собственник имущества банкрота получит возможность для нового вывода активов должника. При этом осуществление компанией права, предусмотренного статьей 125 Закона о банкротстве, приведёт к лишению заявителя жалобы и других кредиторов права на наиболее полное, справедливое и соразмерное удовлетворение их требований, повлечёт за собой негативные последствия в виде дальнейшего затяжного банкротства, нехватки имущества должника для удовлетворения всех оставшихся требований. Исходя из вышеизложенного, Девятый арбитражный апелляционный суд отменил определение суда первой инстанции и отказал в удовлетворении заявления компании о намерении погасить требования кредиторов.

Компания и департамент не согласились с постановлением апелляционной инстанции и обратились в Верховный Суд РФ с кассационными жалобами.

Заявители отметили, что суд апелляционной инстанции в нарушение статьи 113 Закона о банкротстве фактически обязал лицо, намеревающееся удовлетворить требования кредиторов, погасить как текущую, так и зареестровую задолженность, а также мораторные проценты.

Кроме того, заявители в жалобах отметили, что они заинтересованы в сохранении предприятия должника, в связи с чем и намереваются выделить средства для прекращения производства по делу о банкротстве.

Помимо этого, заявители указали, что ООО «Ключ-инвест» не имеет законного интереса в обжаловании определения суда первой инстанции, поскольку является конкурсным кредитором, чьи требования установлены в реестре требований кредиторов, и, как следствие, подлежат удовлетворению из перечисленных Компанией на специальный счёт должника денежных средств. Кроме того, в заявлении отмечается, что ООО «Ключ-инвест» стал кредитором в результате «скупки» долгов, соответственно, его интерес заключается в получении удовлетворения требований, отказ же от получения денежного исполнения от компании ставит под вопрос его добросовестность.

Новые позиции ВС РФ в сфере банкротства — Эксиора

Новые позиции ВС РФ в сфере банкротства

Алексей Мороз, управляющий партнер, Адвокатское бюро «Эксиора», г. Москва

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ (далее – СКЭС) обращается к проблемам применения законодательства о несостоятельности (банкротстве) достаточно часто. За последнее время коллегией был принят целый ряд судебных актов по интересным делам, примечательных тем, что на первый план в них вышли такие категории, как добросовестность, разумность и целесообразность.

Читайте также:  Предложение заключить основной договор во исполнение предварительного

Хозяйственная деятельность должника в конкурсном производстве должна быть оправдана целями процедуры банкротства

СКЭС разбиралась, в каких случаях продолжение производственной деятельности должника может быть оправданно в процедуре конкурсного производства (определения от 29.08.2016 № 307-ЭС14-8417 и № 306-ЭС16-1979).

Оба дела были переданы на рассмотрение СКЭС в связи с тем, что расходы, связанные с осуществлением текущей производственной деятельности должника, были отнесены конкурсными управляющими в третью очередь текущих платежей, чем ожидаемо не были удовлетворены налоговые органы, поскольку требования об уплате обязательных платежей учитываются в составе четвертой очереди текущих требований.

В обоих случаях нижестоящие суды исходили из того, что, поскольку собранием кредиторов решение о прекращении хозяйственной деятельности должника не принималось, конкурсные управляющие были вправе осуществлять расходы, связанные с обеспечением такой деятельности.

СКЭС с таким подходом не согласилась, обратив внимание на то, что конкурсное производство представляет собой ликвидационную, а не реабилитационную процедуру, и его целью является соразмерное удовлетворение требований кредиторов за счет продажи имущества должника, включенного в конкурсную массу.

Коллегия указала, что положения п. 6 ст. 129 Закона о банкротстве не могут быть истолкованы таким образом, что продолжение деятельности юридического лица – должника в период конкурсного производства оправданно до тех пор, пока иное не установлено собранием кредиторов.

Действуя разумно и добросовестно в интересах должника и кредиторов, конкурсный управляющий должен определить стратегию конкурсного производства в отношении должника, в том числе целесообразность дальнейшего функционирования хозяйствующего субъекта, учитывая, в частности, исключение возможности необоснованного простоя имущества, которое может приносить доход в период осуществления мероприятий по его оценке, подготовке к реализации, наличие объективных предпосылок к продаже предприятия как единого имущественного комплекса либо осуществления процедуры замещения активов и т. п. В любом случае срок, в течение которого может сохраняться производственная деятельность должника, должен соотноситься с периодом времени, необходимым и достаточным для выполнения эффективным арбитражным управляющим всех предусмотренных законом процедур, направленных на отчуждение принадлежащих должнику объектов в целях проведения расчетов с кредиторами.

СКЭС обратила внимание на то, что отнесение всех расходов по производству и реализации продукции должника к эксплуатационным платежам и их приоритет перед обязательными платежами противоречат принципам очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов.

Такой подход, по мнению СКЭС, фактически легализует схему уклонения от уплаты налогов и создает для должника необоснованные преимущества перед другими участниками рынка, предоставляя возможность на протяжении длительного времени вести производственную деятельность в процедуре конкурсного производства, не уплачивая обязательных платежей, что недопустимо.

Вс рф указал, как регистрация права собственности влияет на права кредитора в банкротстве

Экономколлегия ВС РФ рассмотрела дело по жалобе управляющего, который пытался вернуть имущество должника в конкурсную массу. При этом суды нижестоящих инстанций требования отклоняли, ссылаясь на различные обстоятельства, но не ВС РФ.

В рамках дела о несостоятельности физического лица финансовый управляющий обратился с требованием о признании недействительными действий по передаче имущества банкрота своему контрагенту по договору купли-продажи. При этом соглашение, по которому произошла передача, судом было расторгнуто с обязательством возврата приобретенной недвижимости продавцу (контрагенту должника).

Вместе с тем при покупке должником недвижимого имущества госрегистрация права собственности была произведена своевременно. Однако впоследствии стоимость объекта соглашения продавцу передана не была, что послужило причиной к расторжению договора в суде и обязанности вернуть покупку назад.

Фактически это было произведено, но стороны по неясным причинам не осуществили обратную регистрацию права собственности.

После несостоявшийся покупатель и должник в одном лице был признан банкротом, а управляющий отправился в суд возвращать переданное продавцу имущество в конкурсную массу.

Отказывая в удовлетворении требований, первая и апелляционная инстанции указали, что заявителем пропущен срок исковой давности, а продавец по сделке, принимая имущество назад, не знал и не мог знать о вероятной неплатежеспособности своего контрагента. Окружной суд ко всему прочему добавил, что действия по передаче имущества никак не могут быть квалифицированы как причинение вреда интересам кредиторов должника.

Однако же ВС РФ посмотрел на ситуацию иначе. Высшей судебной инстанцией было указано, что право собственности на недвижимые вещи возникает и прекращается государственной регистрацией. При этом обратный переход права собственности недвижимости так и не был произведен, что повлекло за собой определенные правовые последствия.

Согласно норме закона о несостоятельности, все имущество гражданина, которое имеется у него на момент признания его банкротом, представляет собой конкурсную массу.

Таким образом, возврат недвижимости в натуре после этой даты при отсутствии регистрации перехода права собственности к продавцу невозможен, однако он вправе претендовать на денежную компенсацию стоимости реализуемых объектов недвижимости (определение № 310-ЭС21-1061 от 27 мая 2021 года по делу № А35-8789/2015).

19.07.2021

Последствия признания цессии недействительной — Компания «АПИ»

В случае недействительности договора, по которому исполнение за должника произведено третьим лицом, реституция осуществляется в отношениях между сторонами сделки.

Правом на включение в реестр требований кредиторов требования о возврате уплаченного по недействительной сделке в случае банкротства одной из ее сторон обладает контрагент по договору, а не третье лицо, исполнившее обязательство.

Между банком и И. заключен договор цессии, в соответствии с которым банк (цедент) уступил И. (цессионарий) права требования к К. по кредитному договору, а также по договорам, обеспечивающим исполнение кредитных обязательств.

За приобретаемые права оплата произведена со счета отца И.

Приказом Банка России у банка отозвана лицензия на осуществление банковских операций, назначена временная администрация по управлению кредитной организацией.

Определением арбитражного суда первой инстанции по заявлению конкурсного управляющего должником договор цессии признан недействительной сделкой на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, восстановлены права банка по кредитному договору к К. в качестве последствий недействительности.

И. обратилась к конкурсному управляющему банком-должником с заявлением о включении требования о возврате денежных средств, уплаченных банку по признанному недействительным договору цессии, в реестр требований кредиторов.

Конкурсный управляющий должником отказал в удовлетворении заявления ввиду принадлежности денежных средств отцу И., с банковского счета которого были оплачены уступленные в пользу И. права.

Несогласие И. с позицией конкурсного управляющего должником послужило основанием для ее обращения в суд с заявлением.

Определением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного суда апелляционной инстанции, требования И. признаны обоснованными и подлежащими удовлетворению за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, предъявленных в установленный срок и включенных в реестр требований кредиторов должника.

Суды, руководствуясь ст. 167 и 313 ГК РФ, пришли к выводу, что надлежащей двусторонней реституцией в данном случае будет восстановление прав требования к банку у И., являвшейся стороной сделки, признанной впоследствии недействительной. Оплата третьим лицом договора цессии законна и не лишает И.

права требования возврата денежных средств у банка, так как ее отец не являлся самостоятельным участником сделки.

Постановлением арбитражного суда округа указанные судебные акты отменены, в удовлетворении заявления отказано.

Суд пришел к противоположному выводу, указав, что надлежащей двусторонней реституцией по данному обособленному спору является восстановление задолженности банка перед отцом И.

, что может привести к восстановлению именно того положения, которое существовало до совершения подозрительной сделки.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила постановление арбитражного суда округа и оставила в силе судебные акты арбитражных судов первой и апелляционной инстанций по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке.

Как верно установили суды первой и апелляционной инстанций, признанная недействительной уступка права требования состояла из двух встречных обязательств, где, с одной стороны, И. получила от банка право требования к К. по кредитному договору, а, с другой стороны, — банк получил от И. денежные средства в счет оплаты уступленного им права.

В данном случае отец И., перечисливший в порядке ст. 313 ГК РФ денежные средства за свою дочь, не являлся самостоятельным участником оспоренной сделки.

Соглашение, лежащее в основании банковской операции по переводу денежных средств со счета отца И.

в пользу банка в качестве оплаты сделки, а также обстоятельства оплаты третьим лицом за цессионария договора уступки права требования, не являлись предметом оспаривания конкурсным управляющим должником, не были признаны недействительными, следовательно, не лишали И. права требования оплаченных денежных средств с банка ввиду признания недействительной сделкой договора цессии, стороной по которому выступала она.

Таким образом, арбитражные суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о том, что признание соответствующей сделки недействительной влечет восстановление права требования И. к банку как стороны признанной недействительной сделки, а у арбитражного суда округа отсутствовали основания для отмены судебных актов.

Определение N 305-ЭС19-2386

Более подробно с данным материалом Вы можете ознакомиться в СПС КонсультантПлюс
«Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2021)» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 07.04.2021) {КонсультантПлюс}

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *