Дело врачей: суд призвал работодателя к гуманности

Что происходит с делом Марины Сармосян, добьется ли реабилитации психиатр Александр Шишлов и что случилось с гематологом Еленой Мисюриной? В России в 2019 году следователи возбудили 2,1 тысячи уголовных дел в отношении медиков, 332 из них были направлены в суд. «Правмир» рассказывает подробности самых громких «дел врачей» последних лет.

Уголовное дело по поводу смерти недоношенного младенца в роддоме Калининградской области №4 возбудили в ноябре 2018 года. Реаниматолога-анестезиолога перинатального центра Элину Сушкевич и и.о.

главврача роддома №4 Елену Белую обвиняют в убийстве недоношенного младенца (ч. 2 ст.

105 УК — «Убийство малолетнего, заведомо находящегося в беспомощном состоянии, группой лиц по предварительному сговору»), рожденного осенью 2018 года.

По данным следствия, неонатолог по указанию главврача ввела новорожденному смертельную дозу сульфата магния.

Погибший ребенок родился раньше срока — на 23-й неделе, его вес составил 700 граммов. Мать младенца не наблюдалась у врачей, а ее предыдущие беременности заканчивались выкидышами.

Дело врачей: суд призвал работодателя к гуманности

Элина Сушкевич на работе

Следствие считает, что врачи сговорились убить ребенка для экономии дорогостоящего препарата и сохранения хорошей статистики. Елене Белой также вменяют превышение должностных полномочий.

16 ноября 2018 года Центральный районный суд Калининграда заключил Елену Белую под стражу, через неделю меру пресечения ей сменили на домашний арест.

Элина Сушкевич была задержана 28 июня 2019 года, суд направил ее под домашний арест.

Следствие по делу было завершено в апреле 2020 года. Адвокаты врачей настаивали на возвращении дела в прокуратуру, поскольку в нем присутствуют противоречия, однако Калининградский областной суд отклонил ходатайство.

В мае 2020 года уголовное дело передали присяжным, об этом просила защита.

В Российском обществе неонатологов заявили, что выводы экспертизы по делу врача Элины Сушкевич не соответствуют научным данным. Также недоумение относительно экспертизы высказали зарубежные врачи-неонатологи, по их мнению, шансов выжить у ребенка не было.

В июне президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль призвал провести новую экспертизу по делу калининградских врачей, а следователей, которые вели дело, уволить. Он также обратился к президенту РФ Владимиру Путину с просьбой обратить внимание на резонансное дело калининградских врачей.

  • В начале июля этого года глава СК Александр Бастрыкин заявил, что сомнений в объективности экспертиз нет.
  • Первое судебное заседание по делу было назначено на 2 июня, однако дважды переносилось.
  • По словам адвоката защиты Камиля Бабасова, обвинение настаивало на проведении закрытого заседания, но суд не поддержал ходатайство.
  • Следующее заседание должно состояться 23 июля.

Главврач роддома Марина Сармосян

8 декабря 2019 года в Москве арестовали бывшего главврача роддома № 27 Марину Сармосян, ее обвинили в халатности, повлекшей тяжкий вред здоровью, а также смерть человека.

В отношении Сармосян возбуждено уголовное дело по статьям 293 («Халатность») и 238 («Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности») УК РФ. Основанием для дела стали заявления четырех потерпевших, которым было отказано в проведении кесарева сечения, в результате новорожденные дети получили травмы при родах.

Сармосян отправили в СИЗО, а спустя 10 дней ей сменили меру пресечения на домашний арест.

Дело врачей: суд призвал работодателя к гуманности

Марина Сармосян otzyvy-o-roddomah.ru

Адвокат обвиняемой Анна Сунгурова заявила, что в деле нет никаких доказательств, кроме слов потерпевших, несогласных с лечением. Она также отметила, что защитой было предоставлено заключение Росздравнадзора о том, что между действиями врачей и состоянием здоровья детей не было причинно-следственной связи.

Сармосян уволили с поста главного врача родильного дома им. Спасокукоцкого 6 декабря 2019 года, вместе с ней уволили заведующих всех отделений. В Депздраве Москвы объяснили увольнения многочисленными жалобами рожениц, при этом подчеркнули, что увольнение и арест заведующей никак не связаны.

Леонид Рошаль назвал увольнение и арест Сармосян «вопиющим случаем» и «чрезвычайной ситуацией».

В защиту бывшего главврача были созданы две петиции, одна из которых набрала более 16 тысяч подписей, вторая — более 8,5 тысяч.

В начале июня 2020 года Марина Сармосян обратилась в Преображенский районный суд Москвы с иском «о восстановлении на работе в связи с увольнением по инициативе работодателя». Заседание было перенесено два раза в связи с «истребованием доказательств». Ожидается, что суд рассмотрит иск 28 июля. 

Сармосян продолжает оставаться под следствием.

Гематолог Елена Мисюрина

В январе 2018 года врач-гематолог московской ГКБ № 52 Елена Мисюрина была приговорена к 2 годам колонии общего режима. Ее признали виновной по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших смерть».

Врач сделала пациенту с раком предстательной железы и сахарным диабетом трепанобиопсию в июле 2013 года. Медицинская манипуляция была проведена для уточнения диагноза и определения тактики лечения. Через несколько дней после этого больной скончался.

В январе 2015 года в отношении Мисюриной возбудили уголовное дело. По версии следствия, врач «нарушила методику, тактику и технику выполнения указанной манипуляции». Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, причиной смерти стало неверно проведенное диагностическое исследование.

Дело врачей: суд призвал работодателя к гуманности

Елена Мисюрина в зале суда. Ефим Эрихман

  1. Гособвинитель просил назначить Мисюриной наказание в виде трех лет лишения свободы условно, однако судья приговорил медика к двум годам реального срока.
  2. Мисюрину поддержало все врачебное сообщество, Леонид Рошаль назвал приговор «беспределом».
  3. В итоге прокуратура попросила отменить приговор и вернуть дело прокурору по причине «нарушений, допущенных в ходе следствия». 
  4. В феврале 2018 года Мосгорсуд отменил меру пресечения, Елену Мисюрину освободили в зале суда.
  5. 16 апреля 2018 года Московский городской суд отменил приговор врачу.

На настоящий момент Елена Мисюрина является главой гематологического отделения ГКБ №52 г. Москвы.

Хирурги Максим Кудыкин и Андрей Васягин

В сентябре 2019 года Нижегородский районный суд арестовал двух врачей, их обвинили в мошенничестве с использованием служебного положения. Два месяца медики провели в СИЗО, после чего по ходатайству прокуратуры их отправили под домашний арест.

По данным следствия, главврач Балахнинской ЦРБ Максим Кудыкин и хирург скорой помощи Дзержинска Андрей Васягин вынудили пациента приобрести оборудование, которое было необходимо для операции, однако в действительности оно финансировалось за счет средств Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС).

По версии следствия, три года назад они предложили пациенту БСМП Дзержинска приобрести медицинское оборудование для выполнения операции по стентированию сосудов для спасения ноги. Стоимость составила 120 тысяч рублей. Мужчина согласился, но позднее написал на медиков жалобу. 

Дело врачей: суд призвал работодателя к гуманности

Хирурги Андрей Васягин (слева) и Максим Кудыкин

Следователи выявили девять случаев мошенничества. По предварительным данным, ущерб составил более 1,1 млн рублей.

Медики написали в свою защиту открытое письмо, в котором объяснили, что проводимые ими операции с артериями ног в бесплатный перечень обязательного медицинского страхования не входят.

По их словам, расходники пациентам надо оплачивать из своего кармана, так как за государственный счет ногу можно только ампутировать.

В начале апреля 2020 года медиков освободили из-под домашнего ареста, меру пресечения им изменили на подписку о невыезде и надлежащем поведении. Им разрешили вернуться к медицинской деятельности.

Сейчас Максим Кудыкин является главным врачом медицинского центра «Медэксперт» города Владимира, где также ведет прием как флеболог и сосудистый хирург.

Гематолог Денис Ярыгин

В августе 2018 года врачу кировского НИИ гематологии Денису Ярыгину предъявили обвинение в «оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших по неосторожности смерть человека» (ст. 238 часть 2 УК РФ), подразумевающее наказание до шести лет лишения свободы.

В мае 2017 года отдел СК РФ по Ленинскому району города Кирова возбудил уголовное дело по заявлению родственников пациента Евгения С.

70-летний мужчина поступил в Кировский НИИ гематологии и переливания крови ФМБА России в декабре 2016 года с диагнозом «хронический лимфолейкоз в последней стадии». Врачебная комиссия, в соответствии с принятыми в РФ стандартами лечения этого заболевания, назначила пациенту химиотерапию. 

В феврале 2017 года, прервав курс терапии, пациент уехал на консультацию в Израиль. В том же месяце вернулся и продолжил лечение. В марте опять уехал в Израиль, где и скончался. Дочери больного считают, что лечащий врач гематолог Денис Ярыгин неправильно назначил лечение и виноват в смерти отца.

Дело врачей: суд призвал работодателя к гуманности

Гематолог Денис Ярыгин

  • Сначала Денис Ярыгин проходил по делу свидетелем, впоследствии стал обвиняемым, с него взяли подписку о невыезде.
  • Эксперты заявляли, что дело нуждается в дополнительном расследовании.
  • Первая судебно-медицинская экспертиза, проведенная учреждением Минздрава России, не выявила причинно-следственной связи между действиями врача и смертью пациента.
  • Родственники скончавшегося настояли на назначении второй экспертизы, которая была проведена в Государственном центре судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны, согласно ее результатам, причина смерти пациента — лечение.
  • В декабре 2019 года суд удовлетворил ходатайство защиты о проведении третьей экспертизы, которая пройдет в московском Центре СМЭ.
  • Врач не признал своей вины и заявил, что «действовал по протоколам, а терапию выбирал консилиум врачей».

Уголовное дело в отношении доктора возбуждено в мае 2017 года. С декабря 2018 года идет суд.

Врач работает в Кировском НИИ гематологии и переливания крови Федерального медико-биологического агентства России.

«Земский доктор» Марина Черемисина

В 2017 году сотрудники ФСБ возбудили уголовное дело в отношении терапевта Марины Черемисиной. Ей вменялось два эпизода по части 3 статьи 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения в крупном размере»).

Читайте также:  ВС разберется с нелегкой долей торговых сетей?

Врач приехала в Калининградскую область по программе «Земский доктор» из Омска в 2013 году.

По версии следствия, Марина Черемисина вместо сельской местности некоторое время работала в районном центре и этим нарушила условия программы «Земский доктор».

При этом по программе она получила около миллиона рублей (деньги врач вложила в квартиру). Также обвинение посчитало, что она незаконно получила зарплату в размере 790 тысяч рублей за время работы в районном центре.

Дело врачей: суд призвал работодателя к гуманности

Терапевт Марина Черемисина. medrussia.org

По условиям программы Черемисина должна была работать в поселке Долгоруково, но по указанию главврача принимала пациентов в ЦРБ Багратионовска, поскольку там остро не хватало терапевтов.

В июне 2019 года Черемисина записала видеообращение к президенту РФ Владимиру Путину. В июле прокурор Калининградской области Сергей Хлопушин назвал уголовное дело в отношении земского доктора «ошибкой». Багратионовский районный суд вернул в региональную прокуратуру уголовное дело, поскольку обвинительное заключение не соответствовало нормам УПК РФ.

В ноябре 2019 года ФСБ прекратила уголовное дело из-за отсутствия в деянии состава преступления. Следствие признало за Черемисиной право на реабилитацию.

Психиатр Александр Шишлов

В июне 2019 года психиатра Александра Шишлова из Астрахани осудили на два года колонии-поселения за халатность после того, как его бывший пациент совершил преступление.

В 2017 году врач, работавший в областной клинической психиатрической больнице (ОПКБ), рекомендовал перевести из психиатрического стационара на амбулаторное лечение под наблюдение участкового врача одного из пациентов. В июле тот вышел из лечебного заведения, а в сентябре напал на своих родственников и убил 1,5-годовалую дочь племянницы, после чего, во время задержания, его застрелили.

По мнению следствия, связь между поступком пациента и решением лечащего врача о выписке была явной. Суд признал врача виновным.

Дело врачей: суд призвал работодателя к гуманности

Психиатр Александр Шишлов. Максим Коротченко / rg.ru

  1. За медика вступились сотни представителей медсообщества.
  2. В марте 2020 года четвертый кассационный суд отменил приговор и отправил на пересмотр уголовное дело психиатра.
  3. Врач вернулся в Астрахань из Калмыкии, где он провел в колонии пять месяцев.

В конце мая 2020 года Астраханский облсуд вынес новый приговор по делу Шишлова. Медик признан виновным не по части 2-й ст. 293 УК РФ («Халатность»), а по части 1-й той же статьи. Переквалифицирование дела повлияло и на наказание. Александра Шишлова приговорили к году исправительных работ, но за истечением срока давности дела было отменено и это решение.

Врач намерен обжаловать приговор и добиваться реабилитации.

Как одна больница не вылечила ребенка и ее засудили

Источник: Определение ВС № 74-КГ17-5 от 06.06.17
????????????????????????????????????????????✔

Дело было в Якутии. Новорожденную девочку госпитализировали в центральную районную больницу.

Ребенка с мамой поместили в инфекционное отделение: прописали антибиотик, делали капельницы. Стандартная схема, обычные лекарства, строгий режим — в общем, лечили и вроде бы вылечили.

Девочке стало лучше, и через неделю ее выписали с рекомендациями. Сказали, здорова.

Прошло два дня, и ребенку опять стало плохо. Мама решила не рисковать и в ту же больницу не поехала. Она сама повезла ребенка в областной центр, где их снова положили в больницу. Пришлось лечиться еще неделю, и в этот раз помогло.

Девочка выздоровела, а мама пошла в суд за компенсацией.

Любой человек может потребовать компенсацию, если ему причинили ущерб. Мама посчитала, что в первой больнице ей оказали медицинские услуги ненадлежащего качества. Из-за этого пришлось потратиться на поездку в другой город, а жизни ребенка угрожала опасность. В суде она потребовала, чтобы больница возместила расходы на поездку — 30 тысяч рублей. Моральный ущерб оценила в 500 тысяч.

Больнице присудили оплатить расходы на поездку, а еще штраф и госпошлину. Но больница с этим не согласилась и решила обжаловать.

Дальше была апелляция и больнице повезло. Республиканский суд отменил решение районного. Сказал, что мама должна доказать, что ее ребенка плохо лечили. А она не доказала, значит, компенсация не положена. Не помогла даже экспертиза от страховой компании, которая установила, что девочку лечили не по инструкции.

Но апелляция решила это не учитывать — в компенсации отказали. Дело дошло до Верховного суда.

Вот какая логика должна быть на самом деле. Это касается абсолютно всех: взрослых, детей, кто лечится по полису, платно и даже сам.

Отношения между медицинскими учреждениями и пациентами регулирует закон о защите прав потребителей. Когда человек приходит в больницу, он потребитель. Как если бы он пришел в парикмахерскую или отдал машину в автосервис.

По закону исполнитель должен предоставить потребителю достоверную информацию о медицинской услуге. Мама не врач, она не может понять, правильно лечат ее ребенка или нет, нужно назначать анализы или и так всё понятно. Только доктор знает стандарты и схемы лечения при конкретных симптомах и жалобах.

Больница оказала некачественную услугу и нанесла вред маме и ребенку. Доказать, что всё сделала правильно, больница не смогла. По закону она должна возместить ущерб.

Дело отправили на пересмотр. Результат уже известен: решение первой инстанции оставили в силе. Теперь больница должна выплатить маме 30 тысяч рублей за поездку, 100 тысяч за моральный вред и еще 65 тысяч штрафа. Итого почти 200 тысяч рублей.

Так можно с любыми медицинскими учреждениями: поликлиниками, больницами, диспансерами и частными центрами. Неважно, лечитесь вы по полису или пришли на платный прием. Вы потребитель и имеете право на качественную медицинскую услугу и достоверную информацию.

Не занимайтесь самолечением. Если вы сами назначили себе лекарства или поздно вызвали доктора ребенку, компенсации тоже не будет. Даже если потом вы всё-таки попали в больницу.

Храните документы. Иногда мамы забирают детей без выписки. Взрослые тем более не ждут документов: это долго, да и зачем. Выздоровел — и пошел. Без документов о диагнозе, схемы лечения и обследований выиграть суд будет сложно.

Знайте свои права. Разберитесь, какие льготы вам положены. Узнайте, нужно ли по закону платить за операцию и реабилитацию. Если вам не дают нужных направлений, не делают анализов или обследований с учетом диагноза, идите в суд за компенсацией.

Звоните в страховую. Если вы лечитесь по полису ОМС, это не значит, что больница работает бесплатно. За каждый день стационара и даже обычную консультацию она получит деньги от страховой компании. Если что-то идет не так, звоните в страховую: они накажут медучреждение и проведут экспертизу для суда.

10 примеров с необычными увольнениями и судебные решения

Рассмотрим несколько нестандартных причин для увольнений и обстоятельства, из-за которых работники не имели возможности выйти на рабочие места:

1. В квартире произошла авария

Сотрудник не вышел на работу из-запрорыва магистралей горячего водоснабжения, в результате которого в его квартире произошла авария. Работодатель расценил его отсутствие как прогул и уволил за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей (пп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ). Он выпустил приказ, в котором в качестве доказательств прогула были приведены:

  • акт об отсутствии работника на рабочем месте с 08.00 до 16.18 часов;
  • докладная записка начальника отдела кадров;
  • уведомление «О необходимости предоставить письменные объяснения»;
  • объяснительная работника;
  • копия протокола заседания кадровой комиссии.

Уволенный сотрудник обратился в суд с целью восстановиться на работе. Из служебной записки одного из работников выяснилось, что уволенный сотрудник в день аварии известил её о невозможности выхода на работу в 8.20.

В объяснительной сотрудник указал причину отсутствия на рабочем месте — коммунальная авария в квартире.

Решение суда

Первая инстанция согласилась с увольнением. Были рассмотрены представленные письменные доказательства, а также показания свидетелей: председателя и сантехника ТСЖ, матери истца. Оказалось, что авария в квартире была устранена с 12.00 до 13.00 часов.

Суд исходил из того, что у истца не имелось оснований для невыхода на работу после устранения аварии. Поэтому отсутствие на рабочем месте было расценено как прогул.

Учитывались и другие причины: уволенный работник не поставил в известность о причине своего отсутствия непосредственного руководителя, а также не принял меры для урегулирования проблемы — например, мог попросить предоставить отпуск без сохранения заработной платы.

Но суд апелляционной инстанции поддержал работника. Он указал, что:

  • сотрудник отсутствовал на работе после 13.00 и до 16.18 часов менее 4-х часов, что прогулом, согласно ТК РФ, не является;
  • факт того, что сотрудник не сообщил о неявке непосредственному руководителю и не принял мер для согласования ситуации, дисциплинарным проступком не является.

Суд пришел к выводу, что увольнение не имело законного основания, в результате чего работнику был причинен моральный вред. В его пользу была взыскана компенсация морального вреда — 5 000 руб.

2. Сотрудник пошел с ребенком к врачу

Работодатель был предупрежден о том, что сотрудник не сможет выйти на работу. Он ссылался на уважительную причину — болезнь ребенка и необходимость посещения поликлиники. Тем не менее с работы его уволили за прогул, так как никаких подтверждающих документов, объясняющих отсутствие на работе, он не предоставил.

Решение суда

Суд поддержал мнение уволенного сотрудника. Уход за заболевшим ребенком был расценен как уважительная причина, даже несмотря на то, что больничный работнику не был оформлен.

Признав увольнение незаконным, суд также счел необходимым взыскать в пользу истца компенсацию морального вреда — 3 000 руб.

3. У работника сломался автомобиль

Сотрудник в соответствии с графиком работы водителей должен был выйти на смену, но в указанное время на рабочем месте не появился. Оказалось, что в выходной день он выехал за город, а на обратном пути автомобиль сломался.

При этом сотрудник предупредил о ситуации диспетчера автобазы. Позже он представил начальнику письменную объяснительную, в которой объяснил причины отсутствия.

Сотрудника уволили за однократное нарушение трудовых обязанностей — прогул (пп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ).

Решение суда

Суд встал на сторону работодателя, посчитав, что истец имел реальную возможность вернуться в город на автобусе или вызвать такси. Но он этого не сделал.

Более того, прибыв в город в первой половине дня, сотрудник не вышел на работу до окончания своей смены и не поставил в известность о разрешении ситуации своего работодателя.

4. Сотрудник написал заявление на увольнение, не указав даты

В заявлении об увольнении, поданном работодателю, не оказалось ни даты составления документа, ни даты увольнения. В иске сотрудник объяснил это тем, что изначально не намерен был увольняться, а заявление писал под давлением.

Начальник, перед тем как отдать заявление кадровикам, сам отсчитал две недели до начала месяца.

Работник обратился в суд.

Решение суда

Суд поддержал работника и указал на важные детали:

  • стороны не достигли соглашения о расторжении трудового договора по инициативе работника;
  • нет доказательств согласования с истцом даты увольнения;
  • при увольнении по собственному желанию работодатель не убедился в волеизъявлении работника;
  • Трудовой кодекс не предусматривает самостоятельное определение работодателем даты увольнения работника по собственному желанию без согласования с работником;
  • обращение в суд с иском о признании увольнения незаконным как раз является доказательством отсутствия добровольного волеизъявления.

Удобный учет сотрудников, расчет зарплаты, больничных, отпускных, налоги и взносы, расчет дивидендов.

Читайте также:  Работник уволен, восстановлен, но к работе не приступил

Узнать больше

5. Сотрудник ушел с работы раньше в день рождения

В один из дней сотрудник отсутствовал на рабочем месте более 4-х часов подряд. Но это отсутствие было согласовано с непосредственным руководителем ввиду сложившейся в компании практики о досрочном завершении рабочего дня в день рождения.

Работодатель посчитал, что это является причиной для издания приказа об увольнении по пп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Был составлен акт о проведении служебного расследования по факту совершения дисциплинарного проступка.

Решение суда

Пока даже суд не пришел к однозначному мнению по этому спору. Так, в частности, первая инстанция поддержала экс-сотрудника и отменила увольнение. Но апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам это решение было отменено.

Суду требовалось выяснить:

  • что послужило причиной ухода с работы раньше установленного правилами внутреннего трудового распорядка;
  • был ли извещен непосредственный руководитель о необходимости ухода и по каким причинам;
  • был ли вызван ранний уход с работы уважительными причинами.

Для решения вопроса о законности увольнения за прогул суду апелляционной инстанции следовало установить:

  • учитывались ли работодателем при наложении дисциплинарного взыскания в виде увольнения тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен;
  • предшествующее поведение работника;
  • его отношение к труду.

В итоге было решено направить дело на новое апелляционное рассмотрение.

6. Сотрудник отозвал заявление по электронной почте в последний рабочий день в 17.24

Сотрудник сначала написал заявление на увольнение, но позже, обдумав ситуацию, решил его отозвать. Он подходил к руководству, но у него отказывались принимать заявление. Поэтому он решил отправить отзыв на электронную почту компании и уведомить об этом руководство с помощью смс-сообщения.

Работодатель посчитал, что сотрудник злоупотребил правом, отозвав заявление в последний рабочий день в 17.24 по электронной почте.

Решение суда

Суд восстановил работника. Согласно ч. 4 ст. 80 ТК РФ, до истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право отозвать свое заявление в любое время.

Трудовой кодекс не содержит ограничений для отзыва работником его заявления об увольнении путем почтового, телеграфного отправления, направления заявления по электронной почте.

Суд не посчитал доводы работодателя весомыми, а именно доводы о том, что:

  • заявление об отзыве заявления не содержало подписи;
  • в электронном документе отсутствуют данные, позволяющие идентифицировать отправителя.

Работодатель должен учесть заявление и в случае сомнений выяснить волю сотрудника. А это сделано не было.

7. Снегопад помешал работнику выехать из деревни на работу

Сотрудник уехал на выходные за город на личном автомобиле, но не смог в рабочий день вернуться, так как обрушился снегопад и дороги были занесены.

О своем отсутствии работник поставил в известность непосредственного начальника отдела. Коммунальной службе удалось расчистить улицу в деревне в рабочий день в промежуток с 16.00 до 17.00.

Работодатель уволил сотрудника за прогул.

Решение суда

В данном случае решение судов было неоднозначным. Так, например, первая и апелляционная инстанции признали увольнение законным, посчитав, что сотрудник должен быть более осмотрительным и принимать меры, чтобы заранее возвращаться в город в случае непогоды.

Но Верховный суд внимательнее рассмотрел детали. Он обратил внимание на то, что сотрудник предпринимал попытки выехать в город, а потому вызвал трактор для очистки дороги.

В итоге Верховный суд отправил дело на новое рассмотрение.

8. Работник узнал о сокращении на месяц позже остальных

Сотрудника поставили в известность о сокращении штата почти на месяц позже, чем остальной персонал. Работодатель объяснил это тем, что ждал его возвращения из отпуска. К моменту уведомления о текущей ситуации вакантных должностей в компании не осталось.

Выяснилось, что по сокращению штата был уволен только один работник без оценки преимущественного права на оставление на работе. Остальной персонал перевели на другие места.

Уволенный решил отстаивать свои права в суде.

Решение суда

Первая инстанция не увидела каких-либо нарушений, но апелляция согласилась с работником — работодатель не учел его преимущественного права на оставление на работе. Такое мнение поддержала и кассация.

Суд уточнил еще одну важную деталь: «соблюдение трудовых прав истца и установленных трудовым законодательством гарантий не могло быть поставлено в зависимость от нахождения работника в очередном оплачиваемом отпуске и ухудшать его положение по сравнению с другими работниками, которые в очередном оплачиваемом отпуске не находились».

9. Работнику не сообщили об отказе дать отпуск за свой счет

Работник написал заявление с просьбой предоставить два дня отпуска без сохранения зарплаты в связи с похоронами. Директор дал устное согласие. Сотрудник передал на регистрацию документоведу заявление, но отпуск так и не оформили документально.

Когда сотрудник не вышел на работу, его уволили за прогул.

Решение суда

Первая и вторая инстанции обратили внимание на то, что соглашение о предоставлении отпуска достигнуто не было. На основании этого они посчитали увольнение законным.

Но Верховный суд выразил другое мнение. Он указал на то, что документовед зарегистрировал и подшил в папку входящих документов заявление работника. При этом при уходе в отпуск работники никогда не ждали издания приказа. По сложившейся практике достаточно было получить согласие гендира.

Кроме того, работодатель должен был уведомить сотрудника об отказе предоставить дни отдыха. У него было на это достаточно времени, так как сотрудник заранее подал заявление.

10. Сотрудник отправил рабочие документы на личную почту, чтобы поработать дома

Сотрудник (директор департамента по договорно-правовой работе) решил поработать с рабочими файлами дома и переслал их на свою электронную почту. Работодатель расценил этот поступок как разглашение коммерческой тайны и уволил его.

Оказалось, что файлы действительно содержали конфиденциальные сведения, которые работник не имел права передавать третьим лицам. И он об этом знал.

Решение суда

Суд признал увольнение законным. Служебная проверка показала, что сотрудник систематически направлял с корпоративного адреса на свой личный адрес:

  • служебные и локальные нормативные документы, относящиеся к служебной (конфиденциальной) информации;
  • персональные данные сотрудников.

Отправляя документы на стороннее хранилище, сотрудник тем самым создал риски для того, чтобы конфиденциальная информация вышла из-под контроля работодателя.

Суд назначил компенсацию морального вреда за смерть пациентки из-за неправильного лечения COVID-19

Шатурский городской суд Московской области изготовил мотивированное решение от 19 августа (есть у «АГ») по делу о взыскании компенсации морального вреда с подмосковных больницы и станции скорой помощи за смерть пациентки в результате неправильного лечения COVID-19.

Врачи не смогли вовремя диагностировать коронавирусную инфекцию

10 мая 2020 г. пожилая жительница Подмосковья Анна Самохвалова вызвала врача на дом в связи с высокой температурой. Прибывший врач порекомендовала пенсионерке лишь прием лекарств «Арбидол» и «Ибуклин».

При этом медик не предложила женщине сдать анализ на коронавирус и провести компьютерную томографию, хотя та находилась в группе риска. Спустя три дня у Анны Самохваловой вновь поднялась температура свыше 40 °С, ей вызвали «скорую помощь».

Врач сделал укол, послушал дыхание пациентки и сказал, что легкие чистые, а также сообщил, что на следующий день к ней придет медработник для сдачи анализа на коронавирус. Тогда же женщине был поставлен диагноз – легкое течение ОРВИ.

На следующий день Анне Самохваловой вновь стало плохо, по приезде родственников она едва дышала. «Скорая» отвезла женщину в Шатурскую центральную районную больницу, где врач отказался принимать ее для лечения со ссылкой на отсутствие снимка компьютерной томографии и свободного аппарата ИВЛ.

Позже в приемном покое больной сделали рентгенограмму, которая показала полное поражение легких. В итоге Анна Самохвалова скончалась в приемном отделении, не получив никакой медицинской помощи.

Согласно справке о смерти, ее причиной стали дыхательная недостаточность, вирусная пневмония, коронавирусная инфекция и гипертрофическая кардиомиопатия.

Сын покойной Павел Самохвалов обратился в Шатурскую городскую прокуратуру с требованием провести проверку относительно бездействия медиков в отношении лечения его матери.

По результатам проверки прокуратура сделала вывод, что медицинский персонал Московской областной станции скорой медицинской помощи и Шатурской ЦРБ не принял необходимые меры по госпитализации Анны Самохваловой, не провел в отношении нее никакого лечения и не выписал ни одного рецепта, что привело к ее смерти.

Прокуратура сочла, что медики нарушили требования Минздрава России от 19 марта 2020 г.

№ 198н «О временном порядке организации работы медицинских организаций в целях реализации мер по профилактике и снижению рисков распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19», согласно которому относящиеся к группе риска пациенты с признаками ОРВИ подлежат госпитализации. В связи с этим прокуратура вынесла представление главному врачу Шатурской ЦРБ об устранении нарушений законодательства по охране здоровья граждан, материал проверки был направлен в соответствующий следственный орган для принятия решения.

При этом врачебная комиссия Юго-Восточного филиала Московской областной станции скорой медицинской помощи по итогам проверки сочла, что при первом вызове бригады «скорой помощи» оснований для экстренной госпитализации пациентки не имелось.

Во время второго вызова «скорой», по мнению комиссии, Анна Самохвалова была незамедлительно эвакуирована в больницу, при этом был выявлен дефект в оказании медпомощи – не была проведена катетеризация вены ввиду объективных причин. Из объяснительной фельдшера Т.

следовало, что инфузионная терапия не проводилась из-за спавшихся вен.

Суд посчитал, что медики должны нести ответственность

Впоследствии Павел Самохвалов обратился с иском к медицинским учреждениям, потребовав взыскать с них в солидарном порядке компенсацию морального вреда в размере 2 млн руб.

В заключении прокурора на иск указывалось, что требования следует удовлетворить частично, поскольку, согласно заключению эксперта, причиной смерти матери истца стало заболевание коронавирусной инфекцией, а между заболеванием и наступлением смерти Анны Самохваловой имелась прямая причинно-следственная связь. В документе также отмечалось, что врачи не нанесли ущерб здоровью женщины, но результаты экспертизы выявили ряд дефектов, в том числе недостатки диагностики и лечения.

В ходе судебного разбирательства была назначена судебно-медицинская экспертиза в Бюро СМЭ Министерства здравоохранения Московской области с целью установления фактов нарушения качества оказания медицинских услуг Анне Самохваловой, а также наличия причинно-следственной связи между ее смертью и действиями или бездействием медиков. Результаты исследования выявили ряд дефектов в оказании медпомощи пациентке персоналом «скорой» и больницы.

Шатурский городской суд Московской области счел, что, согласно предоставленным медицинским документам, госпитализация Анны Самохваловой была показана только 14 мая 2020 г.

, когда было установлено ее тяжелое состояние, тогда как 11 мая при посещении врачом на дому и 13 мая при вызове «скорой помощи» показаний для госпитализации не имелось.

Причиной смерти Анны Самохваловой стало осложнение коронавирусной инфекции – двухсторонняя пневмония, при этом коронавирусная инфекция имелась у пациентки до оказания ей медицинской помощи. Следовательно, указал суд, между имевшимся у женщины заболеванием и наступлением ее смерти имеется прямая причинно-следственная связь.

Читайте также:  Избрание и деятельность генерального директора: анализ судебной практики

«При рассмотрении оказания медицинской помощи Анне Самохваловой 11, 13 и 14 мая 2020 г. выявлены дефекты оказания медицинской помощи, которые не вызвали у нее нового заболевания (состояния), то есть с судебно-медицинской точки зрения не состоят в прямой причинно-следственной связи с наступлением ее смерти.

Вместе с тем в данном случае юридическое значение может иметь и косвенная (опосредованная) причинная связь, если дефекты (недостатки) оказания медицинской помощи могли способствовать ухудшению состояния здоровья пациента и привести к неблагоприятному для него исходу, то есть к смерти», – подчеркивается в решении суда.

Шатурский городской суд добавил, что результаты экспертизы выявили ряд дефектов диагностики в отношении пациентки. Так, при первичном посещении 11 мая у больной из группы риска с признаками ОРЗ не взяли мазок для проведения ПЦР-теста.

Кроме того, имелись недостатки в тактике лечения: вначале был назначен «Циклоферон» и не был прописан жаропонижающий препарат, не имелось сведений о невозможности сотрудниками скорой помощи обеспечить 14 мая внутривенный доступ для проведения инфузионной терапии, вопрос о проведении внутрикостного доступа для такой терапии не рассматривался.

Как пояснил суд, правильная диагностика является основой для избрания нужной тактики и средств лечения, в связи с чем имелось безусловное наличие косвенной причинно-следственной связи между этим дефектом оказания медицинской помощи и ухудшением состояния здоровья Анны Самохваловой с последующей ее смертью.

Между бездействием фельдшера по проведению внутрикостного доступа с целью инфузионной терапии и смертью пациентки также имелась косвенная причинно-следственная связь.

Суд отметил, что ухудшение состояния здоровья человека вследствие ненадлежащего оказания ему медицинской помощи причиняет вред как самому пациенту, так и его родным, что является достаточным основанием для компенсации такого вреда.

В то же время при определении компенсации морального вреда суд учел имевшую место грубую неосторожность Анны Самохваловой, выразившуюся в непринятии мер к своевременному обращению за медицинской помощью. «С марта 2020 г.

в России, как и в большинстве стран мира, принимались масштабные меры по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции.

Средства массовой информации, органы государственной власти, местного самоуправления всеми доступными способами распространяли информацию о необходимости выполнять защитные мероприятия и при появлении первых признаков заболевания, информация о которых также распространялась, незамедлительно обращаться за медицинской помощью», – отмечается в решении.

Также было учтено, что ответчики являются бюджетными организациями и что смерть Анны Самохваловой наступила в период появления новой коронавирусной инфекции, когда средства и стандарты медицинских действий по лечению инфекции только разрабатывались, заболеваемость носила массовый характер, в связи с чем значительно возросла нагрузка, как физическая, так и эмоциональная, на медицинские учреждения и медицинский персонал.

Таким образом, суд вынес решение о частичном удовлетворении иска и взыскал с ответчиков в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 50 тыс. руб.

Эксперты оценили решение суда

В комментарии «АГ» адвокат АП г. Москвы Григорий Червонный, представлявший интересы истца в суде, оценил решение как прогрессивное.

«Тем не менее мизерный размер компенсации морального вреда мы будем обжаловать в вышестоящем суде.

Это первое судебное решение по дефектам лечения коронавирусной инфекции, в котором суд счел, что косвенной связи между дефектами оказания медпомощи достаточно для установления вины ответчиков», – отметил он.

Адвокат АП Челябинской области Елена Цыпина обратила внимание, что решение суда в целом соответствует текущей позиции ВС РФ по аналогичным делам и является одним из примеров формирующейся судебной практики. Она согласилась с выводом суда о наличии оснований для удовлетворения исковых требований, но отметила, что в части обоснования суммы компенсации морального вреда судом допущена ошибка.

По словам эксперта, судом правильно учтено, что в рассматриваемом случае юридическое значение может иметь и косвенная причинная связь. Адвокат добавила, что применительно к спорным отношениям ответчики должны были доказать отсутствие своей вины в причинении морального вреда истцу в связи со смертью его матери, медицинская помощь которой была оказана ненадлежащим образом.

«Фактически медицинские учреждения должны были доказать, что ими были выполнены все меры по предотвращению наступления у Анны Самохваловой смертельного исхода, – то есть, что бы они ни сделали в сложившейся медицинской ситуации, такой исход по ряду объективных причин был бы неизбежен.

Однако доказательств отсутствия своей вины медицинские учреждения суду не представили», – подчеркнула Елена Цыпина.

Она также отметила, что присужденная компенсация морального вреда крайне мала и не отвечает принципам разумности и справедливости.

«Считаю, что указание суда в обосновании установленной им суммы компенсации морального вреда на то, что со стороны матери истца имелась грубая неосторожность, выразившаяся в непринятии мер к своевременному обращению за медицинской помощью, не является обстоятельством, влияющим на сумму такой компенсации. Суду необходимо было оценить не поведение матери Павла Самохвалова, а поведение самого истца в сложившейся для матери неблагоприятной ситуации», – убеждена адвокат.

По ее мнению, если оценивать связь позднего обращения женщины с развитием у нее течения заболевания, появления патологических симптомов и синдромов, то в этой части суд вышел за пределы своей компетенции, поскольку разрешение таких вопросов – это все же компетенция специалиста. «Также полагаю, что довод суда о возросшей в условиях пандемии нагрузке на лечебные учреждения не является основанием для определения суммы компенсации морального вреда», – заключила Елена Цыпина.

Юрист правозащитной организации «Зона права» Анастасия Коптеева положительно оценила решение Шатурского городского суда.

«Уникальность этого решения заключается в том, что суд при отсутствии причинно-следственной между действиями медиков и наступившими последствиями у пациента взыскал компенсацию по наличию установленных дефектов медицинской помощи.

ВС РФ в последние годы вынес немало судебных актов относительно правильности такой позиции по взысканию компенсации морального вреда даже без причинной связи, а только лишь на основе дефектов. Вместе с тем далеко не всегда нижестоящие суды такую правовую позицию применяют при вынесении своих судебных актов», – отметил она.

Эксперт также обратила внимание на то, что суд при определении суммы компенсации морального вреда сослался на соблюдение ст.

8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая обеспечивает защиту прав на уважение семейной жизни и охватывает существование семейных связей между родственниками.

«При этом взысканная мизерная сумма компенсации не может отвечать требованиям разумности и справедливого возмещения за утрату близкого человека в государственном учреждении, а присужденная компенсация не соответствует практике международного взыскания», – подчеркнула Анастасия Коптеева.

Медицинский юрист Иван Печерей, представлявший одного из ответчиков, также прокомментировал решение суда.

Он обратил внимание, что разрешение вопросов, связанных с оказанием медицинской помощи, всегда требует специальных знаний, поэтому судами в таких случаях назначается судебно-медицинская экспертиза. «Оценивать правильность либо неправильность действия медицинских работников, не обладая подобными знаниями, на мой взгляд, в корне неверно», –полагает он.

Эксперт заметил, что в данном деле судебно-медицинская экспертиза выявила ряд дефектов оказания медицинской помощи, но при этом в заключении отмечено, что данные дефекты не состояли в прямой причинно-следственной связи со смертью пациентки. И также указано что при оказании медицинской помощи вред здоровью пациентки. причинен не был.

«На мой взгляд, это исчерпывающий ответ на вопрос, виноваты ли медицинские работники в причинении смерти в данном случае. Истец в данном случае испытывал нравственные страдания в связи со смертью своей матери, но, как установила экспертиза, медицинские работники не совершили действий, приведших к ее смерти.

Поэтому полагаю, что медицинские организации в данном случае не должны рассматриваться как причинители вреда», – высказался Иван Печерей.

Он добавил, что в мотивировочной части решения суд указал на то, что следует учесть период, когда имели место фактические обстоятельства дела, а именно период новой коронавирусной инфекции, когда средства и стандарты медицинских действий по лечению инфекции только разрабатывались, заболевание носило массовый характер, в связи с чем значительно возросла нагрузка, как физическая, так и эмоциональная, на медицинские учреждения и медицинский персонал. «Позиция суда в данном случае заслуживает уважения, поскольку при вынесении решения были учтены те обстоятельства, что причиной смерти являлось новое, неизученное заболевание, порядок лечения которого просто невозможно на начальных этапах урегулировать какими-либо порядками и стандартами, поэтому все рекомендации по лечению и организации медицинской помощи при коронавирусной инфекции носят временный характер, – высказался эксперт. – Также хочу отметить, что, как показывает моя практика и практика моих коллег, в настоящее время судебных дел, связанных с оказанием медицинской помощи ненадлежащего характера пациентам с новой коронавирусной инфекцией, крайне мало. На мой взгляд, это обусловлено прежде всего совместным пониманием в обществе той непростой ситуации, в которой оказались сейчас как пациенты, так и медицинские работники, поскольку новая коронавирусная инфекция фактически бросила вызов обществу и здравоохранению, отвечать на который нужно сообща. И время сейчас явно неподходящее для того, чтобы подавать подобного рода иски, хотя, конечно же, это происходит».

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *