Параллельный импорт не будет считаться нарушением

Новости и аналитика Новости Сип напомнил о запрете изымать из оборота и уничтожать товар, если он ввезен в порядке параллельного импорта

Параллельный импорт не будет считаться нарушением

Иностранная компания – производитель автомобилей и автозапчастей обратилась в арбитражный суд с иском к ООО и иностранному юрлицу об обязании их изъять из оборота и уничтожить за свой счет товары, ввезенные на территорию Российской Федерации и маркированные товарными знаками, исключительные права на которые принадлежат истцу, о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки и запрете их использования без разрешения истца. Кроме того, ранее по заявлению компании о принятии предварительных обеспечительных мер на ввезенные ООО в Россию товары был наложен арест по решению суда.

Суд первой инстанции удовлетворил требования истца частично, присудив компании 10 тыс. руб. в качестве компенсации вместо требуемых 1 757 050 руб. 86 коп. с каждого из ответчиков. Однако апелляционный суд отменил такое решение и удовлетворил требования компании в полном объеме.

После этого с кассационной жалобой в СИП обратилось ООО, настаивая среди прочего на том, что судом апелляционной инстанции не был установлен факт незаконного размещения товарных знаков истца на спорных товарах.

Хотя вывод о законном или незаконном размещении спорного обозначения на товаре предопределяет возможность удовлетворения требований об изъятии и уничтожении спорных товаров, а также влияет на размер компенсации.

Общество указало на чрезмерный размер компенсации, необоснованность выводов апелляционного суда о принадлежности спорного товара на праве собственности другому ответчику и нахождении товара у ООО.

Правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от 10 тыс. до 5 млн. руб.

, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака (п.

4 ст. 1515 Гражданского кодекса). Апелляционный суд, удовлетворяя требование истца о взыскании компенсации в двукратном размере стоимости спорных товаров с каждого из ответчиков, исходил из правомерности соответствующих притязаний истца к каждому из ответчиков.

Однако, как указал СИП, апелляционный суд не учел, что размер компенсации за неправомерное использование результата интеллектуальной деятельности (средства индивидуализации) должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя.

Это означает, что правообладатель должен быть поставлен в то имущественное положение, в котором он находился бы, если бы использование было правомерным (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 ноября 2012 № 8953/12 по делу № А40-82533/2011).

Апелляционный суд не учел, что в результате удовлетворения требований к обоим ответчикам размер компенсации за ввоз спорных товаров составил четырехкратную их стоимость. СИП подчеркнул, что взыскание за один и то же спорный товар (одну партию товара) компенсации дважды из расчета двукратной стоимости такого товара с очевидностью не соответствует принципу направленности компенсации на восстановление имущественного положения правообладателя.

СИП также согласился с доводом заявителя кассационной жалобы об отсутствии в обжалуемом судебном акте оценки аргументов об оригинальном происхождении спорных товаров. Представители истца не смогли подтвердить или опровергнуть оригинальное происхождение спорных товаров.

Истец, как следует еще из решения суда первой инстанции, не оспаривал факт правомерного размещения товарных знаков на товарах, а указывал, что выпуск товара производился в иной стране не для продажи в Российской Федерации.

СИП отметил, что правовые последствия, наступающие в случае ввоза товара, на который товарный знак нанесен незаконно, и товаров, на который товарный знак нанесен самим правообладателем, являются различными. Это не было учтено апелляционным судом. Между тем при применении положений п. 4 ст. 1252, ст. 1487, п. 1-2 и подп. 1 п. 4 ст.

1515 ГК РФ отсутствуют конституционно-правовые основания для назначения таких мер ответственности за нарушение исключительного права на товарный знак, как изъятие из оборота и уничтожение товаров, ранее введенных правообладателем в гражданский оборот на территории другого государства и ввезенных на территорию России без его согласия (параллельный импорт), в отличие от последствий ввоза поддельных товаров, изъятие и уничтожение которых может не производиться лишь в порядке исключения (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 13 февраля 2018 г. № 8-П).

Установление судами, как отметил СИП, при рассмотрении дел, касающихся импорта товаров, юридического статуса ввезенных товаров – введены ли они в гражданский оборот ранее самим правообладателем на территории другого государства (параллельный импорт), либо являются контрафактными, является существенным для правильного разрешения спора. При рассмотрении дел, связанных с взысканием по искам правообладателей компенсации, а также с изъятием и уничтожением спорных товаров, необходимо принимать во внимание характер совершенного правонарушения. В случае ввоза на территорию России без согласия правообладателя товарного знака продукции, на которой товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия, не допускается изъятие и уничтожение такого товара, а также взыскание такой же по размеру компенсации, как при ввозе (реализации) поддельной продукции, если это не повлекло для правообладателя убытков, сопоставимых с убытками от использования товарного знака на поддельной продукции.

В итоге СИП отменил постановление апелляционного суда в части удовлетворения требований о взыскании компенсации, об изъятии и уничтожении спорных товаров и направил дело на новое рассмотрение в целях определения размера компенсации и оценки довода об оригинальном происхождении спорных товаров. Суду апелляционной инстанции надлежит оценить обстоятельства дела, вынести законный и обоснованный судебный акт с учетом разъяснений СИП (постановление СИП от 1 августа 2019 г. № С01-553/2017 по делу № А41-63610/2016).

Документы по теме:

Конституционный Суд РФ призвал разграничивать ответственность в случае параллельного импорта и реализации контрафактной продукции

Постановление Конституционного Суда РФ от 13.02.2018 N 8-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 4 статьи 1252, статьи 1487 и пунктов 1, 2 и 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «ПАГ»

  • Конституционный Суд РФ признал не противоречащими Конституции РФ положения пункта 4 статьи 1252, статьи 1487, пунктов 1 и 2 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса РФ, поскольку по конституционно-правовому смыслу этих положений:
  • закрепленный федеральным законодателем в рамках предоставленной ему дискреции национальный принцип исчерпания исключительного права на товарный знак применяется во взаимосвязи с регулированием принципа исчерпания прав международными договорами, участником которых является Российская Федерация, в том числе пунктом 16 приложения N 26 к Договору о Евразийском экономическом союзе;
  • не исключается правомочие суда отказать полностью или частично в применении последствий ввоза на территорию РФ без согласия правообладателя товарного знака конкретной партии товара, на котором товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия и который законно выпущен в оборот за пределами РФ, в тех случаях, когда в силу недобросовестности поведения правообладателя товарного знака применение по его требованию таких последствий может создать угрозу для жизни и здоровья граждан, иных публично значимых интересов; при этом следование правообладателя товарного знака режиму санкций против Российской Федерации, ее хозяйствующих субъектов, установленных каким-либо государством вне надлежащей международно-правовой процедуры и в противоречии с многосторонними международными договорами, участником которых является Российская Федерация, выразившееся в занятой правообладателем позиции в отношении российского рынка, может само по себе рассматриваться как недобросовестное поведение;
  • не предполагается применение при ввозе на территорию РФ без согласия правообладателя товарного знака партии товара, на котором товарный знак размещен правообладателем или с его согласия, таких же по размеру (тяжести последствий) мер гражданско-правовой ответственности, как при ввозе поддельного (на котором товарный знак размещен не правообладателем и не с его согласия) товара, если по обстоятельствам конкретного дела это не влечет для правообладателя убытков, сопоставимых с убытками от введения в оборот поддельного товара;
  • товары, на которых товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия, ввезенные на территорию РФ без согласия правообладателя, могут быть изъяты из оборота и уничтожены в порядке применения последствий нарушения исключительного права на товарный знак лишь в случае их ненадлежащего качества и (или) для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.
  • Конституционный Суд РФ, в частности, отметил следующее.

Пункт 1 статьи 1515 ГК РФ определяет в качестве контрафактных товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение.

При этом согласно пункту 2 той же статьи правообладатель вправе требовать изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых размещены незаконно используемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение.

Во взаимосвязи со статьями 1252, 1484 и 1487 ГК РФ названные законоположения позволяют относить к контрафактным как поддельную продукцию, так и товар, снабженный законным товарным знаком, но импортированный в Россию без согласия правообладателя.

Этим, однако, не предопределяется возможность применения одинаковых мер гражданско-правовой ответственности к импортеру, ввозящему на территорию России поддельные или недоброкачественные товары, и к импортеру, не получившему на ввоз в Россию товара, ранее на законных основаниях выпущенного в оборот в другой стране, согласия правообладателя товарного знака. При ввозе поддельных товаров, маркированных товарным знаком, правообладатель этого товарного знака не только несет убытки в виде упущенной выгоды, которую он мог бы получить от ввоза законно выпущенных товаров, но и претерпевает серьезные репутационные риски, связанные с несоответствием товара ожидаемым характеристикам и требованиям потребителей. Очевидна и разница в степени угрозы для законного оборота, степени общественной опасности использования потребителями товаров, контрафактных в силу поддельного происхождения, и товаров, признаваемых таковыми исключительно в силу их ввоза в страну неуполномоченным импортером.

Соответственно, поскольку подпункт 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ прямо предписывает суду определять размер компенсации, на выплату которой вправе рассчитывать обладатель исключительного права на товарный знак, по собственному усмотрению исходя из характера правонарушения, предполагается, что ее конкретный размер должен устанавливаться с учетом того, что при параллельном импорте понесенные правообладателем убытки по общему правилу не столь велики, как при ввозе поддельных товаров, маркированных принадлежащим ему товарным знаком.

Читайте также:  Сотрудник компании причинил ущерб третьим лицам. когда за это расплачивается работодатель

Во всяком случае, при применении положений пункта 4 статьи 1252, статьи 1487, пунктов 1 и 2 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ отсутствуют конституционно-правовые основания для назначения таких мер ответственности за нарушение исключительного права на товарный знак, как изъятие из оборота и уничтожение товаров, ранее введенных правообладателем в гражданский оборот на территории другого государства и ввезенных на территорию России без его согласия (параллельный импорт), — в отличие от последствий ввоза поддельных товаров, изъятие и уничтожение которых может не производиться лишь в порядке исключения (если введение таких товаров в оборот продиктовано необходимостью защиты общественно значимых интересов). Это означает, что товары, ввезенные на территорию России в порядке параллельного импорта, могут быть изъяты из оборота и уничтожены лишь в случае установления их ненадлежащего качества и (или) для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей, что, однако, не исключает применение иных последствий нарушения исключительного права на товарный знак.

Следовательно, суды, в том числе специализированный Суд по интеллектуальным правам, рассматривающие в порядке обжалования решений арбитражных судов нижестоящих инстанций дела, связанные с взысканием по искам правообладателей (представляющих их лиц) предусмотренной подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ компенсации, управомочены — исходя из выявленного в настоящем постановлении конституционно-правового смысла указанного законоположения — не допускать применения данной меры гражданско-правовой ответственности без учета характера совершенного правонарушения, т.е. в случае ввоза на территорию России без согласия правообладателя товарного знака продукции, на которой товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия, не допускать взыскания такой же по размеру компенсации, как при ввозе (реализации) поддельной продукции, если это не повлекло для правообладателя убытков, сопоставимых с убытками от использования товарного знака на поддельной продукции.

Данный подход, основанный на правовых позициях Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в настоящем постановлении, применим и к другим последствиям незаконного использования товарного знака (изъятию товара из оборота и его уничтожению без какой бы то ни было компенсации).

При этом федеральный законодатель не лишен возможности внести в действующее законодательство изменения, направленные на дифференциацию размера ответственности за незаконное использование товарного знака в зависимости от характера допущенного нарушения исключительного права на товарный знак.

  1. Перейти в текст документа »
  2. Больше документов и разъяснений по коронавирусу и антикризисным мерам — в системе КонсультантПлюс.
  3. Зарегистрируйся и получи пробный доступ

Дата публикации на сайте: 14.02.2018

Поделиться ссылкой:

Параллельный импорт: как защитить правообладателя при «сером» ввозе — Сфера

Старший юрист антимонопольной практики коллегии адвокатов объясняет, что понятие «параллельного импорта» связано с исчерпанием исключительного права на товарный знак. Согласно ст. 1487 ГК РФ, право на товар исчерпывается, когда он ввозится в Россию без согласия его правообладателя. В нашей стране это право работает по региональному принципу.

В чем разница между параллельным импортом и контрафактом?

Контрафакт — это нанесение товарного знака без разрешения правообладателя. По сути, подделка. Параллельный же импорт возникает, когда товар оригинален, но ввезен в страну без согласия. Эти два термина легко перепутать, ведь раньше преступления по ним регулировались одинаковым образом. Теперь параллельный импорт отделен от контрафакта статьей 1487 ГК РФ.

Как обеспечить защиту правообладателя в досудебной стадии?

Для защиты правообладателя в России и в ЕАЭС существует Таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности (ТРОИС). Сюда правообладатель вносит информацию:

  • О товарном знаке
  • О товарах, в отношении которых зарегистрирован товарный знак
  • Об официальных импортерах — людях, которые вправе ввозить товар правообладателя
  • О представителе правообладателя, его контактные данные

По ТРОИС таможенники, в основном, проверяют товары на момент прохождения границы. Это и будет основой для защиты правообладателя в случае параллельного импорта.

Если товар ввозит не та организация, которая указана в ТРОИС, таможня направляет запрос и задерживает товар на 10 дней, начиная со дня отправления информации владельцу. При необходимости срок можно попросить увеличить на аналогичный период.

Именно в эти 20 дней правообладатель может подать заявление об обеспечительных мерах, чтобы задержать товар на таможне.

Как задержать товар на таможне?

Для того, чтобы увеличить срок подготовки исковых требований, можно запросить обеспечительные меры — наложение ареста на спорные товары и запрет таможне осуществлять выпуск товара.

«Их можно обосновать, опираясь на исковые требования.

Вы должны показать суду, хотите защитить свое право и не допустить выпуск товара, когда требуете, например, возвращение товара в форме реэкспорта», — говорит эксперт.

Как подготовить исковые требования?

Правообладателю в первую очередь нужно предоставить несколько подтверждений, отмечает юрист.

Это свидетельство о праве на товарный знак и уведомление с таможни о несогласованном ввозе, в том числе копия декларации при ввозе.

«Если документа у вас не оказалось, его можно запросить у таможенных органов или в дальнейшем получить через истребование доказательств в случае подачи иска», — указывает Эльвира Хасанова.

Само исковое требование формируется из специфики товара и целей правообладателя. Можно потребовать запрет на ввоз и введение в гражданский оборот товаров, или защиты своего права в форме реэкспорта товара — вывоза обратно за территорию РФ— , или взыскать компенсацию за нарушение исключительного права на товарный знак в соответствии со статьей 1515 ГК РФ.

Есть требования, которые суд на сегодняшний день не склонен удовлетворять или полностью отвергает. К первому случаю теперь относится требование о запрете использовать товарный знак ответчику, а ко второму — изъятие и уничтожение товара. Ликвидировать можно либо контрафакт, либо вещи, угрожающие жизни и здоровью людей, охране природы и культурных ценностей.

Тенденции регулирования параллельного импорта

Эксперт считает процесс защиты правообладателя эффективным и рабочим, но обращает внимание на не столь радостные тенденции:

  • Снижаются размеры компенсации правообладателям
  • На категории некоторых товаров ведутся обсуждения об отмене параллельного импорта (лекарственные средства, на некоторые запчасти автомобилей)
  • Параллельный импорт останется для правообладателя, если его производство перенесено в Россию
  • Действия правообладателя могут рассматриваться как недобросовестная конкуренция. Например, отказ от сотрудничества с импортерами будет воспринят как попытка монополизации

Имеет ли значение таможенная процедура при импорте, как определить размер компенсации и как не допустить злоупотребление правом — об этом более подробно в вебинаре «Параллельный импорт: как защитить правообладателя?».

Параллельный импорт: анализ судебной практики

Что такое параллельный импорт и исчерпание прав на товарный знак?

Параллельным импортом именуется ввоз на территорию РФ оригинальной продукции, маркированной товарными знаками правообладателя, иными импортерами, кроме импортера, уполномоченного правообладателем знака.

Использование товарного знака на оригинальной продукции тесным образом связано с понятием «исчерпания прав» на товарный знак. Исчерпание прав на товарный знак означает ограничение прав правообладателя на запрет введения товара в гражданский оборот третьими лицами в случае, если этот товар уже был введен в оборот самим правообладателем или с его согласия.

Иными словами, с введением товара в гражданский оборот правообладатель утрачивает право контроля за последующей перепродажей товара и иными формами его коммерческого использования.

Вопрос о том, является ли ввоз продукции неуполномоченным экспортером нарушением права на товарный знак, зависит от того, какая концепция исчерпания прав заложена в законодательстве страны-импортера — международная, национальная, либо региональная.

Национальное исчерпание прав означает, что при импорте товара в страну такого режима (даже если товар уже несколько раз перепродавался) необходимо согласие правообладателя каждый раз при пересечении границы.

В России в настоящее время действует национальный принцип исчерпания прав, при этом периодически вносятся предложения по замене этого принципа на международный. Особенно активно такую позицию поддерживает антимонопольное ведомство. Определенные попытки смягчения этого режима усматриваются в проекте изменений, вносимых в Гражданский Кодекс, которые в настоящее время рассматриваются Думой.

Впервые в РФ четкое определение границ исчерпания прав государственной границей РФ (национальный принцип) было установлено новой редакцией ст. 23 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» от 11.12.2002 г.

Конституционный Суд РФ своим Определением от 22 апреля 2004 г. № 171-0 национальный принцип исчерпания прав признал конституционным.

Аналогичная по смыслу статье 23 вышеназванного Закона норма включена в действующую часть IV Гражданского Кодекса РФ (далее ГК РФ). Статьей 1487 ГК РФ установлено, что использование другими лицами в РФ товарного знака не является нарушением прав правообладателя в отношении товара только в том случае, если товар введен в гражданский оборот в РФ самим правообладателем или с его согласия.

Совокупный анализ норм части IV ГК РФ (ст. 1229, ст. 1252, ст. 1484, п. 2 ст. 1486) свидетельствует о том, что несанкционированное правообладателем использование товарного знака в РФ является нарушением его прав. Способы использования правообладателем товарного знака, перечисленные в ст.

Читайте также:  Кадастровую стоимость участка можно снизить

1484 ГК РФ, содержат и такой способ, как ввоз маркированного товарным знаком товара. В информационном письме ВАС РФ от 13.12.

07 № 127 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных, с применением законодательства об интеллектуальной собственности» указано, что ввоз является самостоятельным способом использования товарного знака.

Из вышеизложенного следует, что несанкционированный правообладателем ввоз товаров, маркированных принадлежащим ему товарным знаком, т.е. оригинальных товаров, (параллельный импорт) нарушает права правообладателя.

Административная и гражданско-правовая ответственность за параллельный импорт

Российское законодательство предусматривает гражданско-правовой, административно-правовой и уголовно-правовой способы борьбы с нарушителями прав на товарные знаки.

В отношении параллельных импортеров долгое время успешно использовался административно-правовой способ борьбы путем привлечения нарушителей к ответственности по ст. 14.10 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП РФ).

Однако, в октябре 2008 г. коллегия судей ВАС РФ, рассмотрев заявление неуполномоченного импортера по делу № А-40-9281/08 о конфискации ввезенного им автомобиля Porsche Cayenne, в Определении о передаче дела на рассмотрение Президиума ВАС аргументировала свою позицию о необходимости пересмотра дела тезисом о том, что параллельный импорт не угрожает публичным интересам, охраняемым КоАП РФ.

3 февраля 2009 г. Президиум ВАС принял по данному делу Постановление №10458/08, в котором указал, что наказание, установленное ст. 14.10 КоАП РФ применимо только к случаям ввоза поддельного (контрафактного), а не оригинального товара, т.е.  признал незаконным привлечение параллельного импортера к административной ответственности.

В этой связи является примечательным Определение ВАС РФ от 13.02.2009 г. №15166/08 в деле о привлечении параллельного импортера к административной ответственности по ст. 14.10 КоАП. В данном Определении коллегия судей сослалась на Постановление ВАС РФ от 3 февраля 2009 г.

, указав на то, что правовая позиция относительно возможности привлечения параллельного импорта к административной ответственности определена в данном Постановлении, а принятые ранее  судебные акты по аналогичным спорам могут быть пересмотрены по вновь открывшимся обстоятельствам.

Тем не менее, буквальный анализ вышеназванных документов ВАС РФ по делу Porsche Cayenne позволяет сделать вывод о том, что, будучи правомерным с точки зрения КоАП РФ, параллельный импорт все-таки может быть признан неправомерным с точки зрения ГК РФ. Иными словами судьи ВАС РФ окончательного суждения по вопросу пресечения параллельного импорта гражданско-правовым способом в данном акте не вынесли.

В Постановлении ФАС Центрального округа от 16 сентября 2009 г.

№А09-168/2009 по делу о нарушении прав на товарный знак при ввозе товаров в РФ суд, указывая на то, что к неуполномоченному импортеру не могут применяться меры публичной ответственности, тем не менее, отметил, что «Совокупность мер гражданско-правовой ответственности за нарушение права на товарный знак составляет самостоятельный и достаточный комплекс средств для обеспечения защиты интересов правообладателя». В этом Постановлении, с нашей точки зрения, содержался «намек» на возможность привлечения параллельного импортера к гражданско-правовой ответственности путем подачи иска в арбитражный суд.

Тем не менее, после вынесения Постановления ВАС РФ от 3 февраля 2009 г., арбитражные суды в некоторых случаях отказывали и в удовлетворении гражданских исков, ссылаясь на отсутствие у оригинального товара признаков контрафактности (например, решение Арбитражного суда г. Москвы от 26.06.2009 г.).

Однако с 2011 года судебная практика по привлечению к гражданской ответственности неуполномоченных импортеров изменилась в пользу правообладателей товарных знаков, о чем, в частности, свидетельствует несколько решений арбитражных судов:

— решение Арбитражного суда г. Москвы по делу № А40-78553/11-110-648 по знаку «Guinness», поддержанное судами всех инстанций;

Постановление Конституционного Суда РФ о параллельном импорте

Юридическая компания «Пепеляев Групп» сообщает о результатах рассмотрения Конституционным Судом РФ дела по жалобе ООО «ПАГ» о проверке конституционности положений п. 4 ст. 1252, ст. 1487 и п. 1, 2 и 4 ст. 1515 ГК РФ

В Постановлении от 13 февраля 2018 г. № 8-П Конституционный суд оценил конституционность положений Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) применительно к запрету ввоза в Россию товаров, маркированных товарным знаком, без согласия правообладателя.

Основные выводы Постановления можно свести к следующим положениям.

Во-первых, запрет параллельного импорта признан соответствующим Конституции РФ. Полномочие по выбору режима исчерпания исключительного права принадлежит законодателю, режим может быть также установлен международным соглашением. Поскольку в настоящий момент законодатель выбрал региональный принцип исчерпания (т.е.

свободный ввоз товаров из стран ЕАЭС при условии законного введения маркированных товаров в оборот в таких странах) и национальный принцип исчерпания (для иных стран), то запрет правообладателя третьим лицам ввозить маркированную продукцию признан соответствующим российскому законодательству. Соответственно нормы ст.

1252, 1487, 1515 ГК РФ признаны конституционными.

Во-вторых, параллельно импортированная продукция является контрафактной продукцией. При этом ее следует отличать от такого вида контрафактных товаров как поддельная продукция (на которую нанесен товарный знак без согласия правообладателя).

Соответственно, в-третьих, не предполагается применение при ввозе на территорию РФ параллельно импортированной продукции таких же по размеру (тяжести последствий) мер гражданско-правовой ответственности, как при ввозе поддельного товара, если по обстоятельствам конкретного дела это не влечет для правообладателя убытков, сопоставимых с убытками от введения в оборот поддельного товара. Такая мера ответственности как изъятие и уничтожение продукции вообще не должна применяться к параллельно импортированным товарам, кроме случаев их ненадлежащего качества и (или) для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей. При этом законодатель вправе установить иные меры ответственности за параллельный импорт, которые будут мягче, чем меры ответственности, установленные за ввоз и введение в оборот иных контрафактных товаров.

В-четвертых, в случае выявленной судом недобросовестности правообладателя суд вправе отказать в применении мер ответственности за нарушение исключительного права, выразившееся во ввозе маркированной товарным знаком продукции без согласия правообладателя.

В качестве критериев недобросовестности Конституционный суд назвал следующие обстоятельства:

  • правообладатель ограничивает ввоз на внутренний рынок РФ конкретных товаров или реализует ценовую политику, состоящую в завышении цен на российском рынке по сравнению с другими рынками в большей степени, чем это характерно для обычной экономической деятельности и для удовлетворения разумного экономического интереса правообладателя;
  • российский потребитель ограничивается в доступе к соответствующим товарам, прежде всего тем, наличие которых на внутреннем рынке является жизненно важной необходимостью (например, отдельные категории лекарственных средств, оборудование для жизнеобеспечения населения);
  • недопуск правообладателем ввоза выпущенного с его согласия за рубежом товара ведет к созданию угрозы для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья граждан, охраны природы и культурных ценностей, других публично значимых и конституционно защищаемых интересов;
  • ограничение ввоза товаров как результат следования правообладателя товарного знака режиму санкций против России, ее хозяйствующих субъектов

О чем подумать, что сделать

  • Несмотря на признание Конституционным Судом РФ законным национального и регионального принципа исчерпание исключительного права, полагаем, что участники рынка могут столкнуться с определенными трудностями в связи с тем, что судам предстоит выработать более детальные критерии недобросовестности правообладателей, а законодатель может отказаться от выбора мер ответственности параллельных импортеров либо выбрать меры, которые сделают запрет параллельного ввоза фактически нереализуемым.
  • Принятое Постановление, по-видимому, сильнее всего повлияет на официальных дистрибьюторов правообладателей в России.
  • Кроме того, принятие Постановления, вероятнее всего, повлечет за собой изменение подходов при рассмотрении Федеральной антимонопольной службой (ФАС России) дел о злоупотреблении доминирующим положением со стороны правообладателей (доминирующих субъектов), в частности, в форме экономически или технологически необоснованного отказа либо уклонения от заключения договора с отдельными покупателями.
  • Для минимизации вероятности возникновения трудностей, рекомендуем:
  • пересмотреть политику компаний ввиду критериев недобросовестности, установленных Конституционным судом, в частности, не использовать запрет на параллельный импорт для поддержания на российском рынке необоснованно более высоких цен на товар по сравнению с рынками в других странах;
  • тщательно прорабатывать основания отказа в заключении договоров с покупателями, в частности, учитывать обстоятельства, которые могут свидетельствовать о недобросовестности правообладателя согласно Постановлению, для минимизации признания такого отказа как необоснованного и его квалификации как нарушения антимонопольного законодательства;
  • тщательно формировать позицию применительно к запрету ввоза продукции без согласия правообладателей, чтобы избежать негативных последствий (признание недобросовестным поведения правообладателя, возмещение судебных расходов импортера, потеря дальнейшей возможности запрета);
  • в случае предъявления требования об уничтожении выбирать ситуации, в которых импортируемые товары могут не отвечать установленным правилам относительно жизни и здоровья потребителей, защиты безопасности, охраны природы и др.

Помощь консультантов

Специалисты компании «Пепеляев Групп» готовы оказать необходимую юридическую поддержку по всем вопросам, связанным с выработкой стратегии в отношении параллельного импорта в новых условиях, представлением интересов в суде, таможенных органах и органах антимонопольной службы.

Андрей Кашеваров: вопросы использования параллельного импорта требуют правового решения на уровне ЕАЭС

Андрей Кашеваров: вопросы использования параллельного импорта требуют правового решения на уровне ЕАЭС

«Плюсы» и «минусы» параллельного импорта обсудили участники заседания Комитета по правовому обеспечению бизнеса, организованного Ассоциацией менеджеров

Российское законодательство запрещает предпринимателям применять параллельный импорт и ввозить на территорию РФ товары для перепродажи без разрешения на это правообладателя.

Такой товар будет признан контрафактом, конфискован таможенной службой, а предприниматель понесёт наказание.

Однако часто правообладатель злоупотребляет своим исключительным правом: устанавливает монопольно высокие цены на оригинальную продукцию, а также препятствуя в страну её ввозу и выпуску.

Выступая на заседании Комитета по правовому обеспечению бизнеса, заместитель руководителя ФАС России Андрей Кашеваров отметил, что проблема применения параллельного импорта в настоящее время требует правового решения на уровне Евразийского экономического союза.

Читайте также:  Приостановление деятельности за несоблюдение требований, установленных режимом повышенной готовности: обзор судебной практики

«Сейчас основные дискуссии ведутся об использовании параллельного импорта в первую очередь для следующих групп товаров, от импорта которых наиболее всего зависит наша страна, — лекарственные средства, медицинские изделия, а также автомобили и их запчасти», — отметил спикер.

Действительно, легализация параллельного импорта позволила бы разрешить в первую очередь такую проблему, как ценовая, качественная и ассортиментная дискриминация со стороны правообладателей в отношении российских потребителей.

Кроме того, эта мера может носить заградительные характер в случае возможного ограничения поставок товара в страну в результате «санкций».

Также с разрешением параллельного импорта может идти речь о снятии ограничения на деятельность малого и среднего бизнеса, в частности, о возможности создания дополнительных рабочих мест.

  • Однако антимонопольное ведомство выделяет и ряд недостатков, которые несёт с собой инициатива:
  • • угроза иностранным инвестициям в экономику стран – членов ЕАЭС;
  • • возможность роста объема контрафакта;
  • • ограничение гарантийного и сервисного обслуживания для потребителя.

В качестве механизма защиты от контрафактной продукции ФАС России предлагает создать специальный таможенный пост для оформления товаров параллельных импортеров. При этом, такое нововведение никак не отразится на традиционных импортёрах, для которых порядок ввоза останется без изменений.

Большое значение имеет защита прав потребителей в отношении товаров, которые будут ввозиться в режиме параллельного импорта.

«Проблема заключается в том, что есть вероятность, что не все параллельные импортеры будут предоставлять послепродажное гарантийное обслуживание, — поясняет Андрей Кашеваров.

– В то же время существует Закон о защите прав потребителей, который обязывает каждого продавца или производителя предоставлять гарантийное и сервисное обслуживание.

То есть, его реализация возможна в том случае, если будут обеспечиваться возврат, ремонт и замена товара ненадлежащего качества».

Другим значимым механизмом для защиты от последствий введения параллельного импорта ФАС России считает локализацию производства. Такая мера позволит в том числе защитить интересы компаний, которые уже разместили своё производство в России.

«Мы предлагаем сохранить национальный принцип исчерпания прав для инвесторов, локализовавших производство на территории России. При этом ввоз аналогичного товара правообладателя на территорию страны будет осуществляться с его согласия», — рассказывает заместитель руководителя антимонопольного ведомства.

Он также напомнил участникам заседания о Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации по параллельному импорту, который разрешил ввозить товары без разрешения владельца бренда, завышающего цены.

Документ вводит понятие добросовестности правообладателя при реализации и защите интеллектуальных прав.

При этом оценка действий правообладателя, исходя из недобросовестного использования механизма национального исчерпания исключительного права на товарный знак, происходит по следующим критериям:

• ограничение ввоза на внутренний рынок Российской Федерации конкретных товаров;

• реализация ценовой политики, состоящей в завышении цен на российском рынке по сравнению с другими рынками в большей степени, чем это характерно для обычной экономической деятельности и для удовлетворения разумного экономического интереса правообладателя.

В конце своего выступления замглавы ФАС России Андрей Кашеваров обозначил последующие шаги ведомства в направлении легализации параллельного импорта в России.

Первоначально речь идёт о внесении изменений в договор о ЕАЭС, согласно которому необходимо передать полномочия Межправительственному совету союза по принятию решений о введении в отношении отдельных товаров международного принципа исчерпания прав. Предполагается, что он будет применяться в следующих случаях:

  1. • товар недоступен на рынке или доступен в ограниченном количестве;
  2. • товар доступен на рынке по завышенным по сравнению с иными странами ценам;
  3. • товар доступен в ином ассортименте и качестве по сравнению с иными странами.

«Кроме того планируется, что будет реализован пилотный проект по отдельным группам товаров. Только после того, как мы проверим работу «пилота» на практике, мы сможем оценить дальнейшие перспективы и эффективность реализации положений этого договора», — подытожил спикер.

[photo_1510]

Фотографии предоставлены Ассоциацией менеджеров

Кс разделил меры ответственности за параллельный импорт и ввоз контрафакта

Контекст

КС изучил мнения органов власти на запрет «параллельного импорта»

С.-ПЕТЕРБУРГ, 13 фев — РАПСИ, Михаил Телехов.

Конституционный суд (КС) РФ указал, что применение одинаковой ответственности к импортерам, ввозящим в Россию оригинальную продукцию без согласия правообладателя, и к импортерам, ввозящим поддельную продукцию, недопустимо, кроме случаев, когда убытки от ввоза таких товаров сопоставимы, передаёт корреспондент РАПСИ из зала суда.

  • Соответствующее постановление КС вынес, изучив правовые аспекты «параллельного импорта» партии бумаги для УЗИ фирмы Sony, которая была арестована и конфискована на границе еще до таможенного оформления.
  • Проверку конституционности пункта 4 статьи 1252, статьи 1487, пунктов 1, 2 и 4 статьи 1515 Гражданского кодекса (ГК) РФ КС проводил в связи с жалобой ООО «ПАГ», которое заключило государственный контракт на поставку бумаги Sony.
  • Правообладатель контролирует импорт

Данный товар фирма приобрела у сторонней польской компании и ввезла в Россию.

Таможенное оформление груз пройти не успел, так как товар был арестован Арбитражным судом Калининградской области, который также удовлетворил исковые требования правообладателя о защите исключительных прав на товарный знак SONY компании Сони Корпорейшн («Sony Corporation»). В результате «ПАГ» было запрещено осуществлять ввоз, продажу или иное введение в гражданский оборот на территории РФ, а также хранение с этой целью указанных товаров SONY.

Также с фирмы было взыскано 100 тысяч рублей в качестве компенсации, а товар конфискован. Эти решения были оставлены в силе апелляционной и кассационными судебными инстанциями.

В трактовке судов, параллельный импорт — это ввоз товаров через каналы, не связанные напрямую с правообладателем (производителем), он запрещён и считается нарушением исключительных прав на товарный знак, ввезённая же таким образом продукция считается контрафактной.

По мнению заявителя и согласно ГК РФ, товар является контрафактным, если на нем незаконно размещен товарный знак.

Бумага для «УЗИ-аппаратов» — товар оригинальный, официально произведенный компанией Sony, и, как считает заявитель, факт незаконного размещения товарного знака отсутствует.

Но при этом к таким случаям применяются такие же санкции, как и к подделкам, маркированным чужим товарным знаком и проданным без согласия правообладателя — изъятие из оборота, уничтожение и взыскание компенсации.

Подлежит пересмотру

КС признал, что закрепленный в России национальный принцип исчерпания исключительных прав, предполагающий запрет параллельного импорта, не противоречит Конституции РФ.

«Однако правообладатель может недобросовестно использовать исключительное право на товарный знак и ограничивать ввоз на внутренний рынок России конкретных товаров или реализовывать ценовую политику, состоящую в завышении цен. Особую опасность такие действия могут приобретать в связи с применением каким-либо государством санкций против России», — сказано в постановлении КС.

Таким образом КС указал, что в случаях недобросовестного поведения правообладателя должны быть использованы гражданско-правовые институты противодействия злоупотреблению правом, а суды должны отказывать правообладателям в исках, если выполнение их требований может создать угрозу для жизни и здоровья граждан и конституционных публично значимых интересов.

КС постановил, что не допускается применение одинаковой гражданско-правовой ответственности к предприятиям, ввозящим оригинальную продукцию без разрешения правообладателя, и предприятиям, ввозящим поддельную продукцию, кроме случаев, когда убытки от параллельного импорта и ввоза контрафакта сопоставимы. Уничтожать оригинальные товары, считает КС, можно лишь в случае их ненадлежащего качества или в целях обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья граждан, охраны природы и культурных ценностей.

Дело «ПАГ» подлежит пересмотру.

Как пояснил после заседания судья КС Гадис Гаджиев, такое решение было принято после тщательного анализа ситуации. «В данном случае производитель бумаги для УЗИ — единственный и уникальный поставщик, у компании нет конкурентов.

И бумага, купленная у Sony, транспортированная сначала в Германию, потом в Польшу, купленная там заявителем и введённая в им в Россию, оказалась на 25 процентов дешевле, чем товар, который правообладатель предлагал напрямую», — пояснил Гаджиев.

Позиция эксперта

Представитель Уполномоченного по защите прав предпринимателей при президенте РФ в сфере интеллектуальной собственности Анатолий Семенов считает, что сегодня Конституционный суд фактически признал очень важные вещи.

«Во-первых, в постановлении суда указано, что право на товарный знак должно использоваться только в тех целях, которые установлены законом, то есть для того, чтобы отличить подделку от оригинала.

Во-вторых, Конституционный суд признал, что антимонопольная служба может пользоваться нормами о защите конкуренции – в части нормы о запрете злоупотребления доминирующим положением – для того, чтобы препятствовать правообладателям злоупотреблять на нашем рынке», — отметил он.

Также прозвучал важный тезис и по поводу того, что у нас частному праву на товарный знак противопоставлено большое количество конституционных ценностей и интересов – свобода перемещения товаров, защита жизни и здоровья, безопасность государства и так далее. Помимо этого, Конституционный суд прямо признал поведение правообладателя недобросовестным и не подлежащим защите в том случае, если он поддерживает режим международных санкций, который наложен на Российскую Федерацию, сказал Семенов.

По мнению омбудсмена в сфере интеллектуальной собственности, отмена запрета на параллельный импорт будет и в интересах потребителей – они будут защищены от произвола правообладателя, который сейчас производит товары разного качества «для белых» и «для туземцев».

«И, что главное, это в интересах страны: в случае с санкциями возможность иностранных правообладателей запрещать импорт своих товаров фактически приводит к экономической блокаде (турбины «Сименс» для Крыма, микросхемы и прочие товары двойного назначения для отечественной промышленности и тому подобное).

Запрет параллельного импорта в такой ситуации – вопрос геополитический и граничит с государственной изменой», – считает эксперт.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *