Привлечь к субсидиарной ответственности сложно. И практика в последнее время складывалась, скорее, в пользу руководителей должника. Но Верховный Суд РФ в новом обзоре обобщил ряд важных выводов, которые могут кардинальным образом изменить ситуацию.

За что и чем отвечают руководители и собственники бизнеса по долгам и налоговым обязательствам компании? Это настолько ёмкая и сложная тема, что и у тех, и у других в голове полная каша.

Что греха таить, пока мы готовили материал, сами чуть не передрались, — рассказывают эксперты TaxCOACH в своей статье. Но в результате у вас есть полный справочник. Ёмкий и цельный. Разбирайтесь.

Вместо предисловия

Своим расцветом промышленный капитализм обязан появлению ООО и АО…в современном их понимании. Точнее «ограниченной ответственности» в пределах уставного или акционерного капитала.

До конца 19 века предприниматель (обладатель капитала в интерпретации Маркса) нес полную ответственность по обязательствам предприятия и чуть что — садился в долговую тюрьму.

Поэтому фабрики с численностью 20-30 человек считались огромными.

Необходимость консолидированных инвестиций в новые все укрупняющиеся бизнесы и появление множественности со-собственников потребовали и юридического инструментария в виде ограниченных рисков предпринимателя.

Вслед за ООО и АО подтянулось и законодательство о банкротстве. К началу 20 века повсеместно были введены правила о списании большинства долгов кредиторами в рамках банкротства.

В России путь, как всегда, особый. Закон на протяжении последних нескольких лет упрямо идет по пути ужесточения ответственности руководителей и учредителей компании. В том числе и при банкротстве.

Привлечь к субсидиарной ответственности сложно. И практика в последнее время складывалась, скорее, в пользу руководителей должника. Но Верховный Суд РФ в новом обзоре обобщил ряд важных выводов, которые могут кардинальным образом изменить ситуацию.

По состоянию на 2020 год ассортимент инструментов наказания неудачников огромен и крут одновременно, что обязательно приведет к угасанию предпринимательской активности в среде малышей и середнячков.

Вдумайтесь: за последние 10 лет стоимость входа в бизнес для начинающего предпринимателя увеличилась в 100 раз! поскольку риски в рублевом эквиваленте потенциальной ответственности также следует рассматривать как первоначальные вложения в бизнес.

Согласны, что предприниматель должен вести себя разумно. Да, это деятельность на его риск. Но предприниматель не может и не должен нести ответственность за двукратную преднамеренную девальвацию рубля, например…и уж тем более за последовавшие за этим массовые отзывы кредитов банками. Он не может нести ответственность на сквозную систему откатов крупного бизнеса.

За двадцатилетнее попустительство почти поголовному использованию «однодневок» (в том числе и как следствию сквозной системы откатов), а затем за резкую смену правил игры — от налоговых правил до условий кредитования. 

Предприниматель несет риски как минимум тем, что тратит часть своей жизни, здоровья, семейного благополучия во всех смыслах…и рискует ничего не заработать при этом, в отличие от своих наемных сотрудников.

За задержку выплаты з/п которым он тоже несет уголовную ответственность, а за попытку выплатить з/п в тяжелой обстановке даже из благих намерений в ущерб налоговым обязательствам и кредиторам — понесет ответственность дважды, а то и трижды… Круг замкнулся.

Однако вы уже влипли, руководя и/или владея бизнесом. Давайте разложим все по полочкам. 

1. Ответственность за нарушение действующего законодательства

Субъект: руководитель организацииОтветственность: административная, уголовнаяЧем предусмотрена: КоАП РФ, Уголовный кодекс РФ 

Безграничное как океан, российское законодательство содержит огромное количество стандартов, правил, порядков и процедур, за нарушение которых не только сами юридические лица, но также их руководители привлекаются к административной и, если итог деяния более плачевный, к уголовной ответственности.

Не отбили и не выдали кассовый чек покупателю, не уведомили соответствующий орган о заключении трудового договора с мигрантом, нарушили срок извещения учредителя компании о внеочередном собрании участников общества — получайте штраф, как на само это общество, так и на его директора. С конкретными рисками лучше ознакомиться заранее в зависимости от сферы деятельности, почитав на досуге КоАП РФ и УК РФ. Размеры штрафов могут быть существенными. Из самого печального: дисквалификация руководителя и, конечно, лишение свободы.

Что касается уголовной ответственности именно за налоговые преступления (ст.ст. 198, 199, 199.1, 199.2, 199.3, 199.4 УК РФ), то тут есть несколько нюансов.

В 2016 году порог привлечения к уголовной ответственности за неуплату налогов был значительно повышен. До 900 тыс. рублей для физических лиц. И до 5 млн. рублей для юридических. В СМИ тогда это называли умным словом «декриминализацией деяния».

Однако средний размер доначислений на одну выездную налоговую проверку был более 7 млн. рублей по России.

То есть любая среднестатистическая налоговая проверка давала основания для возбуждения уголовного дела (конечно, если налогоплательщик не оплачивал требование инспекции).

Сейчас вновь затевается подобный маркетинговый ход, направленный на «дальнейшее формирование условий для создания благоприятного делового климата в стране». Планируется принятие поправок, устанавливающих новые пороги для уголовной ответственности: 2,7 млн. для физических лиц; 15 млн. для юридических. При этом средний размер доначислений на одну ВНП — 22 млн. руб. 

Отдельный акцент на ст. 199.2 УК — сокрытие имущества от взыскания налогов.

Лихие собственники или руководители бизнеса, почуяв неладное и держа в руках только что врученное решение налоговой о назначении выездной проверки, лихорадочно ищут способ вывести деньги или имущество из под потенциального взыскания. А зря. Этот состав преступления — очень формальный.

Доказывается относительно легко. Факт перечисления денег, отчуждения имущества и даже направление выручки в обход потенциального недоимщика сразу на поставщиков и подрядчиков — преступление. Конечно, если стоимость его стартует от 2,25 млн. рублей.

За неуплату социальных взносов, несмотря на то, что они стали главой 34 Налогового кодекса, пока уголовной ответственности нет. Соответствующий законопроект пролежал в Думе и прокис. Видимо, будет новый. Потому, что это однозначно станет преступлением.

2. Ответственность за виновное причинение ущерба компании

Субъект:  руководители организации (единоличные и члены коллегиального органа)Ответственность: возмещение ущербаЧем предусмотрена: ст. 53.1 ГК РФ, ст. 44 ФЗ «Об ООО», ст. 71 ФЗ «Об АО»

Вполне логично, что исполнительный орган Общества, будь то директор, президент, управляющий или член правления, обязан действовать добросовестно и разумно в интересах возглавляемой им компании.

Если он, нарушая эти принципы и пользуясь своим положением, причинит ущерб компании: например, заключит сделку в нарушение интересов собственников и/или в обход обязательной процедуры ее согласования с ними, оказавшуюся невыгодной для компании — причиненный ущерб можно с него взыскать. Причем в полном размере.

До 2013 года возможность взыскания убытков с органов управления общества была из ряда фантастики: суды требовали определения точного размера убытков и ссылались на вероятностный характер предположений об их причинении. 

Исправил данную ситуацию ВАС РФ в своем Постановлении Пленума от 30 июля 2013 года №62. Среди прочего суд указал ситуации, когда неразумность и/или недобросовестность действий директора считается доказанной.

Например, если он совершил сделку на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой»).

Если в результате таких действий общество будет привлечено к налоговой или административной ответственности, понесенные убытки в размере доначисленных сумм налогов, пеней и штрафов (если речь идет о сделке с «однодневкой») могут быть взысканы с директора.

Это постановление развернуло немногочисленную судебную практику по делам о взыскании убытков с директоров компаний на 180 градусов. Теперь проблем с определением величины ущерба у судов практически нет. А суммы, суммы-то какие!

Чуть позже, в 2014 году, законодатель учел мнение судов и внес соответствующие правки в ГК РФ (указанная выше ст. 53.1 Гражданского кодекса). 

Кто подобное требование может предъявить? Новый директор, например. Или учредители (участники, акционеры) компании.

из указанного Постановления…

Вс одобрил «субсидиарку» без банкротства — новости право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Недобросовестных бенефициаров и гендиректоров можно привлекать к субсидиарной ответственности вне банкротства, например, в самом частом случае: когда на процедуры несостоятельности не хватило денег. Суды могли отказывать кредиторам, которые знали об основаниях привлечения к ответственности раньше, но ничего не делали. Но, по сути, экономколлегия сняла этот барьер.

В 2014 году «Ниша» и «Логостайл» договорились о поставке молочной продукции. «Логостайл» получил товар, но полностью его не оплатил. Продавец отсудил у должника почти 30 млн руб. (дела № А56-81443/2015 и № А56-52043/2016). Но денег у него не оказалось, поэтому «Ниша» решила обанкротить контрагента. Из-за того, что у «Логостайла» не было средств на процедуру, в 2018 году дело № А56-103335/2017 о несостоятельности прекратили.

Не дали привлечь к «субсидиарке»

Тогда «Ниша» уже вне рамок банкротного дела обратилась в АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц: Александра Латака, Сергея Ипатова, Дмитрия Кочина и Дмитрия Лазаренко.

Читайте также:  Их едят, а они глядят: подробно о запрете ГМО

Латак был гендиректором с 2014 по 2016 годы (в том числе, когда заключался договор поставки), Ипатов сменил его на этой должности. А Лазаренко и Кочин  фактически руководили обществом. Истец посчитал, что они довели фирму до финансового краха: проводили подозрительные сделки, не вели бухгалтерскую отчетность и не предоставляли ее в налоговую.

Поэтому он просил взыскать с них солидарно почти 30 млн руб. (дело № А56-69618/2019).

Практика ВС отменил субсидиарку за неудачные поручительства

Первая инстанция буквально толковала п. 1 ст. 61.

19 Закона о банкротстве («Рассмотрение заявления о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве») и решила, что привлекать к «субсидиарке» вне рамок дела о несостоятельности можно, только если заявителю стали известны новые обстоятельства, которые он не знал до прекращения банкротного дела. «Ниша» же ссылается на факты, установленные в рамках дела о несостоятельности «Логостайла» – отсутствие отчетности должника, платежи в пользу аффилированных лиц или без встречного представления. То есть у кредитора нет права предъявлять иск о привлечении к ответственности контролирующих лиц вне рамок дела о несостоятельности, решил суд и отказал «Нише». Такого же мнения оказалась апелляция и кассация, тогда общество пожаловалось в Верховный суд. 

«Субсидиарка» без банкротства возможна

Заседание в ВС прошло 3 июня. Председательствовал в процессе Иван Разумов.

Как объяснила юрист «Ниши» Евгения Смоляк, общество не могло подать заявление о привлечении контролирующих лиц к «субсидиарке» в рамках банкротного дела, так как его прекратили еще на стадии проверки обоснованности заявления.

Еще она отметила, что они не могли узнать из банкротного дела об убыточных для «Логостайла» сделках, ведь суд не устанавливал обстоятельства деятельности должника, не исследовал управленческие решения и заключенные договоры (см. ВС решал, возможна ли «субсидиарка» без банкротства).

В этом сюжете

ВС изучил дело и принял решение. В его мотивировочной части он объяснил: Закон о банкротстве не прекращает право кредитора на возмещение вреда, если тот знал об основаниях привлечения к «субсидиарке», но не предъявил такой иск до прекращения дела о несостоятельности. То есть суды неверно истолковали п. 1 ст. 61.

19 Закона о банкротстве («Рассмотрение заявления о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве»). В норме сказано, что обращаться в суд для привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности вне рамок банкротного дела можно, если кредитору станет известно об основаниях.

Но статья не исключает право на иск о привлечении к «субсидиарке», если основания для нее были известны до прекращения банкротного дела, решила коллегия.

По мнению экономколлегии, нижестоящие инстанции ошибочно не учли разъяснения постановления Пленума ВС 21 декабря 2017 года № 53. В  п.

31 сказано, что если производство по делу о банкротстве прекратили из-за отсутствия средств до введения первой процедуры банкротства, то заявитель по делу о банкротстве может требовать привлечь контролирующих лиц к субсидиарной ответственности в рамках другого дела.

ВС согласился с тем, что «Ниша» не могла подать заявление о привлечении к «субсидиарке» в деле о несостоятельности, ведь процедура банкротства в отношении «Логостайла» не вводилась. Поэтому ВС указал на необходимость изучить доводы общества и его оппонентов по существу. СКЭС отменила решения трех инстанций, а дело вернула в АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области. 

Эксперты: двоякое впечатление от позиции ВС

Азат Ахметов, советник Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции Профайл компании
, с одной стороны поддерживает позицию ВС, который исправил нижестоящие суды и указал на необходимость применения постановления Пленума ВС от 2017 года. То есть разрешил привлекать контролирующих лиц к ответственности, если дело прекратили из-за недостатка средств у должника. С другой стороны, эксперт настороженно относится к разъяснениям о том, что право кредитора на возмещение вреда не прекращается, если он знал о наличии оснований для привлечения к «субсидиарке», но не предъявил такой иск до прекращения дела о несостоятельности. Ахметов считает, что это можно истолковать как абсолютную возможность подачи самостоятельных исков о привлечении к субсидиарной ответственности вне зависимости от того, по какой причине прекращено производство по делу о банкротстве .

Для недобросовестных кредиторов позиция ВС создает соблазн вовсе не заниматься банкротными процедурами (выявлять активы, пополнять конкурсную массу, оспаривать сделки), а способствовать быстрому прекращению производства по делу о банкротстве и подавать самостоятельные иски о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

Азат Ахметов, советник Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции Профайл компании

Ахметов подчеркнул, что для контролирующих лиц эта мотивировка ВС означает еще большую нестабильность своего имущественного положения, ведь они могут в любой момент получить иск о привлечении к субсидиарной ответственности. 

Владимир Журавчак, партнер ЮК Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) Профайл компании
, считает, что благодаря расширительному толкованию ст. 61.

19 Закона о банкротстве увеличится число заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве. Так как мотивировка ВС «снимает барьер» о подаче заявление о привлечении к «субсидиарке» вне банкротного дела только в случае, когда до этого момента такие основания не были известны.

С тем, что позиция ВС существенно повлияет на практику привлечения к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве, согласен и Станислав Петров, партнер Федеральный рейтинг.

группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Цифровая экономика группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Семейное и наследственное право группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Уголовное право Профайл компании

С учетом того, что, по статистике Федресурса, кредиторы ничего не получают в более чем 60% дел о банкротстве, такой механизм может стать для кредиторов заменой полноценной банкротной процедуры.

Станислав Петров, партнер Федеральный рейтинг.

группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Цифровая экономика группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Семейное и наследственное право группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Уголовное право Профайл компании
.

Петров называет развитие внеконкурсных механизмов защиты позитивной тенденцией: это поможет сократить затраты кредиторов на заведомо бесперспективные процедуры банкротства и позволит быстрее обратить взыскание на имущество недобросовестных бенефициаров компаний. 

В ГД внесли законопроекты о QR-кодах в общественных местах 12:56 Последние новости коронавирусных запретов 19:20Заказчица взыскала 2,9 млн руб. за задержку с поставкой мебели 18:40Прокуратура обвиняет «Мемориал» в оправдании экстремизма и терроризма 18:31Голикова сравнила сертификат о вакцинации по важности с паспортом 18:25ВС рассказал, когда председатель суда достоин «частника» 18:15В Дагестане возбудили дело об убийстве имама 17:45ВС рассказал, когда можно не платить за аренду 17:24Суд приговорил предпринимателя из списка Титова к 7 годам лишения свободы 17:21Обзор ВС: как считать срок для возврата переплаты по страховым платежам 17:17 Блогеру Хованскому назначили психиатрическую экспертизу
17:09ВС закрепил правила «налоговой реконструкции» в своем обзоре 16:41 Иностранные инвесторы выигрывают 89% споров 16:23Суд вернул дело Элджея о пропаганде наркотиков 16:12Мировой лидер Legal Tech назвал обладателей престижной отраслевой премии Changing Lawyer 15:54Суд оправдал экс-министра здравоохранения Саратовской области 15:47ФАС подготовит меры по стабилизации цен на топливо 15:16Арестант оспорил отказ ФСИН в проведении МРТ в заключении 15:06В Подмосковье задержали полицейского, выстрелившего в дочь 14:21Адвоката арестовали за съемку в отделе полиции 13:56Конституционный суд Коми упразднят 1 февраля 2022 года 13:36Суд вынес приговоры за хищение 404 млн руб. на космодроме «Восточный» 13:16ВС разбирался, кто заплатит за ликвидацию незаконной свалки 13:11 ФСИН просит суд назначить Соболь реальные исправработы за плохое поведение
12:47Первый регион в России начнет выдавать QR-коды для непривитых 12:21Члены СПЧ намерены обсудить с Путиным пытки в колониях, иноагентов и Зуева 11:56Суд оштрафовал циркача за выгул тигренка 11:41В Москве начали фиксировать нарушения ПДД с помощью патрульных машин 11:34ВС отказался признать приватизацию «БСК» 11:32Минюст уточняет в ГПК порядок оплаты в суде переводчикам и экспертам 11:00Приговоренная к смерти добилась компенсации в Японии 10:57Минфин планирует освободить семьи с детьми от налога с продажи жилья 10:23 Право в мире: адвокаты против рецидивов и расизм в банкротстве
10:22Депутат ГД: вопрос о признании российской вакцины России и ЕС будет решен в начале 2022 года 9:55Суд отказал экс-главе «Роснефти» в иске против Ротшильдов 9:46МВД объявило в розыск основателя Gulagu.net 9:31Минобрнауки разрешит студентам проходить практику у адвокатов 9:10Суд удовлетворил иск Дерипаски к Навальному о защите деловой репутации 8:32В Сеть утекли данные покупателей фальшивых COVID-справок 8:17Обзор СМИ за 12 ноября 18:32ВС рассмотрит иск Генпрокуратуры о ликвидации «Международного Мемориала» 18:11Двоюродного брата Нурмагомедова задержали за наезд на полицейского 17:28 Лев Пономарев остался СМИ-иноагентом по решению Мосгорсуда
17:07Метро взыскало 4,5 млн руб. за незаконное использование бренда 17:05Серебренников и другие фигуранты заплатили 129 млн руб. по делу «Седьмой студии» 16:34Апелляция отказала Booking в отмене решения ФАС 16:34Глава комитета ГД видит коррупционную составляющую в новом КоАП в части ПДД 16:31ГД расширяет единый налоговый платеж 16:29ВС направил дело Фургала в Подмосковье 16:11ГД запретила финорганизациям скрывать данные о клиентах 15:55Депутаты меняют НДПИ и акцизы на металл 15:53АСВ потребовал от экс-руководства банка-банкрота 4,5 млрд рублей 15:20Прокуратура возбудила дело в связи с угрозами журналисту «России 24» из-за сюжета про МФО 14:48Портал Госуслуг отразил крупнейшую в своей истории кибератаку 14:28Власти готовят законопроекты об обязательных QR-кодах в магазинах и транспорте 13:42 Светопостановщик подал в суд на Алека Болдуина и других участников съемочной группы
13:23Минюст США подал иск к Uber за дискриминации инвалидов 12:43Задержан скрывавшийся экс-оперативник, подозреваемый в похищении людей ради выкупа 13:55Возбуждено дело из-за утечки данных о рейсе Навального

Читайте также:  Право собственности на новое здание еще не оформлено. как предотвратить риски аренды

Вс разъяснил тонкости привлечения к субсидиарной ответственности руководителей убыточных предприятий

21 мая Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 302-ЭС20-23984 по делу № А19-4454/2017 о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя теплоснабжающей организации-банкрота за неподачу заявления о банкротстве должника и учредителя последнего за доведение до несостоятельности.

Экс-главу МУП привлекли к субсидиарной ответственности

В октябре 2015 г.

администрация Новоигирминского городского поселения Нижнеилимского района создала МУП «Управляющая компания “Спектр”» для предотвращения срыва предстоящего отопительного сезона из-за прекращения деятельности предыдущих ресурсоснабжающих организаций. Основной вид деятельности организации сводился к оказанию услуги по теплоснабжению, ее руководителем со дня создания был Владимир Алиев.

Только в мае 2016 г. Служба по тарифам Иркутской области ввела для предприятия новые тарифы, начиная с 1 июня 2016 г. До этого момента МУП использовало, в соответствии с рекомендацией администрации, тарифы прежних ресурсоснабжающих организаций в качестве вынужденной меры для недопущения социальной напряженности среди потребителей.

Впоследствии предприятие было признано банкротом по заявлению общества «Иркутскэнергосбыт».

Конкурсный управляющий должника обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя МУП за неисполнение обязанности по подаче в суд заявления о банкротстве возглавляемого им предприятия, а также администрации городского поселения на основании п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве за действия или бездействие, ставшие причиной банкротства предприятия.

Три судебные инстанции удовлетворили заявление частично, взыскав с Владимира Алиева в конкурсную массу должника свыше 9 млн руб. и отказав в удовлетворении требования к администрации. Суды исходили из того, что у предприятия образовалась задолженность по оплате электроэнергии, поставленной в ноябре 2015 г.

обществом «Иркутскэнергосбыт», в сумме 754 тыс. руб. По условиям сделки расчеты за этот месяц должны были быть осуществлены не позднее 18 декабря. Эта задолженность так и не была погашена, а деятельность МУП с самого начала была убыточной, долги перед контрагентами только нарастали, и по итогам 2015 г.

активов должника уже было недостаточно для расчетов с кредиторами.

Суды также сочли, что по истечении трех месяцев со дня согласованного срока платежа за электроэнергию, полученную в ноябре 2015 г., руководитель МУП обязан был подать в суд заявление о банкротстве предприятия не позднее 19 апреля 2016 г.

При этом они отклонили доводы Владимира Алиева о частичном погашении задолженности перед «Иркутскэнергосбытом», о направлении им обращений в Министерство жилищной политики, энергетики и транспорта Иркутской области с заявками о предоставлении субсидии в целях возмещения недополученных доходов, возникших из-за представления услуг населению по экономически необоснованным тарифам.

В удовлетворении требования о привлечении администрации к субсидиарной ответственности суды отказали ввиду недоказанности причинно-следственной связи между ее поведением и банкротством предприятия.

Конкурсный управляющий, как отмечалось в судебных актах, не указал конкретные действия, которые должна была предпринять администрация для восстановления платежеспособности предприятия, и меры контроля, при использовании которых не наступили бы негативные последствия в виде банкротства.

В свою очередь, факт уменьшения размера чистых активов МУП не является достаточным основанием для привлечения собственника его имущества к субсидиарной ответственности.

ВС не поддержал выводы нижестоящих судов

В кассационной жалобе в Верховный Суд Владимир Алиев просил отменить судебные акты нижестоящих инстанций.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что при разрешении вопроса о привлечении бывшего руководителя к ответственности за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о собственном банкротстве существенное значение имеет установление момента возникновения соответствующей обязанности. Этот момент определяется тем, когда обычный, разумный и добросовестный руководитель, поставленный в ту же ситуацию, что и руководитель должника, должен был осознать такую степень критичности положения подконтрольной организации, которая объективно свидетельствовала о невозможности продолжения нормального режима хозяйствования.

«Судебная коллегия не может согласиться с выводом судов о том, что обычный добросовестный и разумный руководитель предприятия, учрежденного в середине отопительного сезона для обеспечения реализации прав граждан на доступ к социально значимым благам в сфере коммунального обслуживания, находящийся в той же ситуации, что и Владимир Алиев, спустя столь короткий промежуток времени, прошедший со дня создания этого предприятия, и при отсутствии иной теплоснабжающей организации на территории п. Новая Игирма, расположенного в Восточной Сибири, не дожидаясь окончания отопительного сезона, принял бы решение об обращении в суд с заявлением о банкротстве возглавляемого им предприятия», – заметила Коллегия.

Как пояснил Суд, грамотный менеджер, наоборот, приступил бы к более детальному анализу ситуации, развивающейся на вновь образованном предприятии, что соответствует смыслу подп. 2 п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

По результатам такого анализа не исключается возможность разработки и реализации экономически обоснованного плана в целях санации должника, если его руководитель правомерно надеется на преодоление кризисной ситуации в разумный срок и прилагает необходимые усилия для этого.

Наличие же антикризисной программы может подтверждаться не только документом, поименованным соответствующим образом, но и совокупностью иных доказательств.

«При этом возложение субсидиарной ответственности допустимо, в частности, когда следование плану являлось явно неразумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах, либо когда план разрабатывался лишь для создания внешней иллюзии принятия антикризисных мер и получения отсрочки, с тем чтобы выиграть время для совершения противоправных действий, причиняющих вред кредиторам», – подчеркнул ВС.

Верховный Суд также учел возражения бывшего руководителя МУП о том, что невозможность исполнения предприятием обязательств перед основным кредитором в лице общества «Иркутскэнергосбыт» была обусловлена, помимо прочего, спецификой деятельности должника, работающего в сфере ЖКХ, которая нередко характеризуется наличием, с одной стороны, кредиторской задолженности перед поставщиком энергоресурса, с другой стороны, дебиторской задолженности граждан и иных потребителей. По словам Владимира Алиева, 29 февраля 2016 г. МУП уже обращалось в Службу по тарифам Иркутской области с заявлением об установлении ему собственных тарифов, а затем направляло заявки о предоставлении субсидии в различные инстанции.

Читайте также:  Увольнение по пункту 5 части 1 статьи 81 ТК РФ

Как пояснил ВС, нижестоящим судам следовало оценить эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи, установив, имелся ли у Алиева план выхода из кризиса.

«При разрешении вопроса о наличии оснований для привлечения директора к субсидиарной ответственности правовое значение имеют иные обстоятельства: являлся ли план разумным в момент его принятия; когда негативные тенденции, продолжившиеся в ходе реализации плана, привели предприятие в состояние, свидетельствующее о том, что план себя исчерпал», – заключил Суд.

ВС также не согласился с выводами об освобождении администрации от ответственности. Как пояснил Суд, основной кредитор не имел возможности отказаться от заключенного с МУП договора энергоснабжения и прекратить (приостановить) исполнение обязательств по поставке электрической энергии, т.е.

изначально находился в положении лица, которое заведомо будет страдать от взаимодействия с предприятием.

В свою очередь администрация городского поселения создала предприятие для предотвращения чрезвычайной ситуации (срыва отопительного сезона), МУП имело возможность оказывать услугу по теплоснабжению и фактически осуществляло уставную деятельность.

«Между тем, если у учредителя организации не было какой-либо неопределенности относительно рынка и масштабов деятельности нового, созданного им участника гражданского оборота, и уже на начальном этапе ему было заведомо известно, что организация не имеет возможности вести нормальную предпринимательскую деятельность в этой сфере ввиду явного несоответствия полученного ею имущества объему планируемых мероприятий, избранная учредителем модель поведения уже в момент ее выбора приводила к очевидному дисбалансу прав должника и его кредиторов. Такой учредитель не может быть освобожден от субсидиарной ответственности, предусмотренной п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве», – указано в постановлении.

Более того, добавил Верховный Суд, по-разному истолковав одни и те же обстоятельства и привлекая вследствие этого к субсидиарной ответственности одно контролирующее лицо и одновременно освобождая от данной ответственности другое, суды тем самым лишили первого солидарного должника по субсидиарной ответственности возможности получить возмещение от второго по правилам о регрессе, что недопустимо.

Таким образом, ВС отменил все судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение.

Эксперты оценили значение выводов ВС для практики

Юрист банкротного направления юридической фирмы VEGAS LEX Антон Кальван считает, что определение повлияет на правоприменительную практику привлечения к субсидиарной ответственности за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о собственном банкротстве.

«Общий лейтмотив этого судебного акта: необходимо более тщательно разбираться в причинах банкротства должника и действиях (бездействии) контролирующих должника лиц, предшествовавших банкротству.

Закон о банкротстве действительно позволяет освободить от ответственности руководителя должника, следовавшего экономически обоснованному плану. Вместе с тем отсутствие документального закрепления плана не свидетельствует о его отсутствии в принципе.

Наличие такого плана может подтверждаться иными доказательствами (например, перепиской с контрагентами, обращениями в органы власти, протоколами совещаний)», – подчеркнул он.

Адвокат МКА «Вердиктъ», арбитр Хельсинкского международного коммерческого арбитража Юнис Дигмар полагает, что ВС привел очень важные, в первую очередь политические, мотивы отмены судебных актов нижестоящих судов: «На мой взгляд, Верховный Суд, явно осознавая масштаб назревающей проблемы и количество действующих в стране МУП и ГУП, сформировал несколько важных выводов, которые должны учитываться при рассмотрении споров о привлечении к субсидиарной ответственности руководителей таких предприятий».

Юнис Дигмар отметил, что согласно выводам ВС даже в случае возникновения признаков банкротства разумный руководитель МУП/ГУП не обязан незамедлительно подавать заявление о банкротстве возглавляемого им предприятия.

«Это обусловлено прежде всего тем, что, как правило, такие предприятия осуществляют социально значимые функции и их банкротство может привести к негативным социально-экономическим последствиям. В указанном случае руководитель обязан детально проанализировать сложившуюся ситуацию, разработать план и попытаться его реализовать.

О наличии подобного рода плана может свидетельствовать в том числе переписка руководителя с органами муниципальной и государственной власти, в которой разумный руководитель предлагает меры для выхода из сложившейся ситуации.

И лишь после того, как план себя исчерпал и имеются объективные предпосылки полагать, что предприятие не выйдет из кризисной ситуации, руководитель обязан обратиться в суд с заявлением о банкротстве предприятия», – пояснил он.

Адвокат добавил, что важный политический посыл определения заключается в том, что ВС ориентировал нижестоящие суды более детально разбираться в подобных спорах, подспудно намекнув им, что поголовное привлечение руководителей МУП/ГУП может привести к ситуации, когда руководить ими будет просто некому, ведь зачастую подобные предприятия всегда ходят на грани, а иногда и за гранью банкротства, в том числе в связи с тем, что их деятельность нацелена на простых потребителей, а их стоимость зачастую является явно заниженной, не покрывая даже фактические расходы. «Еще один важный момент, который заслуживает особого внимания: ВС РФ указал, что если учредитель установил для подконтрольного ему предприятия низкие тарифы, которые не покрывают его расходы, то винить в банкротстве предприятия его руководителя нельзя», – резюмировал Юнис Дигмар.

Адвокат, руководитель группы по банкротству АБ «Качкин и Партнеры» Александра Улезко полагает, что нельзя быть руководителем изначально убыточного МУП и освобождаться от ответственности со ссылками на годами продолжающиеся безрезультатные попытки вывести его из кризиса.

«Учитывая, что в подобных ситуациях на практике с заявлением о банкротстве почти всегда обращаются кредиторы, руководителю в какой-то момент должно быть ясно, что его план выхода из кризиса не сработает.

Главное, как указал Верховный Суд в этом деле, создание МУП, которое изначально не способно к ведению нормальной хозяйственной деятельности, должно влечь субсидиарную ответственности учредителя. Надеюсь, теперь практика создания и функционирования убыточных МУП останется в прошлом», – предположила она.

Субсидиарная ответственность в банкротстве: практика успешной защиты за год

— Понятие контролирующего должника лица (КДЛ)

Теперь к субсидиарной ответственности по долгам компании может быть привлечено любое лицо, не обязательно это должен быть директор, участник или акционер.

Ключевое значение играет возможность определять действия должника в предбанкротный период и/или иметь возможность распоряжаться документацией должника.

Отдельного упоминания заслуживает то, что контролирующим может быть признано лицо, которое извлекло выгоду из сделки с должником (например, покупатель актива по заниженной цене).

— Презумпции

Новый закон содержит презумпции: 1) признания лица контролирующим; 2) факта доведения должника до банкротства. Презумпции представляют собой сформулированные законодателем условия, при которых бремя доказывания обратного возлагается на ответчика. Например, участник с долей 50% и больше признается КДЛ, если не сумеет доказать обратное.

— Понятие «объективного банкротства»

Новое (старое) понятие важно для понимания по двум причинам: 1) с моментом объективного банкротства связано исчисление срока «подконтрольности» должника конкретному КДЛ; 2) именно с момента возникновения «объективного банкротства» руководитель (а также участник) обязан в месячный срок подать заявление о банкротстве.

Период признания контролирующим должника лицом (далее также – «КДЛ») ранее составлял 3 года до момента принятия заявления о признании должника банкротом – это был простой и понятный способ исчисления срока.

С июля 2017 года введено новое понятие «объективного банкротства» – момент, в который должник стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов из-за превышения совокупного размера обязательств над реальной стоимостью его активов (Постановление Пленума ВС РФ № 53 от 21.12 2017 г.

«О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», пункт 4). Трехлетний срок для признания лица контролирующим исчисляется от момента объективного банкротства. Доведение компании до объективного банкротства влечет ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов (ст.

61.11 закона о банкротстве). В то же время момент «объективного банкротства» важен другим – с этого момента у руководителя должника возникает обязанность подать заявление о банкротстве (статья 9 закона о банкротстве).

Обязанность руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в статье 9 Закона о банкротстве (Постановление Пленума ВС РФ №, пункт 9). Несмотря на то, что определение момента «объективного банкротства» имеет ключевое значение в разрешении вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности, ни в законе, ни в судебной практике нет единого подхода к этому вопросу.

Судебная практика. Постановление АС Северо-Кавказского округа от 27.04.2018 по делу №А53-4511/2016 (дело бара «Пинта+»).

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *