Лимит расходов в конкурсном производстве.

Лимит расходов в конкурсном производстве.

Самым частым аргументом против банкротства компании у клиентов выступает дороговизна и сложность процедуры. И если о сложности можно сказать то, что это просто очень регламентированная процедура, завязанная на сроках и обязательных последовательных процедурах, и при их соблюдении все не так уж и сложно, то о цене стоит поговорить отдельно.

Вообще, каждая процедура банкротства уникальна, и ценообразование в каждой из них определяется индивидуально. Не будет двух абсолютно одинаковых случаев.

Однако иногда бывают предложения на рынке, из разряда «банкротство „под ключ“ за 100 000 рублей». Или что-то вроде «Спишу все долги, или выплачу их за вас».

Такие предложения вообще не стоит рассматривать, поскольку последствия от них обойдутся куда дороже.

Смотрите инструкцию по банкротству компании.

Способы ценообразования в банкротстве

Если проанализировать рынок, можно выделить несколько групп предложений.

Первая группа. Цена банкротства определяется на основе размера долга или стоимости активов.

Тут напрашиваются две подгруппы:

  • Цена банкротства определяется как процент от суммы долга или стоимости активов (например: обанкротим за 5%, 10%, 15% от суммы долга);
  • Существует некоторая тарифная сетка (например: «процедура банкротства с долгами до 1 млн руб. — 99 тыс. руб.; с долгами от 1 до 5 млн — 349 тыс. руб.»).

Вторая группа. Цена банкротства определяется исходя из предполагаемых трудозатрат на процедуру. К примеру, исходя из человеко-часов управляющего, юристов, бухгалтеров, помощников и т.д. Или исходя из количества кредиторов (наверное, предполагая, что чем больше кредиторов, тем больше работы).

Третья группа. Цена банкротства определяется исходя из предполагаемых финансовых затрат на процедуру (зарплата арбитражного управляющего, юристов, бухгалтеров, расходы на оценку, торги и т.д.).

Четвертая группа. Просто называется сумма. Что-то вроде «два миллиона, касса вон там».

Пятая группа. Различные комбинации вышеперечисленных способов.

Самая жизнеспособная как раз пятая группа. Опять-таки потому, что банкротство является уникальной процедурой в каждом случае.

Возмещение расходов управляющего

Важная часть — возмещение расходов арбитражного управляющего. Какие расходы обязательно подлежат возмещению?

  • почтовые расходы;
  • аудит;
  • электронные площадки (для торгов);
  • государственная регистрация прав;
  • судебные расходы, госпошлины;
  • опубликование сведений в Коммерсантъ и ЕФРСБ.

Согласно ст. 20.7 ФЗ «О банкротстве», возмещению подлежат и расходы на работу лиц, привлеченных управляющим для выполнения возложенных на него обязанностей. К примеру, он привлек бухгалтера, юриста, оценщика, аудитора. Их работу он из своего кармана оплачивать не будет.

От сложности и продолжительности процедуры зависит, будет ли АУ работать сам, или привлечет сторонних специалистов. Тут нет единого шаблона, все должно рассчитываться индивидуально.

Рассчитайте банкротство компании и получите бесплатный финансовый анализ.

Кого может привлечь арбитражный управляющий?

В зависимости от сложности процедуры, и от необходимости, управляющий может привлечь следующих специалистов:

  • специалистов по проведению финансового анализа;
  • юристов для юридического сопровождения (например, представление интересов в рамках дела о банкротстве, подготовка позиции, взыскание дебиторки);
  • бухгалтеров и аудиторов для анализа учета на наблюдении и ведения учета на конкурсе;
  • ЧОП для охраны имущества;
  • оценщиков.

Но может и не привлекать. Все опять-таки зависит от процедуры.

Кому банкротить дешевле, должнику или кредитору?

Разумеется, если процедуру начинает кредитор, ему процедура может обойтись дешевле, поскольку он может хотя бы часть процедуры оплатить за счет средств должника. Но это в случае, если они у него есть, чего не всегда можно предугадать.

С другой стороны, должник вряд ли будет подавать на банкротство в отсутствие денежных средств на процедуру — поскольку, при их отсутствии процедура просто зависнет. И не приведет к тому результату, на который он рассчитывал.

О разработке стратегии банкротства мы рассказывали в предыдущей публикации.

В качестве вывода можно сказать — посчитать стоимость процедуры без предварительного изучения документов, бухгалтерского баланса, отчетности можно лишь примерно. Более-менее точная цена получится только после детального анализа должника.

И напоследок — не нужно начинать процедуру кредитору, если он знает, что у должника совсем нет денег. Оплачивать ее придется из своего кармана, а удастся ли привлечь руководство и владельцев компании-должника к субсидиарной ответственности — далеко не факт.

Пример расчета стоимости банкротства

Возьмем условную компанию. Общество с ограниченной ответственностью, система налогообложения ОСНО, есть недвижимость (производственный цех и административное здание), есть спецтехника (погрузчики), есть дебиторская задолженность. Всего на 200 млн. рублей по балансу. Долгов на 100 млн.

Вводится процедура банкротства.

Арбитражный управляющий делает публикации:

  • В газете «Коммерсантъ», стоимость 10000 руб.
  • В ЕФРСБ, стоимость 500 руб.

Далее, уведомление кредиторов и госорганов еще 5000 руб.

Для того, чтобы провести финансовый анализ, была привлечена специализированная организация. Её услуги составили 50 тыс руб.

После проведения финанализа — уведомление кредиторов о проведении собрания. Еще 2000 руб.

Наблюдение составило 6 месяцев.

После этого вводится конкурсное производство.

Снова публикации (10000 500 руб.), запросы в госорганы о наличии имущества (2000 руб.). Уведомление кредиторов еще 2000 руб.

Производственный цех и административные здания, а также спецтехнику понадобилось охранять. Оплата услуг ЧОПа, еще 50 тыс. руб.

После этого — оценка имущества. Допустим, еще 50 тыс. оплата услуг оценщика.

Далее, торги. Оплата электронной площадки 10 тыс. руб. Публикации перед и после продажи, еще 55 тыс. руб.

Имущество продали на сумму 80 млн.

Допустим, дебиторскую задолженность управляющий, будучи юристом по образованию, взыскал сам, в целях экономии. Хотя и тут возможны затраты, если он привлекает для этого специалистов. Взыскал 1 млн, остальное пришлось списать как безнадежную.

Также пришлось привлечь бухгалтера для ведения учета (эту обязанность во время банкротства никто не отменяет). Конкурсное производство шло 8 месяцев, оплата его услуг 30 тыс. в месяц. Итого еще 240 тыс. Конечно, если у АУ есть бухгалтерское образование и навыки, он это сам может делать. Будем считать, в этом случае он только юрист.

Будем также считать, что в судебные заседания ходил он сам, специалиста привлекать не понадобилось.

В итоге, дела сдаются в архив, это 15 тыс. руб. Опять публикации 10 тыс. 500 руб. За 8 месяцев конкурс завершился ликвидацией компании.

По итогам конкурса кредиторам в реестре взыскано 81 млн. Из 100 млн долгов.

Итак, расходы. Их делим на две группы. Первая — обязательные. Это стоимость госпошлины, публикаций, стоимость площадки, услуг оценщика. То есть, без них процедуре не обойтись совсем.

Необязательные расходы, в принципе, можно было бы избежать, обладай АУ необходимыми знаниями и навыками. Если он ими не обладает, ему придется их понести. К примеру, он может сам вести бухучет, взыскивать дебиторку,

Итак, обязательные расходы составляют: 31500 (три публикации) 55 тыс (публикации перед и после продажи) 10 тыс (площадка) 9 тыс (уведомления и запросы) 15 тыс. (дела в архив). Итого 120 500 руб.

Считаем необязательные расходы. 50 тыс (услуги ЧОПа) 50 тыс (услуги оценщика) 240 тыс (бухгалтер), итого 340 000 руб. Не так уж плохо, как мы уже выше указали, часть функций АУ выполнил сам.

Эти расходы нужно будет АУ возместить, всего они составят 460500 руб.

Далее, считается вознаграждение АУ. По закону оно состоит из фиксированной части и процентов. Фиксированная часть — 30 тыс. руб. в месяц. Наблюдение завершилось за 6 месяцев, конкурсное производство за 8. Считаем 30 000*6 30 000*8. Итого 420 000.

Плюс процентная часть (ст. 20.6 ФЗ о банкротстве). Ее нужно разделить на часть при наблюдении, и часть при конкурсе.

Наблюдение. Тут вознаграждение АУ не превышает 60 тыс руб., и в нашем случае так оно и будет.

Конкурс. Взыскано до 50% из реестровых требований, значит вознаграждение составит 4,5% от размера удовлетворенных требований кредиторов, включенных в реестр. У нас это 81 млн, а значит, АУ должен получить 3 млн 645 тыс. руб.

Итого вознаграждение АУ: 4 млн 125 тыс. рублей.

В итоге, ООО за процедуру банкротства заплатит:

  • 4000 рублей госпошлина;
  • 460500 рублей расходы АУ;
  • 4125000 рублей вознаграждение АУ.

Итого, 4 млн 589 тыс. 500 руб. При совокупной сумме долгов в 100 млн.

Данный пример является лишь примером, дающим общее представление, за что платятся деньги. Пример умозрительный, и тут специально приведено много расходов, которые можно оптимизировать.

А в чем преимущество, если банкротство сопровождаем мы?

  • Все затраты на вознаграждение арбитражного управляющего уже входят в стоимость услуги. Вам об этом беспокоиться не нужно.
  • Мы оптимизируем затраты при банкротстве. У нас есть штат юристов, бухгалтеров, аудиторов, оценщиков. И вам затраты на привлечение этих специалистов, и их работу, компенсировать не понадобится. А суммы там набегают большие.
  • «Бизнес-Гарант» построил целую экосистему для предпринимателей, позволяющую после банкротства быстро и с комфортом открыть новый бизнес. Вы сможете зарегистрировать компанию, открыть расчетный счет в банке, арендовать офис, купить или продать коммерческую недвижимость, жилую недвижимость, готовый бизнес.

Посмотрите, чем мы можем помочь именно вам.

Как арбитражному управляющему привлечь специалистов, не боясь взыскания затрат

Исходя из требований законодательства, арбитражные управляющие должны обладать абсолютными знаниями в юриспруденции, экономике, уметь делать финансовый анализ, проводить аудит, оценку имущества, организовывать торги и т.д.

На практике такое не всегда реально. Поэтому закон предусматривает возможность привлечения за счет должника иных лиц, которые могут быть более высококвалифицированными специалистами в некоторых областях. Но расходы на это должны быть обоснованными и не превышать предусмотренный лимит, иначе АУ могут привлечь к ответственности: отстранить и взыскать причиненные убытки.

Кого же арбитражный управляющий может привлечь для обеспечения возложенных на него обязанностей? Закон выделяет две категории таких лиц.

В первую попадают специалисты, приглашение которых в некоторых случаях является обязательным (оценщики, аудиторы, архивариусы, операторы электронных торговых площадок и иные лица). Затраты на их услуги, разумеется, должны быть разумными, при этом лимиты на них не распространяются.

Но нас интересует вторая категория — это как раз те лица, которых АУ могут привлекать в случае необходимости. Вот здесь расходы ограничены лимитами, размер которых зависит от балансовой стоимости имущества должника. Для примера: если должник с активами в размере 1 млн рублей, то лимит будет составлять 85 000 рублей в течение одной процедуры на всех привлеченных лиц вместе взятых.

Когда расходы на привлечение лиц могут взыскать

Согласно закону, денежные средства должника арбитражный управляющий должен расходовать добросовестно и разумно. Любое уменьшение конкурсной массы в деле о банкротстве расценивается как факт причинения убытков и может послужить для кредитора основанием для обращения за взысканием. Сроки — общие: три года с момента, когда лицо узнало о противоправных действиях арбитражного управляющего.

При этом, как следует из разъяснений Верховного суда, заявитель обязан обосновать неправомерность действий АУ, отсутствие необходимости расходов и причинно-следственную связь между ними. Он также должен доказать, что оказанные специалистами услуги не связаны с целями банкротных процедур, являются прямыми обязанностями арбитражного управляющего или плата за них не соразмерна результату.

Превышены лимиты? Еще не приговор

Что делать, если при оплате услуг сторонних специалистов были превышены лимиты? Прежде всего, отметим, что такой «перерасход» вполне легален, если предварительно утвержден судом.

В противном случае действия арбитражного управляющего признают незаконными, а его могут отстранить.

Читайте также:  Сокращение штатов: как определить размер выплат увольняемым работникам?

Часто при наличии соответствующего судебного акта считается автоматически доказанным, что расходы АУ на привлеченных лиц являются необоснованными и с него взыскивают убытки.

Однако известны случаи, когда арбитражному управляющему удалось избежать последнего. Его действия, связанные с превышением лимитов, были признаны незаконными, но он сумел доказать необходимость привлечения специалистов.

А суд пояснил: «Превышение лимитов само по себе не может являться основанием для признания таких расходов необоснованными в полном объеме и взыскания их как убытков с АУ.

Основанием для удовлетворения требования может быть неправомерное совершение расходов, не соответствующее целям конкурсного производства, но никак не нарушение порядка их согласования».

Как подтвердить обоснованность затрат

Итак, перечислим основные условия, которые должны быть подтверждены, чтобы избежать взыскания за привлечение сторонних специалистов.

Лимит расходов в конкурсном производстве.

Также рекомендую прочитать эту статью

Как руководителю избежать субсидиарной ответственности при банкротстве предприятия

О чем статья? О возможностях уйти от субсидиарной ответственности. Кому и чем будет полезна? Руководителям и лицам, чьи решения влияют на состояние  компании..

Продолжить чтение

Прежде всего, нужно доказать, что последнее было необходимо, должник нуждался в указанных услугах, а действия АУ были направлены на удовлетворение требований кредиторов — то есть на достижение целей процедуры банкротства.

Специалисты советуют: при подтверждении обоснованности затрат полезно сослаться на масштабность имущества должника и объем работы арбитражного управляющего.

А потом сообщить, что в связи с колоссальной загруженностью он просто не мог справиться с поставленными задачами самостоятельно, потребовалась помощь привлеченных лиц.

Следует также указать, что сам АУ не обладал специфическими познаниями, которые имелись у этих лиц.

И немаловажно: нужно привлекать таких лиц, чью квалификацию можно подтвердить документально. Обратите внимание суда, что расходы на специалистов были соразмерны и объему проделанных работ, и рыночным ценам на них.

Для подтверждения этого полезно при заказе услуг получить несколько коммерческих предложений от аналогичных юрлиц и выбрать из них менее дорогое.

Чтобы обезопасить себя, также нужно привлекать лица и компании, осуществляющие реальную деятельность, находящиеся по своему юридическому адресу, имеющие штат сотрудников и множество клиентов.

Судрасходы в банкротстве: кто, кому и сколько платит — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Банкротных дел очень много, но консультанты требуются лишь по отдельным категориям споров. Их чаще всего нанимают, когда на кону стоят реальные активы должника. Обычно клиенты – это кредиторы, которые хотят включиться в реестр, возражать против включения в реестр или оспорить сомнительные сделки. Актуально и представительство в спорах о привлечении к субсидиарной ответственности. «Право.ru» собрало хит-парад самых крупных присужденных трат на юристов в банкротстве за год.

В банкротных делах реже, чем в гражданских, привлекают внешних юристов и реже взыскивают расходы на юридическую помощь. По данным Casebook, за год (24 августа 2019 – 24 августа 2020 года) суды вынесли 404 определения о взыскании расходов на услуги представителей. Это 1,6% от всех определений о возмещении судебных расходов за этот период (24 823). Для сравнения: за 2019 год суды признали банкротами 81 381 физических и юридических лиц (статистика «Федресурса»).

Управляющие

Арбитражные управляющие редко обращаются в крупные консалтинговые компании, ведь внешним юристам придется платить из конкурсной массы, размер которой ограничен, а крупные расходы надо согласовывать с кредиторами. Управляющий рискует, потому что ненадлежащую трату денег должника могут обжаловать, а с него самого взыскать убытки, объясняет партнер Федеральный рейтинг.

группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Комплаенс группа Природные ресурсы/Энергетика группа Фармацевтика и здравоохранение группа Экологическое право группа Банкротство (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Семейное и наследственное право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Финансовое/Банковское право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции
Юлия Литовцева. Исключение, по ее словам, – это управляющие крупных должников, перед которыми стоят особенно сложные задачи. Например, обратиться в Конституционный суд, признать полномочия в иностранных юрисдикциях или обратить взыскание на зарубежные активы.

Кроме того, если инициатором или проигравшей стороной в споре является управляющий, взыскание с него судрасходов почти всегда лишено смысла, ведь оно происходит после третьей очереди, что на практике означает «никогда», уточняет Литовцева.

АСВ

Особняком в банкротной сфере держится Агентство по страхованию вкладов – специализированный кредитор и управляющий, который занимается оздоровлением и ликвидацией банков. Агентство прибегает к помощи определенного круга юрконсультантов. Среди аккредитованных компаний –  
Федеральный рейтинг.

группа Банкротство (включая споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Уголовное право 4место По количеству юристов 11место По выручке 16место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании
, Федеральный рейтинг. группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции 8место По выручке 18место По количеству юристов 23место По выручке на юриста (более 30 юристов)
, Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market)
и другие, всего 20.  

Процесс Агентство на триллион: за что и как судится АСВ

Эффективность судебных издержек АСВ, в том числе трат на юристов, вызывает много споров в юридическом сообществе. Есть мнение, что организация никем не контролируется, затягивает производство, плохо формирует конкурсную массу, а в итоге расходы завышаются.

Например, так считает Литовцева. Есть аргументы в пользу того, что АСВ работает эффективно.

Например, согласно отчету 2019 года, средний процент удовлетворения требований кредиторов в банках, где завершены ликвидационные процедуры, за весь период деятельности агентства составил 45,3%.

Тем не менее многие недовольны работой управляющего. В феврале 2020 года ряд кредиторов Тагилбанка обратился в ЕСПЧ, указывая на нарушение ст. 1 Протокола № 1 («Защита собственности») и ст. 13 Европейской конвенции («Право на эффективное средство правовой защиты»).

Заявителей не устраивают неэффективные траты и сокрытие информации о расходах конкурсного управляющего, главы представительства АСВ в Уральском федеральном округе Андрея Сергеева. Кредиторы возражали против привлечения 24 помощников, а также планов потратить 21 млн руб. на услуги по экспертизе документов и размещению архива. В феврале расходы АСВ приблизились к 100 млн руб.

, 40% из которых – это оплата юридических услуг. А ежемесячное вознаграждение в 1 млн руб. плюс бонус «в размере 10%» получала КА «Юков и партнеры».

Практика ВС проверил гонорар успеха в банкротстве

Вопросами обоснованности трат агентства занимался и Верховный суд.

В деле о несостоятельности Пробизнесбанка осенью 2019 года ВС оценил правомерность так называемого гонорара успеха – его наряду с твердой суммой использовало АСВ для оплаты услуг КА «Кворум».

Экономколлегия указала, что такая форма оплаты не может использоваться в банкротстве свободно. Надо оценивать, не нанесет ли она ущерб конкурсной массе и интересам кредиторов.

Впрочем, с 1 марта 2020 года на законодательном уровне признается «гонорар успеха», напоминает старший юрист юргруппы Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании
Кирилл Карпов. По его словам, новелла должна наконец-то поставить точку в этом вопросе.

Кредиторы и бенефициары

Что касается самих кредиторов, они также нечасто обращаются к услугам внешних консультантов. Ведь банкротство – в целом неэффективная процедура ликвидационной направленности. По результатам конкурсного производства кредиторы вернули себе лишь 4,7% в 2019 году.

Поэтому интерес для активного участия в процессе могут представлять те немногочисленные споры и дела, где есть перспектива добраться до реальных активов должника.

«Обычно в юрфирму обращаются по вопросам включения в реестр требований кредиторов, возражений против такого включения, оспаривания сделок должника в банкротстве», – делится Анастасия Шкварова из юрфирмы Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж Профайл компании
. В основном клиенты по банкротным делам – это «здоровые» компании, говорит Литовцева.

В этом сюжете

Востребованы и услуги юристов в вопросах привлечения к субсидиарной ответственности, ведь с помощью этого института кредиторы могут добиться продажи за долги имущества бенефициаров, в том числе и «теневых».

Но даже если его нет или недостаточно, чтобы покрыть долги, последствия проигрыша для контролирующих лиц серьезные: они могут стать «вечными должниками» по многомиллионным долгам, ведь их невозможно будет списать в ходе банкротства физического лица.

Возможно, поэтому контролирующие лица ищут юрпомощи у консультантов. «Это популярная услуга», – подтверждает Екатерина Баглаева из КА Федеральный рейтинг.

группа Банкротство (включая споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Уголовное право 4место По количеству юристов 11место По выручке 16место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании
.

«Чаще всего к нам обращаются контролирующие лица, но помощь профессионалов здесь нужна и на стороне защиты, и в нападении, – делится Литовцева.

Читайте также:  АСВ судится с теми, кто спас свои деньги из проблемных банков

– Споры о привлечении к субсидиарной ответственности очень сложные и по числу вовлеченных лиц, и по объему доказательств, и по ретроспективности действия (до 10 лет!), и по многообразию ситуаций, и по «затейливости» регулирования». По словам Литовцевой, здесь «решаются судьбы людей, нередко параллельно расследуются уголовные дела».

Подходы судебной практики

Если участник дела понес расходы на юристов, они взыскиваются с проигравшей стороны по общим правилам – их нужно обосновать и документально подтвердить. Об особенностях взыскания судрасходов в банкротстве рассказала Шкварова:

  • учитывается активное поведение стороны. Например, в одном споре суд взыскал расходы кредитора, который хотел включиться в реестр, с другого кредитора, который против этого возражал (Определение ВС № 309-ЭС15-1970);
  • взыскать судебные расходы в апелляции не получится с того кредитора, который жалобу не подавал, в ее рассмотрении не участвовал;
  • судебные расходы могут быть взысканы в солидарном порядке. Это общее правило распространяется на дела о банкротстве;
  • одно заявление о взыскании судебных расходов можно подать по нескольким обособленным спорам (например, определение ВС от 21 июня 2019 года по делу № А60-12747/2004, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 7 марта 2019 года по делу № А60-12747/04).

«Право.ru» узнало, какие самые большие компенсации расходов на юристов удавалось отсудить за прошедший год (август 2019 – август 2020 года). В этих пяти спорах суды применяли как общие, так и специальные правила для взыскания издержек.

Пять самых крупных присужденных сумм судрасходов за год

Дмитрий Дунаев хотел включить в реестр банкрота ООО «Плаза-М» долг из договора займа на 57,1 млн руб., а ООО «НИК» и конкурсный управляющий должника пытались добиться признания договора недействительным.

Но три инстанции им отказали и включили Дунаева в третью очередь кредиторов в деле № А41-11009/2016. Следом кредитор решил взыскать судебные расходы солидарно с должника и ООО «НИК»: 1,6 млн руб. за услуги адвоката Елены Смольской и 1,5 млн руб. за услуги «Индико», а также 150 000 руб.

за судебно-техническую экспертизу. Арбитражный суд Московской области удовлетворил требования частично. Он взыскал с «НИКа» 500 000 руб. расходов на юристов, а с «Плазы-М» – 150 000 руб. за экспертизу.

Такое решение первая инстанция объяснила тем, что «НИК» вел себя активно, то есть подавал апелляционные и кассационные жалобы. Что касается управляющего, то в его обязанности входит подавать жалобы и возражения.

Апелляция по жалобе Дунаева исправила решение и предписала взыскать сумму с ответчиков в солидарном порядке. То обстоятельство, что управляющий обжаловал сделку в рамках своих обязанностей, не освобождает его от расходов, указал 10-й ААС.

В деле о банкротстве Марины Ивановой (№ А56-71402/2015) АО «Сити Инвест Банк», кредитор, было недовольно финансовым управляющим Сергеем Чащиным.

По мнению кредитора, управляющий затягивал процедуру реализации имущества, неправильно составил анализ финансового состояния и заключение о признаках фиктивного или преднамеренного банкротства.

Сити Инвест Банк пожаловался и попросил признать эти действия незаконными, а поведение управляющего – ненадлежащим, а также просил провести экспертизу признаков намеренного и фиктивного банкротства Ивановой. Но все его требования суд признал беспочвенными.

Поэтому Иванова потребовала, чтобы кредитор возместил ее судебные расходы: 475 238 руб. на представителей и 139 041 руб. на экспертизу. Юристов для Ивановой подбирало по агентскому договору ООО «Фрегат».

Как следует из материалов дела, услуги в двух инстанциях оказывали Региональный рейтинг. группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство (включая споры)
, Региональный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Банкротство (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 2место По выручке 3место По количеству юристов Профайл компании
и адвокат Александра Володькова. А непосредственно каждое из заседаний обходилось Ивановой в сумму от 14 000 до 20 000 руб. (не считая других услуг).

Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленобласти удовлетворил требования Ивановой в полном объеме. Он отверг доводы банка о неразумном размере расходов. Спор не был простым: заседаний и материалов в нем оказалось много, действия управляющего оспаривались по нескольким эпизодам и так далее.

Банк подал апелляционную жалобу, ее рассмотрят 14 октября.

Необоснованно инициировать банкротное дело может оказаться дорогостоящей идеей, как показывает разбирательство № А40-68239/2018. Заявление о несостоятельности Ровшана Мехтиева подала Диана Мишина, которой он должен был 11,4 млн руб.

согласно решению районного суда от 2017 года. В 2018-м началась процедура реструктуризации долгов. Но в 2019-м апелляционная инстанция отменила акт районного суда. От 11,4 млн руб. долга осталось лишь порядка 60 000 руб.

Производство по делу о банкротстве прекратили за необоснованностью претензий.

Мехтиев, как выигравшая сторона, потребовал компенсировать его затраты на адвоката Алексея Новикова («Межреспубликанская коллегия адвокатов») в размере 425 000 руб. из расчета 25 000 руб. в месяц за 17 месяцев. Мишина возражала, что сумма чрезмерная, но две инстанции с ней не согласились.

«Размер вознаграждения не превышает минимальных ставок оплаты аналогичных юридических услуг в городе Москве по комплексному представлению интересов в судах первой, апелляционной и кассационной инстанций по делам о несостоятельности». Дело рассматривалось более полутора лет, материалов в нем много.

Это потребовало значительных затрат времени и сил, в том числе участия в 17 заседаниях по делу. Поэтому расходы были присуждены в полном размере.

Мишина подала кассационную жалобу, ее запланировали рассмотреть в середине сентября.

В деле о несостоятельности «Скан Глобал Лоджистикс» (№ А40-200172/2014) ООО «ЕПК – Бренко Подшипниковая Компания» и ЗАО «Фестина-РУС», кредиторы, а также конкурсный управляющий подали заявления о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя банкрота Николая Соловьева. По данным Casebook, сумма требований в деле составляет более 18 млн руб.

Три инстанции отказались привлекать Соловьева к «субсидиарке», а следом он заявил требование о взыскании с трех заявителей 1,7 млн руб. судебных расходов на помощь Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Банкротство (включая споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Уголовное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 9место По выручке на юриста (более 30 юристов) 23место По количеству юристов 25место По выручке
. 1,6 млн руб. – за услуги в стадии первой инстанции, 540 000 руб. – в апелляции и столько же – в кассации.

АСГМ снизил компенсацию до 300 000 руб. – такую сумму суд счел соразмерной. Он учел, что дело рассматривалось почти два с половиной года, по нему состоялось 16 заседаний, а представитель Соловьева принял участие в трех, говорится в определении суда. Исходя из картотеки арбитражных дел, оно не обжаловалось.

Юлия Бочарова инициировала дело о банкротстве Александра Бочарова (№ А40-181649/2018), но суд отклонил ее требования о включении в реестр кредиторов долга порядка 5 млн руб. Поэтому оппонент взыскал с нее 285 000 руб. на услуги ООО «Московский юридический центр». Две инстанции сочли эту сумму обоснованной. Бочарова подала кассационную жалобу, которую рассмотрят 5 октября.

Вс подчеркнул недопустимость привлечения к банкротному делу сторонних лиц без санкции суда

В Определении № 305-ЭС18-24484 (12) от 24 мая по делу №А40-239581/2015 Верховный Суд высказался о привлечении арбитражным управляющим сторонних специалистов для организации торгов, деятельность которых превышает установленный законом лимит расходов, до санкции суда на это.

Арбитражный управляющий привлек организатора торгов, не дождавшись санкции суда

31 марта 2017 г. ОАО «Внешнеэкономическое объединение «Технопромэкспорт» было признано банкротом. 1 июня 2018 г.

арбитражный управляющий Леонид Лазаренко обратился в суд с заявлением об увеличении установленного Законом о банкротстве лимита расходов на оплату услуг, оказываемых привлеченными управляющим лицами.

Он также просил утвердить расходы на выплату вознаграждения ООО «Ру-Трейд» как организатору торгов по реализации имущества должника.

26 сентября 2018 г. в удовлетворении заявления было отказано. Суд отметил, что в случае превышения установленного лимита расходов обязанность доказывания обоснованности привлечения специалистов и цены их услуг лежит на арбитражном управляющем.

При этом он заметил, что сам Леонид Лазаренко и так должен обладать всеми необходимыми знаниями для организации процедуры продажи имущества, а также что необходимость привлечения иных лиц для осуществления этой деятельности, обусловленную спецификой дела о банкротстве, управляющий документально не подтвердил.

Суд обратил внимание на то, что в штате компании-банкрота имеется 55 не уволенных сотрудников, в том числе исполнительный директор, его заместитель, заместитель генерального директора по правовым и корпоративным вопросам, советник генерального директора, которым может быть поручена часть функционала организатора торгов, в частности взаимодействие с потенциальными покупателями имущества.

Разумность расходов, санкция на осуществление которых испрошена у суда, не доказана, заключил суд. Он пришел к выводу, что лимит расходов может быть увеличен лишь на твердую сумму исходя из конкретных обстоятельств, положенных управляющим в обоснование доводов о необходимости привлечения специалистов.

Наличие таких обстоятельств управляющий не подтвердил.

Предложенный им механизм расчета вознаграждения (в процентах от фактической цены реализации) не позволяет достоверно установить итоговую величину вознаграждения, реально подлежащего выплате организатору торгов по результатам их проведения, проверить ее экономическую обоснованность.

Однако еще до рассмотрения судом вопроса об увеличении лимита решением собрания кредиторов от 26 июля 2018 г.

Читайте также:  Почему мировое соглашение с должником опасно для кредитора

были утверждены изменения в положение о порядке продажи имущества «Технопромэкспорт», согласно которым организатором торгов определен «Ру-Трейд», а размер его вознаграждения за счет имущества должника – 1,5% от цены реализации (при условии продажи имущества) или 100 тыс. руб.

(на случай незаключения договора по итогам торгов). Соответствующий договор с компанией был заключен управляющим 30 июля 2018 г., то есть до вынесения и вступления в силу решения суда об отказе.

12 мая 2020 г. управляющий подал в суд второе заявление об установлении вознаграждения «Ру-Трейд» в сумме более 22,3 млн руб., указав, что общество выполнило функции организатора торгов. Таким образом, определенный в соответствии с п. 3 ст. 20.7 Закона о банкротстве лимит всех расходов на привлеченных лиц в 4 млн руб. был значительно превышен.

На этот раз заявление управляющего было удовлетворено. Суд исходил из того, что «Ру-Трейд» фактически оказал услуги организатора торгов в форме публичного предложения, на которых доля в уставном капитале и пакет акций реализованы более чем за 1,4 млрд руб.

Суд счел, что привлечение организатора торгов было оправдано, поскольку реализация долей участия и акций предприятий, работающих на энергетическом рынке, осуществлялась в рамках этого ограниченного рынка, для дачи консультации потенциальным покупателям требовались специальные познания в сфере энергетики, продать имущество удалось именно благодаря профессионализму «Ру-Трейд».

Суд констатировал отсутствие в деле доказательств того, что стоимость услуг организатора торгов завышена. Кроме того, он отметил, что решения о выборе организатора торгов и порядке исчисления размера его вознаграждения были приняты собранием кредиторов должника и не признавались недействительными в установленном законом порядке. Вышестоящие инстанции оставили это решение в силе.

Верховный Суд раскритиковал подход нижестоящих инстанций

Один из кредиторов должника, ООО «Корпорация Акционерной Компании «Электросевкавмонтаж», обратился в Верховный Суд с кассационной жалобой, в которой просил отменить решения судов и отказать в удовлетворении заявления конкурсного управляющего.

Изучив материалы дела, ВС заметил, что при рассмотрении первого ходатайства Леонида Лазаренко суды справедливо обратили внимание на обязательность доказывания управляющим обстоятельств в привлечении стороннего специалиста.

Однако при разрешении второго ходатайства о даче разрешения на привлечение того же общества «Ру-Трейд» на тех же условиях, что и ранее, суды неправомерно освободили управляющего от необходимости документального подтверждения юридически значимых обстоятельств, проигнорировав ранее сделанные правильные выводы о распределении бремени доказывания и порядке привлечения специалистов при превышении лимитов.

Верховный Суд указал, что приведенные конкурсным управляющим основания привлечения для организации и проведения торгов «Ру-Трейд» не были обусловлены экстраординарными, непредвиденными обстоятельствами и должны были быть известны ему заранее.

Несмотря на это, управляющий заключил договор до получения санкции со стороны суда, рассматривающего дело о банкротстве, что недопустимо. Более того, впоследствии получив отказ в удовлетворении первого ходатайства, управляющий не предпринял мер к расторжению договора, заключенного с нарушением положений п. 6 ст.

20.7 Закона о банкротстве – в отсутствие судебного определения.

ВС заметил, что при втором обращении управляющий не пытался доказать, что привлечение организатора торгов было объективно необходимо и эти полномочия не могли быть реализованы самим управляющим при помощи лиц, находящихся в штате «Технопромэкспорта», не пробовал обосновать рыночный характер цены услуг. Он не представил свидетельств изменения тех или иных обстоятельств после того, как ему было отказано в удовлетворении первого ходатайства.

Сочтя, что для успешной реализации принадлежащих «Технопромэкспорту» долей участия и акций энергетических компаний необходимы специальные познания в сфере энергетики, суды при разрешении второго ходатайства не сослались на какие-либо доказательства, указывающие, хотя бы косвенно, на наличие у сотрудников «Ру-Трейд» подобного рода познаний, опыта в сфере реализации долей участия, акций энергетических предприятий, деловой репутации и деловых связей на энергетическом рынке.

Равным образом, указал Суд, при превышении лимита расходов необходимость привлечения организатора торгов не может подтверждаться лишь его ординарными информационными письмами, адресованными потенциальным участникам торгов, с общей информацией об их проведении, а также свидетельствами совершения организатором стандартного набора действий по опубликованию сообщений, предусмотренных законодательством, подведению итогов торгов и тому подобных.

Верховный Суд отметил, что конкурсный управляющий не привел объяснений относительно того, почему он считает эффективной процедуру, в ходе которой с помощью подысканной им организации более чем за 1,4 млрд руб. были отчуждены доли участия и акции обществ, изначально оцененные в сумму около 7,1 млрд руб.

ВС указал, что нижестоящие инстанции неправомерно возложили на кредитора обязанность по первичному доказыванию нерыночности цены услуг «Ру-Трейд», тогда как в силу прямого указания п. 6 ст. 20.7 Закона о банкротстве именно Леониду Лазаренко надлежало доказать соответствие данной цены обычным расценкам на аналогичные услуги.

Также ВС отметил, что принятое собранием кредиторов решение о привлечении «Ру-Трейд» в качестве организатора торгов не возлагает на суд обязанность по автоматическому утверждению этого решения и не освобождает управляющего от необходимости доказывания обоснованности как самого факта привлечения организатора торгов, так и стоимости его услуг.

Суд отменил решения нижестоящих инстанций и отказал в удовлетворении заявления.

Эксперты разошлись в вопросе о том, может ли арбитражный управляющий до суда привлекать некоторых лиц

Руководитель арбитражной практики Адвокатского бюро г. Москвы «Халимон и партнеры» Игорь Ершов посчитал, что ВС дал некий ориентир участникам оборота и обращает внимание на правовые последствия недобросовестных и незаконных действий управляющего.

С одной стороны, указал адвокат, ВС говорит о недопустимости нарушения управляющим императивной нормы о предварительной санкции суда и невозможности преодолеть судебную санкцию решением собрания кредиторов.

С другой стороны, в логике Верховного Суда прослеживается мысль о том, что превышение лимита могло бы быть одобрено управляющему постфактум, несмотря на отсутствие предварительной санкции суда, но исключительно при доказанности следующих обстоятельств:

  • объективной необходимости привлечения стороннего лица (для организации и проведения торгов);
  • невозможности самостоятельной реализации действий привлеченного лица (или при помощи лиц, находящихся в штате должника);
  • рыночного характера цены услуг;
  • изменения тех или иных обстоятельств после того, как ему было отказано в удовлетворении первого ходатайства.

Как считает адвокат Forward Legal Данил Бухарин, размер вознаграждения организатору торгов очевидно завышен, тем более в сравнении с фактически осуществленными им действиями.

Также он обратил внимание на непоследовательность судов нижестоящих инстанций, которые сперва признали необоснованным привлечение конкурсным управляющим организатора торгов, но затем согласились с необходимостью ему выплатить вознаграждение.

«Верховный Суд справедливо отметил, что привлекать лиц для обеспечения функций арбитражного управляющего при превышении лимитов расходов на процедуру возможно только после предварительного согласования расходов на таких лиц в суде.

В противном случае оплата таким лицам до судебной проверки обоснованности их привлечения будет нарушать права кредиторов.

При этом даже наличие решения собрания или комитета кредиторов об одобрении договора с привлеченным лицом не может подменять собой необходимость судебной оценки подобного решения арбитражного управляющего», – отметил он.

Также ВС справедливо указал, что именно управляющий должен доказать необходимость и экономическую целесообразность в привлечении третьих лиц, в частности организатора торгов, посчитал Данил Бухарин. Нельзя перекладывать обратное бремя доказывания на кредитора, который считает размер вознаграждения организатора торгов завышенным, заключил он.

Арбитражный управляющий Дмитрий Рынденко заметил, что ВС всесторонне рассмотрел ситуацию по делу, включая обстоятельства подачи конкурсным управляющим первого заявления об увеличении лимита, и обратил внимание на факты, подлежащие доказыванию в рассматриваемой ситуации:

  • невозможность выполнения функций организатора торгов самим управляющим с помощью штата должника;
  • обоснованность привлечения конкретного организатора торгов и условий его привлечения;
  • эффективность уже проведенных на момент рассмотрения заявления торгов.

Дмитрий Рынденко указал, что сложившаяся практика по заявлениям об увеличении лимита расходов на оплату услуг, оказываемых привлеченными управляющим лицами, сводится к необходимости конкретного и последовательного доказывания управляющими обоснованности привлечения каждого лица и всех условий его привлечения (как цены, так и срока, на который привлекается лицо).

Как правило, если в деле в качестве кредитора участвует налоговый орган, именно он становится основным «оппонентом» управляющего по данным вопросам, пытаясь добиться отказа или снижения размера вознаграждения для привлекаемых управляющим лиц и переложить ту или иную работу на плечи самих управляющих.

«Нужно отметить, что формальный подход управляющих к доказыванию обоснованности привлечения лиц в таких делах практически невозможен, что и подтвердил ВС РФ в рассматриваемом случае, указав, например, что рекламные буклеты и “ординарные письма” не могут свидетельствовать об исключительной компетенции привлекаемого лица.

При этом, однако, Суд не указал, какие именно доказательства в этом случае были бы уместны и достаточны», – отметил он.

По мнению Дмитрия Рынденко, ВС довольно жестко выразил позицию о невозможности и незаконности заключения договора с привлеченным лицом до одобрения условий его привлечения судом, подчеркнув, что управляющий должен был расторгнуть заключенный договор после отказа в первом заявлении.

«На практике же возможны ситуации, когда управляющий в интересах кредиторов (для сохранения имущества или более выгодной его реализации (например, скоропортящееся имущество)) вынужден привлекать некоторых лиц до одобрения судом – по сути, конечно, на свой страх и риск», – резюмировал он.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *