Свидетель в арбитраже: допустить нельзя отказать

Какую роль в арбитражном процессе играют показания свидетелей? Кто может выступать в этом качестве? Каким требованиям должны отвечать их показания? Может ли быть принят к сведению заочный допрос свидетеля? Обязан ли суд вызвать свидетеля, если сторона ходатайствует об этом? Ответим на эти и другие вопросы.

Свидетель в арбитраже: допустить нельзя отказать

Арбитражный процесс в этом плане более «документальный», и нередко все дело разрешается на основе письменных доказательств. Статья 88, посвященная свидетельским показаниям, занимает в гл. 7 «Доказательства и доказывания» АПК РФ предпоследнее место перед ст. 89 «Иные документы и материалы».

Она уступает первенство таким доказательствам, как письменные и вещественные доказательства, объяснения сторон, экспертиза, консультация специалиста и др. И такое расположение, можно сказать, символично.

Ведь арбитражные споры – это, в основном, споры экономического характера, где «бумага с цифрами» имеет гораздо больший вес, чем устное слово, – данные договоров, накладных, платежных поручений и т.п. тут скажут гораздо больше важной и нужной информации.

Однако и в арбитражном суде показания свидетеля могут изменить результат рассмотрения дела, повлиять на методы проведения экспертизы, подвергнуть сомнению позицию стороны в деле и тем самым сыграть важную, а порой и ключевую роль.

Кто такой свидетель?

Свидетелем в арбитражном процессе может быть только физическое лицо (гражданин), которое соответствует определенным в ст. 56 АПК РФ требованиям. При этом некоторые лица законом исключены из числа свидетелей из-за их статуса. Так, в качестве свидетеля не могут быть допрошены в арбитражном процессе:

  • стороны (истец или ответчик), иные лица, участвующие в деле. Такие лица дают суду объяснения в порядке ст. 81 АПК РФ;

Суд отклонил ходатайство о вызове лица в качестве свидетеля, поскольку это лицо – кредитор, предъявивший свои требования в деле о банкротстве, а значит, является лицом, участвующим в деле, в то же время свидетель по смыслу ст. 54 АПК РФ является участником процесса, но не может являться лицом, участвующим в деле (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 17.03.2011 по делу № А46-5509/2010).

  • эксперт, который проводил экспертизу, т.к. он дает пояснения при необходимости (ч. 3 ст. 86 АПК РФ);
  • судья, который рассматривал дело, иные лица, представители сторон об обстоятельствах, которые им стали известны в связи с участием в рассмотрении дела (ч. 5 ст. 56 АПК РФ). Например, при дальнейшем обжаловании судебного акта нельзя в качестве свидетеля вызвать судью, который рассматривал дело по первой инстанции;

Между тем представитель должен выступать в таковом качестве именно в данном деле (процессе), а не вообще.

Так, суд отклонил возражения о том, что директор истца не мог быть допрошен в качестве свидетеля из-за того, что он представитель общества, поскольку то обстоятельство, что свидетель – директор ООО, не означает, что он является процессуальным представителем истца в рассматриваемом деле (постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 07.03.2012 № 07АП-1374/12 по делу № А03-9057/2011).

  • арбитры (третейские судьи) и медиаторы (посредники) об обстоятельствах, которые им стали известны при урегулировании спора (ч. 5.1 ст. 56 АПК РФ) или третейском разбирательстве (ч. 5.2 ст. 56 АПК РФ);
  • юридические лица (постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.07.2016 № Ф05-8579/2016 по делу № А40-115799/2015). В то же время работники такого лица, члены органов управления могут дать показания как свидетели (определение ВАС РФ от 22.09.2010 № ВАС-12431/10 по делу № А40-28876/09-107-113, далее – Определение ВАС РФ № ВАС-12431/10);
  • лицо, которое не способно правильно понимать факты и давать показания о них в силу психических недостатков, например заболевания (в т.ч. органического характера) или особенностей развития (ч. 5 ст. 56 АПК РФ).
  • Но и остальные лица могут выступать в качестве свидетеля, только если их показания представляют ценность для разрешения дела, т.е. обладают свойствами доказательства и полезны для доказывания определенных фактов.
    Так, согласно ч. 1, 3 ст. 56, ч. 4 ст. 88 АПК РФ:
    1) свидетелем является лицо, которое располагает сведениями о фактических обстоятельствах по делу;
    2) эти сведения:

    • имеют значение для рассмотрения дела;
    • лично известны свидетелю, и он может пояснить, откуда они ему известны (источник осведомленности).

Личное мнение оставить при себе

Показания свидетеля должны отвечать требованиям:

1) относимости, когда свидетель сообщает суду сведения, которые имеют отношение к рассматриваемому делу, а не вообще (ст. 67 АПК РФ).

Так, относимыми могут быть показания свидетеля о том, в какой обстановке подписывались документы (скажем, на капоте автомобиля или в рабочем кабинете) и кто их подписывал, т.к.

 от этого могут зависеть методы проведения соответствующей экспертизы; или как проходила передача товаров по договору поставки и др. Показания о том, что свидетель думает о директоре, который подписывал документы, отношения к делу зачастую не имеют;

2) допустимости, когда свидетельские показания могут использоваться в качестве доказательства (ст. 68 АПК РФ). Так, несоблюдение простой…

Важные показания

13 сентября 2021 г. 12:14

«Российская газета»: Судьям запретили отклонять вызов ключевых свидетелей защиты

Верховный Суд России в специальном обзоре судебной практики напомнил судьям позицию ЕСПЧ о том, каких свидетелей защиты считать ключевыми. Советник Федеральной палаты адвокатов РФ Евгений Рубинштейн отметил, что случаи отказов судов в удовлетворении ходатайств о вызове свидетелей, которые могут повлиять на исход дела, имеют значительный процент.

На практике суды нередко отвечают отказом на ходатайства защиты допросить того или иного свидетеля, например, понятого: мол, смысла тратить время нет, ничего существенного человек все равно не скажет.

Иногда в суде просто зачитывают показания того или иного свидетеля, данные им на следствии. Что делать, если защита хочет не просто заслушать, но посмотреть в глаза человеку и задать непростые вопросы? «Сторона защиты достаточно часто заявляет ходатайства о допросе свидетелей», – замечает советник Федеральной палаты адвокатов РФ Евгений Рубинштейн.

При этом он обращает внимание, что закон предусматривает три способа введения свидетелей в уголовное судопроизводство: 1) включение таких людей в список свидетелей со стороны защиты (в этом случае на суд возлагается обязанность принять меры к их вызову); 2) можно привести свидетелей непосредственно в суд (тогда судья не вправе отказаться их выслушать); 3) заявление защиты ходатайства суду о допросе свидетеля (допустим, в деле есть протокол допроса курьера, который проезжал мимо и все видел. И защита говорит: просим пригласить этого человека в суд, чтобы он повторил все, что сказал следователю).

В подобных случаях и возникают споры, есть ли смысл вызывать свидетеля. По словам Евгения Рубинштейна, нет ясной и понятной статистики, как часто адвокатам отказывают при ходатайстве о вызове свидетеля.

«Наверняка каждый из адвокатов может привести свое собственное мнение о частоте отказов в вызове свидетелей, – говорит советник ФПА РФ. – Но если брать во внимание свидетелей, которые могут повлиять на исход дела, то, к сожалению, следует констатировать, что случаи отказов судов в удовлетворении соответствующих ходатайств имеют значительный процент».

Теперь ВС РФ детально разъяснил международные нормы, на которые должны ориентироваться наши судьи. «Когда показания свидетеля защиты способны обоснованно установить алиби обвиняемого, такой свидетель считается значимым prima facie».

Отказывать в вызове без веских причин запрещено.

«Если сторона защиты требует допроса свидетеля, который может подкрепить позицию стороны защиты или показания которого могут даже привести к оправданию, то внутригосударственные органы власти должны привести соответствующие причины для отклонения такого ходатайства», – считает ЕСПЧ. То есть суд должен убедительно обосновать, по какой причине отказывается вызывать свидетеля, которого требует заслушать на процессе сторона защиты.

Источник – «Российская газета».

ЕСПЧ: суд обязан оказать стороне защиты содействие в вызове свидетелей | КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ ГОРОДА СИМФЕРОПОЛЬ

Европейский Суд по правам человека 6 апреля вынес постановление по делу «Ольга Кудрина против России», в котором подчеркнул, что, если сторона защиты не может обеспечить явку свидетелей для участия в судебном заседании в силу объективных причин, суд обязан оказать ей в этом содействие.

Участие в протестных акциях

2 августа 2004 г. здание Министерства здравоохранения и соцразвития России подверглось захвату членами запрещенной в России «Национальной большевистской партии» в ходе акции протеста против монетизации льгот (соответствующий законопроект был разработан министерством и в то время обсуждался в Госдуме).

Активисты, одетые в форму экстренных служб, ворвались в здание, заняли четыре кабинета под предлогом проведения учений аварийных служб, затем пистолетами для гвоздей заколотили двери изнутри и дополнительно заблокировали их офисной мебелью. Они разбрасывали из окон листовки, скандировали лозунги, призывающие к отставке тогдашнего министра здравоохранения.

Активисты пробыли в здании министерства около часа, пока правоохранители не выломали двери и не задержали их.

20 декабря того же года Тверской районный суд г. Москвы признал семерых членов НБП – участников протестной акции – виновными по ст. 213 и 167 УК РФ, приговорив каждого к пяти годам лишения свободы. Впоследствии апелляция сократила сроки наказания.

4 мая 2005 г.

в ходе очередной протестной акции НБП двое активистов, одной из которых была Ольга Кудрина, воспользовавшись альпинистским снаряжением, вывесили на внешней стене гостиницы «Россия» 11-метровый плакат с надписью в адрес главы государства, которую власти сочли оскорбительной. Затем они начали размахивать сигнальными ракетами и разбрасывать листовки. Менее чем через час активисты были задержаны.

18 мая 2005 г. Ольге Кудриной было предъявлено обвинение по ст. 213 и ч. 2 ст. 167 УК, а 31 мая – аналогичное обвинение в связи с протестной акцией 2 августа 2004 г. Поводом послужили показания одного из осужденных участников акции протеста в здании министерства Г.

, который утверждал, что девушка тоже участвовала в мероприятии, а также милицейский протокол от 2 августа 2004 г., согласно которому Кудрина была в тот день задержана наряду с другими протестующими.

Согласно показаниям сотрудника правоохранительных органов, личности задержанных были установлены на основании паспортов.

Суд отказал защите в вызове на допрос свидетелей, отбывающих наказание

В судебном заседании Г. отказался от ранее данных им показаний, заявив, что подписал их под давлением сотрудника ФСБ, а в действительности Ольга Кудрина не участвовала в протестной акции в министерстве.

Обвиняемая, в свою очередь, утверждала, что ее паспорт был использован третьими лицами, а то, что она не принимала участия в мероприятии, могли подтвердить шестеро активистов, задержанных в тот день и отбывающих наказание в местах лишения свободы.

Защитник обвиняемой, адвокат АП Московской области, директор Московской коллегии адвокатов «Липцер, Ставицкая и партнеры» Дмитрий Аграновский ходатайствовал о вызове указанных свидетелей на допрос в судебном заседании. Ссылаясь на ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, он подчеркивал, что каждый имеет право на вызов и допрос свидетелей в их пользу на тех же условиях, что и свидетелей, показывающих против него.

Прокуратура возражала против удовлетворения ходатайства, мотивировав это тем, что, если защита считает необходимым допросить свидетелей, она должна обеспечить их явку по собственной инициативе. Прокурор добавил, что сторона обвинения не отказала в допросе указанных свидетелей, но посчитала, что достаточные доказательства уже представлены суду.

В итоге суд отклонил ходатайство защиты, отметив, что обеспечение явки свидетелей не входит в обязанности обвинения.

Он указал, что действия подсудимых нанесли значительный ущерб министерству и надолго дестабилизировали как его нормальную работу, так и нормальное функционирование гостиницы «Россия» накануне празднования 60-летия Победы. В итоге суд признал Ольгу Кудрину виновной и назначил наказание в виде 3,5 лет лишения свободы.

Защита обжаловала приговор, указав, что участие осужденной в протестной акции в министерстве не было доказано, поскольку ни один из допрошенных в суде свидетелей не подтвердил, что видел ее там, а Г. отказался от показаний, данных им на стадии следствия.

Читайте также:  Как будем судить – по закону или по совести?

В таких обстоятельствах, подчеркнул защитник, важно было допросить других очевидцев события, однако ходатайство об их вызове на допрос в суде было отклонено.

Адвокат также обратил внимание апелляции, что его подзащитная осуждена за участие в мирной акции протеста против отмены социальных пособий. Она не проявила неуважения к обществу, не прибегала к насилию и не угрожала им.

Также защитник счел наказание, назначенное осужденной, чрезмерно строгим. Тем не менее Мосгорсуд оставил приговор без изменения и не усмотрел оснований для смягчения наказания.

Доводы жалобы в ЕСПЧ

В жалобе в Европейский Суд заявитель настаивала, что не принимала участия в протестной акции в министерстве, а ее участие в акции протеста в гостинице «Россия» было мирным и таким образом она хотела выразить свое мнение.

Ольга Кудрина также утверждала, что назначенное ей наказание не соразмерно серьезности деяния и преследовало цель ограничить свободу выражения мнения, что является нарушением ст. 10 Конвенции. В качестве справедливой компенсации морального вреда заявитель указала 500 тыс. евро. «Мы просили ЕСПЧ признать, что в отношении Ольги Кудриной имели место нарушения ч. 1 и п.

“d” ч. 3 ст. 6 и ч. 1 ст. 10 Конвенции, и обязать РФ принять меры для устранения допущенных нарушений», – пояснил «АГ» Дмитрий Аграновский.

Он добавил, что Европейский Cуд направил Правительству РФ изложение фактов по жалобе и поставил перед ним ряд вопросов.

В частности, была ли у заявителя возможность вызвать в судебное заседание шестерых свидетелей защиты на тех же условиях, что и свидетелей обвинения, как требуют положения ч. 1 и п. «d» ч. 3 ст.

6 Конвенции; на основании каких доказательств был установлен факт участия Ольги Кудриной в акции в министерстве; что послужило причиной отклонения ходатайства о допросе свидетелей защиты?

Следующие вопросы касались соответствия уголовного преследования положениям ст. 10 и 11 Конвенции. В частности, была ли протестная акция, участие в которой вменено заявителю, мирной, учитывая все обстоятельства, а наказание, назначенное заявителю, пропорционально преследуемой законом цели?

Правительство в своем отзыве утверждало, что вопрос о целесообразности вызова свидетелей решает суд. Кроме того, по его мнению, участие заявителя в протестной акции 2 августа 2004 г. было подтверждено как свидетельскими показаниями, так и фактом ее привлечения к административной ответственности.

Правительство добавило, что протесты, участие в которых вменено заявителю, не были мирными по смыслу ст. 10 и 11 Конвенции.

Участники акции насильственно и незаконно вторглись в здание, нарушив общественный порядок, поставили под угрозу благополучие других лиц, а также повредили и уничтожили государственное и гостиничное имущество.

Вместо того чтобы выразить свое мнение одним из способов, разрешенных российским законодательством (например, на публичном собрании, митинге, демонстрации, марше или пикете), заявитель действовала в манере, составляющей уголовное преступление.

Правительство также подчеркнуло, что заявитель привлечена к ответственности не за политические взгляды или требования, а за участие в массовых беспорядках, связанных с уничтожением государственного имущества, поэтому назначенное ей наказание является соразмерным. 

Выводы ЕСПЧ

Рассмотрев жалобу, Европейский Суд со ссылкой на свое постановление по делу «Муртазалиева против России» напомнил, что отказ вызвать свидетеля защиты необратимо подорвал справедливость судебного разбирательства в отношении заявителя.

Как указано в постановлении, судам надлежало установить, было ли ходатайство о допросе свидетеля достаточно мотивированным и относящимся к предмету обвинения, сочли ли национальные суды относимость этих показаний и предоставили ли достаточные обоснования решения не допрашивать свидетелей в суде, а также повлияло ли данное решение на справедливость судебного разбирательства.

ЕСПЧ заметил, что районный суд, рассматривавший уголовное дело в отношении заявителя, ранее приговорил к лишению свободы шестерых активистов. Подробности данного дела не могли быть неизвестны суду, поскольку он сослался на свое же решение от 20 декабря 2004 г.

по делу против заявителя и принял его в качестве доказательств.

Следовательно, суд должен был знать, что Ольга Кудрина не могла своими силами обеспечить явку свидетелей, которые уже находились под стражей, однако не стал подробно останавливаться на этом вопросе и не представил иных причин для отказа в их вызове.

В таких обстоятельствах, считает Европейский Суд, дополнительные и относящиеся к делу показания всех шести очевидцев – или по крайней мере некоторых из них – могли пролить свет на события 2 августа 2004 г.

и прояснить вопрос о предполагаемом участии в этой акции заявителя жалобы.

Таким образом, ЕСПЧ заключил, что отказ национальных судов вызвать свидетелей для допроса в заседании подрывает общую справедливость судебного разбирательства в отношении заявителя, и констатировал нарушение ст. 6 и 3 Конвенции.

Что касается участия Ольги Кудриной в протестной акции в здании гостиницы «Россия», Европейский Суд указал, что ее задержание и дальнейшее осуждение к лишению свободы представляют собой вмешательство в право на свободу выражения мнения.

При этом, по мнению Суда, заключение заявителя под стражу изначально преследовало законную цель – предотвращение беспорядков и защиту прав других лиц, поскольку, несмотря на важность свободы выражения мнения, ст.

10 Конвенции не подразумевает автоматического создания прав доступа к частной или государственной собственности.

Таким образом, заключил Европейский Суд, поскольку повседневная деятельность гостиницы «Россия» была нарушена в результате протестной акции, правоохранительные органы для восстановления и защиты общественного порядка имели все основания вмешаться в выражение заявителем своих политических взглядов. ЕСПЧ также отметил, что районный суд квалифицировал использованные заявителем методы (бросание петард на улицу, установка оборудования для скалолазания в гостиничном номере, чтобы выбраться из комнаты на 11-м этаже на внешнюю стену здания, размахивание сигнальными ракетами вблизи легковоспламеняющихся предметов) как запрещенные законом и причинившие вред чужому имуществу. С этой точки зрения судебное преследование и осуждение Ольги Кудриной преследовали цель предотвратить подобные деяния независимо от контекста, в котором они были совершены.

Тем не менее Суд счел, что назначенное наказание в виде 3,5 лет лишения свободы избыточно.

Со ссылкой на прецедентное по данному вопросу постановление по делу «Тараненко против России» Европейский Суд указал, что суровая санкция, примененная в деле Кудриной, несомненно, была призвана оказать сдерживающее воздействие на заявителя и других участников акций протеста.

Суд пришел к выводу, что приговор, вынесенный заявителю, был несоразмерен законной цели защиты общественного порядка. Тем самым он признал нарушение ст. 10 Конвенции и присудил заявителю компенсацию морального вреда в размере 9800 евро.

Отказ от дачи показаний: к чему он может привести

  • «Если хотите отказаться от показаний – ссылайтесь на статью 51 Конституции РФ». Путем анализа ст.

    51 Конституции РФ можно сделать вывод, что в указанной статье речь идет о праве гражданина на отказ от дачи показаний только в части признания им своей вины в инкриминируемом преступлении или в части изобличения его близких.

    Следовательно, лицо вправе не сообщать лишьте сведения, сообщение которых может повлечь привлечение его к ответственности, либо привлечение к ответственности его близких родственников, , а не хранить общее молчание.

    К чему же ведет отказ допрашиваемого от дачи показаний со ссылкой на ст.51 Конституции РФ? Фактически гражданин дает понять, что он или его близкие совершили то или иное преступление, но говорить о нем он не желает. Поэтому опытные уголовные адвокаты советуют не ссылаться в протоколах допросов на указанную статью: на практике это может трактоваться как косвенное признание своей вины.

    Можете отказаться от дачи показаний, но сослаться на п.2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ: эти положения закрепляют право подозреваемого и обвиняемого ничего не сообщать следствию относительно имеющихся в отношении них подозрений или обвинений. Тогда такой отказ будет воспринят правильно, а не как косвенное признание своей вины.

    При этом стоит быть готовыми к тому, что следователь или дознаватель будут настаивать на том, чтобы Вы объяснили свой отказ, сославшись на ст.

    51 Конституции РФ; в этом случае можно напомнить следователю, что показания даёте Вы, пользуясь предоставленными Вам законом правами, при этом Вы, не являясь юристом, не обязаны знать номера статей законов.

  • «Отказаться от дачи показаний могут любые допрашиваемые лица».

    Конечно, это касается не всех: так, например, свидетели и потерпевшие показания давать обязаны, а за отказ от дачи показаний этих лиц можно привлечь к уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ. Однако здесь действует оговорка: субъекту не грозит данная статья, если он отказывается свидетельствовать против самого себя или своих близких.

    Таким образом, свидетель и потерпевший при даче показаний могут пользоваться ст. 51 Конституции РФ только в отношении тех сведений, которые могут повлечь привлечение их к уголовной ответственности.

    К примеру, отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний относительно фамилии, имени и отчества, иных персональных данных, также отказ дать показания относительно обстоятельств совершённого преступления другим лицом, не являющимся близким родственником допрашиваемого, повлечёт привлечение его к уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ.

    С другой стороны, если свидетель все же пожелает давать показания, ему следует быть особенно внимательным: нередки случаи, когда в последующем его статус меняется на подозреваемого или обвиняемого.

    Такая «уловка» ранее часто использовалась следователями, чтобы получить от граждан нужную информацию для дальнейшего ведения расследования.

    Между тем Конституционный Суд РФ разъяснил, что независимо от формального статуса участника процесса, в случае привлечения лица к уголовной ответственности впоследствии, он вправе отказаться от дачи показаний, за что его к ответственности по ст. 308 УК РФ привлечь нельзя.

    Читайте также:  Юридическое заключение по итогам проверки объекта недвижимости
  • «Отказ от показаний усложнит работу следствия и позволит оказаться подозреваемому (обвиняемому) в более выигрышном положении».

    В данном случае все зависит от ситуации.

    Отказ от дачи показаний можно использовать, если подозреваемый или обвиняемый не успел тщательно продумать стратегию защиты, сомневается насчет того, может ли ему навредить та или иная информация, не знает, какие доказательства собраны следствием против него Между тем, отказ от дачи показаний лицом, привлекаемым к уголовной ответственности, это по существу и отказ от своей защиты, отказ от опровержения обвинения или подозрения и отказ от предоставления своей версии событий.

    Для следственных органов же отказ от дачи показаний – это, скорее плюс, поскольку если показаний нет, то и опровергать изложенные в них фактыне нужно, да и сама позиция защиты в деле отсутствуют. А это, в свою очередь, позволяет направлять ход следствия в обвинительное русло. Однако это утверждение справедливо, если других доказательств в деле достаточно.

    К примеру, представим ситуацию, в которой в отношении Вас подано заявление о совершении преступления, например, об умышленном причинении телесных повреждений. После получения заявления, сотрудник полиции вызовет Вас для получения объяснения.

    Если Вы откажетесь от дачи объяснений, то при наличии объяснений заявителя и справки о тяжести телесных повреждений в отношении Вас наверняка будет решаться вопрос о возбуждении уголовного дела, и решён он будет положительно.

    Однако, если бы Вы в подобной ситуации дали объяснение о своей непричастности, например, сообщили о наличии алиби, то, возможно, дело в отношении Вас бы даже не возбудили.

    Поэтому, советуем во всех случаях, когда Вы не совершали противоправных деяний, дать показания, хотя бы коротко. 

    Статьей 51 Конституции РФ следует пользоваться лишь в случаях, когда:

    • Вы понимаете, что привлечение Вас к ответственности не беспочвенно и имеет основания;
    • Когда нет определенности в позиции по делу (например, Вы не определились, стоит ли признавать вину, чтобы нацелиться на смягчение наказания, либо следует побороться за оправдательный приговор);
    • Когда Вы не доверяете следствию и нацелены на то, чтобы воспользоваться своими правами и опровергнуть обвинение в стадии судебного рассмотрения уголовного дела (данное основание наиболее актуально по общественно-значимым уголовным делам, в которых затронуты интересы государства, политических или финансовых элит).
    • Вы не хотите, чтобы Ваша позиция и версия событий стали известны до судебного рассмотрения дела, чтобы следствие не дополнило материалы дела доказательствами, опровергающими Вашу позицию (в подобной ситуации следует всегда учитывать риск возвращения уголовного дела судом прокурору на основании ст. 238 УПК РФ).
  • «Нанимать адвоката, чтобы отказаться от дачи показаний, не нужно».

    Даже если вы собрались молчать на допросе, это не значит, что защитник не нужен. Уголовный адвокат может разъяснить подозреваемому или обвиняемому его права, поможет выяснить, целесообразно ли в конкретном случае хранить молчание, проверит правильность составления протокола допроса и проследит за тем, чтобы на его доверителя не оказывалось ни психологическое, ни физическое давление.

    Помните, что даже свидетель может явиться к следователю с адвокатом — никто не может лишить его этого права.

    Следует также учитывать, что на стадии так называемой доследственной проверки и на стадии предварительного расследования, особенно по уголовным делам в сфере экономики, оперативных сотрудников и следователей не редко не устраивает отказ опрашиваемого или допрашиваемого от дачи объяснений или показаний.

    В этих случаях на Вас могут оказать давление в целях получить нужные сведения, используются угрозы привлечением к уголовной ответственности или применением мер процессуального принуждения (задержанием, заключением под стражу).

    Довольно популярным способом ведения допроса при отказе допрашиваемого от дачи показаний является постановка следователем вопросов даже после отказа отвечать; в подобных в протокол после отказа от дачи показаний все равно заносятся вопросы следователя. При этом следует не теряться и после каждого вопроса повторять одну фразу: «От дачи показаний отказываюсь». Ценность подобного протокола допроса для защиты велика, так как через поставленные следствием вопросы можно узнать ход расследования, те обстоятельства, которые интересуют следствие.

  • Свидетель как участник арбитражного процесса

    Юридическая энциклопедия МИП онлайн — задать вопрос юристу » Полезные статьи и выписки по арбитражу » Общие положения » Свидетель как участник арбитражного процесса

    Свидетель — это гражданин, обладающий информацией, которая имеет отношение к рассматриваемому делу.

    Содержание

    Арбитражный процессуальный кодекс РФ устанавливает понятие свидетеля как участника арбитражного судопроизводства.

    В соответствии с данным законодательным актом под свидетелем подразумевается третье лицо, не являющееся стороной, заявителем или заинтересованным участником процесса, прокурором или любым другим представителем государственного или муниципального органа, представляющего власть. Таким лицом, как правило, является гражданин, обладающий информацией, которая имеет отношение к рассматриваемому делу.

    Под свидетелем подразумевается любое лицо, которое хотя бы один раз было вызвано в суд, с целью получить в ходе его допроса необходимые для дальнейшего разбирательства и установления истины показания. Таким участником процесса может быть любое лицо, вызванное в суд для дачи показаний, вне зависимости от стадии производства по делу.

    Порядок осуществления вызова свидетеля в суд

    Если требуется вызвать свидетеля до начала судебного заседания, соответствующее ходатайство должно быть составлено в письменной форме.

    Такое заявление должно быть направлено или в бумажном виде непосредственно в сам судебный орган, осуществляющий разбирательство, или в электронном виде на адрес электронной почты суда.

    Если же необходимость вызова свидетеля возникла только в заседании, судья должен заслушать ходатайства лиц, принимающих участие в деле и выступающих с подобной инициативой.

    Лучше всего заранее подготовить такое заявление в виде письменного ходатайства.

    По результатам получения ходатайства о вызове свидетеля, суд готовит повестку для свидетеля и направляет ее по адресу, указанному инициатором.

    Права и обязанности, которыми обладает свидетель

    Права и обязанности свидетеля установлены в рамках гражданского и арбитражного процессуального законодательств. На свидетеля возлагаются следующие обязанности:

    • давать только правдивые показания. Важно, чтобы в ходе своего допроса свидетель сообщал всю известную ему по делу информацию и отвечал на все поставленные вопросы;
    • по требованию суда, свидетель должен предъявить все имеющиеся у него заметки и документы;
    • свидетель, как и любой другой участник судопроизводства, должен соблюдать порядок в зале судебного заседания;
    • соблюдать все распоряжения председательствующего судьи;
    • нести установленную в рамках уголовного законодательства ответственность за дачу ложных показаний.

    Свидетель, получивший повестку в суд для дачи показаний, обязан явиться в назначенное время для дачи показаний.

    На уровне законодательства выделено всего несколько ситуаций, в которых неявка свидетеля может быть признана уважительной:

    • болезнь, из-за которой свидетель не имеет возможности явиться в суд;
    • Болезнь члена семьи, если невозможно поручить заботу о нем иному человеку;
    • несвоевременное вручение повестки;
    • невозможности явки в суд в связи со стихийными бедствиями.

    В соответствии с нормами арбитражного процессуального права свидетель обладает теми же правами, что и любой другой участник судопроизводства, в частности:

    • он имеет право знать имеющиеся у него права и обязанности;
    • он может давать объяснения и показания на своем родном языке;
    • свидетель имеет право бесплатно пользоваться услугами переводчика;
    • приносить жалобы на несогласие с рассмотрением дела и действием правомочных лиц.

    Однако помимо этого, свидетель имеет еще спектр прав, которые предоставляются только лицам, осуществляющим дачу показаний:

    • свидетель может не сообщать сведения, направленные против себя, супруга, родственников;
    • пользоваться заметками, если суду требуется информация, которую сложно удержать в памяти;
    • читать документы, в которых содержатся данные им показания;
    • получать возмещение своих расходов, понесенных им на явку в зал судебного заседания;
    • принимать участие в судебном разбирательстве, осуществляемом в суде первой инстанции.

    Последствия, которые могут возникнуть в результате дачи заведомо ложных показаний, отказа от дачи показаний или подкуп свидетеля

    Ответственность за дачу заведомо ложных показаний свидетелем устанавливается и регулируется уголовным законодательством. Под дачей таких показаний подразумевается сообщение свидетелем в ходе судопроизводства ложных сведений и фактов, при условии, что ему самому было известно об их ложности.

    В соответствии с требованиями законодательства данное правонарушение наказывается штрафом в размере восьмидесяти тысяч рублей или в размере шести заработных плат виновного.

    Также судом могут быть установлены обязательные или исправительные работы в качестве наказания за дачу заведомо ложных свидетельских показаний.

    Отказ от дачи свидетельских показаний также имеет последствия, установленные уголовным законодательством.

    Штраф за подобный неправомерный отказ составляет сорок тысяч рублей или три средних заработных платы за три месяца виновного. Кроме того, суд имеет право назначить виновному обязательные или исправительные работы.

    Ответственность за подкуп свидетеля также установлена и урегулирована в рамках уголовного законодательства.

    Ответственность за подобное правонарушение аналогична даче ложных показаний, однако накладывается в подобной ситуации не только на самого свидетеля, но и на лицо, принуждавшего его к даче таких показаний в суде. В качестве последствий таких правонарушений является отмена судебного решения и пересмотр дела.

    Свидетельский иммунитет. Понятие и виды свидетельского иммунитета

    Под свидетельским иммунитетом подразумевается совокупность правил, направленных на безусловное или ограниченное освобождение отдельных группы граждан от их обязанности давать показания.

    Свидетельский иммунитет также имеет и узкое понятие, согласно которому, под ним подразумевается право свидетеля в отдельных случаях получить освобождение от обязанности давать показания.

    Всего выделяют два вида свидетельского иммунитета, когда лица могут быть освобождены от обязанности давать показания в качестве свидетелей:

    • Абсолютный иммунитет имеют лица, которые не могут быть допрошены в таком качестве;
    • Относительный иммунитет имеют лица, которые могут быть допрошены в таком качестве, при условии, что они не воспользовались своим правом на отказ от дачи показаний.

    Законодательство отдельно рассматривает лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей. В частности, к таким лицам относятся:

    • судьи и прочие участники процесса, если об обстоятельствах дела им стало известно в ходе его разбирательства;
    • представители, если им стало известно об обстоятельствах дела ввиду исполнения их служебных обязанностей;
    • лица, которые не способны понимать и оценивать факты, а, следовательно, и давать по ним показания, если они обладают какими-либо психическими недостатками;
    • адвокаты, если им стало известно об обстоятельствах дела ввиду обращения к ним за консультацией одной из сторон судопроизводства.
    Читайте также:  Право требования по договору можно уступить, даже если сам договор уже расторгнут

    Участник судопроизводства, выступающий в качестве свидетеля, имеет право воспользоваться ограниченным иммунитетом, касающимся ответов на некоторые вопросы:

    • если они касаются его самого или его близких родственников;
    • если в качестве свидетеля выступает священнослужитель, который узнал обстоятельства дела из исповеди.

    Прочие лица должны исполнять свою обязанность по даче показаний в ходе осуществления судебного разбирательства.

    Кузнецов Федор Николаевич

    Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация — разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.

    Свидетельские показания в арбитражном процессе

    Помните, из классики: «Свидетель, что можете вы показать по делу Петрова?» – «Все!» – «Хорошо… Как давно вы его знаете?» – «Петрова? Да я вообще его не знаю… Но показать могу все!» Да, всякие свидетели бывают в экономических спорах.

    Какую роль в арбитражном процессе играют показания свидетелей? Кто может выступать в этом качестве? Каким требованиям должны отвечать их показания? Может ли быть принят к сведению заочный допрос свидетеля? Обязан ли суд вызвать свидетеля, если сторона ходатайствует об этом? Ответим на эти и другие вопросы.

    Свидетельские показания широко используются в судах общей юрисдикции, особенно часто – при рассмотрении уголовных, семейных и трудовых споров.

    Нередко именно показания свидетеля в обычных, житейских спорах играют ключевую роль, помогают правильно разрешить дело.

    Возможно, не случайно статья 69 ГПК РФ «Свидетельские показания» поставлена в ГПК РФ даже выше, чем нормы о письменных и вещественных доказательствах.

    Арбитражный процесс в этом плане более «документальный», и нередко все дело разрешается на основе письменных доказательств. Статья 88, посвященная свидетельским показаниям, занимает в главе 7 «Доказательства и доказывания» АПК РФ предпоследнее место перед статьей 89 «Иные документы и материалы».

    Она уступает первенство таким доказательствам, как письменные и вещественные доказательства, объяснения сторон, экспертиза, консультация специалиста и др. И такое расположение, можно сказать, символично.

    Ведь арбитражные споры – это, в основном, споры экономического характера, где «бумага с цифрами» имеет гораздо больший вес, чем устное слово, – данные договоров, накладных, платежных поручений и т. п.

    тут скажут гораздо больше важной и нужной информации.

    Актуально

    Показания свидетелей – важное доказательство. От них во многом завит результат налоговой проверки и дальнейшего спора с налоговой инспекцией. Свидетель может вспомнить, а может не вспомнить, может обвинить, а может оправдать.

    Однако и в арбитражном суде показания свидетеля могут изменить результат рассмотрения дела, повлиять на методы проведения экспертизы, подвергнуть сомнению позицию стороны в деле и тем самым сыграть важную, а порой и ключевую роль.

    Кто такой свидетель? 

    Свидетелем в арбитражном процессе может быть только физическое лицо (гражданин), которое соответствует определенным в статье 56 АПК РФ требованиям. При этом некоторые лица законом исключены из числа свидетелей из-за их статуса. Так, в качестве свидетеля не могут быть допрошены в арбитражном процессе:

    — стороны (истец или ответчик), иные лица, участвующие в деле. Такие лица дают суду объяснения в порядке статьи 81 АПК РФ.

    Судебная практика: суд отклонил ходатайство о вызове лица в качестве свидетеля, поскольку это лицо – кредитор, предъявивший свои требования в деле о банкротстве, а значит, является лицом, участвующим в деле, в то же время свидетель по смыслу статьи 54 АПК РФ является участником процесса, но не может являться лицом, участвующим в деле (Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 17.03.2011 по делу № А46-5509/2010);

    — эксперт, который проводил экспертизу, так как он дает пояснения при необходимости (ч. 3 ст. 86 АПК РФ);

    — судья, который рассматривал дело, иные лица, представители сторон об обстоятельствах, которые им стали известны в связи с участием в рассмотрении дела (ч. 5 ст. 56 АПК РФ).

    Например, при дальнейшем обжаловании судебного акта нельзя в качестве свидетеля вызвать судью, который рассматривал дело по первой инстанции. Между тем представитель должен выступать в таковом качестве именно в данном деле (процессе), а не вообще.

    Так, суд отклонил возражения о том, что директор истца не мог быть допрошен в качестве свидетеля из-за того, что он представитель общества, поскольку то обстоятельство, что свидетель – директор ООО, не означает, что он является процессуальным представителем истца в рассматриваемом деле (Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 07.03.2012 № 07АП-1374/12 по делу № А03-9057/2011);

    — арбитры (третейские судьи) и медиаторы (посредники) об обстоятельствах, которые им стали известны при урегулировании спора (ч. 5.1 ст. 56 АПК РФ) или третейском разбирательстве (ч. 5.2 ст. 56 АПК РФ);

    Юрий Костанов: «Суд не может отказать в допросе свидетеля, находящегося в здании суда» — МК Нижний Новгород

    Видные российские юристы продолжают обсуждать проблемы, ставшие очевидными в ходе процесса по делу Олега Сорокина. В беседе с корреспондентом радио «КоммерсантъФМ.

    Нижний Новгород» на эту тему рассуждает председатель президиума Московской коллегии адвокатов «Адвокатское партнерство», кандидат юридических наук, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Юрий Костанов.

    «Теоретически, согласно закону, суд не может отказать защите в вызове свидетелей, в приобщении письменных материалов, а также материалов дела, связанного с рассматриваемым и так далее – если ходатайство адвоката об этих действиях имеет значение для разрешения дела.

    Но имеет оно значение или не имеет, это суд решает сам.

    Единственный случай, когда суд обязан допросить свидетеля, которого я прошу допросить, это когда я обеспечил явку, свидетель находится в здании суда. Суд не может отказать в допросе такого свидетеля (или специалиста). Это по закону.

    Есть сложность с вызовом свидетелей, которые не хотят приходить в суд, хотя и могут дать важные показания. Следователь их не допросил, обвинение не вызывало, и суд занимает ту же позицию. А я не могу заставить своими силами. Возможностей таких у адвоката нет. Если суд вызывает, то свидетеля отпустят даже со службы, если он военный, а я прошу – все зависит от воли командира.

    А суд обязан вызывать свидетеля, опять же, если это имеет значение для правильного разрешения дела. А он считает, что не имеет – и все. Обжаловать такое решение можно с приговором – доказательства отсутствуют, я был ограничен в праве представлять доказательства, которые у меня теоретически есть, а на самом деле нет.

    В то же время, если я вызываю свидетеля, например, из Грозного в Москву – оплачиваю ему проезд и проживание – суд обязательно спросит: «за чей счет вы приехали?».

    И напишет, что суд к показаниям такого-то относится критически, поскольку его визит в суд был оплачен стороной защиты. А ведь когда обвинение приглашает иногороднего, оно тоже обязано оплатить – но это не считается подкупом.

    А вот, например, одного из адвокатов по нашумевшему делу об убийстве Политковской даже привлекли к ответственности за подкуп свидетеля в такой ситуации.

    Считается, что судопроизводство по уголовным делам построено на принципе состязательности и равноправия сторон. Но какое же равноправие в наших судах, когда суды в большинстве случаев от следователей получают компакт-диск или флешку с текстом обвинительного заключения, три-четыре фразы заменят – и приговор готов.

    И ничего с этим я поделать не могу – в глазах теоретически свободного и независимого судьи читается либо страх перед моими доказательствами, потому что ему не хочется оправдывать, это ему чем-то грозит, либо какое-то рыбье безразличие к человеку, который сидит на скамье подсудимых. Это 99 и много десятых судей именно таковы.

    И в первой инстанции, и в апелляции.

    В апелляционном суде доказательства можно и даже нужно перепроверять, но наши апелляционные суды фактически от этого ушли очень далеко. Наоборот, даже, они к этому не пришли. Они ведут себя совершенно безобразно. Доказательства, которые мы предлагаем исследовать, они не исследуют, говоря, что в суде первой инстанции это уже было сделано. Или говорят, что это не имеет значения для дела.

    А далее кассация уже не проверяет вопросы фактов, проверяет только вопросы права, доказательства там не исследуются. Доказательства могут быть получены каким-то неправым путем, и такие доказательства нельзя исследовать. Но и здесь судьи часто ничего не хотят проверять и заканчивается тем, что навсегда отказывают в пересмотре дела.

    Такая вот состязательность и равноправие: то, что следователь и прокурор принесут, уже является доказательством, а то, что я хочу использовать, станет доказательством, только когда суд мое ходатайство удовлетворит, причем, предварительно спросив мнение обвинителя, то есть моего противника. Обвинители, как правило, говорят, что они против, что в этом нет нужды. Мы изначально в неравном положении.

    И Верховный суд, когда речь идет об оправдательном приговоре суд по щелчку пальцев отменяет вердикт, изобретая несусветные причины. Вся цепочка от следователя до последней инстанции выстроена так, что попавший в жернова юстиции человек редко может из них вырваться. Оправдательные приговоры сегодня – 0,2 процента. В сталинские времена их было больше десяти процентов.

    Раньше мне удавалось добиться оправдательных приговоров, сейчас максимум на что можно рассчитывать – приговор «до отбытого». Сколько просидел в СИЗО, столько и дадут, освободив от наказания ввиду отбытия, даже судимости не будет. Но в глазах окружающих он будет судимым – за что-то же держали: «органы не ошибаются».  

    Leave a Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *