Суд Евразийского экономического союза оставил в силе первое решение ЕЭК по антиконкурентному трансграничному сговору

  • Суд Евразийского экономического союза оставил в силе первое решение ЕЭК по антиконкурентному трансграничному сговору
  • Конкурентная политика в рамках Евразийского экономического союза
  • 1 января 2015 года начал функционировать Евразийский экономический союз (далее – ЕАЭС, Союз), который к настоящему времени объединяет 5 государств – Республику Армения, Республику Беларусь, Республику Казахстан, Кыргызскую Республику и Российскую Федерацию[1].

Основным документом, вступление в силу которого определило начало функционирования Союза, является Договор о Евразийском экономическом союзе (далее – Договор о Союзе), подписанный 29 мая 2014 года в г. Астане.

Начало работы над Договором о Союзе было положено в ноябре 2011 года, когда президенты трех стран, констатируя создание Таможенного союза и завершение ратификации международных договоров, формирующих договорно-правовую основу Единого экономического пространства, заявили о переходе на следующий этап интеграционного строительства – создание к 2015 году Союза.

Результатом трехлетней работы стал Договор о Союзе, закрепляющий в качестве главного принципа функционирования ЕАЭС принцип «трех свобод» — свободное движение товаров и услуг, капитала и рабочей силы. Договор о Союзе также определяет проведение странами-членами скоординированной, согласованной или единой политики в ключевых отраслях экономики.

  1. Основными целями ЕАЭС являются:
  2. создание условий для стабильного развития экономик государств-членов в интересах повышения жизненного уровня их населения;
  3. стремление к формированию единого рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов в рамках Союза;
  4. всесторонняя модернизация, кооперация и повышение конкурентоспособности национальных экономик в условиях глобальной экономики.
  5. Договор о Союзе определил статус Евразийского экономического союза как международной организации региональной экономической интеграции, обладающей международной правосубъектностью.

Органами ЕЭАС являются Высший Евразийский экономический совет (уровень глав государств), Евразийский межправительственный совет (уровень глав правительств), Евразийская экономическая комиссия и Суд Союза. Договором о Союзе определяется компетенция, порядок формирования и работы каждого из указанных органов.

  • Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) — постоянно действующий регулирующий орган Союза, состоящий из Совета и Коллегии.
  • Совет ЕЭК осуществляет общее регулирование интеграционных процессов ЕАЭС, а также общее руководство деятельностью ЕЭК.
  • В Совет ЕЭК входят по одному представителю от каждого государства-члена ЕАЭС, являющемуся заместителем главы правительства и наделенному необходимыми полномочиями в соответствии с законодательством своего государства.

Коллегия ЕЭК является исполнительным органом ЕЭК, формирующимся из представителей государств-членов исходя из принципа равного представительства государств-членов. В соответствии с решением Высшего Евразийского экономического совета от 16 октября 2015 года № 23 с 1 февраля 2016 года количество членов Коллегии ЕЭК будет составлять 10 человек – по 2 представителя от каждого государства-члена.

Местом пребывания ЕЭК является г. Москва.

ЕЭК осуществляет свою деятельность в пределах полномочий, предусмотренных Договором о Союзе и международными договорами в рамках Союза в ряде сфер, в том числе в сферах конкурентной политики, естественных монополий, энергетической политики, транспорта и перевозок, государственных и (или) муниципальных закупок, промышленных и сельскохозяйственных субсидий.

Договор о Союзе представляет собой глобальный документ, включающий 28 разделов и 118 статей. При этом данный документ не только кодифицировал ранее заключенные соглашения, регулирующие вопросы функционирования Таможенного союза и Единого экономического пространства, но и определил конкретные шаги и сроки дальнейшего развития ЕАЭС на десять лет вперед.

Всего было кодифицировано около 70 документов. Такая работа была проделана и в части, касающейся конкурентной политики.

В Договор о Союзе вошли статьи об общих принципах и правилах конкуренции, регулировании деятельности субъектов естественных монополий в целом и в конкретных сферах (энергетика и транспорт), осуществлении государственных (муниципальных) закупок, предоставлении промышленных субсидий и государственной поддержке сельского хозяйства.

  1. Соответствующие положения Договора о Союзе определили архитектуру системы антимонопольного регулирования и направления конкурентной политики в рамках ЕАЭС.
  2. Такая система совмещает в себе контроль соблюдения условий конкуренции в рамках национальных юрисдикций на основе гармонизированного законодательства в соответствии с принципами, зафиксированными в Договоре о Союзе, а также контроль за соблюдением общих правил конкуренции на трансграничных рынках, осуществляемый ЕЭК.
  3. К числу общих принципов конкуренции, закрепленных в Договоре о Союзе, в том числе относятся принципы:
  4. установления в законодательстве стран-членов ЕЭАС запрета на соглашения между органами власти или между ними и хозяйствующими субъектами результатом которых стало и может стать недопущение, ограничение или устранение конкуренции, а также запрета на предоставление государственных или муниципальных преференций, за исключением определенных случаев;
  5. осуществления эффективного контроля за экономической концентрацией;
  6. наличия и применения в странах-членах ЕАЭС штрафных санкций;
  7. наличия в каждой стране-члене ЕАЭС органа государственной власти в компетенцию которого входит реализация и (или) проведение конкурентной политики с определенным набором полномочий, предусмотренных Договором о Союзе;
  8. информационной открытости проводимой национальными антимонопольными органами стран-членов ЕАЭС конкурентной (антимонопольной) политики, в том числе посредством размещения сведений о своей деятельности в средствах массовой информации и сети Интернет;
  9. взаимодействия национальных антимонопольных органов стран-членов ЕАЭС.
  10. Договор о Союзе четко определяет компетенцию ЕЭК, наделяя ее полномочиями по контролю за соблюдением хозяйствующими субъектами стран-членов ЕАЭС общих правил конкуренции на трансграничных рынках.
  11. Общие правила конкуренции представляют собой запреты на злоупотребление доминирующим положением, на антиконкурентные соглашения, а также запрет на недобросовестную конкуренцию.
  12. Особенности применения общих правил конкуренции на трансграничных рынках, порядок осуществления ЕЭК контроля за их соблюдением и штрафные санкции также определены Договором о Союзе.

Кроме того, Договор о Союзе определяет порядок взаимодействия национальных антимонопольных органов стран-членов Союза между собой, а также с ЕЭК, подробно описывая основания для осуществления взаимодействия и его конкретные формы. Целью такого взаимодействия является повышение эффективности антимонопольных расследований, как на трансграничных рынках, так и на национальных.

Решения ЕЭК в сфере конкуренции могут быть оспорены в Суде Союза, который является постоянно действующим судебным органом ЕАЭС. При этом следует отметить, что для решений по антимонопольным делам, принимаемым ЕЭК, предусмотрены исключения из общего порядка подачи заявлений в Суд Союза, предусмотренного его Статутом.

  • Любой спор принимается к рассмотрению Судом Союза только после проведения процедуры досудебного урегулирования путем консультаций, переговоров или иными способами, предусмотренными Договором о ЕЭАС и международными договорами в рамках Союза.
  • Заявления об оспаривании решений ЕЭК по антимонопольным делам в Суд Союза подаются без предварительной стадии досудебного урегулирования.
  • В случае принятия Судом Союза заявления об обжаловании решения ЕЭК по антимонопольному делу к производству, действие такого решения ЕЭК приостанавливается до дня вступления решения Суда Союза в законную силу.
  • Положения Договора о ЕАЭС в части, касающейся регулирования отношений в сфере естественных монополий, государственного (муниципального) заказа носят проконкурентный характер, тем самым определяя направления конкурентной политики Союза.
  • Обеспечение применения рыночных механизмов ценообразования и развития конкуренции являются одними из важнейших принципов регулирования деятельности субъектов естественных монополий в конкретных сферах, а также при формировании общих рынков, в частности рынков энергетических ресурсов и общего рынка транспортных услуг.
  • Развитие конкуренции, обеспечение информационной открытости и прозрачности закупок, предоставление странам-членам ЕАЭС национального режима в сфере закупок, обеспечение беспрепятственного доступа потенциальных поставщиков и поставщиков государств-членов к участию в закупках, проводимых в электронном формате, также являются одними из важнейших принципов регулирования в сфере государственных (муниципальных) закупок, определенных Договором о Союзе.
  • В целях обеспечения условий для стабильного и эффективного развития экономик стран-членов ЕАЭС, а также условий, способствующих развитию взаимной торговли и добросовестной конкуренции между странами-членами ЕАЭС, на территориях стран-членов ЕАЭС действуют единые правила предоставления субсидий в отношении промышленных товаров и осуществления мер государственной поддержки сельского хозяйства.

Вступление с 1 января 2015 года Договора о Союзе представляется важным историческим событием, к которому наши страны шли почти 20 лет. При этом, вопросы защиты и развития конкуренции занимают одно из важных мест в процессе функционирования Союза.

 

[1] Республика Армения присоединилась к Договору о Евразийском экономическом союзе 2 января 2015 года, Кыргызская Республика – 12 августа 2015 года

Цифровая прослеживаемость избавит ЕАЭС от контрафакта и таможенной волокиты — Газета.Ru

Объем взаимной торговли товарами между государствами-членами Евразийского экономического союза по итогам прошлого года составил $61 млрд.

Эта впечатляющая цифра, безусловно, является поводом для радости, однако делает еще более актуальным совершенствование контроля качества товаров, перемещающихся через границы стран-союзниц.

Читайте также:  Произошли изменения в определении величины уставного капитала для акционерных обществ разного типа

По мнению экспертов, единая маркировка продукции могла бы не только избавить рынок от контрафакта, но и решить ряд других проблем внешней торговли.

Соглашение о маркировке товаров средствами идентификации в Евразийском экономическом союзе, заключенное 2 февраля 2018 года в городе Алматы, вступило в силу 29 марта 2019 года.

На сегодняшний день для всех стран союза действительна единая маркировка по одной товарной группе «изделия из натурального меха», в то время как в самих государствах-членах маркировка товаров используется весьма активно.

Лидером по внедрению прослеживаемости товаров остается Россия. Сейчас это табак, обувь, лекарства (для этих трех групп с 1 июля маркировка будет обязательна), фотоаппараты, шины, парфюмерная продукция, товары легкой промышленности.

Проводятся эксперименты по молочной продукции и бутилированной воде.

На заседании Совета ЕЭК, состоявшемся 8 августа 2019 года, было принято решение о маркировке на всей территории ЕАЭС обувных товаров, а на заседании Совета ЕЭК состоявшемся 18 ноября 2019 были приняты решения о маркировке на всей территории ЕАЭС фотокамер, шин, духов и товаров легкой промышленности.

Данные решения Совета ЕЭК определяют для всех стран ЕАЭС формат кодов маркировки, состав данных описывающих товар и порядок обмена сведениями при трансграничном перемещении товаров, при этом государства-члены Евразийского экономического союза имеют право самостоятельно определить дату введения и порядок маркировки товаров на своей территории.

Так, министр финансов Армении Атом Джанджугазян 8 июня заявил, что страна рассмотрит возможность перехода на электронную маркировку импортируемых товаров. На данный момент в Армении действует обязательная маркировка ряда товаров, импортируемых в страну. В основном, она распространяется на воды и соки, алкогольные и слабоалкогольные напитки (пиво, коктейли).

«Возможно, мы обсудим возможность сформирования электронной системы, которая, однако, не будет означать, что это приведет к снижению расходов, просто она может быть более удобной для предпринимателей с точки зрения маркировки продукции», — цитирует Джанджугазяна агентство АРКА.

В Белоруссии оператор национальной системы маркировки товаров РУП «Белбланкавыд» с февраля 2020 года получает коды маркировки обувных товаров российского образца от «Оператор-ЦРПТ» (Центра развития перспективных технологий, который решением правительства РФ назначен оператором национальной системы маркировки).

«Необходимо выстроить прозрачную жесткую систему ответственности для всех участников процедур выпуска продукции в обращение и контроля на едином рынке.

Решению этих задач будут способствовать создание единой цифровой платформы технического регулирования и инфраструктуры качества ЕАЭС, цифровой среды разработки стандартов, переход на электронные формы разрешительных документов, а также установление механизма арбитражной оценки для решения спорных вопросов», — заявил президент Белоруссии Александр Лукашенко в начале января, обращаясь к главам государств-членов ЕАЭС.

Министр экономики Кыргызстана Санжар Муканбетов в конце февраля также напомнил о необходимости маркировки товаров для передвижения внутри стран Евразийского экономического союза. По его словам, логистически Кыргызстан, как страна, находится на передовом рубеже входа потока товаров в ЕАЭС.

«Одной из главных целей внедрения проекта маркировки товаров средствами идентификации является унификация процессов маркировки, что, в свою очередь, является главным условием в выстраивании единого безбарьерного рынка наших стран.

Ведь некоторые из наших стран уже имели опыт национальных систем маркировки, таких как Vero code в Армении и контрольные марки в Беларуси, которые не имели никакого соприкосновения между собой», — сообщили «Газете.

Ru» в торговом блоке ЕЭК.

Сейчас же, как рассказал представитель торгового блока ЕЭК, у всех один вектор развития в области маркировки, что при этом не означает обязательности единовременного введения маркировки во всех странах.

«Мы последовательно идем к формированию общих рынков, но различия в технологической, нормативно-правовой и организационной готовности не позволяют на сегодняшний день равномерно распространять маркировку.

Сегодня в каких-то аспектах одни обгоняют других, что обусловлено в том числе направленностью национальной политики в отдельных отраслях.

В конечном счете, все действуют в рамках общего соглашения о маркировке товаров средствами идентификации в союзе — по мере готовности своих национальных инфраструктур», — пояснили в торговом блоке ЕЭК.

Контрафактные войны

Таможенные службы государств-членов союза регулярно проводят мониторинг процесса перемещения товаров. Согласно официальным данным, цифры по взаимному экспорту и импорту стран участниц ЕАЭС с третьими странами сильно разняться.

Например, так называемая «зеркальная статистика» по товарам легкой промышленности, по информации Минпромторга России, в последние годы показывала, что объем неучтенного импорта из Китая по отдельным странам союза доходил до 80-90%.

Такой дисбаланс может говорить о масштабах незаконного перетока товаров внутри союза, ведь, безусловно, большая часть неучтенных товаров действительно ввозится для целей последующей реализации на территории России как основного потребителя, говорит руководитель рабочей группы по маркировке и прослеживаемости товаров АКОРТ Анна Орлова.

Проблему с перемещением незаконной продукции через границы стран-союзниц отмечает и директор по связям с ЕАЭС и защите торговых марок аффилированных компаний «Филип Моррис Интернэшнл» в России Александр Мироненко.

«По данным компании Nielsen за 3-й квартал 2019 года, страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС) – первый по величине источник поступления в Россию табачной продукции, нелегально реализуемой без уплаты акциза и других налогов в российский бюджет. На страны ЕАЭС в целом приходится более половины нелегального объема — 55,4%», — поделился он статистикой с «Газетой.Ru».

По имеющимся аналитическим данным, на которые ссылается директор по работе с органами государственной власти JTI Россия Василий Груздев, в настоящее время доля нелегальных сигарет на российском рынке составляет более 15% и растет от года к году.

«Больше половины объема нелегального табака в России составляет поток из стран ЕАЭС, в частности, более трети от всего объема – из Белоруссии. Особо остро стоит проблема торговли нелегальными сигаретами в приграничных регионах России.

Так, например, в Ростове-на-Дону каждая вторая пачка сигарет нелегальная, в Брянске доля нелегальных сигарет превышает 42% от всего табачного рынка, в Рубцовске Алтайского края – 58%.

По экспертным оценкам, ущерб для федерального бюджета в результате притока нелегальных сигарет из стран ЕАЭС превышает 50 млрд рублей в год», — подчеркнул Груздев.

В фармацевтической отрасли ситуация обстоит лучше, но некоторые проблемы имеются и здесь. «По нашим наблюдениям, перемещение оригинальных препаратов «Рош» между странами ЕАЭС занимает всего 5-10% от совокупного объема выявляемого контрафакта.

Важно понимать, что направление перемещения зависит от целого ряда причин.

Это может быть дефектура препарата в одной стране при его избытке в другой или существенная разница в ценах», — говорит руководитель отдела регистрации и обеспечения качества лекарственных препаратов АО «Рош-Москва» Наталия Назарова.

Закодированная помощь

Единая маркировка для государств-членов ЕАЭС, по мнению участников рынка, позволила бы не только эффективнее бороться с перетоком контрафакта и подделок, но также облегчить бизнесу выход на рынки других стран и избавить его от ряда логистических проблем.

«Мы считаем, что внедрение обязательной маркировки, наряду с другими мерами, должно в итоге повлиять на снижение объемов нелегальной торговли.

Эффективность будет зависеть от обеспечения прослеживаемости, главное условие которой – переход на электронный документооборот в транзакциях со своими поставщиками и клиентами всех участников оборота без исключения – дистрибьюторов, компаний крупной, средней, мелкой оптовой торговли, федеральных и региональных розничных сетей, а также несетевой розницы», — говорит директор по связям с ЕАЭС и защите торговых марок аффилированных компаний «Филип Моррис Интернэшнл» в России Александр Мироненко.

Однако пока не все так гладко — согласно оценкам компании, до четверти торговых компаний в стране пока еще не готовы к такому переходу.

Это серьезный повод для беспокойства, и «Филип Моррис Интернэшнл» намерена продолжать информационную работу со всеми участниками товаропроводящей цепи.

«Мы также надеемся, что необходимые шаги будут сделаны со стороны государства для обеспечения 100% готовности в части информационных систем и форм отчетности», — говорит Мироненко.

Руководитель отдела регистрации и обеспечения качества лекарственных препаратов АО «Рош-Москва» Наталия Назарова отмечает, что система маркировки призвана, в первую очередь, обеспечить прозрачность всего пути препарата от производителя до конечного потребителя. «При этом возможность перемещения между странами ЕАЭС потенциально позволяет нивелировать недостатки планирования потребности и тем самым снизить риски формирования долгосрочной дефектуры жизненно необходимых лекарств в отдельных странах», — считает она.

Читайте также:  Социально-правовые технологии в работе медицинских юристов

Глава рабочей группы по маркировке и прослеживаемости товаров АКОРТ Анна Орлова согласна с представителями бизнеса. По ее словам, система маркировки является действенным методом контроля и позволит бороться не только с локальными очагами распространения нелегальной продукции в странах союза, но и выявлять каналы поставки такой продукции.

«Однако для полноты функционирования важно, помимо активного внедрения маркировки, создавать единое окно обмена данными между странами-участницами союза. С созданием ЕАЭС были ликвидированы таможенные и экономические барьеры, а информационные барьеры остаются до сих пор.

Во всех государствах действуют различные информационные системы, в которых накапливаются большие объемы полезной информации.

Обмен информацией между государствами позволит выявлять схемы и источники поступления на союзный рынок нелегальной продукции и пресекать каналы поставки», — уверена Орлова.

Эксперт отмечает, что в последнее время стремительно развиваются информационные системы, многие отрасли промышленности переходят на цифровые технологии. В России помимо маркировки введены онлайн-кассы, активно развивается электронный документооборот.

«Считаем, что в совокупности все эти меры в перспективе благоприятно скажутся на обелении товарооборота, выравнивании конкурентных условий и, соответственно, облегчат доступ добросовестных участников оборота на рынки ЕАЭС», — резюмирует Анна Орлова.

Суд ЕАЭС

Суд Евразийского экономического союза был создан в соответствии с Договором о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года как постоянно действующий судебный орган Союза.

Статус, состав, компетенция, порядок функционирования и формирования Суда Союза определяются Статутом Суда Евразийского экономического союза (приложение № 2 к Договору о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года, далее – Договор).

Полную информацию о деятельности Суда ЕАЭС можно получить на интернет-сайте www.courteurasian.org

Местом пребывания Суда Союза определен город Минск. Новый суд разместился в историческом центре Минска в одном из немногих сохранившихся в белорусской столице еще дореволюционных особняков. Раньше здесь находился суд Евразийского экономического сообщества.

Однако Суд ЕАЭС не является правопреемником суда упраздненного в конце прошлого года Сообщества. Изменена компетенция суда, а порядок работы более полно урегулирован регламентом. Эти моменты утверждены на самом высоком уровне. Как и процедура исполнения решений высшего в экономическом союзе судебного органа.

Для исполнения своих решений суд вправе обратиться даже в Высший совет ЕАЭС.

Суд Союза рассматривает споры, возникающие по вопросам реализации Договора, международных договоров в рамках Союза и (или) решений органов Союза:

1) по заявлению государства-члена:

  • о соответствии международного договора в рамках Союза или его отдельных положений Договору;
  • о соблюдении другим государством-членом (другими государствами-членами) Договора, международных договоров в рамках Союза и (или) решений органов Союза, а также отдельных положений указанных международных договоров и (или) решений;
  • о соответствии решения Комиссии или его отдельных положений Договору, международным договорам в рамках Союза и (или) решениям органов Союза;
  • об оспаривании действия (бездействия) Комиссии;

2) по заявлению хозяйствующего субъекта (юридического лица, зарегистрированного в соответствии с законодательством государства-члена или третьего государства, либо физического лица, зарегистрированного в качестве индивидуального предпринимателя в соответствии с законодательством государства-члена или третьего государства):

  • о соответствии решения Комиссии или его отдельных положений, непосредственно затрагивающих права и законные интересы хозяйствующего субъекта в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, Договору и (или) международным договорам в рамках Союза, если такое решение или его отдельные положения повлекли нарушение предоставленных Договором и (или) международными договорами в рамках Союза прав и законных интересов хозяйствующего субъекта;
  • об оспаривании действия (бездействия) Комиссии, непосредственно затрагивающего права и законные интересы хозяйствующего субъекта в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, если такое действие (бездействие) повлекло нарушение предоставленных Договором и (или) международными договорами в рамках Союза прав и законных интересов хозяйствующего субъекта.

Посол России в Беларуси А.А. Суриков :«Экономические споры вполне могут разрешаться в этом суде. Это сделает экономические отношения стран и субъектов хозяйствования более цивилизованными».

По информации, представленной на официальном сайте Суда ЕАЭС, по состоянию на 1 июля 2016 года деятельность данного судебного органа может быть представлена работой с обращениями, география которых пока охватывает три государства-члена ЕАЭС и наднациональный орган – Евразийскую экономическую коммиссию (ЕЭК), а также обращения сотрудников ЕЭК.

Почти 2/3 обращений приходятся на хозяйствующие субъекты государств-членов ЕАЭС.

 Наибольшие проблемы, судя по предмету обращений, пока возникают в сфере таможенно-тарифного и нетарифного регулирования.

Стальной сговор: Евразийская экономическая комиссия оштрафовала НЛМК

Фото НЛМК После наказания НЛМК и ВИЗ-стали на рынке стали Евразийская экономическая комиссия начала расследование по признакам возможных нарушений на рынках автошин, легковых и грузовых автомобилей, колес для железнодорожного транспорта и рынке станкостроения

26 сентября 2017 года впервые в своей истории Евразийская экономическая комиссия признала нарушение антимонопольных требований на трансграничном рынке и наложила штраф на нарушителей.

Лицами, допустившими злоупотребление доминирующим приложением, признаны российские компании – НЛМК и ВИЗ-Сталь.

 Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) — наднациональный орган по отношению к пяти странам-участницам Евразийского экономического союза (Кыргызстан, Армения, Беларусь, Казахстан и Россия). ЕЭК наделена полномочиями по антимонопольному контролю.

Наличие таких полномочий призвано способствовать достижению целей создания Союза — формирование единого экономического пространства и обеспечение свободы движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы.

https://www.youtube.com/watch?v=IbYo7kUhMIw

ЕЭК обладает полномочиями по возбуждению и расследованию дел о нарушении принципов и правил конкуренции в случаях, если нарушение носит трансграничный характер, то есть оказывает (или может оказать) негативное влияние на конкуренцию на территории двух и более государств-участников ЕАЭС.

По мнению ЕЭК, нарушение НЛМК и ВИЗ-Сталь выразилось в злоупотреблении доминирующим положением на трансграничном рынке, границы которого определены территориями России, Беларуси и Казахстана.

Комиссия установила, что НЛМК и ВИЗ-Сталь выступают единым участником рынка и образуют одну группу лиц (НЛМК владеет 100% долей в уставном капитале ВИЗ-Сталь). Обе компании осуществляют продажу электротехнической анизотропной стали и фактически являются монополистами на этом рынке.

Так, совокупная доля НЛМК и ВИЗ-Сталь на рынке анизотропной стали в РФ составляет 99,9%, в Казахстане – 100%, в Беларуси – 100%.

При этом, осуществляя продажу на территориях трех стран, компании, по мнению Комиссии, нарушали требования закона, поскольку устанавливали различные цены на сталь для потребителей России, Беларуси и Казахстана.

Первоначально НЛМК и ВИЗ-Сталь определяли базовую стоимость товара, которая была одинаковой для всех покупателей на территории РФ, Беларуси и Казахстана.

Однако при реализации товара на территории Беларуси и Казахстана дополнительно к базовой цене ежемесячно с 1 января 2015 года по 30 июня 2016 года устанавливалась доплата, размер которой составлял от 5,3% до 23% от базовой цены. По отношению к покупателям на территории РФ повышающий коэффициент не применялся.

Применение данного коэффициента НЛМК при рассмотрении дела объяснял наличием макроэкономических рисков, нестабильностью товарных рынков стали в Республике Беларусь и Республике Казахстан, волатильностью национальных валют, малыми объемами и нестабильностью потребления.

Однако указанные доводы были отвергнуты Комиссией как необоснованные по той причине, что НЛМК и ВИЗ-Сталь осуществляли продажу на территории Беларуси и Казахстана на условиях полной предоплаты в рублях, следовательно, волатильность валюты и объем рынка не могли оказывать влияния на формирование цены.

ЕЭС пришла к выводу о создании НЛМК и ВИЗ-Сталь дискриминационных условий реализации стали на территории Беларуси и Казахстана.

Помимо полномочий по возбуждению и расследованию дел о нарушении основных принципов конкуренции, у Евразийской экономической комиссии есть и полномочия по установлению наказания виновным лицам.

За злоупотребление доминирующим положением Договор о ЕАЭС предусматривает наказание для юрлиц в виде оборотного штрафа (общее правило: от 0,01 до 0,15 % выручки от реализации товара); для физлиц – фиксированный штраф в размере от 20 000 до 150 000 рублей.

По результатам рассмотрения дела в отношении НЛМК и ВИЗ-Сталь были назначены следующие штрафы в общей сумме 217,5 млн рублей:

Читайте также:  ВС разрешил оспаривать возбуждение антимонопольных дел!

— 95 833 рублей — штраф заместителю вице-президента по продажам – директору по продуктовому маркетингу НЛМК за ежемесячное подписание распоряжений о применении коэффициентов макроэкономических рисков;

— 101 250 рублей — штраф вице-президенту НЛМК за утверждение распоряжения, устанавливающего саму возможность применения коэффициентов макроэкономических рисков;

— 77 781 511 рублей — штраф юрлицу – НЛМК за нарушение принципов конкуренции;

— 139 586 073 — штраф юрлицу ВИЗ-Сталь за нарушение принципов конкуренции.

Назначенные штрафы подлежат уплате в бюджет РФ (по месту регистрации виновных лиц). НЛМК и ВИЗ-Сталь в ходе рассмотрения дела признали факт применения коэффициентов макроэкономических рисков, однако настаивали на законности и экономической обоснованности своих действий, не признавая вину.

Тем не менее, к троим из четырех нарушителей при определении размера штрафа были применены смягчающие ответственность основания за оказание содействия комиссии при рассмотрении дела.

Исходя из решения Комиссии, единственное лицо без смягчающих обстоятельств, которое не оказывало содействие в работе Комиссии – вице-президент НЛМК.

Решение ЕЭК примечательно не суммами назначенных штрафов, поскольку и 77,8 млн для НЛМК, и 139,6 млн для ВИЗ-Сталь вряд ли окажут существенное влияние на экономическую стабильность данных компаний (согласно данным бухотчетности за 2016 год, только прибыль от продаж НЛМК составила 56,86 млрд рублей, прибыль от продаж ВИЗ-Сталь –  5,91 млрд рублей).

Значимость данного прецедента обусловлена тем, что впервые с начала своего функционирования (февраль 2012 года) Евразийская экономическая комиссия приняла решение, защищающее конкуренцию на едином рынке Евразийского экономического союза и наложила штраф на нарушителей.

Теперь по аналогии с Европейской комиссией в ЕС (которая, к слову, славится своими рекордно высокими штрафами за нарушение конкурентных правил) при осуществлении трансграничной деятельности на территории Кыргызстана, Армении, Беларуси, Казахстана и России всерьез необходимо учитывать наличие наднационального органа, выполняющего функции антимонопольного контроля и проверяющего, в том числе, порядок формирования и экономическую обоснованность цен.

На текущий момент Комиссия проводит расследование по возможным признакам нарушений на рынках автомобильных шин, легковых и грузовых автомобилей, колес для железнодорожного транспорта, рынке станкостроения. Причем о росте значения Комиссии свидетельствуют и принимаемые на национальном уровне изменения законодательства.

В 2016 году начали действовать поправки в отечественный закон о защите конкуренции, в соответствии  с которыми, если речь идет о конкуренции на трансграничных рынках, то применению подлежит не национальное законодательство, а единые правила конкуренции на трансграничных рынках.

Контроль за соблюдением этих правил возложен соответственно не на ФАС России, а на Евразийскую экономическую комиссию.

При явной попытке усилить роль ЕЭК и поддержать конкуренцию внутри ЕАЭС, на практике в текущий момент наблюдается обратная тенденция.

Согласно данным доклада ФАС России о состоянии конкуренции за 2016 год,  ежегодно растет число компаний, которые в своей деятельности не ощущают конкуренции со стороны производителей из ЕАЭС. (см.

ниже рисунок «Как почувствовали ли вы усиление конкуренции производителей из других стран ЕАЭС»). Только 2,3% компаний назвали в 2016 году влияние конкуренции со стороны производителей из ЕАЭС сильным.

Самыми безразличными к конкуренции внутри Союза оказались дальневосточные компании, 69,2% которых отрицают, что на их работу вообще каким-либо образом влияет конкурентное воздействие со стороны производителей из ЕАЭС.

Возможно, анализируемое решение как раз призвано повысить конкурентное воздействие внутри ЕАЭС и усилить роль Комиссии в контроле за соблюдением принципов конкуренции на трансграничных рынках.

От редакции. Forbes попросил НЛМК прокомментировать решение ЕЭК. В комментарии пресс-службы компании говорится: 

«Решение, о котором идет речь, еще не вступило в силу и будет обжаловано.

Группа НЛМК на рынке ЕАЭС конкурирует с ведущими производителями трансформаторной стали из КНР, Кореи, Германии, Польши. Однако цены НЛМК существенно ниже цен других мировых поставщиков, что свидетельствует о выгодах казахстанских потребителей при закупках в России и делает выводы о дискриминации, по меньшей мере, непонятными.

На рынок Казахстана НЛМК поставляет трансформаторную сталь по тем ценам, которые обусловлены нестабильностью рынка, нерегулярностью закупок, низким уровнем платежной дисциплины покупателя и иными факторами, которые были подробно изложены Комиссии, однако полностью проигнорированы.

Цены на трансформаторную сталь в России регулируются предписанием ФАС России, которое ограничивает возможности НЛМК по индексации цен. В ЕАЭС таких ограничений не существует, что делает выводы о дискриминации бессмысленными, поскольку само национальное и наднациональное регулирование различны, соответственно, априори отсутствует единая база для сравнения.

Компания готова к тому, чтобы данную абсурдную ситуацию рассмотрел компетентный суд и иные органы в соответствии с процедурой, предусмотренной Договором о Евразийском экономическом союзе». 

  • Екатерина Смирнова Forbes Contributor

Еэк начала трансграничное антимонопольное расследование в отношении ряда мейджоров

.str1{stroke:#555961;stroke-width:2.3622}.str0{stroke:#555961;stroke-width:3.1252}.fil2{fill:none}.fil1{fill:#555961}.fil0{fill:#fff} .str1{stroke:#555961;stroke-width:2.3622}.str0{stroke:#555961;stroke-width:3.1252}.fil2{fill:none}.fil1{fill:#555961}.fil0{fill:#fff} .

str1{stroke:#555961;stroke-width:2.3622}.str0{stroke:#555961;stroke-width:3.1252}.fil2{fill:none}.fil1{fill:#555961}.fil0{fill:#fff} .tst0{fill:none;stroke:#575b62;stroke-width:.9772}.tst1{fill:#FFF}.

tst2{fill:#575b62}

деловой журнал об индустрии здравоохранения

13 Ноября 2021 Мединдустрия Конгресс Vademecum MedDay состоится 15 февраля 2022 года 4 ноября 2021, 16:22 Аналитика Доступно исследование «Онкологическая помощь в частных клиниках» 4 ноября 2021, 8:00 Мединдустрия Не так селинг: кто займет место оскандалившейся клиники «Медицина 24/7» 1 ноября 2021, 11:09 Мединдустрия ТОП200 частных многопрофильных клиник России 20 октября 2021, 0:48

  • Новости
  • Рейтинги & Аналитика
  • Мероприятия
  • Журнал
  • Партнерские Проекты
  • Поддержать

Главная Новости

Еэк начала трансграничное антимонопольное расследование в отношении ряда мейджоров

Михаил Мыльников Мединдустрия Фармбизнес 24 июня 2020, 11:24 2

berlek-nkp.

com Департамент антимонопольного регулирования Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) начал процедуру расследования по признакам нарушения правил конкуренции в отношении ряда мейджоров, работающих на трансграничных рынках и занимающихся реализацией медизделий и лекарственных средств.

Процедура проводится в соответствии со ст. 76 Договора о ЕАЭС, запрещающего картельные соглашения на рынках стран союза.

В частности, под расследование попала оптовая реализация рентгеновских аппаратов и их расходных материалов производства компании GE Healthcare, продажа ангиографических инжекторов для КТ и МРТ производства Ulrich medical, оптовая реализация офтальмохирургического оборудования производства компании Alcon Pharmaceuticals.

Кроме того, дознание ведется в отношении продажи лекарственных средств, содержащих в своем составе международное непатентованное наименование «Глатирамера ацетат», а также оптовых продавцов медицинской рентгеновской пленки.

Решение по первому трансграничному картелю в отношении рынка медизделий коллегия ЕЭК вынесла в сентябре 2019 года. Тогда регулятор посчитал российское ЗАО «Дельрус» и казахское ТОО «Дельрус РК» виновными в заключении «трансграничного» антиконкурентного соглашения.

Как следовало из фабулы дела, казахстанская компания Scuderia собиралась провести калибровку ультразвуковых датчиков аппарата Fibroscan и обратилась за услугой к дистрибьютору «Дельрус». В российской компании ей отказали, предложив обратиться в казахстанскую «Дельрус РК», однако там услуга калибровки оказалась в 2,5 раза дороже.

Коллегия ЕЭК сочла действия компании свидетельством трансграничного антиконкурентного соглашения: конкуренты знали о деятельности друг друга, вели переписку и перенаправляли покупателей к поставщику услуги в соответствии с географическим принципом территорий обслуживания. В результате оба юрлица были признаны виновными в нарушении пп. 3 п. 3 ст.

76 Договора о ЕАЭС и получили штрафы в общей сумме около 500 тысяч рублей.

Поставщик с решением не согласился и пообещал обжаловать решение в суде.

Источник: Департамент антимонопольного регулирования и торговли РБ фас еэк антимонопольное расследование картельный сговор ge alcon глатирамера ацетат ulrich рентгеновская пленка Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен

Поделиться в соц.сетях +1 +1 +1 +1

Ещё новости

Мединдустрия ФАС признала четырех приморских поставщиков МИ виновными в картеле на 147 млн рублей 28 октября 2021, 21:07 Фармбизнес В Москве снизят предельные оптовые надбавки к ценам на лекарства 7 октября 2021, 17:08 Мединдустрия ФАС подтвердила антиконкурентный сговор в тендерах Минздрава Ростовской области на утилизацию медотходов 30 сентября 2021, 20:03 все новости ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ Подписаться

Нажимая на кнопку «подписаться», вы даете согласие на обработку персональных даных.

Ваша заявка принята

Мы отправили Вам письмо. Для подтверждения подписки на новости перейдите по ссылке в письме.

Ошибка

  • Новости
  • Рейтинги & Аналитика
  • Мероприятия
  • Журнал
  • Партнерские Проекты
  • Поддержать
  • РЕДАКЦИЯ
  • АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР
  • ПОДПИСАТЬСЯ НА ЖУРНАЛ VADEMECUM
  • РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ
  • КОНТАКТЫ И РЕКВИЗИТЫ

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *