Три вещи, которые стоит знать о предупреждениях от антимонопольных органов

Антимонопольная политика является правовой формой антимонопольного регулирования отношений на рынке на уровне государства. Законодательство в данной сфере выступает совокупностью нормативных актов, путем реализации которых осуществляется воспроизводство и поддержка честной конкуренции, а также предупреждение, пресечение и ограничение монополистической деятельности.

Основы антимонопольной политики в России

Рыночные отношения на территории России еще пока на стадии своего активного становления. Правительство постоянно сталкивается с большим количеством трудностей, с препятствиями и противоречиями, которые накладывают негативный отпечаток на эффективность антимонопольного законодательства.

На территории РФ работает Министерство по антимонопольной политике — структура антимонопольного регулирования, которая систематически модернизируется и совершенствуется.

В связи с тем, что монополии постоянно проявляют активное стремление к экономической власти, со стороны государства необходимо часто предпринимать пресекающие меры.

Три вещи, которые стоит знать о предупреждениях от антимонопольных органов

За последние несколько лет антимонопольная политика в России кардинально изменилась. Если ранее практиковались вмешательства в деятельность отдельных структур, которые несли определенную угрозу для экономики, сегодня разовые мероприятия трансформировались в стабильную функцию государства.

Методики воздействия на монополию

Несмотря на многообразие вариантов воздействия на монополии со стороны правительства РФ, можно выделить самые эффективные рычаги. Результативные методы антимонопольной политики – это:

  • Высокие налоги, которые позволяют сократить доходность монополий.
  • С целью сдерживания инфляции, а также для формирования искусственного давления на ценовую политику высококонцентрированных отраслей осуществляется ужесточённый контроль над ценами.
  • На монополии устанавливается государственная собственность.
  • Регулирование промышленности проводится на государственном уровне. Это позволяет не только четко отслеживать уровень цен, но и контролировать объемы производства, вход и выход компаний из отраслей, которые регулируются.
  • Антимонопольная политика включает активную антитрестовскую политику.

Россия на пути борьбы с монополиями

Три вещи, которые стоит знать о предупреждениях от антимонопольных органов

Законодательство РФ относительно конкуренции и монополий – это новое явление в экономике государства, в его правовой жизни. Впервые решение о создании законодательства для регулирования деятельности трестов и синдикатов было принято в ХХ веке. В тот период все ограничилось правительственными законопроектными работами. Воспрепятствовала развитию тенденции Первая мировая война. После становления советской власти идея борьбы с монополиями полностью потеряла всякий смысл. За счет комплексной ликвидации частного предпринимательства и принятия планово-командной хозяйственной политики централизованного типа государство приобрело небывалую в истории мощь и силу. По большому счету, оно само превратилось в монополиста, который охватил практически все сферы деятельности: экономику, идеологию и политику.

Первые шаги

После проведения в России экономических реформ, сопутствующих формированию рыночных отношений, а также отказа государства от тоталитарных методик управления хозяйством, монополии вновь стали себя проявлять. Появилась потребность создания специализированого раздела российского законодательства.

Три вещи, которые стоит знать о предупреждениях от антимонопольных органов

Антимонопольная политика в России началась с принятия в 1990 году ряда актов, которые были нацелены на контроль над предпринимательской деятельностью.

В 1995 год был утвержден «Закон о рынках и об ограничении монополистической деятельности», который, несмотря на кардинальные изменения, даже сегодня остается костяком всей отечественной рыночной системы.

Законодательные нормы не только препятствуют возникновению частных монополий, они контролируют объединения, которые формируются за счет манипуляций государственной власти.

Варианты воздействия на монополию

Антимонопольная политика не ограничивается воздействием на монопольные структуры только со стороны законодательства. Как на территории России, так и в других станах мира правительство имеет широкий перечень решений для пресечения деятельности таких структур.

Три вещи, которые стоит знать о предупреждениях от антимонопольных органов

Для государств с рыночным типом экономики, к которым относится и Россия, характерны следующие направления:

  • Активизация рыночных структур, которые имеют высокий уровень конкурентной способности и которые в состоянии оказать глобальное противодействие монополиям. Воплощается определенный перечень мероприятий по либерализации рынков.
  • Комплексное и прямое предотвращение деятельности монополии, подавление ее работы через законодательство путем осуществления активных действий.
  • Жесткий контроль не только над ценовой политикой компании, но и над уровнем ее рентабельности.

Антимонопольная политика – гарант баланса в экономике России

Три вещи, которые стоит знать о предупреждениях от антимонопольных органов

Несмотря на широкое и эффективное применение антимонопольных мероприятий на территории многих стран, они не могут служить схемой и образцом для подражания. Для каждого формата рыночной экономики нужно подбирать индивидуальный план регулирования. Антимонопольная политика государства, несмотря на свой кардинальный характер, никогда не относилась к категории систем отрицающего характера. Она не нацелена на преображении действующей системы экономики. Основные цели антимонопольной политики – это поддерживание баланса между конкуренцией и монополиями на оптимальном для РФ уровне.

Зачем правительству России бороться с монополиями?

В России монополистическая деятельность сопровождается достаточно большим списком трудностей и негативных последствий для экономики страны в целом.

Это не только недостаточные объемы производства, но и завышенные цены, низкая эффективность предприятий. Клиенты компаний-монополистов вынуждены принимать высокую стоимость товаров или услуг.

Без альтернатив остается согласие с низким качеством продукции либо с ее устарелостью.

Три вещи, которые стоит знать о предупреждениях от антимонопольных органов

Нельзя не отметить замедление технического прогресса, отсутствие высокого сервиса и прочих факторов, которые свидетельствуют о пренебрежении потребностями и интересами потребителя.

На фоне огромного букета негативных моментов наиболее существенным остается полная блокировка монополиями механизмов саморегулирования рынка. Монополисты являются в какой-то степени всевластными. Другие участники рыка не могут оказать влияния на сложившуюся ситуацию.

Только сознательная антимонопольная политика РФ и прямое вмешательство в ситуацию правительства могут расставить приоритеты.

Трудности в борьбе с монополиями

В борьбе с компаниями-монополистами и в попытках ограничить злоупотребление руководства имеющейся властью правительство России сталкивается с определенными трудностями. Это связанно с большими размерами предприятий.

Минимальных значений средних долгосрочных издержек удается достигнуть только при больших объемах производства. Малое производство не является эффективным.

Скажем, создать достойную конкуренцию такой компании, как «АвтоВАЗ», даже путем открытия искусственных небольших фирм по всей стране вряд ли получится, так как они будут неконкурентоспособными, в особенности в условиях мирового рынка.

Три вещи, которые стоит знать о предупреждениях от антимонопольных органов

Антимонопольная политика государства, базирующаяся на дроблении гигантов, не просто малоэффективна, но и невозможна. Высокая эффективность становится достаточно большим препятствием.

Если у компании появляются трудности, связанные с санкциями со стороны правительства, то они решаются путем поднятия цен на товары или услуги.

Для экономики государства это означает не только увеличение издержек в других отраслях деятельности, но и резкий рост численности неплатежей, полное закрытие межрегиональных связей.

Что такое монополия в России и какой орган ее контролирует?

Антимонопольная политика государства поддерживается главным органом власти, определенным законодательством. Это Министерство по антимонопольной политике и поддержке предпринимательской деятельности. Права и возможности органа широки. Статус идентичен таковому аналогичных органов в других странах.

Под категорию монополий попадают компании, которые своей деятельностью осуществляют контроль над 65% товарного рынка.

Предприятие может быть признано монополией, если оно контролирует от 35 до 65% рынка, и если министерству удастся доказать доминирующий статус хозяйственного субъекта после изучения рыночной ситуации.

«Третий антимонопольный пакет», предупреждение и предостережение

«Третий антимонопольный пакет» расширил арсенал мер антимонопольного реагирования. В этом списке появились предупреждение и предостережение.

В соответствии с поправками в Закон о защите конкуренции антимонопольный орган получил право: (а) выдавать предупреждения о прекращении действий (бездействия), которые содержат признаки нарушения антимонопольного законодательства (то есть мера применяется по факту выявления антиконкурентного поведения);

(б) в целях предупреждения нарушений направлять в письменной форме предостережения о недопустимости нарушения антимонопольного законодательства должностным лицам хозяйствующих субъектов, публично заявляющим о планируемом поведении на товарном рынке, если такое поведение может привести к нарушению антимонопольного законодательства(то есть мера применяется на этапе, когда антиконкуретные действия еще не были совершены).

В чем суть предупреждения? Предупреждение содержит в себе конкретное поведенческое предписание, которое должно быть выполнено компанией в срок, установленный антимонопольным органом.Согласно Закону о защите конкуренции такой срок составляет не менее десяти дней. Однако в соответствии со ст. 39.

1 Закона о защите конкуренции по мотивированному ходатайству лица, которому выдано предупреждение, и при наличии достаточных оснований полагать, что в установленное время предупреждение не будет выполнено, указанный срок может быть продлен антимонопольным органом.

При этом ФАС России должна быть уведомлена о выполнении предупреждения в течение трех дней со дня окончания срока, установленного для этого.

К сведению, превентивный эффект предупреждения заключается в том, что принятие ФАС России решения о возбуждении антимонопольного дела без вынесения предупреждения и до завершения срока его выполнения не допускается.

При условии выполнения предупреждения дело о нарушении антимонопольного законодательства не возбуждается и лицо,выполнившее его, тем самым избегает привлечения к административной ответственности за нарушение антимонопольного законодательства в связи с его устранением.

В случае невыполнения предупреждения в установленный срок при наличии признаков нарушения антимонопольного законодательства ФАС России принимает решение о возбуждении антимонопольного дела.

Предупреждение может быть выдано, начиная с момента выявления признаков антимонопольного нарушения, а также в период рассмотрения самого дела. Обратите внимание, что предупреждение имеет «узкую» сферу применения. Оно выдается хозяйствующему субъекту,занимающему доминирующее положение, в случае выявления признаков следующих нарушений:

  • (а) навязывания контрагенту условий договора, не выгодных для него или не относящихся к предмету договора;
  • (б) экономически или технологически не обоснованного отказа либо уклонения от заключения договора с отдельными покупателями.

На практике это означает,что данный институт не будет применяться в следующих случаях:

  • (а) при выявлении вдействиях доминирующего субъекта иных антимонопольных составов (установлениемонопольно высокой цены, изъятие товара с рынка и т.д.);
  • (б) при совершении хозяйствующим субъектом иных правонарушений, кроме злоупотребления доминирующим положением (осуществление согласованных действий, заключение недопустимого соглашения и т.д.).

Заметьте, что во всех остальных случаях ФАС России будет обязана возбудить антимонопольное дело. Как видите, институт предупреждения в российским законодательстве имеет ограниченную сферу применения. Отчасти потому, что поправки «третьего антимонопольного пакета» направлены прежде всего на разрешение определенного рода ситуаций и имеют казуальный характер.

Что такое предостережение? Предостережение применяется на этапе, когда антимонопольное нарушение как таковое еще не совершено (врез). При этом в отличие от предупреждения сфера применения института предостережения не ограничивается Законом о защите конкуренции.

Следует отметить, что основанием для направления предостережения является публичное заявление должностного лица компании о планируемом поведении на товарном рынке, если оно может привести к нарушению антимонопольного законодательства и при этом отсутствуют основания для возбуждения и рассмотрения антимонопольного дела.

Правда, действующая редакция Закона о защите конкуренции не дает разъяснений в части того, что следует считать публичным заявлением хозяйствующего субъекта. Решение о направлении предостережения принимается руководителем ФАС России в срок не позднее 10 дней с момента, когда регулятору стало известно о подобном публичном заявлении.

Предостережение может быть направлено в любой момент до выявления признаков антимонопольного нарушения, являющихся основанием для возбуждения дела. Стоит отметить, что материалы, опубликованные на официальном сайте ФАС России, наталкивают на мысль о казуальном характере поправок, которые ввели институт предостережения.

Они опять же могут быть направлены прежде всего на решение конкретных ситуаций. Например, когда представители отраслевых компаний или ассоциаций открыто заявляют, что в скором времени цены на определенную продукцию повысятся в разы.

Читайте также:  «вредные советы» для работодателей, или как упростить работу судьям

Ценовой сигнал воспринимается участниками рынка, дублирующими эту информацию, и в течение короткого промежутка времени действительно происходит повышение цен.

Что следует знать о новых мерах антимонопольного регулирования? (Борзова М.)

Дата размещения статьи: 13.11.2012

Борзова Мария, юрист Коммерческой группы юридической фирмы VEGAS LEX.

Тема для размышления:

с принятием третьего антимонопольного пакета для отечественных предпринимателей наступил период «оттепели». Штрафы, дисквалификация и уголовное преследование сменили предупреждение и предостережение. Как действуют и применяются эти послабления на практике и что следует знать организациям, стремящимся избежать такого наказания?О планах ФАС России по сокращению сферы применения уголовной ответственности за нарушения законодательства о конкуренции читайте в интервью с заместителем руководителя ФАС России Цыгановым Андреем Геннадьевичем на официальном сайте ФАС России: www.fas.gov.ru.Статья 1 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) относит к основным целям указанного нормативного акта предупреждение антимонопольных нарушений. Однако вплоть до января 2012 года в случае обнаружения признаков нарушения антимонопольного законодательства ФАС России была обязана возбудить дело с применением санкций в виде штрафа, дисквалификации или уголовного преследования. И только в исключительных случаях регулятор имел право обратиться к превентивным мерам.Как ни странно, но «третий антимонопольный пакет» расширил арсенал мер антимонопольного реагирования. В этом списке появились предупреждение и предостережение. В соответствии с поправками в Закон о защите конкуренции антимонопольный орган получил право:A. Выдавать предупреждения о прекращении действий (бездействия), которые содержат признаки нарушения антимонопольного законодательства (то есть мера применяется по факту выявления антиконкурентного поведения).B. В целях предупреждения нарушений направлять в письменной форме предостережения о недопустимости нарушения антимонопольного законодательства должностным лицам хозяйствующих субъектов, публично заявляющим о планируемом поведении на товарном рынке, если такое поведение может привести к нарушению антимонопольного законодательства (то есть мера применяется на этапе, когда антиконкурентные действия еще не были совершены).В чем суть предупреждения? Предупреждение содержит в себе конкретное поведенческое предписание, которое должно быть выполнено компанией в срок, установленный антимонопольным органом. Согласно Закону о защите конкуренции такой срок составляет не менее десяти дней. Однако в соответствии со ст. 39.1 Закона о защите конкуренции по мотивированному ходатайству лица, которому выдано предупреждение, и при наличии достаточных оснований полагать, что в установленное время предупреждение не будет выполнено, указанный срок может быть продлен антимонопольным органом. При этом ФАС России должна быть уведомлена о выполнении предупреждения в течение трех дней со дня окончания срока, установленного для этого.К сведению, превентивный эффект предупреждения заключается в том, что принятие ФАС России решения о возбуждении антимонопольного дела без вынесения предупреждения и до завершения срока его выполнения не допускается. При условии выполнения предупреждения дело о нарушении антимонопольного законодательства не возбуждается и лицо, выполнившее его, тем самым избегает привлечения к административной ответственности за нарушение антимонопольного законодательства в связи с его устранением. В случае невыполнения предупреждения в установленный срок при наличии признаков нарушения антимонопольного законодательства ФАС России принимает решение о возбуждении антимонопольного дела. Предупреждение может быть выдано, начиная с момента выявления признаков антимонопольного нарушения, а также в период рассмотрения самого дела.Обратите внимание, что предупреждение имеет узкую сферу применения. Оно выдается хозяйствующему субъекту, занимающему доминирующее положение, в случае выявления признаков следующих нарушений:A. Навязывания контрагенту условий договора, не выгодных для него или не относящихся к предмету договора.B. Экономически или технологически не обоснованного отказа либо уклонения от заключения договора с отдельными покупателями.На практике это означает, что данный институт не будет применяться в следующих случаях:A. При выявлении в действиях доминирующего субъекта иных антимонопольных составов (установление монопольно высокой цены, изъятие товара с рынка и т.д.).B. При совершении хозяйствующим субъектом иных правонарушений, кроме злоупотребления доминирующим положением (осуществление согласованных действий, заключение недопустимого соглашения и т.д.).Заметьте, что во всех остальных случаях ФАС России будет обязана возбудить антимонопольное дело.Как видите, институт предупреждения в российском законодательстве имеет ограниченную сферу применения. Отчасти потому, что поправки «третьего антимонопольного пакета» направлены прежде всего на разрешение определенного рода ситуаций и имеют казуальный характер.Подробнее об институте предупреждения см. на официальном сайте ФАС России: www/fas.gov.ru.Доклад об осуществлении государственного контроля (надзора) Федеральной антимонопольной службы в соответствующих сферах деятельности и об эффективности такого контроля (надзора) за 2011 год можно найти по адресу (www.fas.gov.ru).Что такое предостережение? Предостережение применяется на этапе, когда антимонопольное нарушение как таковое еще не совершено. При этом в отличие от предупреждения сфера применения института предостережения не ограничивается Законом о защите конкуренции.Следует отметить, что основанием для направления предостережения является публичное заявление должностного лица компании о планируемом поведении на товарном рынке, если оно может привести к нарушению антимонопольного законодательства и при этом отсутствуют основания для возбуждения и рассмотрения антимонопольного дела. Правда, действующая редакция Закона о защите конкуренции не дает разъяснений в части того, что следует считать публичным заявлением хозяйствующего субъекта.Решение о направлении предостережения принимается руководителем ФАС России в срок не позднее 10 дней с момента, когда регулятору стало известно о подобном публичном заявлении. Предостережение может быть направлено в любой момент до выявления признаков антимонопольного нарушения, являющихся основанием для возбуждения дела.Стоит отметить, что материалы, опубликованные на официальном сайте ФАС России, наталкивают на мысль о казуальном характере поправок, которые ввели институт предостережения. Они опять же могут быть направлены прежде всего на решение конкретных ситуаций. Например, когда представители отраслевых компаний или ассоциаций открыто заявляют, что в скором времени цены на определенную продукцию повысятся в разы. Ценовой сигнал воспринимается участниками рынка, дублирующими эту информацию, и в течение короткого промежутка времени действительно происходит повышение цен.

О чем говорит правоприменительная практика? С момента вступления в силу поправок «третьего антимонопольного пакета» прошло не так много времени, но уже есть практика их применения. Так, в апреле 2012 года Калининградское УФАС обнаружило в действиях одного из хозяйствующих субъектов признаки нарушения п.

3 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции, что, по мнению ведомства, выразилось в навязывании контрагенту не выгодных для него условий. В результате в адрес генерального директора компании было направлено предупреждение о прекращении действий, содержащих признаки нарушения антимонопольного законодательства.

Как ни странно, но на практике бывают и случаи обжалования предупреждения. И, как свидетельствует практика, суды не всегда встают на сторону ФАС России.

Так, УФАС по Самарской области в конце января 2012 года организации было выдано предупреждение о прекращении действий (бездействия), содержащих признаки нарушения антимонопольного законодательства, предусмотренные п. 5 ч. 1 ст.

10 Закона о защите конкуренции (экономически или технологически не обоснованные отказ либо уклонение от заключения договора с отдельными покупателями).

УФАС по Самарской области предупредило организацию о необходимости прекращения выявленных нарушений, установив срок и указав перечень действий, необходимых для этого. В частности, антимонопольный орган указал организации на необходимость осуществить самостоятельное присоединение нежилых помещений, расположенных в одном здании.

В ответ на это организация обратилась в суд, посчитав предупреждение антимонопольного органа незаконным и нарушающим ее права на осуществление предпринимательской и экономической деятельности.

Претензия со стороны истца была и в части самостоятельного присоединения нежилых помещений. Как следствие, решением Арбитражного суда Самарской области от 23.04.

2012 по делу N А55-5939/2012 предупреждение УФАС по Самарской области было признано незаконным в связи с тем, что в действиях организации судом не установлено признаков нарушения.

  • Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
  • Вернуться на предыдущую страницу



Последние новости

Бесплатная консультация юриста по телефонам:

  • Москва, Московская область+7 (499) 703-46-28
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область+7 (812) 336-43-00

Звонки бесплатны.Работаем без выходных

21 октября 2021 г.Проект Федерального закона № 4768-8 «О внесении изменений в статью 18 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ» и статью 7 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса РФ»

Целью законопроекта является защита жилищных прав граждан, проживающих в жилых помещениях (общежитиях или служебных жилых помещениях), принадлежащих ранее организациям, признанным несостоятельными (банкротами). Законопроектом предусматривается система гарантий по сохранению права пользования гражданами такими помещениями, а также их право на приватизацию указанных помещений.

12 октября 2021 г.Проект федерального закона № 1263425-7 О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и отдельные законодательные акты Российской Федерации»

Цель законопроекта — комплексное реформирование института несостоятельности (банкротства). Законопроект направлен на расширение практики применения реабилитационных процедур в отношении юридических лиц, повышение гарантий независимости арбитражных управляющих, совершенствование проведения торгов и системы саморегулирования в сфере банкротства

8 октября 2021 г.Проект Федерального закона № 1262116-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об ипотечных ценных бумагах» и отдельные законодательные акты Российской Федерации»

Законопроектом устанавливается правило, что денежные средства, включенные в состав ипотечного покрытия облигаций с ипотечным покрытием, эмитентом которых является ипотечный агент, обязаны находиться на открытом (открытых) эмитентом залоговом счете (залоговых счетах), банковские реквизиты которого (которых) указаны в решении о выпуске облигаций с ипотечным покрытием. При этом такие денежные средства входят в состав ипотечного покрытия в полном объеме.

28 сентября 2021 г.Проект Федерального закона № 1256483-7 «О финансовых группах и финансовых холдингах и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

Целью законопроекта является повышение эффективности контроля рисков на финансовом рынке, обеспечение финансовой стабильности и защиты прав клиентов финансовых организаций. Законопроект предусматривает введение требований к деятельности объединений с участием некредитных финансовых организаций на основе принципов действующего регулирования банковских объединений.

22 сентября 2021 г.Проект Федерального закона N 1254703-7 «О внесении изменений в статью 39.20 Земельного кодекса Российской Федерации от 25.10.2001 N 136-ФЗ»

Читайте также:  Дискриминация женщин-юристов в профессиональной деятельности

Цель законопроекта — повышение вовлечения пустующих земельных участков в хозяйственный оборот, поддержка инициативы субъектов, прежде всего, малого и среднего предпринимательства, привлечение инвестиций, а также увеличение налогооблагаемой базы за счет земельного налога.

Арктическая зона Российской Федерации: вопросы определения территории и учета экологических особенностей в правовом регулировании (Игнатьева И.А.)

Нужна ли рынку антимонопольная политика

Антимонопольное регулирование может обеспечивать конкуренцию на рынке, а может  использоваться как инструмент рыночных войн, нарушая права собственности и размывая верховенство права. Диспут-клуба АНЦЭА «Нужна ли России антимонопольная политика?». Эксперты: Светлана Авдашева, Вадим Новиков

Антимонопольная политика – зло или благо? Дискуссии по этому поводу ведутся давно (и не только в России), но однозначного ответа так и не получено. Противники антимонопольного регулирования обычно объясняют свою позицию пагубными последствиями вмешательства человеческого фактора в работу рынка, отсутствием четкого понимания сложного понятия конкуренции, риском возникновения коррупции и т.п.

В качестве аргументов в пользу своей позиции они приводят громкие антимонопольные дела, по факту оказавшиеся орудием борьбы в рыночных войнах и, что самое главное, низкую эффективность проводимой в настоящее время антимонопольной политики. Несмотря на регулирование рынка, конкуренция не укрепляется, а только ослабевает с каждым годом.

Так, в опубликованном недавно докладе группы экспертов, представляющих Российскую академию народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ, Высшую школу экономики и ФАС России, под руководством Андрея Шаститко, отмечается, что ослабление конкуренции стоит России не менее 2,5% ВВП или 1,3 трлн рублей в год.

Сторонники антимонопольного регулирования признают низкую эффективность работы антимонопольных органов, но не считают, что это должно оказаться причиной отмены антимонопольной политики в целом. Они утверждают, что рынок сам по себе не может ликвидировать все препятствия для конкуренции.

И конкуренция очень плохо работает в экономике с высокими барьерами входа на рынок, с перекосами спроса и предложения, и руководителями, часть которых искренне не понимает пользы от конкуренции для общества (а часть – хорошо понимает выгоду от ограничения конкуренции для собственного кармана).

Своими аргументами «за» и «против» антимонопольной политики на заседании диспут-клуба АНЦЭА поделились авторитетные сторонники и противники антимонопольного регулирования: зам.

директора Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ Светлана Авдашева и старший научный сотрудник Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ Вадим Новиков.

Светлана Авдашева: Отсутствие конкуренции дорого стоит

Ответ на вопрос «зачем нужна антимонопольная политика» очень прост – чтобы по возможности сохранить в экономике выигрыши от конкуренции. Это более низкие, чем в условиях монополии цены (даже при неизменных издержках).

Это более низкие издержки – в силу того, что конкуренция создает стимулы прилагать усилия по экономии затрат. Это более высокие стимулы к инновациям.

Вдобавок – это еще и более справедливое распределение доходов в экономике: больше денег достается более производительным, а не создающим препятствия на пути конкуренции.

Важно также особо отметить и тот факт, что ограничение конкуренции неразрывно связано с рентоориентированным поведением: чиновник помогает ограничивать конкуренцию и получает за это денежную компенсацию (монополист с ним делится). Выходит, выгодно не работать самим, но мешать работать другим. Цена общих потерь – не менее 2,5% ВВП или 1,3 трлн рублей в год.

  • Чтобы понимать, о чем конкретно идет речь, достаточно привести два наглядных примера.
  • Два года назад пивоваренная компания «Балтика» была уличена антимонопольщиками в сговоре с «дочкой» лидера рынка алюминиевой тары «Рексам Беверидж Кэн».
  • Как выяснила ФАС, компании заключили соглашение, по которому «Рексам» не могла продавать свои литровые банки любому другому производителю пива в России, Белоруссии и на Украине.

Каковы последствия такого соглашения, понять не сложно. Это удорожание пива «Балтика», поскольку у желающих приобрести пиво в литровой банке выбора не было. Даже если рост стоимости цены составил на первый взгляд безобидный 1% (стандарт отклонения цены по правилам Минюста США), покупатели в общей сложности потеряли 623 млрд рублей.

Противоположный пример – отмена 5% пошлины на импортный цемент в 2008 году, которая привела к серьезному усилению конкуренции на рынке. Из-за роста импорта на 20% выигрыш потребителей составил 50 млрд рублей.

Важно понимать, что политика снятия ограничений на конкуренцию должна проводиться сверху. Действующие участники рынка в конкуренции не заинтересованы.

Покупатели заинтересованы, но они редко информированы об ограничении конкуренции, и еще реже – выступают консолидированной группой, способной предотвратить или наказать сговор между продавцами или создание препятствий входу на рынок.

В этом контексте централизованная антимонопольная политика – способ нейтрализации проблемы коллективных действий.

Некоторые экономисты считают, что при проведении антимонопольной политики можно обойтись без антимонопольных органов. Это не так. Предлагаемые альтернативы не достаточны для регулирования. Так, например, снижение барьеров входа на рынок – менее результативная борьба со сговором и ценой. Саморегулируемые организации не гарантируют усиления конкуренции на рынке.

Ежегодный объем государственных закупок в России составляет около 5 трлн рублей. Международный опыт картелей дает основания предположить, что участники соглашения в среднем повышают цену на 20%.

Долю закупок, страдающих от повышенных в результате соглашения цен, мы не знаем и достоверно узнать не можем. Примем вероятность соглашения между участниками закупок на уровне 10% – просто для примера.

Если угроза антимонопольных санкций дала бы возможность снизить вероятность сговора о ценах хотя бы до 8%, это создавало бы годовую экономию расходов государственного бюджета на скромную сумму 20 млрд рублей.

Размер эффекта на порядок превосходит сегодняшний годовой бюджет Федеральной антимонопольной службы. То есть если бы вся деятельность ФАС России была сосредоточена только на выявлении и наказании сговора в закупках – имело бы смысл продолжать его финансировать.

Вадим Новиков: Антитраст размывает верховенство права

Как показывает практика, применение антимонопольного законодательства не оказывает статистически значимого влияния на конкуренцию и цены на рынке, при этом зачастую оказывает вредное воздействие на бизнес, препятствует его развитию.

Дело в том, что до сих пор не существует полезного для антимонопольных целей понимания конкуренции. Ограниченная в одном месте, она увеличивается в другом. Не существует оптимального сочетания форм конкуренции. При этом тем, кто уважает антимонопольные законы, лучше не знать, как они применяются на практике.

В качестве примера можно взять борьбу с картелями. Так, пару лет назад на ряд крупных российских ритейлеров было заведено так называемое «гречневое дело». Их обвиняли в сговоре из-за одномоментного повышения цены на гречку в примерно одном и том же размере. Так, было установлено, что во всех магазинах Казани была установлена одинаковая в процентах наценка.

Однако сходство это, как можно быстро понять, поверхностное. Сразу возникает два вопроса: не связан ли рост розничных цен в одном городе с аналогичным ростом цен поставщиков – сельхозпроизводителей, и почему, собственно, речь идет только о гречке, а не о других товарах, которые также имеют схожую стоимость и наценку.

Другие разоблачения картельных сговоров строятся примерно по той же схеме. Компании обвиняются из-за предоставления скидок потребителю, товарных кредитов, предоставления вознаграждения в процентах от оборота и пр.

Тут также стоит задаться вопросом: кого это регулирование касается, потому что, может быть, речь идёт о немногих олигархах? На самом деле, это касается намного более широкого круга людей.

Для того чтобы понять, кого это касается в наибольшей степени, достаточно зайти на сайт Федеральной антимонопольной службы. Крупные олигархические компании составляют порядка 1% от всего списка нарушителей антимонопольного законодательства.

Где-то половину списка составляют разные субъекты естественных монополий, и оставшуюся половину – большое количество некрупных предприятий, про которые никто никогда не подумает, что это монополисты.

В основном речь идёт о предприятиях, занятых в пищевой промышленности: это могут быть небольшие хлебокомбинаты, молочные комбинаты, колбасные комбинаты, то есть речь идёт о рынках, где с любой разумной точки зрения и уж точно с точки зрения большинства экономистов о монополии речь не может даже идти.

Как показывает практика, половина судебных дел по нарушению антимонопольного законодательства ошибочна. То есть, по сути, это лотерея, которая оборачивается огромными штрафами и искалеченными судьбами невинных людей.

Действующий уголовный кодекс предусматривает наказание за нарушение антимонопольного законодательства на срок до 7 лет.

Учитывая нынешнее состояние СИЗО, правоохранительной системы в целом, нужно понимать, что во многих случаях речь идёт не просто о семи годах, а ставки намного больше – это здоровье, а иногда жизнь.

  1. При этом стоит отметить, что даже самые злостные монополисты не грабят нас и не отнимают наши деньги, а скорее разрушают наши ожидания.
  2. Из всего вышесказанного следует, что антитраст этически сомнителен, не приносит пользы, нарушает права собственности и размывает верховенство права, то есть те базовые институты, которых нам не хватает больше всего.
  3. Наличие же институтов сводит на нет потребность в антимонопольном регулировании.
  4. См. также:
  5. Вне конкуренции

Поиски конкуренции в неконкурентной среде

20 ноября, 2012 г.

Подпишись на IQ.HSE

Реформирование института предупреждения антимонопольного органа — Юридическая фирма "Частное право"

Подробности Журнал «Конкуренция и право», 15.05.14 // Кирилл Чоракаев, эксперт по антимонопольному праву

15 апреля 2014 г.

Президиум ВАС России отменил судебные акты, принятые по делу № А43-26473/2012, и направил его на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции, тем самым посчитав, что предупреждения, выдаваемые антимонопольными органами, могут быть оспорены в арбитражном суде.

Автор разбирается в том, какие проблемы могут возникнуть при массовом оспаривании предупреждений, и как повлияет решение суда на судьбу данного института.

Предупреждение как механизм, позволяющий антимонопольному органу реагировать на выявленные признаки нарушения антимонопольного законодательства, впервые появился в Федеральном законе от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее − Закон о защите конкуренции) в январе 2012 г.

За два «младенческих» года жизни предупреждение довольно активно применялось как ФАС России, так и ее территориальными органами. Так, за 2012 г. ведомством, по его собственным данным, было выдано 1423 предупреждения [1], что соответствует не менее 5 предупреждениям в каждый рабочий день.

Даже в рамках всей страны показатель довольно впечатляющий.

Читайте также:  Допустил к работе работника, непрошедшего медицинского осмотра – нарушил закон

Говоря об институте выдачи предупреждений, представители антимонопольного органа неоднократно заявляли, что он позволяет, в том числе оперативно и эффективно, защитить права потребителей, а также снизить административную нагрузку на ведомство и на арбитражные суды.

Выступая 25 октября 2013 г. на V ежегодной Конференции «Антимонопольное регулирование в России», руководитель ФАС России И.Ю. Артемьев отметил, что с расширением институтов предупреждения и предостережения количество возбуждаемых ведомством дел снизится на 200–300 %.

Как это ни удивительно, институт предупреждения – один из немногих, где удалось достичь согласия и с бизнесом, который поддерживал появление соответствующих норм в Законе.

Судебная практика по оспариванию предупреждений складывалась неоднозначно. В большинстве случаев суды указывали, что предупреждение отвечает признакам ненормативного правового акта, и допускали его оспаривание в порядке гл. 24 АПК РФ[2].

Однако встречалась и позиция о том, что предупреждение само по себе не создает обязанности для хозяйствующего субъекта и не нарушает его прав, а потому производство по делу об оспаривании предупреждения подлежит прекращению[3].

В апреле 2014 г. данный вопрос стал предметом рассмотрения в Президиуме ВАС России. Тройка судей в составе судей Гвоздилиной О.Ю., Александрова В.Н., Чистякова А.И.

передала в Президиум дело № А43-26473/2012 Арбитражного суда Нижегородской области, в котором все три нижестоящие инстанции поддержали позицию о том, что дела об оспаривании предупреждений, выданных антимонопольным органом, не подлежат рассмотрению в суде.

15 апреля 2014 г. Президиум ВАС России отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

К моменту написания настоящей статьи текст постановления еще не опубликован, однако можно со всей очевидностью предполагать, что Президиум ВАС признал возможным оспаривание в арбитражном суде выданных антимонопольным органом предупреждений.

Как изменится судьба данного института после принятого Президиумом ВАС указанного постановления?

На наш взгляд, довольно высокий процент добровольного исполнения предупреждений (по данным ведомства − 75% в 2012 г.[4]) объясняется вовсе не тем, что компании согласны с фактом нарушения, указанного в предупреждении.

Во-первых, вероятно, что кто-то из них не оспаривал выносимые предупреждения из-за сложившейся в регионе негативной практики, которая фактически препятствовала такому обжалованию.

Кто-то же, вероятно, делал выбор в пользу процессуальной и материальной экономии, исходя из того, что в силу незначительности существа спора предупреждение проще исполнить, чем оспаривать.

Однако если посмотреть на обжалование предупреждений антимонопольного органа более глубоко, то можно увидеть, что основанием для его выдачи, как правило, являются заявление какого-либо хозяйствующего субъекта, физического лица, информация, полученная антимонопольным органом в ходе рассмотрения иного дела, по затребованным сведениям или из открытых источников.

То есть так называемое «дело» в данном случае будет состоять из нескольких документов, имеющихся в распоряжении ФАС. Дополнительные документы не истребуются, заседание не проводится, доводы лица, в действиях которого выявлены признаки нарушения, не изучаются и не оцениваются.

Предупреждение выносится до проведения какого-либо полноценного антимонопольного расследования, фактически заменяя его на данном этапе.

Возникает закономерный вопрос: как с такой доказательственной базой антимонопольный орган будет в арбитражном суде исполнять свою обязанность по доказыванию законности принятого акта, возложенную на него ч. 5 ст. 200 АПК РФ?

Очевидно, что по данной категории дел ФАС России оказывается в ситуации, когда не может предоставлять в суде полноценные и достаточные доказательства, обосновывающие свою позицию.

В то же время хозяйствующий субъект, который инициирует такой процесс, сможет как отстаивать свою правовую позицию, так и представлять доказательства, которые он в силу конструкции, выбранной законодателем, не мог направить в антимонопольный орган до выдачи предупреждения.

И позиция, и доказательства будут открытием для антимонопольного органа и в большом количестве споров могут стать непосредственной причиной проигрыша ведомством спора в суде. ФАС попадает в процессуальную ловушку, при которой не сможет эффективно защищать принятый ею акт.

Если же до выдачи предупреждения ФАС России все-таки будет изучать мнение потенциального нарушителя, иных лиц, истребовать и оценивать дополнительные доказательства, то цели, заложенные в механизме предупреждения, не будут достигнуты. Не будет ни быстрой и эффективной защиты прав пострадавшей стороны, ни принципа экономии административных ресурсов.

Есть и еще один момент, влияющий на дальнейшую судьбу предупреждения как института антимонопольного законодательства. Как следует из ст. 39.1 Закона о защите конкуренции, на данный момент предупреждение выдается только лицу, занимающему доминирующее положение на рынке.

  Очевидно, что при сокращенной, оперативной процедуре, используемой антимонопольным органом для выдачи предупреждения, без проведения антимонопольного расследования невозможно провести и анализ рынка, как того требуют положения приказа ФАС России от 28 апреля 2010 г.

№ 220 «Об утверждении порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке», и установить, является ли потенциальный нарушитель лицом, занимающим доминирующее положение на рынке. Сейчас данная проблема решается довольно просто: для выдачи предупреждений достаточно, чтобы лицо было включено в реестр монополистов, ведущийся ведомством.

Однако грядущая отмена указанного реестра будет означать, что ФАС России лишится и этого источника легальной информации о факте доминирования компании на рынке.

Вот и получится, что такие предупреждения будут выдаваться энергетическим и газовым компаниям, доминирующее положение которых на рынке практически неоспоримо и с легкостью будет доказано в суде, а также субъектам естественных монополий, которые занимают доминирующее положение в силу закона. Возможно, отчасти и по этой причине в 2012 г. наибольшее количество предупреждений, как отмечается некоторыми исследователями, было выдано в сфере электроэнергетики, жилищно-коммунального хозяйства и газоснабжения[5].

Обратимся еще раз к норме Закона. Согласно ч. 4 ст. 39.

1 Закона о защите конкуренции предупреждение должно содержать помимо прочего «нормы антимонопольного законодательства, которые нарушены действиями (бездействием) лица, которому выдается предупреждение» и «перечень действий, направленных на прекращение нарушения антимонопольного законодательства…». Это законоположение не оставляет нам возможности трактовать предупреждение каким-либо иным образом, кроме как акт, в котором установлен факт нарушения хозяйствующим субъектом антимонопольного законодательства. Следовательно, мало того, что неразумно и даже незаконно было бы лишать организации права на оспаривание такого акта антимонопольного органа, в связи с чем позиция Президиума ВАС России по этому вопросу представляется правильной.

Более того, конструкция правовой нормы ставит хозяйствующий субъект, которому выдано предупреждение, в неравное положение с другими субъектами, в отношении которых проводится полноценное рассмотрение дела о нарушении антимонопольного законодательства. Первый поставлен перед фактом получения от антимонопольного органа готового документа, второй же имеет возможность представлять доказательства и отстаивать свою позицию.

В этой связи думается, что снижение нагрузки на антимонопольный орган, уменьшение количества возбужденных антимонопольных дел, которое необходимо для улучшения позиций ведомства в мировых рейтингах, не могут обеспечиваться за счет снижения качества осуществляемой функции, т.е. за счет принятия актов, в которых констатируется факт нарушения и предписывается совершить определенные действия, а обстоятельства дела не выясняются и расследование не проводится.

Идеи о необходимости реформирования института предупреждения высказывались и ранее[6]. Однако сейчас с учетом грядущего увеличения количества споров о законности предупреждений антимонопольного органа  эта проблема проявляется еще острее.

Предупреждение становится излишним правовым инструментом, не дающим полноценно развиваться антимонопольной практике в стране.

Институт предупреждения в существующем виде способствует принятию антимонопольным органом актов о нарушении хозяйствующим субъектом антимонопольного законодательства без проведения полноценного анализа рынка и полноценного антимонопольного расследования, за что достаточно часто критикуют ФАС России.

В то же время хозяйствующий субъект, добровольно прекративший нарушение антимонопольного законодательства, безусловно, вправе рассчитывать на смягчение, в том числе и существенное, ответственности за совершенное правонарушение. При существующей конструкции это достигается за счет того, что согласно ч. 7 ст. 39.

1 Закона о защите конкуренции в случае исполнения предупреждения антимонопольного органа лицо не подлежит административной ответственности.

Однако и в случае исключения института предупреждения из антимонопольного законодательства могут и должны быть предусмотрены соответствующие механизмы, направленные на смягчение ответственности.

И в европейской, и в американской антимонопольной практике широкое распространение получили случаи, когда государство смягчает ответственность за нарушение антимонопольного закона тем компаниям, которые прекратили это нарушение, признали вину и сотрудничали с контролирующими органами[7]. Такое смягчение осуществляется по результатам расследования дела.

Полагаем, что и в российской антимонопольной практике заявленная либерализация антимонопольного законодательства может идти не по пути дальнейшего расширения института предупреждения, а по пути существенного смягчения ответственности в случае добровольного прекращения хозяйствующим  субъектом тех действий, которые в ходе рассмотрения дела были оценены антимонопольным органом как противозаконные.

[1]Либерализация антимонопольного законодательства. Презентация И.Ю. Артемьева от 25 октября 2013 г.

[2]Например, постановления ФАС МО от 9 сентября 2013 г. по делу № А40-95675/2012, ФАС СЗО от 10 февраля 2014 г. по делу № А44-1899/2013, ФАС ЗСО от 30 сентября 2013 г. по делу № А46-597/2013 и др.

[3]Например, постановление 4 ААС от 27 ноября 2012 г. по делу № А58-3869/2012.

[4] Либерализация антимонопольного законодательства. Презентация И.Ю. Артемьева от 25 октября 2013 г. Электронный ресурс: http://www.fas.gov.ru/fas-news/fas-news_34881.html

[5] См.: Рего А.В., Войченко С.В. Предупреждение как новый механизм антимонопольного воздействия при злоупотреблении доминирующим положением // Закон. 2012. № 10 (СПС «Консультант плюс»).

[6] См.: Потеева А. Предупреждение антимонопольного органа: проблемы правоприменения // Конкуренция и право. 2012. № 6.

[7] Примерами могут служить решение Еврокомиссии по делу о сговоре производителей автомобильных подшипников и дело, расследованное Департаментом юстиции США в отношении производителей автокомплектующих и аккумуляторных батарей, и др.

Журнал «Конкуренция и право», 15.05.14 // Кирилл Чоракаев, эксперт по антимонопольному праву

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *