Доказательства в международном арбитраже. как не обжечься на правилах чужой правовой системы

В зарубежном процессе компания должна раскрыть всю информацию, имеющую отношение к делу, даже если это ослабит ее позицию. Раскрыть доказательства с наименьшими потерями помогут доказательственные привилегии, пишет журнал «Корпоративный юрист»

Доказательства в международном арбитраже. Как не обжечься на правилах чужой правовой системы

Tom Williams / Bloomberg

Стороны судебных и арбитражных разбирательств в Англии и США обязаны искать, выявлять и раскрывать доказательства, имеющие отношение к спору. Однако в порядке исключения они могут не раскрывать те доказательства, что защищены определенными привилегиями.

Часто российские граждане и юридические лица не могут правильно создать и сохранить доказательственные привилегии (особая категория конфиденциальности, распространяется помимо прочего на информацию, получаемую клиентом от адвоката; ссылаясь на доказательственные привилегии, сторона процесса способна противостоять раскрытию некоторых имеющихся у нее доказательств), а также воспользоваться ими, поскольку в российских судебных и арбитражных процессах не сталкиваются с раскрытием доказательств вовсе. В результате российским компаниям приходится раскрывать в некоторых случаях даже консультации своих юристов и стратегически важные документы, подготовленные в связи с грядущим разбирательством. Этого можно избежать, если до судебного разбирательства подготовить условия для создания доказательственных привилегий и их эффективного использования.

Стадия раскрытия доказательств существует в английских и американских судах, а также в международных арбитражных разбирательствах с местом проведения в Англии и США.

В английском праве такое раскрытие регулируется Правилами гражданского судопроизводства (The Civil Procedure Rules), а в американском — Федеральными правилами гражданского судопроизводства (The Federal Rules of Civil Procedure).

В международном арбитраже состав арбитража также может обязать стороны представить доказательства (например, раздел 34 (2) (d) закона об арбитраже Англии 1996 года; ст.

22 (1) (v) регламента ЛМТС), но объем такой обязанности будет зависеть от условий заключенного сторонами арбитражного соглашения, обстоятельств конкретного дела и возникшей в нем необходимости, профессионального и культурного опыта арбитров и сторон, формулировок ходатайств сторон, закона и обычаев согласованного места арбитража и прочих обстоятельств.

Доказательственные привилегии для российских компаний

Право Англии и США разделяет доказательственные привилегии помимо прочего на те, что защищают документы, содержащие юридические консультации, и те, что распространяются на документы, готовящиеся в связи с грядущим судебным разбирательством.

Однако общая идея института доказательственных привилегий ясна: они дают возможность получить юридическую консультацию или подготовиться к суду или арбитражу без риска, что соответствующие документы исследует суд и процессуальная стратегия станет известна оппоненту.

Например, это переписка по проекту внутри команды представителей или между представителями и потенциальными свидетелями, документы, отражающие стратегию участия стороны в судебном или международном арбитражном разбирательстве, и прочее.

Если на документы распространяется правовой режим доказательственных привилегий, то суд или состав арбитража не может делать какие-либо неблагоприятные выводы лишь из самих по себе возражений сторон против раскрытия таких документов со ссылкой на доказательственные привилегии.

Отечественный аналог процедуры

В России отсутствует процедура раскрытия доказательств. Хотя стороны могут ходатайствовать перед судом о вызове свидетелей или об истребовании доказательств (ст. 66, 88 АПК). Истребуемые доказательства нужно подробно описать, а также самостоятельно выявить те, что имеют отношение к спору.

Дальним аналогом доказательственных привилегий можно назвать режим адвокатской тайны: истребование от адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается (ст. 8, 18 (3) Федерального закона от 31.05.

2002 №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Этот режим распространяется только на сведения, имеющиеся у адвокатов, но не у клиентов.

Таким образом, российское право допускает истребование от клиента любых документов, включая предоставленные адвокатом консультации по правовым вопросам.

В английских судебных процессах

Заявления сторон о доказательственных привилегиях считаются процессуальными возражениями против раскрытия доказательств.

При этом не имеет значения, был ли документ создан юристом в связи с предоставлением клиенту консультации по правовому вопросу или при подготовке к судебному разбирательству. Поэтому в английских процессах вопросы доказательственных привилегий подчинены праву суда, то есть английскому праву.

Российская компания вправе ссылаться на доказательственные привилегии по английскому праву при условии, что соблюдет иные предварительные условия для их применения.

В американских судебных процессах

Адвокат и его клиент могут ссылаться на доказательственные привилегии, если в их отношениях наибольшим интересом обладает иностранная юрисдикция, которой известен институт таких привилегий.

Что касается документов, готовящихся в преддверии американского судебного разбирательства, к ним будут применяться американские доказательственные привилегии.

Российская компания вправе применить такие привилегии по праву иностранной юрисдикции, в том числе США, если иные условия их применения тоже соблюдаются. Российское право не будет играть существенной роли в решении данного вопроса.

Доказательства в международном арбитраже. Как не обжечься на правилах чужой правовой системы

Jason Reed JIR / CN / Reuters

В международном арбитраже в Англии и США

Сторона процесса будет вправе воспользоваться доказательственными привилегиями в зависимости от условий арбитражного соглашения, арбитражного регламента, права места проведения арбитража.

На решение состава арбитража о применимом праве может также повлиять ответ на вопрос, является ли вопрос о доказательственных привилегиях по своей природе процессуально-правовым или материально-правовым.

Кроме того, состав арбитража может попросту выбрать право страны, которое гарантирует всем участникам процесса наибольший объем доказательственных привилегий.

  • При определении, защищается ли документ доказательственными привилегиями, состав арбитража может также учесть:
  • — необходимость сохранить конфиденциальность коммуникаций, касающихся юридической помощи или переговоров о мирном урегулировании спора;
  • — ожидания сторон на момент возникновения доказательственных привилегий;
  • — какие-либо возможные отказы от доказательственных привилегий;

— необходимость обеспечить справедливость и равенство в отношениях сторон (ст. 9 (3) Правил Международной ассоциации юристов о получении доказательств в международном арбитраже).

Способы защиты информации привилегиями

Чтобы сохранить доказательственные привилегии, необходимо соблюдать режим конфиденциальности в отношении документов, защищенных ими.

Раскрытие защищенного такими привилегиями документа третьим лицам обычно приравнивается к отказу от них.

В случаях, когда есть необходимость раскрыть какие-либо документы третьим лицам, имеющим право с ними ознакомиться, есть способы осуществить такое раскрытие без утраты привилегий.

В целом, чтобы защитить информацию доказательственными привилегиями и избежать нежелательного отказа от них, следует придерживаться следующих принципов:

Особая отметка

На документы, которые нужно защитить доказательственными привилегиями, поставьте отметку «Конфиденциально. Распространяется режим доказательственных привилегий» (Privileged and confidential).

Это не означает, что на документ обязательно будет распространяться режим доказательственных привилегий, если он не отвечает предъявляемым критериям.

Однако такая отметка поможет определить те документы, с какими необходимо обращаться особенно бережно, и продемонстрирует намерение сохранить их конфиденциальность.

Круг лиц

Компания — получатель юридических услуг должна обособить небольшой круг лиц, уполномоченных давать указания/поручения адвокату и получать от него консультации. Необходимо избегать получения юридических консультаций широким кругом лиц.

Если необходимо уведомить о содержании консультации более широкий круг лиц, рекомендуется делать это устно. При этом лица, которые не являются юристами, не должны комментировать юридические консультации в письменном виде.

Если возможно, им тоже следует давать комментарии устно.

Распространение данных

Необходимо ограничить распространение документов среди работников, чтобы не допустить нежелательного отказа от доказательственных привилегий. Не следует помещать полученные от юристов материалы с юридической консультацией в пространства для хранения и передачи информации третьим лицам (data rooms).

Если избежать этого нельзя (например, ввиду того, что соответствующая компания является стороной текущего разбирательства, имеющего существенное значение), необходимо принять меры для минимизации распространения материалов и сделать очевидным отсутствие намерения отказаться от доказательственных привилегий в отношении консультации.

Соглашение о конфиденциальности

Чтобы передать защищенные привилегиями документы соистцам или соответчикам без отказа от привилегий, необходимо заключать соглашения о конфиденциальности и сохранении доказательственных привилегий. Такое соглашение пригодится, когда компания участвует в споре наряду с другими соистцами или соответчиками, которые имеют общую правовую позицию и желание отстаивать ее совместно.

Выборочный отказ

Хотя иногда раскрытие некоторых защищенных доказательственными привилегиями документов могло бы быть выгодным, следует избегать выборочного отказа от привилегий, чтобы это не привело к их утрате в отношении всех документов по тому же предмету.

Выборочный подход к отказу невозможен, то есть нельзя отказаться от привилегий в отношении выгодных документов и продолжать пользоваться ими для сокрытия невыгодных.

Если компания отказывается от привилегий в отношении одного документа, то обычно она считается отказавшейся и в отношении всех документов, касающихся того же предмета.

Документы с правовым анализом

Не следует давать юристам заданий по составлению документов, отражающих исключительно фактические обстоятельства и не содержащих правового анализа. Документы без правового анализа не будут считаться юридической консультацией, на которую могли бы распространяться привилегии.

  1. Момент начала подготовки материалов для судебного разбирательства
  2. Юристы, а в американском праве и клиенты, должны начинать готовить материалы для судебного разбирательства после того, как к таким документам начнет применяться привилегия конфиденциальности подготовки к разбирательству/доктрина конфиденциальности результатов работы, чтобы обеспечить защищенность материалов привилегией.
  3. Авторы: Тимур Аиткулов, адвокат, партнер Clifford Chance CIS Limited; Алексей Вялков, юрист Clifford Chance CIS Limited

Новые правила о получении доказательств в международном арбитраже

17 декабря 2020 года Международная ассоциация юристов утвердила обновленные Правила о получении доказательств в международном арбитраже (IBA Rules on the Taking of Evidence in International Arbitration), пришедшие на смену редакции Правил 2010 года.

Зачем разработаны и что регламентируют данные Правила

Целью принятия Правил является обеспечение эффективного, экономичного и справедливого процесса получения доказательств в международном арбитраже. Правила регламентируют процесс представления документов, свидетельских показаний и заключений экспертов, проведения осмотра, истребования документов у оппонента и третьих лиц. а также слушаний для изучения доказательств.

Данные Правила аккумулируют процедуры, используемые во многих различных правовых системах, что особенно полезно в спорах, где стороны представляют различные юрисдикции с отличающимися правовыми традициями.

Правила о получении доказательств не предназначены для обеспечения полного механизма проведения международного арбитража (коммерческого или инвестиционного).

Стороны по-прежнему должны выбрать набор институциональных или специальных правил, таких как правила ICC, AAA, LCIA, SIAC, HKIAC, UNCITRAL или ICSID, или разработать свои собственные правила, чтобы установить общую процессуальную основу для своего арбитража.

Правила о получении доказательств лишь заполняют пробелы, оставленные в этих процедурных рамочных правилах в отношении получения доказательств.

Для использования Правил о получении доказательств в международном арбитраже (2020) их необходимо включить в арбитражную оговорку. Стандартная формулировка дополнения о выборе Правил о получении доказательств содержится в Преамбуле Правилах.

Кто осуществляет разработку Правил и их обновление

В рамках Международной ассоциации юристов существует Арбитражный комитет, основная деятельность которого связана с законодательством, практикой и процедурами арбитража. Арбитражный комитет в настоящее время насчитывает более 3 000 членов, представляющих свыше 130 стран, и количественный состав членов постоянно возрастает.

Читайте также:  О правах владельцев привилегированных акций

Что изменилось в обновленной редакции Правил 2020 по отношению к редакции Правил 2010

  1. Вводится понятие «удаленное слушание», что очевидно является последствием временного перехода на удаленный формат работы всех арбитражных институтов в условиях Covid-19. Удаленное слушание может проводиться с использованием телеконференций, видеоконференций и иных средств связи. Предлагается ведение протокола удаленного слушания. «Справедливое» проведение дистанционного слушания требует, среди прочего, учета часовых поясов, а также того, чтобы арбитраж назначал несколько более коротких слушаний, а не одну длинную сессию.
  2. Генеральным правилом при представлении доказательств становится их представление в форме, наиболее удобной или экономичной, и которая может быть в разумной мере пригодна для использования получателями, т.е. основной формой может стать электронный документооборот (п. 3.12);
  3. Предоставление переводов документов дополнено следующим правилом: документы, представляемые по ходатайству об истребовании документов, не нуждаются в переводе. Переводом должны сопровождаться лишь те документы, которые представляются в суд в качестве доказательств, что представляется вполне логичным.
  4. Правило о явке свидетелей дополнилось положением о том, что арбитраж после консультации со сторонами может принять решение о дистанционном заслушивании показаний свидетеля в рамках удаленных слушаний (п. 8.2). При этом должны быть обеспечены меры для того, чтобы свидетели не получали помощь/подсказки при даче показаний. Для этого за свидетелем могут быть установлены зеркала, использованы линзы типа «рыбий глаз», либо обеспечено представителя другой стороны при даче показаний удаленным способом.
  5. Редакция статьи о недопустимых доказательствах была изменена таким образом, что позволяет арбитражу исключать как доказательства полностью, так и в части.

В целом ключевые изменения коснулись порядка проведения удаленных слушаний, что сделало Правила вновь актуальными в условиях пандемии, и что по задумке авторов должно способствовать дальнейшему успеху и большему использованию Правил IBA как эффективного механизма, помогающего сторонам в проведении международных арбитражей.

Обзор КС: про доказывание в гражданском и арбитражном процессе — новости Право.ру

Если одна из сторон заявляет о подложности имеющихся в деле доказательств, суд имеет право назначить экспертизу или предложить участникам процесса предоставить другие доказательства. При этом суд не обязан этого делать и должен исходить из совокупности обстоятельств дела.

  • Заявлять о подложности доказательств, которые рассмотрены судом первой инстанции, при апелляционном рассмотрении дела нельзя, так как оценку этих доказательств невозможно уже исключить из материалов дела.
  • Определение от 21 октября 2008 года № 655-О-О/2008
  • Определение от 16 июля 2015 года № 1727-О/2015

Гражданский процесс имеет состязательный характер, и стороны сами несут ответственность за доказывание обстоятельств, на которые ссылаются. Роль суда состоит в том, чтоб обеспечить им для этого равные возможности.

При этом, если одна из сторон уклоняется от участия в экспертизе, суд вправе установить презумпцию тех фактов, которые эта экспертиза должна была установить. Такая норма не позволяет недобросовестным участникам процесса воспрепятствовать правосудию своим бездействием.

Определение от 16 декабря 2010 года № 1642-О-О/2010

Суд принимает значимые для процесса факты, которые установлены другим судом в рамках другого дела, пока они не опровергнуты. Признание преюдициального значения предшествующих судебных решений позволяет избежать противоречий и способствует правовой определенности.

Постановление от 21 декабря 2011 года № 30-П/2011

При отказе прокурора от иска, предъявленного в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, судебные издержки ответчика компенсируют за счёт бюджета. Исключение – случаи, когда отказ от иска связан с тем, что ответчик удовлетворил требования прокуратуры добровольно.

Определение от 21 декабря 2011 года № 1836-О-О/2011

Запрет на допрос определённых лиц в качестве свидетелей не распространяется на должностных лиц организации, с которой заявитель состоит в трудовых отношениях. В рамках судебного спора о действиях таких лиц в отношении работника их разрешается допрашивать как свидетелей.

Определение от 21 декабря 2011 года № 1837-О-О/2011

Суд уполномочен оценивать доказательства и должен руководствоваться при этом только Конституцией, федеральными законами и другими нормативными актами. Соблюдение этих принципов гарантирует проверка его решений судами вышестоящих инстанций.

Определение от 28 мая 2013 года № 752-О/2013

Отказ или удовлетворение ходатайства о назначении экспертизы суд должен мотивировать. Решение он принимает в зависимости от того, имеют ли обсуждаемые обстоятельства значение для дела.

Определение от 25 октября 2016 года № 2282-О/2016

Список вопросов при проведении экспертизы составляет суд. При этом стороны процесса вправе предложить свои вопросы, а суд не имеет права немотивированно их отклонить.

Определение от 27 марта 2018 года № 721-О/2018

Суд вправе оказывать содействие при истребовании и сборе доказательств сторонам и другим лицам, участвующим в деле, если для них это затруднительно. Каждое такое решение он принимает, исходя из конкретных обстоятельств дела.

Определение 28 июня 2018 года № 1587-О/2018

Суд вправе привлечь к ответственности лиц, которые отказываются по его требованию предоставить доказательства, если для этого нет уважительной причины.  Если доказательства удерживает у себя одна из сторон процесса, суд руководствуется объяснениями другой стороны.

Определение от 25 июня 2019 года № 1675-О/2019

Вс пояснил порядок проверки арбитражным судом заявления о фальсификации доказательств в деле

Верховный Суд вынес Определение № 308-ЭС20-16740 по спору о взыскании денежных средств за не поставленный товар по договору поставки нефтепродукта, в котором рассмотрел вопрос о том, как следует реагировать на заявления о фальсификации доказательств в арбитражном споре.

В октябре 2017 г. ООО «СУГ Регионраспределение» и ООО «Углерод» заключили договор поставки нефтегазоконденсатной смеси. По условиям договора отчетным периодом поставки был календарный месяц, товар поставлялся покупателю ж/д транспортом на основании заявок последнего, сама поставка следовала за предварительной оплатой товара.

Далее «Углерод» обратился в суд с иском к контрагенту в связи с непоставкой товара, истец потребовал возврата предоплаты в размере свыше 1,4 млн руб. и 17,5 тыс. руб. неотоваренной предоплаты по предшествующим поставкам с учетом акта сверки.

Три судебные инстанции сочли, что спор между сторонами возник относительно качества поставленного товара в конкретной цистерне № 57291916 по накладной № ЭА 604911, и удовлетворили требования истца, квалифицировав удержание ответчиком спорной суммы как неосновательное обогащение.

При этом апелляция привлекла к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, грузоотправителя ООО «Крезол-НефтеСервис». Апелляционный суд также приобщил к материалам дела дополнительные доказательства, в том числе акт от 5 декабря 2018 г.

, которым было установлено расхождение по количеству и качеству при приемке товарно-материальных ценностей, признав их относимыми и допустимыми.

Учитывая расхождения объема газового конденсата на начало перемещения указанной цистерны и на момент выгрузки, вторая инстанция предложила сторонам дать письменные пояснения в обоснование причин расхождения.

Поскольку ответчиком и третьим лицом судебное определение не было исполнено, апелляция сочла расхождение по объему товара не имеющим правового значения для рассмотрения спора, признав значимым лишь установленный факт распоряжения ответчиком поступившей в адрес истца указанной цистерны путем продажи товара третьему лицу – обществу «Крезол-НефтеСервис». Таким образом, апелляционный суд счел, что вне зависимости от наличия либо отсутствия у истца оснований заявлять о ненадлежащем качестве товара газовый конденсат, фактически не полученный последним, оплачен быть не может, а совершенный платеж в такой ситуации влечет неосновательное обогащение ответчика и подлежит возврату.

В кассационной жалобе в Верховный Суд общество «СУГ Регионраспределение» сослалось на допущенные нижестоящими инстанциями существенные нарушения норм материального и процессуального права, повлиявшие на исход дела. В частности, заявитель отметил, что апелляция в нарушение ч. 3 ст.

266 АПК РФ привлекла к участию в деле третье лицо, истребовала и приобщила к делу недопустимые доказательства, не разрешив заявленные ответчиком ходатайств о фальсификации доказательства (акта от 5 декабря 2018 г.

№ 14) и о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица – ОАО «РЖД», осуществляющего спорную поставку. Все это, по мнению заявителя, нарушило принцип состязательности и равноправия сторон судебного процесса.

Общество также указало на неверную квалификацию первой инстанцией сложившихся между сторонами отношений по поставке товара и отсутствие в резолютивной части апелляционного постановления указания на оставление жалобы без удовлетворения.

После изучения материалов дела № А53-14262/2019 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отметила, что между сторонами фактически возник спор по возврату стоимости товара, поставленного в цистерне, оплаченного истцом по 100% предоплате.

Не согласившись с представленным актом от 5 декабря 2018 г.

, общество «СУГ Регионраспределение» ранее направляло в суд апелляционной инстанции электронное заявление о фальсификации документа, в котором также просило назначить судебную техническую экспертизу.

Как пояснила высшая судебная инстанция со ссылкой на ч. 1 ст.

161АПК РФ, если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд выполняет следующие действия: разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления; исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу; проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу. В этом случае арбитражный суд принимает законные меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры.

При этом способы проверки заявления о фальсификации доказательств определяются судом, однако их выбор должен соответствовать конкретным обстоятельствам дела и доводам, положенным в основу заявления о фальсификации.

Результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства арбитражный суд отражает в протоколе судебного заседания.

«Между тем из материалов дела не усматривается, что суд апелляционной инстанции принял процессуальное решение по итогам рассмотрения заявления о фальсификации, как это предусмотрено ст. 161 АПКРФ, что могло привести к принятию неправильного судебного акта.

Поскольку судом не приняты меры по проверке обоснованности указанного заявления, вывод суда апелляционной инстанции о том, что данный акт не оспорен ответчиком, не соответствует имеющимся в деле доказательствам», – отмечено в определении Суда.

Верховный Суд также не согласился с апелляцией в том, что спорный товар был возвращен и получен третьим лицом, поскольку, как следует из отзыва последнего, полученный им в конкретной цистерне по определенной накладной груз поступил надлежащего качества и принят в полном объеме, что противоречит доводам истца о поставке ему данного товара ненадлежащего качества, с расхождением по количеству. «С учетом изложенного судебная коллегия полагает преждевременным вывод суда о том, что именно спорный товар, поставленный истцу в цистерне № 57291916 по накладной по накладной № ЭА604911, был возвращен обществом “Углерод” и получен третьим лицом», – заключил ВС.

Он добавил, что апелляция не учла, что в силу ч. 6.1 ст. 268 АПК РФ она должна была при наличии оснований, предусмотренных ч. 4 ст. 270 этого Кодекса, рассмотреть дело по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции.

Читайте также:  Псевдосотрудник отсудил у компании зарплату. юрист доказал, что трудовых отношений не было

«Делая вывод о наличии оснований для привлечения к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, общества “Крезол-НефтеСервис”, чьи права и обязанности могут быть затронуты настоящим судебным актом, суд апелляционной инстанции не учел, что согласно ч.

3 ст. 266 АПК РФ в суде апелляционной инстанции не применяются правила о привлечении к участию в деле третьих лиц и, в нарушение ч. 6.1 ст.

268 АПК РФ, не перешел к рассмотрению дела по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции», – указал ВС, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и вернув дело на новое рассмотрение в апелляцию.

Адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова полагает, что ВС РФ исправил очевидные процессуальные ошибки нижестоящих инстанций.

«Следует отметить, что по вопросу порядка привлечения третьих лиц к участию в деле в суде апелляционной инстанции ранее высказывался и Президиум ВАС РФ в п. 42 Информационного письма от 13 августа 2004 г. № 82 (ред. от 1 июля 2014 г.

), тогда Суд однозначно указал на необходимость в таких случаях перейти к рассмотрению дела по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции», – пояснил она.

Юрист практики разрешения споров АБ «Инфралекс» Марина Крайнова отметила, что в рассматриваемом деле окружной суд не исправил допущенные судом апелляционной инстанции грубые нарушения норм процессуального права (привлечение третьего лица без перехода к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции, нерассмотрение заявления о фальсификации), они были исправлены Верховным Судом РФ. «Данные нарушения являются грубыми, поскольку они не связаны с усмотрением суда, а являются нарушением установленной АПК РФ процедуры рассмотрения дела и могли привести к принятию неправильного судебного акта», – пояснила она.

По словам эксперта, в соответствии с нормами АПК РФ переход к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции и привлечение третьего лица возможны только в исключительных случаях. «Однако в настоящем деле такие основания судом апелляционной инстанции установлены не были.

Как указал суд апелляционной инстанции, основанием для привлечения третьего лица к участию в деле послужило то, что выводы суда апелляционной инстанции могут затронуть права и обязанности привлеченного третьего лица, но данное основание не предусмотрено АПК РФ.

Третье лицо может быть привлечено к участию в деле, если судебный акт может повлиять на права и обязанности лица по отношению к одной из сторон, при этом эти обстоятельства должны быть установлены судом первой инстанции.

Если судебный акт принят о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле, такой судебный акт подлежит безусловной отмене в силу ст. 270 АПК РФ. Однако суд апелляционной инстанции такие обстоятельства не устанавливал, к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции не переходил», – отметила Марина Крайнова.

Юрист добавила, что в практике иногда встречаются ситуации, когда суды не рассматривают заявления о фальсификации (например, постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 29 марта 2016 г. № Ф03-682/2016 по делу № А16-149/2015).

«Благодаря этому определению ВС РФ лицам, участвующим в деле, будет проще при рассмотрении жалоб убедить судей апелляционной и кассационной инстанций, что нерассмотрение заявления о фальсификации является основанием для отмены судебного акта», – заключила Марина Крайнова.

Электронные документы как доказательства в судебном процессе

Законодательство РФ разрешает использовать электронные документы в качестве доказательств. Но на практике далеко не все электронные документы и не в каждом случае принимаются судами.

Допустимость и достоверность таких доказательств — первое, что вызывает сомнения.

Рассмотрим, какими нормативными требованиями нужно руководствоваться и как на практике суды оценивают электронные документы.

Юридическую силу любому документу придаёт его соответствие определённым требованиям. Они установлены законами и другими нормативно-правовыми актами, могут различаться в зависимости от вида и назначения документа.

Как правило, речь идёт о требованиях к форме и содержанию. Обязательное условие — подпись уполномоченного лица или лиц.

Иногда требуется печать — как дополнительное подтверждение составления, издания, согласования документа конкретным органом власти, организацией или физическим лицом.

Юридическая сила документа в электронном виде — более сложная категория. Такие документы должны соответствовать как общим требованиям, предъявляемым к любым юридически значимым документам, так и специальным. При этом важно различать электронные документы и электронные образы. К этим категориям процессуальное законодательство относится неравнозначно:

  • электронные документы в оригинале приравниваются к бумажным документам в оригинале;
  • электронные копии (образы) документов приравниваются к бумажным копиям документов.

Документ как доказательство в судебном процессе

Процессуальное законодательство (ГПК, АПК, КАС, УПК, КоАП) считает документы:

  • письменными доказательствами, если в документе есть информация, имеющая значение для дела;
  • вещественными доказательствами, если документ, как предмет с определенными признаками, способен быть средством установления обстоятельств, имеющих значение для дела.

В большинстве случаев документ — письменное доказательство. Но если, например, представлен подложный документ, таким доказательством он быть не может, а вот вещественным — да.

В качестве письменных доказательств суды принимают любые бумажные и электронные документы, выполненные любым способом. Но только при условии, что можно установить достоверность документа.

О достоверности говорят:

  • наличие всех обязательных реквизитов;
  • соответствие юридически значимого документа всем предъявляемым к нему требованиям;
  • действительность документа по срокам;
  • точность и полнота информации;
  • отсутствие признаков подделки;
  • подписание документа уполномоченным лицом;
  • действительность и достоверность подписи;
  • отсутствие сомнений или наличие подтверждений того, что документ исходит от конкретного лица.

Разные документы по-разному оцениваются на предмет достоверности. Оценка зависит от вида документа, его формы, способа получения и представления. Важный фактор — оспаривается или не оспаривается достоверность документа. В сложных, спорных случаях может проводиться экспертиза как документа в целом, так и отдельных его элементов.

Таким образом, для суда не столь важно, о какой форме документа идёт речь, электронной или бумажной. Важно, чтобы документ был подлинным (достоверным) и имел отношение к делу.

Проблемы могут возникнуть с представлением документов. На этот счёт установлены общие и специальные требования.

Обязательно представляются оригиналы документов, если:

  • конкретные обстоятельства дела в соответствии с законом должны подтверждаться только оригиналами документов;
  • дело, по мнению суда, нельзя разрешить без подлинных документов;
  • представленные копии документа отличаются по содержанию;
  • суд потребовал представить подлинники документов взамен представленных электронных копий.

В остальных случаях разрешается представлять электронные или бумажные копии документов. Подлинность копий обеспечивается их заверением в установленном законом порядке, как правило, нотариальном. Правда, если суд посчитает нужным запросить оригиналы, придется либо их представить, либо заявить о невозможности сделать это, обосновав причины.

Специальные требования к представлению документов в электронной форме

Порядок подачи в суды документов в электронной форме, в том числе электронных документов, установлен:

  1. Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 27 декабря 2016 г. № 251 «Об утверждении Порядка подачи в федеральные суды общей юрисдикции документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа».
  2. Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 27 декабря 2016 г. № 252 «Об утверждении Порядка подачи в арбитражные суды Российской федерации документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа».

Требования к электронным документам, изначально созданным в таком виде без предварительного создания бумажного носителя:

  1. Формат файла должен соответствовать формату электронного документа на момент его подписания. Допустимые форматы: PDF, RTF, DOC, DOCX, XLS, XLSX или ODT, а для документов с графикой — PDF, JPEG (JPG), PNG или TIFF.
  2. Один документ — один файл размером не более 30 Мб. В названии файла указывается наименование документа и количество листов.
  3. Запрещается использовать средства защиты от копирования и печати.
  4. Представляемый электронный документ подписывается усиленной квалифицированной электронной подписью лица, подписавшего электронный документ. Используется отсоединённая электронная подпись (в отдельном файле).

Требования к электронным образам документов (сканам):

  1. Сканирование осуществляется в масштабе 1:1.
  2. Основная цветовая гамма — чёрно-белая или серая. Цветные изображения допускаются, если это имеет значение для дела и для точной цветопередачи оригинала.
  3. Качество должно обеспечивать возможность корректного прочтения документа, сохранение всех его реквизитов, графической подписи, печатей и штампов.
  4. Формат файла — PDF с возможностью копирования текста. Размер — не более 30 Мб.
  5. Один документ — один файл. В названии файла указывается наименование документа и количество листов.
  6. Электронный образ заверяется усиленной квалифицированной электронной подписью или иным способом, если это допускает процессуальное законодательство.

Указанные требования касаются только случаев, когда документы представляются вместе с обращением в суд (заявление, ходатайство, жалобы и т.д.) и направляются через личный кабинет сервиса «Мой арбитр» или ГАС «Правосудие».

Представление электронных документов и электронных образов в качестве доказательств непосредственно в процессе проходит по другим правилам:

  1. Электронный документ распечатывается и заверяется в том же порядке, в котором он был подписан электронной подписью. Как вариант, возможно его заверение нотариусом. Суд может принять документ и в том случае, если бумажная версия будет заверена графической или простой электронной подписью лица, подписавшего электронный документ.
  2. Электронный образ (скан) документа заверяется в нотариальном порядке. Хотя такого процессуального требования нет, это повышает уровень доверия к документу.

Практика применения разных видов электронных доказательств

Любые электронные документы, подписанные надлежащим образом, принимаются судами в качестве доказательств наравне с бумажными документами. С электронными образами сложнее. К ним относятся как к копиям бумажных документов, но оценивают более придирчиво. Это связано с тем, что образ легче видоизменить полностью или частично с помощью графических редакторов.

Читайте также:  Банкротство по-русски. Перемен требуют наши сердца

Наиболее часто в качестве электронных доказательств используются следующие документы:

  • договоры и дополнительные соглашения;
  • учётные и платёжные документы;
  • переписка сторон через интернет с использованием электронной почты или мессенджеров;
  • сканы, распечатки документов, переданных по электронной почте, через мессенджеры, с помощью факсимильной связи.

Процессуальное законодательство не содержит специальных правил оценки электронных доказательств. Нет в законах и самого понятия «электронное доказательство». В связи с этим суды оценивают электронные документы и образы на своё усмотрение в рамках правил оценки доказательств в целом и письменных в отдельности.

Если документ и его достоверность не оспариваются сторонами процесса, он, скорее всего, будет принят судом в качестве доказательства.

Разумеется, если соблюдены формальные требования к его форме, содержанию, получению и представлению.

Но если возникает спор, приходится доказывать или опровергать различные обстоятельства, связанные с составлением, изданием, подписанием, отправкой и (или) получением документа.

В соответствии со статьей 160 ГК РФ, письменная форма сделки считается соблюдённой, если стороны заключили договор с помощью технических средств, которые позволяют воспроизвести в неизменном виде содержание сделки на материальном носителе.

Договор считается подписанным конкретным лицом, если можно достоверно определить, что именно это лицо выразило свою волю и тем самым заключило сделку. Отсутствие подписи (графической или электронной) на договоре уже ставит под сомнение соблюдение письменной формы сделки.

Поэтому, когда в суде для подтверждения сделки представляются электронная переписка и приложения к ней, необходимо доказать, что письма и вложения (договор, протокол разногласий и т. п.) исходили от конкретного лица, имеющего полномочия на заключение сделки.

Учётные и платёжные документы также могут быть оспорены на предмет их создания или подписания конкретным лицом. Интернет-переписка, сканы и распечатки документов, переданных по электронной почте, через мессенджеры или с помощью факсимильной связи, скриншоты страниц создают ту же самую проблему.

Электронная подпись не гарантирует на 100% достоверность документа. По крайней мере, всегда может быть поднят вопрос о её действительности и правомерности использования. Однако её наличие, особенно УКЭП, приравнивает документ к бумажному аналогу и устраняет большую часть рисков.

Читайте на нашем сайте больше статей по темам электронной подписи, электронного документооборота, информационной безопасности и электронных торгов: https://iitrust.ru/articles/

Анализ практики применения арбитражными судами положений ч. 2 ст. 9 АПК РФ о процессуальных рисках участников состязательного процесса — Мониторинг правоприменения

Указанные положения предусматривают, что лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться своими процессуальными правами, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий, а также обязаны заблаговременно раскрывать свои доказательства и аргументы перед другой стороной.

Не всегда можно говорить о противоречивости или непоследовательности процессуального поведения участника процесса, зачастую это положение применяется как следствие несвоевременных, запоздалых попыток совершения тех или иных процессуальных действий.

В целом указанное положение может быть охарактеризовано как устанавливающее начало пресекательности в процессе, действие которого может принимать различные формы.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – ГПК РФ) не содержит положений, аналогичных ч. 2 ст. 9 АПК РФ.

  На первый взгляд, использование законодателем категории риска только применительно к порядку разрешения споров между субъектами предпринимательской и иной экономической деятельности выглядит вполне оправданным, поскольку предпринимательская деятельность осуществляется указанными лицами на свой риск (ч. 1 ст. 2 ГК РФ).

Однако приведенное положение АПК о процессуальных рисках содержится в статье, законодательно закрепляющей процессуальный принцип состязательности, а, следовательно, может рассматриваться как одна из основных его составляющих. Состязательность же является общим началом для арбитражного и гражданского процесса в силу ч. 3 ст. 123 Конституции РФ и с учетом ст.

12 ГПК РФ. Характеризуя процесс не только с точки зрения содержания, но и с точки зрения формы – как соревнование сторон в доказывании своей правоты, состязательность предполагает, что исход процессуальной борьбы в значительной мере зависит от усилий лиц, участвующих в деле.

[1] Изложенное позволяет утверждать о действии начала пресекательности применительно к гражданскому судопроизводству в целом, не ограничиваясь сферой арбитражного процесса.

В состязательном процессе поведение участников неизбежно сопровождается риском невозможности совершения тех процессуальных действий, которые не были совершены вовремя – так «срабатывают» пределы осуществления процессуальных прав[2]. В законе такие пределы могут быть формализованы путем установления процессуальных сроков, за пределами которых погашается само право совершить то или иное процессуальное действие, или, например, посредством указания на то, что отдельные действия могут быть совершены только на определенной стадии процесса.

Последствия процессуальных упущений или злоупотреблений в конечном итоге могут негативным образом сказаться на возможности защиты материальных прав участвующих в деле лиц.

Какие именно риски, с учетом положений ч. 2 ст.

9 АПК РФ, должны принимать во внимание участники процесса? К каким результатам может привести пассивное процессуальное поведение, с учетом характера тех или иных спорных материальных правоотношений?

В настоящем исследовании продемонстрировано действие начала пресекательности и возможные последствия пассивного процессуального поведения на примерах из практики арбитражных судов.

При подготовке настоящего заключения не ставилась задача подготовить обзор всей практики применения судами указанной нормы.

Усилия были направлены на систематизацию и анализ практики высших судов (упраздненного Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ) за последние пять лет. Кроме того, проанализирована часть практики нижестоящих арбитражных судов округов за 2017 год.

На практике ч. 2 ст. 9 АПК РФ используется в качестве основания для реализации принципа эстоппель, а также применяется в случаях пропуска процессуальных сроков, несвоевременного представления доказательств и в ряде других ситуаций. Ниже проанализированные примеры судебных актов сгруппированы соответствующим образом.

1.       Обоснование невыполнения стороной лежащего на ней бремени доказывания.

В настоящее время сложилась довольно обширная судебная практика использования арбитражными судами положений ч. 2 ст. 9 АПК РФ при обосновании невыполнения стороной возложенного на нее с бремени доказывания обстоятельств, имеющих значение для дела.

Так, по одному из дел Верховный Суд РФ указал, что при наличии доказательств, свидетельствующих о существовании причинно-следственной связи между действиями контролирующего лица и банкротством подконтрольной организации, контролирующее лицо несет бремя доказывания обоснованности и разумности своих действий и их совершения без цели причинения вреда кредиторам подконтрольной организации.В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) общества конкурсный управляющий обратился с заявлением о привлечении солидарно к субсидиарной ответственности компании, являющейся учредителем и единственным участником общества, и его бывшего руководителя. Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации указала, что совершение компанией действий по перечислению выручки и отчуждению производственных объектов общества вызывает объективные сомнения в том, что компания руководствовалась интересами дочернего общества. При названных обстоятельствах в силу статьи 65 АПК РФ на компанию перешло бремя доказывания того, что возникновение у нее права собственности по указанным операциям явилось следствием обычного хозяйственного оборота, а не вызвано использованием участником его возможностей, касающихся определения действий общества, во вред кредиторам должника. Именно компания имела возможность раскрыть информацию по меньшей мере о сделках, связанных с перечислением денежных средств на принадлежащие ей счета со стороны ее контрагентов, подтвердив реальный характер операций и их экономическую обоснованность. Кроме этого, у компании не имелось объективных препятствий для представления сведений об истинных причинах отчуждения имущества общества.

Бремя доказывания в судебных спорах

22.01.20

М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры

Современное арбитражное и гражданское судопроизводство осуществляется на основе состязательности. Причем эта состязательность проявляется в первую очередь в представлении доказательств, нежели в формировании правовых позиций по делу. 

Если сторона ошиблась в правовой квалификации, то это не критично. Считается, что суд сам знает право, он не связан правовой квалификацией спора, которую предложил истец, а должен сам правильно квалифицировать спорные правоотношения и определить нормы права, подлежащие применению. В том числе из-за этого наш судебный процесс до сих пор нельзя считать профессиональным.

А вот если сторона не представит суду необходимые и достаточные доказательства, то это приведет к проигрышу дела. Причем стороны сами решают какие доказательства представлять в подтверждение обстоятельств, имеющих значение для дела. Роль суда в получении доказательств минимальна.

Распределение бремени доказывания

Общее правило распределения бремени доказывания по спорам, вытекающим из гражданских правоотношений, гласит: каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается. 

Помимо этого лица, участвующее в деле, должны доказать те обстоятельства, которые суд определил как имеющие значение для дела. Именно суд определяет предмет доказывания.

«Бремя доказывания стороной своих требований и возражений должно быть потенциально реализуемым, исходя из объективно существующих возможностей в собирании тех или иных доказательств… Недопустимо возлагать на сторону обязанность доказывания определенных обстоятельств в ситуации невозможности получения ею доказательств по причине нахождения их у другой стороны спора, недобросовестно их не раскрывающей» — так сформулировал свое видение ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 01.04.16 по делу N А03-20637/2014 и с ним нельзя не согласиться.

Еще лет 10 назад ответчик мог выиграть дело просто не являясь в суд или заявив суду: “истец не доказал те обстоятельства, на которые он ссылается, а я не обязан опровергать его доводы”.

Сейчас за такое пассивное поведение в арбитражном процессе можно поплатиться. В ст.70 АПК появился пункт 3.

1, согласно которому “Обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований или возражений, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований”. 

В ГПК такой нормы нет.

Применительно к отдельным категориям дел подобный принцип внедряется также через специальные законы или постановления высшей судебной инстанции. 

Например, в п.4 ст. 61.

16 Закона о банкротстве суду предоставлено право возложить бремя доказывания отсутствия оснований для привлечения к субсидиарной ответственности на контролирующее должника лицо (далее — КДЛ), если тот без уважительной причины не представит отзыв или он будет явно не полным. То есть, если КДЛ не докажет обратное, будет считаться, что именно он довел должника до банкротства.

Аналогичное подход закреплен в п.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица». 

Верховный Суд РФ (далее — ВС РФ) также не поощряет пассивное поведение ответчика, который просто отрицает все доводы истца и не предоставляет суду никакие доказательства.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *