Чрезмерное укрупнение лотов в госзаказе – угроза конкуренции. мнение апелляции фас россии

Верховный Суд: укрупнение лотов ограничивает конкуренцию на рынке ремонта дорог

Верховный Суд Российской Федерации поддержал позицию Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа и подтвердил законность решения и предписания Санкт-Петербургского УФАС России вынесенных в отношении Комитета по государственному заказу Петербурга (Комитет) и СПб ГКУ «Дирекция транспортного строительства» (ДТС).

Напомним, ранее антимонопольный орган установил, что Комитет и ДТС еще в 2013 году нарушили принцип равнодоступности при проведении тринадцати аукционов по ремонту дорог (ст. 17 Закона о защите конкуренции).

Нарушение выразилось в необоснованном укрупнении лотов. В частности, подразумевалось одновременное выполнение работ в разных районах города, даже не граничащих друг с другом. Например, в один лот включены Адмиралтейский, Выборгский и Пушкинский районы.

Либо наоборот работы по одному району разбиты на несколько аукционов с одновременным объединением с работами по другим районам.

В частности, в одном аукционе Невский район объединен с Фрунзенским, в другом – с Центральным, а в третьем – с Приморским и Петроградским.

Кроме этого, в документах по рассматриваемым аукционам отсутствовали конкретные адреса дорог, подлежащих ремонту, и сроки начала работ. В результате заказчик исключил возможность участия в аукционах организаций, заинтересованных в выполнении госконтракта только в одном административном районе, а также ограничил доступ к участию в аукционах субъектов малого и среднего предпринимательства.

Для обеспечения конкуренции комиссия Санкт-Петербургского УФАС России выдала Комитету и ДТС обязательное для исполнения предписание впредь составлять аукционную документацию с учетом замечаний антимонопольного органа.

В ходе судебного обжалования суды первой и второй инстанций признавали решение и предписание Санкт-Петербургского УФАС России недействительным.

Однако Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа решил, что судами нижестоящих инстанций неправильно применены нормы материального права, вследствие чего их решения были отменены.

А теперь и Верховный Суд РФ подтвердил правомерность выводов кассационной инстанции, отказав Комитету и ДТС в передаче кассационных жалоб для рассмотрения в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

«Это очень важное решение для антимонопольного органа. Мнение Верховного Суда РФ крайне необходимо в решении данной проблемы, т.к. у нижестоящих судов на всей территории страны не было единообразия в рассмотрении аналогичных дел», — подчеркнул руководитель Санкт-Петербургского УФАС России Вадим Владимиров.

  • Справка:
  • В пресс-релизе идет речь о следующих аукционах:
  • № 0172200002513000007, 0172200002513000008, 0172200002513000009, 0172200002513000010, 0172200002513000011, 0172200002513000012, 0172200002513000013, 0172200002513000014, 0172200002513000015, 0172200002513000016, 0172200002513000017, 0172200002513000018, 0172200002513000021.

Фас отмечает проблемы развития конкуренции в сфере госзакупок

Федеральная антимонопольная служба представила правительству Доклад о состоянии конкуренции в стране. Документ является основой для определения органами государственной власти приоритетов в своей деятельности по обеспечению конкуренции, а также для разработки законодательных мер
по обеспечению конкуренции.

Среди ближайших задач ФАС — принятие четвертого антимонопольного пакета и поправок в статью 178 УК РФ. Должно сократиться количество мелких расследований и дел.

Кроме того, необходимо принять Правила недискриминационного доступа в ряде отраслей, реформировать систему госзаказа для нужного малого и среднего бизнеса.

Особое внимание антимонопольная служба уделит ужесточению норм федерального закона
N 223 и формированию лучших и худших практик по нему.

Фас отмечает проблемы развития конкуренции в сфере госзакупок: заказчики отбирают подрядчиков по субъективным неценовым критериям, а то и вовсе обходят конкурсные процедуры, переводя закупки на ГУПы и МУПы.

Уменьшилась поддержка малого и среднего бизнеса за счет госзаказа, более чем вдвое упала доля средств, сэкономленных на торгах по строительным подрядам (7,24% в 2013 г. против 3,16% в I квартале 2014 г.

), говорится в докладе.

Бизнес тоже внимательно изучил доклад ФАС. Вице-президент «ОПОРЫ России» Владислав Корочкин сообщил «РГБ», что, действительно, выделяемые ГУПам и МУПам субсидии позволяют в соответствии с Бюджетным кодексом вывести закупки из-под конкурсных процедур.

«Если нет аукциона — можно обосновать любую цену», — подчеркнул Корочкин и поддержал вывод антимонопольной службы о том, что резко увеличивается значимость субъективных критериев оценки заявок на конкурсах: «Фактор цены заказчик может вообще не учитывать, например, предметы искусства. Или они могут составлять значительный вес. Например, в строительстве — до 40%.

Хотя даже 20% субъективных факторов при принятии решения достаточно, чтобы выиграл «тот, кто надо». Обо всем этом говорилось на всех этапах обсуждения замены 94-ФЗ на ФКС».

На вопрос «РБГ», действительно ли, как написано в докладе ФАС, поддержка субъектов МСП за счет госзаказа резко уменьшилась, Владислав Корочкин ответил, что статистически количество аукционов для малого бизнеса увеличилось. Но средняя стоимость лота резко упала, и общий объем средств, достающихся малому бизнесу, тоже. На то есть несколько причин.

Теперь в спецторги включаются, кроме малых предприятий, так называемые «социально ориентированные организации». Кроме того, разрешено использовать «соисполнителей». То есть лот выигрывает кто-то очень большой, заявляя, что 10% отдаст малому бизнесу.

«На практике, естественно, заказ чаще всего отдается аффилированным или специально созданным организациям», — утверждает он.

«В существующем виде ФКС представляет собой половинчатое решение.

Отсутствие конкуренции, о котором говорит ФАС, возникает из-за возможности использования непрозрачных «бумажных» процедур при осуществлении закупок, например, в форме конкурсов», — считает генеральный директор ЭТП Газпромбанка Андрей Черногоров.

Он надеется, что окончательный переход к электронному виду размещения заказа устранит эту лазейку, что приведет к сокращению издержек государства и снижению коррупционных рисков».

Отдельно в Докладе ФАС было уделено внимание проблеме аукционов в строительстве. Учредитель НП «Содействие развитию конкуренции» Евгений Воеводин считает важным, что ФАС обращает внимание на то, как влияют на конкуренцию административные барьеры в этой и других отраслях.

«В целом ФАС докладывает об увеличении количества хозяйствующих субъектов на рынке строительства по России, что должно позитивно сказываться на состоянии конкуренции в этой отрасли, однако здесь требуется более детальный анализ
в более узких географических границах», — подчеркнул он.

При подготовке Доклада ФАС учла некоторые предложения бизнеса.

Член генерального совета «Деловой России» Сергей Габестро рассказал «РБГ», что «Деловая Россия» направила в ФАС России свои предложения, сформированные
в документе-позиции «Деловой России» «Антитраст по-европейски: как направить российскую антимонопольную политику на развитие конкуренции». В документе приведен подробный анализ ситуации с конкуренцией в России и предложена программа действий. Основным направлением документа является уход ФАС

от чрезмерного антимонопольного контроля предприятий малого и среднего бизнеса, компаний с маленькой долей рынка, что, по мнению его авторов, позволит ФАС России сосредоточить свои ресурсы на контроле реальных монополистах-крупных компаниях, злоупотребления которых экономически ощутимы для конкуренции страны.

«В финальной версии «Доклада о состоянии конкуренции в Российской Федерации» наряду с предложениями других общественных организаций были представлены и предложения «Деловой России», некоторые из предложений нашей организации антимонопольная служба уже поддержала и учла в своей работе (отмена Реестра монополистов, декриминализация статьи о злоупотреблении доминирующим положением, отмена регулирования торгов частных компаний и т.д.), — подчеркнул Габестро. — Однако, несмотря на положительные тенденции и отражение нашей позиции в Докладе, не все из указанных предложений нашли отклик в действиях ФАС. По нашему мнению, только комплексное решение проблем позволит антимонопольной политике России выйти из глубокого кризиса, в котором она оказалась в последние годы».

Стоит отметить, что недавно на сайте Открытого правительства были опубликованы результаты опроса о состоянии контрактной системы, в котором приняли участие почти 5700 человек: представители органов власти из числа закупщиков, поставщики, контролирующие органы власти, общественные контролеры и обычные граждане. Средняя оценка системе госзакупок составила 4,98 из 10 баллов.

Генеральный директор Единой электронной торговой площадкиАнтон Емельянов назвал закон о контрактной системе «большим шагом вперед.

«Закон охватывает более широкую сферу работы, связанную с госзакупками: и планирование, и размещение, и исполнение процедур, поэтому он более сложный, — подчеркнул Емельянов.

— Если говорить о возможностях повышения эффективности ФКС, то в первую очередь есть резервы роста эффективности госзакупок в введении новых типов электронных процедур, которые мы ожидаем до конца этого года.

Проведение госзакупок в электронном виде в любом случае эффективнее, чем в бумажном».

Публичные закупки: конкуренция или результат

Нормы основных «закупочных» федеральных законов №44-ФЗ и №223-ФЗ выделяют обеспечение конкуренции как один из важнейших принципов осуществления закупочной деятельности.

Но в настоящее время сложилась ситуация, при которой достижение результата и обеспечение определенного уровня конкуренции стали целями, почти равнозначными в процедурном отношении и одновременно антагонистичными.

Большинство споров в сфере закупок сегодня связано именно с ограничением конкуренции, а правоприменительная практика судов и антимонопольных органов отражает постоянный поиск баланса интересов всех заинтересованных лиц.

Юристы KIAP Digital & Smart партнер, руководитель антимонопольной практики Илья Ищук и руководитель направления «Госзакупки: сопровождение и споры» Максим Бузин рассказали “Ъ” о триаде проблем, которая с годами не теряет актуальности и, несмотря на стремление законодателя и правоприменителей навести порядок, вызывает все новые и новые споры.

Недопущение целенаправленной закупки товаров конкретных марок и производителей

Согласно этому общеизвестному правилу, такое ограничение не распространяется только на случаи, когда уже имеющаяся в распоряжении заказчика инфраструктура не позволяет использовать эквиваленты или же продукт является уникальным.

Читайте также:  Использование фрагментов из трансляций футбольных матчей в СМИ

Указанный подход нашел отражение еще в Обзорах практики ВС РФ от 2017 года, однако суды и антимонопольные органы до сих пор регулярно рассматривают дела, связанные со слишком точным определением товара, работы или услуги.

В основном дела касаются использования в документации характеристик, которые соответствуют строго определенному продукту, однако встречаются и классические случаи указания конкретного товара без приписки «или эквивалент».

Мы полагаем, что подобные споры (без учета явно коррупционных случаев) вызваны тем, что заказчики, как правило, изначально ориентируются на конкретный приглянувшийся товар или подрядчика, забывая о лежащей на них специальной обязанности обосновывать свой выбор и обеспечивать конкуренцию.

По сути, это своего рода процедурное требование, поэтому, даже если выбор заказчика действительно является наилучшим, конкуренция будет ограничена и установлено нарушение. При рассмотрении жалоб такого рода антимонопольные органы проверяют как формальное описание объекта закупки, так и фактическое наличие или отсутствие на рынке сопоставимых продуктов.

При проведении закупок заказчикам будет полезно серьезнее изучать рынок, а участникам — при обжаловании документации быть готовыми сообщить суду или антимонопольному органу информацию о состоянии рынка, просто и четко объяснив технические вопросы.

Споры об обоснованности специальных требований, предъявляемых к объекту закупки

Такие споры являются логичным развитием предыдущей проблемы.

Признавая за заказчиком безусловное право на удовлетворение его объективных потребностей, правоприменители в каждом случае требуют от заказчика обосновать, чем вызвано включение в документацию тех или иных условий.

Не секрет, что предъявление избыточных требований является одним из основных механизмов недобросовестного поведения, поэтому ФАС и суды в первую очередь пытаются понять, что перед ними — объективный производственный процесс или коррупционная схема.

В практике встречаются абсолютно разные примеры как поддержки довольно экзотических вкусов заказчиков, так и строгого, даже несколько формального подхода в пользу участников, чьи предложения не соответствуют избыточным требованиям.

Оценивая общие тенденции, можно сказать, что основное бремя доказывания избыточности и необоснованности предъявляемых требований возложено на участника, который, как уже отмечалось, должен донести до суда или антимонопольного органа всю специфику возникшего спора.

В свою очередь, от заказчика, по сути, требуется предоставить хотя бы какое-то разумное и правдоподобное объяснение своих предпочтений.

Однако это не означает, что правоприменители чрезмерно лояльны к заказчикам: суды и антимонопольные органы систематически исправляют некорректную документацию. Ситуация осложняется сжатыми сроками рассмотрения жалоб в антимонопольной процедуре, которые не позволяют сторонам полноценно обменяться аргументами и сформировать позиции.

В этом случае положение участника может облегчить активная реализация им права на разъяснение документации, которая позволяет предварительно выяснить отношение другой стороны к проблеме и подготовиться к предстоящим разбирательствам. При этом в практике нередки случаи, когда потенциальные конфликты разрешаются уже на этой стадии.

Объединение нескольких закупочных позиций в рамках одного лота

Это еще одна заметная проблема, наиболее часто проявляющаяся в формах укрупнения лота по одному виду товаров, работ или услуг, объединения различных видов товаров, работ или услуг или объединения различных по содержанию действий (например, работ и поставки).

Рациональное стремление заказчиков оптимизировать закупочные и операционные процессы в целом нареканий не вызывает, однако принцип обеспечения конкуренции предписывает избегать чрезмерной и необоснованной концентрации объектов закупки.

Объединение в рамках одного лота технологически и функционально не связанных между собой товаров, работ и услуг исключает возможность участия в процедуре небольших и узкоспециализированных участников рынка и очевидно ограничивает конкуренцию.

Необходимо учитывать, что потенциальные участники закупки не всегда имеют возможность объединить свои силы для исполнения контракта с учетом серьезных картельных рисков.

Договоренности предпринимателей, связанные с торгами, сегодня крайне негативно оцениваются антимонопольной службой и могут повлечь применение суровых санкций в виде оборотных штрафов и уголовной ответственности.

При этом с учетом существующих стандартов доказывания основанием для привлечения к ответственности за картель может стать всего лишь основанное на косвенных признаках подозрение антимонопольного органа.

При таких обстоятельствах реализация принципа раздельных закупок представляется достаточно разумной мерой как с правовой, так и с экономической точек зрения.

В практике выработались многочисленные подходы к решению конкретных ситуаций — например, нельзя объединять в один лот лекарственные препараты и медицинские изделия, проектные и строительные работы. Поэтому при подготовке или обжаловании закупочной документации целесообразно проводить хотя бы краткий анализ практики, изобилующей готовыми решениями по многим вопросам.

В последние годы одним из наиболее актуальных и спорных вопросов стала борьба ФАС с укрупнением лотов.

Сложность этой категории споров состояла в отсутствии ярко выраженных признаков разнородности закупочных позиций: фактически в каждом случае оценивались возможность и целесообразность дробления конкретного лота на более мелкие части, что затрудняло формирование единых правоприменительных подходов.

Анализ практики показывает, что наиболее частыми критериями оценки укрупнения лотов являются административные, территориальные, временные и организационные границы внутри предмета закупки.

Сложнее обстоит дело с количественно крупными лотами, которые технически могут быть разбиты на сколь угодно разные части без четкого понимания, какое количество является «нормальным». Мы полагаем, что для таких ситуаций в принципе отсутствует универсальное решение и споры по таким делам будут продолжаться перманентно.

В рамках рыночной экономики и контрактной системы рассмотренные проблемы можно отнести к категории «неизлечимых».

Суды и ФАС придерживаются сегодня относительно взвешенных позиций, пытаясь искать баланс интересов и подходить к спорам индивидуально — об этом свидетельствует высокое разнообразие практики.

Однако в силу объективных причин их шансы раз и навсегда найти идеальное решение и золотую середину невелики. А бизнесу и заказчикам не остается ничего иного, как запастись терпением и включить ведение постоянной правовой войны в бюджет.

Записала Юлия Карапетян

Вас рф поддержал фас, признавшую незаконным укрупнение лотов госзаказа

Контекст

МЭР РФ предлагает ввести уголовную ответственность в сфере госзаказаШтрафы за нарушения при планировании госзаказов могут ввести в МосквеСуд поддержал решение ФАС о нарушении «ДСД Центром» закона о госзаказе

МОСКВА, 27 сен — РАПСИ, Сергей Феклюнин.

Высший арбитражный суд (ВАС) РФ во вторник согласился с Федеральной антимонопольной службой (ФАС) РФ, которая признала незаконным укрупнение лота госзаказа за счет включения в него работ, технологически и функционально не связанных с работами, выполнение которых является предметом торгов, сообщил агентству РАПСИ/infosud.ru представитель суда.

Президиум ВАС РФ оставил в силе решения двух нижестоящих судов, отклонивших заявление организатора торгов Владивостокского государственного университета экономики и сервиса к управлению ФАС РФ по Приморскому краю с требованием отменить решение антимонопольного органа.

Приморское УФАС признало, что университет нарушил закон о защите конкуренции, когда включил в условия аукциона на выполнение строительно-монтажных работ по реконструкции общежития дополнительные требования, ограничивающие круг потенциальных участников торгов.

С заявлением в УФАС обратилась компания ООО «Телеком-Владивосток», которая в итоге не стала подавать заявку на участие в конкурсе.Владивостокский государственный университет экономики и сервиса оспорил выводы УФАС в суде, но Арбитражный суд Приморского края и Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа подтвердили законность решения антимонопольного ведомства.

  • В своем заявлении в ВАС РФ университет просил отменить акты двух судов на том основании, что решение УФАС было принято по заявлению компании, не участвовавшей и не заявлявшей о намерении участвовать в конкурсе, чьи права, соответственно, не могли быть нарушены.
  • Коллегия предложила вилку
  • Коллегия из трех судей ВАС, передавая дело в Президиум, отметила, что для разрешения спора могут быть применены два подхода.

Согласно первому из них «Телеком-Владивосток» действительно не имел права оспаривать действия университета, так как не был участником торгов. По этой логике ограниченный круг субъектов обжалования призван исключить необоснованные жалобы, способные внести неоправданную дезорганизацию в общественные отношения, привести к злоупотреблениям в сфере размещения государственных заказов.

«В соответствии со сложившейся судебной практикой установлено, что только лицо, подавшее заявку на участие в торгах, или совершившее действия, свидетельствующие о намерении участвовать в торгах, может считаться участником размещения заказа и заявлять о нарушении его прав и законных интересов действиями (бездействием) заказчика», — указала коллегия судей ВАС.Другой подход состоит в том, что по закону о защите конкуренции основаниями для проведения внеплановой проверки антимонопольным органом являются сообщения и заявления физических лиц, юридических лиц, СМИ, указывающие на признаки нарушения антимонопольного законодательства.

В данном случае УФАС имело право провести внеплановую проверку на основании норм закона о защите конкуренции.

«При этом целью управления была защита публичных интересов и реализация максимально широких контрольных полномочий с целью обеспечения честной конкуренции в такой социально значимой сфере, как размещение государственных заказов», — прокомментировала коллегия судей второй возможный подход к разрешению спора, который, видимо, и был одобрен Президиумом ВАС РФ.

  1. Полный текст постановления, включающий мотивировку принятого во вторник решения, будет опубликован позже.
  2. Власти Москвы планируют укрупнять лоты
  3. Данный спор, рассмотренный Президиумом ВАС РФ, привлек особое внимание в связи с заявлениями властей Москвы о том, что они рассматривают возможность включать сразу несколько объектов строительства в один лот горзаказа и что такую возможность они уже якобы согласовали с ФАС РФ.
Читайте также:  Налогообложение оплаты проезда от места жительства до места сбора и обратно работающим вахтовым методом

Заместитель мэра столицы по вопросам экономической политики Андрей Шаронов в начале сентября заявил о таких планах.

По его словам, московские власти договорились с ФАС в порядке эксперимента провести конкурсы на группу объектов.

«Например, если речь идет о детских садах, то мы будем объединять до десяти штук в один контракт, чтобы более крупные компании приходили на эти конкурсы», — заявил Шаронов.

Про ФАС и конкуренцию (кислая)

Программными документами последних месяцев в РФ задан курс на ускоренное развитие магистральной инфраструктуры: создается комплексный план ее развития до 2024 года, частный сектор будет обязан финансировать ее за счет сверхдоходов. Политику возврата средств через тарифную выручку во многом определяет ФАС. Глава службы Игорь Артемьев рассказал “Ъ”, как планируется регулировать естественные монополии в ближайшие десять лет.

— ФАС предприняла массу усилий для принятия Национального плана развития конкуренции. Но документ вызывает большой скепсис на рынке, воспринимается как инструмент расширения полномочий службы и обязаловка для регионов. По вашей версии, зачем он реально нужен?

— Здесь много разных аспектов, но основная цель — это повышение эффективности экономики. Наша экономика во многом остается отсталой, полуфеодальной, особенно в малоразвитых регионах, конкуренцией там и не пахнет. А конкуренция — это такая штука, которая много денег не стоит: деньгами-то все что угодно можно закидать, если они есть.

Но на все денег не хватит. Поэтому мы полагали, что конкуренция должна развиваться. Правительство одобрило 18 отраслевых программ развития конкуренции, прошел Госсовет, по итогам которого вышли поручения всем 84 субъектам РФ.

Мы рассчитываем, что сможем в той или иной степени реализовать опыт Кореи и Японии, где демонополизация дала невероятный скачок в экономике.

— И что видится российским аналогом чеболей и дзайбацу?

— У нас аналогом являются госкорпорации и естественные монополии, которые, вообще говоря, нужно переводить в совершенно другой режим, а во многих случаях — даже разделять. Но чтобы такая потенциальная возможность появилась, надо было, прежде всего, принять базовые программы.

— Мониторинги состояния конкуренции в стране показывают, что прогресса как минимум нет — а по некоторым направлениям, как в закупках например, ситуация устойчиво ухудшается. Это особенность российского госуправления или объективная тенденция развития экономики страны?

— Это особенность огосударствления экономики и создания государственно-монополистического капитализма, сращивания бизнеса и власти.

Это — общая болезнь, которая у нас уже давно. На фоне санкций госсектор еще больше укрепился, мы это видим, в частности, на примере банковского сектора или промышленности.

И чем больше санкций действует, тем активнее происходит огосударствление. Но так происходит не во всех сферах. Тот же рынок телекоммуникаций, наоборот, показывает отличные результаты: мобильное рабство преодолели, роуминг прекратили.

В отношении госзакупок я бы не сказал, что ситуация ухудшается. Просто четыре года лобби естественных монополий блокировало принятие поправок, которые переводят абсолютно все закупки в электронную форму. Поправки вступили в силу с 1 января.

Все, что касается обязательных электронных торгов и отхода от бумажных конкурсов, произошло 1 июля. И последний этап — 1 января 2019 года.

В результате Россия вернет себе лидерство по электронизации закупок и по конкуренции в области ФЗ-44 («О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».— “Ъ”).

Но там, где ФЗ-223 (о госзакупках госкомпаний и субъектов естественных монополий— “Ъ”), ничего не улучшается. Все закрывается. Там ситуация, похоже, будет только ухудшаться.

  • — Можно ли говорить, что влияние крупных госкомпаний в правительстве сильнее, чем регуляторов?
  • — Иногда такое возможно в отношении государственного аппарата.
  • — Ситуация ухудшается?
  • — Я бы сказал, в 90-е годы было гораздо хуже. Ну вспомните Бориса Березовского, прочих персонажей…
  • — Какой будет тенденция в текущем политическом цикле?

— Самое важное, что сейчас, я думаю, мы можем наблюдать: госкомпании свое влияние реализуют через получение каких-то ресурсов, которые они начинают использовать. Природных ресурсов, инфраструктуры и так далее.

Мы же всегда очень стараемся сдерживать эти аппетиты, и, рассматривая сделки слияния-поглощения, весьма и весьма часто отказываем естественным монополиям, госкорпорациям — во-первых, в выходе на смежные рынки, а во-вторых — в приобретении дополнительных элементов инфраструктуры общего пользования.

И нам совершенно не хотелось бы, чтобы какие-нибудь госкомпании сели всем нам на голову через инфраструктуру. Сейчас порты становятся все более государственными, в этой сфере не очень хорошо. С другой стороны, аэропорты становятся частными.

  1. — Почему порты становятся государственными?
  2. — Потому что приходят государственные корпорации и начинают управлять портом.
  3. — Вы имеете в виду «Транснефть» и НМТП?

— Я имею в виду общий подход. Я сейчас не хочу приводить какие-то конкретные примеры. Но то, что аэропорты становятся частными,— факт. И то, что порты начинают становиться государственными — факт. Железнодорожный транспорт тоже нужно активно продолжить реформировать, поскольку в какой-то момент реформы остановились.

Я мечтаю о том, чтобы частные поезда ходили по инфраструктуре ОАО РЖД и имели все законные основания перевозить груз. Я имею в виду либерализацию локомотивной тяги, например. С нашей точки зрения, государство должно само владеть инфраструктурой и на недискриминационной основе предоставлять возможность ею пользоваться всему бизнесу.

А если отдать это какой-нибудь корпорации, будет большая проблема.

— То есть проблема в том, что инфраструктурой владеет ОАО РЖД, а не государство напрямую?

— Нет, в данном случае то, что ОАО РЖД ею владеет, не вызывает больших проблем, потому что там действуют правила недискриминационного доступа, а государство имеет в ОАО РЖД более 51% и управляет этим процессом через Минтранс и другие органы. Но в том, что касается выделения из ОАО РЖД частного бизнеса, не инфраструктурного характера, процесс остановился.

Можно продать значительную часть компаний из числа дочерних и зависимых обществ ОАО РЖД, превращая его все больше и больше в чисто инфраструктурную компанию, подчиненную государству. Причем ОАО РЖД по статусу не госкорпорация, а ОАО. Это хорошо. Ведь закон о госкорпорациях дает им совершенно неконкурентные права и возможности.

Его, мне кажется, надо реформировать.

  • — Каким образом?
  • — Я думаю, путем упразднения.
  • — ФАС собирается предпринимать какие-нибудь инициативы на этот счет?

— Пока нет. Мы об этом говорили в момент принятия. И я думаю, что снова пришла пора это обсудить.

— В последние годы ФАС активизировала борьбу с картелями и ежегодно отчитывается о росте числа выявленных неконкурентных схем. Какая доля этого роста обеспечена чисто увеличением внимания ФАС?

— Есть очень хорошее выражение — его придумал мой заместитель Андрей Цариковский: «Чтобы поймать цифровую мышь, надо сделать цифрового кота». Эти «цифровые мыши», то есть роботы, которые заключают картельные соглашения, прямо вредоносные компьютерные программы,— реальность. У нас есть дела и судебные решения. Мы их поймали. Почему мы их поймали? Потому что мы придумали «цифрового кота».

И сегодня мы в электронном виде наблюдаем за этими рынками и ловим этих жуликов на уровне электронных взаимодействий, чего еще пять лет назад невозможно было себе представить. И это, безусловно, первый успех. Второе — вышли поручения главы государства по активизации борьбы с картелями. Я еще раз могу повторить: если кто-то хочет сесть в тюрьму — пусть создает картели. Шутки закончены.

— Насколько верно предположение, что антиконкурентные соглашения стали реакцией на укрупнение лотов в госзаказе?

— Не верна. Мы видим картели на уровне среднего и даже малого бизнеса. Укрупнение лотов специально делается некоторыми госслужащими для того, чтобы только одна корпорация, гигантская компания, могла справиться с заказом. Если вы, например, выставите лот на обслуживание дорог, стоимость которого 70 млрд руб.

в год, то понятно, что только одна компания в вашем регионе сможет это сделать. Тем самым вы заранее определяете, кто победит, исключая конкуренцию как таковую. Если бы лот разделили на три, то, возможно, появилось бы две-три компании из соседних регионов, которые предложили бы свои услуги, и вы сэкономили бы деньги. Но этого не происходит. Это не картель.

Это обычная монополизация рынка через укрупнение лотов.

— Статистика закупок показывает, что при росте долей мелких и крупнейших предприятий доля средних устойчиво сокращается. ФАС это беспокоит?

— Создание гигантских корпораций, с одной стороны, несет благо, потому что происходит концентрация средств, и в мире крупные акционерные общества движут прогресс, концентрируют инвестиции. Но у нас, к сожалению, на первый план выходит вторая, негативная сторона.

В мире давно нормативно и законодательно следят за тем, чтобы большие компании были связаны со средним и малым бизнесом в плане поставок комплектующих, различного рода сервисов, услуг. У нас — нет.

У нас эта огромная компания все делает сама: и убирает, и унитазы производит, выпускает каждую гайку, держит свои рестораны… Это разрушительный подход, абсолютное безумие. Правильно — большое дерево с огромным количеством подлеска. Так устроена природа.

Молодые компании должны подпитывать гигантский ствол огромной корпорации. У нас это — столб, стоящий в пустыне. А если он стоит в пустыне, то закачается при первом же ветре. Башни имеют привычку падать.

Читайте также:  Инспектор гибдд проводит проверку на алкоголь. что водителю стоит знать о своих правах

— Какова позиция ФАС в отношении гособоронзаказа и разнообразных закрытых закупок? По официальной версии, это призвано защитить компании от санкций, но одновременно противодействует конкуренции.

— Нельзя путать два вопроса.

Если закупка загрифована, то это не значит, что органы надзора об этом не знают. И то, что мы перевели их в электронный режим поправками, которые были введены с 1 января,— это тоже правда. В оборонке, незаметно для всех, за этими грифами прошла отличная реформа электронизации госзакупок.

Она набирает силу, реально началась экономия ресурсов. Произошло то, чего мы не могли представить еще два года назад. Конечно, плохо, что рынок не все видит, потому что больше игроков могло бы принять участие.

Но если их и так достаточно для конкуренции — скажем, пять-десять,— совершенно не обязательно иметь тысячу. И мы же не сами виноваты: мы ничего не хотели закрывать, из-за санкционных режимов правительство было вынуждено это сделать.

Но, повторю, в этой зоне закрытости мы стремимся к открытости и стараемся жестко контролировать конкуренцию. И нам дают это делать, что очень важно.

— В конце мая правительство решило заморозить цены на топливо крупных нефтекомпаний. Не опасаетесь ли вы, что в 2019 году, когда ограничение снимут и вновь увеличат акцизы, рост цен опять обгонит инфляцию?

— У нас открытый рынок — он связан с мировым. Все зависит от того, какой будет конъюнктура мировых цен, это — первое. Второе — нужно закончить обсуждать налоговый маневр.

В наших руках сильные механизмы, которые могут абсолютно железно, полностью защитить внутренний рынок: экспортные пошлины и обратный акциз.

Так называемый отрицательный акциз должен быть достаточен и сбалансирован существующими ценами. Если мы это сделаем, цены будут стабильны.

— Насколько гибко вы готовы задействовать эти механизмы?

— Плавающий акциз, который мы предлагали еще семь лет назад,— гибкий. Насколько эффективно будут на отчетную дату выплачиваться деньги компаниям — видимо, это будут налоговые зачеты или что-то в этом духе,— сейчас трудно сказать. Мы не можем оценить, но Минфин это умеет. Мы можем высоко поднять экспортную пошлину и запереть рынок, тогда цена резко упадет.

Мы можем, как сейчас решено, сделать это через возвратный акциз, установив его на таком разумном уровне, чтобы цены росли в пределах инфляции, несмотря на мировую конъюнктуру. Чем выше растет мировая цена, тем больше отрицательный акциз. При этом бюджет не теряет: он отдает примерно десятую часть дополнительных доходов для стабилизации цен. Все решаемо.

— Как относится ФАС к тому, что, по сути, правительство перешло к ручному регулированию цен на теоретически конкурентном рынке нефтепродуктов? Возможно, логичнее было бы открыто ввести регулируемые цены и поставки, например, по модели гарантирующих поставщиков в электроэнергетике?

— Нет. Мы просто потеряем добычу, потеряем переработку и в итоге попадем в зависимость от иностранных нефтяников. Сейчас Россия на первом месте в мире по добыче нефти, а если ввести государственное регулирование цен, то мало кто во все это будет вкладывать.

А нам нужно разрабатывать новые месторождения. Просто государство, на мой взгляд, слишком сильно повысило налоги для нефтяной отрасли в последнее время.

И пришла пора через обратные акцизы возвращать часть доходов, которые возникают вследствие мировой конъюнктуры и ослабления рубля.

— По настоянию Белого дома нефтяники увеличили поставки топлива на внутренний рынок, но не на указанные 3%. ФАС намерена принимать меры?

— Многие заводы вышли в ремонт, что создает дополнительное давление, поэтому они должны немедленно переориентировать часть своих грузов, особенно по бензинам, на внутренний рынок.

Если они этого не сделают, мы будем требовать принятия законодательных мер и закрепления прямой нормы о том, что нефтепродукты должны реализовываться на внутреннем рынке — либо через биржу, либо через прямые поставки.

Мы также считаем правильной инициативу о законодательном закреплении поставок на внутренний рынок нефтяного сырья для российских НПЗ на уровне 17,5% от добычи.

«Роснефть» поставляет уже более 20%, остальные должны стремиться к этому.

Мера необходима, чтобы, во-первых, устранить дискриминацию на рынке, во-вторых, обеспечить полную загрузку наших нефтеперерабатывающих производств с возможностью последующей поставки нужных объемов топлива.

  1. — Какие сроки вы им поставили?
  2. — Мы направили всем нефтекомпаниям рекомендации и сказали, что необходимо немедленно принять меры по увеличению объемов производства и реализации нефтепродуктов на внутреннем рынке, в том числе на биржевых торгах.
  3. — Уже есть ответы?

— Отклики очень разные. Некоторые говорят: мы работаем на свободном рынке и, куда хотим, туда и поставляем. Чтобы они так больше не думали, применяем более жесткие меры.

Раз уж ты в нашей стране работаешь, должен некоторую часть поставить на внутренний рынок. По рыночным ценам. У нас бензин стоит значительно дешевле, чем в Европе, они туда перегоняют его, потому что им выгодно.

Но законодательные инициативы будут приняты. Правительство уже поддержало такой подход.

— Насколько быстро можно будет принять закон?

— У нас много разных быстрых методов. Но зачем их применять? Я думаю, добрая воля гораздо лучше.

— К кому именно есть претензии?

— Нам бы хотелось, чтобы все без исключения компании торговали на бирже по единым правилам. Этого до сих пор не делают ГК «Новый поток», «Таиф-НК», «НефтеГазХолдинг». Также есть потенциал по переориентации экспорта у «Сургутнефтегаза» и у того же «Таиф-НК».

— Более года ФАС обсуждает сделку по продаже доли в нефтесервисной EDC американской Schlumberger. Летом были названы возможные схемы, но с того времени ситуация так и не сдвинулась с места. Что происходит сейчас?

Фас возбудила против регоператора дело о незаконном укрупнении лотов на транспортирование тко

Управление Федеральной антимонопольной службы по Псковской области 10 июля 2019 года возбудило дело о нарушении антимонопольного законодательства в отношении регионального оператора по обращению с ТКО ООО «ЭКОПРОМ» по признакам нарушения части 1 статьи 17 Федерального закона № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

Регоператор проводил торги (в форме аукциона) на право заключения договора на оказание услуг по транспортированию ТКО. Один лот подразумевал транспортирование ТКО на территории г. Пскова (целиком). Другие лоты подразумевали оказание услуг по транспортированию ТКО сразу на территории нескольких районов области.

— Реклама —

Заявитель, который обратился в УФАС с жалобой, указал на факты формирования лотов таким образом, чтобы транспортные пробеги были максимальные.

Заказчик выбирает способ определения поставщика (подрядчика, исполнителя) в соответствии с частью 5 статьи 24 Федерального закона от 05.04.

2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

При этом заказчик не вправе совершать действия, влекущие за собой необоснованное сокращение числа участников закупки, отметили в ФАС.

Услуги по транспортированию ТКО на определенной территории в зоне деятельности регионального оператора выделяются в отдельный лот. В целях формирования лотов территория, в отношении которой региональный оператор обязан провести аукцион, разбивается не менее чем на 3 лота (территории).

Это следует из пункта 9 Правил, утвержденных постановлением Правительства РФ от 3 ноября 2016 г. № 1133 «Об утверждении Правил проведения торгов, по результатам которых формируются цены на услуги по транспортированию твердых коммунальных отходов для регионального оператора» (Правила № 1133).

Пунктом 10 Правил № 1133 установлено, что региональный оператор обязан провести аукцион в случаях, установленных:

  • а) подпунктом «а» пункта 3 настоящих Правил, — в отношении территорий, на которых образуется не менее 50 процентов твердых коммунальных отходов (по массе отходов), образующихся в зоне деятельности регионального оператора;
  • б) подпунктом «б» пункта 3 настоящих Правил, — в отношении территорий, указанных в документации об отборе при проведении конкурсного отбора регионального оператора и соглашении с субъектом Российской Федерации.

На территории деятельности регоператора № 1 объем образования отходов составляет 67% от общего объема образования отходов (по массе отходов) на территории Псковской области.

На территории деятельности регоператора № 2 — 33% от общего объема образования отходов (по массе отходов) на территории области.

При этом объем образования отходов на территории г. Пскова составляет 59% от общего объема образования отходов в зоне деятельности регоператора № 1.

ФАС считает, что при формировании аукционов в отношении г. Пскова, необходимо разбивать его территорию не менее чем на 3 лота.

Как было упомянуто выше, услуги по транспортированию ТКО на определенной территории в зоне деятельности регоператора выделяются в отдельный лот (пункт 9 Правил № 1133).

Под территорией подразумевается территория муниципального образования, что свидетельствует о необходимости проведения электронных аукционов по транспортированию ТКО в отношении каждого муниципального образования. К такому выводу приходит ФАС на основании норм пунктов 9, 10 Правил № 1133, а также пункта 8.3 Территориальной схемы обращения с отходами в Псковской области.

Вывод ФАС:

Формирование лотов путем объединения муниципальных образований, а тем более, объединения муниципальных образований, которые не имеют общей границы в один лот, имеют признаки действий, которые ограничивают или могут ограничить количество потенциальных участников торгов и привести к необоснованному росту затрат на осуществление деятельности по транспортированию твердых коммунальных отходов в отдаленных друг от друга муниципальных образованиях.

УФАС по Псковской области на 30 июля назначило к рассмотрению дело № 060/01/17–46/2019.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *