Спор о виндикации: как оценить добросовестность приобретателя, который расплатился векселем

Ранее мы анонсировали рассмотрение ВС РФ дела об оспаривании в банкротстве сделки должника (отступного) и виндикации имущества от конечного приобретателя (https://www.facebook.com/LexCourse/posts/256883709046324?__tn__=K-R )

Фабула дела очень проста, напомним ее в двух словах.

После возбуждения дела о банкротстве Должник передал в качестве отступного здание и земельный участок своему кредитору, у которого эти объекты находились в залоге, в счет погашения долга (сумма долга – 3 млн. рублей).

Через полгода, после введения наблюдения в отношении Должника, указанные объекты были проданы кредитором физическому лицу уже за 8 млн. рублей.

Равноценность сделки (отступного) и нарушение ею прав иных кредиторов Должника стали предметом судебной проверки.

Отступное суды признали недействительным, но вот возвращать имущество в конкурсную массу отказались (взыскали с кредитора деньги), ввиду его передачи третьему лицу – гражданину – чью недобросовестность конкурсный управляющий не доказал.

Верховный Суд РФ не согласился с судебным актами в части применения последствий недействительности сделки и отправил дело на новое рассмотрение.Попробуем выделить в определении ВС РФ важные для практики оспаривания сделок должника позиции. 

Позиция (скорее – «полупозиция») № 1.

Виндикационное требование о возврате имущества в конкурсную массу может быть рассмотрено в рамках дела о банкротстве.

В анонсе мы подробно указывали по каким причинам этот вопрос, вставший перед Верховным Судом РФ, является столь принципиальным. Согласно сложившейся судебной практике, с учетом прямого указания в п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 23.12.

2010 № 63, виндикационные требования к конечному приобретателю имущества в таких ситуациях (при оспаривании первой сделки в цепочке) подлежат рассмотрению за рамками дела о банкротстве.

И только если лица, участвующие в деле, докажут, что вся цепочка сделок прикрывает фактически одну сделку по выводу имущества из конкурсной массы, вопрос о возврате имущества может быть разрешен в деле о банкротстве в порядке реституции.

Верховный Суд РФ молчаливо отступил от устоявшейся позиции, позволив рассматривать виндикационные требования одновременно с рассмотрением заявления об оспаривании первой сделки.

Такой подход contra legem стоит только приветствовать, ведь доказать умысел на совершение цепочки сделок (при наличии временного разрыва между сделками, отсутствия явной аффилированности между сторонами и т.д.

) – очень сложно (иные аргументы сугубо практического толка в пользу такого подхода см. в предыдущей заметке).

Вместе с тем, ожидалось, что ВС РФ хоть как-то мотивирует свое решение, но этого не произошло. Вот и получилась «полупозиция» и неопределенность в том, как ее воспримет судебная практика.

Позиция № 2. Оплата имущества векселем не спасает конечного приобретателя от истребования у него имущества.

ВС РФ пришел к верному выводу, что по смыслу п. 1 и п. 2 ст.

302 ГК РФ имущество может быть виндицировано от конечного приобретателя, даже если оно выбыло из владения собственника по его воле (как в настоящем деле), но по недействительной сделке, в случае, если приобретатель является недобросовестным (т.е. если он знал или должен был знать о том, что лицо, у которого имущество приобретается, не имеет права его отчуждать), либо, если имущество не приобретено им возмездно.

Здесь сделаем небольшую ремарку: вопреки тому, что указал ВС РФ в рассматриваемом определении, это два разных условия для виндикации (очевидно, не всегда лицо, которое приобрело имущество безвозмездно, является недобросовестным и наоборот).

Эти условия – результат поиска баланса между интересами собственника и приобретателя имущества, с учетом тех издержек, которые понесли стороны; их поведения, при отчуждении (приобретении) имущества; осмотрительности/разумности их действий и т.д.

По мнению законодателя, интересы даже добросовестного лица, которое приобрело имущество безвозмездно (т.е. не понесло потерь) должны уступать интересам собственника, пусть и добровольно расставшегося с вещью, но по недействительной сделке.

При этом устанавливая возмездность приобретения, подлежащим доказыванию является не только факт заключения возмездного договора конечным приобретателем имущества, но и факт его исполнения им, т.е. оплаты.

В настоящем споре, гражданин приобрел земельный участок и здание на нем по возмездной сделке (купля-продажа), однако фактически не оплатил имущество, а выдал собственный вексель в счет погашения долга.

Тем самым формально гражданин исполнил обязательство по оплате имущества (оно прекратилось и взамен него возникло обязательство оплатить вексель при предъявлении такового), но фактически реального имущественного предоставления он не сделал. В связи с чем, ВС РФ верно указывает: «судам надлежало выяснить, представлял ли действительную ценность и (или) был ли погашен вексель к тому моменту, когда Башмаков И.В. наверняка должен был узнать о неправомерности отчуждения…».

Иной подход позволял бы в полшага обходить установленные законом ограничения.

Если будет установлено, что вексель до настоящего момента не погашен (а срок погашения указан как не ранее чем 30.09.2019, т.е. к моменту рассмотрения дела в ВС РФ он уже мог быть оплачен), виндикационный иск будет подлежать удовлетворению.

Позиция № 3. Существенное изменение цены имущества, оплата его векселем, отсутствие обеспечения – в совокупности могут свидетельствовать о недобросовестности приобретателя.

Поскольку альтернативным условием для виндикации имущества в настоящем деле являлось установление недобросовестности конечного приобретателя имущества, ВС РФ обратился и к этому вопросу.

Защита прав владельцев бездокументарных именных ценных бумаг путем предъявления виндикационного иска

Являясь бездокументарными именными ценными бумагами, акции имеют особую ценность для своих владельцев в силу предоставления им большого объема имущественных, неимущественных и корпоративных прав.

По этой же причине акции нередко становятся объектом гражданско-правовых сделок, которые впоследствии оспариваются одной из сторон сделки по тем или иным основаниям.

Проблема защиты прав владельцев бездокументарных именных ценных бумаг в настоящее время чрезвычайно актуальна в силу развития гражданского оборота и значительного объема сделок с акциями.

Нарушение прав и законных интересов акционеров происходит в результате отчуждения ценных бумаг помимо воли их владельцев третьим лицам. В результате такого отчуждения акционер утрачивает не только сам объект гражданских прав (акции), но и возможность реализовывать те права, которые удостоверены ценными бумагами.

Основным способом защиты нарушенных прав акционера при выбытии акций из его владения помимо воли является предъявление иска в установленном порядке. Однако на практике оказалось непростой задачей формулирование надлежащим образом исковых требований.

Восстановление корпоративного контроля как способ защиты прав акционеров

До вступления в силу новой редакции Гражданского кодекса РФ судебная практика не сформировала единой позиции относительно конкретных механизмов, с помощью которых могут быть защищены права акционеров при выбытии ценных бумаг из их владения.

Применение классического виндикационного иска (истребование имущества из чужого незаконного владения) было осложнено специфической правовой природой акций, которая не позволяла провести точную идентификацию имущества, подлежащего истребованию.

Акции, обладая бездокументарной электронной формой, не могут идентифицированы иным способом кроме государственного номера, присвоенного выпуску в целом. Следовательно, «внутри» одного выпуска невозможно провести выделение и идентификацию какой-либо части акций.

Именно указанный аспект не позволял судам виндицировать акции, выбывшие помимо воли их владельца.

Суду при рассмотрении требования о виндикации ценных бумаг надлежало установить нахождение точного количества спорных акций у конкретного ответчика, что с учетом изложенного было весьма затруднительно, особенно если в процессе совершения гражданско-правовых сделок спорный пакет ценных бумаг был смешан с прочими акциями того же эмитента.

Первым шагом в решении данной проблемы стало Постановление Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 3 июня 2008 г. по делу № А14-14857/2004, в котором была сформулирована идея создания и применения арбитражными судами концепции восстановления корпоративного контроля.

Суд в указанном постановлении пришел к выводу о том, что фактически заявленное требование истца содержит просьбу о восстановлении его нарушенного права на корпоративный контроль над хозяйственным обществом посредством присуждения соответствующей доли участия в уставном капитале данного общества.

Указанная концепция позволила арбитражным судам определить правовое существо требований акционеров и применить тот способ защиты их прав, который наиболее эффективен.

Акционер, утративший пакет ценных бумаг помимо своей воли, получил право предъявить соответствующие требования к самому акционерному обществу, которое в свою очередь при установлении судом конкретных фактических обстоятельств выбытия имущества обязано восстановить утраченный объем корпоративного контроля истцу.

Восстановление корпоративного контроля предыдущего владельца спорного пакета на практике осуществлялось путем соразмерного уменьшения пакета акций тех владельцев, которые владели спорными бумагами на момент предъявления требования.

При этом нередко возмещение утраченной части пакета новым владельцам производилось в денежном эквиваленте в случае их добросовестности.

Нерешенным, впрочем, оставался вопрос о компенсации утраченных неимущественных и корпоративных прав таких акционеров.

Современное правовое регулирование и судебная практика относительно виндикации бездокументарных именных ценных бумаг

Новая редакция Гражданского кодекса РФ не обошла стороной проблему защиты прав владельцев бездокументарных именных ценных бумаг. Так, ст. 149.

3 ГК РФ гласит, что правообладатель, со счета которого были неправомерно списаны бездокументарные ценные бумаги, вправе требовать от лица, на счет которого ценные бумаги были зачислены, возврата такого же количества соответствующих ценных бумаг.

При этом, если бездокументарные ценные бумаги, которые правообладатель вправе истребовать, были конвертированы в другие ценные бумаги, правообладатель вправе истребовать те ценные бумаги, в которые были конвертированы ценные бумаги, списанные с его счета.

Читайте также:  Беременные и работа за компьютером

В части компенсации истребуемого пакета акций у их текущего владельца действуют нормы п. 3 ст. 65.2 ГК РФ, которые продолжают логику концепции восстановления корпоративного контроля.

Участник коммерческой корпорации, утративший помимо своей воли в результате неправомерных действий других участников или третьих лиц права участия в ней, вправе требовать возвращения ему доли участия, перешедшей к иным лицам, с выплатой им справедливой компенсации, определяемой судом, а также возмещения убытков за счет лиц, виновных в утрате доли.

При этом законодатель не указывает, производится ли возмещение доли участнику, получившему спорный пакет участия недобросовестными действиями. Представляется, что такое возмещение в этом случае будет необоснованным. Не разрешает законодатель и вопрос компенсации утраченных неимущественных и корпоративных прав (права на управление обществом) добросовестному приобретателю спорных акций.

Конкретным правовым способом истребования ценных бумаг при их выбытии помимо воли владельца остается виндикационный иск, который в случае с ценными бумагами обладает рядом специфических особенностей, необходимых для его удовлетворения.

Основные условия удовлетворения иска об истребовании акций из чужого незаконного владения

Основным обстоятельством, подлежащим доказыванию, является выбытие спорного пакета бездокументарных ценных бумаг из владения акционера (истца) помимо его воли. Пунктом 10 Информационного письма Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 13 ноября 2008 г. № 126 разъяснено, что выбытие имущества из владения того или иного лица является следствием конкретных фактических обстоятельств.

Если имущество выбывает из владения лица в результате похищения, утери, действия сил природы, то имущество признается выбывшим из владения собственника помимо его воли (п. 1 ст. 302 ГК РФ).

Следовательно, при разрешении судом спора об истребовании акций из чужого незаконного владения истцу надлежит доказать тот факт, что бездокументарные именные ценные бумаги выбыли из его владения помимо его воли.

На практике доказательством такого выбытия может служить следующее: приговор по уголовному делу, в ходе которого установлен факт хищения ценных бумаг у владельца[1]; признание сделки по отчуждению ценных бумаг незаключенной[2] и пр.

В случае непредоставления суду достаточных доказательств выбытия спорного имущества из своего владения истец несет риск наступления негативных последствий (отказ в удовлетворении исковых требований)[3].

Другим обязательным условием для удовлетворения виндикационного иска является возможность достоверно установить, что истребуемое имущество находится у ответчика.

Как уже было указано, в отношении акций, которые не имеют материальной формы, такое установление бывает осложнено смешением спорного пакета с акциями того же эмитента.

Такое смешение может происходить в результате совершения нескольких сделок по приобретению и отчуждению ценных бумаг.

При невозможности установить конкретное количество спорных акций у каждого из ответчиков истцы нередко предлагают применить подход пропорционального истребования акций.

При таком подходе между всеми ответчиками распределяются негативные последствия в виде истребования части пакета ценных бумаг соразмерно их объему корпоративного контроля.

Однако такой подход обоснованно зачастую отклоняется судами[4].

При таком подходе истцу надлежит восстановить всю цепочку совершенных сделок с выбывшими из его владения акциями для подтверждения довода о том, что именно у ответчиков находится спорный пакет ценных бумаг.

Помимо этого истец должен доказать, что каждый из ответчиков обладает именно указанным количеством спорных ценных бумаг.

При этом, если кто-то из ответчиков, например, владеет лишь одной акцией эмитента, то такая акция может быть либо целиком спорной, либо целиком бесспорной, что исключает возможность применения пропорционального истребования.

Обстоятельства, дополнительно входящие в предмет доказывания по спорам об истребовании акций

Следует также обратить внимание на обстоятельства, которые помимо указанных выше входят в предмет доказывания по виндикационным искам акционеров.

В частности, суд может принять во внимание доказательства недобросовестного поведения ответчиков в отношении спорного имущества.

Примером такой недобросовестности может стать приобретение ценных бумаг ответчиком в то время, когда в их отношении уже существовал спор.

Заниженная стоимость спорных ценных бумаг при их приобретении ответчиком или безвозмездный характер сделки также являются доказательствами недобросовестного поведения нынешнего владельца спорного пакета акций.

В том случае если ответчиками выступают иностранные лица (особенно если речь идет об офшорных компаниях), судом может быть поставлен вопрос о «снятии корпоративной вуали». При этом к материалам дела должны быть приобщены сведения о конечных бенефициарах юридических лиц, которые являются владельцами спорных акций.

Так, если судом при рассмотрении дела будет установлено, что сделки по отчуждению спорных ценных бумаг производились не в ходе обычной хозяйственной деятельности общества и между юридическими лицами, у которых общие бенефициары, то велика вероятность признания реальной целью таких сделок нанесение вреда правам акционера, из чьего владения выбыли спорные акции.

Выводы

Современное законодательство Российской Федерации и сложившаяся судебная практика признают виндикационный иск наиболее эффективным способом восстановления нарушенных прав владельца бездокументарных именных ценных бумаг, утратившего свое имущество помимо воли. При этом специфическая правовая природа акций (отсутствие материальной формы и способов идентификации, возможность смешения акций) оказывают значительное влияние на обстоятельства, входящие в предмет доказывания по такой категории споров.

Истцу при предъявлении иска об истребовании акций из чужого незаконного владения надлежит доказать факт выбытия акций из его владения помимо воли, а также нахождение спорного пакета акций у ответчика (ответчиков).

Дополнительно истец может представить суду сведения о том, что бенефициарами ответчиков являются одни и те же лица, а также иные доказательства недобросовестности поведения текущих владельцев спорных ценных бумаг.

В том случае если истец не обладает достаточными доказательствами для подтверждения любого из двух основных элементов виндикационного иска (выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и нахождение спорного имущества у ответчика), риск отказа судом в удовлетворении заявленного иска весьма значителен.

Вс разъяснил порядок виндикации к конечным покупателям здания, незаконно выбывшего из конкурсной массы

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ вынесла Определение № 305-ЭС20-4693 (1, 2, 3) от 20 августа по делу об оспаривании конкурсным управляющим должника и его кредитором ряда сделок по отчуждению недвижимости, сменившей нескольких собственников.

Суды разошлись в оценках добросовестности покупателей здания банкрота

В рамках дела о банкротстве АО «Фототехника-Почтой» его конкурсный управляющий и кредитор, общество «Кредендо-Ингосстрах Кредитное Страхование», оспорили в суде сделку по внесению должником в уставный капитал ООО «Компания «БРИК» нежилого здания в Москве.

Заявители потребовали у нового владельца здания – общества «С-Фото» – возврата недвижимости в конкурсную массу должника в порядке исполнения судебного решения по делу № А40-187398/2015.

Далее в результате процессуальной замены ответчиками стали индивидуальные предприниматели Сергей Клейнер и Анна Фесюк, которые приобрели здание в собственность уже после принятия судом к производству иска.

Сначала Арбитражный суд г. Москвы и апелляция оставили без удовлетворения требования заявителей, но кассация отменила их решения и вернула дело на новое рассмотрение в первую инстанцию

В ходе судебного процесса было установлено, что между АО КБ «ЛОКО-Банк» и ООО «Фотосинтез» был заключен кредитный договор в августе 2010 г.

Заемщик обеспечивал свои договорные обязательства семью договорами поручительства и тремя договорами залога, заключенными между банком и юрлицами, входящими в одну группу компаний.

Впоследствии стороны заключили договор залога спорного здания, после чего общество «С-Фото» погасило задолженность общества «Фотосинтез» перед банком.

Далее между банком, как первоначальным залогодержателем и «С-Фото» был заключен договор цессии, по которому банк передал в пользу общества права и обязанности залогодержателя по договору залога с одновременной уступкой права по обеспеченному ипотекой обязательству. В дальнейшем у здания несколько раз сменились владельцы, а конечными стали Сергей Клейнер и Анна Фесюк.

Повторно рассмотрев дело, суд счел недействительной совокупность сделок, поскольку она была совершена группой заинтересованных лиц при наличии у должника признаков неплатежеспособности с противоправной целью навредить кредиторам путем формирования искусственной кредиторской задолженности у должника перед заинтересованным лицом.

Предпринимателей суд обязал вернуть недвижимость в конкурсную массу должника.

В свою очередь, апелляция добавила, что ряд конкретных обстоятельств сделки по приобретению двумя ИП спорного здания должен был вызвать у них, как у обычных приобретателей, разумные сомнения, а материалы дела не подтвердили их добросовестность при приобретении спорного имущества.

Как пояснили суды, договор залога и соглашение об уступке прав были заключены с целью установления залога в пользу заинтересованного лица – общества «С-Фото» – и с целью невозможности обращения взыскания на предмет залога со стороны независимых кредиторов должника. Кроме того, суды выявили факт отчуждения должником здания по существенно заниженной стоимости.

Впоследствии окружной суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций в части истребования из незаконного владения ответчиков в порядке виндикации и возврата в конкурсную массу здания, отказав в удовлетворении соответствующих требований.

Таким образом, кассация сочла, что Анна Фесюк и Сергей Клейман, действуя как добросовестные приобретатели, не являются заинтересованными лицами и приобрели спорный актив на рыночных условиях.

Читайте также:  С какого возраста несовершеннолетний может самостоятельно обратиться в суд?

Суд округа также указал на отсутствие каких-либо ограничений со спорным имуществом на совершение сделок в ЕГРН на момент его отчуждения.

В связи с этим конкурсный управляющий должника и кредитор последнего обратились с кассационными жалобами в Верховный Суд.

ВС не согласился с окружным судом

Изучив материалы дела № А40-157934/2015, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС согласилась с выводами нижестоящих судов в части признания недействительной цепочки сделок. Как пояснила высшая судебная инстанция, окружной суд не учел, что положения ст.

301 и 302 ГК РФ регулируют вопросы истребования имущества из чужого незаконного владения. По общему правилу, истец, заявляющий виндикационный иск, доказывает недобросовестность приобретения имущества ответчиком.

В рассматриваемом деле конкурсный управляющий и кредиторы приводили два ключевых довода, указывающих, по их мнению, на недобросовестность приобретателя имущества.

Во-первых, указал Суд, на момент совершения сделки в ЕГРН была включена отметка о наличии судебного спора в отношении права собственности на имущество.

Представленная покупателями краткая выписка из ЕГРН не содержит графы «Сведения о возражении в отношении зарегистрированного права» и не может являться доказательством наличия или отсутствия возражений относительно права собственности общества «С-Фото» на здание, следовательно, не опровергает предоставленные оппонентами доказательства о наличии такой записи. В деле также имелось письмо Управления Росреестра по г. Москве о внесении по его заявлению отметки о наличии возражений в отношении титула собственника здания. Оснований не доверять информации, указанной в таком письме по состоянию на дату совершения сделки по продаже здания двум ИП, не имелось.

Во-вторых, отметил ВС, истцы обращали внимание на необычность поведения ответчиков при приобретении имущества.

«Так, по их мнению, установленные судами обстоятельства продажи недвижимого имущества с отсрочкой оплаты 5/6 стоимости после регистрации перехода права без обеспечительных сделок и короткий период владения имуществом продавцом до его последующей продажи указывают на стремление продавца максимально быстро избавиться от права собственности без гарантии оплаты практически всей цены, что должно было насторожить покупателей, планирующих осуществлять предпринимательскую деятельность с использованием здания, – отмечено в определении. – По смыслу п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2008 г. № 126 “Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения” подобные сопутствующие совершению сделок обстоятельства должны были вызвать у приобретателя имущества сомнения в отношении права продавца на отчуждение спорного имущества, что также указывает на недобросовестность приобретателя».

Высшая судебная инстанция добавила, что оба предпринимателя не доказали факт надлежащей проверки вышеуказанных обстоятельств, а их процессуальные оппоненты, напротив, указывали на наличие рассматриваемого обособленного спора, а также двух споров по заявлениям кредитора должника о принятии обеспечительных мер в виде ареста спорного здания в рамках дела о банкротстве.

«Информация о данных обстоятельствах доступна в открытых источниках (в том числе и на момент совершения сделки) и ее не представляется сложным найти в банке решений арбитражных судов по кадастровому номеру или адресу здания.

Следовательно, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о недобросовестности приобретателей Анны Фесюк и Сергея Клейнера ввиду неопровержения последними доводов оппонентов о наличии сведений об оспаривании права собственности продавца на здание в общедоступных источниках, нераскрытии каких-либо особых обстоятельств, которые привели к совершению действий, выходящих за рамки принятого стандарта поведения. Вывод суда округа об отсутствии оснований для виндикации имущества у Фесюк и Клейнера является ошибочным», – заключил Суд

Таким образом, ВС отменил постановление окружного суда в части отказа в истребовании из незаконного владения обоих ИП в порядке виндикации и возврате в конкурсную массу нежилого помещения, оставив в силе соответствующие части первой и апелляционной инстанций.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Партнер юридической фирмы INTELLECT Александр Латыев критически отнесся к позиции Верховного Суда. «Во-первых, Судебная коллегия ВС “выдумала” некое разграничение между, как она назвала, “полной” и “краткой” выписками из ЕГРН.

В действительности ни Закон о регистрации недвижимости, ни соответствующий приказ Минэкономразвития России не предусматривают никакого различия в их правовой силе или в содержании.

Более того, выписка по форме министерского приказа № 378 даже должна содержать чуть больше сведений, чем оформляемая по приказу № 975, так что “краткой” и “полной” их следовало бы называть наоборот. Небольшое отличие в их заголовках никакого содержательного значения не имеет», – отметил эксперт.

Он добавил, что в действительности они отличаются только тем, что одна предназначена для выдачи в бумажной форме, а вторая – в электронной.

«При этом, исходя из положений Закона о регистрации недвижимости, они совершенно равнозначны, участники оборота могут полагаться на любую из них.

Когда Коллегия ВС отдает приоритет бумажной (которой к тому же в этом деле не было), она подрывает всю с таким трудом выстаиваемую систему электронного документооборота», – уверен он.

Во-вторых, по словам Александра Латыева, Верховный Суд делает вывод о том, что “у суда нет оснований не доверять государственному органу”, что, по его мнению, достойно разве что судьи районного суда, а никак не судей Верховного Суда.

«Речь идет о выводе, что определяющим должно быть письмо управления Росреестра о том, что им внесена запись о судебных притязаниях. Ничего подобного! При применении п. 38 Постановления Пленума ВС и ВАС РФ № 10/22 от 29 апреля 2010 г.

следует смотреть на то, какие записи видят лица, получающие выписки, а не на то, что там внутри себя решает Росреестр.

Добросовестность порождается доведенной до всеобщего сведения через реестр информацией о наличии судебных притязаний, а не какими бы то ни было внутренними отметками регистрирующего органа», – подчеркнул эксперт.

По его словам, Суду стоило бы задать вопрос Росреестру, почему он не отражает якобы принятые им к исполнению отметки в выписках: «По опыту могу сказать, что это далеко не редкая ситуация: я сам встречался со случаями, когда суд накладывает арест (даже более существенное ограничение, чем отметка о споре), затем запрашивает выписку из ЕГРН по арестованному объекту и видит, что в выписке его ареста нет. Здесь бы стоило не “покрывать” Росреестр, утверждая, что “оснований не доверять ему нет”, а на уровне ВС РФ реагировать частными определениями в адрес руководителей Росреестра, чтобы они начали уже наконец размещать информацию там, где надо, а не в своих не имеющих правового значения письмах».

Александр Латыев допустил возможность, что иные обстоятельства совершения сделок по последнему приобретению (определение цены, малый срок владения и т.п.) могут свидетельствовать о недобросовестности покупателей.

«Но возникает вопрос, а были ли эти вопросы вынесены на обсуждение? Имели ли стороны возможность представить свои соображения по этому поводу, особенно учитывая то, что вопрос обсуждался уже в суде кассационной инстанции? Вообще удивительно, что вопрос оценки доказательств добросовестности разрешался окружным судом и ВС РФ, которые по определению доказательства не оценивают. Сделав это, оба суда вышли за пределы своих полномочий. Необходимо было в такой ситуации направлять дело на новое рассмотрение в один из тех судов, который оценкой доказательств занимается – т.е. в апелляцию или в кассацию, уже там стороны могли бы представить свои соображения по поводу», – убежден юрист.

Он также назвал издевательством реплику Коллегии о том, что покупатели могли получить информацию об идущих судах из КАД. «Притом что банкротится-то вовсе не их продавец, а даже первоначальный собственник, которого от них отделяют два других собственника.

Да и в целом – возможно ли что-то найти лицу, в деле о банкротстве не участвовавшему ранее, среди тех бесчисленных судебных актов, которые по таким делам выносятся? В целом рвение судей ВС бороться со злоупотреблениями, конечно, заслуживает уважения, но как-то не стоило бы забывать и о каких-то нормах материального и процессуального права и не превращать дела о банкротстве в торжество “пролетарского правосознания”», – заключил Александр Латыев.

Юрист практики антикризисного управления и банкротства юридической компании «Дювернуа Лигал» Михаил Тимофеев отметил, что проблемы истребования имущества у добросовестного приобретателя, определения пределов добросовестности покупателя при приобретении, в частности, недвижимости неоднократно являлись предметом рассмотрения высшими судебными инстанциями, в том числе и Конституционным Судом РФ.

«В комментируемом судебном акте как раз имеет место отклонение ответчиков от того поведения, которое следует считать добросовестным для целей ограничения виндикации имущества. Во-первых, они приобрели имущество, о котором в ЕГРН была сделана отметка о том, что оно является предметом спора.

Более того, Верховный Суд указал, что по кадастровому номеру можно было проверить в базе судебных актов наличие судебного процесса в отношении данного имущества.

Читайте также:  Пять случаев, когда суд признал недействительным решение заказчика о расторжении контракта

Во-вторых, покупателей должны были смутить как условия совершения купли-продажи в рассрочку с невыгодными для продавца условиями, так и скорость продажи имущества.

Оба эти критерия вполне соответствуют сложившейся в последние годы практике: покупатель должен в первую очередь ориентироваться на данные публичного реестра (ЕГРН) и поведение продавца, которое явно свидетельствует о противоправной цели продажи», – убежден Михаил Тимофеев.

По его мнению, позиция Верховного Суда РФ не произвела революции в определении пределов добросовестности приобретателей недвижимости и является органичным и закономерным продолжением того подхода, который формировался судебной практикой в последние годы.

Вс оценил добросовестность покупателя с необычным поведением — новости право.ру

Незадолго до своего банкротства фирма «Фототехника-Почтой» «вывела» со своего баланса здание на 2-й Пугачевской улице (Москва) и право аренды земельного участка под ним.

Компания сделала это с помощью нескольких взаимосвязанных договоров залога, поручительства, цессии, купли-продажи, а также сделки по внесению в уставный капитал другого юрлица.

В итоге недвижимость с правом аренды по договору купли-продажи досталась двум индивидуальным предпринимателям Анне Фесюк и Сергею Клейнеру.

Два круга рассмотрения

Конкурсный управляющий «Фототехники» Екатерина Буник и «Кредендо-Ингосстрах Кредитное Страхование», кредитор, решили оспорить цепочку сделок с имуществом, а также вернуть (виндицировать) здание в конкурсную массу (дело № А40-157934/2015).

Сначала АСГМ отклонил заявленные требования, 9-й ААС его в этом поддержал. Но АС Московского округа отменил решения нижестоящих инстанций, указав, что суды не оценили рыночность оспариваемых сделок, а также доводы заявителей о недобросовестности конечных приобретателей. Кассация направила дело на пересмотр в первую инстанцию.

При новом рассмотрении АСГМ принял другое решение. Он признал сделки со зданием недействительными и истребовал недвижимость у Фесюк и Клейнера.

Как отметил суд, спорные сделки совершила группа заинтересованных лиц при наличии у должника признаков неплатежеспособности, чтобы навредить его кредиторам.

А поскольку не доказана добросовестность покупателей, здание надо виндицировать. Апелляция с решением АСГМ вновь согласилась.

Судьи окружного суда поддержали решения нижестоящих судов частично. Они подтвердили вывод о недействительности сделок, но не увидели оснований изымать имущество у Фесюк и Клейнера.

Кассация сочла конечных приобретателей добросовестными, поскольку они не были заинтересованными лицами и приобрели здание на рыночных условиях.

Кроме того, в ЕГРН на момент покупки не было сведений об ограничениях на совершение сделок со спорным имуществом или о наличии судебного спора, подчеркнул АС Московского округа и отменил акты нижестоящих инстанций в части виндикации здания.

Конкурсный управляющий и «Кредендо-Ингосстрах Кредитное Страхование» с таким исходом не согласились и подали жалобы в Верховный суд.

Отметка в ЕГРН и нестандартное поведение покупателей

Верховный суд поддержал решения нижестоящих судов в части признания сделок недействительными. Рассматривая вопрос виндикации, тройка судей под председательством Екатерины Корнелюк напомнила, что заявители приводили несколько аргументов в подтверждение недобросовестности покупателей.

В частности, они указывали, что на момент совершения сделки в ЕГРН была отметка о споре в отношении права собственности на здание.

В подтверждение этого конкурсный управляющий представил суду письмо столичного управления Росреестра, которое свидетельствует о внесении соответствующей отметки почти за три недели до подписания договора купли-продажи [хотя кассация приходила к выводу, что таких записей не было].

Автоправа Границы добросовестности: ВС разбирался в противоположных выводах судов

Фесюк и Клейнер попытались оспорить довод конкурсного управляющего, представив суду краткую выписку из ЕГРН, которая сделана за две недели до заключения сделки. Но там вообще не было графы «сведения о возражении в отношении зарегистрированного права», поэтому выписка не опровергает аргумент конкурсного управляющего, подчеркнул ВС.

Также заявители обращали внимание судов на необычность поведения покупателей, следует из определения экономколлегии. Обстоятельства указывали на то, что продавец хочет как можно быстрее избавиться от имущества.

Так, по условиям сделки 5/6 стоимости недвижимости Фесюк и Клейнер должны были заплатить после регистрации права собственности на нее. При этом никаких обеспечительных сделок стороны не заключали.

Еще одно сомнительное обстоятельство в том, что сам продавец недолго был собственником здания.

Каких-либо объяснений своего нестандартного поведения Фесюк и Клейнер не представили. Кроме того, заявители обратили внимание судей, что информация о спорах насчет здания была доступна в разных открытых источниках, в том числе ее можно было найти в банке решений арбитражных судов по кадастровому номеру или адресу.

Таким образом, первая инстанция и апелляция пришли к правильному выводу о недобросовестности приобретателей и о наличии оснований для истребования у них здания, определил ВС. Он отменил постановление окружного суда в части отказа в виндикации и оставил в силе акты АСГМ и 9-го ААС.  

Два значения для дальнейшей практики

У этого дела богатая предыстория, комментирует представитель компании «Кредендо-Ингосстрах Кредитное Страхование» Сергей Кислов из КА Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Банкротство (включая споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Уголовное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 9место По выручке на юриста (более 30 юристов) 23место По количеству юристов 25место По выручке
. Сначала, по его словам, «Фототехнику» ликвидировали при наличии задолженности более 300 млн руб., но суд ее «воскресил». Потом контроль над процедурой банкротства компании пыталась получить аффилированная фирма, но суд признал ее требования несуществующими, говорит эксперт.

Дело о несостоятельности «Фототехники» – один из интересных примеров, где настойчивость незалогового кредитора в борьбе с банкротом привела к успеху.

Сергей Кислов, партнер КА «Ковалев, Тугуши и партнеры»

Определение экономколлегии, по словам эксперта, имеет значение для судебной практики. Оно исключает путаницу, которая связана «краткой» и «полной» выпиской из ЕГРН, и подтверждает значение косвенных признаков для определения добросовестности приобретателя.

Среди таких признаков – необычность поведения покупателя. Этот довод Верховного суда, по словам Михаила Гусева из юрфирмы Федеральный рейтинг.

группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Цифровая экономика группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Семейное и наследственное право группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Уголовное право Профайл компании
, основан на п. 9 Информационного письма Президиума ВАС от 13 ноября 2008 № 126. Он подтверждает распространённый в практике подход, согласно которому добросовестный приобретатель должен предпринять дополнительные меры и проверить юридическую судьбу вещи, если сделку сопровождали необычные обстоятельства. Речь идет о фактах, которые могли вызвать у покупателя сомнения, есть ли у продавца право на отчуждение имущества.

К ним могут относиться существенно заниженная цена, недолгое владение имуществом, а также отсрочка оплаты без залога. Если приобретатель при наличии таких условий не предпринял никаких разумных мер по выяснению обстоятельств отчуждения имущества, его нельзя признать добросовестным, следует из определения ВС об отказе в передаче жалобы по делу № А82-15821/2015.

Несколько советов

Юрист судебно-арбитражной практики АБ Федеральный рейтинг.

группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж группа Морское право группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Рынки капиталов группа Семейное и наследственное право группа Страховое право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право группа Управление частным капиталом группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Экологическое право группа Банкротство (включая споры) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Цифровая экономика 1место По выручке 1место По выручке на юриста (более 30 юристов) 1место По количеству юристов Профайл компании
Александра Медникова дает несколько рекомендаций, которые помогут снизить риск признания приобретателя недобросовестным.

  • проверить оригиналы всех правоустанавливающих документов продавца;
  • провести осмотр приобретаемого имущества;
  • запросить полные выписки из госреестров (для недвижимости – из ЕГРН);
  • убедиться, что нет судебных разбирательств насчет предмета сделки;
  • проверить бывших собственников актива, есть ли в их отношении банкротные дела или споры об обращении взыскания на имущество;
  • выяснить, как долго объектом владел каждый из предыдущих собственников;
  • провести оценку стоимости имущества и купить его без существенных отклонений от рыночной цены;
  • минимизировать расчеты по сделке с существенными отсрочками оплаты, а также с использованием наличных.
  • Арбитражный процесс
  • Верховный суд РФ
  • Экономколлегия ВС

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *