Фактический контроль: из банкротства в корпоративное право

Фактический контроль: из банкротства в корпоративное право 2020-07-27 Белобрагина Людмила Владимировна Рубрика: Статьи

Контролируемое банкротство – это целенаправленные противоправные действия с целью получения финансовой выгоды от процедуры банкротства. Как правило, такого рода схемы манипуляций или их элементы применяются стороной-должником – для ухода от долгов при наличии возможности их погасить, для сокрытия преднамеренного банкротства и т. д.

При этом в большинстве случаев действия должника определяет, направляет и контролирует лицо, заинтересованное в банкротстве и списании долга. Такого рода контроль над процедурой банкротства является противозаконным, контролирующее должника лицо (КДЛ) подлежит ответственности вплоть до уголовной, в зависимости от обстоятельств конкретного дела и фигурирующих сумм.

Существует и такая известная схема, как двойное банкротство, когда путем фиктивных сделок осуществляется вывод средств на контролирующее должника лицо, которое впоследствии также начинает процедуру банкротства.

Отдельная, остро стоящая проблема, осложняющая банкротство – контролирующий кредитор, как правило, аффилированный с должником и, следовательно, имеющий возможность влиять на него. Дело в том, что определенная степень вовлеченности является распространенной деловой практикой – например, в силу родственных связей, участия в капитале, при покупке акций и т.п.

Но наличие даже весьма опосредованных точек соприкосновения должника и кредитора зачастую толкуется не в пользу последнего — на афиллированного с должником кредитора автоматически распространяются сомнения и подозрения. И в ходе рассмотрения банкротных дел аффилированные должники, как правило, понижаются в реестре требований или даже выносятся за рамки реестра.

Поэтому опасения добросовестного кредитора безвозвратно потерять свои средства вполне оправданы. Более того, кредитор и в определенной мере должник находятся в группе риска получения обвинений и привлечения к субсидиарной ответственности.

Юридическая помощь по вопросам контролируемого банкротства

Специалисты компании DIVIUS Law&Consulting, основываясь на многолетней практике и судебной статистике последних лет, обобщили наиболее частые обстоятельства, которые могут подвести под подозрения в контролируемом банкротстве:

  • Покупка доли в ликвидируемом путем банкротства юридическом лице.
  • Наличие искажений в бухгалтерской и финансовой документации.
  • Наличие невыплаченных кредитов, отсутствующее или содержащее грубые нарушения  кредитной истории.
  • Продажа акций между аффилированными компаниями по завышенной (заниженной) стоимости.
  • Выведение средств компании даже при отсутствии формальных признаков аффилированности.
  • Объективно установленная возможность фактического контроля над должником, возможность определять его действия.
  • Неподача заявления о банкротстве при невозможности погасить требования кредиторов.

Эти и другие признаки могут быть выявлены на любом этапе рассмотрения дела о банкротстве и существенно ухудшить положение.

Для любого кредитора в процессе банкротства остается актуальным вопрос выявления и привлечения к ответственности КДЛ, для обеих сторон процесса необходимо предотвращение и защита от обвинений в противоправном контроле над банкротством. Поэтому на этапе подготовки к процедуре банкротства необходима проверка документов, завершение или отмена сделок, приведение в соответствие с требованиями всей бухгалтерской и финансовой отчетности.

Выявить и устранить зоны риска, оценить перспективы конкретного дела о банкротстве юридического лица и получить квалифицированную помощь вы можете при обращении в компанию DIVIUS Law&Consulting в индивидуальном порядке.

Чтобы начать сотрудничество с нами, оставьте заявку на сайте или позвоните по номеру телефона: 8 800 700-96-62!

Новости и статьи от DIVIUS Law&Consulting, которые могут быть Вам интересны:

Как взыскать задолженность через судебных приставов. Кейс из практики юристов

  • Фактический контроль: из банкротства в корпоративное право

 

Преднамеренное банкротство юридического лица

Фактический контроль: из банкротства в корпоративное право

Внесудебное банкротство граждан. Разбор законопроекта

  1. Фактический контроль: из банкротства в корпоративное право

Как защищаться, когда конкуренты атакуют, а сотрудники обманывают — новости Право.ру

Ситуация в мире меняется, а вместе с ней и риски для бизнеса. Предприниматели уходят в онлайн, сотрудники работают удаленно, рынки сбыта становятся более конкурентными.

Все это влияет на корпоративную безопасность, уверен Сергей Матвеев, независимый эксперт в этой сфере, который консультирует несколько крупных российских компаний.

Найти хорошего специалиста по корпоративной безопасности очень сложно, говорит он. 

Часто чувствительная информация утекает случайно: сотрудники просто не понимают, что это тайна. Поэтому нужно работать с персоналом, уверен Николай Родионов, старший юрист СИБУРа. Информацию лучше подавать понятно.

В нефтегазовой компании TechnipFMC основная часть работников — инженеры. Они не любят большие тексты, поэтому фирма выбирает удобный для сотрудников формат и старается максимально кратко изложить все в таблицах, делится руководитель юридической службы Ярослав Усачев.

Владимир Мацаль, директор по безопасности и административному обеспечению группы компаний STADA в России и СНГ, советует иметь в компании хотя бы минимальный пакет документов по корпоративной безопасности.

Это положение о внутреннем трудовом распорядке, должностные инструкции и положение о внутреннем пропускном режиме.

В последнее время все более популярным становится форензик — услуги по выявлению корпоративного мошенничества и аналогичных нарушений со стороны сотрудников. Сюда входит корпоративная «разведка», проверка благонадежности лиц, расследование корпоративного мошенничества и коррупции.

Форензик — услуги по выявлению корпоративного мошенничества и аналогичных нарушений со стороны сотрудников.

Проверять форензик-методами можно и контрагентов, но законные способы сильно ограничены.

Цель форензика в том, чтобы детально разобраться в ситуации и сформировать доказательную базу на будущее, объясняет Александр Писемский, исполнительный директор форензик-компании CSI Group.

Форензик должен быть законным, иначе использовать его результаты в правовом поле не получится, предупреждает спикер. «Черный» форензик тоже существует, но это риск и для заказчика, и для компании, оказывающей услуги. 

Форензик-экспертиза — это всегда использование современных инструментов, говорит Денис Королев, партнер, руководитель группы услуг в области расследования мошенничества и содействия в спорных ситуациях в СНГ компании Федеральный рейтинг.

группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Антимонопольное право (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Финансовое/Банковское право группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство
. Информации слишком много, оперативно обработать ее вручную нереально, поэтому используется в том числе и машинное обучение. Из десятков тысяч документов люди читают небольшую часть, после задают траекторию поиска программе, и дальше нужную информацию ищет она. Благодаря новым технологиям в одном проекте Королев и его команда за 2,5 месяца проверили больше 20 000 страниц уголовного дела, почти 500 000 файлов и 1 млн транзакций. 

Фактический контроль: из банкротства в корпоративное право

Форензик-эксперт может подготовить два вида отчетных материалов. Первый — отчет о фактах и наблюдениях, в котором не будет выводов. Второй — отчет эксперта. Такой вариант обычно используется в судах, и в нем есть выводы эксперта. 

Денис Королев

Корпоративные войны и банкротство

10 лет назад корпоративные войны велись для того, чтобы перехватить управление и снизить влияние основного акционера. Об этом рассказал Тимур Зайнутдинов, руководитель проектной группы в юркомпании Федеральный рейтинг.

группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Международные судебные разбирательства группа Управление частным капиталом группа Банкротство (включая споры) 5место По количеству юристов 10место По выручке 15место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании
. По его словам, сейчас основная цель нападающих — вывести определенные активы. Контролировать всю компанию для этого не обязательно. Стороны стали изобретательнее: они больше не захватывают офисы и гораздо чаще приходят в суд.  Активно используются попытки наложить обеспечительные меры и отвлечь ресурсы второго участника на бессмысленные с правовой точки зрения судебные процессы, делился эксперт. 

В начале 2000-х акционеры охотно рассказывали о конфликтах в СМИ, теперь же стараются не распространяться. Работает старое правило «деньги любят тишину», считает Зайнутдинов. Еще одна новая тенденция — втягивать в войну третьих лиц: независимых кредиторов, арбитражных управляющих, миноритариев. 

Фактический контроль: из банкротства в корпоративное право

Причины банкротств многих компаний связаны с корпоративными конфликтами.

Тимур Зайнутдинов

Иногда при банкротстве компании бывшие партнеры по бизнесу пытаются подобраться к активам друг друга через субсидиарную ответственность.

Сейчас ВС считает, что «субсидиаркой» не могут воспользоваться кредиторы, связанные с должником, предупреждает Наталья Двенадцатова, партнер Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) Профайл компании
.

Эта тенденция наметилась в деле ООО «Егорье» (дело № А23-6235/2015). Тогда ВС решил, что субсидиарную ответственность нельзя использовать как оружие в корпоративных спорах, объясняет юрист.

Читайте также:  Доказывание в суде выплаты зарплат «в конверте»1

То же правило действует, если зависимый кредитор предъявляет в банкротном деле иск о возмещении убытков. Лучше привлекать экс-партнера по бизнесу к ответственности в отдельном производстве, говорит Двенадцатова. 

Практика ВС запретил «субсидиарку» как оружие в корпоративном споре

Поговорили и о том, как защищаться от иска о «субсидиарке». Двенадцатова советует ссылаться на аффилированность заявителя и должника. Сейчас сделать это не очень сложно, считает юрист.  Суды применяют концепцию фактической аффилированности. А в одном из своих дел Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) Профайл компании
смогли доказать связь между должником и заявителем благодаря тому, что заявитель активно вел свои соцсети.

Это было не единственным доказательством, но судья заинтересовался совместными фотографиями с основным бенефициаром компании-банкрота.

Поссориться и помириться

Акционеры спорят не только друг с другом, но и с топ-менеджерами. «Воевать» с директором компании проще, чем с бизнес-партнером, считает Федор Вячеславов из Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) Профайл компании
.

Проблемы с управленцами случаются из-за разных взглядов на стратегическое развитие компании, неэффективной работы топ-менеджера или откровенных нарушений, например вывода активов.

Разрешить ситуацию помогает независимый аудит, полноценное функционирование наблюдательного совета и ревизионной комиссии, постановка задач топ-менеджеру и контроль их выполнения, говорит Вячеславов. Через суд можно оспаривать невыгодные сделки и решения директора, взыскивать убытки с него.

Но сначала Вячеславов советует поговорить, например, вызвать топ-менеджера на совет директоров или общее собрание акционеров и объяснить, что именно не устраивает владельцев бизнеса. Важно дать понять, что собственники компании готовы судиться и привлекать директора к ответственности.  

Мириться тоже нужно уметь. О том, что может подтолкнуть конфликтующих к мировому соглашению, на конкретном примере показала Анна Заброцкая, партнер Федеральный рейтинг. группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства
.

Бизнес-партнер ее клиента просчитался, когда затеял корпоративный спор в Великобритании. Ведь английское правосудие дорогое и сильно отличается от российского. Атакующий акционер не только понес существенные затраты, но и судился «по-русски», например не раскрывая всех доказательств.

В Великобритании неполное раскрытие может закончиться большим штрафом. Кроме этого, истец допускал и другие ошибки, которые, скорее всего, привели бы к дополнительному штрафу за неуважение к суду. Это тоже большие деньги.

Еще одна проблема была связана с тем, что между РФ и Великобританией нет договора о взаимной правовой помощи. Получить решение в английском суде проще, чем исполнить его в России. 

Фактический контроль: из банкротства в корпоративное право

Важно найти центр принятия решений — того, кто на самом деле развивает корпоративный конфликт.

Анна Заброцкая

Форензик помог Заброцкой и ее коллегам выяснить, откуда у истца деньги на зарубежный суд. Оказалось, их давал сторонний инвестор, который принимал в этом деле ключевые решения. В итоге заключить мировое получилось в том числе потому, что оно учитывало интересы этого лица. 

Бизнес с уголовным оттенком

Раньше бизнес-партнеры писали друг на друга заявления в полицию, чтобы отомстить, а сейчас это инструмент для получения дополнительных доказательств и способ начать переговоры, отмечает Зайнутдинов.

Тем не менее потерпевшие до сих пор получают массу не совсем законных преимуществ, добавляет Олег Хмелевский, адвокат Федеральный рейтинг.
.

Часто запускают серию уголовных дел против одного предпринимателя: что-то развалится, а что-то «выстрелит». 

Фактический контроль: из банкротства в корпоративное право

СИЗО — это не только шок, но еще и время подумать. Бизнес можно и новый построить, а жизнь-то одна. В такой ситуации многие все равно не сдаются. Но когда оппоненту удается добиться отправки в СИЗО пожилой матери предпринимателя, ситуация резко меняется.

Олег Хмелевский

А еще уголовное право позволяет сделать то, что в арбитражном процессе получить нереально. Например, по УПК стать потерпевшим может конечный бенефициар. В гражданском праве «перескочить» таким образом через промежуточные компании не получится: в суд обращается пострадавшее юрлицо или его акционер (участник) в интересах такой компании.

Кроме того, в арбитражном суде получить обеспечительные меры — это «большой праздник», замечает Хмелевский. В уголовном же процессе запросто арестовывают не только имущество подозреваемого, но и других людей. «В 90-е людей убивали в корпоративных конфликтах, а теперь сажают.

Будем надеяться, что этот этап тоже закончится, и корпоративные конфликты начнут решаться в арбитражных судах», — заключил юрист.

Банкротство юридических лиц: признаки, процедуры, виды

Как отрегулировать баланс интересов и избежать при этом неприемлемых рисков, чтобы бизнес не стал приговором? В условиях, когда невозможно принять на себя обязательство и перестать его выполнять, или наоборот удовлетворить свои требования к должнику, был создан институт несостоятельности – банкротства.

Законодательное регулирование хозяйственной деятельности — это постоянный процесс поиска компромисса между интересами должника и кредитора. Данный процесс осложняется тем обстоятельством, что каждый бизнес одновременно является должником и кредитором.

Закупив сырье с отсрочкой платежа, становишься должником. Продав готовую продукцию с отсрочкой, становишься кредитором. И наоборот: купил сырье по предоплате – кредитор, получил предоплату за товар – должник. Обязательства возникают постоянно. В этом смысл бизнеса.

Содержание статьи

Кратко о понятии банкротство

Банкротство — это инструмент, позволяющий всем заинтересованным сторонам прийти к компромиссу в случае возникновения тупиковой ситуации с долговыми обязательствами или требованиями. В нашей стране этот процесс регулируется Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве) от 26 сентября 2020 года № 127-ФЗ (далее Закон о банкротстве).

Должник, так в Законе о банкротстве называется банкротящееся лицо, может через банкротство показать, что его задолженность перед кредиторами нечем погасить в силу объективно сложившихся обстоятельств, а кредиторы могут убедиться в этом или увидеть недобросовестность в действиях должника и попытаться удовлетворить свои требования. Исходя из этих целей, процедуры банкротства проводятся независимыми от должника и кредитора институтами – арбитражным управляющим и арбитражным судом.

Виды банкротства

Классифицировать виды банкротства можно по критерию, кто является должником:

  • юридическое лицо;
  • индивидуальный предприниматель;
  • физическое лицо, не являющееся ИП.

По критерию же «реальность-фиктивность» банкротство бывает 3 видов:

  • Реальное банкротство. Должник действительно имеет большой объем кредиторской задолженности. Но он не имеет возможности ее обслуживать;
  • Техническое (временное) банкротство. Организация не может исполнить свои финансовые обязательства в срок. Но теоретически ее задолженность может быть покрыта активами. Данный вид банкротства не всегда приводит к ликвидации фирмы;
  • Фиктивное банкротство. Это заведомо ложное публичное объявление о своей несостоятельности.

Признаки банкротства: когда можно заявить о банкротстве

  • Для возбуждения дела о банкротстве юридического лица достаточно:
  • иметь задолженность в 300 тысяч рублей (этот размер задолженности установлен частью 2 статьи 6 Закона о банкротстве);
  • или
  • в течение трех месяцев иметь невозможность удовлетворить денежные требования.

Одним из основных признаков банкротства является сумма требований к должнику, не исполненных им на дату подачи заявления в арбитражный суд о признании его банкротом. Необходимо понять, какие именно обязательства и платежи учитываются при определении совокупного размера долга.

Важно! Для целей банкротства учитываются только денежные требования, например, оплата поставленного товара. Товарные требования (например, обязанность поставить товар против предоплаты) для целей банкротства не учитываются. Их необходимо перевести в денежную форму.

При наличии данных признаков банкротства, кредитор, на основании статьи 7 Закона о банкротстве, вправе обратиться в суд с заявлением о банкротстве. Такое же право есть и у должника.

Оно установлено статьей 8 Закона о банкротстве.

Кроме того, если ресурсы должника ограничены, и он не может удовлетворить требования всех своих кредиторов, статья 9 Закона о банкротстве обязывает должника обратиться в суд с заявлением о собственном банкротстве.  

Общий размер требований и обязательств должника устанавливается на дату поступления заявления в суд, а не на дату вынесения судом определения о принятии заявления (п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.12.2013 № 88). Требования и обязательства, о которых заявлено после подачи заявления, определяются на дату введения наблюдения – первой процедуры банкротства (п. 1 ст. 4 Закона № 127-ФЗ). 

Читайте также:  Инспекция не возвращала переплату по налогу. юрист добился взыскания долга с процентами

Последствия банкротства юридического лица

Официальное признание банкротом юридического лица влечет за собой исключение компании-должника из Единого госреестра (ЕГРЮЛ) с полным завершением финансово-хозяйственной деятельности. В процессе банкротства применяются действия по финансовому оздоровлению с целью реанимации компании, погашения долгов и возврата к прибыльному функционированию.

К основным последствиям признания банкротом юридического лица можно отнести:

  • Соразмерное погашение предъявленных кредиторами требований;
  •  Полное списание оставшихся долгов при отсутствии средств для их погашения;
  •  Ликвидацию фирмы из ЕГРЮЛ.

Фактический контроль: из банкротства в корпоративное право

Воспользуйтесь бесплатной помощью опытного юриста по ссылке ниже. Консультация возможна онлайн или в нашем московском офисе.

Процедура банкротства. Этапы

Публикация о предстоящем банкротстве

Прежде чем обращаться в суд с заявлением о банкротстве должника или с заявлением о собственном банкротстве необходимо опубликовать информацию о предстоящем банкротстве в Едином федеральном реестре сведений о фактах деятельности юридических лиц.  Публикацию нужно сделать в течение 15 календарных дней до даты подачи заявления в суд (пункт 2.1 статьи 7 Закона о банкротстве). Без этой публикации, арбитражный суд оставит заявление без движения.

Введение процедуры наблюдения

Если суд признает заявление о банкротстве обоснованным, то он выносит определение о введении процедуры наблюдения и утверждении временного управляющего. На этом этапе происходит анализ финансового положения предприятия;

Финансовое оздоровление

Финансовое оздоровление направлено на анализ и проведение мероприятий для привлечения новых методов управления, получения рассрочек, погашения долгов.

Передача управления

Внешнее управление организации включает в себя сохранность ее имущества, передачу управления стороннему специалисту, назначенному судом.

Конкурсное производство

Конкурсное производство заключается в полной инвентаризации имущества организации и его продажи с целью погашения долгов.

Также банкротство на любой стадии может быть окончено мировым соглашением. Банкротные процедуры установлены статьей 27 Закона о банкротстве.

Главные действующие лица в процедуре банкротства

– банкротящееся лицо;

кредиторы банкротящегося должника

Контролируемые банкротства и как им противостоять?

Ни для кого не секрет, что нередки ситуации, когда компания-должник тем или иным способом «организует» банкротство в попытке избежать оплаты по счетам. Этот вполне перспективный инструмент финансового оздоровления для должника и реальная возможность получить возмещение дебиторской задолженности для кредитора используется недобросовестными участниками рынка в противоположных целях.

Схемы применяются разные: от введения аффилированных лиц в процедуру банкротства до наращивания фиктивных долгов. Надо сказать, они хорошо известны, равно как и то, что банкротства с их использованием приобретают статус контролируемых.

Контролируемые банкротства в первую очередь выгодны с точки зрения возможности осуществлять контроль над процедурами. Это особенно актуально в связи с тем, что в подавляющем большинстве случаев результат банкротства это попросту ликвидация компании-должника и, соответственно, недобросовестный должник вступает в процедуру «подготовленным».

Однако введение в банкротство аффилированного лица позволит и вовсе завершить этот процесс для такого должника, сводя возможность удовлетворения требований добросовестных кредиторов к минимуму. Это может быть лояльный в отношении должника кредитор или даже «приглашенный» арбитражный управляющий.

При таких обстоятельствах не составит особых затруднений оказывать влияние на распределение конкурсной массы и включение в реестр кредиторов требований исходя из своих интересов, а при необходимости воспрепятствовать оспариванию той или иной сделки, например.

Бесспорно, такие действия повлекут нарушение принципа равенства и справедливости и, как следствие, пострадают добросовестные кредиторы.

Закон о банкротстве в действующей редакции не содержит механизмов регулирования, способных решить проблему контролируемых банкротств.

Однако в апреле 2018 года Минэкономразвития были предложены поправки в закон о банкротстве, в части повышения ‎гарантий независимости, добросовестности и компетентности арбитражного управляющего в ходе дела о банкротстве, которые при определенных обстоятельствах могли бы повлиять на решение этого вопроса. В настоящее время проект находится на стадии подготовки заключения о прохождении ОРВ.

Разработчики законопроекта предлагают введение бальной системы оценки качества работы арбитражных управляющих. За выявленные правонарушения и недочеты в работе, баллы будут снижаться и, соответственно, это существенно повлияет на рейтинг конкретного арбитражного управляющего.

Кроме того, в зависимости от рейтинга и стажа работы будет присвоена одна из трех категорий. На присвоение первой категории смогут рассчитывать арбитражные управляющие, являющиеся членами СРО не менее 5 лет, а также не менее 10 дел за последние 3 года.

На вторую категорию смогут рассчитывать специалисты, являющиеся членами СРО от 3 до 5 лет, а также имеющие не менее 5 банкротных дел за 3 года, предшествующих присвоению категории. Третья – все остальные арбитражные управляющие.

Таким образом, для того, чтобы получить в работу наиболее ответственные и сложные процедуры и, соответственно, оплачиваемые, необходимо подтвердить свою эффективность. Эти сведения будут отражаться в специальном онлайн Регистре.

Авторы законопроекта предлагают таким образом существенно снизить привлекательность участия в контролируемых банкротствах для арбитражных управляющих, хотя для усиления эффективности предложенных мер необходимо привлечь к участию в корректировке закона и арбитражных управляющих.

Следующее предлагаемое изменение в корне изменит процедуру назначения арбитражного управляющего. Предполагается, что из числа кандидатур, включенных в онлайн регистр, посредством специального программного комплекса рандомно будет выбран арбитражный управляющий, с учетом категории, стажа и прочих.

Конечно, компании могут освободиться от долговых обязательств в результате банкротства не только с помощью аффилированных арбитражных управляющих. Бывают случаи, когда искусственно создаются задолженности для того, чтобы намеренно прийти к банкротству, при том заведомо контролируемому по понятным причинам.

И, стоит отметить, что до сравнительно недавнего времени, такой способ установления контроля над этими процессами использовался многими недобросовестными должниками и аффилированными кредиторами.

Однако Верховный суд дал разъяснения относительно возможности считать долг искусственно созданным, если организация-банкрот и кредитор аффилированы.

Так, при рассмотрении довольно распространенной ситуации, когда между двумя компаниями был заключен договор подряда, подрядчик уступил право требования оплаты по договору третьему лицу, которое, в свою очередь, обратилось за взысканием долга, суд первой инстанции пришел к выводу о правомерности заявленного требования и иск удовлетворил.

В отношении заказчика была инициирована процедура банкротства, требования третьего лица, соответственно, были включены в реестр. Однако это решение суда было обжаловано. Заявители настаивали на сомнительности этой сделки.

В качестве обоснования своих доводов заявили о том, что, по их мнению, подрядных правоотношений в действительности не было, а значит долг фиктивен, а исходя из представленных документов невозможно установить объем, суть и цену выполненных работ.

Кроме этого, заявители указывали на очевидную аффилированность заказчика и цессионария, отсутствие претензий к заказчику и требований погасить задолженность. Апелляционная и кассационная инстанции не сочли доводы заявителей доказывающими фиктивность договора подряда и создание мнимого долга, однако Верховный суд определил иное.

Суд указал, что в условиях банкротства возможна ситуация, когда лояльный должнику кредитор просудит фиктивный долг, тем самым обеспечивая обоснованное включение к реестр кредиторов. Этому способствует в первую очередь предоставление минимума доказательств, обоюдное признание сторонами обстоятельств дела и позиций друг друга.

Такое положение вещей вполне объяснимо, ведь интересы сторон тут совпадают и действуют они не ради установления истины по делу. Поскольку лояльный кредитор должен обладать всеми необходимыми доказательствами своих договорных отношений с должником, бремя опровержения фиктивности сделки должно лечь на его плечи. В результате дело было возвращено в суд первой инстанции на новое рассмотрение (определение ВС от 05.02.2017 дело №А40-148669/2016).

В контексте проекта поправок и складывающейся правоприменительной практики вряд ли на данном этапе возможно говорить о панацее в борьбе с контролируемыми банкротствами. Тем не менее возможность отстоять свои интересы, затрагиваемые в результате организации контролируемого банкротства с использованием любой из возможных схем, для потерпевшей стороны теперь гораздо реальнее.

Однако это лишь теория, а как заработает этот механизм на практике пока не понятно. Обсуждаемые поправки, да и закон в целом, никак не учитывают позиции арбитражного управляющего, хотя это одна из ключевых фигур в процессе банкротства.

По этой причине целесообразнее привлечь к участию в подготовке проектов и обсуждении поправок представителей всех заинтересованных сторон, в том числе и арбитражных управляющих.

Если учесть динамику развития процедуры банкротства и ее вполне обоснованную востребованность, то нормативно-правовое обеспечение процессов банкротства очевидно в этом отстает.

Читайте также:  О представительстве в суде как уважительной причине

Законодательные инициативы имеют место, однако даже в комплексе они не в силах скорректировать действующий закон кардинально, как того требует реальность.

С течением времени основная задача закона, которая в первую очередь заключена в предоставлении возможности финансового оздоровления для предприятия, оказавшегося в затруднительном положении, все меньше соответствует действительности.

На деле имеет место результат, прямо противоположный основной идее, а именно завуалированный обман кредиторов, добросовестных участников процесса. Именно по этой причине эффективное решение озвученных проблем возможно лишь на государственном уровне.

Хотя предлагаемые инициативы, складывающая правоприменительная практика в делах о банкротстве, мнения компетентных специалистов, высказываемые в средствах массовой информации по неоднозначным ситуациям вполне действенный способ привлечь к этой теме внимание государства в лице уполномоченных ведомств.

Нужна помощь при банкротстве? Получите бесплатную консультацию экспертов прямо сейчас

Контролирующее должника лицо

Широко развитая и часто применяемая в зарубежном корпоративном праве доктрина «снятия корпоративной вуали» (piercing the corporate veil) не могла не найти свое отражение и в российской правовой действительности, что имеет особое значение в случаях банкротства.

Так, в соответствии с абзацем вторым части 3 статьи 56 ГК «если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам».

В развитие приведенной нормы ГК часть 4 статьи 10 Федерального закона от 26.10.

2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) возлагает субсидиарную ответственность в случае недостаточности имущества должника на контролирующих должника лиц, если сам должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия таких лиц.

А в статье 2 закона конкретизируется, кого именно стоит считать контролирующими должника лицами.

К ним закон относит: «лицо, имеющее либо имевшее в течение менее чем два года до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника иным образом (в частности, контролирующим должника лицом могут быть признаны члены ликвидационной комиссии, лицо, которое в силу полномочия, основанного на доверенности, нормативном правовом акте, специального полномочия могло совершать сделки от имени должника, лицо, которое имело право распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, руководитель должника)».

Реализация приведенных норм оказалась достаточно предсказуемой.

Практика арбитражных судов пестрит делами, связанными с привлечением к субсидиарной ответственности учредителей [1] и акционеров [2], директоров [3], включая бывших [4], собственников имущества юридического лица, если речь идет об унитарных предприятиях [5], членов ликвидационной комиссии [6], то есть лиц, имеющих непосредственную связь с банкротом и очевидно имеющих возможность контролировать последнего. Исход таких споров в основном зависит от мастерства юриста и сводится к способности доказать причинно-следственную связь между действиями (бездействиями) указанных лиц и наступившим банкротством.

Гораздо больший интерес вызывают случаи привлечения к субсидиарной ответственности лиц, опосредованно контролирующих обанкротившегося должника.

В настоящее время до Президиума ВАС РФ дошло всего одно такое дело, а точнее сказать «каскад» дел о привлечении Максимова Николая Викторовича, Миронова Сергея Алексеевича солидарно к субсидиарной ответственности по обязательствам ликвидируемого ООО «УралСнабКомплект» [7]. Решение по данному спору действительно стоит считать прецедентом.

В рассматриваемом случае суд, исследовав и оценив представленные доказательства, установил следующее:

«- все лица, являвшиеся в разное время участниками общества «УралСнабКомплект», так или иначе имели отношение к группе компаний «Макси» и лично Максимову Н.В.

, они контролировались последним; общее собрание участников общества «УралСнабКомплект» функционировало лишь формально, сами лица, числившиеся участниками, юридически значимые действия своей воле и в своем интересе не совершали; фактический контроль над деятельностью общества «УралСнабКомплект» осуществлял Максимов Н.В., который и определял действия органов управления должником через лиц, находящихся в зависимости от него.

— анализ ряда крупных сделок должника свидетельствует о том, что они совершались при отсутствии какого-либо разумного экономического обоснования, в ущерб интересам должника, повлекли за собой утрату ликвидных активов в виде денежных средств, банковских векселей, по сути, направлены на вывод активов в подконтрольные лично Максимову Н.В. организации.».

Апеллируя к положениям пункта 22 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.

1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», суд разработал тест для определения, кого же можно считать лицом, контролирующим должника.

В частности, как установил суд, помимо иных фактов, «для привлечения к названной субсидиарной ответственности необходимо установление совокупности таких обстоятельств как: наличие у привлекаемого лица права давать обязательные для должника указания либо возможности иным образом определять его действия; использование такого права или такой возможности». Данный факт стоит считать безусловным достижением российской судебной системы в борьбе с недобросовестными участниками оборота.

Зарубежная практика пошла еще дальше в определении лица, контролирующего должника. Так, в ряде случаев к таким лицам суды относят кредиторов, оказывающих существенное влияние на дела должника на основании соглашения или с согласия последнего [8].

Как отмечает K. Thor Lundgren, в случаях, когда должник нарушает обязательства по кредитному договору или когда должник не выплачивает суммы задолженности свыше  согласованного сторонами срока, заинтересованность кредитора в погашении часто наталкивает его на требования серьезного вознаграждения в качестве цены за «терпение».

Не имея иного источника финансирования, должник может присоединиться к ряду требований кредитора и предоставить не только право консультировать себя, но и право вето на расходование средств.

Должник может также дать кредитору значительные полномочия в сфере принятия таких решений, как, в пользу каких кредиторов будут осуществляться те или иные выплаты, и когда эти платежи надлежит уплачивать, стратегия ведения бизнеса должником, кого должник будет привлекать и нанимать на работу, какие активы необходимо будет оставить, а какие продать, и какие договоры подлежат заключению [9]. Такой расширительный подход обладает своими очевидными достоинствами, но остается под вопросом его применимость в российской судебной практике.

Таким образом, российское гражданское право, следуя общемировой тенденции, содержит нормы, достаточные для «снятия корпоративной вуали» с должника, ставшего неплатежеспособным по вине третьих лиц, тем самым привлечь этих лиц к субсидиарной ответственности по долгам первого.

Кроме того, арбитражная практика выразила готовность отнести к таким лицам не только лиц, непосредственно контролирующих должника, но и тех, которые являются опосредованными бенефициарами.

В качестве отправной точки в доказывании данного факта следует отталкиваться от аффилированности лиц, имеющих непосредственное отношение к должнику, и конечного выгодоприобретателя, а также места, где в результате оказались выведенные активы банкрота.

Остается под вопросом, сможет ли российская судебная практика, также как и зарубежная, расширить  перечень лиц, контролирующих должника, включив в него и кредиторов.

Наталья Бреева

1. См.: к примеру, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24 января 2013 г. № А33-14564/2010.

2. См.: к примеру, Определение ВАС РФ от 29.04.2013 № ВАС-11134/12.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *