Энциклопедия правовых позиций высших судов о делам о защите права собственности и других вещных прав

Охрана права собственности в широком смысле — это направленность норм гражданского права на регулирование отношений собственности при нормальных условиях использования собственником принадлежащего ему имущества без нарушения его правомочий, а также без ущемления прав и интересов других лиц. Защита права собственности, т.е. охрана права собственности в узком смысле, — это совокупность только тех способов и средств, которые применяются, когда отношения собственности (права и интересы собственника) нарушены.

Способы защиты права собственности традиционно делятся на вещно-правовые (абсолютная защита против всех и каждого; применяется при непосредственном нарушении права собственности) и обязательственно-правовые (относительная защита против конкретного нарушителя; применяется при нарушении относительного права, когда право собственности нарушается косвенно, например арендатор не возвращает вещь после истечения срока аренды). Средствами защиты являются иски, поскольку защита права собственности осуществляется в исковом порядке в суде. Термин «иск» в области вещного права имеет не только процессуальное, но прежде всего материальное значение как требование собственника.

Система гражданско-правовых средств защиты права собственности состоит из: 1) вещно-правовых исков; 2) исков, направленных на защиту интересов собственника при прекращении права собственности в силу закона; 3) обязательственно-правовых исков.

Вещно-правовые иски — это иски, непосредственно направленные на защиту права собственности, поскольку их целью является восстановление в полном объеме правомочий собственника по отношению к конкретному имуществу.

Вещно-правовыми способами защищается только реально существующее (уже приобретенное и еще не утраченное) право собственности, поэтому общей предпосылкой удовлетворения всех вещно-правовых исков является то, что истец обязан доказать свое право собственности (титул).

Вещно-правовые способы защиты применяются только в том случае, когда нарушено право собственника на индивидуально-определенную вещь. Вещно-правовые иски всегда являются внедоговорными.

Таким образом, вещно-правовые иски — это предъявляемые в суд внедоговорные требования собственника о защите его существующего права на индивидуально-определенную вещь, в случае если право собственности непосредственно нарушено конкретным лицом.

В российском праве вещно-правовые иски применяются для защиты нарушенных прав субъектов других, помимо права собственности, вещных прав и даже для защиты нарушенных прав законных владельцев.

Очерк 12. Защита права собственности и других вещных прав (комментарий постановления пленумов верховного суда и высшего арбитражного суда РФ от 29 апреля 2010 г № 10/22)

О подготовке и обсуждении комментируемого постановления Пленумов двух высших судебных инстанций речь шла задолго до его принятия, о котором средства массовой информации сообщили едва ли не немедленно после такового. На фоне тех общеизвестных событий, что происходили зимой 2010 г.

в поселке «Речник»[1], на фоне тех многочисленных трудностей с толкованием и применением ключевых положений российского законодательства о собственности, недвижимости, государственной регистрации прав на недвижимость и сделок с ней, с которыми ежедневно приходится сталкиваться практикующим юристам, наконец, па фоне накала тех дискуссий, которые развернулись в юридической печати по вопросам о статусе добросовестного приобретателя, юридическом значении давности владения и условий ее применения, соотношения виндикационного и реституционного исков иначе не могло и быть. Тем удивительнее то (едва ли не месячное!) томительное ожидание, в котором юридическая общественность вынужденно пребывала, ожидая официальной публикации финального текста Постановления. То ли майские праздники сказались, то ли еще что. Только 18 мая 2010 г. (спустя три недели после принятия) такая публикация наконец состоялась на официальном сайте Верховного Суда РФ.

С внешней своей стороны комментируемый акт под стать себе подобным — совместным постановлениям двух Пленумов. Первое, что бросается в глаза — это весьма солидный объем документа (более чем полтора печатных листа).

Он, безусловно, оправдывает разделение текста на 68 пунктов — случай подобной детализации практически небывалый для совместных постановлений Пленумов гражданско-правовой направленности[2] — а также группировку самих этих пунктов по следующим десяти разделам, длинные и оттого неудобоваримые наименования которых нами условно сокращены:

  • 1) общие положения (п. 1—4);
  • 2) права хозяйствования (п. 5—10);
  • 3) приобретение права собственности (п. 11 — 14);
  • 4) приобретательная давность (п. 15—21);
  • 5) самовольная постройка (п. 22—31);
  • 6) виндикационный иск (п. 32—44);
  • 7) негаторный иск (п. 45—49);
  • 8) освобождение имущества от ареста (п. 50, 51);
  • 9) права на недвижимость (п. 52—65);
  • 10) земельные участки под МКД (п. 66—68).

Ознакомление с текстом Постановления позволяет установить, что количество пунктов, посвященных той или иной тематике, само по себе еще не свидетельствует о степени того внимания, которое ей уделено, поскольку с содержательной точки зрения пункты эти весьма неоднородны.

Наряду с теми, что исчерпываются единственным абзацем и, соответственно, простой констатацией мнения Пленумов по одному, достаточно узкому вопросу (см. п.

10,18, 20, 31, 44, 47-49, 54, 55, 58, 59 и 63) имеются и такие, что объединяют в себе не только собственно мнение, но и аргументацию к нему (порою достаточно развернутую), а также те, в которых высказываются мнения по нескольким вопросам. Соответственно, и занимают такие пункты едва ли не по полстраницы каждый (см. п.

5, 7, 9,11—16, 23—26, 52, 61, 62, 65—68). Легко видеть, что более половины пунктов Постановления (не названные в двух наших перечнях) относятся (с точки зрения своего объема и содержания) к третьей категории — золотой середине.

При наличии легко выявляемой логики в соседстве разделов не вполне понятна общая последовательность их расположения.

Так, очевидно органическое единство соседствующих разделов № 3—5 (все они посвящены основаниям приобретения права собственности), № 6—8 (о различных исках, направленных на защиту вещных прав) и № 9 и 10 (об особенностях приобретения и регистрации вещных прав на специфические объекты — недвижимые вещи и земельные участки под многоквартирными домами).

Но откуда такая странная общая последовательность — а) приобретение прав, б) защита прав, в) особенности прав на отдельные объекты? И почему все это великолепие предваряется разделом о правах хозяйственного ведения и оперативного управления? Гораздо логичнее было бы дать сначала материал о а) приобретении права собственности, потом — о его б) объектных особенностях, затем — в) об ограниченных вещных правах и закончить, наконец, разделом о г) защите права собственности и других вещных прав. Вопрос систематики — это, конечно, вопрос вкуса, но не принципа; вместе с тем, нет сомнений в том, что систематика, приближенная к строгой юридической логике, способствовала бы большему удобству в ознакомлении с Постановлением.

С содержательной точки зрения пункты Постановления также неоднородны. Как и во всяком подобном акте есть в нем такие положения, которые ограничиваются простым воспроизведением законодательных норм, а то и просто отсылкой к ним. Ценности в них немного — разве только выполняемая ими роль промежуточной «ступеньки» в рассуждениях может служить их оправданием.

Мы не стали составлять перечня подобных положений — он и без того будет понятен по тем из них, что будут оставлены без . Затем, довольно большую группу положений составляют те, что уже получили достаточно широкую известность как применяемые в арбитражной и судебной практике.

Большинство из них представляют собой результаты толкования законодательных норм, о правильности которых можно и нужно спорить. И, наконец, нам встретятся и такие положения, которые без преувеличения могут быть названы новым словом не только в правоприменительной практике, но и в самом… правовом регулировании.

Понятное дело, что суды не могут и не должны подменять собою законодателя, но точно также ни для кого не секрет и то, что подобные подмены составляют явление, едва ли не ординарное.

Сейчас — спустя вот уже четыре года со дня принятия данного Постановления — уже можно обсудить вопрос о том, оправдало ли оно те ожидания, чаяния и надежды, которые соединялись с ним специалистами и обывателями.

О том, какой прием это постановление встретило в судейском сообществе, какие его положения стали предметом активного практического использования, а какие остались «мертвой буквой», время уже примерно показало.

Вот немного статистики (по БД «Консультант Плюс») — в табл. 2 показана «интенсивность» применения различных пунктов Постановления в актах арбитражной и судебной практики. Нечетные столбцы указывают пункт Постановления, четные — количество судебных актов, к нему апеллирующих, на него ссылающихся.

Несколько чисел в четных столбцах через косую черту (/) обозначают количество ссылок на пункт в целом и его отдельные абзацы; так, показатель типа 541/123/0/2/3 означает, что на соответствующий пункт Постановления в целом (53-й) и его первый абзац сослался 541 судебный акт, ссылка на один только второй абзац обнаружен в 123-х актах, на третий абзац не сослался ни один, на четвертый — 2 и на пятый — три судебных акта.

Таблица 2

Итак, за прошедшие три с половиной года суды (по крайней мере те из них, сведения о решения которых имеются в «Консультанте») сослались на нормы Постановления № 10/22 без малого 30 тыс. раз; сделано это в 25 897 актах.

Таким образом, количество актов, применяющих более одной нормы Постановления, равняется всего лишь 3282 — около 13% от общего числа.

Следовательно, подавляющее большинство (87%) актов, применяющих Постановление — это акты специализированные, «заточенные» под применение и толкование только одной его нормы.

Далее, бросаются в глаза своеобразные пункты-рекордсмены —52 (4328 ссылок), 26 (1599 ссылок), 56 (1369 ссылок), 45 (1309 ссылок), 59 (1094 ссылки), 11 (953 ссылки), 36 (941 ссылка), 15 (876 ссылок), 58 (848 ссылок), 32 (846 ссылок), 5 (816 ссылок), 3 (741 ссылка), 61 (739 ссылок), 22 (715 ссылок). Вот что это за пункты:

  • — об условиях и порядке оспаривания зарегистрированного права на недвижимость (п. 52);
  • — о перспективах признания права собственности на самовольную постройку, возведенную с нарушением строительных норм и правил (и. 26);
  • — об условиях применения производства по правилам глав 25 ГПК и 24 АПК в целях оспаривания зарегистрированного права на недвижимость (п. 56);
  • — об условиях удовлетворения негаторного иска (п. 45);
  • — об условиях удовлетворения иска о признании (п. 59);
  • — о государственной регистрации как моменте возникновения права собственности на недвижимость и об исключениях из этого правила (п. 11);
  • — о средствах доказывания права собственности истцом по виндикационному иску (п. 36);
  • — о признаках владения, годного для давности (п. 15);
  • — о праве фактического владельца недвижимости на иск о признании за ним права собственности на эту недвижимость (п. 58);
  • — о фактическом владении ответчика предметом виндикации как обязательном условии удовлетворения виндикационного иска (п. 32);
  • — о субъектах прав хозяйствования и их гарантиях (п. 5);
  • — об отсутствии у суда права «отсеивать» иски по мотиву их непригодности для защиты нарушенных прав (п. 3);
  • — о технологии защиты прав стороны договора продажи недвижимости при уклонении контрагента от государственной регистрации перехода права собственности (п. 61);
  • — о правовом режиме самовольной постройки (п. 22).
Читайте также:  Вызов скорой помощи в период пандемии: спорные моменты

Есть и рекорды противоположной направленности. Так, правила п. 41 Постановления (о процессуальном значении множественности лиц-приобретателей неделимой вещи), остались вообще без применения; всего 9 раз суды сослались на п. 8 (о праве участия унитарных предприятий в хозяйственных товариществах и обществах), 11 раз — на п.

20 (о том, что отсутствие государственной регистрации права на недвижимую вещь не препятствует признанию права собственности на нее по причине истечения приобретательной давности), 14 раз — на п. 17 (о праве на защиту владения, годного для давности), 19 раз — на п. 18 (о праве присоединения к давности собственного владения давности владения предшественника), 21 раз — на п.

1 (нормы-принципы о равенстве всех форм собственности и порядка их защиты), 23 раза — на п. 48 (о том, что отсутствие возражений собственника-предшественника не влияет на негаторный иск собственника-преемника), 24 раза — на п.

55 (о том, что обращение с заявлением о государственной регистрации права собственности не может рассматриваться как обязательный для соблюдения претензионный порядок урегулирования споров) и т.д.

Само собою понятно, что взгляды практики на тот интерес и то значение, которые имеют те или иные правила Постановления, могут существенно отличаться от воззрений, формулируемых представителями юридической науки.

Почти всегда случается так, что практики заостряют свое внимание на таких моментах, которые не всегда замечаются учеными и наоборот. Таким образом, наука и практика не только дополняют, но и, порою, поправляют друг друга.

Сравнение «пунктов-рекордсменов» Постановления с теми, которые в свое время посчитал необходимым прокомментировать[3], как нельзя лучше подтверждает этот тезис: так, из пяти пунктов «тысячников» моего не удостоился ни один, а их всех наиболее часто употребляемые практикой норм только четыре (и. 5,11, 15, 22). Из норм же, практикой почти не замечаемых, в мой комментарий попали положения п. 1, 17, 18 и 41 (оставшийся вовсе без применения).

Воспользуемся же теми дополнениями, которые предложила сделать практика прибавим в настоящий Очерк небольшой обзор тех пунктов Постановления, которым практика посчитала необходимым уделить наибольшее внимание[4] а после этого вернемся уже к тем вопросам, которые по-прежнему кажутся важными и интересными именно с научной точки зрения. Разделение этого изложения на две части — «Положительные стороны» и «Небесспорные моменты» — является в значительной мере условным и основано, конечно, на нашей собственной субъективной оценке раскассированных по ним пунктов Постановления. Кто-то с этой оценкой солидаризируется, кто-то станет спорить — это закономерно и естественно. Главное не в том, чтобы все со всеми согласились, а в том, чтобы каждый ученый и практикующий юрист почерпнул из Постановления что-то интересное лично для него, например, материал для своей научной работы, позицию или аргументацию, пригодную для защиты интересов своего работодателя или клиента и т.д. Заинтересовавшись самому — заинтересовать юридическую общественность, привлечь внимание к тому или другому тезису — не в этом ли существо всякого профессионального спора, по итогам которого только и способна родиться истина?

Способы защиты вещных прав

Вещное право (в субъективном смысле)  — это юридически обеспеченная возможность конкретного управомоченного субъекта – обладателя вещного права владеть, пользоваться и распоряжаться индивидуально-определенной вещью своей волей и в своем интересе в пределах, установленных действующим законодательством. Вещное право является имущественным правом.

Вещные права можно разделить на две группы:

    1. право собственности (включает владение, пользование, распоряжение);
    2. ограниченные вещные права (в т.ч. сервитуты).

Под способами защиты вещных прав понимаются закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя. Общий перечень этих мер включает:

  1. иски:
    • виндикационный,
    • негаторный,
    • владельческий,
    • о признании права собственности.
  2. иные способы защиты:
    • напр., возмещение убытков при прекращении права собственности в силу закона, и др.

Иск как способ защиты вещного права

Термин «иск» в области вещного права имеет не только процессуальное, но прежде всего материальное значение — требование собственника. Причем такое требование, которое сразу же имеет перспективу его рассмотрения в суде в том качестве, в котором требование заявлено.

К числу таких вещных исков относятся виндикационный иск, негаторный и владельческий иски (к ним примыкают и иные формы «вещной» защиты, а также иск о признании права собственности).

Виндикационный иск (истребование имущества из чужого незаконного владения  — ст. 301 ГК РФ) — это иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику об истребовании вещи в натуре.

Негаторный иск (сохранение собственности) — это иск собственника об устранении всяких нарушений его права, помех в осуществлении его правомочий. Таких нарушений, которые, как говорится в ст. 304 ГК РФ, «и не были соединены с лишением владения», в т.ч. нарушений, выраженных в фактических или юридических препятствиях в реализации права пользования, и др.

Иск о признании права собственности — это требование о признании права собственности, которое, как правило, входит в качестве элемента в иные вещные способы защиты права собственности (на практике нередко предъявляется в качестве самостоятельного иска).

В этом случае иск о признании права собственности ограничивается функцией констатации самого факта наличия права собственности на то или иное имущество у определенного лица.

Такое признание судом факта наличия права собственности имеет общее юридическое (преюдициальное) значение для ряда вопросов в области гражданского права и при наличии иных условий — основанием для предъявления иных вещных исков и обязательственных требований.

Владельческий иск — это иск владельца вещью по основанию, предусмотренному законом или договором, об истребовании вещи или устранении нарушений его права владения (включая защиту также против собственника).

Владельческий иск принадлежит владельцу имущества на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления и по другому основанию, предусмотренному законом или договором (ст. 305 ГК РФ).

Владельческая защита может рассматриваться и более широко — как право, принадлежащее любому владельцу (при отсутствии противозаконных оснований). В этом случае владельческий иск в предварительном порядке может использовать также и собственник.

При приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ) владельческая защита не может быть использована против собственника и легитимных («титульных») владельцев имуществом, например, арендаторов, имеющих право владения и пользования имуществом по договору.

Особенности истребования имущества от добросовестного приобретателя

В гражданском обороте возникают сложные случаи перехода и приобретения права собственности «по цепочке» (право собственности — возмездность — добросовестность), когда собственник утрачивает свою вещь.

Например, случай, когда продавцом вещи является лицо, которое не имело право ее отчуждать (вещь получена лицом в аренду или является его находкой).

А приобретателем вещи (причем иной раз только в конце упомянутой «цепочки») является добросовестное лицо, то есть лицо, которое не знало и не могло знать о том, что продавец не имеет права отчуждать вещь.

И тогда в решение данной ситуации включаются и другие факторы, в т.ч. возмездность сделки.

Согласно ст. 302 ГК РФ собственник вправе истребовать имущество от добросовестного приобретателя, если имущество было приобретено:

  1. безвозмездно от лица, которое не имело право его отчуждать, — во всех случаях;
  2. возмездно у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), — в случае, когда имущество выбыло из владения собственника или лица, которому имущество было передано собственником во владение, помимо их воли (утеряно, либо похищено у того или другого, и т.д.).

Существенное обстоятельство (во 2-м случае):

  •  передано ли имущество по воле или не по воле собственника.

П. 1 ст. 302 признан частично не соответствующим Конституции РФ Постановлением КС РФ от 22.06.2017 N 16-П.

Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли.

Важное значение придается тому, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу (п. 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г.

No 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

В судебной практике, особенно при длинной цепочке продавцов и покупателей (например, квартир), все большее внимание уделяется моменту добросовестности, что в последнее время отмечено и Конституционным Судом РФ (Постановление от 21 апреля 2003 г. N 6-П).

Деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.

Читайте также:  Права и свободы человека и гражданина в международных актах

«Обзор судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от граждан по искам государственных органов и органов местного самоуправления» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.11.2015)

По спорам об истребовании квартиры из чужого незаконного владения обязанность доказывания недобросовестности приобретателя возлагается на истца

В обзоре содержатся следующие выводы, в частности:

  • право истребовать имущество из чужого незаконного владения принадлежит не только собственнику жилого помещения, но и лицу, владеющему имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором;
  • к искам об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения применяется общий срок исковой давности, исчисляемый со дня, когда публично-правовое образование в лице уполномоченных органов узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права;
  • при обращении в суд прокурора в защиту интересов публично-правового образования начало течения срока исковой давности определяется исходя из того, когда о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску, узнало или должно было узнать такое публично-правовое образование в лице уполномоченных органов;
  • при предъявлении иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения собственником имущества унитарного предприятия или учреждения срок исковой давности исчисляется со дня, когда о нарушенном праве стало известно или должно было стать известно унитарному предприятию или учреждению;
  • требования органа государственной власти, органа местного самоуправления о взыскании убытков, причиненных в результате противоправного завладения жилым помещением, предъявленные к лицу, являющемуся добросовестным приобретателем квартиры, удовлетворению не подлежат.

Последствия прекращения права собственности в силу закона

В соответствии с основными началами гражданского законодательства (принципом неприкосновенности собственности) в случае принятия Российской Федерацией закона, прекращающего право собственности, государство обязано возместить убытки, связанные с таким прекращением, в том числе стоимость имущества; при этом споры о возмещении убытков решаются судом (ст. 306 ГК РФ).

На основании этого нормативного положения и с учетом того, что ГК РФ допускает национализацию имущества только посредством выкупа (ст.

235 ГК РФ), можно сделать общий вывод о том, что Гражданский кодекс РФ, не допуская в Российской Федерации произвольного насильственного изъятия собственности и иного имущества у граждан и юридических лиц, предполагает на основе принципа неприкосновенности собственности, что любое изменение в правовом режиме (состоянии) имущества и переход права собственности могут совершаться только на основании закона в соответствии с основными началами гражданского законодательства, институтами, регулирующими приобретение и переход права собственности.

Защита прав собственности и других вещных прав

Замечание 1

Защита права собственности – это применение норм гражданского права для регулирования отношений собственности при использовании лицом-собственником собственного имущества. В более узком смысле защита права собственности – это совокупность средств и способов, которые используются в ситуациях, когда права и интересы собственника нарушены.

Средства защиты прав собственности – это иски, которые подаются в судебном порядке. Иск, как требование собственника, несет процессуальное и материальное значение.

В систему гражданско-правовых средств защиты входят следующие виды исков:

  • вещно-правовые;
  • направленные (при прекращении права собственности) на защиту интересов собственника в силу действия закона;
  • обязательственно-правовые.

Определение 1

Вещно-правовые иски – это внедоговорные требования собственника, предъявляемые в суд, о защите права на индивидуально-определенную вещь, в ситуациях, когда право собственности нарушено конкретным лицом.

Вещно-правовые иски направлены непосредственно на защиту права собственности. Их цель — восстановление правомочий собственника относительно конкретного имущества. Применяются, если нарушено право на индивидуально-определенную вещь. Такие иски всегда внедоговорные.

Среди способов защиты права выделяют: вещно-правовые способы (абсолютная защита) и обязательственно-правовые способы (относительная защита в отношении конкретного нарушителя, используются при нарушении относительного права, то есть право собственности нарушено косвенно).

Виндикационный и негаторный иски

Определение 2

Виндикационный иск – это иск к незаконно владеющему несобственнику от невладеющего собственника об изъятии в натуре объекта права собственности, или вещи.

Такие иски предъявляется, когда истец с одной стороны сохраняет титул собственника, а с другой — лишен правомочий пользования, владения и распоряжения вещью.

Ответчик на имущество, которым владеет, никакого титула не имеет и является фактическим беститульным владельцем.

Понятие беститульного владения применяется к присвоенной находке, похищенной вещи, в отношении имущества, которое выбыло из обладания собственником вне его желания и помимо его воли.

Основания виндикационного иска:

  • нарушение правомочий собственника-истца по владению, пользованию и распоряжению имуществом, принадлежащим ему;
  • нахождение вещи собственника в фактическом владении у ответчика;
  • отсутствие у ответчика титула на истребуемую вещь.

Виндикационный иск включает две взаимосвязанные составляющие: абсолютная — о признании права собственности истца; относительная — об истребовании имущества в натуре. Виндикационное требование обладает общим сроком исковой давности, который рассчитывается с момента, когда собственнику стало известно о местонахождении (у какого конкретно лица) находится во владении отыскиваемое имущество.

Доказывание истцом права собственности происходит ссылкой на основания приобретения права собственности, предусмотренные законом. Недоказанность истцом права собственности ведут к отказу в удовлетворении виндикационного требования.

Ответчик при рассмотрении виндикационного иска должен занимать активную позицию, доказывая, что он — владелец спорного имущества.

Отсутствие доказательств у ответчика и доказанность истцом права собственности указывает на законность требований истца.

Расчеты при удовлетворении виндикационного иска расчеты являются частным проявлением расчетов при возврате имущества, связанного с неосновательным обогащением. Собственник имеет право требовать от ответчика возмещения доходов, которые были извлечены за время незаконного владения вещью.

Определение 3

Негаторный иск – это иск о защите права собственности через устранение нарушений, которые не связаны с лишением собственника права владения.

Суд при удовлетворении негаторного иска может возлагать на нарушителя обязанность по определенным действиям (их осуществлению или не осуществлению). Например, вывезти мусор с иерритории собственника, перестать складировать на земельном участке отходы производства. Исковая давность на негаторные требования не распространяется.

Критерием разграничения виндикационного и негаторного требований является установление факта нахождения (виндикационный иск) или не нахождения (негаторный иск) вещи в незаконном владении.

Вещно-правовые способы защиты права собственности

На имущество должника для обеспечения обращения взыскания или обеспечения иска может быть наложен арест, то есть запрет распоряжаться данным имуществом, на право пользования.

Арест имущества производит судебный пристав с составлением соответствующего акта об описи имущества, то есть наложении ареста. В последующем арестованное имущество переходит в собственность, на охрану или хранение третьих лиц.

В таком случае собственник предъявляет: иск об освобождении имущества от ареста, а также к фактическому владельцу — виндикационный иск.

Единственным доказательством права собственности на недвижимое имущество является запись в ЕГРП
.

Способы защиты права собственности на недвижимое имущество:

  1. Иск о признании права собственности. Он не направлен на изъятие имущества, на требования о признании прав собственности не распространяется исковая давность. Иск может быть удовлетворен, если предъявляется истцом-собственником, владеющим имуществом, к лицу-ответчику, не признающему права собственности истца.
  2. Иск о признании права или обременения отсутствующими. Применяется, когда права собственника недвижимости нарушены записью в ЕГРП, но при этом отсутствуют основания для применения других способов вещно-правовой защиты. Признать отсутствующим (несуществующим) зарегистрированное право собственности необходимо, если право собственности на один объект недвижимости по ошибке было зарегистрировано одновременно за истцом и другим субъектом, или право собственности на недвижимое имущество, зарегистрировано как на движимое.

Шпаргалка по гражданскому праву. Общая часть

Защита права собственности – совокупность предусмотренных законом приемов и способов, с помощью которых осуществляется защита нарушенного права собственности, направленных на восстановление и защиту имущественных интересов обладателей этих прав.

К способам защиты относятся два вида исков: вещ-но-правовые и обязательственно-правовые. Абсолютная защита, носящая вещно-правовой характер, вступает в действие, когда непосредственно нарушается право собственности. Защита обязательственно-правового характера применяется, когда между нарушителем и собственником отсутствуют договорные отношения.

Закон предусматривает два вещно-правовых способа защиты: виндикационное истребование имущества из чужого незаконного владения и не-гаторное устранение нарушений права собственности, не связанных с владением.

Для истребования своего имущества из чужого незаконного владения собственник может предъявить виндикационный иск – иск невладеющего собственника к лицу, незаконно владеющему его вещью, о возврате вещи и принесенных ею доходов.

Предметом виндикации могут быть только индивидуально-определенные вещи, так как виндикационный иск направлен на возвращение именно той вещи, которая была у истца.

При истребовании имущества из недобросовестного владения собственник вправе потребовать от лица, которое знало или должно было знать о незаконности своего владения (недобросовестного владельца), возмещения всех доходов, извлеченных этим лицом за все время владения вещью; недобросовестный владелец возвращает собственнику все доходы, полученные им от пользования вещью, начиная с того времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности своего владения либо когда получил повестку по иску собственника о возврате имущества.

Виндикационный иск не может быть предъявлен в случае уничтожения имущества. Добросовестный и недобросовестный владельцы вправе требовать от собственника имущества возмещения затрат, произведенных ими на имущество. При создании помех собственнику в пользовании и распоряжении своим имуществом он может подать негаторный иск.

Истец по негаторному иску – собственник имущества, ответчик – лицо, мешающее собственнику осуществлять свои правомочия в отношении собственности.

Негаторный иск не может быть предъявлен, если действия третьих лиц, мешающие собственнику пользоваться или распоряжаться своим имуществом, прекращены. В таком случае возможна подача иска о возмещении убытков, понесенных собственником вследствие правонарушения.

Читайте также:  О финансовых требованиях, связанных с незаконным переводом

Законом устанавливается защита прав не только собственника, но и титульного владельца, которому вещь на праве собственности не принадлежит.

Титульный владелец – лицо, хотя и не являющееся собственником имущества, но владеющее имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо на ином основании, предусмотренном законом или договором. Титульный владелец так же, как и собственник имущества, вправе истребовать вещь из чужого незаконного владения, а также вправе требовать устранения помех, мешающих ему пользоваться и распоряжаться имуществом.

Защита права собственности и других вещных прав

Категория: Гражданское право.

Способы защиты гражданских прав во многих случаях предопределены правовыми нормами, регулирующими конкретное правоотношение. Например, для защиты права собственности (иного вещного права) возможно воспользоваться иском о признании права собственности, виндикационным или негаторным иском. Гл. 20 ГК РФ посвящена одному из важнейших вещно-правовых способов защиты права собственности.

Важным вещно-правовым способом защиты права собственности и иного вещного права является иск о признании права собственности (права хозяйственного ведения, права оперативного управления и др.) на спорное имущество (ст. 12 ГК РФ). Ст.

301 ГК РФ сохраняет прежнее понимание виндикации как способа защиты права собственности. Это иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику об истребовании индивидуально — определенного имущества из его незаконного владения.

Истец по данному делу должен доказать, что имущество принадлежит ему на праве собственности.

Так, при рассмотрении одного из дел арбитражный суд указал на то, что поскольку истец не приобрел право собственности на спорное имущество, у него не имелось достаточных правовых оснований для истребования имущества у ответчика (п. 4 Обзора практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав).

Ответчиком по делу является незаконный владелец, у которого фактически находится вещь. Незаконное владение — это обладание имуществом без надлежащего правового основания либо по порочному основанию.

Незаконным следует, например, считать не только владельца, который самовольно присвоил имущество (похитил, присвоил находку, безнадзорный скот и т.д.), но и того, кто приобрел вещь у лица, не управомоченного распоряжаться ею. При этом не обязательно, чтобы действия незаконного владельца были виновными.

Достаточно, чтобы владение было объективно незаконным. Предметом виндикационного иска может быть только индивидуально — определенное имущество, причем имеющееся у незаконного владельца в натуре. Следовательно, если имущество уничтожено, собственник не вправе требовать его возврата.

Он может предъявить иск о возмещении убытков. На виндикационный иск распространяется общий срок исковой давности в три года (ст. 196 ГК РФ).

Текст ст. 302 ГК РФ ограничивает истребование собственником своего имущества из чужого незаконного владения. Введение таких ограничений связано с необходимостью обеспечить преимущественную защиту интересов другого участника торгового оборота — добросовестного приобретателя.

Законом охраняются только интересы добросовестного приобретателя. Последний должен доказать, что он не знал и не мог знать, что имущество приобретается у лица, которое не вправе его отчуждать, и считал, что законно получил имущество в свою собственность.

Наличие в действиях приобретателя умысла и даже грубой неосторожности исключает возможность защиты его интересов.

Если приобретатель добросовестный, то собственник вправе истребовать у него имущество только тогда, когда оно выбыло из владения собственника либо лица, которому оно было передано собственником во владение, помимо их воли (утеряно, похищено и т.п.).

Причем эти обстоятельства собственник должен доказать сам. Наличие в действиях собственника воли на передачу имущества другому лицу исключает возможность его истребования от добросовестного приобретателя.

Из этого правила законом сделано два исключения: а) если имущество приобретено добросовестным приобретателем у лица, которое не имело права его отчуждать, безвозмездно, собственник может истребовать его при любых обстоятельствах (даже если оно выбыло из владения собственника по его воле); б) деньги (ст. 140 ГК РФ) и ценные бумаги на предъявителя (гл. 7 ГК РФ) как наиболее оборотоспособные объекты гражданского права не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя ни при каких обстоятельствах.

В соответствии со ст. 303 ГК РФ, собственник вправе потребовать от недобросовестного владельца возврата имущества или возмещения всех доходов, которые он извлек или должен был извлечь за все время недобросовестного владения. Под доходами при этом следует понимать деньги, плоды, продукцию и иное имущество, которое он извлек в результате незаконного владения (ст. 136 ГК РФ).

Добросовестный владелец обязан вернуть только те доходы, которые он извлек или должен был извлечь с момента, когда узнал либо должен был узнать о незаконности владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества.

Как добросовестный, так и недобросовестный владелец может поставить перед собственником вопрос о возмещении произведенных ими затрат на имущество (содержание скота, регистрационные расходы и т.п.).

Добросовестный владелец вправе также решить с собственником судьбу произведенных улучшений имущества.

В отличие от ст. 301 ГК РФ, ст. 304 ГК РФ предоставляет собственнику защиту от действий, не связанных с лишением владения. Такой иск называется негаторным и направлен на защиту правомочий пользования и распоряжения имуществом.

Например, при рассмотрении конкретного дела было установлено, что помещение, принадлежащее обществу с ограниченной ответственностью на праве собственности, соприкасается с помещением, арендуемым акционерным обществом. Последнее установило металлическую дверь, которая на день рассмотрения спора была замурована и закрывала доступ в помещение истца.

Арбитражный суд в соответствии со ст. 304 ГК РФ иск удовлетворил, обязав ответчика устранить препятствие в пользовании нежилым помещением его собственником.

По-видимому, наибольшее распространение данный иск получит после введения в действие гл. 17 ГК РФ. В частности, негаторный иск станет основным способом защиты собственника от действий владельца сервитута (см. ст.

274, 277 ГК РФ) и т.д. Однако уже сейчас суды разрешают споры между собственниками индивидуальных жилых строений, расположенных на смежных земельных участках, об устранении препятствий в пользовании земельным участком.

Значение и смысл ст. 305 ГК РФ заключается в том, что она предоставляет вещно-правовые способы защиты, предусматриваемые гл. 20 ГК РФ, всякому законному (титульному) владельцу имущества. К последним относятся как обладатели вещных прав (хозяйственного ведения, оперативного управления и др.

), так и лица, владеющие имуществом по основаниям, предусмотренным законом (например, п. 3 ст. 1020 ГК РФ) или договором (арендаторы, хранители и др.). Речь в данном случае идет о вещно-правовой защите. Следовательно, иск может быть предъявлен по поводу индивидуально — определенного имущества, имеющегося в натуре.

Причем иск возможен против любого лица, нарушающего владение (ст. 216 ГК РФ), включая собственника имущества.

Значение статьи особенно велико для юридических лиц, поскольку, например, она позволяет учреждениям защищать свои права на имущество с помощью виндикационного и негаторного исков, подаваемых в том числе против собственника имущества.

До получения права собственности в силу приобретательной давности лицо, владеющее таким имуществом, имеет право на защиту владения против третьих лиц, не являющихся собственниками, а также не имеющих права владеть имуществом в силу иного предусмотренного законом или договором основания (ст. 234 ГК РФ).

В случае принятия РФ закона, прекращающего право собственности, убытки, причиненные собственнику в результате принятия этого акта, в том числе стоимость имущества, возмещаются государством. Споры о возмещении убытков разрешаются судом (ст. 306 ГК РФ). Отличительной особенностью ответственности государства по ст.

306 ГК РФ является то, что она наступает в результате совершения законных действий с его стороны. Этим ответственность по ст. 306 ГК РФ существенно отличается от ответственности РФ за незаконные действия государственных органов или должностных лиц, предусмотренные ст. 16, 1069, 1070 ГК РФ и др.

Важно подчеркнуть также, что право собственности может быть прекращено только федеральным законом, а не законом субъекта РФ.

В случае предъявления собственником иска о возмещении ему убытков по основаниям, предусмотренным ст. 306 ГК РФ, ответчиком по такому делу должна признаваться Российская Федерация в целом в лице соответствующего финансового или иного управомоченного органа (например, федерального казначейства).

При этом Федеральное Собрание РФ, прежде чем принять соответствующий закон, должно, по-видимому, заранее определить примерное количество собственников, которые могут обратиться с иском, общий размер компенсации и утвердить расходы на возмещение им убытков отдельной строкой в государственном бюджете на предстоящий год.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в истории человечества не было и не будет более эффективно­го способа защиты прав, чем судебный.

Это обусловлено самой процедурой рассмотрения и разрешения судебных дел, которая характеризуется определенной совокупностью правил судопроиз­водства, обязательных для всех его участников.

В развитых и де­мократических правовых системах она обеспечивает максималь­ную доступность судебной защиты, равную возможность субъектов спорных отношений отстаивать свои права перед независимым и беспристрастным судом, решения которого могут принудительно исполняться на всей территории того или иного государства.

Гражданское судопроизводство — это процессуальная форма правосудия по гражданским делам и средство осуществления су­дебной власти, единственным носителем которой является суд.

Без суда, как главного субъекта процессуальной деятельности, без осу­ществления им властных полномочий невозможно само возникно­вение и развитие гражданских процессуальных правоотношений.

Однако и суд обязан действовать не произвольно, а в строгом со­ответствии с установленной процедурой рассмотрения и разреше­ния дел, являющейся важной гарантией реализации права на су­дебную защиту.

Закрепленная в законе процессуальная форма существенно ограничивает возможность вмешательства кого-либо в судебную деятельность, тем самым не только способствуя более эффективной защите прав заинтересованных в ней субъектов су­допроизводства, но и ограждая самих судей от воздействия на них. 

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *