Их едят, а они глядят: подробно о запрете ГМО

«Генетически модифицированная еда очень опасна» – одно из утверждений, которое прочно засело в головах многих людей. Разбираться в вопросе досконально всем обычно лень или некогда, вот и гуляют по просторам СМИ разнообразные мифы вперемешку с правдой, смущая потребителя. Итак, действительно ли ГМО-продукты несут вред здоровью?

Идея генетической модификации продуктов возникла не на пустом месте.

Исследования в этой области были санкционированы Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (FAO) для сохранения и использования генетического потенциала в сельском хозяйстве и пищевой промышленности.

А побудил их к этому усиливающийся продовольственный кризис и желание накормить большую часть населения высокоурожайными продуктами с минимальными затратами. Откуда же взялся у населения страх перед ГМО (ГМП)?

Их едят, а они глядят: подробно о запрете ГМО

Что такое ГМО и ГМП, зачем их производят

Под генетически модифицированными организмами (ГМО) в настоящее время понимают любые объекты живого мира, которые были изменены при помощи методов генной инженерии.

Под это определение попадают животные, растения и микроорганизмы, чей генетический материал (ДНК) был изменен искусственно.

 Генетически модифицированные продукты (ГМП) – продукты питания, полученные из генетически модифицированных организмов.

Генетически модифицированные организмы получают новые свойства, как правило, благодаря переносу в их геном новых генов. Неискушенный обыватель сразу же представляет мрачные лаборатории, в которых ученые препарируют животных и фрукты с овощами, вводя в них какие-то гены, абсолютно чуждые для организма и смертельно опасные для потребляющих эту пищу людей.

Их едят, а они глядят: подробно о запрете ГМО

Появление таких гибридов − не более чем фантазия

Однако это далеко не так. Подобные генетические изменения, как правило, производятся в научных или хозяйственных целях. Изменяя геном, ученые могут использовать как биологически достаточно близкие друг к другу организмы, так и очень далекие. 

Пример первого – изменение генетической структуры лососей, когда с целью повышения продуктивности этих рыб в икринки внедряют копии гена чавычи, кодирующего выработку ростового гормона.

Еще один пример – болезне- и морозостойкая тритикале, которая является гибридом ржи и пшеницы и давным-давно выращивается в качестве фуражной и продовольственной культуры, причем «страшным термином ГМО» ее никто не называет.

Пример второго – в картофель был встроен ген лектина из подснежника с целью повысить стойкость корнеплода к нематодам.

Их едят, а они глядят: подробно о запрете ГМО

Получение новых сортов при помощи генов других видов стало пугать

Необычные комбинации и сочетания генов приводят к тому, что привычные продукты иногда приобретают неожиданные и необычные цвет, форму, размер и свойства.

И это пугает, поскольку на ум приходят такие слова, как «мутация»,»болезнь» и «радиация». И что-то общее у процессов мутации как изменения генотипа и искусственно выведенных ГМО-продуктов, безусловно, есть.

Только первое – это неконтролируемый процесс, а второе – управляемый, преследующий конкретные цели. Например:

  • удешевление выращивания;
  • сокращение использования пестицидов;
  • ускорение роста;
  • увеличение урожайности (продуктивности для животных организмов);
  • устойчивость к неблагоприятным погодным условиям, болезням и вредителям;
  • улучшение вкуса, декоративности и товарного внешнего вида;
  • увеличение сроков хранения без потери потребительских свойств;
  • улучшение качества и питательности продукции.

Их едят, а они глядят: подробно о запрете ГМО

Подавляющая часть современных генномодифицированных продуктов – растительного происхождения. Всего на рынок допущено 28 ГМ-культур (более 333 сортов, включая как пищевые, так и кормовые и технические), основными из которых являются: соя, кукуруза, хлопок, рапс, люцерна, канола, картофель. Помимо них – сахарная свекла, тыква, паприка, томат, рис.

Из применяемых ГМ-культур подавляющее большинство площадей занимают культуры, устойчивые к гербицидам, насекомым-вредителям или культуры с комбинацией этих свойств.

Всего в мире засеяно генетически модифицированными растениями более 10% всех культивированных плодородных земель.

Генномодифицированные растения выращиваются в 28 странах, особенно широко – в США, Бразилии, Аргентине, Канаде, Индии.

  • В 2015 году впервые было разрешено к продаже в пищу генетически модифицированное животное – атлантический лосось AquAdvantage.
  • Также ГМ-организмы могут выводиться с декоративными целями – сиреневые розы, цветы с усиленным ароматом или стойкостью в срезке, аквариумные рыбки с ярким флуоресцирующим окрасом.
  • ГМО используются при производстве значительного количества сыров, мороженого, маргарина, консервов, йогуртов, конфет, муки, биологически активных добавок, шоколада, соусов, газированной воды, чипсов, кукурузных хлопьев и даже детского питания.

Отличить «на глаз, вкус и запах» генетически модифицированный продукт от натурального невозможно. Все продукты, содержащие ГМО в определенном количестве (этот процент меняется в зависимости от страны), должны иметь соответствующую маркировку на этикетке. Но делается это производителем далеко не всегда.

Почему считается, что ГМП опасны

Люди, далекие от генетики, видят опасность сразу в нескольких свойствах ГМО. Во-первых, удивляет и настораживает сам факт скрещивания «ананаса с носорогом», то есть абсолютно несовместимых организмов. Может ли кто-то однозначно заявить о безопасности таких опытов?

Вторая причина, по которой яркие и долго не портящиеся продукты стараются не покупать, состоит в том, что люди опасаются их «ненатуральности», «искусственности» и последующего «заражения» через пищеварительную систему неизвестными и чужеродными генами, что может вызывать серьезные аллергические реакции и неизвестные реакции организма в будущем. Некоторые считают, что при употреблении в пищу ГМО в организме начинается синтез чужеродных белков, а это может спровоцировать рак или снизить иммунитет.

Генеральный Директорат Европейской комиссии по науке и информации опубликовал доклад, в котором были объединены сведения от 500 независимых исследовательских групп.

Они изучали ГМП на протяжении 25 лет и выяснили, что полученные таким образом продукты не менее опасны, чем выведенные в результате обычной селекции.

Непереваренная ДНК пищи не способна проникать в кровь, ни одного случая встраивания кусков инородной ДНК в геном потомства не наблюдалось.

Их едят, а они глядят: подробно о запрете ГМО

ВОЗ считает, что доступные на международном рынке ГМ-продукты проходят проверку безопасности и употреблялись в пищу популяциями целых стран без отмеченных эффектов, и соответственно вряд ли могут представлять опасность для здоровья.

В 2016 году более 120 нобелевских лауреатов (большинство из которых медики, биологи и химики) подписали письмо с призывом к Greenpeace, Организации Объединенных Наций и правительствам всего мира прекратить борьбу с генетически модифицированными организмами.

Тем не менее, некоторые ученые по-прежнему оценивают ГМ-продукты как потенциально опасные, правда, ничем не подкрепляя эти заявления. Правовой и нормативный статус генетически модифицированных пищевых продуктов варьируется в зависимости от страны: некоторые государства запрещают или ограничивают их производство, а другие разрешают их с различными степенями регулирования.

8 развенчанных мифов о ГМО-продуктах

Итак, какие же мифы о ГМО успешно просуществовали и были впоследствии развенчаны:

Их едят, а они глядят: подробно о запрете ГМО

  • ГМП абсолютно опасны и смертельны для человека. Никаких 100%-ных данных о вреде и прямой опасности для человека генномодифицированной пищи нет и в ближайшем будущем не предвидится. Нужны регулярные исследования на протяжении 40-50 лет. Для этого человека нужно поместить в стерильные условия и кормить, скажем, только искусственной кукурузой. Вопрос только, от чего ему станет плохо раньше – от изолированной жизни или от кукурузы.
  • Гены из чужих организмов непременно проникнут в организм человека через ЖКТ при потреблении ГМ-продуктов и вызовут у того неконтролируемые ужасные мутации. Механизма, который позволил бы осуществить перенос генов таким образом, попросту не существует. Невозможно создать такой генномодифицированный продукт, который через кишечник человека смог бы встроиться в его ДНК.
  • Трансгенные продукты не такие вкусные, как натуральные. Более субъективного критерия не подобрать. Корни этого мифа кроются в том, что первоначально все опыты были направлены на улучшение внешнего вида, увеличение урожайности и сроков хранения. Тем не менее, как мы уже писали, множество современных экспериментов направлено именно на улучшение вкуса подобной продукции, содержание большего количества полезных веществ и приобретения новых ценных свойств.
  • ГМО выгодны только крупным корпорациям, которые наживаются на гражданах. Основные потребители «искусственной продукции» – мелкие фермеры, которым действительно выгодно покупать дешевые сорта, устойчивые к вредителям. Выбирайте – или усыпанные пестицидами поля и культуры, или сравнительно «чистые» (но модифицированные) продукты. Для фермера главное – продать урожай, а какими способами его получить – второстепенно.
  • От «своих» продуктов с огорода вреда никогда не будет. Очень спорное утверждение. Вспомните хотя бы про эпидемии и массовую гибель от спорыньи, кишечной палочки и т.п. Наверняка найдутся и те, кто хотя бы раз травился грибами из «соседнего и хорошо знакомого леска». А сальмонелла в курице и нитраты в арбузах? Жертвами «натуральной» продукции ежегодно становятся не один и не два человека.

Их едят, а они глядят: подробно о запрете ГМО

  • Трансгенные продукты не проверяют на безопасность. Неправда. Установить 100%-ную безопасность любых пищевых продуктов научно невозможно. Однако генетически модифицированные продукты проходят подробные многолетние исследования, которые базируются на современных научных знаниях. Международное законодательство требует, чтобы каждый такой товар проходил жесткую проверку на безопасность для людей, животных и окружающей среды.
  • Классическая селекция безопаснее трансгенных экспериментов. Селекция, которая известна со времен Древнего Египта, часто проводилась без точных знаний, наугад. Культура с нужными характеристиками выводилась спустя много поколений и преподносилась как вершина развития человеческой мысли. Генная инженерия – лишь новый инструмент селекции, достигший хирургической точности, поскольку вводятся именно те гены, которые нужны, и способствующий огромному ускорению выведения новых сортов.
  • Во всех цивилизованных странах ГМО запрещены. Одной из первых стран, активно принявших «продукты нового поколения», стали США. Их в этом деле уверенно поддерживают Канада, Бразилия и Аргентина, почти вся Европа, Китай и Индия, Австралия. Проще перечислить тех, кто не поддерживает программу «дешевой еды» – это как раз в основном самые бедные и голодающие страны Африки.
Читайте также:  Отказ от прививок. Что нужно знать родителям о процедуре

И даже если вы решите отказаться от искусственной продукции, не всегда у вас будет объективная возможность это сделать. Ведь наличие ГМО указывается не всегда и не на всех этикетках.

К тому же вы не знаете, чем вас накормят в гостях, столовой или ином месте. Нет-нет, да и просочится в организм кусок «мутировавшей еды».

Поэтому ешьте то, что находите вкусным и полезным, поглядывая, конечно, на этикетки, но не считая это панацеей.

Среди мировой общественности нет единого мнения по поводу полезности или вредности ГМО. Это явление еще слишком молодое, как и мобильная связь, и персональные компьютеры.

Возможно, негативные последствия проявятся через 30-50 лет или вообще в другом поколении.

Но не исключено, что они никоим образом не побеспокоят тех, кто «по молодости» попробовал ГМП, и займут свою нишу на рынке продовольствия, дешевого, но абсолютно безопасного для здоровья.

Афиша Город: Мускулистая корова, антиглобализм и помешательство: кого обрадовал запрет ГМО – Архив

В Госдуме в первом чтении одобрили законопроект, запрещающий использование генных модификаций в сельском хозяйстве. «Афиша» разобралась в плюсах и минусах ГМО и поговорила с теми, кого закон коснется — главой Lavkalavka Борисом Акимовым и создателем Torro Grill Кириллом Мартыненко.

Генно-модифицированными
называют те продуктами, генотип которых был искусственно изменен инженерами.

Технологии модификации в основном используют в сельском хозяйстве: трансгены
позволяют выводить новые разновидности животных и растений, а также развивать
необходимые свойства.

К примеру, картошку выращивают крупной, растения меньше
страдают от паразитов, а овощи и фрукты дольше хранятся и не портятся.
Вместе с этим говорят, что из таких продуктов уходят все полезные свойства и
витамины, остается лишь химия, которая вредит организму.

Бесплодие и рак как последствия ГМО

По мнению некоторых ученых, потребление генно-модифицированных продуктов развивает бесплодие, развитие раковых клеток и отставание в развитии у человека.

Самое часто модифицируемое растение в мире — соя

Более 90% всей производимой в мире сои является генно-модифицированными. Это растение и его субпродукты широко используются как при производстве продуктов для человека, так и для дешевых кормов животных.

80% россиян против ГМО

В Европе 90% жителей выступают против таких продуктов, а в США — всего треть.

ГМО — единственный выход из продовольственного кризиса

По подсчетам некоторых ученых, при нынешней населенности Земли без модифицированных продуктов человечество бы просто не прокормило себя. Кроме того, инженеры вывели сорт золотого риса — разновидность, богатую витамином А, которая способна спасти голодающих в странах третьего мира.

Вред от ГМО так и не доказан

До сих пор никто так и не провел масштабных исследований, доказывающих вред от употребления ГМ-продуктов. Впрочем, опытов, говорящих об обратном, никто тоже не проводил.

Первые ГМ-продукты появились в США в начале 1980-х. Модификация живых организмов сразу вызвала осуждение экологов. За последние 25 лет ГМО исследовали более 500 независимых групп экспертов, общий вывод которых состоял в том, что модификация продуктов не вреднее традиционной селекции. Всемирная организация здравоохранения также не считает ГМ-продукты вредными.

Тем не менее миллионы человек по всему миру борются с генной модификацией продуктов. Например, на фейсбук-страницу только американских противников ГМО подписано более полумиллиона человек.

В России подписывают петиции, а по федеральным каналам показывают околонаучные документальные фильмы о вреде трансгенных продуктов. В нашей стране уже существует мораторий на использование ГМО.

Однако официально разрешено использование 17 видов генетически модифицированных линий растений, включая сою, кукурузу, картофель, рис и сахарную свеклу. 

Борьба с ГМО ведется давно.

В феврале 2014 года в Госдуму уже вносили законопроект о запрете импорта в Россию такой продукции до тех пор, пока не будет доказано, что ее употребление не оказывает негативного влияния на здоровье человека.

О судьбе документа ничего не было известно, пока в ноябре 2014 года глава Роспотребнадзора Анна Попова не заявила, что в правительстве уже разрабатывают программу по запрету торговли ГМ-продуктами. 

Кроме того, парламентарии не раз предлагали ввести обязательную маркировку модифицированных продуктов, а премьер-министр России Дмитрий Медведев как-то заявил, что Россия в отличие от США может себе позволить жить без генной модификации продуктов. 

Многие уверены,
что популяризация модифицированных продуктов выгодна только большим корпорациям.

Отчасти это правда, ведь гены-мутанты используют многие компании-гиганты: в частности, в этом обвиняли концерн Nestlé (кофе и молоко Nescafé,
продукция Maggi,
шоколад Nestlé,
чай Nestea, какао Nesquik), Hershey’s (Kit Kat,
конфеты Kisses), корпорацию Mars (Snickers, Twix,
Milky Way),
Coca-Cola (Coca-Cola,
Sprite, Fanta), PepsiCo (Pepsi, Mountine Dew), сеть
ресторанов питания «Макдоналдс». Не брезгуют ГМО и российские
мясокомбинаты — по крайней мере в этом обвиняли «Царицыно», «Микояновский»,
«Кампомос», «Останкинский» и других производителей. Также популярна мысль, что в случае запрета ГМО озолотятся фермеры, которые смогут обеспечивать весь мир своими урожаями. Оппоненты этой идеи напоминают, что
большинство фермеров покупают те же самые генно-модифицированные семена. 

Их едят, а они глядят: подробно о запрете ГМО Борис Акимов Создатель фермерского кооператива Lavkalavka

«В наших магазинах нет ГМ-продуктов. В России ГМО влияет только на одну отрасль
— животноводство, потому что для скота закупают огромное количество соевых
кормов.

Официально это никак не подчеркивается, но на самом деле вся свинина и
говядина в магазинах была вскормлена на ГМ-кормах. К слову, в законопроекте нет
ни слова о запрете таких кормов — там речь идет только продукции для человека.

В
остальных же сферах ГМО у нас нет: как был мораторий, так он и остается. 

Этот запрет — вопрос
вектора развития сельского хозяйства. У нас два пути: идти на поводу у
корпораций, подчинивших мир, либо действовать как-то иначе. Законопроект о
запрете ГМО говорит больше о нашем будущем, чем о настоящем.

У нас 40% территории может быть использовано для сельского хозяйства — это гигантские просторы, которые
никогда не пичкали никакими пестицидами и минеральными удобрениями. Об этом
может только мечтать любое органическое движение по всему миру.

Сейчас нам
предоставляется отличный шанс, чтобы пойти по зеленому пути к органическому
сельскому хозяйству. Этот закон дает шанс воспользоваться этим потенциалом. Мы знаем, сколько в
Европе и Америке существует организаций, выступающих против ГМО.

Запрет в ГМО у
нас — это лучшая пиар-акция для России со времен свержения коммунизма. Это покажет нас с хорошей стороны». 

Молекулярный биолог Анна Гловер в 2011 году назвала борьбу с ГМО формой умственного помешательства. Несмотря на то что на нее, само собой, обрушился гнев оппонентов, в высказывании Гловер есть доля правды. 

Сторонники ГМО считают
модифицированные продукты пищей будущего. Такие продукты позволяют производить больше положенного природой и кормить скот экономичными кормами, делают урожаи стабильнее. Кроме того, некоторые ученые полагают, что без этого достижения
цивилизации человечество на перенаселенной планете из-за нехватки ресурсов уже
давно бы погибло. 

Особое негодование у сторонников вызвала публикация французского исследователя Сералини в журнале Food and Chemical Toxicology, утверждавшего, что ГМ-кукуруза вызывает рак и увеличение смертности крыс. В научной среде разгорелась дискуссия, потому что само исследование содержало массу ошибок и неточностей. В России защитники ГМО чаще говорят о том, что, во-первых, вред таких продуктов до сих пор научно не доказан, а во-вторых, что резкий запрет ГМО приведет к продовольственному кризису. 
Их едят, а они глядят: подробно о запрете ГМО Кирилл Мартыненко Совладелец ресторанов Torro Grill

«Спор насчет ГМО ведется
в мире уже очень давно. Как говорят, нет доказательство того, что это вредно,
но и что безопасно — тоже нет. Ни одна из сторон конфликта так пока и не
предоставила никаких доказательств своей правоты. Во всей этой истории меня, на
самом деле, смущает только одно — ярый радикализм.

С
таким же успехом в один день можно запретить компьютеры, потому что они тоже
плохо влияют на человека. Или давайте запретим автомобили и будем ездить на
телегах. Мне кажется, к любому запрету нужно подходить более разумно.

И я
думаю, решать этот вопрос должно не только правительство, но и эксперты из
сельского хозяйства, консультанты, ученые.

В мясной промышленности
ГМО используют только для кормов. Странно предполагать, что эти
модифицированные гены передаются говядине.

Говорят, что модифицируют куриц и
свиней на Западе, но про говядину я такого не слышал. Я видел в интернете
как-то фотографию якобы «генно-модифицированной коровы», которой пугают простых
людей.

Читайте также:  ФАС и ВС о коммерческих концессиях: быть или не быть ограничениям для претендентов?

Так вот, на самом деле это быки бельгийских пород и к ГМО они не имеют
никакого отношения.

Нужна золотая середина. По заявлениям ученых, без использования современных технологий мы просто не выживем.

Мы не можем вернуться назад и снова начать все выращивать естественным путем — так мы не сможем прокормить все население. Меня еще настораживает статистика, что якобы 80% россиян не поддерживают ГМО.

Я больше чем уверен, что все эти опрошенные даже не понимают толком, что такое ГМ-продукты».

Генно-модифицированный популизм

Госдума готовится к принятию закона против ГМО — будет запрещено выращивать генно-модифицированные растения, в дальнейшем запрет может распространиться и на их импорт. С учетом того, каким количеством страхов и мифов обросла тема ГМО, такое основание для всякого рода запретов может оказаться куда плодотворнее предыдущих.

МАРИНА КРУГЛИКОВА

ГМО — это зло, знают россияне и есть его не хотят.

В мае 2014 года, согласно исследованию ВЦИОМа, 54% россиян не стали бы покупать содержащие ГМО продукты, а через полгода исследования показали, что запрет на продукты с ГМО одобрило бы 82% жителей страны.

Две трети опрошенных полагают, что ГМО вызывают рак, бесплодие, ожирение и мутации. Больше половины принципиально не покупают продукты, содержащие ГМО. И примерно столько же не знают, как это расшифровывается.

ВЦИОМ не зря озаботился пристрастиями россиян в этой области: законопроект о запрете ГМО, который скандально известный депутат Евгений Федоров внес в Госдуму больше года назад, получил одобрение правительства и через месяц должен пройти второе чтение. Вице-премьер Аркадий Дворкович еще осенью сообщил, что «непростое решение» о полном запрете выращивания и производства продуктов с использованием ГМО правительством принято.

«ГМО — жертва политики,— сокрушается гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько.— Заблуждения граждан политики успешно конвертируют в свой имидж поборников здоровья нации, и все это не имеет никакого отношения к реальности».

Тем не менее, согласно законопроекту, должны быть внесены поправки в действующее законодательство (законы «О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности», «О семеноводстве», «Об охране окружающей среды» и в Кодекс об административных правонарушениях) — ГМО будут запрещены в российском сельском хозяйстве, а правительство получит право на запрет содержащего ГМО импорта. Последнее, судя по всему, актуальнее: генетически модифицированные (ГМ) растения в России не выращивают и без запрета, и единственная возможность использовать в производстве разрешенные ГМО — получать их из-за рубежа.

Биологи против маркетологов

Дискуссия о вреде ГМО идет не один десяток лет, но в последние месяцы в России, как это обычно бывает перед принятием важных законов, она заметно обострилась.

Осенью этого года 29-летний биолог Александр Панчин выпустил научно-популярную книгу «Сумма биотехнологий» (в одной из рецензий было предложено более, на наш взгляд, удачное название «Как перестать бояться и полюбить ГМО вместе с Панчиным»).

В книге автор называет страшилки «анти-гэмэошников» мракобесием и доказывает, что искусственное вмешательство в генетический код растений, по сути, мало отличается от традиционной селекции, просто носит более осмысленный характер, а этикетка на продуктах «Не содержит ГМО» — просто маркетинг.

«Вы ведь покупаете обычные яблоки, а не мелкий дичок?» — убеждает он читателя. Противников ГМО он сравнивает с человеком, который скупает все товары в магазине в надежде, что однажды все-таки найдет тот самый утюг, а потребителей генетически модифицированной продукции — с покупателем собственно нужного ему утюга.

«При этом утюг пришлют с таким количеством документации, что можно комнату обклеить вместо обоев, ведь мало за чем сейчас следят так пристально, как за ГМО»,— пишет Александр Панчин.

В середине января вместе со своим коллегой из Института проблем передачи информации (ИППИ РАН) Александром Тужиковым Панчин опубликовал в авторитетном научном журнале Critical reviews in biotechnology статью, в которой указал на ошибки в статистической обработке результатов в шести нашумевших публикациях о вреде ГМО. Через пару недель пошла ответная реакция: статью резко раскритиковали в Общенациональной ассоциации генетической безопасности (ОАГБ), заявив, что информация в ней отражает лишь мнение самих авторов («экспертов-математиков») и что она не является подтверждением безопасности ГМО.

Созданная бывшим журналистом и пиарщиком Еленой Шаройкиной ОАГБ — негосударственная организация, существующая за счет членских взносов участников, а своей задачей видящая, как указано на ее сайте, «защиту биологической и генетической безопасности человека и окружающей его среды, а также пропаганду идей устойчивого развития». В 2004 году компания Nestle, по сути, обвинила ОАГБ в вымогательстве: в качестве членского взноса с компании потребовали 285 тыс. рублей, а после отказа вступить в ассоциацию ОАГБ распространила заявление об использовании Nestle ГМО.

«Минобрнауки в прошлом году номинировало ОАГБ на свою Антипремию за насаждение мифов, заблуждений и суеверий, но, к сожалению, об этом мало кому известно»,— вздыхает Александр Панчин. По его словам, он давно борется с лженаукой.

«Мы не можем утверждать, что ошибки в работах, которые мы рассматривали, были сделаны специально, но вообще уровень фальсификации в посвященных ГМО исследованиях по всему миру очень высокий,— объясняет Панчин.

— А ведь в мире не было ни одного случая, когда вред ГМО был бы доказан».

Впрочем, использовать ГМО-фобию в корыстных целях давно уже научились не только общественные организации.

Согласно прошлогоднему опросу SuperJob, 72% покупателей не хотят покупать товары, содержащие ГМО, а, как следует из данных свежего опроса журнала «Деньги», 60% покупателей в магазинах внимательно изучают этикетки в магазинах в поисках надписи «Не содержит ГМО». Компании-производители об этом прекрасно осведомлены.

На официальном сайте мясокомбината «Велком», например, четко написано, что компания решила «отказаться от использования в производстве любых заменителей мяса, в том числе сои, а также иных генно-модифицированных ингредиентов».

«Людей запугали ГМО, и они не хотят больше покупать колбасу с содержанием сои, хотя соевый белок по своей полезности приближается к животному,— говорит научный руководитель НИИ питания РАН академик Виктор Тутельян.— Но никто же не говорит людям, что вместо сои используется белок коллаген, который получают из шкур животных, и этот белок не переваривается. Такая замена снижает пищевую ценность колбасных изделий на 20%».

Химики против биологов

Для российских сельхозпроизводителей последствия принятия нового закона будут не слишком болезненными. По данным Роспотребнадзора, к 2015 году Россия практически победила ГМО на продуктовых полках: если в 2003-м 12% продуктов содержали эти компоненты, то к прошлому году показатель снизился до 0,08%.

Антисанкции к этим достижениям имеют, похоже, самое непосредственное отношение. Дело в том, что в России и до принятия закона о запрете ГМО были на полулегальном положении.

«У нас пока действует разрешительный порядок выращивания, и на текущий момент ни одна культура с ГМО не одобрена в коммерческом масштабе»,— объясняет Дмитрий Рылько из ИКАРа.

Регистрация генетически модифицированных семян должна была начаться в России 1 июля 2014 года, но за пару недель до этой даты правительство перенесло начало регистрации на 2017 год. Объяснялось это тем, что разработка методик и дооснащение приборно-лабораторной базы экспертных организаций «требуют длительного времени».

По оценке Рылько (официальные источники ее не подтверждают), до 3-5% посевных площадей сои и кукурузы на юге страны — это ГМО, в прочих видах сельхозпроизводства доля ГМО стремится к нулю. Зато этого добра много в импортном товаре.

Претензии к импортным товарам по части наличия ГМО появляются уже сейчас. Например, Россельхознадзор регулярно находит генетически модифицированные компоненты, в том числе незарегистрированные, в импортных кормах для животных.

Только в январе ведомство во время проверки обнаружило в кормах из Дании и Нидерландов линии генетически модифицированной сои, которые не были заявлены и зарегистрированы в составе кормов.

«В случае таких нарушений мы изымаем партию товара, и компания ставится на усиленный мониторинг»,— говорит представитель Россельхознадзора Алексей Алексеенко.

Упомянутый законопроект прямо не запрещает импорт товаров с ГМО, но наделяет правительство правом запрета отдельных категорий таких продуктов. Эксперты указывают на популистское значение будущего закона и на возможность использовать его по мере надобности против неудобных производителей, а кроме того, отмечают, что возможные интересанты этого запрета — производители пестицидов.

Значительная часть генетически модифицированных растений устойчива к вредителям и в пестицидах не нуждается — вот и основа для теории заговора пестицидников.

«Российский рынок пестицидов оценивается в 80-90 млрд рублей, и, понятное дело, никто эти деньги из рук выпускать не собирается»,— развивает мысль Александр Гапоненко из Института биологии развития им. Н. К. Кольцова РАН.

«Компаниям, которые производят инсектициды (разновидность пестицидов), действительно выгодно выставлять ГМО в неблагоприятном свете»,— рассуждает Александр Панчин.

Собственная гордость

Нельзя сказать, что, запретив ГМО, Россия станет совсем уж белой вороной на мировых рынках — во многих странах отношение к этим биотехнологиям неоднозначное. В Европе против выращивания ГМО-культур активно выступают Австрия, Венгрия, Германия и Франция.

Читайте также:  «Досрочное» предписание ФАС – повод для отмены?

«Что касается Германии, то там члены партии зеленых занимают много мест в Бундестаге, а они, как известно, выступают против ГМО по всему миру»,— объясняет Виктор Тутельян. В 2013 году по всему миру, в 52 странах, прошли митинги против американской компании Monsanto — наиболее известного производителя ГМ-семян.

«В Индии некоторое время назад фермеры закупали за границей генетически модифицированные семена для посадки, но производители им не сказали, что эти семена дают только одно поколение,— вспоминает Алексей Алексеенко.

— И, когда фермеры на следующий год посадили выросшие у них семена и у них ничего не взошло, по стране прошла волна самоубийств, для людей это была трагедия».

Большой резонанс получил и прошлогодний скандал, когда несколько китайских компаний написали в своих официальных аккаунтах в соцсетях, что сеть ресторанов быстрого питания KFC готовит блюда из генетически модифицированных кур — с восемью ногами и шестью крыльями. KFC тогда подала на них в суд.

Как бы то ни было, в целом по миру посевная площадь ГМ-культур растет и, по некоторым оценкам, уже превышает 180 млн гектаров (около 12% всех посевных площадей). В основном рост обеспечивают США.

Уже упомянутая Monsanto предложила генетически модифицированные семена сои и хлопка в 1996 году, сегодня с оборотом $15 млрд она является признанным лидером в секторе производства ГМ-семян сои и кукурузы. «Кукуруза — вообще показательный продукт.

Сегодня никто не думает о том, что раньше кукурузный початок состоял из десяти зерен на тоненьком стебельке, а сейчас это десятки тысяч зерен. И это результат только селекции, а не ГМО»,— заостряет академик Тутельян.

В США, по оценке Дмитрия Рылько, доля ГМО в производстве кукурузы, сои и сахарной свеклы сейчас составляет, соответственно, 85%, 91% и 80%.

Распространению в США продуктов с ГМО активно содействует Федеральное управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов (FDA) — главный регулятор в этой сфере. В частности, оно не требует специальной маркировки для продуктов с содержанием ГМО.

А в конце прошлого года FDA, по мнению Алексея Алексеенко, и вовсе «выпустило джинна из бутылки» — впервые одобрило употребление в пищу генетически модифицированного представителя фауны.

Это атлантический лосось AquAdvantage, выведенный массачусетской компанией AquaBounty Technologies, с геном тихоокеанского лосося; именно этот ген позволяет атлантическому лососю вырасти всего за два года — вдвое быстрее обычного. Критики уже успели назвать ГМ-лосося «франкенфиш» — по аналогии с Франкенштейном.

Справедливости ради стоит сказать, что американцы настроены к ГМО почти так же негативно, как россияне.

По данным опроса, проведенного американской исследовательской компанией Pew Research Center в конце 2014 года, 57% взрослых жителей США сомневаются в безопасности употребления в пищу генетически модифицированных продуктов.

В то же время в результатах исследовании приведены итоги анкетирования членов Американской ассоциации содействия развитию науки: 88% ученых из ассоциации заявили, что считают ГМ-продукты в основном безвредными.

Почему российские власти воюют с ГМО? — Meduza

Перейти к материалам

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Российские власти решили ужесточить контроль производства и импорта генно-модифицированных организмов, ГМО. 

Если совсем коротко, то это организм, свойства которого были изменены с помощью генной инженерии. Генная инженерия применяется во многих сферах — например, с ее помощью производят некоторые лекарства, но больше всего скандалов вызывают ГМО в сельском хозяйстве. 

Для тех же целей, что и обычная селекция, то есть для повышения качества и количества продукта и производства за меньшие деньги.

Например, с помощью генной модификации растение можно сделать устойчивым к болезням или веществам, с помощью которых уничтожают сорняки. Хороший пример — золотой или золотистый рис.

Эту культуру вывели с помощью генной модификации, чтобы восполнить дефицит витамина А у жителей развивающихся стран. Люди без витамина А теряли зрение, а многие умирали.

Сторонникам такой позиции придется отказаться не только от еды с наклейкой «содержит ГМО», но и от большинства овощей, фруктов, мясных, молочных продуктов. Потому что самую обычную селекцию тоже — при желании — можно считать «вмешательством в замысел природы». Посмотрите, как изменились цыплята в ходе селекции в XX веке — никакого ГМО тут нет. 

У всякого живого существа есть гены, содержащие информацию о его свойствах. В течение многих поколений люди отбирают самые полезные для выращивания продукта гены. На этом строится самая обычная селекция, которую человечество освоило тысячи лет назад.

Например, люди отбирали для посева сорта семян, приносившие самый лучший урожай, и постепенно выводили самый урожайный сорт. Со временем методы селекции менялись. В середине XX века начали применять мутагенез — семена обрабатывали ядовитыми веществами или радиацией, чтобы заставить гены мутировать.

После этого семена высаживали и искали те, что мутировали удачно — приобрели какие-то полезные свойства: скажем, стойкость к холоду. Этот метод тоже по сути был модификацией генов, но не прицельной, а случайной, и не вызывал никаких споров.

Современная генная модификация, в отличие от мутагенеза — направленный, предсказуемый процесс: биотехнологи меняют те свойства растения и животного, которые хотят.

ГМО-продукты очень разные, поэтому нельзя судить обо всех сразу. Если задуматься, мы не можем четко ответить на вопрос — вредят ли помидоры здоровью? Ядовитые помидоры способны убить.

Но если говорить о ГМО-продуктах, допущенных на рынок, то пока ни одна из сотен научных работ на эту тему не показала, что они вредят здоровью. В том числе те исследования, в которых ученые наблюдали влияние таких продуктов на протяжении нескольких поколений.

Во многих странах ГМО-продукты давно разрешены и популярны — и там тоже не наблюдается никакого плохого воздействия на здоровье человека. Время от времени появляются статьи о вреде ГМО, на которые потом активно ссылаются противники генной модификации — в том числе политики и чиновники.

Громкий пример: в 2012 году вышла статья французского ученого Сералини — он провел эксперимент на крысах и утверждал, что трансгенная кукуруза повышает риск возникновения рака. Но из-за грубых методологических ошибок статью сильно раскритиковало научное сообщество, и публикацию пришлось отозвать.

 Часто говорят об опасности неожиданной аллергии — если в помидор добавить ген рыбы, то человек, страдающий аллергией на рыбу, не сможет есть такой помидор. Но по данным ВОЗ, те продукты с ГМО, которые есть на рынке, аллергии не вызывают. 

Да. Генная модификация организмов — сравнительно недавняя практика, и продукты с ГМО проверяют так, как, наверное, ни один другой вид продуктов. Существуют международные институты под эгидой ООН, которые курируют этот процесс, следуя договорам, принятым между государствами. 

Могут навредить. Но и обычная селекция, если не соблюдать правил, тоже может навредить окружающей среде. Проблема возможного вреда природе от ГМО решается тщательным контролем: скажем, перед внедрением нового вида растения его влияние на окружающую среду проверяют несколько лет. 

Во всем мире. Скажем, в американском сельском хозяйстве генная модификация крайне популярна, а в Швейцарии — полностью запрещена.  Судя по всему, власти некоторых стран в вопросах регулирования опираются скорее на общественное мнение, а не на данные ученых.

В Германии в 2009 году ограничили выращивание ГМО-культур, ссылаясь при этом лишь на выборочные исследования. Консенсуса нет даже между регионами некоторых стран. Эта тема вызывает споры не только из-за вопросов здоровья, но и по множеству других причин.

Например, многим не нравится, что рынок генной модификации в сельском хозяйстве принадлежит крупным монополистам — и из-за этого могут пострадать фермеры. 

Нет. Надпись «без ГМО» зачастую ставят на продукты для рекламы — в том числе, на продукты, которые в принципе не могут содержать никаких ГМО: скажем, на соль и минеральную воду. Производители пользуются тем, что люди не очень понимают, о чем речь.

Хорошая иллюстрация: в январе 2015 года в США провели опрос, и более 80% участников высказались за обязательное маркирование «продуктов, содержащих ДНК» (хотя ДНК содержится в любом растительном и животном продукте). Более того, продукты без ГМО могут быть даже вреднее: многие модификации сделаны для того, чтобы защитить растение от насекомых.

Если этого нет, растение защищают традиционными способами — опрыскивают не самыми полезными веществами.

Госдума уже приняла в первом чтении законопроект, запрещающий выращивание и разведение генно-инженерно-модифицированных растений и животных на территории России. Исключение сделано только для проведения экспертиз и научных целей. Также запрещается использовать для посева генно-модифицированные семена.

Всех импортеров, которые ввозят в Россию продукты с ГМО, обяжут пройти проверку и регистрацию. Для нарушителей вводится административная ответственность и штрафы. Власти будут проводить мониторинг: как влияет такая продукция на здоровье человека и на окружающую среду.

По результатам мониторинга правительство может запретить ввоз в страну продуктов с ГМО.

Мы точно не знаем. В стремлении упорядочить законодательство и контролировать генную инженерию в сельском хозяйстве нет ничего удивительного и возмутительного. Но в последнее время политики самого высокого уровня говорят о ГМО чуть ли не как о чуме, распространяя тем самым стереотипы.

Такое ощущение, что многие политики в России смотрят на ГМО примерно так же, как более 80% жителей — боятся и не доверяют. Научные исследования никого не убеждают.

Характерно, что поручение, после которого Министерство образования и науки внесло запретительный законопроект в Госдуму, президент Владимир Путин дал по итогам заседания Совета безопасности. Запреты в области ГМО (как и многие другие запреты) объясняют именно соображениями безопасности.

Возможно, за этими запретами стоят какие-то экономические соображения, но про угрозу захвата рынка монополистами говорят не так часто, как про здоровье.

Судя по высказываниям государственных деятелей, есть и политический подтекст —  генная модификация организмов в сознании людей устойчиво ассоциируется с США. Импорт таких продуктов часто подают как очередную внешнюю угрозу стране. Ярлыки, которые навешивают этой отрасли на самом высоком государственном уровне, помешают ей развиваться. 

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *