Шампанского нефтяным авантюристам, или Glencore, еще Glencore!

Крупнейший мировой сырьевой трейдер Glencore вновь оказался под прицелом борцов с коррупцией и отмыванием денег.

Швейцарская корпорация, а точнее, ее деятельность в республике Конго и Венесуэле вызвала интерес Министерства юстиции США.

Как стало известно Bloomberg, компанию проверяют на соответствие противокоррпуционному законодательству США, в связи с чем от концерна потребовали предоставить документы по сделкам за последние 10 лет.

По мнению аналитиков, появление подобного запроса свидетельствует о том, что расследование уже ведется.

Это означает, что Glencore, главному покупателю алюминия у российского «Русала», а также держателю акций «Роснефти», угрожает не только колоссальный штраф, но и потеря кобальтовых активов в Конго.

Аналитики, мнение которых приводит Bloomberg, отмечают, что ситуация является непростой для швейцарского трейдера, учитывая репутацию Минюста США как крайне агрессивного борца с международной коррупцией. Причем, для расследования деятельности компании в рамках американской юрисдикции достаточно того, чтобы транзакции совершались в долларах США.

По словам эксперта RBC Capital Markets Тайлера Брода, закон о противодействии коррупции дает возможность не только оштрафовать нарушителя на $25 млн, но и лишить свободы сроком до 5 лет.

Фондовые рынки закономерно ответили на сообщения о новом расследовании в отношении Glencore снижением. В ходе торгов акции компании падали в пределах 18%, трейдер потерял за считанные часы около $9 млрд своей капитализации. Это самый сильный однодневный спад за последние два года, который обновил рекорд предприятия в британском индексе «голубых фишек». 

Шампанского нефтяным авантюристам, или Glencore, еще Glencore!

www.globallookpress.com

Отметим, что это не первый скандал, в котором участвует швейцарская компания. У глобальных борцов с коррупцией давно вызывает обеспокоенность отношения швейцарской компании с израильским миллиардером Дэном Гертлером, «другом» лидера республики Конго Жосефа Кабилы. Ранее в мае деятельностью Glencore в республике интересовалась Великобритания.

В конце 2017 года интерес у общественных организаций, в частности у швейцарской Public Eye, вызвали данные так называемого «Райского досье», где фигурируют документы по нескольким проектам Glencore.

По данным газеты «Коммерсант», речь идет о таких проектах, как покупка в 2012 году трейдером крупного канадского зернотрейдера, а также о сделке, связанной с участием Glencore в приватизации «Роснефти», и другие.

Валютная политика ЦБ наносит существенный ущерб России: резервы сократились

  • Например, «правозащитники в Швейцарии официально попросили генпрокурора страны расследовать, как эта международная компания приобрела медную шахту в Демократической Республике Конго (ДРК)», — цитируем The Guardian.
  • Ущерб не измеряется штрафом
  • Самым очевидным риском для Glencore являются штрафные санкции, но это ничто по сравнению с ущербом, который расследование нанесет компании в целом, указал старший аналитик по политическим рискам AKE International Максимилиан Хесс, слова которого приводит Bloomberg.

Реакция рынков, выраженная в  падении акций компании, способна нанести швейцарской корпорации ущерб больший, чем любое наказание в рамках исполнения закона о противодействии коррупции, подчеркнул эксперт.

Инвесторы, по словам М. Хесса, испытывают серьезные опасения относительно будущего концерна Glencore. Неудивительно, компания «работала на тех рынках, где другие не могли или не хотели», подчеркнул аналитик.

Шампанского нефтяным авантюристам, или Glencore, еще Glencore!

www.globallookpress.com

Концерн лидирует в Конго, где сосредоточено более 60% мировых запасов кобальта, в свою очередь подчеркивают аналитики BMO Capital Markets. Активы концерна в республике составляют четверть его общей стоимости и представляют существенный интерес для конкурентов.

По прогнозам, спрос на кобальт к 2030 году будет втрое превышать его нынешнюю добычу в 100 тыс. тонн в год, благодаря росту производства смартофонов и электромобилей.

При этом аналитикам очевидно, что «прессинг» компании и арест активов приведет к тому, что 30% мирового производства кобальта окажутся в руках «конретных сторон», что приведет к монополизации рынка.

В BMO Capital Markets подчеркнули: китайские компании уже набрали вес в переработке кобальта и теперь намерены наращивать свое присутствие «непосредственно на рудниках».

Другую гипотезу предложили «Царьграду» аналитики финансового рынка, специализирующиеся на управлении иностранными активами. По их словам, «все всегда знали, что Glenkore работает на опасных рынках, таких как Иран, Нигерия, Конго». Высокие риски в этих регионах связаны, в том числе, и с коррупцией, что не было секретом для мировой элиты.

Для удара по трейдеру выбрано подходящее время: США вновь проводят антииранскую политику, ведут торговую войну с Китаем и одновременно атакуют санкционными списками Россию.

«Таким образом, Вашингтон на примере крупнейшего в мире трейдера демонстрирует свою власть и возможности по управлению бизнесом даже мировых гигантов», – отметили источники «Царьграда».

Glencore и Россия

Напомним, Glencore — один из важнейших партнеров России: в 2017 году она заняла пятое место в рейтинге крупнейших покупателей российской экспортной нефти, составленном Forbes.

Кроме того, в январе того же года трейдер и фонд Qatar Investment Authority (QIA) в рамках консорциума закрыли сделку по покупке 19,5 –процентного пакета «Роснефти».

Затем инвесторы объявили о продаже большей части акций, но сделка не состоялась, сам консорциум прекратил существование, а Glencore и QIA стали прямыми инвесторами российской нефтяной компании.

Шампанского нефтяным авантюристам, или Glencore, еще Glencore!

Олег Дерипаска.  www.globallookpress.com

Партнерство трейдера с миллиардером Олегом Дерипаской началось в 2007 году, когда на базе Sual Partners, «Русала» и активов Glencore была создана UC Rusal, ныне находящаяся под санкциями США.

После опубликования SND-списка, швейцарский трейдер заявил о форс-мажоре по контрактам на поставку 50 тыс. тонн алюминия из России.

Glencore заверила западных партнеров, что намерена строго держать режим санкций по контрактам с «Русалом».

Ради спасения алюминиевой компании от санкций Олег Дерипаска, который контролирует алюминиевого гиганта «Русал» через 66% принадлежащих ему En+, выразил готовность пойти на расторжение соглашения между En+, Glencore и Sual Partners.

Именно таких действий потребовал американский Минфин, заявив, что США могут снять санкции с «Русала», если миллиардер откажется от контроля над компанией.

Как только позиция Минфина смягчилась, трейдер возобновил закупку алюминия у «Русала».

Аферы Грефа: новый эпизод в «деле Сбербанка»

О бенифециарах

Как отмечают опрошенные «Царьградом» аналитики, потенциальный уход «Русала» с алюминиевого рынка существенно повлияет на расстановку сил в отрасли. В частности, речь идет об американских компаниях, которые смогут занять место «Русала» на динамично растущем рынке.

«Возможным бенифициаром может стать американская алюминиевая компания Alcoa, лидер по доле рынка в США, где она получает 46% выручки», — предположил Forbes. Санкции в отношении Дерипаски открывают перед этим алюминиевым гигантом огромные перспективы.

Что касается разворачивания боевых действий на кобальтовом рынке в центральноафриканском регионе, то, по мнению аналитиков, они не исключены. Запасы кобальта в Конго – лакомый кусок для многих компаний. Рост цен на этот металл только разогревает мировой интерес к данному региону.

Шампанского нефтяным авантюристам, или Glencore, еще Glencore!

Dmytro Zinkevych/shutterstock.com

КНР захватывает контроль над всей производственной цепочкой электромобилей — от добычи кобальта в Конго до производства аккумуляторов и конечной сборки электромобилей, указывает The Wall Street Journal. Издание отмечает, что может привести к зависимости мировой экономики от китайских компаний.

Но есть и конкуренты. «Сложившиеся в пользу Китая мировые тренды на рынке кобальта может радикально изменить растущая американская компания US Cobalt Inc.

, главу которой, Уэйна Тисдейла, называют «человеком-легендой, который умеет совершенно безошибочно определить новые тренды, время их появления и создать выдающуюся акционерную стоимость», — заявил «Веку» президент Академии реальной политики Владимир Прохватилов.

P.S. Стало известно, что Glencore выкупит свои акции по программе buy back на сумму 1 млрд долларов. Ранее бумаги корпорации продемонстрировали сильное падение: они рухнули на 18% и торгуются около годовых минимумов. На новостях о buy back, который продлится до конца года, акции Glencore выросли на 3,9%, что является лучшим показателем индекса FTSE 100. 

Glencore получила 46% в «Русснефти» Михаила Гуцериева

Шампанского нефтяным авантюристам, или Glencore, еще Glencore!

Партнером Михаила Гуцериева в «Русснефти» стал трейдер Glencore / А. Гордеев / Ведомости

«Я бизнесмен и хочу заниматься бизнесом, мне еще надо отдать долги «Русснефти» в $7 млрд», – говорил в интервью «Ведомостям» основатель компании Михаил Гуцериев в 2010 г., вернувшись из Лондона, куда он уехал после появления у налоговиков претензий к компании. В 2013 г. он стал 100%-ным владельцем акций «Русснефти», выкупив 49% у АФК «Система» Владимира Евтушенкова и 2% у Сбербанка.

В пятницу ТАСС со ссылкой на источник на финансовых рынках сообщил, что в октябре «Русснефть» снизила долг до $2,3 млрд, конвертировав $3 млрд в акции. Был проведен ряд сделок «по реструктуризации и прощению части долга компании, что нашло отражение в снижении величины долга и росте чистой прибыли холдинга», отметил он.

Представитель «Русснефти» подтвердил «Ведомостям» эту информацию (представитель Glencore не ответил на запрос). По словам представителя «Русснефти», $3 млрд – это долг компании перед Glencore и Гуцериевым.

После закрытия сделки распределение долей в «Русснефти» будет 46% на 54% соответственно, добавил представитель компании, отказавшись от дальнейших комментариев.

Сделать Glencore акционером «Русснефти» – инициатива Гуцериева, сказал «Ведомостям» источник, близкий к бизнесмену: «Это даст нефтекомпании возможность развиваться, увеличивать капвложения». В 2016 г.

«Русснефть» может начать выплачивать дивиденды, говорит он. В уставе от 2003 г. сказано только, что акционеры получают дивиденды от чистой прибыли (без указания размера).

Вопрос изменения устава, а также сколько мест получит Glencore в совете директоров – в компетенции акционеров и еще не решен, говорит собеседник.

В начале 2000-х гг. Glencore помогала Гуцериеву создавать компанию, предоставляя кредиты под залог акций предприятий. На конец 2014 г. долг «Русснефти» перед трейдером составлял $984 млн.

До сих пор Glencore владела 40–49% в нескольких «дочках» «Русснефти». В мае ФАС разрешила трейдеру приобрести 46% самой «Русснефти».

Glencore подавала ходатайство на 49%, но эта сделка потребовала бы согласования правительственной комиссии по иностранным инвестициям. Отказ от 3% ускорил процесс согласования.

Оставшиеся $2,3 млрд – это долг «Русснефти» перед ВТБ со сроком погашения до конца 2023 г. (данные Moody’s). Представитель ВТБ от комментариев отказался. До конца января 2016 г.

Читайте также:  О выведении компании из моратория о банкротстве

нефтяная компания планирует снизить долг до $1,3 млрд, а отношение долга к EBITDA – с 14 до 3, говорит собеседник ТАСС.

Скорее всего на это пойдут средства акционеров, отмечает источник «Ведомостей», близкий к Гуцериеву.

Стратегия «Русснефти» не изменится после того, как Glencore получит 46%, говорил Гуцериев в июне: «Нет денег, чтобы менять стратегию». Основной проблемой «Русснефти» был большой долг, отмечает директор Small Letters Виталий Крюков. По его мнению, теперь компания может генерировать свободный денежный поток даже при текущей цене на нефть и поддерживать добычу нефти (в 2014 г. – 8,6 млн т).

Гуцериев давно хочет объединить «Русснефть» с другой своей нефтяной компанией – «Нефтисой» (добыча – 7 млн т), а затем провести IPO. Бизнесмен объединенную компанию оценивал в $18 млрд (добыча – 18 млн т).

Объединение может завершиться в 2016 г. IPO возможно с ростом цен на нефть или если Glencore решит продать долю, говорит Крюков. На конец первого полугодия долг трейдера был почти $27 млрд.

Эксперты опасаются, что Glencore не сможет его обслуживать из-за низких цен на сырье.

Кто управляет Glencore, крупнейшим продавцом российской нефти

В четверг стало известно, что швейцарская Glencore вскоре обзаведется статусом крупнейшего трейдера российской нефти. Произойдет это в результате сделки, по которой Glencore совместно с нидерландской Vitol купит у «Роснефти» 67 млн т нефти. Forbes представляет портрет Айвана Глазенберга — главы и акционера Glencore.

Торговля сырьем превратила Айвана Глазенберга в одного из богатейших людей мира (состояние $6,7 млрд). Теперь он близок к завершению одной из крупнейших сделок в истории, которая прибавит к его состоянию еще почти $1 млрд.

В статусе многолетнего гендиректора швейцарского трейдера Glencore International бизнесмен привык держаться в тени и не фигурировать в новостном потоке.

Но в прошлом году, когда Glencore начал поглощение конкурентов — Xstrata ценой в $33 млрд, Глазенбергу пришлось смириться с тем, что с приватным образом жизни, включающим пару появлений на публике за всю карьеру и уединенное времяпрепровождение в швейцарском поместье, пора заканчивать.

Так глава Glencore с подачи советников выбрался из своего корпоративного кокона, чтобы удовлетворить интерес общественности и даже раздать несколько интервью. Вряд ли он был счастлив такому повороту событий. В конце концов, азы бизнеса Глазенберг постигал благодаря загадочному нефтяному трейдеру Марку Ричу.

Самым публичным мероприятием с участием главы Glencore стала встреча членов горнодобывающего клуба Мельбурна. Прошла эта встреча, как ни странно, в Лондоне.

600 гостей собрались под навесом на стадионе для крикета Lord's, чтобы выслушать пространную речь миллиардера о его работе и частной жизни.

Австралийские корни мероприятия не должны смущать: начав карьеру в Йоханнесбурге, Глазенберг получил гражданство Австралии, проработав два года в Сиднее в конце 1980-х как куратор угольного подразделения Glencore.

Через несколько дней после публичной встречи бизнесмен дал эксклюзивное интервью Forbes Asia в своем лондонском офисе.

Тем и ограничился: во время беседы Глазенберг вновь окружил себя завесой секретности, настояв на том, чтобы разговор не записывался на диктофон.

Решение это выглядело тем более странно, что большая часть речи главы Glencore была дословным повторением его выступления на Lord's.

Наследник Родса. 56-летний Глазенберг невысокого роста, у него небольшая залысина и резкие манеры. Первое впечатление, впрочем, обманчиво: в разговоре обращаешь внимание на высокий голос и отчетливый южноафриканский акцент.

То, как смело он держит себя в диалоге с собеседником, — ключ к пониманию общей стратегии главы Glencore, простирающейся далеко за пределы банальной купли-продажи угля, меди, хлопка или зерновых.

Глазенберг гордо несет статус лидера в сырьевом секторе, как в XIX веке это делал основатель алмазодобывающей империи De Beers Сесил Родс.

Сравнение, может быть, чересчур громкое, но со времен Родса вряд ли появлялась фигура более влиятельная в пределах одной горнодобывающей корпорации и более независимая в своих решениях от поведения конкурентов. После закрытия сделки с Xstrata в середине марта совокупная капитализация объединенной компании достигнет $92 млрд. Доля Глазенберга в 8,27% будет стоить $7,6 млрд.

Занимаясь углем, медью, цинком и никелем в Австралии и еще на 40 национальных рынках, «большой» Glencore превратится в глобального конкурента ведущих горнодобывающих империй мира — BHP Billiton и Rio Tinto. Швейцарского трейдера от остальных участников рынка отличает высокий уровень контроля со стороны гендиректора над всеми ключевыми процессами.

Ни у одного из коллег Глазенберга по цеху CEO в отрасли нет настолько большой доли в их компаниях. И продавать свой пакет акций глава Glencore пока не собирается. Философия сопричастности  успеху компании восходит глубоко к корням Glencore.

Во время выступления на Lord's Глазенберг признался, что предпринимательским духом он мечтал бы заразить и всех своих подчиненных. «Множество сделок совершаются или не совершаются из-за того, что топ-менеджеры не совпадают во взглядах с акционерами, — объяснял он. — Мы хотим, чтобы люди, которые работают на нас, становились предприимчивыми.

Нам нравится, когда они находят новые идеи. Нам нравится, когда они ищут идеи. Нам нравится, когда они не превращаются в тех, кого я называю «опекунами активов».

Бизнес против правил. У Глазенберга особый взгляд на ведение бизнеса. Так, он предпочитает покупать готовые активы, а не создавать их самостоятельно.

Эта убежденность в нем — с момента удачного приобретения Glencore проблемного завода по очистке никеля в Австралии в 1998 году. «Зачем я должен строить актив, когда дешевле просто купить его? – говорит Глазенберг.

– Одно перерабатывающее производство мощностью 40 000 т никеля в год мы создали в Австралии самостоятельно. И до сих пор пытаемся выйти на уровень производства 30 000 т».

Глазенберг порвал и еще с одной традицией индустрии, смешав занятия «тяжелым» сырьем (полезные ископаемые) и «легким» (продукты питания и текстиль). Никто из серьезных конкурентов Glencore не заходил так далеко в понимании идеи диверсификации, чтобы начать торговать пшеницей, кукурузой, соей и хлопком. Глазенбергу эти направления нравятся ничуть не меньше, чем уголь и медь.

Еще одна специфика менеджмента от Глазенберга — смелые инвестиции в страны, которые остальные считают слишком рискованными для вложений. В Колумбии Glencore работал в годы эскалации террористической активности, в ДР Конго — на фоне кровопролитной гражданской войны.

Самая важная черта Глазенберга, возможно, — отрицание стратегии накопления исключительно «первоклассных» (first tier) активов. «Мне плевать, какой вид активов у нас в портфеле, – рассказывает Глазенберг. – На чем мы делаем акцент? В первую очередь, на доходности инвестированных средств.

Поэтому никакой нужды в больших first tier активах нет. Я счастлив заполучить и активы из менее престижных категорий, и именно поэтому Glencore преуспевает в бизнесе. Совокупный эффект от покупки двух дешевых активов второго ряда часто дает потрясающий результат в виде большого дохода».

Рациональный подход миллиардера к инвестициям легко объяснить, если вспомнить о корнях предпринимателя. Глазенберг — сын литовского ремесленника, эмигрировавшего в Южную Африку и «ради создания бизнеса заложившего собственный дом».

Поклонник фитнеса, Айван в молодости всерьез увлекался спортом и даже пытался пройти отбор на Олимпиаду-1984 в качестве участника соревнований ходоков — в составе сборных ЮАР и «религиозной родины» Израиля. В итоге южноафриканская команда, куда пробился Глазенберг, на турнир так и не попала — страна была дисквалифицирована за политику апартеида.

Будущий сырьевой магнат получил диплом экономиста в ЮАР, а во время учебы на курсе MBA в Университете Южной Каролины заинтересовался торговлей и вскоре стал сотрудником Марка Рича, основателя Glencore.

Кастинг для директоров. Размер личного состояния Глазенберга стал известен общественности, после того как в 2011 году Glencore провела IPO на Лондонской бирже.

Помимо отказа от анонимности, миллиардер столкнулся и с другими реалиями публичного статуса.

«Одним из удовольствий», которое испытал глава Glencore после размещения акций, стал, по его собственному признанию, процесс подбора независимых директоров для компании.

«Мы пошли по обычному пути и взялись изучать список потенциальных членов совета директоров. Тут я не выдержал: «Кто все эти парни? Никогда не встречал никого из них». В общем, первое, что вам нужно знать о совете директоров публичной компании, — это то, что встречи с кандидатами в директора и не предполагаются, потому что на самом деле никакие они не независимые», — говорит Глазенберг.

По его словам, после изучения списка он заявил, что «нуждается в парнях, которые помогли бы управлять компанией, ведь для этого и нужен совет — они должны разбираться в твоем бизнесе».

 В итоге Глазенберг лично подыскал семь дружественных директоров, пусть некоторые из них и вызвали противоречивые чувства у акционеров Glencore.

Например, одним из пяти независимых директоров Glencore стал Тони Хэйворд, бывший гендиректор BP, покинувший британскую корпорацию в разгар скандала из-за утечки нефти в Мексиканском заливе.

Будущее после слияния. Инвесторы пока сохраняют настороженное отношение к сделке Glencore и Xstrata — до сих пор неясны окончательные параметры соглашения и то, насколько они отличаются от первоначальных договоренностей сторон.

Второй по величине акционер Xstrata, катарский суверенный фонд Qatar Holdings, требовал от Glencore улучшения условий оферты. Тогда Глазенберг принял решение изменить условия сделки и осуществить полномасштабное поглощение Xstrata по своей цене.

Противостояние завершилось консенсусом, по которому Xstrata покинула команда управляющего директора Мика Дэвиса, давнего контрагента главы Glencore.

Уход Дэвиса, равно как и неразборчивость главы Glencore в объектах инвестиций, всерьез беспокоит рынки. Удастся ли Глазенбергу утвердиться в статусе бизнес-революционера в компании столь большого масштаба, неизвестно.

Читайте также:  Отгадайте загадку: США нельзя, а РФ – можно

Инвесторы отдают себе отчет в том, что все успехи Glencore в последнее десятилетие во многом были связаны с хорошей конъюнктурой сырья. Сработают ли агрессивный стиль и стратегия не на буме цен, а на стагнирующем рынке, большой вопрос.

Есть тревожные сигналы: за первые 6 месяцев 2012 года прибыль Glencore упала на 26%, это был первый негативный финансовый период для компании за долгие годы.

Glencore: как делаются деньги

Компания Glencore PLC, бывшая Marc Rith + Co AG, в первый, американский период своей деятельности вела бизнес по принципу “риск на грани авантюры”, это если сказать мягко. Со сменой владельцев и имени она выросла в респектабельную швейцарскую фирму, но риск присущ ей по сей день, наверное, потому что без него не обойдешься на переменчивом рынке сырья.

Те, кто лишь кое-что слышал о Glencore в связи с ее деятельностью в России, будут поражены, узнав сумму ее годового дохода, число занятых и то, что ее IPO было крупнейшим событием для Лондонской фондовой биржи в 2011 году.

Но в этом удивлении не будет ничего удивительного: статья в Reuters о Glencore, появившаяся перед тем размещением в Лондоне, называется: “Самая большая компания, о которой вы никогда не слышали”.

Сегодня принято заключать виртуальные сделки, при которых реальный товар никогда не будет перемещен. Glencore торгует по-настоящему, а также — добывает.

В мире физической торговли, пишет Reuters  — покупки, транспортировки и продажи основных материалов, которые нужны миру — Glencore является вездесущей и находящейся в центре дискуссий, так же, как Goldman в банковском деле.

Но компанию вряд ли можно назвать выходцем из вчерашнего дня: «Это современный финансовый инжиниринг вместе со старомодным торговым домом сырьевых товаров», сказал о Glencore Джон Килдафф, партнер хедж-фонда Again Capital LLC в Нью-Йорке.

Будучи крупнее, чем Nestle, Novartis или UBS с точки зрения доходов, сеть Glencore из 2000 торговцев, юристов, бухгалтеров и других сотрудников в 40 странах мира обеспечивает работающий в режиме реального времени рынок, чему помогает и хорошее знание политической ситуации, оценивало агентство Reuters бизнес Glencore перед лондонским IPO.

Сейчас сайт компании сообщает о “50+” странах, где она ведет деятельность. Число занятых на предприятиях и в офисах, работающих на компанию по трем направлениям: сельскохозяйственное, энергетическое, металлы и минералы — сама она определяет в 160 тысяч человек (но это вместе с подрядчиками). Доход за 2015 год указан в размере 172,7 миллиарда долларов.

«Компания Glencore — не новичок на российском рынке, — говорит глава коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры»  Андрей Комиссаров.

— Когда в СССР только зарождалась рыночная экономика, Glencore под своим прежним названием (Marc Rich) уже принимал активное участие в экспортных операциях. На первоначальном этапе Glencore осуществлял преимущественно трейдинговые операции.

Экспортировал из России уголь, металл, руду и другие товары, котирующиеся на бирже. Постепенно компания начала осваивать и инвестиционный рынок, скупая пакеты акций крупных российских промышленных предприятий.

А с 2002 года компания начала активное внедрение на российский нефтяной рынок. В настоящее время Glencore, не прекратив трейдинговую деятельность, избрал основным направлением участие в приватизации крупных российских предприятий», — отмечает юрист.

«Их знание потока товаров по всему миру по-настоящему страшно,» цитирует Reuters человека, работавшего в тесном контакте с руководством Glencore. Агентство в феврале 2011 года предполагало, что компания размещает акции на пике сырьевых цен.

Предположение оказалось абсолютно точным, как и “страшное знание” руководством Glencore динамики и тенденций своих рынков: цены на алюминий, медь, свинец, никель, олово, цинк, а все это активно торгуемые (и отчасти производимые) ею товары, примерно весной 2011 года достигли максимума перед многолетним снижением, которое прекратилось только недавно. Почти то же самое можно сказать про цены на нефть.

Именно поэтому, триумфально разместившись 19 мая 2011-го года (акций было продано на сумму около $10 млрд, капитализация составила $59,9 млрд), компания вскоре начала накапливать долги и встретила 2015 год с $25,9 млрд долга (по данным ТАСС).

Правда, заканчивать год она собирается, согласно ее релизу от 1 декабря, с 16,5-17,5 миллиардами, уменьшив сумму задолженности на 6,3 млрд, в 3-6 быстрее, чем собиралась.

Тут тоже можно взглянуть на графики цен сырьевых товаров, жутко просевших год назад и потом устремившихся вверх (цинк и свинец “улетели” вообще неведомо куда), чтобы понять внешние причины ренессанса успешности Glencore, которая стоила в мае 2016 года почти вдвое меньше, чем во время размещения за 5 лет до этого.

Но не все объясняют графики, там, где важен личностный фактор. Нового подъема наверняка упорно добивается CEO Иван (Айван) Глазенберг, о котором говорят как о человеке, который всю жизнь стремится быть совершенным трейдером.

На таких построен бизнес компании, по поводу ее трейдеров говорят, что они “звездные”, “мыслители” и “воины” одновременно.

Трейдеры — это ее актив, в определенном смысле такой же важный, как доли Glencore в компаниях по производству меди, никеля, феррохрома, цинка, алюминия (8,75% Объединенной компании “Русал” через Amokenga Holdings) или нефти.

Иван начинал угольным трейдером по ЮАР, откуда он родом, у Марка Рича в Нью-Йорке, а теперь летает и встречается с президентами стран, но так же, как с ними, он беседует и с парнем на торговой площадке.

Так говорят партнеры об этом очень закрытом человеке, “одним из самых загадочных в мире бизнеса”, согласно довольно известному афоризму о нем.

Он не терпит дураков и имеет вспыльчивый характер, пишет Reuters, но он очень обаятельный и хорошо знает своих людей. Впрочем, его еще называют «ультраагрессивным».

В начале 1990-х годов Марк Рич покинул компанию, продав свою долю (по оценкам — до 80% ее капитала). Чаще можно встретить утверждения, что он сделал это под давлением крупных трейдеров, которым его репутация в США препятствовала вести дела с этой страной.

Он действительно вынужден был покинуть Америку из-за обвинений, выдвинутых прокурором Рудольфо Джулиани и касающихся неуплаты налогов, прочих финансовых проблем и торговли в обход режима санкций против Ирана и других стран (много позже он будет помилован Биллом Клинтоном). Но The Guardian придерживается версии, что уход Рича из своей компании был обусловлен его неудачной попыткой монополизировать мировой рынок цинка. Преемником, новым исполнительным директором стал трейдер Вилли Штротхотте, а компания с 1994 года стала называться Glencore.

При возглавившем ее в 2002 году Глазенберге Glencore PLC и приобрела свой нынешний статус — чрезвычайно разветвленной и очень крупной.

Этому весьма способствовало завершившееся в мае 2013 года поглощение англо-швейцарской Xstrata PLC, крупной горнорудной компании, добывающей уголь и ряд цветных и редких металлов, крупнейшей в мире по экспорту энергетического угля и по производству феррохрома.

Теперь понятно, что недавняя приватизационная сделка с компанией “Роснефть” логично вписывается в стратегию Glencore. Ее партнер по консорциуму-  Qatar Investment Authority является одним из крупнейших внешних акционеров компании (9,25% по данным доцента РАНХиГС Ивана Капитонова).

Владение долями в других бизнесах дает Glencore около 8% выручки, львиную же долю приносят торговые операции, отсюда — заключенные в рамках сделки договоренности о поставках от “Роснефти” по 220 тыс. баррелей нефти ежедневно в течение 5 лет.

Glencore нужно физически торговать необходимыми для жизни товарами.

Менеджеры нефтяного крыла Glencore в Москве покинули компанию для создания нового бизнеса

  • Глеб Городянкин, Ольга Ягова
  • Несколько ключевых сотрудников нефтяного подразделения глобального трейдера Glencore в Москве покинули компанию в начале 2020 года после многолетней работы, чтобы развивать собственный бизнес на рынке российских энергоресурсов, рассказали Рейтер четыре источника в отрасли.
  • По их данным, Владимир Щербак и Светлана Астахова, которые ранее были высокопоставленными менеджерами энергетического бизнеса Glencore в РФ, уволились из московского офиса компании и создали собственную — Alliance Industry Group.
  • Вместе с Астаховой и Щербаком ушли ещё несколько трейдеров и операторов нефтяного деска Glencore, но Рейтер не смог установить точное их число.
  • В московском офисе Glencore остались несколько сотрудников энергетического направления, отметили источники Рейтер.
  • По словам одного из них, уход менеджеров из московского офиса вряд ли скажется на бизнесе торговой компании в РФ.

«Мы редко работаем с московским офисом Glencore. Все бизнес вопросы решаем с Лондоном», — сказал источника в крупной нефтяной компании, которая работает с Glencore.

Владимир Щербак работал в московском представительстве Glencore с 1998 года. Он является членом совета директоров ряда компаний группы Сафмар Михаила Гуцериева, в том числе Русснефти, Ульяновскнефти, Белкамнефти и Аганнефтегазгеологии, свидетельствуют данные базы Спарк и информация на официальном сайте Русснефти.

В пресс-службе Glencore отказались комментировать кадровые изменения в московском офисе.

В Русснефти Рейтер сообщили, что Щербак входит в текущий состав совета директоров компании от Glencore. В 2020 году совет директоров Русснефти ещё не переизбирался.

НОВЫЙ АЛЬЯНС

Компания Alliance Industry Group была зарегистрирована в Москве в ноябре 2019 года. Щербак владеет 50-процентной долей в новой компании, а Астахова — 25%, согласно данным Спарк. Директором группы является Антон Остальцев, которому также принадлежит 25% Alliance Industry Group.

Alliance Industry Group в свою очередь является 100-процентным собственником трёх компаний: Альянсгазпроцессинг, Северопроект-Сервис и Альянс Проджектс, согласно Спарк.

Читайте также:  Административное судопроизводство и злоупотребление налоговым правом: косвенные доказательства не должны повлечь победу налогового органа

Северопроект-Сервис — «интегрированная инжиниринговая компания по эксплуатации и сервису энергетического оборудования на базе газопоршневых генераторных установок GE Jenbacher и дизельных генераторных установок Cummins», говорится на сайте компании.

В Спарк указано, что Альянсгазпроцессинг в качестве своего вида деятельности заявляет разделение и извлечение фракций из нефтяного попутного газа. Альянс Проджектс, по данным Спарк, занимается торговлей оборудованием.

  1. По словам источника Рейтер, знакомого с планами компании, Alliance Industry Group помимо предоставления инжиниринговых решений для российских нефтекомпаний будет также торговать энергоресурсами на внутреннем рынке РФ.
  2. Связаться с представителем Alliance Industry Group или его дочерних обществ Рейтер не удалось.
  3. GLENCORE И РОССИЙСКАЯ НЕФТЬ
  4. Торговая компания Glencore имеет многолетний опыт работы на российском рынке: фирма закупает российскую нефть, металлы и зерно ещё с советских времён.
  5. Glencore неоднократно финансировал российских производителей и является постоянным покупателем нефти у Роснефти и Русснефти на экспортных направлениях.
  6. В 2017 году Glencore вместе с инвестиционным фондом Катара купил миноритарный пакет акций Роснефти и одновременно получил пятилетний контракт на закупку до 11 миллионов тонн нефти Urals в год.
  7. Компания также является акционером Русснефти через свою 100-процентную швейцарскую структуру — Rambero Holding AG, доля которой в уставном капитале Русснефти по состоянию на 31 декабря 2019 года составляла 23,46%, согласно информации в списке aффилированных лиц.

А что вы вообще знаете о компании glencore, которая купила долю в роснефти на приватизации? знаете, кто ей владеет?

Статья 2013 года про нового акционера Роснефти компанию Glencore 

У «Роснефти», долгое время сотрудничавшей с Gunvor Геннадия Тимченко, теперь новый главный партнер. По итогам тендера, проведенного в декабре прошлого года, крупнейшим покупателем нефти госкомпании стала швейцарская Glencore.

Glencore – примечательная компания. До 1994-го она называлась Marc Rich + Co, ее основатель, бывший американский гражданин Марк Рич, разыскивался правоохранительными органами США.

Еще в 1983 году прокурор Рудольф Джулиани (будущий мэр Нью-Йорка) обвинил Рича в масштабном уклонении от налогов и торговле с врагами США.

Столкнувшись с перспективой получить 325 лет тюрьмы, Рич, не дожидаясь суда, покинул Штаты и с тех пор туда не возвращался.

После того как в 1993 году Рич продал свою долю в бизнесе партнерам, те переименовали компанию в Global Energy Commodities and Resources, или сокращенно Glencore.

При новых хозяевах бизнес стал менее одиозным в глазах властей США, Glencore даже смогла открыть подразделение в Соединенных Штатах.

Это, впрочем, не помешало компании попасть в число главных подозреваемых в даче взяток Саддаму Хусейну за участие в программе ООН «Нефть в обмен на продовольствие».

По-настоящему же бизнес Glencore изменился гораздо позже – уже в 2000-е годы. Помимо трейдерских операций, швейцарская компания занялась скупкой промышленных активов. В 2011 году Glencore провела IPO.

Теперь это «прозрачная» компания, вынужденная оглядываться на миноритарных акционеров, которым может и не понравиться опасный бизнес со странами-изгоями.

И действительно – в том же 2011 году Glencore по требованию американских властей свернула трейдинговые операции с Ираном.

Тем не менее история компании содержит немало примечательных эпизодов, зримо подтверждающих ленинский тезис о готовности настоящего капиталиста за хорошие деньги продать даже веревку, на которой его намерено вздернуть пролетарское государство.

Или, если говорить конкретно о нашем случае, – наживаться на торговле нефтью с самыми людоедскими (по крайней мере, с точки зрения Запада) режимами. Имея такого партнера, Россия может не беспокоиться о каналах сбыта своих энергоносителей.

Даже если предположить страшное и маловероятное – реальные экономические санкции и эмбарго против России – торговый партнер с таким послужным списком, как у Glencore, сможет обойти все препятствия и любые санкции.

  • После захвата американского посольства в Тегеране (1979 год) в Штатах установилось эмбарго на торговлю иранской нефтью, а американским гражданам было запрещено вести в Иране бизнес. Тегеран в свою очередь расторг все контракты с американскими компаниями и запретил американцам вывозить из страны энергоносители. Но ни первое, ни второе не остановило Марка Рича, который к тому моменту управлял компанией из Швейцарии. Его бизнес в Иране был успешен еще при шахе, а после смены власти так и вовсе расцвел. В течение 15 лет его компания была крупнейшим импортером нефти из исламской республики. Даниэль Арманн, автор книги «Нефтяной король, секретные жизни Марка Рича», приводит свидетельство одного из бывших сотрудников Марка Рича: с каждого барреля вывезенной из Ирана нефти Marc Rich & Co зарабатывала не меньше $14 прибыли. По нынешним временам вроде бы пустяк, но в те времена, когда баррель стоил чуть больше $20, – грандиозная прибыль.
  • В 1986 году США, ЕС и Япония ввели против ЮАР санкции, требуя отмены апартеида, в числе прочего запретив поставку в Южную Африку нефти и нефтепродуктов. В этих условиях Marc Rich & Co стала одним из крупнейших поставщиков нефти в ЮАР. В 80-е годы на компании Рича приходилось, по разным оценкам, от 5% до 15% поставок нефти в Южную Африку – сказать точнее сложно, ведь значительная часть поставок осуществлялась через подставные компании, формально с Ричем никак не связанные. Через структуры Марка Рича в Южную Африку за полтора десятилетия, предшествовавшие падению режиму апартеида (1994 год), могло быть ввезено около 400 млн баррелей нефти. Прибыль от этих операций составила около $2 млрд. Забавно, но считается, что источниками поставок для ЮАР была не только иранская нефть, но и советская нефть.
  • Ливия, как и многие другие арабские страны, избегала вести дела с Марком Ричем. Тот имел израильское гражданство, и его компании были одними из основных поставщиков нефти в Израиль. Тем не менее, как пишет The Wall Street Journal, Marc Rich & Co имела бизнес в Ливии. Дела велись через европейских посредников в обход многочисленных международных санкций. Со слов одного из бывших сотрудников Рича, тот продолжил операции с ливийской нефтью и после того, как продал будущую Glencore и организовал собственную трейдинговую компанию.
  • Ведение деловых операций с Кубой для американского гражданина может закончиться десятилетним тюремным сроком или гигантским штрафом. Но структуры Рича принимали активное участие в поставках нефти на Остров свободы. Как пишет WSJ, московский офис Рича вел дела с Cuba Metales, экспортным агентством кубинского правительства. Чтобы не везти нефть через океан, кубинцы продавали сырье Марку Ричу, а тот взамен поставлял на остров нефть южно-американского происхождения. В конце 80-х его эмиссары побывали на расположенных в западной части Кубы месторождениях свинца и цинка. Рассматривался вопрос об инвестициях в их развитие. Рич также вел переговоры с представителями Фиделя Кастро об участии в кубинской урановой программе. Однако в итоге Marc Rich & Co ограничилась экспортом кубинского никеля.

По слухам, ту советскую нефть, что Рич поставлял в ЮАР, он там же обменивал на уран, который отправлял обратно, в Советский Союз.

Такие сведения, по крайней мере, приводятся в расследовании палаты представителей конгресса США, проведенном в 2002 году. Поводом для расследования стала амнистия, которую даровал Марку Ричу президент Билл Клинтон.

Соответствующий указ он подписал в январе 2001 года в последние часы своего президентства, чем вызвал многочисленные кривотолки.

Обосновавшись в Швейцарии, Рич был вне досягаемости американского правосудия. Его адвокаты, защищая клиента, упирали на то, что Рич отказался от гражданства США, является теперь подданным испанского короля, живет и делает бизнес в Швейцарии.

А Швейцария санкций против стран, где работала Marc Rich & Co, не вводила. Процесс сменялся процессом, вялотекущее разбирательство продолжалось вплоть до 2001 года. И закончилось амнистией.

Правда, обошлось это недешево – Рич заплатил около $200 млн в американский бюджет, а его первая жена, Дениз, внесла в один из благотворительных фондов Клинтона $450 тысяч.

Но оглянемся на тридцать лет назад, в 1983 год. После того как Джулиани выдвинул свои обвинения в адрес Марка Рича, московские «Известия» разразились первополосной статьей.

Мол, США навязывают Западной Европе свои правила, Швейцарию шантажируют, американцы живут в мире иллюзии «Pax Americana» и так далее.

Почему один из рупоров советской пропаганды вступился за буржуазного дельца? Все очень просто: Рич обеспечивал Союз твердой валютой и стратегическими товарами.

Про уран и кубинские операции речь уже шла выше. Но это, естественно, далеко не полный перечень. Рич торговал советской нефтью, поставлял Советскому Союзу сырье для производства цинка, а также зерно.

Последний пункт стал предметом отдельного разбирательства: в 1986–1989 годах Рич не просто поставлял зерно в СССР, а еще и получал от американских властей субсидии в рамках поддержки местных сельхозпроизводителей.

Когда эта история всплыла на поверхность, разразился грандиозный скандал.

Начав работать еще с тоталитарным советским режимом, Рич, естественно, сотрудничал и с его наследниками. В начале 90-х Marc Rich & Co, а затем Glencore стала крупнейшим экспортером нефти и металлов из России. Использование толлинговых схем и минимальное налогообложение давали возможность получать гигантские прибыли.

Часть этих денег вкладывалась на месте – компания обзавелась в России промышленными активами. Впрочем, вскоре Glencore к российскому рынку охладела. Швейцарского трейдера теснили местные игроки. Нефтяные компании научились сами экспортировать свою продукцию, алюминиевая промышленность избавилась от толлинга.

А потом появился Gunvor, компания Геннадия Тимченко, который стал новым «нефтяным царем» в России.

И вот теперь Glencore возвращается. Интересно, как скоро «Известия» вновь начнут публиковать статьи в защиту швейцарского бизнеса от американского гегемонизма? 

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *