Недавно Верховный Суд РФ рассмотрел интересный спор, в котором суды трех инстанций не применили принцип свободы договора

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Заказчики и подрядчики иногда подписывают акт выполненных работ или соглашение о расторжении договора раньше срока. Они рассчитывают, что контрагент доплатит потом или закончит работы позже. Если это не случилось, компания идет судиться, хотя раньше подписала документы, что «претензий нет». Арбитражу придется дать оценку требованиям и документам, которые противоречат друг другу.

Расчеты по договору еще не закончены, но стороны уже расписались, что все готово и претензий нет. Это отнюдь не редкая ситуация, признает старший юрист Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Международные судебные разбирательства группа Семейное и наследственное право группа Банкротство (включая споры) группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Уголовное право 11место По количеству юристов Профайл компании
Олег Хмелевский. Госзаказчик может просить оформить акты в конце года, чтобы он смог закрыть все договоры и перейти в следующий финансовый год «без хвостов», объясняет Хмелевский. При этом, по словам юриста, госзаказчик уверяет, что подрядчик получит недостающую сумму в следующем году – якобы тогда на оплату предоставят финансовые лимиты.

На самом деле они не выделяются на «прошлогодний» договор, и единственным способом получить деньги остается суд, продолжает Хмелевский. Но подписанный документ может стать в процессе доказательством против подрядчика.

Особенно если подписан не только акт, но и соглашение о расторжении договора. Так произошло в деле № А84-1117/2016, где «Стройиндустрия» требовала 3,7 млн руб.

с казенного учреждения «Управление по эксплуатации объектов городского хозяйства» Севастополя.

Компания взялась отремонтировать дорогу на одной из городских улиц за 5,4 млн руб. Из них она получила 1,6 млн руб. в качестве аванса. «Стройиндустрия» попыталась сдать результат летом 2015 года, но учреждение указало на дефекты ремонта. Их исправили.

В результате бумаги о приемке стороны оформили в декабре 2015-го. В их числе был не только акт выполненных работ, но и соглашение о расторжении договора от 30 декабря 2015 года. В нем подтверждалось, что «подрядчик выполнил, а заказчик оплатил работы на сумму 5,4 млн руб.

, обязательства сторон прекращены, кроме гарантийных».

Прекратил или подарил

Следом «Стройиндустрия» подала иск, в котором заявила, что получила лишь аванс, но не оставшиеся 3,7 млн руб. Учреждение предъявило встречные требования.

Оно решило действовать радикально и потребовало признать недействительным договор подряда, потому что компания якобы изначально представила недостоверные сведения.

Три инстанции оказались единодушны в том, что встречный иск надо отклонить. Но разошлись в оценке первоначальных требований «Стройиндустрии».

АС Севастополя отклонил иск подрядчика, сославшись на соглашение о расторжении договора. Ведь истец не отрицал, что завизировал этот документ, не оспаривал его. Это решение исправил 21-й арбитражный апелляционный суд, который встал на сторону «Стройиндустрии».

По его мнению, из решения первой инстанции можно понять, что подрядчик подарил заказчику ремонт ценой 3,7 млн руб. Но в документах ничего не говорится о том, что «Стройиндустрия» готова работать безвозмездно.

Наоборот, в соглашении написано, что работы оплачены в полном объеме, указал 21-й ААС. Учреждение перечислило лишь аванс и никак не смогло доказать, что перевело оставшиеся 3,7 млн руб.

Поэтому апелляция приняла решение взыскать эту сумму, учитывая то, что госзаказчику нужен был ремонт и он его получил. Такое решение поддержала кассация.

Но с ним не согласилась экономколлегия ВС. По ее мнению, стороны воспользовались свободой договора, когда записали в соглашении, что работы оплачены и обязательства прекращены. Эта сделка действует и никем не оспорена. При этом, уточнил Верховный суд, соглашение о расторжении нельзя квалифицировать как дарение.

Ведь п. 2 ст. 572 ГК требует, чтобы намерение одарить было четким и ясным. Экономколлегия подытожила мотивировочную часть выводом, что учреждение не должно доказывать полную оплату работ, поскольку этот факт уже подтвержден соглашением. Таким образом, в силе осталось решение первой инстанции в пользу учреждения.

ВС исходил из того, что обязательство по оплате прекращено, пусть даже оно и не исполнено до конца, говорит партнер юркомпании Региональный рейтинг.
Роман Тарасов. При этом ВС не расценил расторжение договора как предоставление «скидки» на недостающую сумму, обращает внимание Тарасов. 

Экономколлегия приняла решение на основании соглашения о расторжении, а также в отсутствие доказательств факта неоплаты, комментирует руководитель судебной практики юрфирмы Федеральный рейтинг.

группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Управление частным капиталом группа Антимонопольное право (включая споры) группа Интеллектуальная собственность (включая споры) 10место По количеству юристов 27место По выручке на юриста (более 30 юристов) 41место По выручке
Елена Кузнецова. 

Недавно Верховный Суд РФ рассмотрел интересный спор, в котором суды трех инстанций не применили принцип свободы договора

Отсутствие оплаты можно было подтвердить детализированными выписками по банковским счетам. А поскольку заказчик не отрицал, что работы выполнены, возможно, истцу стоило бы оспорить действительность соглашения о расторжении в части признания оплаты.

Елена Кузнецова

Ксения Козлова из КА Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании
солидарна с позицией Верховного суда: «При наличии действительного соглашения о расторжении, где стороны подтвердили исполнение обязательств по договору, суды не могли в этом деле рассматривать доводы истца о неполной оплате».

Иного мнения придерживается руководитель юрдепартамента Национальной юридической службы «Амулекс» Надежда Макарова. Она напоминает, что расторжение договора прекращает обязательства, если иное не следует из их сути (п. 2 ст. 453 ГК). А суть строительного подряда как раз в том, что подрядчик выполняет работы, а заказчик их оплачивает, объясняет Макарова.

В деле «Стройиндустрии» было подписано соглашение о расторжении, но акт о приемке работ – это другой документ с другими юридическими последствиями, обращает внимание Тарасов. Если акт о приемке работ подтверждает, что все сделано и претензий нет, то это не мешает участнику договора доказывать в суде ненадлежащее исполнение обязательств, говорит Тарасов.

Недавно Верховный Суд РФ рассмотрел интересный спор, в котором суды трех инстанций не применили принцип свободы договора

Бремя доказывания переходит на сторону, которая отказывается от собственного заверения [в акте]. Она должна объяснить, почему оспаривает факт, который раньше признавала.

Старший юрист юрфирмы Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) 4место По выручке на юриста (более 30 юристов) 7место По выручке 17место По количеству юристов Профайл компании
Иван Стасюк

В то же время иногда такое противоречивое поведение могут расценить как недобросовестное, предупреждает Тарасов.  

Не только подрядчик может требовать деньги – заказчик может быть недоволен качеством работ, которые он уже принял по акту.

Козлова советует последнему своевременно заявлять возражения, ведь суды учитывают, сколько времени прошло между сдачей работ и предъявлением претензий. Они учитывают и другие обстоятельства. Например, недостатки скрытые или явные.

В то же время нередко критика заказчика может объясняться лишь нежеланием оплачивать работы, признает Козлова. Юрист дала советы, какие доводы и доказательства пригодятся в таком споре.

В пользу стороны, которая имеет претензии В пользу стороны, которая ссылается на подписанный акт
Заключения специалистов о несоответствии качества/объема выполненных работ условиям договора, о нарушениях, которые повлияли на результат работ. Ссылки на положения договора, которые предусматривают порядок приемки работ и заявление возражений.
Возражения заказчика, заявленные по ходу исполнения договора, но не исполненные подрядчиком. Отсутствие мотивированного отказа и возражений на актах приемки.
Доказательства, что использовать результат работ невозможно (например, отказ ввести объект в эксплуатацию, отказ в госэкспертизе проектной документации). Доказательства, которые подтверждают, что заказчик был информирован о ходе выполнения работ (например, на объекте был супервайзер или проводились дополнительные исследования по ходу исполнения договора).
Доказательства, подтверждающие скрытый характер недостатков (например, результат работ – технически сложный объект (проектно-изыскательные работы), при приемке работ невозможно проверить надлежащее выполнение). Доказательства использования объекта на момент рассмотрения спора (например, отделочные работы на объекте).

«Главный совет» даёт Хмелевский из BGP Litigation: в документах отражать только то, что было, а не то, что будет. Если всё-таки хочется отразить будущие факты, Хмелевский рекомендует прямо указать, что они только наступят.

В ГД внесли законопроекты о QR-кодах в общественных местах 12:56 Последние новости коронавирусных запретов 19:20Заказчица взыскала 2,9 млн руб. за задержку с поставкой мебели 18:40Прокуратура обвиняет «Мемориал» в оправдании экстремизма и терроризма 18:31Голикова сравнила сертификат о вакцинации по важности с паспортом 18:25ВС рассказал, когда председатель суда достоин «частника» 18:15В Дагестане возбудили дело об убийстве имама 17:45ВС рассказал, когда можно не платить за аренду 17:24Суд приговорил предпринимателя из списка Титова к 7 годам лишения свободы 17:21Обзор ВС: как считать срок для возврата переплаты по страховым платежам 17:17 Блогеру Хованскому назначили психиатрическую экспертизу
17:09ВС закрепил правила «налоговой реконструкции» в своем обзоре 16:41 Иностранные инвесторы выигрывают 89% споров 16:23Суд вернул дело Элджея о пропаганде наркотиков 16:12Мировой лидер Legal Tech назвал обладателей престижной отраслевой премии Changing Lawyer 15:54Суд оправдал экс-министра здравоохранения Саратовской области 15:47ФАС подготовит меры по стабилизации цен на топливо 15:16Арестант оспорил отказ ФСИН в проведении МРТ в заключении 15:06В Подмосковье задержали полицейского, выстрелившего в дочь 14:21Адвоката арестовали за съемку в отделе полиции 13:56Конституционный суд Коми упразднят 1 февраля 2022 года 13:36Суд вынес приговоры за хищение 404 млн руб. на космодроме «Восточный» 13:16ВС разбирался, кто заплатит за ликвидацию незаконной свалки 13:11 ФСИН просит суд назначить Соболь реальные исправработы за плохое поведение
12:47Первый регион в России начнет выдавать QR-коды для непривитых 12:21Члены СПЧ намерены обсудить с Путиным пытки в колониях, иноагентов и Зуева 11:56Суд оштрафовал циркача за выгул тигренка 11:41В Москве начали фиксировать нарушения ПДД с помощью патрульных машин 11:34ВС отказался признать приватизацию «БСК» 11:32Минюст уточняет в ГПК порядок оплаты в суде переводчикам и экспертам 11:00Приговоренная к смерти добилась компенсации в Японии 10:57Минфин планирует освободить семьи с детьми от налога с продажи жилья 10:23 Право в мире: адвокаты против рецидивов и расизм в банкротстве
10:22Депутат ГД: вопрос о признании российской вакцины России и ЕС будет решен в начале 2022 года 9:55Суд отказал экс-главе «Роснефти» в иске против Ротшильдов 9:46МВД объявило в розыск основателя Gulagu.net 9:31Минобрнауки разрешит студентам проходить практику у адвокатов 9:10Суд удовлетворил иск Дерипаски к Навальному о защите деловой репутации 8:32В Сеть утекли данные покупателей фальшивых COVID-справок 8:17Обзор СМИ за 12 ноября 18:32ВС рассмотрит иск Генпрокуратуры о ликвидации «Международного Мемориала» 18:11Двоюродного брата Нурмагомедова задержали за наезд на полицейского 17:28 Лев Пономарев остался СМИ-иноагентом по решению Мосгорсуда
17:07Метро взыскало 4,5 млн руб. за незаконное использование бренда 17:05Серебренников и другие фигуранты заплатили 129 млн руб. по делу «Седьмой студии» 16:34Апелляция отказала Booking в отмене решения ФАС 16:34Глава комитета ГД видит коррупционную составляющую в новом КоАП в части ПДД 16:31ГД расширяет единый налоговый платеж 16:29ВС направил дело Фургала в Подмосковье 16:11ГД запретила финорганизациям скрывать данные о клиентах 15:55Депутаты меняют НДПИ и акцизы на металл 15:53АСВ потребовал от экс-руководства банка-банкрота 4,5 млрд рублей 15:20Прокуратура возбудила дело в связи с угрозами журналисту «России 24» из-за сюжета про МФО 14:48Портал Госуслуг отразил крупнейшую в своей истории кибератаку 14:28Власти готовят законопроекты об обязательных QR-кодах в магазинах и транспорте 13:42 Светопостановщик подал в суд на Алека Болдуина и других участников съемочной группы
13:23Минюст США подал иск к Uber за дискриминации инвалидов 12:43Задержан скрывавшийся экс-оперативник, подозреваемый в похищении людей ради выкупа 13:55Возбуждено дело из-за утечки данных о рейсе Навального

Читайте также:  Средства борьбы с психологическим давлением на работе

Верховный суд пополнил практику по диспозитивности и свободе договора

Недавно Верховный Суд РФ рассмотрел интересный спор, в котором суды трех инстанций не применили принцип свободы договора

Верховный суд оправил на пересмотр спор немецкого инвестора и российского подрядчика, где апелляция и кассация ошибочно отвергли принципы диспозитивности и свободы договора. Спор вился вокруг трех базовых моментов. Во-первых, ст.712 Гражданского кодекса[1], которая дает подрядчику право на удержание, если с ним не расплатились. Во-вторых, положения договора немцев с россиянами о том, что эта статья ГК не действует в их отношениях. В-третьих, п.2 знаменитого «предсмертного» постановления Пленума Высшего арбитражного суда «О свободе договора», говорящего о диспозитивности норм, если они не содержат явно выраженного запрета на установление сторонами иного условия.

Экономический контекст этого спора — конфликт немецкого производителя трубопроводной арматуры RMA Pipeline Equipment и российского ООО «Стройинвест». Первый построил в Татарстане свой крупнейший и первый подобный в России завод стоимостью 1,7 млрд руб., а второй был генподрядчиком проекта.

Право на удержание «Стройинвест» применил, считая, что ему не доплатили 142,46 млн руб. Генподрядчик удерживает исполнительную документацию[2]. RMA, вернее его российская «дочка» ООО «РМА Рус», в свою очередь доказывает, что работы на эту сумму не заказывались. Этот спор разбирается отдельно.

Арбитражный суд Поволжского округа направил настоящий спор на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Татарстан.

В рамках дела, которое дошло до Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ, рассматривался иск RMA, в котором она просила обязать «Стройинвест» передать исполнительную документацию.

Арбитражный суд Республики Татарстан (Регина Абдуллина) его отклонил, мотивировав наличием разрешения о вводе завода в эксплуатацию.

По мнению первой инстанции, это сделало утверждение застройщика «об удержании ответчиком документации необоснованным».

А была ли документация?

На заседании 22 марта судья ВС Ирина Грачева решила прояснить, имеет ли под собой основания логика суда первой инстанции, может ли завод работать без исполнительной документации.

Представитель RMA Екатерина Забегина ответила, что начало работы после ввода в эксплуатацию от наличия исполнительной документации у заказчика не зависит. «Ввод предполагает существование исполнительной документации и предъявление ее органу, который выдает разрешение на ввод», — сказала она.

Ее коллега Константин Егоров уточнил, что обязанность подрядчика передать эту документацию заказчику предусмотрена нормами строительного законодательства и постановлениями Ростехнадзора. Заказчик, в свою очередь, обязан хранить ее на объекте, так как в противном случае возможность его безопасной эксплуатации отсутствует.

Если этого не делать, то происходит нарушение норм публичного порядка. «Каждый раз, когда у нас возникают технические вопросы, мы вынуждены заказывать изготовление [исполнительной документации]», — сетовал Егоров.

Представитель «Стройинвеста» Индус Гарафов в ответ просто обвинил RMA во лжи. По его словам, исполнительная документация была передана, но заказчик ее потерял. «Стройинвест», по его словам, удерживает лишь документацию по дополнительным работам на спорные 142,46 млн руб. Оппоненты в ответ на эти претензии ничего не сказали.

Свобода договора

Еще одним вопросом, который затрагивался на заседании ВС, была возможность применения постановления ВАС о свободе договора.

Первая инстанция его вообще не касалась, а Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд (Вера Балашева, Виктор Морозов и Константин Туркин) сформулировал такую позицию: «Отказ юрлица от осуществления принадлежащих ему прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом».

Поэтому, по мнению 11-го ААС, «Стройинвест» правомерно воспользовался правом на удержание исполнительной документации «в целях обеспечения требования об оплате работ». АС Приволжского округа (Ильфат Хакимов, Ринат Вильданов и Андрей Топоров) с этой позицией согласился.

Егоров из RMA на заседании повторил довод кассационной жалобы, по которому суды нижестоящих инстанций ошибочно применили ст.712 ГК как императивную норму.

Но даже если презюмировать, что она именно такова, развивал свою мысль он, то исполнительная документация не является вещью, которая может обеспечивать исполнение обязательства. «Это вовсе не обеспечение, а просто рычаг давления на заказчика», — заявил он.

Гарафов из «Стройинвест» по вопросу императивности-диспозитивности ст.712 ГК говорить не стал.

Выводы ВС

Коллегия ВС решила, что апелляция и кассация ошиблись. В определении от 29 марта (опубликовано 2 апреля) говорится, что ст.712 ГК соответствует принципам диспозитивности и свободы договора, это верно изложено в положениях договора, но не учтено нижестоящими инстанциями. Кроме того, коллегия отвергла возможность удержания исполнительной документации по основному договору.

Другого решения эксперты и не ожидали. Ст.712 ГК не содержит запрета на установление иного условия, чем предусмотрено самой нормой.

«Основания для ее ограничительного толкования отсутствуют, поскольку отказ подрядчика от права на удержание оговаривается сторонами специально и не затрагивает публичных интересов либо интересов третьих лиц», — считает младший юрист практики «Корпоративное право, слияния и поглощения» юрфирмы Lidings Глеб Базурин.

Младшего юриста AstapovLawyers Дмитрия Рыженкова в этом деле больше всего удивляет постановление суда апелляционной инстанции. Как в том, что он ограничил принцип свободы, так и в том, что признал законным удержание в ситуации, когда обязанность заказчика оплатить дополнительные работы еще не подтверждена судом.

Эксперты отмечают, что позиции постановления Пленума ВАС о свободе договора получили довольно широкое распространение в судебной практике, в том числе и ВС (например, дело «Меркатор Калуга»). «Но суды периодически сталкиваются с затруднениями в определении характера того или иного положения закона», — добавляет Базурин из Lidings.

Примечания

[1] ГК РФ Статья 712.

Право подрядчика на удержание
При неисполнении заказчиком обязанности уплатить установленную цену либо иную сумму, причитающуюся подрядчику в связи с выполнением договора подряда, подрядчик имеет право на удержание… результата работ, а также принадлежащих заказчику оборудования, переданной для переработки (обработки) вещи, остатка неиспользованного материала и другого оказавшегося у него имущества заказчика до уплаты заказчиком соответствующих сумм.

[2] Исполнительная документация — это комплект рабочих чертежей с надписями о соответствии выполненных работ этим чертежам или о внесенных в них изменениях (СНиП 3.01.

04-87 «Приемка в эксплуатацию законченных строительством объектов. Основные положения»).

Исполнительная документация подтверждает выполнение работ в соответствии с проектными решениями, техническими регламентами и необходима для обеспечения эксплуатации зданий, строений и сооружений.

Вс напомнил о свободе договора. какие условия стали признавать суды

Верховный суд изменил мнение о допустимых положениях в договорах оказания услуг, подряда, поставки, поручительства, уступки.

ГК закрепляет принцип свободы договора, который дает сторонам право включить в договор любые условия, кроме случаев, когда есть императивные нормы.

До того как появилось постановление Пленума № 16 о свободе договора, суды не давали юридической защиты большинству условий, которые отличались от общих формулировок ГК. Судьи придерживались подхода: когда в статье ГК нет оговорки «если иное не предусмотрено договором», то эта норма императивна и стороны не могут договориться об ином. 

В постановлении о свободе договора ВАС разъяснил, какие нормы должны признаваться императивными. По общему правилу норма о правах и обязанностях сторон является диспозитивной.

Исключения: когда есть явный запрет установить иные условия договора или когда из существа и целей закона следует, что диспозитивность нормы ограничена или это необходимо для защиты особо значимых охраняемых законом интересов, соблюдения баланса интересов сторон.

Сейчас судебные инстанции дают юридическую защиту некоторым положениям договора, которые выходят за рамки формулировок ГК. В статье — десять условий, которые сейчас признают суды, а также примеры формулировок, которые можно включать в договоры.

Условие об оплате услуг: гонорар успеха

Описание дела. Гражданин и риелтор заключили договор оказания услуг. Риелтор должен был показать заказчику квартиры, а гражданин заплатить 6 процентов от суммы контракта, который он заключит с продавцом квартиры. В итоге заказчик недвижимость купил, но платить риелтору не стал. Риелтор обратился в суд

Три инстанции отказали истцу. Суд указал, что стороны неправомерно включили в предмет договора достижение определенного результата, с наступлением которого у заказчика возникает обязанность по оплате услуг.

Верховный суд отменил акты нижестоящих инстанций. Коллегия указала, что стороны этого договора вправе обусловить оплату услуг фактом покупки квартиры.

Отказ от договора, если поручитель не получит вознаграждение

Описание дела. Банк выдал кредит бизнесмену. Поручителем выступил фонд, который обязался отвечать субсидиарно. В договоре поручительства стороны указали, что заемщик должен платить поручителю ежегодно вознаграждение. Стороны договорились, что если бизнесмен вовремя не заплатит фонду, то договор поручительства будет расторгнут

Поскольку заемщик кредит не погашал, банк обратился в суд и выиграл дело. Поручитель платить отказался. Он указал, что заемщик не оплатил вознаграждение на очередной год.

Три инстанции встали на сторону банка, но Верховный суд с ними не согласился и поддержал поручителя. Стороны вправе прописать свои условия прекращения обеспечительной сделки.

Дата начала выполнения работ совпадает с внесением аванса

Описание дела. Подрядчик обязался начать работы после того, как заказчик внесет предоплату. Верховный суд указал, что начальный и конечный сроки выполнения работ по договору подряда можно связать с моментом, когда контрагент уплатит аванс.

Судебная практика ранее признавала подобное условие договора недействительным. Это приводило к риску признания всего договора незаключенным. Причина — стороны не согласовали срок, а это существенное условие

Продолжение статьи читайте по ссылке http://e.lawyercom.ru/article.aspx?aid=653861

Вс напомнил о свободе договора. какие условия стали признавать суды?

ВС напомнил о свободе договора. Какие условия стали признавать суды

Татьяна Иванова, юрист АБ «Эксиора»

Юрист компании. 2018. № 7

ГК закрепляет принцип свободы договора, который дает сторонам право включить в договор любые условия, кроме случаев, когда есть императивные нормы.

До того как появилось постановление Пленума №16 о свободе договора, суды не давали юридической защиты большинству условий, которые отличались от общих формулировок ГК. Судьи придерживались подхода: когда в статье ГК нет оговорки «если иное не предусмотрено договором», то эта норма императивна и стороны не могут договориться об ином.

Читайте также:  Индексация зарплаты: право или обязанность работодателя?

В постановлении о свободе договора ВАС разъяснил, какие нормы должны признаваться императивными. По общему правилу норма о правах и обязанностях сторон является диспозитивной.

Исключения: когда есть явный запрет установить иные условия договора или когда из существа и целей закона следует, что диспозитивность нормы ограничена или это необходимо для защиты особо значимых охраняемых законом интересов, соблюдения баланса интересов сторон.

Сейчас судебные инстанции дают юридическую защиту некоторым положениям договора, которые выходят за рамки формулировок ГК. В статье — десять условий, которые сейчас признают суды, а также примеры формулировок, которые можно включать в договоры.

Условие об оплате услуг: гонорар успеха

Описание дела. Гражданин и риелтор заключили договор оказания услуг. Риелтор должен был показать заказчику квартиры, а гражданин заплатить 6 процентов от суммы контракта, который он заключит с продавцом квартиры. В итоге заказчик недвижимость купил, но платить риелтору не стал. Риелтор обратился в суд. Три инстанции отказали истцу.

Суд указал, что стороны неправомерно включили в предмет договора достижение определенного результата, с наступлением которого у заказчика возникает обязанность по оплате услуг. Верховный суд отменил акты нижестоящих инстанций.

Коллегия указала, что стороны этого договора вправе обусловить оплату услуг фактом покупки квартиры ВС41КГ

ПРИМЕР ФОРМУЛИРОВКИ

«Исполнитель оказывает Заказчику услуги по поиску квартиры, которая соответствует заявке Заказчика. Если Заказчик приобретет квартиру, которую ему показал Исполнитель, Заказчик обязан выплатить Исполнителю вознаграждение за оказанные услуги в размере Х% от стоимости квартиры, которую приобретет Заказчик».

Отказ от договора, если поручитель не получит вознаграждение

Описание дела. Банк выдал кредит бизнесмену. Поручителем выступил фонд, который обязался отвечать субсидиарно. В договоре поручительства стороны указали, что заемщик должен платить поручителю ежегодно вознаграждение. Стороны договорились, что если бизнесмен вовремя не заплатит фонду, то договор поручительства будет расторгнут.

Поскольку заемщик кредит не погашал, банк обратился в суд и выиграл дело. Поручитель платить отказался. Он указал, что заемщик не оплатил вознаграждение на очередной год. Три инстанции встали на сторону банка, но Верховный суд с ними не согласился и поддержал поручителя.

Стороны вправе прописать свои условия прекращения обеспечительной сделки  ВСА63

  • ПРИМЕР ФОРМУЛИРОВКИ
  • «В случае непоступления от Заемщика в установленные сроки платы за поручительство, Поручитель после предварительного уведомления Кредитора вправе расторгнуть договор поручительства в одностороннем порядке».
  • Дата начала выполнения работ совпадает с внесением аванса

Описание дела. Подрядчик обязался начать работы после того, как заказчик внесет предоплату. Верховный суд указал, что начальный и конечный сроки выполнения работ по договору подряда можно связать с моментом, когда контрагент уплатит аванс ВС54/16

Судебная практика ранее признавала подобное условие договора недействительным. Это приводило к риску признания всего договора незаключенным. Причина — стороны не согласовали срок, а это существенное условие А67

  1. ПРИМЕР ФОРМУЛИРОВКИ
  2. «Срок выполнения работ составляет 10 календарных дней с момента внесения Заказчиком предоплаты».
  3. Оплата субподрядчикам после получения денег от заказчика

Описание дела. Компания привлекла к стройке субподрядчика. В договоре указали, что генподрядчик заплатит контрагенту только после того, как сдаст результаты работ заказчику. Верховный суд выступает за такие условия ВС

Верховный суд также поддерживает положения договора о том, что субподрядчик получит деньги за выполненные работы тогда, когда заказчик рассчитается с генподрядчиком. Ранее суды признавали подобное условие недействительным. Обоснование: нельзя ставить оплату работ в зависимость от поступления денежных средств от третьего лица А56

  • ПРИМЕР ФОРМУЛИРОВКИ
  • «Оплата выполненных Субподрядчиком работ осуществляется Подрядчиком в течение пяти рабочих дней с момента поступления оплаты от Заказчика».
  • Запрет привлекать субподрядчиков при закупке работ

Описание дела. Заказчик разместил извещение и документацию о закупке. Он запретил привлекать при исполнении договора субподрядчиков или соисполнителей. Участники закупки пожаловались в антимонопольную службу, которая поддержала заявителей.

Заказчик обратился в суд, но получил отказ. Три инстанции решили, что законодательство о закупках не разрешает устанавливать в закупочной документации требования о выполнении работ по контракту лично.

В дело вмешался Верховный суд. Он указал, что общество-заказчик вправе запретить привлечение субподрядчиков.

Такое условие не считается требованием к участнику закупки, а относится к способу и порядку исполнения договора ВСА40

  1. Ранее в практике встречались примеры признания подобных условий неправомерными А40 Суды считали, что это по своей правовой природе запрет, который ограничивает количество участников закупки и конкуренцию.
  2. ПРИМЕР ФОРМУЛИРОВКИ
  3. «Участник закупки не вправе привлекать для исполнения договора субподрядчиков или соисполнителей».
  4. Отказ заказчика от оплаты работ при отсутствии банковской гарантии

Описание дела. По договору подряда подрядчик обязался предоставить заказчику безотзывную банковскую гарантию на период гарантийного срока. В противном случае заказчик вправе приостановить расчеты.

Заказчик не стал платить, поскольку так и не получил банковскую гарантию. Подрядчик подал иск о взыскании задолженности. Три инстанции удовлетворили требования. Верховный суд с этим не согласился и поддержал заказчика.

  • Коллегия по экономическим спорам Верховного суда указала, что стороны связали срок исполнения обязательства по оплате работ с моментом предоставления подрядчиком банковской гарантии. Такое условие правомерно ВСА11
  • Ранее практика не всегда признавала действительность подобных условий. Суды отмечали, что срок оплаты выполненных работ нельзя поставить в зависимость от даты предоставления банковской гарантии А29 Теперь Верховный суд признает такие условия ВС3
  • ПРИМЕР ФОРМУЛИРОВКИ

«В случае непредоставления Подрядчиком банковской гарантии на период гарантийного срока Заказчик вправе приостановить расчеты по договору независимо от наступления сроков платежей. При этом Заказчик не будет считаться просрочившим или нарушившим свои обязательства по договору».

Неустойка и проценты по коммерческому кредиту за просрочку

Описание дела. Компании заключили договор поставки на условиях коммерческого кредита. Покупатель получил отсрочку платежа на месяц.

Стороны договорились, что по истечении этого срока начнут начисляться и неустойка, и проценты по кредиту. Покупатель не заплатил, поэтому поставщик обратился в суд.

Три инстанции взыскали помимо основного долга также неустойку и проценты. Суды пояснили, что можно взыскивать обе суммы А43

Верховный суд поддерживает такую позицию ВСА12 Например, тройка судей отменила постановление кассации, которая решила, что проценты по коммерческому кредиту подпадают под признаки неустойки, это две санкции за одно нарушение А12

ПРИМЕР ФОРМУЛИРОВКИ

«За пользование коммерческим кредитом Покупатель обязуется уплатить Поставщику проценты в размере 0,5% от суммы кредита за каждый день пользования. В случае несвоевременной оплаты поставленного товара Покупатель уплачивает пени в размере 0,5% от суммы долга за каждый день просрочки».

Запрет уступки

Описание дела. Стороны заключили договор оказания услуг, в котором установили запрет уступки прав без письменного согласия контрагента.

Исполнитель выполнил свои обязательства по договору, но оплату не получил. Тогда он уступил свои права другой компании. В итоге цессионарий предъявил иск к должнику.

Ответчик подал встречный иск, поскольку исполнитель уступил права истцу без его согласия. Заказчик решил, что условие о передаче прав недействительно, как и сам договор цессии.

  1. Суды встали на сторону истца и удовлетворили его требования. Смена кредитора не влияет на размер требования к должнику А55
  2. Такой подход поддерживает Верховный суд. Условие об уступке действительно, даже если в основном договоре есть запрет на передачу прав или необходимо получать согласие контрагента ВС54
  3. Суды не всегда придерживались этого подхода А73
  4. ПРИМЕР ФОРМУЛИРОВКИ
  5. «Ни одна из сторон не вправе передавать свои права по договору третьей стороне без письменного согласия другой стороны».
  6. Арбитражная оговорка

Описание дела. Стороны закрепили в договоре поставки условие об арбитражной оговорке. Позже покупатель перевел долг на другую компанию. Новый должник возразил против арбитражной оговорки из основного договора поставки. Он указал, что не заключал с кредитором соглашение о договорной подсудности.

Суды отказали, поскольку при уступке арбитражное соглашение сохраняет силу для нового кредитора или должника, если иное не предусмотрено договором А41 Такое мнение высказывал Верховный суд, когда подтверждал действительность арбитражной оговорки при уступке прав ВС54-1 Раньше практика по данному вопросу была неоднородна. Например, кассация указывала, что к цессионарию не переходит обязанность соблюдать арбитражную оговорку. Это нарушает процессуальные права цессионария А43

  • ПРИМЕР ФОРМУЛИРОВКИ
  • «Любой спор, разногласие или требование, возникающие из данного договора или касающиеся его либо из его нарушения, прекращения или недействительности, подлежат разрешению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РФ».
  • Отказ в выплате страхового возмещения, если у водителя не было удостоверения

Описание дела. Гражданин застраховал машину, получил полис КАСКО. Через некоторое время произошло ДТП. За рулем был не страхователь, а другое лицо без водительского удостоверения.

Страховщик отказался платить, он сослался на внутренние правила. Страхователь не согласился и подал иск. Первая инстанция отказала, но апелляция поддержала гражданина. Верховный суд встал на сторону страховщика.

По условиям договора к страховым рискам относятся только те ДТП, в которых у автомобилиста было право на управление транспортным средством ВС49КГ Это условие действительно, даже если в законе нет аналогичного положения.

  1. Раньше суды в таких ситуациях поддерживали страхователей А40
  2. ПРИМЕР ФОРМУЛИРОВКИ
  3. «Не являются страховыми случаи, происшедшие в результате управления транспортным средством лицом, не имеющим на момент ДТП водительского удостоверения на право управления транспортным средством соответствующей категории»

ВС41КГ Определение ВС от 27.06.2017 № 41-КГ17-8

Вс призвал нижестоящие суды к системному толкованию условий договора

Верховный Суд опубликовал Определение № 305-ЭС18-25276 (5) по делу № А40-38421/2013, в котором призвал суды изучать положения оспариваемого договора в системном их толковании.

Исполнение инвестконтракта через суд

Для реализации инвестиционного проекта по реконструкции части жилого квартала администрация г. Рязани и ОАО «Строительно-промышленная компания «Мосэнергострой» 6 апреля 2005 г. заключили инвестиционный контракт, по условиям которого общество в том числе обязалось в качестве компенсации за снос муниципальных помещений передать в собственность администрации нежилое помещение.

Для исполнения инвестиционного контракта и строительства между Управлением государственного имущества и земельных ресурсов администрации и обществом был заключен договор  аренды земельного участка. В 2011 г., после ввода построенного объекта в эксплуатацию, договор аренды был расторгнут на основании соглашения сторон.

4 июля 2017 г. определением Арбитражного суда г. Москвы было возбуждено дело о банкротстве «Мосэнергостроя». В связи с тем что общество не передало администрации помещение, публичный орган обратился в суд с соответствующим иском.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Рязанской области от 9 сентября 2015 г.

по делу № А54-3397/2014 иск администрации удовлетворен, на общество возложена обязанность передать муниципальному образованию в собственность нежилое помещение.

Читайте также:  В мировом соглашении возможно прощение долга под отменительным условием

На основании судебного решения администрация издала постановление о принятии нежилого помещения в муниципальную собственность, после чего общество и публичный орган подписали договор, поименованный договором о безвозмездной передаче имущества. Право собственности муниципального образования на нежилое помещение зарегистрировано в государственном реестре 16 декабря 2016 г.

Попытка оспорить передачу помещения

15 ноября 2018 г. «Мосэнергострой» был признано банкротом, в отношении него было открыто конкурсное производство. В ходе этой процедуры конкурсный управляющий обратился в Арбитражный суд г.

Москвы с заявлением о признании договора о безвозмездной передаче недействительным и о применении последствий его недействительности на основании п. 1 ст. 61.2, п. 1 и 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве, а также ст.

10 и 168 ГК.

Отказывая в удовлетворении заявления конкурсного управляющего, суд первой инстанции исходил из того, что договор был заключен обществом и администрацией во исполнение вступившего в законную силу судебного акта.

Апелляция посчитала, что заявитель доказал всю совокупность обстоятельств, необходимых для признания договора недействительным как сделки, повлекшей оказание предпочтения администрации по отношению к другим кредиторам общества (ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Кроме того, сославшись на безвозмездный характер упомянутого договора для общества, суд признал доказанным наличие оснований для удовлетворения заявления и по п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве (ввиду явной неравноценности исполнения со стороны администрации).

В связи с этим апелляция отменила определение первой инстанции и удовлетворила заявление управляющего.

Окружной суд согласился с тем, что конкурсный управляющий доказал наличие оснований для признания спорного договора недействительным как сделки, повлекшей за собой оказание предпочтения одному из кредиторов. В связи с этим администрация обратилась в Верховный Суд.

ВС указал на ошибки нижестоящих инстанций

Изучив материалы дела, ВС отметил, что п. 3 ст. 3 Закона об инвестиционной деятельности в России, осуществляемой в форме капитальных вложений (в редакции Закона о внесении изменений в ст.

2 и 3 Закона о введении в действие Земельного кодекса и отдельные законодательные акты РФ (Закон № 427-ФЗ)), предусмотрено, что объект инвестиционной деятельности, строительство которого осуществляется с привлечением внебюджетных источников финансирования на земельном участке, находящемся в государственной или муниципальной собственности, по договору, заключенному до 1 января 2011 г. и предусматривающему распределение площади соответствующего объекта инвестиционной деятельности между сторонами договора, признается долевой собственностью сторон до момента государственной регистрации права собственности с учетом распределения долей, предусмотренного данным договором. Государственная регистрация права долевой собственности на эти незавершенные объекты инвестиционной деятельности не требуется. В соответствии со ст. 7 Закона № 427-ФЗ указанные правила, заметил ВС, распространяются на ранее заключенные договоры, обязательства сторон по которым не исполнены на день вступления в силу этого закона.

Верховный Суд указал, что в рассматриваемом случае инвестиционный контракт заключен до 1 января 2011 г., а его стороной является публично-правовое образование.

Строительство осуществлялось на земельном участке, находящемся в публичной собственности. По состоянию на 1 февраля 2012 г.

общество не исполнило принятое по инвестиционному контракту обязательство по передаче нежилого помещения муниципальному образованию.

С учетом изложенного, по смыслу п. 3 ст.

3 Закона об инвестиционной деятельности, устанавливающего специальное регулирование инвестиционных отношений с участием публично-правовых образований, возведенный до возбуждения дела о банкротстве общества объект в силу закона находился в долевой собственности общества и муниципального образования, данный объект не мог войти в конкурсную массу должника, не являющегося его единоличным собственником (ст. 131 Закона о банкротстве), и поэтому у публично-правового образования, несмотря на применение к обществу процедур банкротства, сохранилось право на получение в собственность причитающегося по условиям контракта, посчитал ВС.

Суд заметил, что доказательств получения муниципальным образованием как сособственником большего по сравнению с тем, на что оно могло претендовать в соответствии с положениями инвестиционного контракта, в материалах дела не имеется. Сам инвестиционный контракт не признан недействительным как подозрительная сделка (ст. 61.2 Закона о банкротстве) и не оспаривался в рамках настоящего спора.

ВС разъяснил толкование условий договораПленум ВС РФ принял доработанное постановление, касающееся возникающих на практике вопросов по применению норм ГК о заключении и толковании договоров

Верховный Суд сослался на абз. 4 п. 43 Постановления Пленума ВС от 25 декабря 2018 г.

№ 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора», согласно которому значение условия договора устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом; условия договора толкуются и рассматриваются судом в их системной связи и с учетом того, что они являются согласованными частями одного договора (системное толкование).

«Признав сделку по передаче помещений в собственность муниципального образования безвозмездной, суд апелляционной инстанции эти разъяснения не учел, ограничившись лишь воспроизведением наименования документа, по которому имущество передавалось в собственность муниципалитета. Тогда как компенсационный характер состоявшегося прекращения долевой собственности (в счет снесенных при исполнении контракта муниципальных помещений) прямо закреплен в инвестиционном контракте и не был опровергнут обществом», – подчеркивается в определении.

Верховный Суд указал, что раздел имущества, находящегося в долевой собственности, не мог быть оспорен по правилам ст. 61.

3 Закона о банкротстве, поскольку отсутствовал такой квалифицирующий признак, как оказание администрации предпочтения перед другими кредиторами. Подозрительный характер этого раздела (ст. 61.

2 Закона о банкротстве), равно как и недобросовестность администрации (ст. 10 Гражданского кодекса), не доказаны.

Таким образом, Суд отменил решения апелляции и кассации, посчитав возможным оставить в силе определение первой инстанции. ВС заметил, что общий вывод этого суда о неправомерности заявленных конкурсным управляющим требований является верным.

Верховенство формы над содержанием

В комментарии «АГ» адвокат, арбитражный управляющий юридической фирмы INTELLECT Сергей Гуляев заметил, что одним из ключевых условий для признания сделки недействительной в рамках дела о банкротстве является отсутствие встречного представления по сделке, что и имело место в данной ситуации при передаче нежилого помещения в собственность администрации, но при этом, как совершенно верно указал ВС РФ, необходимо исследовать все обстоятельства и основания передачи имущества.

По мнению адвоката, в данном случае ключевую роль сыграло то, что ВС применил специальное законодательство, регулирующее инвестиционную деятельность в виде капитальных вложений, так как даже исполнение судебного акта может в определенных ситуациях признаваться недействительной сделкой.

Сергей Гуляев отметил, что ВС справедливо сослался на положения Закона об инвестиционной деятельности и условия заключенного инвестиционного договора.

По его мнению, определение примечательно именно установлением соотношения банкротного законодательства и специального Закона об инвестиционной деятельности.

Субсидиарный должник несет самостоятельную ответственность за пользование чужими деньгамиВерховный Суд подтвердил возможность взыскать проценты по ст. 395 ГК с собственника имущества казенного предприятия, даже если требование о взыскании таких процентов к первоначальному должнику не предъявлялось

Сергей Гуляев заметил, что за последние несколько месяцев это уже второй пример, когда ВС РФ в своей практике крайне удачно устанавливает соотношение общих и специальных законов, принимая верные решения с учетом фактических обстоятельств, например Определение № 308-ЭС19-27564 по делу № А53-34672/2018 от 6 августа 2020 г., где ВС применил нормы о субсидиарной ответственности ГК РФ и бюджетное законодательство.

По мнению юриста практики реструктуризации и банкротства ART DE LEX Романа Прокофьева, основным тезисом Экономической коллегии ВС является обращение внимания на необходимость комплексного изучения обстоятельств заключения оспариваемой на основании гл. III.1 Закона о банкротстве сделки.

«Недопустимо приходить к выводу о наличии ущерба должника, воспроизводя исключительно наименование документа, по которому предмет сделки передавался кредитору.

Применительно к рассматриваемому случаю наименование договора хоть и обозначалось в качестве безвозмездного, но по обстоятельствам дела следует, что должником все же была получена соразмерная компенсация», – указал он.

Роман Прокофьев подчеркнул: определение попадает в общий тренд арбитражных судов всех инстанций, который заключается во внимательном анализе обстоятельств заключения спорных с точки зрения Закона о банкротстве сделок.

«Нередки случаи, когда суды самостоятельно дают правовую квалификацию, отличную от заявленной в обосновании недействительной сделки, призывают стороны подробнее раскрывать свои позиции и истребуют дополнительные доказательства.

Обратный подход в настоящее время уже скорее исключение из общего правила», – заключил юрист.

Адвокат МКА «Традиция» Василий Котлов посчитал, что определение Верховного Суда демонстрирует отсутствие единообразного подхода судов к вопросу о соотношении содержания сделки и ее внешней формы.

Адвокат заметил, что, сославшись на п. 43 Постановления Пленума № 49, Суд напомнил о необходимости системного толкования условий договора, необходимости сопоставлять разные части одной сделки и уяснять смысл сделки с целом.

«Между тем ошибка судов апелляционной и кассационной инстанций, которые исходили из факта совершения сторонами безвозмездной сделки вне привязки к инвестиционному контракту, не является очевидной: стороны подписали договор о безвозмездной передаче нежилого помещения, то есть совершили отдельную сделку, и именно на это была направлена их воля.

В данном договоре, по всей видимости, не было указано о компенсационном характере предоставления спорного имущества», – указал Василий Котлов.

По его мнению, проблема соотношения формы и содержания документа не нова, проявляется в различных аспектах правоприменительной деятельности, но в последнее время приобрела особую актуальность.

«Как поступить суду, если подана жалоба, содержащая в себе исковые требования? Как поступить сторонам, если судом вынесено определение, имеющее признаки решения (например, вопрос рассмотрен по существу)? Так сложилось, что некоторые судьи (“формалисты”) исходят не столько из содержания процессуальных и иных документов, сколько из их внешней формы (названия, реквизитов и т.п.). Другая часть судейского корпуса (назовем их “материалистами”) отдают приоритет содержанию и смыслу документа в целом», – отметил адвокат.

Василий Котлов привел пример из практики, когда документ, выданный работодателем и по форме являющийся характеристикой, в котором вскользь было указано о возможности исправления осужденной без лишения свободы, был воспринят судебной коллегией как жалоба потерпевшего на приговор, предусматривающий реальное лишение свободы, и дело было снято с рассмотрения для выполнения связанных с жалобой процессуальных требований.

«Представляется, что данная проблема еще долго не будет иметь однозначного разрешения, поскольку основана на субъективном восприятии каждым участником процесса своей роли и места в современной системе правосудия», – подчеркнул он. Адвокат отметил, что, осуществляя системное толкование, о котором говорит ВС РФ, важно избегать крайностей, не допускать слишком широкий либо слишком узкий охват обстоятельств, учитываемых при квалификации той или иной сделки.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *