Судебные баталии: лояльность судей и ошибки работодателей

Матвей Пухов

доволен своим работодателем

В 2020 году через российские суды прошло около 230 тысяч трудовых споров.

76% таких исков было связано с невыплаченной зарплатой — и в 86% из них суд удовлетворил требования работников. Но еще больше людей не дошло до суда: по данным опросов ВЦИОМа, при возникновении проблем на работе в суд обращаются только 6% граждан. Мы изучили судебную статистику и рассказываем, как рассматриваются в России трудовые споры и кто помогает работникам защитить их права.

В данных судебного департамента трудовые споры делятся на 34 типа. Мы объединили их в шесть категорий — по предмету спора. Самая популярная категория дел — об оплате труда: в 2020 году суды рассмотрели более 190 тысяч исков, поданных из-за проблем с зарплатой. Это 82% всех трудовых споров.

Вторая по популярности категория дел — возмещение ущерба. В 2020 году его пытались добиться через суд 8,5 тысячи раз, но две трети случаев — это когда компенсации требовал работодатель. Например, если сотрудник нанес компании какой-то ущерб. Это тоже считается трудовым спором.

Источник: Судебный департамент

Источник: Судебный департамент

Большая часть людей, которые обращаются в суд из-за трудовых конфликтов, требуют с работодателя суммы до 50 000 Р. Но не все работники хотят именно денежной компенсации: в 40% исков по иным категориям дел работники не пытались взыскать конкретную сумму. Чаще всего требуют деньги в делах, связанных с задержкой зарплаты. Почти три четверти таких дел касаются сумм до 50 000 Р.

Источник: Судебный департамент

Источник: Судебный департамент

В делах об оплате труда суд отказал в удовлетворении иска только в 4% случаев. В других трудовых спорах суд отказывает в среднем в каждом третьем решении. Чаще всего в требованиях отказывают тем, кто хочет восстановиться на работе или признать недействительным ненормативный акт: в 55 и 56% дел соответственно.

Хотя большая часть трудовых споров решается в пользу работника, далеко не все сотрудники, чьи права нарушены, идут в суд.

С каждым годом люди подают все меньше исков: в 2016 году суды рассмотрели 616 тысяч дел, в 2019 — 346 тысяч, а в 2020 — 252 тысячи.

В наиболее уязвимой позиции оказываются те, кто не оформлен официально, — а их, согласно исследованию аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza, в июне 2020 года было около 13,5 млн человек, это почти каждый пятый работающий в России.

Источник: Судебный департамент

Источник: Судебный департамент

Другие причины, которые затрудняют защиту трудовых прав через суд, — это отсутствие денег и юридических знаний.

В налоговом кодексе прямо указано, что в случае таких судебных споров сотрудник не платит госпошлину, но многим россиянам приходится обращаться за помощью к юристам.

По данным адвокатской палаты, стоимость услуг юриста при решении трудового спора составляет от 1500 Р за разовую консультацию и от 50 000 Р за представительство на самих заседаниях.

Одной консультации, по словам адвоката Антона Камалтынова, зачастую бывает недостаточно: «Писать исковые заявления работники, как правило, не умеют, особенно если они не связаны с интеллектуальным трудом. Исковое должно соответствовать определенным требованиям, иначе суд его просто не примет».

По данным Судебного департамента, почти половину всех трудовых дел заводили по искам прокуратуры. Иски от юридических лиц, в том числе госорганов, суды принимали реже всего. В 2020 году доля таких исков составила 9,1% — и это был максимальный показатель за пять лет.

Источник: Судебный департамент

Источник: Судебный департамент

Правозащитную деятельность называют своей задачей и профсоюзы. В возможность их эффективной работы, по данным ВЦИОМа, верит каждый второй россиянин, но обращаются туда за помощью только 2% граждан.

Федерация независимых профсоюзов России, крупнейшее в стране профсоюзное движение, отчиталась о примерно 9 тысячах дел, в рассмотрении которых в 2020 году участвовали юристы организации. Из этих дел 88% завершились в пользу работников.

Всего за год российские суды вынесли около 230 тысяч решений по трудовым спорам — то есть, если верить ФНПР, организация участвовала в 3,9% из них.

Если верить Росстату, с 2015 по 2017 год в России прошло всего 9 забастовок. Центр социально-трудовых прав пишет про 1,2 тысячи трудовых протестов за это же время. Причиной 57% из них Центр называет невыплату зарплаты.

Другая организация — Центр мониторинга и анализа трудовых конфликтов при СПбГУП — зафиксировала 343 протестных действия за этот период.

При этом по итогам 2000 года Росстат отчитался о 817 забастовках, 2005 года — о 2,6 тысячи.

Разницу в показателях Росстата, Центра социально-трудовых прав и Центра мониторинга и анализа трудовых конфликтов можно объяснить тем, какие трудовые протесты они учитывают в своей статистике.

Росстат отчитывается только о забастовках, не поясняя, какие ситуации считает таковыми: полную остановку предприятия, частичное замедление или митинг. ЦСТП суммирует все формы трудовых протестов.

ЦМиАТК ранжирует конфликтные ситуации по форме выражения протеста, включая в них также голодовки и угрозу забастовки.

Так или иначе, забастовки происходят — и иногда работники добиваются своего. Например, в июле 2020 года независимый профсоюз «Курьер» провел забастовку и митинг на несколько тысяч человек.

Протест начался из-за того, что компания «Амароли», подрядчик «Деливери-клаба», задержала зарплаты более чем 300 работникам службы доставки.

Тогда «Деливери-клабу» пришлось самостоятельно выплачивать зарплаты, а затем судиться с «Амароли».

Источник: Росстат, ЦМиАТК и ЦСТП

Источник: Росстат, ЦМиАТК и ЦСТП

Если верить исследованию агентства пиар-коммуникаций Puppet agency, 40% опрошенных не пошли бы работать в компанию, о которой есть негативные отзывы в интернете. Поэтому недовольные работники после увольнения могут пойти не только в суд, но и на специальные порталы. Один из крупнейших сайтов, которые собирают негативные отзывы о российских работодателях, — «Антиджоб».

Одна из самых популярных причин для отзыва — проблемы с зарплатой: когда работодатель платит меньше, чем обещал, или не платит совсем. На втором месте — отношение к сотрудникам «как к рабам».

«Антиджоб» модерирует все сообщения, но тем не менее сталкивается с активным сопротивлением со стороны работодателей: некоторые пытаются дискредитировать сайт при помощи ботов, пишущих о самом «Антиджобе», другие обращаются в суд, чтобы удалить отзывы о своей компании.

На распутье: судьи рассказали об ошибках и сложных решениях — новости Право.ру

Пишет судья Грегори Майз, один из редакторов книги «Трудные дела: судьи рассказывают, какие самые сложные решения они принимали» ('Tough Cases: Judges Tell Stories of Some of the Hardest Decisions They’ve Ever Made'). 

Часто дела валятся на судью так, что он едва успевает разобраться и сформулировать решение. Это верно для «простых» процессов. Но изредка попадаются такие запутанные и эмоционально сложные дела, которые способны проверить на прочность даже самых опытных юристов.

Это могут быть уголовные, гражданские, наследственные или семейные споры. При этом судья часто не может найти подходящий прецедент, так что ему приходится бороздить неизведанные воды в поисках «справедливого» ответа.

А иногда прецедент есть, но он может привести к несправедливому решению.

Еще есть случаи, когда судья имеет широкое усмотрение применить расплывчатый правовой принцип. Например, «в интересах ребенка» в деле об опеке либо «правильный приговор» в уголовном деле, где диапазон может быть от тюрьмы пожизненно до наказания без лишения свободы. 

Некоторые дела тяжелы не только сами по себе. Они еще и привлекают внимание целого общества и очень политизируются. Это может быть тяжело для выборных судей.

Они знают: какое решение ни примут, оппозиция сможет поднять его на знамена и использовать против него, чтобы лишить статуса. Конечно, политический аспект не должен мешать судье разрешать дела согласно закону и обстоятельствам дела.

Но эта обязанность становится еще мучительнее, если знаешь, что решение, скорее всего, будет непопулярным у большей части общества (1).

Маска правосудия

Пишет профессор Юридической школы штата Вермонт Филип Майер.

Моя подруга из колледжа, тогда молодой судебный защитник, получила место судьи первой инстанции в Коннектикуте. Я как-то зашел, чтобы с ней пообедать, но она еще не закончила. Я сел на скамейку и послушал дело.

Оно было сложным. ДТП со смертельным исходом. Пьяный подсудимый сбил молодую мать, которая переходила дорогу по пути из магазина. Но адвокат убеждал, что это особый случай, человеку надо дать условный срок и обязать лечиться.

Дело в том, что его подзащитный, ветеран военных действий, недавно вернулся с зарубежной кампании и страдал от серьезного посттравматического стрессового расстройства («афганского синдрома»). От него он лечился самостоятельно – с помощью алкоголя.

Адвокат возбуждал глубокое сочувствие к военному, во многом трагическому герою. Ему мало было печали и раскаяния – на них теперь накладывалась вина после аварии.

Не помню, что говорил прокурор и какое наказание предложил. Помню, что сестра пострадавшей рассказывала о ее доброте и щедрости, о том, что маленькая девочка теперь будет расти сиротой. Многочисленные члены семьи умершей плакали на заседаниях. А еще в зале сидело много местных адвокатов по уголовным делам, которые пришли оценить новую судью и ее решение.

Когда она выносила приговор, она смотрела прямо на подсудимого. Она производила впечатление властной и сильной, не выдавала никаких сомнений в тех обстоятельствах, которые повлияли на ее решение. Вспоминается, что она назначила серьезный реальный срок и обязала ветерана пройти лечение в месте заключения. 

Хотя ее слова были искренними, мне кажется, им чего-то не хватало. Под новой властной маской судья скрыла все свои сомнения.

Филип Майер

На обеде знакомая, обычно активная и открытая, выглядела необычно сдержанной. Мы не обсуждали это дело. Она очевидно не хотела возвращаться к тому, что случилось в зале заседания.

Мне было интересно, повлияло ли на нее число адвокатов среди слушателей.

Или, может, будучи молодой матерью, она бессознательно олицетворяла себя с пострадавшей? Понимала ли она, что культурные факторы как-то повлияли на ее решение?

После обеда она вернулась в свой зал заседаний к нерассмотренным делам. С тех пор я часто думал, как сложно быть «хорошим» (беспристрастным, этичным, следующим закону) судьей. Иногда это, должно быть, одиноко и мучительно.

И что судьи говорят сами себе, чтобы их не преследовали мысли об их решениях, в которых часто полно судейского усмотрения? 

Судьи в сомнениях

Истории из книги «Трудные дела: судьи рассказывают, какие самые сложные решения они принимали» ('Tough Cases: Judges Tell the Stories of Some of the Hardest Decisions They’ve Ever Made').

13 судей рассказали, как разрешали сложнейшие дела в своей карьере. Их истории показывают, что в юриспруденции не всегда возможно найти однозначный ответ.

Судья окружного суда Флориды Дженнифер Бейли вспоминает, как у нее не было выбора, кроме как вернуть маленького Элиана Гонсалеса к отцу на Кубу после смерти матери. Женщина попыталась сбежать из Кубы в Майами к родственникам и утонула после крушения судна.

Ребенку удалось доплыть до американского берега на автомобильной камере. Но Элиана вернули отцу, хотя родственники были против. Дело вызвало широкий общественный и политический протест против депортации ребенка (2).

Коллеге Бейли Джорджу Гриру выпало решать кейс Терри Шайво, которая с 1990 года находилась в коме в вегетативном состоянии без надежды на улучшение. Ее муж и опекун разрешил прервать жизнь, но родители сопротивлялись. Они начали общественную кампанию.

Читайте также:  Стало известно имя лучшего юриста компании России

В итоге парламент Флориды принял закон, позволяющий губернатору запретить прерывание искусственного поддержания жизни. Это и сделал губернатор Флориды Джеб Буш. Но новый закон был обжалован и признан неконституционным.

Итоговое решение по делу Шайво принял в 2005 году Джордж Грир, который указал отключить аппарат искусственного питания. Тогда он выдержал беспрецедентное давление. 

Немногим выпадает противостоять президенту, Конгрессу, законодательной власти и церкви. Я вышел с высоко поднятой головой.

Джордж Грир

Судья Фредерик Вайсберг председательствовал на процессе 33-летней Баниты Джекс, которую обвинили в убийстве всех ее четырех дочерей в Вашингтоне. Будто этого самого по себе недостаточно, Джекс жила с останками своих детей. Разлагающиеся тела помог найти только ужасный запах. По версии Джекс, они все умерли во сне при разных неправдоподобных обстоятельствах.

Ее истинная роль была очевидна. Но Вайсбергу пришлось решать, пойти ли навстречу подсудимой, которая хотела отказаться от статуса невменяемой. Он долго опрашивал Джекс, которая выглядела поразительно разумной и даже иногда проницательной, и все-таки разрешил ей отказаться от «защиты невменяемости».

В итоге она получила 120 лет в тюрьме (30 лет за каждое убийство) (3).

Must-read Эмпатия и стрессы: стоит ли юристу переживать за клиента

Даже справедливые решения могут оставлять душевные раны. Судья из Нью-Йорка до сих пор скорбит по ребенку-аутисту, с которым познакомилась, когда была председателем в деле о выселении его отца.

Судья почувствовала неладное, поэтому сделала запросы в социальные службы, чтобы убедиться, что с ребенком все хорошо. Они ответили, что все в порядке.

Но спустя годы судья узнала, что отец перерезал мальчику горло и оставил умирать в ванной (4).

Судья рассказывает, как совершил ошибку

Судья Верховного суда округа Колумбия Рассел Кэнан признается, что совершил ошибку в одном из своих самых сложных разбирательств. Это было уголовное дело с участием суда присяжных.

Кэнан был уверен, что подсудимый вообще ни в чем не виновен.

Но он получил записку от присяжных с вопросом: «Если мы признаем его невиновным в «нападении с намерением убить, будучи вооруженным», то можем ли мы по-прежнему признать его виновным в «нападении с опасным оружием»?»

Из этого судья сделал вывод, что они признают подсудимого виновным в «нападении с опасным оружием» и, что еще важнее, во «владении огнестрельным оружием во время насильственного преступления». Последний состав влечет за собой обязательный приговор на пять лет.

Судья опасался, что будет вынужден отправить за решетку сорокалетнего отца маленьких дочерей за преступление, которое он не совершал и обвинитель не доказал. И, возможно, часть вины будет лежать на самом Кэнане, который не удовлетворил ходатайство об оправдательном приговоре [эта бумага подается, когда доказательств недостаточно, чтобы устранить разумные сомнения в виновности – «Право.ru»].

Must-read Американская история ложных признаний в преступлениях

Чтобы спасти подсудимого от тюремного заключения, судья в последний момент добился заключения сделки со следствием, хотя местные нормы запрещали такое вмешательство. Кэнан рассчитывал, что мужчина признает вину в одном из преступлений, которое не предполагает обязательного минимального срока. После этого сам судья применит усмотрение при назначении приговора и назначит ему условный срок.

Как и планировалось, Сэм [подсудимый] неохотно признал вину, а судья это принял. Но затем Кэнан увидел в комнате присяжных забытую бумагу, из которой следовало, что они собирались признать мужчину невиновным по всем пунктам обвинения.

Под угрозой пяти тяжелых лет и под влиянием невысказанного обещания от меня, что он не пойдет в тюрьму, Сэм признал вину. Но мне кажется, что он не делал того, в чем признался. Я пересек черту, чтобы сделать правильно, под серьезным давлением и в исключительных обстоятельствах.

Рассел Кэнан

Рассказ об этой истории дает Кэнану возможность мысленно вернуться назад и извлечь болезненный урок из ошибок. Его можно сформулировать так: «Судья, который желает только хорошего, приходит к неверному решению, когда ставит справедливый исход выше строгого выполнения процессуальных правил. Он узнает, насколько опасно добиваться «грубого [«беззаконного»] правосудия» в сложном деле» (2).

  • Вольный перевод статей: 
  • 1) The Texas Law Book, 'Tough Cases: Judges Tell Stories of Some of the Hardest Decisions They’ve Ever Made'. 
  • 2) ABA Journal, 'Removing the judicial mask: Judges tell the stories behind their most trying decisions'.
  • 3) Washington Post, 'How judges weigh shades of gray to make tough legal decisions'.
  • 4) Harward Law Today, 'Judges and their toughest cases'.

Пять причин страшных ошибок судей. Почему вы никогда не докажете свои убытки?

Семь лет своей жизни я провел в судебной системе, работал в аппарате Высшего арбитражного суда, не понаслышке знаю судейский корпус и вправе рассуждать о причинах судебных ошибок, которые допускают в арбитражных судах при рассмотрении гражданских споров. Для себя я выделяю пять ключевых причин появления судебных ошибок, которые потом обсуждаются в вышестоящих инстанциях.

Первая: к сожалению, правила арбитражно-процессуального кодекса требуют, чтобы суд огласил резолютивную часть судебного акта сразу после окончания слушаний. То есть стороны выступили, суд удаляется в совещательную комнату, потом выходит и провозглашает резолютивку.

После этого суд должен в течение некоторого времени — которое установлено кодексом — написать полный текст судебного акта. Раньше я довольно часто слышал от коллег-судей, что дел у них очень много, а времени мало.

За день, например, нужно рассмотреть 15 больших сложных споров. 

Я успеваю полистать дело, у меня сложилось какое-то первое впечатление о нем, потом послушал стороны, удалился в совещательную сторону, вынес решение, огласил, — говорили судьи. — Начал отписывать решение, погрузился подробнее в детали, изучил документы… Черт! Я неправильно решил дело! Провозгласил неверное решение! Надо было отказывать в иске, а я его удовлетворил. 

Можно ли упрекать судью в такой ошибке? Я думаю, нет. Это общий порок того, как устроено рассмотрение гражданских споров в России. Дел слишком много, судей мало, нагрузка на них чересчур большая.

Кроме того, к огромному сожалению, процессуальные кодексы устанавливают краткие и неоправданные сроки для рассмотрения дел, в течение которых суд должен вынести решение. Это вообще стилистическая особенность именно российского гражданского процесса — устанавливать сроки для рассмотрения дел.

А ведь хорошее правосудие не может быть быстрым. И уж тем более хорошее правосудие не может быть поставлено в жесткие рамки процессуальных сроков для рассмотрения дел.

То есть первую проблему можно эффективно решить, отказавшись от принципа обязательности оглашения судебного акта незамедлительно после окончания слушаний. Судье нужно дать время подумать, почитать, походить, возможно, пообсуждать с коллегами те правовые вопросы, над которыми он рассуждает. 

Вторая причина ошибок связана с тем, что многие судьи, которые рассматривают гражданские дела, не всегда осознают отличия стандартов доказывания, которые есть в гражданском процессе и в уголовном. Так, уголовный процесс основан на стандарте доказывания «Вне всяких разумных сомнений». То есть не должно остаться никаких сомнений в том, что подсудимый виновен.

В гражданском процессе стандарт доказывания совсем другой — «Баланс вероятности». То есть скорее был факт, чем его скорее не было. Скорее да, чем скорее нет. Скорее директор действительно подписал этот договор, чем скорее не подписывал. Скорее товар был передан, чем не был.

Мы видим огромную проблему в том, что судьи, которые разбирают гражданские дела, допускают смешение стандартов доказывания. И в первую очередь — в делах о взыскании убытков.

Наша судебная практика на протяжении полутора десятков лет пришла к тому, что стандарт доказывания в делах о взыскании убытков был, по сути, задран до того же стандарта, что используется в уголовных делах. Итог очень простой: истец никогда не может доказать убытки.

И получается, что самый главный иск в арбитражном суде, иск кредитора о возмещении причиненных ему убытков, — практически проигрышная история. 

Если посмотреть судебную статистику по спорам о взыскании убытков, особенно на их удовлетворяемость, она смехотворна! Такого не может быть в нормальном развитом правопорядке. 

Третья причина судебных ошибок — это относительно невысокая культура написания судебных текстов. Как устроено решение по гражданскому делу сегодня в России: это, как правило, сплошной текст. В лучшем случае мы увидим разделение на абзацы, но никаких частей типа «позиция истца», «позиция ответчика», «позиция суда».

Если мы возьмем, например, акты вышестоящих судебных инстанций, то тоже не увидим деления на блоки: позиция нижестоящего суда; причины, по которым вышестоящий суд не согласился с нижестоящим. Суды просто вываливают на нас сплошной текст на 10-15-20-30 страниц, в котором нет элементарной культуры письменной речи — разделения на смысловые блоки!

А когда ты пишешь такой текст, то ошибиться намного легче. Проще пропустить какие-то аргументы, которые были выдвинуты стороной, замолчать их. И наоборот: если в тексте вы указываете: «У истца было пять аргументов», и дальше, как судья, анализируете: «Первый не подходит потому-то, второй отклоняется по такой причине», то вероятность ошибки намного меньше.

Читайте также:  Карьерные планы: реквием вместо гимна

Мы до сих пор не научились писать судебные акты правильно и красиво, и это, в том числе, порождает то, что судьи невнимательно относятся к аргументам сторон, просто иногда замалчивают их, и поэтому допускают ошибки. 

Четвертая причина тоже связана с культурой письменной речи, а именно, с культурой написания судебных актов.

К огромному сожалению, суды боятся открытых рассуждений. Очень редко когда судья имеет смелость написать: «Свидетель такой-то сказал то-то, но я ему не доверяю, потому что он нервничал, у него бегали глаза. Поэтому те показания, что он дал, скорее всего, недостоверны». Наши судьи не пишут судебные акты от первого лица — я.

Такая деперсонализация, деидентификация судебных актов просто приводит к тому, что судья отстраняется от результата своего творчества, своего детища, и не так тщательно относится к тому, как этот акт будет выглядеть, как будут воспринимать его читатели.

Давайте возьмем средний акт по гражданскому делу! Что это такое? Это изложение обстоятельств дела, дальше вы увидите 10-15 абзацев, где будут просто процитированы нормы Гражданского кодекса.

Например, «в соответствии со статьей 309 ГК РФ, обязательства должны исполняться надлежащим образом».

Как будто мы не знаем, что написано в статье 309 ГК! Зачем это писать? Какой смысл в простом цитировании нормативных актов? 

И мы видим пулеметную очередь из абзацев-цитат законов и дальше: «На основании изложенного суд решил». А где логика? Где рассуждение? Как мы поймем, что суд действительно вывел из неких законоположений какое-то умозаключение? 

Есть исключения из этого правила, конечно. Но, к сожалению, подавляющее большинство текстов, которые сегодня выносят суды по гражданским спорам, на мой взгляд, не очень убедительны. 

И последняя причина ошибок, которые могу допускать судьи, кроется в принципе рекрутинга судейского корпуса.

Не секрет, что основной источник пополнения штата судей в арбитражных судах — это помощники, бывшие секретари судебных заседаний. И, по большому счету, карьера судьи такова: секретарь — помощник — судья.

При рекрутинге судей очень опасливо относятся к юристам, которые пришли извне, не работавшим в судебной системе.

Мне, например, неизвестны случаи, когда судьями арбитражных судов становились люди, имеющие за плечами практический опыт работы юрисконсультами или адвокатами.

Я не хочу сказать, что помощники судей как судьи хуже, чем бывшие адвокаты. Я хочу просто подчеркнуть: когда карьерная лестница, по которой человек пришел к должности судьи и надел мантию, не содержит в себе опыта практической юриспруденции, такому судье при рассмотрении коммерческих споров будет сложно. Ведь он не знает коммерческой жизни. 

При том что в спорах, которые рассматриваются в арбитражных судах, распространены сложнейшие дела, связанные с банкротством, с привлечением к субсидиарной ответственности лиц, которые довели компанию до несостоятельности.

С оспариванием сделок, с привлечением к ответственности директоров, которые действуют во вред интересам компаний. На мой взгляд, крайне тяжело разрешать такие споры правильно, если у тебя нет практического бэкграунда.

 

Если ты не знаешь бизнес-жизнь изнутри, ее изнанку, не имеешь представления, принято ли в бизнесе делать то, что делал директор, можно ли совершать такие сделки в тех условиях, в каких находился он, как ты можешь выносить суждение о том, действительно ли глава компании действовал против ее интересов?! 

Поэтому, к огромному сожалению, ошибки в делах, связанных с непременным наличием бизнес-опыта у того, кто рассматривает спор, завязаны на технологию формирования судейского корпуса. А она сегодня является в России доминирующей.

Источник: «Деловой квартал»

Трудовые споры: как выиграть суд с работником

Было время, когда фраза «работник подал на работодателя в суд» была самой страшной новостью кадрового работника. Сегодня же мировые и районные суды каждый день рассматривают претензии работника к работодателю или работодателя к работнику.

Суть претензий в каждом процессе разная: каждая из сторон вкладывает в предстоящее решение свои мысли, энергию, часть жизни, но в целях обеспечения единообразия судебной практики механизм рассмотрения исков имеет общие, если не сказать единые процессы для каждого трудового спора.

Работник подал иск в суд. Без паники!

К единым процессам относится как собственно конфликтная ситуация, побудившая стороны прибегнуть к такому регулированию своих отношений, так и обязанность сторон предоставить доказательства по существу рассматриваемых вопросов. Унификация судебных решений позволяет не только облегчить труд работников судов, но и обеспечить реализацию равных прав всем гражданам РФ, минимизировав риски работодателя и кадровых работников.

Конфликтные ситуации, приводящие стороны трудовых отношений в суд, формируются не один день, и участникам конфликта сложно предположить наличие унифицированной процедуры судебного регулирования данного спора.

Каждый иск в суд носит индивидуальный характер, но, как ни удивительно, многие решения суда имеют прогнозируемый, тиражированный, схожий характер, позволяющий обобщить их, просчитать риски и до начала развития конфликтной ситуации заложить основы «направленного» решения суда, минимизировав трудо- и энергозатраты кадровых работников.

Хотя кадровый работник во многих случаях не участвует в создании и развитии трудовых споров, именно он уделяет много времени на подготовку документов к заседанию суда. Для понимания механизмов генерации поражений в судебных баталиях рассмотрим некоторые злободневные процедуры кадрового учета.

Увольнение после испытательного срока: 2 главные ошибки работодателей

  • Начнем с документирования прохождения испытания, установления испытательного срока и увольнения работника по неудовлетворительным итогам испытания. При установлении работнику испытания допускается много ошибок, но разберем всего две, по которым суды, как правило, всегда восстанавливают работника на работе:
  • В трудовом договоре указывают только длительность испытательного срока
  • Когда планируют испытание технического устройства, архитектурного строения и подобное, определяют собственно предмет испытаний (что будет испытано) и допустимые способы испытания (как этот предмет можно испытать), а в план испытаний включают процедуру испытания, планируемые результаты испытания, сроки проведения испытания.

Тк рф вам судья! верховный суд рф указал на ошибки работодателей при увольнении сотрудников

Обзор судебной практики

В России существует представление, что ТК РФ лоялен к наемным работникам и строг к работодателю. Верховный Суд РФ обобщил практику судебных споров между работниками и работодателями, возникавших при увольнении сотрудника по инициативе работодателя. Вот интересные выводы.

Увольнение по сокращению штата.

Работодатель не имеет права выбора вакансий для предложения сокращаемым сотрудникам. Список вакансий, открытых на предприятии (где проходит сокращение штата), должен предоставляться в полном объеме каждому сотруднику, чья должность сокращается.

Если сотрудник сможет доказать, что был лишен возможности выбрать должность с учетом квалификации, то его увольнение считается незаконным.

Если работник, попавший под сокращение, трудился в филиале компании, то он имеет право получить список должностей по всем иным филиалам и центральном подразделении компании.

Увольнение за нарушение дисциплины.

Важно знать, ТК РФ не предоставляет никакого списка ситуаций, которые можно было бы истолковать однозначно, как нарушение дисциплины.

Работодателю запрещено требовать какие-либо объяснения в период временной нетрудоспособности работника или уволить его в день выхода на работу после такого периода.

Согласно ТК РФ, срок болезни не может быть включен в срок применения дисциплинарного взыскания. Незаконным является требование работодателем объяснений в период нетрудоспособности работника.

Увольнение за повторный проступок.

Если работодатель не указал конкретное нарушение дисциплины работника, за которое его решено было уволить, то суд не имеет права самостоятельно выносить определение о дисциплинарном нарушении сотрудника.

Работодатель обязан сам указать на проступок работника, обстоятельства нарушения, период, в течение которого допускались нарушения.

В приказе об увольнении должны быть указаны документы, на основании которых произведено увольнение за повторный проступок.

Увольнение за прогул.

Проверка наличия уважительной (неуважительной) причины в этом случае обязательна, и должна проводиться работодателем. Должны быть определены обстоятельства, которые привели работника к прогулу.

Несомненно, должен быть составлен акт об отсутствии работника, подписанный двумя свидетелями отсутствия.

Только после совокупной оценки всех имеющихся доказательств может приниматься решение об увольнении (не увольнении) работника.

Судья нарушает нормы права и этики. Как реагировать на такое поведение

Юристы сталкиваются с тем, что в процессе ведут себя недобросовестно не только оппоненты, но и судьи. В статье собрали четыре нарушения с их стороны и рассказали, как им противостоять.

Нарушает нормы права: обжалуйте судебный акт

Если судья, по мнению участника процесса, нарушил нормы права, в том числе процессуальные, и это привело к принятию неверного судебного акта, необходимо обжаловать сам судебный акт. Жалоба не приведет к положительному эффекту, так как ее вернут в связи с тем, что заявитель выражает несогласие с актом.

Конституционный суд указывал: если суд вынес акт с нарушением норм права, это может повлечь лишь его пересмотр в предусмотренном законом порядке.

Верховный суд аналогично пояснял, что судью нельзя привлечь к дисциплинарной ответственности за принятие незаконного или необоснованного акта в результате судебной ошибки из-за того, что он неверно оценил доказательства по делу или неправильно применил нормы права.

Такой подход справедлив не только для акта, принятого по существу спора, но и для актов, которые носят процессуальный характер. Даже если определение не обжаловать отдельно, АПК и ГПК предусматривают защиту прав лиц, которые участвуют в деле. В частности, можно заявить возражения при обжаловании акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

Читайте также:  Последующий залог без согласия залогодержателя. Пробелы в законодательстве сказываются на защите прав кредитора

Заинтересован в исходе дела: заявляйте отвод

Если сомневаетесь в беспристрастности, подайте заявление об отводе. Например, основанием для отвода могут быть родственные связи с лицами, которые участвуют в деле, в том числе в качестве третьих лиц, или то обстоятельство, что судья в прошлом работал на участника процесса.

Удовлетворяют заявления об отводе редко. Как правило, такие заявления признают необоснованными, так как при явных основаниях судьи обязаны заявить самоотвод, что чаще всего и происходит. На практике встречаются даже случаи самоотвода всего суда, хотя закон такую конструкцию не предусматривает.

Затягивает дело: подавайте заявление об ускорении процесса

Если судья откладывает судебное разбирательство несколько раз подряд — это не основание для жалобы.

Последствия в виде дисциплинарной ответственности для него могут наступить, только если он грубо или систематически нарушает нормы права или судебную этику.

Если он нарушает разумные сроки судопроизводства, подавайте заявление об ускорении рассмотрения дела на имя председателя суда. Это наиболее эффективный способ ускорить разбирательство.

Грубо нарушает закон или этические нормы: пишите жалобу

Предвзятость судьи — повод заявить отвод, затягивание — просить об ускорении, но в обоих случаях есть возможность подать жалобу в квалификационную коллегию судей. Жалоба на судью может повлиять на судопроизводство в трех случаях.

Первый — возникает волокита, а заявление об ускорении не помогло: судья так же систематически откладывает дело и делает перерывы без объективных причин. Тем более если заявление об ускорении не обеспечило разумные сроки рассмотрения спора.

Второй — судья и сотрудники аппарата препятствуют участнику дела в осуществлении прав, которые непосредственно не связаны с рассмотрением дела, но влияют в целом на его исход. Например, не дают ознакомиться с материалами дела, не выдают копии судебных актов.

Третий — судья грубо нарушил закон или этические нормы. Например, оскорблял заявителя или консультировал оппонента.

Чтобы жалобу удовлетворили, необходимо собрать доказательства противоправного поведения судьи. Наложение дисциплинарного взыскания — серьезная мера воздействия на судью, поэтому голословные утверждения не положат в основу таких решений.

Комиссия, которая рассматривает жалобы, может запрашивать материалы, которые связаны с проверкой. Заявителю целесообразно предоставить все сведения, которые у него есть, так как материалы дела могут не содержать всей информации. Например, предоставить аудиозапись заседания: если ее нет, утверждения о недостойном поведении судьи посчитают недоказанными.

Жалоба должна содержать только факты, которые связаны с поведением судьи, на основании доказательств, с указанием ссылок на нарушенные нормы права или Кодекса судейской этики. Не включайте в жалобу эмоциональную оценку его действий.

При реализации своего права нельзя допускать оскорбительных высказываний, угроз и других выражений, которые могут воспринять как неуважение к суду либо ненадлежащее поведение заявителя. Использование нецензурной лексики или оскорбительных слов приведет к тому, что жалобу вернут без рассмотрения.

Иногда жалоба не влечет за собой дисциплинарное взыскание, так как формально оснований, которые указаны в ней, недостаточно для наказания.

Однако сам факт подачи, особенно если есть другие жалобы, может указать судье на необходимость более строго соблюдать нормы поведения и права участников процесса.

На обязательность соблюдения законодательства судье может указать и председатель в профилактической беседе. В таких случаях жалоба может повлиять на поведение судьи с позитивным эффектом для рассмотрения дела.

Статья подготовлена с использованием материалов журнала «Корпоративный юрист»

Проиграл Суд! Что дальше? Практика 2021

Проиграл Суд! Что дальше? Если проиграл суд, и как поступить, чтобы обезопасить себя от поражения. Проиграл дело в арбитражном суде — проконсультируйся.

Рекомендуем относиться к проигрышу как к вероятности, которая существует всегда. И не опускать руки заранее — за судом первой инстанции следуют другие, и проигранная битва еще не означает проигранную войну.

Если проиграли суд, как поступить, чтобы максимально обезопасить себя от поражения. Рекомендуем заранее заказать услугу: Оценка судебной перспективы.

Проиграли суд? Оценка судебной перспективы  WhatsApp +79169906144

Суд первой инстанции — не конец. После него идут кассационный и надзорный, а если вы обращались в арбитражный, то до кассационного идет апелляционный. В Москве кассационными жалобами занимается коллегия Московского городского суда — такие коллегии есть во всех областях, округах, краях. Направлять жалобу нужно туда.

Жалоба подается через суд первой инстанции, срок обращения — 7 дней по уголовному делу, 10 — по гражданскому.

Бывает, что текст приговора на руки выдают не сразу, но не нужно ждать всех бумаг: вы имеете законное право подать «предварительную жалобу» без мотивировочной части, ее еще называют краткой, а мотивировочную часть направить позднее.

В таких предварительных жалобах приводятся те же доводы, что и в суде первой инстанции, полезно указывать любые нарушения законов, на которые вы или ваш юрист обратили внимание, в том числе этические.

Судьи совершают процессуальные ошибки

  • Бывает, что судьи пытаются отказать в приеме кратких жалоб, но это незаконно, и суды высших инстанций встанут на вашу сторону.
  • Не ждите, что решение вам выдадут вовремя — московские суды очень загружены. Скорее всего, вы получите его спустя месяц, может, немного быстрее. Именно поэтому нужно подавать краткую апелляционную жалобу — она выиграет для вас время.
  • Отказ из надзорных инстанций — тоже не повод опускать руки. Продолжайте подавать жалобы: в нашей практике были случаи, когда настойчивость окупалась.

Что должно быть в предварительной апелляционной жалобе?

Предварительная апелляция составляется по тем же правилам, что и обычная, но некоторые пункты в ней можно пропустить.

Что указывать:

  • наименование суда, куда вы адресуете жалобу;
  • свои инициалы, процессуальный статус, адрес;
  • указание на суд, который вынес решение, и на собственно решение;
  • доводы, почему вы считаете решение несостоятельным, и ссылки на правовые нормы;
  • список прилагаемых документов;
  • подпись.

Что делать, если проиграл дело в суде снова, и снова, и снова?

Существует еще одна сила, обладающая хоть и неофициальной, но ощутимой властью. Это журналисты. Если совсем ничего не помогает, а вы стали жертвой вопиющей несправедливости, обратиться можно к ним. Поднявшаяся в прессе шумиха гарантирует внимание со стороны властей, и иногда этот метод реально работает.

Через СМИ людям удавалось обратить внимание на жилищные и финансовые проблемы, у них получалось добиться лечения, предоставления положенных по закону лекарств.

Но нужно понимать, что журналистов интересуют в первую очередь «горячие» новости — те, которые помогут вырастить рейтинг.

Если ваша история возмутительна, вы стали жертвой однозначного и ужасного беззакония, и даже профессиональные юристы не могут вам помочь, можно обратиться к «четвертой власти».

Чтобы не проиграть дело?

Вероятность проигрыша всегда есть, даже если кажется, что дело — ерунда, и решение точно будет принято в вашу пользу. Мы рассказали о том, что делать дальше, если проиграл суд, а теперь поговорим о том, как себя обезопасить. То есть, сделать все возможное, чтобы выиграть.

  • Приготовьтесь к тому, что вам нагрубят. К сожалению, у большинства судей нет времени на то, чтобы слушать историю целиком. К сожалению, в суде никто не будет относиться к вам с пониманием. Суд — это во многом конвейер, кроме совсем резонансных дел. Нужно понимать, что с вами не будут ласковы, и не позволять разочарованию сломить ваш боевой дух.
  • Не пренебрегайте услугами юристов. Адвокат может не присутствовать на заседании, но с ним лучше проконсультироваться по всем вопросам: касательно документов, шансов, возможных сложностей, составить с его помощью жалобы и продумать тактику защиты. Юриспруденция — наука непростая и довольно запутанная для неподготовленного лица. Вам может казаться, что вы учли все, а потом выяснится, что о каком-нибудь важном нюансе вы все-таки забыли.
  • Фиксируйте абсолютно все. Неэтичное поведение и процессуальные ошибки помогут при подаче апелляционной жалобы, а всевозможные документы можно приложить к делу. Старайтесь все фотографировать, сохранять чеки, брать расписки.
  • Отнеситесь серьезно к суду первой инстанции. В большинстве случаев он — единственное место, где вам позволят говорить о своей беде во всех деталях. В апелляционном и кассационном слушают меньше и не так внимательно. Если суд первой инстанции вы проиграли, постарайтесь нанять адвоката для последующих заседаний.
  • Приготовьтесь к бюрократии и потере времени. Заседания редко длятся долго, зато в очередях придется посидеть. Мало какой процесс начинается вовремя. Старайтесь высыпаться перед поездкой, не планируйте сразу после никаких важных дел. Не нервничайте. И доверьтесь своему юристу.

По нашему опыту, многие проигранные в первой инстанции суды выигрываются в дальнейших.

  • Ни один квалифицированный юрист не гарантирует, что суд встанет на вашу сторону. Решение принимает не юрист, и заранее его предугадывать — признак некомпетентности и даже мошенничества.
  • Нанимая адвоката, вы платите не за победу, а за то, чтобы адвокат отыскал и использовал все законные возможности для юридической помощи. И оплачиваются именно эти усилия.
  • Уголовные адвокаты работают преимущественно не над оправданием клиента, а над тем, чтобы добиться для него максимального смягчения приговора. Процент оправдательных приговоров по уголовным делам в 2017 году составил всего 0,3%: это 2900 из 958 000 рассмотренных судом первой инстанции дел.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *