Покупатель нарушил условия оплаты. как суды толкуют последствия, установленные в кодексе

Если грузовладелец не оплачивает услуги перевозчика, последний может удержать его груз до полного погашения задолженности. Но есть нюансы, о которых необходимо знать, чтобы удержание не признали неправомерным.

Оказание возмездных услуг очевидно предполагает оплату таких услуг. Однако на практике не все заказчики оплачивают услуги перевозчиков и экспедиторов в оговоренный срок по различным причинам. Не желая утрачивать партнерские отношения с заказчиками, экспедиторы и перевозчики продолжают перевозить грузы «в долг», наращивая дебиторскую задолженность.

Действующим законодательством предусмотрена возможность удержания имущества должника в качестве гаранта оплаты оказанных, но не оплаченных услуг. Такое право есть и у перевозчика, и у экспедитора, но с некоторыми особенностями. О существовании такого права в теории известно всем участникам процесса, но с практикой возникают сложности.

Во-первых, желая удержать груз в счет оплаты услуг, необходимо определиться с характером сложившихся между сторонами правоотношений, а именно кто перед нами – экспедитор или перевозчик.

Экспедитор вправе удержать груз в случае, если это право прямо предусмотрено договором, а перевозчик наделяется такой возможностью в случае отсутствия в договоре соответствующего запрета.

Иными словами, если в договоре перевозки установлен запрет на удержание, а в договоре транспортной экспедиции прямо не указано, что экспедитор вправе удержать груз – удержание будет неправомерно, а действия перевозчика и экспедитора могут быть квалифицированы по ряду статей кодекса об административных правонарушениях или уголовного кодекса.

Во-вторых, удержание груза возможно только в счет оплаты уже возникшего обязательства.

Как это ни странно, в судебной практике довольно часто встречаются случаи, когда груз удерживается в счет оплаты перевозки, обязательство по оплате, которой на момент удержания еще не наступило.

Нельзя удерживать груз в счет оплаты перевозки, заключенной на условиях пост оплаты, так как обязательство заказчика оплатить возникнет только после выполнения ряда условий, как минимум – по факту передачи груза уполномоченному лицу в месте назначения.

Покупатель нарушил условия оплаты. Как суды толкуют последствия, установленные в кодексе
donwork.ru

В-третьих, не рекомендуется удерживать грузы, не принадлежащие должнику. В случае, если владелец не задолжал перевозчику, то удержание его груза вероятнее всего будет расценено судом неправомерным. 

Для удержания имущества необходимо чтобы это имущество принадлежало должнику на праве, которое позволяет им распоряжаться по своему усмотрению (на праве собственности, например).

 

Вероятность того, что удержание возымеет нужное действие на должника, не являющегося владельцем, конечно есть (в ситуации, когда груз удерживает фактический перевозчик, а претензии по факту утраты груза предъявляются грузовладельцем к экспедитору, состоящему с ним в договорных отношениях) задолженность будет погашена, груз доставлен и ситуация разрешится вполне мирным путем.

Но в обратной ситуации перевозчик не будет иметь прав на реализацию фактически чужого имущества, зато может оказаться ответчиком по делу об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

По факту удержания груза необходимо уведомить грузовладельца о месте хранения груза, факте и основаниях удержания.

В противном случае у собственника будут все основания считать груз утраченным по истечению максимально возможного срока доставки, предусмотренного договором или действующим законодательством (статья 14 УАТ).

Не стоит забывать и о соразмерности задолженности и удержанного имущества, а также о сроках годности, условиях хранения такого имущества. Механизм удержания направлен на стимуляцию погашения существующей задолженности, но не стоит злоупотреблять своими правами и помнить об обязанностях и добросовестности.

В случае, если в результате действий перевозчика имущество будет испорчено (например, по причине истечения срока годности, о котором перевозчику было достоверно известно), ответственность за такую порчу будет нести перевозчик – соответствующие прецеденты в судебной практике имеются.

Принимая решение об удержании груза, рекомендуется получить консультацию у квалифицированного специалиста, который поможет скоординировать действия и не допустить ошибок.

Компания «Независимое агентство сюрвея и аджастинга» обеспечивает комплексное сопровождение проблемных ситуаций, возникающих в логистике.

В зависимости от момента и целей привлечения в качестве независимого эксперта, мы оказываем услуги по инспекционному осмотру груза (сюрвей), урегулированию убытков (лосс аджастинг), судебному представительству по защите нарушенных прав заказчика.

Урегулирование любых, даже самых сложных ситуаций, возможно при профессиональном подходе, умении реагировать быстро и своевременно, надлежащем документальном оформлении причиненного убытка и соблюдении правильной последовательности действий.

© ООО «НАСА» — Независимое агентство сюрвея и аджастинга

Обзор судебной практики по спорным вопросам уменьшения неустойки (ст.333 ГК РФ) от 18 июля 2016

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

Под неустойкой (штрафом, пеней) согласно п.1 ст.330 ГК РФ признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков, поскольку неустойка относится к одному из способов обеспечения исполнения обязательств (п.1 ст.

329 ГК РФ) и носит компенсационный характер, призвана стимулировать стороны обязательства к надлежащему исполнению своих обязательств.

Соглашение о неустойке в обязательном порядке должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства, несоблюдение письменной формы влечет недействительность соглашения о неустойке (ст.331 ГК РФ). При этом в соглашении стороны должны согласовать:

— Случаи взыскания неустойки (т.е. четкий перечень, за что предусматривается уплата неустойки);

— Порядок взимания неустойки (размер/ставка, сроки уплаты, ограничения и т.п.).

  • Неустойка также может быть предусмотрена и законом, в этом случае законом определяются случаи и порядок взимания неустойки.
  • Таким образом, неустойка бывает:
  • — Договорной (когда ее уплату предусматривают в соглашении стороны);
  • — Законной (когда оплата предусмотрена законом).

Независимо от вида неустойки должник, обязанный уплатить неустойку, может ходатайствовать перед судом о снижении размера неустойки. Такое право предусмотрено ст.333 ГК РФ.

При несоразмерности неустойки последствиям нарушения суд может снизить размер неустойки, однако, это является правом, а не обязанностью суда. Должник обязан будет доказать несоразмерность неустойки. В качестве причин снижения неустойки могут выступать:

  1. — Отсутствие негативных последствий от нарушения обязательства и незначительность нарушения;
  2. — Небольшой срок допущенного нарушения (например, просрочка платежа в два дня);
  3. — Степень вины кредитора и должника в допущенном нарушении;
  4. — Обстоятельства нарушения обязательства и положение должника;
  5. — Высокий размер (ставка) неустойки;
  6. — Соотношение размера неустойки и основного долга;
  7. — Злоупотребление правом со стороны кредитора.

Однако, сами по себе в отдельности вышеперечисленные основания редко приводят к уменьшению неустойки (за исключением злоупотреблением правом со стороны кредитора, например, путем намеренного затягивания предъявления требования об уплате неустойки и об устранении допущенного нарушения). Чаще всего на снижение неустойки влияют сразу несколько различных факторов.

В настоящем обзоре рассмотрена некоторая судебная практика по ст.333 ГК РФ (в основном практика арбитражных судов, меньше практика судов общей юрисдикции).

Рекомендуется к изучению:

— Ст.330-333 Гражданского кодекса РФ;

— Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (п.60-68);

Обзор судебной практики рассмотрения споров, связанных с привлечением к административной ответственности за недекларирование товаров

Общий комментарий и предложения

Частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ предусмотрена ответственность за недекларирование по установленной форме товаров, подлежащих декларированию.

Совершение указанного правонарушения юридическим лицом влечет наложение административного штрафа в размере от одной второй до двукратного размера стоимости товаров, явившихся предметами административного правонарушения, с их конфискацией или без таковой либо конфискацию предметов административного правонарушения.

Состав указанного административного правонарушения является формальным, т.е. для привлечения к ответственности не обязательно наступление негативных последствий в виде неуплаты или занижения размера подлежащих уплате таможенных платежей.

Следует отметить, что ст. 16.2 КоАП РФ содержит часть 2, которой установлена ответственность за недостоверное декларирование. В этом случае ответственность наступает только, если нарушение послужило или могло послужить основанием для занижения суммы таможенных платежей, и размер штрафа установлен в процентах от суммы недоимки, а не от стоимости товара.

Разъяснения по разграничению административных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена частями 1 и 2 статьи 16.2 КоАП РФ, приведены в пункте 30 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.

2006 № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»:  «Частью 1 статьи 16.

2 КоАП РФ установлена ответственность за недекларирование товаров и (или) транспортных средств, когда лицом фактически не выполняются требования таможенного законодательства по декларированию и таможенному оформлению товара, то есть таможенному органу не заявляется весь товар либо его часть (не заявляется часть однородного товара либо при декларировании товарной партии, состоящей из нескольких товаров, в таможенной декларации сообщаются сведения только об одном товаре или к таможенному оформлению представляется товар, отличный от того, сведения о котором были заявлены в таможенной декларации).

Если же товар по количественным характеристикам задекларирован полностью, но декларантом либо таможенным брокером (представителем) в таможенной декларации заявлены не соответствующие действительности (недостоверные) сведения о качественных характеристиках товара, необходимых для таможенных целей, эти действия образуют состав административного правонарушения, предусмотренный частью 2 статьи 16.2 КоАП РФ, при условии, что такие сведения послужили основанием для освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов или для занижения их размера.»

С учётом данного разъяснения по части 1 статьи 16.

2 квалифицируются не только случаи умышленного ввоза товаров без декларирования таможенным органам («контрабанда»), но и случаи, когда заявление неверных характеристик товаров не повлекло за собой неуплату таможенных платежей (если в результате недекларирования товаров нарушаются запреты или ограничения, включая меры нетарифного регулирования, в этом случае лицо подлежит административной ответственности, установленной статьей 16.3 КоАП РФ). При этом санкция, предусмотренная частью 1, существенно более жесткая, чем санкция, предусмотренная частью 2 статьи 16.2.

Вместе с тем, в случае умышленного недекларирования товаров его целью является не само по себе нарушение требований закона по декларированию, а избежание обязанности по уплате таможенных платежей и (или) соблюдения запретов и ограничений.

Поэтому не должно быть разного подхода по привлечению к ответственности за недекларирование и недостоверное декларирование. Заявив сведения только о части товаров, содержащихся в товарной партии, декларант по сути заявляет недостоверные сведения.

Неправильное указание количества товаров или их описания – это такие же недостоверные сведения, за указание которых жесткие меры ответственности должны наступать, если это повлекло за собой общественно вредные последствия.

Приведенный ниже обзор судебной практики показывает, что судебные органы приходят к выводу не только о несоразмерности и несправедливости размеров штрафов, предусмотренных частью 1 ст. 16.

Читайте также:  Очко в пользу абстрактного представительства

2, но и о несправедливости приведенного выше разграничения этих двух составов.

Учитывая изложенное и руководствуясь конституционными принципами соразмерности и справедливости административной ответственности, предлагается внести в статью 16.2 КоАП РФ следующие изменения:

  1. выделить в отдельный формальный состав административного правонарушения случаи, когда недекларирование товаров не повлекло за собой неуплату таможенных платежей или занижение их размера, установив за данное правонарушение санкции в виде предупреждения или административного штрафа, выраженного в рублях. Таким образом, данное правонарушение не выводится из-под административной ответственности, но за его совершение предлагается установить справедливую и адекватную ответственность;
  2. если недекларирование влечет за собой уклонение от уплаты таможенных пошлин, налогов, то размер штрафа за данное правонарушение в абсолютной величине должен быть равен размеру штрафа за недостоверное декларирование, повлекшее неуплату или неполную уплату таможенных пошлин, налогов. Вместе с тем, с учетом сложности исчисления суммы неуплаченных таможенных платежей в отношении незадекларированных товаров предлагается сохранить определение размера штрафа от стоимости товаров, но уменьшить его пределы так, чтобы он примерно равнялся 50-200% суммы неуплаченных таможенных пошлин, налогов. С учетом средневзвешенной ставки таможенной пошлины и общей ставки НДС 18%, предлагается установить штраф в размере от 20% до 50% стоимости незадекларированных товаров.
  • I. Занижение количества товара
  • Решения арбитражных судов  по делу № А41-45317/16
  • Участники спора: ООО «Пегас» – инициатор спора;
  • Шереметьевская таможня

Фабула дела ООО «Пегас» (далее – Общество) заявило в декларации на товары (ДТ) товар – светодиодный модуль в количестве – 850 шт. Фактическое же количество товара составило 850 000 штук. Другие сведения о товаре, включая вес и общая стоимость, заявлены в ДТ из расчета 850 тыс. штук.

Таможенные платежи исчислены и уплачены также исходя из 850 тыс. штук. Соответственно, ущерб государственным интересам не нанесен. Самостоятельно выявив расхождение в количестве штук, Общество направило письмо в таможенный орган с просьбой внести изменения в ДТ до выпуска товара.

На основании данного обращения таможенный орган провел таможенный досмотр и выявил, что фактическое количество товара составляет 850 тыс. штук.  По факту недекларирования 849 150 штук Шереметьевская таможня вынесла постановление по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 16.

2 КоАП РФ, с назначением штрафа в размере однократной стоимости товаров, явившихся предметом правонарушения – 8 321 670 руб.

Общество обжаловало постановление в Арбитражный суд Московской области.

Решения судов

Снижая размер неустойки в порядке статьи 333 ГК РФ суд указал, что в данном случае это является способом защиты права покупателя на установление разумного размера неустойки по договору

22 Октября 2019

     Департамент городского имущества (истец) обратился в суд с иском о взыскании с ООО (ответчик) задолженности по уплате ежемесячных платежей и пеней за просрочку оплаты по договору купли-продажи.

     Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, исковые требования удовлетворены частично, с учетом отсутствия у ответчика задолженности на дату рассмотрения спора, и снижения размера неустойки в соответствии со ст.333 ГК РФ. Арбитражный суд Московского округа постановлением от 11.10.2019 N А40-301139/2018 оставил указанные судебные акты без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.
     

     Как следует из материалов дела и установлено судами, между сторонами был заключен договор купли-продажи нежилого помещения. По условиям договора оплата стоимости объекта осуществляется в рассрочку в течение трех лет со дня заключения договора купли-продажи.

За нарушение сроков оплаты продавец вправе требовать с покупателя уплаты неустойки (пени) в размере 0,5% от неуплаченной суммы за каждый день просрочки.

Поскольку ответчик ненадлежащим образом исполнял свои обязательства по оплате объекта, истец обратился в суд с требованием о взыскании задолженности в спорном размере, а также начисленной на сумму долга неустойки.

     Отказывая в удовлетворении требования о взыскании задолженности суды исходили из отсутствия у ответчика перед истцом задолженности по оплате объекта, в указанной части судебные акты истцом не оспариваются. Истец оспаривает судебные акты в части взысканного судами размера неустойки, не согласен с применением ст.333 ГК РФ.

     Согласно пункту 1 статьи 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором.

     В соответствии с пунктом 1 статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

     Проверив расчет истца, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о наличии оснований для начисления договорной пени. В соответствии со статьей 333 ГК РФ суд вправе уменьшить неустойку, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

     Согласно разъяснениям Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, данным в Информационном письме от 14.07.

1997 N 17, критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть: чрезвычайно высокий процент неустойки; значительное превышение суммой неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательства, длительность неисполнения обязательства и другие обстоятельства.

     При этом для применения статьи 333 ГК РФ арбитражный суд должен располагать данными, позволяющими установить явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства.

К последствиям нарушения обязательства могут быть отнесены неполученные истцом имущество и денежные средства, понесенные убытки (в том числе упущенная выгода), другие имущественные или неимущественные права, на которые истец вправе рассчитывать в соответствии с законодательством и договором.
   

     Степень соразмерности заявленной истцом неустойки последствиям нарушения обязательства является оценочной категорией, в силу чего только суд вправе дать оценку указанному критерию, исходя из своего внутреннего убеждения и обстоятельств конкретного дела, как того требует статья 71 АПК РФ. В каждом конкретном случае суд оценивает возможность снижения неустойки с учетом конкретных обстоятельств спора и взаимоотношений сторон.

     Конституционный Суд РФ в Определении от 21.12.

2000 N 263-О разъяснил, что предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, то есть, по существу, на реализацию требования статьи 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

     Согласно разъяснениям, данным в пункте 75 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.

2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», при оценке соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства необходимо учитывать, что никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, а также то, что неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным для должника, чем условия правомерного пользования (пункты 3, 4 статьи 1 ГК РФ).

     Суды первой и апелляционной инстанций, учитывая, что размер согласованной сторонами неустойки является чрезмерно высоким (0,5% за каждый день просрочки), применили ст.333 ГК РФ и снизили заявленный ко взысканию размер неустойки, учитывая отсутствие у ответчика задолженности перед истцом.

     В данном случае снижение неустойки в порядке, предусмотренном статьей 333 ГК РФ, является способом защиты права покупателя на установление разумного размера неустойки по договору.
     

Позиция суда прямо противоречит требованиям закона

22 марта 2021 г. 15:40

В Перми суд определил взыскать с истца вознаграждение представителю ответчика по назначению

Адвокат АП Пермского края Владимир Свирин подал частную жалобу на определение Дзержинского районного суда г. Перми, который самостоятельно определил порядок расчета вознаграждения адвокату, участвующему в гражданском деле по назначению.

В АП Пермского края предположили, что подобное произошло из-за «поверхностного» подхода судьи к вопросу об оплате труда адвоката без внимательного изучения регламентирующей нормативной базы. Вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев посчитал, что позиция суда прямо противоречит требованиям закона.

Адвокат Владимир Свирин выразил уверенность, что апелляционная инстанция отменит определение.

Как сообщает «АГ», Владимир Свирин был назначен представителем ответчика Ю. по гражданскому делу в порядке ст. 50 ГПК РФ о взыскании задолженности по кредитному договору, процентов и госпошлины. 18 февраля суд частично удовлетворил иск ПАО КА «Восточный» и взыскал с Ю. почти 293 тыс.

руб., в том числе задолженность по основному долгу в размере более 141 тыс. руб., задолженность по процентам за пользование кредитным средствами в размере около 151 тыс. руб., расходы на уплату госпошлины в размере около 4 тыс. руб. В удовлетворении остальной части требований суд отказал.

В этот же день суд вынес определение по заявлению Владимира Свирина об оплате его труда за счет государства в размере 2530 руб. (имеется у «АГ»).

Суд указал, что размер вознаграждения адвоката, участвующего в качестве защитника в гражданском судопроизводстве по назначению, урегулирован Приказом Минюста России и Минфина России от 5 сентября 2012 г.

№ 174122н, Постановлением Правительства от 1 декабря 2012 г.

№ 1240, и установил размер вознаграждения с учетом районного коэффициента к зарплате‚ установленного законодательством РФ в Пермском крае в размере 15% Уральского коэффициента в сумме около 630 руб. до 31 декабря 2018 г.

Первая инстанция отметила, что внесенными Постановлением Правительства от 2 октября 2018 г.

№ 1169 изменениями в Положение о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу‚ издержек в связи с рассмотрением дела арбитражным судом‚ гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда предусмотрено поэтапное повышение размера вознаграждения адвоката.

Читайте также:  Совещания для юристов: краткие правила проведения

В связи с этим суд установил размер вознаграждения, подлежащего выплате защитнику, в сумме около 630 руб., с учетом районного коэффициента к зарплате, установленного законодательством в Пермском крае в размере 15% Уральского коэффициента начиная с 1 января 2019 г.

Первая инстанция заметила, что по общему правилу, предусмотренному ч. 1 ст. 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

В случае если иск удовлетворен частично, судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований, а ответчику – пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Указывается, что в соответствии со ст. 100 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

В случае если в установленном порядке помощь адвоката была оказана бесплатно стороне, в пользу которой состоялось решение суда, указанные в части первой настоящей статьи расходы на оплату труда адвоката взыскиваются с другой стороны в пользу соответствующего адвокатского образования.

Суд учел, что исковые требования ПАО КБ «Восточный» удовлетворены в части в размере 39% от заявленных, соответственно, за четыре дня представителю положено 1543 руб.

Не согласившись с таким расчетом, Владимир Свирин подал частную жалобу (имеется у «АГ»). Он указал, что определение противоречит Постановлению Правительства № 1240 от 1 декабря 2012 г. с учетом внесенных в него в 2018 г. изменений.

Так, отметил адвокат, суд сослался на утративший силу Приказ Минюста России и Минфина России от 5 сентября 2012 г. № 174122н, а также на Постановление Правительства от 2 октября 2018 г. № 1169, которое не имеет отношения к выплате вознаграждения по гражданским делам.

Кроме того, указал Владимир Свирин, суд указал на вознаграждение в размере 15% начиная с 1 января 2019 г., о котором ему ничего не известно.

Согласно жалобе суд также применил иной, не предусмотренный Постановлением Правительства № 1240 порядок расчета и выплаты вознаграждения, поставив его в зависимость от вынесенного судебного решения с учетом процентного соотношения относительно размера удовлетворенных судом исковых требований.

«Мало того, суд определил взыскать часть вознаграждения с истца, т.е. по существу адвокату предлагается получить его путем дальнейшего возбуждения исполнительного производства, и это не может не вызывать удивления», – отмечается в жалобе.

Такой порядок, указал Владимир Свирин, суд обосновывает ссылками на ст. 98 и 100 ГПК РФ, применяя их положения к адвокату, который стороной в данном гражданском судопроизводстве не является.

В связи с этим он просил Пермский краевой суд отменить определение первой инстанции.

В комментарии «АГ» Владимир Свирин отметил, что такое решение было принято впервые в его 20-летней практике.

«Я постоянно являюсь представителем по гражданским делам, но ни один из судей такое определение не выносил», – рассказал он.

Адвокат посчитал, что такой порядок расчета был применен из-за низкой квалификации судьи, и выразил уверенность, что апелляционная инстанция отменит определение.

В Адвокатской палате Пермского края «АГ» сообщили, что также впервые столкнулись с подобным судебным актом об оплате труда адвоката.

Так, судья явно применила надуманные доводы по расчету суммы оплаты вознаграждения адвоката, которые противоречат порядку, установленному Постановлением Правительства от 1 декабря 2012 г. № 1240 (с изм. от 29 сентября 2020 г.).

В палате предположили, что это произошло из-за «поверхностного» подхода судьи к вопросу об оплате труда адвоката без внимательного изучения регламентирующей нормативной базы, что называется, с применением «устаревшей формы шаблона».

Вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев посчитал, что позиция суда прямо противоречит требованиям закона. «Как справедливо указывает адвокат в своей жалобе, применимыми правовыми нормами установлены совершенно четкие алгоритмы. В том случае, если адвокат приглашается судом в порядке ст.

50 ГПК РФ, оплата его труда производится в установленном размере – фиксированная ставка плюс коэффициент, и осуществляется она за счет средств федерального бюджета.

Даже речи идти не может о какой-либо пропорциональности удовлетворенным требованиям и взыскании полностью или в части этих расходов с истца.

Судебный департамент выплачивает отработанный размер вознаграждения адвокату в полном объеме и уже потом может предъявлять регрессные требования к истцу пропорционально удовлетворенным требованиям или к отсутствовавшему ответчику, чьи интересы представлял адвокат», – указал он.

Марина Нагорная 

Юридические последствия ограничений для внешнеторговых и внутренних контрактов

Настоящая статья описывает проблемы в самом общем виде. Большинство из затронутых в ней вопросов могут быть предметом обсуждения и имеют множество неосвещенных нюансов. В сложившихся условиях нет какого-то универсального рецепта решения возникающих проблем, каждая ситуация заслуживает индивидуального подхода.

В условиях международных санкций, введенных против России, и ответных санкций России заключение международных договоров, как, впрочем, и внутренних, требует установления процедуры комплаенса. Прежде чем вступать в договорные отношения, участнику рынка нужно ответить себе на два вопроса.

Не подпадает ли под действие санкций предмет предполагаемой сделки? Не подпадает ли под действие санкций сам потенциальный контрагент? Ответ на второй вопрос требует должной осмотрительности и тщательной проверки в связи с наличием в механизме санкций критерия контроля (санкции распространяются не только на непосредственно поименованные в соответствующих документах компании, но и на компании, контролируемые ими на 50% и более).

Если речь идет о санкциях, введенных против России, вопрос комплаенса, вероятнее всего, будет интересовать в первую очередь зарубежных контрагентов ввиду серьезной ответственности, установленной законодательством США и стран — членов Европейского союза за нарушение режима санкций.

Однако осмотрительность исключительно важна и со стороны субъектов российского права, так как даже в том случае, если зарубежный контрагент решит по каким-то причинам рискнуть, заключенный договор будет крайне сложно исполнить в принудительном порядке, если добровольно он исполнен не будет.

Введение санкций имеет разные юридические последствия для внешнеторговых и внутренних (последующая перепродажа) договоров.

Запрещение экспорта или импорта товаров в/из страны одного из контрагентов, делающее невозможным исполнение договора, является, согласно большинству оговорок о форс-мажоре, основанием для освобождения стороны от ответственности за неисполнение обязательств по договору. Этого же мнения придерживается Торгово-промышленная палата РФ (далее — ТПП РФ), такая же позиция была озвучена Международным коммерческим арбитражным судом при ТПП РФ (далее — МКАС) в решении от 17.04.2003 № 73/2002.

Конвенция ООН о международной купле-продаже товаров, заключенная в г. Вене 11 апреля 1980 г.

(далее — Венская конвенция), допускает освобождение стороны по договору, нарушившей его, от ответственности, в случае если неисполнение произошло вследствие обстоятельств вне ее контроля, а также по вине третьего лица, если неисполнение такого третьего лица произошло вследствие обстоятельств вне его контроля (ст. 79).

Это значит, что, если к отношениям применяется Венская конвенция, продавец не несет ответственности перед покупателем за неисполнение своих обязательств по поставке товара, если это вызвано невозможностью импорта товара продавцом или получения товара от третьего лица вследствие обстоятельств форс-мажора.

Таким образом, в соответствующих случаях (спор из международного договора купли-продажи, содержащего соответствующую оговорку о форс-мажоре или подчиненный Венской конвенции или иному материальному праву с аналогичными нормами) введение санкций может расцениваться как обстоятельство непреодолимой силы.

В большинстве случаев контрактом устанавливается обязанность заинтересованной стороны поставить своего контрагента в известность о наступлении обстоятельств форс-мажора для того, чтобы приобрести право ссылаться на них как на основание для освобождения от ответственности за неисполнение обязательств. Срок, установленный для такого уведомления, бывает зачастую не очень продолжительным.

Однако само по себе возникновение таких обстоятельств может не освобождать стороны от ответственности, для освобождения может требоваться подтверждение факта форс-мажора компетентным органом того государства, на территории которого такое обстоятельство имело мес¬то.

Например, во внешнеторговых контрактах с участием российских организаций может содержаться условие, в соответствии с которым неотъемлемой частью контракта является Положение о порядке свидетельствования ТПП РФ обстоятельств форс-мажора (утв.постановлением Правления ТПП РФ от 30.09.

94 № 28-4) (далее также — Положение).

В таком случае подтверждением наступления на территории Российской Федерации обстоятельств форс-мажора для целей применения указанных в договоре последствий является Сертификат о форс-мажорных обстоятельствах (далее — Сертификат), выдаваемый в установленном ТПП РФ порядке. Само же по себе наступление таких обстоятельств, без соответствующего оформления, не является форс-мажором и ограничения ответственности не влечет.

Несмотря на установленный Положением порядок подтверждения форс-мажорных обстоятельств, заинтересованной стороне целесообразно незамедлительно уведомлять своих контрагентов о наступлении таких обстоятельств, не дожидаясь выдачи Сертификата.

Как правило, договорные условия о форс-мажоре предполагают обязанность уведомления контрагента в срок, начинающий течь с момента возникновения соответствующих обстоятельств, а не с момента получения Сертификата.

Поэтому, ожидая изготовления Сертификата, заинтересованная сторона рискует пропустить установленный срок и лишиться права ссылаться на обстоятельства форс-мажора как на основание освобождения от ответственности.

Иные последствия имеют санкции для внутренних договоров, заключенных между российскими организациями, одна из которых (дилер) закупает подпавший под ограничения импорта товар у зарубежных контрагентов, а вторая (покупатель) закупает такой товар у дилера.

В случае если такая сделка регулируется российским правом, запрет на ввоз ряда товаров может не быть признан судами обстоятельством непреодолимой силы, а равно и существенным изменением обстоятельств (в порядке ст. 451 ГК РФ).

В судебной практике существует позиция суда относительно того факта, что предпринимательская деятельность осуществляется на свой риск (абз. 3 п. 1 ст.

2 ГК РФ), а также что запрет на ввоз тех или иных товаров вводился и ранее, а значит, вступая в договорные отношения, стороны могли предвидеть наступление таких обстоятельств (см. постановление ФАС Северо-Западного округа от 27.06.2014 по делу № А21-8837/2012).

Читайте также:  Об инициативах РСПП и контринициативах депутатов Госдумы по изменениям ТК РФ

Однако российское право предлагает для подобных случаев иной способ правовой защиты: обязательство, исполнение которого стало невозможным вследствие издания акта государственного органа, в соответствии с правом РФ прекращается полностью или в соответствующей части (п. 1 ст. 416, п. 1 ст. 417 ГК РФ; при этом для целей прекращения обязательства нормы ст. 417 ГК РФ являются специальными по отношению к положениям ст. 401 ГК РФ, которые в данном случае применению не подлежат).

При решении вопроса о том, является ли запрет на импорт в Российскую Федерацию отдельных категорий товаров, произведенных в конкретных странах, основанием для прекращения обязательств, необходимо учитывать в том числе формулировки условий соответствующих договоров о товаре. Представляется, что в рассматриваемом случае обязательство подлежит прекращению, только если его исполнение невозможно именно в том виде, в котором оно согласовано в договоре. Такая ситуация возникает либо в том случае, когда в договоре прямо указана страна, из которой должна быть осуществлена поставка, и в отношении именно этой страны Россией введены санкции, либо в том случае, когда товары, являющиеся предметом договора, производятся исключительно в странах, попавших в санкционный список, и не производятся где-либо еще.

Во всех остальных ситуациях обязательство дилера поставить товар подлежит исполнению ввиду отсутствия ограничений на импорт аналогичных товаров из государств, не попавших под действие санкций. В соответствии с абз. 3 п. 1 ст.

2 ГК РФ предпринимательская деятельность осуществляется на свой риск, и невозможность поставить товар, приобретенный дилером у конкретного поставщика (при наличии возможности поставить аналогичный товар путем его покупки у других поставщиков), вследствие прекращения деловых отношений, существовавших на момент заключения договора, должна признаваться одним из таких рисков.

Невозможность исполнения договорного обязательства может означать также прекращение действия договора в целом — в том случае, если прекращенные обязательства исчерпывают содержание до¬говора. В иных случаях договор остается в силе в части не прекращенных невозможностью исполнения обязательств.

Товары, поставленные до прекращения обязательства, подлежат оплате покупателем в соответствии с условиями договора и ст. 486, 513 ГК РФ.

Предоплату за товар, обязательство по поставке которого прекратилось, поставщик должен вернуть на основании п. 3 ст. 487 ГК РФ.

Отдельного внимания заслуживает то, что санкции, введенные против России, не имеют обратного действия, в то время как ответные санкции фактически распространяются также на договоры, заключенные до их введения. Это связано с иным механизмом российских санкций.

Если в зарубежных странах за несоблюдение режима санкций предусмотрены очень серьезные меры ответственности (и предполагается наличие государственного контроля за соблюдением санкционного режима), то Россия избрала более эффективный и более гуманный для собственного бизнеса механизм: запрещенные к ввозу товары попросту подлежат задержанию на границе.

При этом действующим законодательством никакой ответственности российских организаций за попытку обойти санкции пока не предусмотрено, хотя уже и подготовлен проект соответствующих изменений в Кодекс об административных правонарушениях.

Однако предписание органам таможенного контроля о запрете доступа на территорию РФ запрещенных к ввозу товаров начало действовать немедленно вне зависимости от даты заключения контракта, по которому осуществляется поставка.

Так как же можно понудить контрагента к выполнению обязательств по договору, затронутому санкциями, если такое исполнение, с учетом вышеизложенного возможно?

В отношении санкций, введенных Россией, ситуация двоякая: возможность фактического исполнения договора в данном случае зависит вовсе не от поставщика, а от органов таможенного контроля РФ (подробно см. выше).

Это означает, что, даже получив благоприятное решение суда или арбитража, покупатель не может рассчитывать на то, что оно будет исполнено.

То есть даже в случае, если иностранный импортер, действуя добросовестно в соответствии с обязательством, или в ходе исполнения решения суда или арбитража предпримет попытку импортировать попавший под санкции товар на территорию России, такой товар, вероятнее всего, будет задержан на границе.

Таким образом, исполнение договора в данном случае не зависит от воли сторон. Поэтому эффективным способом защиты права в данном случае будет ссылка на форс-мажорные обстоятельства с последующим прекращением договора или прекращение договора в связи с невозможностью его исполнения, как это было описано выше.

Однако, несмотря на то что возможность исполнения международных договоров поставки фактически не зависит в рассматриваемом случае от воли сторон, она зависит от условий договора, а именно — от способа поставки в части определения момента перехода прав на товар, момента исполнения обязательства.

Так, возможна ситуация, в которой, согласно условиям договора, обязательство поставщика считается исполненным в момент передачи товара за пределами границы РФ. Представляется, что в таком случае договор должен считаться исполненным поставщиком надлежащим образом.

В таком случае, на наш взгляд, отсутствуют основания для предъявления к поставщику каких бы то ни было претензий.

Менее мрачные перспективы судебного разбирательства у споров по договорам поставки, заключенным между российскими организациями. В данном случае покупатель имеет возможность понудить дилера к исполнению договора в случаях, когда условия договора сформулированы способом, допускающим замену подлежащего поставке товара на аналогичный, не запрещенный к импорту, товар (подробно см. выше).

В отношении сделок, затронутых санкциями зарубежных государств, процессуальные нюансы разрешения споров еще более сложные.

Во-первых, определенные сомнения вызывает сама возможность рассмотрения некоторых возникающих споров. Так, ст. 11 Директивы (ЕС) от 31.07.

2014 № 833/2014 устанавливает запрет на удовлетворение связанных с введением санкций требований, заявленных поименованными в Приложении III лицами (в отношении которых введены санкции), любыми иными российскими физическими, юридическими лицами или государственными органами, а также любыми лицами, действующими через или от лиц, поименованных выше субъектов права.

  • Этой же статьей установлен запрет на приведение в исполнение решений, вынесение которых запрещено рассматриваемой статьей (принятых на основании заявлений перечисленных в предыдущем абзаце лиц).
  • Таким образом, можно прийти к выводу, что если само по себе получение решения в пользу российского лица, пострадавшего в результате введения санкций, еще возможно (в частности, обращение в арбитражи государств, не принимающих участия в санкциях), то в случае необходимости принудительного исполнения таких решений на территории стран — участников ЕС у российской стороны могут возникнуть значительные сложности вплоть до полной невозможности исполнения.
  • Еще один интересный момент — споры, рассматриваемые МКАС.

В случае, если сторонами международного договора купли-продажи не согласовано материальное право, подлежащее применению, к заключенному договору в большинстве случаев применению подлежит Венская конвенция. Вопросы, не урегулированные этой Конвенцией, регулируются правом, применимым в силу норм международного частного права. На основании п. 2 ст.

28 Закона РФ от 07.07.93 № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» МКАС применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми. В соответствии с положениями ст.

1211 ГК РФ в отсутствие указания закона или соглашения сторон об ином применяется право страны, где на момент заключения договора находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания до¬говора.

В случае договора купли-продажи или поставки (являющегося разновидностью купли-продажи, в соответствии с ч. 5 ст. 454 ГК РФ) стороной, осуществляющей существенное исполнение, признается поставщик.

Таким образом, если сторонами не достигнута договоренность о применимом материальном праве в соответствии с российскими коллизионными нормами, применению подлежит право страны продавца (поставщика), а следовательно, и установленные таким правом санкции.

О полном возмещении понесенных организациями в связи с введением санкций убытков можно только мечтать. Однако предпринять отдельные действия для минимизации финансовых потерь вполне возможно.

Как уже было сказано выше, в соответствии с российским правом в случае прекращения обязательства покупатель несет обязанность по оплате товаров, поставленных до такого прекращения. Кроме того, поставщик обязан возвратить покупателю предоплату за товар, обязательство по поставке которого прекратилось.

Данные меры по уменьшению убытков применимы в большей мере в отношениях между российскими компаниями (поставщик и дилер), затронутых санкциями зарубежных стран.

Поскольку отношения таких участников рынка с большой вероятностью подчинены российскому праву и подлежат рассмотрению в российских судах, мы не усматриваем непреодолимых сложностей для достижения положительного для заинтересованной стороны решения и его исполнения.

В случае спора между российским покупателем и зарубежным поставщиком у российской компании гораздо меньше шансов на благоприятный исход дела.

Это связано в первую очередь с высокой степенью вероятности применимости норм государства, участвующего в санкциях против России, к рассмотрению такого спора и, во-вторых, со значительными сложностями принудительного исполнения благоприятных для российской стороны решений на территории государств, применяющих санкции против России.

В отношении российских ответных санкций существует еще один, хотя и чрезвычайно тернистый, путь к уменьшению расходов — оспаривание акта государственного органа.

Стороны, понесшие убытки в результате невозможности исполнить обязательство в связи с принятием акта государственного органа, вправе требовать их возмещения. В соответствии со ст.

13 ГК РФ акты государственного органа, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны недействительными. А в соответствии со ст.

16 ГК РФ, убытки, причиненные незаконными действиями государственных органов, подлежат возмещению.

Таким образом, для того чтобы обратиться к РФ о взыскании убытков, необходимо сначала в судебном порядке признать незаконными те акты, которые, по мнению заявителя, привели к возникновению таких убытков.

В настоящее время такая попытка уже была предпринята: это дело по иску ОАО «Мурманский рыбокомбинат» (дело № ¬АКПИ14-1124). Заявитель оспаривал список запрещенных к ввозу товаров в части запрета на ввоз живой рыбы.

Свою позицию заявитель обосновывал в том числе тем, что введение подобного запрета не соответствует Указу Президента РФ от 06.08.

2014 № 560 «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации», противоречит основным целям государственной политики в области развития малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *