Проблемы защиты прав пациента в условиях глобализации

Dura lex sed lex. Закон суров, но это закон. Поговорка, известная со времен Римской империи, и с которой начинаются чуть ли не все учебники по правоведению. Каждое государство стремится создать свой свод норм и правил, обязательный для исполнения всеми, кто живет или временно находится на ее территории. Однако в последнее время все активнее и активнее проходят процессы глобализации. Их уже не остановить – это очевидно всем, кроме нескольких организаций антиглобалистов. А с приходом глобализации приходят и юридические проблемы. О том, как решить проблемы юридической сферы в современном мире в условиях глобализации, юристы со всей Европы и Азии разговаривали в Екатеринбурге на Европейско-Азиатском правовом конгрессе «Правовая интеграция Европейско-Азиатского региона в условиях глобализации», организованном Ассоциацией юристов России.Место для проведения конгресса выбирали исходя из его основных задач – Екатеринбург, находящийся на границе Европы и Азии, воспринимается по-разному. Для кого-то – это разделительный пункт. Для кого-то объединительное звено. Естественно, на конгрессе в первую очередь были представлены сторонники второй точки зрения.

Вообще,

глобализация не такая уж и плохая вещь. Но… Как и в любом начинании, кроме плюсов есть и минусы. Так, международное право, например, которое должно снимать практически все противоречия между государствами и народами, в последнее время трактуется столь вольно, что зачастую как раз и становится причиной этих самых противоречий.

Проблемы защиты прав пациента в условиях глобализацииПредседатель Счетной палаты РФ, сопредседатель Ассоциации юристов России Сергей СтепашинСовременное международное право в последнее десятилетие из традиционного средства мирного решения конфликтов между государствами, давайте говорить откровенно, все более превращается в средство оправдания использования силы регулятивного аппарата системы глобального управления и, таким образом, играет роль идеологического института, обосновывающего легитимное применение насилия в международных отношениях.

Примеры? За ними далеко ходить не надо. Афганистан, Ирак, Косово… Кстати, в случае с Косово налицо и политика двойных стандартов, проводимая США и их «союзниками». По их мнению, Косово должно быть отделено от Сербии. Хотят ли этого в самой Сербии – никого не волнует. «Америка сказала «надо» – НАТО ответило «есть!». А с другой стороны, есть Южная Осетия и Абхазия.

Они вот как раз давно хотят отделиться от Грузии. Более того, они к ней никогда добровольно  не присоединялись.

Но стоит представителям этих регионов подать голос, напомнить о своем стремлении к независимости (вполне, кстати, мирными и законными средствами – через референдумы и выборы) – на них сразу же вешают ярлык «сепаратистов», и угрожают заставить дружить с Тбилиси силой.

Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир ЛукинНа мой взгляд, права человека – это самостоятельная ценность, и она не должна зависеть от политической конъюнктуры или проблем в отношениях между странами. Они должны соблюдаться везде и всегда в полной мере. Здесь не должно быть тех двойных стандартов, которые мы наблюдаем сейчас.

Кстати,

о двойных стандартах в последнее время можно говорить очень и очень много. В конце концов, как отметил Владимир Путин на встрече с членами Общественной палаты РФ, почему-то правозащитников, активно вступающихся за «права человека» в России, не было слышно, когда с молчаливого согласия США в Эстонии вандалы экскаваторами раскапывали воинское кладбище, а легендарный памятник по-воровски ночью перетащили из центра Таллина на окраину.

В ряде случаев политика двойных стандартов приводит к более серьезным последствиям, нежели простое недовольство. Так, именно благодаря глобализации, сопровождающейся распространением интересов США и сотоварищи, и превращающейся в «американизацию», появился такой феномен, как современный терроризм. Напомним историю вопроса. До того, как США полезли на Ближний Восток, Европа, конечно, сталкивалась с терактами. Но… Это были, если будет позволено так выразиться, теракты «джентльменские». Заложили, например, баски или боевики из ИРА бомбу – так за час до взрыва позвонят, и скажут, где эта бомба лежит. Чтобы разминировать успели. Или, если хотят ее все же взорвать, то заложат в заведомо безлюдное место и сообщат, что это их «авторство» уже после взрыва.

Проблемы защиты прав пациента в условиях глобализацииСША на Ближнем Востоке фактически разворошили осиное гнездо. Осы, вообще-то, достаточно мирные насекомые. Если не проявлять агрессию – то и они не ужалят. Зато если их задеть, то защищаться они будут до последнего. Так и горячие южные парни. Начали давить на нашу власть – получите 11 сентября. Ввели войска – будем взрывать их на своей территории. В итоге США не любят даже соседи – если канадца назвать американцем, то он обязательно поправит: «Я – канадец», хотя и живет в Северной Америке. Что уж ждать от того, кто попал под эту самую волну «защиты интересов США в любой точке мира»?

Сергей СтепашинВ действиях стран первого мира очевидно присутствует геополитическая мотивация с целью утвердить свою доминирующую позицию в мире… …Истоки современного терроризма кроются в нетерпимости и амбициозности создателей Нового мирового порядка, в стремлении людей и даже отдельных государств перекроить мир в соответствии со своими интересами.

Для нормализации отношений

глобализация должна проходить по несколько иному сценарию. В ее рамках не должна теряться культурная и национальная самоидентификация народов и, уж конечно, она не должна проводиться в интересах лишь одного государства, как это происходит сейчас. Справиться с проблемами, считают участники форума, возможно только объединившись. И сейчас уже недостаточно создания межгосударственных институтов взаимодействия. Необходимо переходить на более глубокий уровень сотрудничества – в отраслях бизнеса, в отраслях науки.

Европейско-Азиатский правовой конгресс как раз и был призван объединить юристов со всего Европейско-Азиатского региона – среди участников были представители Китая, Франции, Австрии, Украины, Индии и нескольких других стран.

Представитель китайского юридического сообществаТакой форум очень важен для нас. Мы стремимся наладить глубокое взаимодействие с Россией и другими странами, и, конечно же, возникают юридические разногласия, которые необходимо решать только сообща.

Проблемы защиты прав пациента в условиях глобализацииНа данный момент обсуждается несколько основных направлений взаимодействия между государствами, в которых юристы необходимы в первую очередь. Естественно, это экономика – до сих пор при присоединении новых государств к каким-либо межгосударственным объединениям главные вопросы – это внутригосударственные субсидии той или иной сферы национальной экономики. Это и безопасность – терроризм и экстремизм не приветствуются практически нигде, но из-за несовершенства межгосударственных институтов борьба с ними не приносит должного эффекта. На конгрессе прозвучало предложение включить в этот перечень еще один элемент – общественную жизнь. Это будет включать в себя юридическое обеспечение «народной» дипломатии и культурного обмена между странами и народами. О сроках, за которые юристы смогут как-то изменить законы, пока говорить сложно. На данный момент «сверху» такой задачи не ставится, а у юридических ассоциаций и организаций, как правило, нет права законодательной инициативы.

Председатель комитета Госдумы РФ по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел КрашенинниковСказать, когда законы будут приведены к общему знаменателю хотя бы в рамках ШОС пока сложно. Мы, юристы, готовы работать, и сделать это в достаточно короткие сроки. Но пока что такого задания нет, и в данный момент такие вопросы задавать стоит сокрее главам государств.

Объединение юристов-профессионалов призвано перейти к широкому взаимодействию в области как совершенствования международного права и унификации внутригосударственных законодательств, так и совершенствования правоприменительной практики. Конечно, за два дня этой цели не достичь, но, по крайней мере, она обозначена. 

Право в условиях глобализации

17 мая 2019 г. 11:20

Началась трансляция дискуссионной сессии «Трансформация парадигмы права в условиях глобализации» на площадке IX Петербургского международного юридического форума

Глобализация как причина изменения ключевых параметров правопорядка: конвергенция семей континентального и общего права, широкое распространение «мягких» правовых регуляторов, не обеспеченных прямым принуждением, рост значения международных судебных органов; новые международно-правовые регуляторы, их источники и специфика применения: международное налоговое право, международное административное право; влияние глобализации на систему функций государства (появление новых функций, таких как экологическая; модернизация традиционных функций, таких как налогообложение, и пр.). Эти и многие другие вопросы планируется обсудить в рамках дискуссионной сессии.

  • Модератор мероприятия – директор Института государства и права Российской академии наук (ИГП РАН) Александр Савенков.
  • В сессии принимают участие министр юстиции РФ Александр Коновалов, судья Конституционного Суда РФ Николай Бондарь, судья Конституционного Суда РФ Гадис Гаджиев, ведущий научный сотрудник ИГП РАН Владимир Плигин, главный научный сотрудник ИГП РАН Андрей Габов, президент Ассоциации юридических вузов Сергей Бабурин.
  • Нарастает степень интеграции национальных правовых систем в единую систему юридических норм и институтов, положения международно-правовых договоров все чаще приобретают прямое действие в национальных правопорядках, внутригосударственное регулирование интернационализируется.
Читайте также:  Ответственность за вред, причиненный жизни или здоровью гражданина, при ликвидации организации

Особую роль начинают играть правила, разрабатываемые международными организациями (ОЭСР и др.

), нормы корпоративного права транснациональных субъектов мировой экономики, наднациональные экономические и финансовые правила деятельности государств и макроэкономических структур, межгосударственных союзов.

В связи со сказанным обсуждение векторов современного государственно-правового развития в ключе философии, социологии, психологии представляется насущно необходимым и в перспективе может способствовать совершенствованию юридической доктрины и практики.

Антон Ваганов / Фотохост-агентство ТАСС

Для того чтобы перейти к этой трансляции, необходимо из правого списка меню выбрать «4.5. Трансформация парадигмы права в условиях глобализации (философский взгляд)» и дождаться, когда произойдет запуск видео. По окончании трансляции вы сможете посмотреть видеозапись сессии.

Для этого нужно нажать на значок календаря в правом верхнем углу и в открывшейся верхней панели выбрать дату трансляции, затем найти в открывшемся ниже списке трансляций ту, которая вас интересует с помощью скролла вниз и/или вправо, и выбрать ее, кликнув по названию левой клавишей мыши.

ПоделитьсяРаспечатать Скачать

Права человека в условиях глобализации

Интересны и другие изменения: доля населения стран, охарактеризованных «Фридом Хауз», как «несвободные», сократилась с 47 до 36 процентов, а доля демократических правительств в мире достигла 64 процентов.

Это значит, что почти две  трети правительств государств – членов ООН являются сегодня демократическими согласно весьма строгим критериям международной неправительственной организации.

Это поистине всеобщий мировой рекорд, причем есть основания предполагать, что в ближайшие годы он будет побит.

Взаимодействие процессов, связанных с глобализацией (в том числе и с глобальным распространением и упрочением прав человека), с одной стороны, и государственных суверенитетов, с другой, часто рассматривается как одно из системных противоречий современного мира.

Действительно, многие суверенные государства долгое время ставили во главу угла свою абсолютную самостоятельность и независимость, а потому объявляли соблюдение прав человека на собственной территории своим внутренним делом. В значительной степени во многих регионах такая ситуация сохраняется до сих пор.

В последние годы европейские и мировые СМИ широко освещали коллизии, разыгрывавшиеся на сессиях Парламентской Ассамблеи Совета Европы, когда, например, речь шла о положении с правами человека в Чечне, где Россия проводила контртеррористическую операцию.

Гораздо меньше мировой общественности известно о дискриминационном отношении к русскому языку на Украине, где русскоязычные составляют до половины населения, или о притеснениях русских в странах Балтии, где самое крупное национальное меньшинство, насчитывающее десятки тысяч человек, имеет статус «неграждан».

Впрочем, вступление государств Балтии в Европейский Союз, попытки их интеграции в единое европейское правовое и культурное пространство позволяют надеяться, что положение с правами человека в этих странах будет меняться к лучшему.

Известно, что глобализация в современном мире идет рука об руку с регионализацией, то есть экономической, правовой, культурной и т.п. интеграцией больших регионов планеты.

С этой точки зрения европейскую интеграцию, включающую не только процессы, протекающие на территории Европейского Союза, но и, шире – на огромных просторах до Урала и Большого Кавказского хребта, и даже перешагивающие через них, можно рассматривать как часть общих процессов глобализации.

Надо сказать, что взятая в таких широких границах Европа – наиболее благоприятное место для реализации прав человека.

Богатый исторический опыт, общая добрая воля, продуманные и достаточно эффективные национальные и международные институты (на первое место здесь, пожалуй, надо поставить именно Совет Европы), позволяют поддерживать правовой режим, максимально отвечающий требованиям основных международных документов по правам человека.

Разумеется, такое положение существовало в Европе не всегда.

Только в прошлом столетии она прошла через две самые кровопролитные в истории человечества мировые войны, с огромным напряжением сил уничтожила фашизм, который уже начал превращать ее территорию в арену своих человеконенавистнических планов, увидела дряхление и падение тоталитарных режимов.

Самым существенным образом положение с мониторингом прав человека в Европе изменилось во второй половине 90-х годов прошлого века, когда Совет Европы был расширен за счет новых восточных членов.

В 1998 году Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод была дополнена Протоколом № 11, что позволило реформировать Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ). Юрисдикция ЕСПЧ была распространена на все государства – члены Совета Европы.

Таким образом, права человека в европейских странах были не просто продекларированы, но и получили наднациональную судебную защиту. Каждый европеец получил возможность добиваться реализации своих прав в рамках международной юридической процедуры. Решения ЕСПЧ являются обязательными для всех государств – членов Совета Европы и выступают одним из источников их внутригосударственного права.

Впереди – большая работа по приведению национальных законодательств в соответствие с нормами и практикой международного права, которые вырабатываются в том числе и ЕСПЧ. Этот курс будет, безусловно, продолжен и под начавшимся председательством России в Комитете министров Совета Европы. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Особенности охраны и защиты прав человека в условиях глобализации

На глазах наших современников произошло немало событий, заставляющих снова и снова обращаться к проблеме достоинства человека, его прав, соотнося их с глобализационными процессами. Эти процессы шли давно, с тех пор как сформировался капитализм.

Но ранее они носили экстенсивный характер, приводили к расширению воздействия технических и духовных факторов на новые земли. Буржуазные революции XVIII—XIX вв.

ускорили пространственно-временное распространение социально-гуманитарных практик через государственные границы, возникновение транснациональных институтов и диффузии культурных образцов.

Тогда это отразилось на формировании международных альянсов, интернационализации профсоюзного и рабочего движения, появлении международных праздников и гуманитарного права. Но современные глобальные процессы проходят в другом мире.

Это мир, который заявляет о правах человека как высшей ценности, и большинство стран так или иначе вынуждены обращать внимание на эту проблему. Это мир, в котором прежние территориально закрепленные ресурсы в значительной степени исчерпаны. Представление о ресурсах включается в глобальный контекст.

Прежде всего близка к исчерпанию естественная основа ресурсов. Поверхность земли во многом уже освоена, идет освоение Мирового океана и космоса. Мир не строит иллюзий по поводу неисчерпаемости своих ресурсов. Наоборот, глобализация заставляет трезво смотреть на это (прогнозы Римского клуба).

Другими словами, глобализация предстает как определенный вызов и интеллекту, и нравственному облику, вызов способности современного человека и современных государств интегрироваться и одновременно сохранить культурную самобытность.

Характеризуя глобализацию, 3.

Бауман отмечал: «Аннулирование пространственно-временных расстояний под влиянием техники освобождает некоторых людей от территориальных ограничений и придает экстерриториальный характер некоторым формирующим общество идеям — одновременно лишая территорию, к которой по-прежнему привязаны другие люди, ее значения и способности наделять их особой идентичностью»[1]. Это означает, что увеличение скоростей передачи информации приводит неизбежно к виртуализации реальности и подрыву связей человека с территорией, традицией, верой, его трудом, а в конечном счете с нравственной ответственностью личности. Это ведет к тому, что в обществе потребления при разрешении дилеммы свободы выбора возникают новые, нередко мнимые потребности, требующие своего оправдания и легитимации (наркотизация, гомосексуализм, алкоголизм, чрезмерная роскошь, игромания, безудержное потребительство).

Такая различительная черта на тех, кто формирует экстерриториальные идеи, небезобидна, она выражается в образах, с одной стороны, «туриста», с другой — «бродяги».

В таких условиях в сообществе риска происходят глобализированные гуманитарные процессы. В экономическом плане усиливается внутриотраслевая и межотраслевая кооперация.

Параллельно возникают все более мощные ТНК со своими наднациональными органами координации, регулирования и управления.

В политической области возникает все больше межгосударственных соглашений и организаций, усиливается политическая интеграция (создание Евросоюза). Культурный план: в мире усиливается взаимодействие и взаимообогащение различных культур.

Есть и другие связанные с этим последствия, например, разрушение примата нации-государств, все больше теряющих контроль над собственными институтами, нормами и ресурсами; потеря позиций ранее мощного государственного сектора в ряде стран.

Все это прямо касается достоинства и прав человека в этих государствах, так как приходит в упадок государственно-социальное регулирование. Новые экономические элиты уже автономны от государства и его институтов.

С развитием негосударственных предприятий и объединений в этих странах уменьшается зависимость бизнеса от населения.

Кризис государства отражается на обществе, в том числе на регулировании гуманитарно-культурной сферы.

Экс-президент Международной социологической ассоциации Маргарет Арчер обращает внимание на такое последствие глобализации, как институциональная и культурная фрагментация обществ, неоднозначно влияющая на права человека.

Растет осознание того, что национально-государственные институты уменьшают свое влияние на жизненные шансы людей, а это для многих означает необходимость кардинальных перестроек, к которым они не готовы.

Соответственно, ухудшаются ситуации с социальными правами и гарантиями, падает влияние профсоюзов, происходят существенные изменения в профессиональной идентификации и в трудовой сфере. Уменьшается участие людей во всеобщих выборах в Западной Европе, люди становятся все более апатичными.

Нивилируется гражданская и политико-партийная идентификации, люди меньше воспринимают понятие «гражданский долг». Растет социальное неравенство в мире, которое мировое сообщество не в силах ослабить в значительной степени. Международная помощь приходит, но масштабы бедности в ряде регионов все еще велики. Добавляет проблем и миграция, еще более размывающая национально-государственную идентификацию.

Все это способствует сегментации общества, когда люди, дистанцируясь от «некомфортного» государства, ориентируются на более близкие и простые образцы социальной организации.

Читайте также:  Поставщик требует внести аванс. Когда покупателю выгодно оформить его как предоставление коммерческого кредита

Такими образцами выступают этнические сообщества (народы), племенные связи, соседские взаимодействия, местная община, чтобы внутри этой общности обеспечить солидарность, распределение ресурсов и как-то ослабить воздействие факторов, вызывающих безработицу, голод, стихийные бедствия. Эта идентификация не решает проблему в целом, но на уровне сознания помогает переключаться, формировать идентичность, сплачиваться. Причем этническая фрагментация причудливо взаимодействует с глобализацией на фоне обращения к более сильным государствам. Это в ряде стран добавляет дезинтеграционные процессы для разрушения национального государства.

Как отмечал А. Турен, «единство общества исчезает, заменяется единством субъекта персонального или коллективного, с его обращением к самосознанию, а уже ни к каким бы то ни было внешним или трансцедентным принципам порядка. Поэтому после долгого молчания снова начинают обсуждаться фундаментальные права человека.

И обсуждение это выходит далеко за рамки политических и даже социальных прав, они расширяются до права народа.

Право народа — право всех индивидов и групп объединяться каждый раз собственным специфическим образом для участия в глобализированной экономике со своим специфическим проектом, который частично, лишь частично, имеет своими корнями принадлежность к культурному наследию»[2].

Глобализация способствует распространению и проникновению в первую очередь либеральных прав или свобод. Их можно назвать еще негативными правами, или «свободами от чего-то…». Другими словами, это образцы, направленные на ослабление государственного контроля над поведением людей.

Свобода передвижения, экономическая свобода, свобода слова, печати, уличных шествий, право собственности — эти свободы (права) формировались как негативные, т.е. как противопоставление сильному контролю государственных органов за экономикой, политикой и частной жизнью.

Социальные права относятся к позитивным правам или тем, которые по своему осуществлению больше зависят от государства.

Если для реализации негативных прав (свобод) надо только не мешать, то для позитивных, наоборот, нужны прежде всего государственные гарантии, изменения в распределении материальных ресурсов.

Глобализация как процесс, приводящий к диффузии образцов во взаимодействии и противодействии с национально-государственной политикой, вызывает проблему идентичности как национального достоинства. Эту проблему отметил С.

Хантингтон: «Народы пытаются дать ответ на самый простой вопрос, с которым может столкнуться человек: “Кто мы есть?”.

Не определившись со своей идентичностью, люди не могут использовать политику для преследования своих интересов»[3].

Другая проблема — учащение непредсказуемого возникновения неравенств. Социологи ввели термин «эксклюзия» (исключение из процесса распределения прав).

В условиях глобализационного произвола финансовых рынков, экологических угроз национальное государство не может регулировать процесс эксклюзии, что ставит не только отдельные слои населения, но и целые страны в тяжелые условия исключения из наиболее выгодных процессов. Массовая эксклюзия проявилась прежде всего в вынужденной миграции.

Для обеспечения благополучного сценария охраны и защиты прав человека необходимы как международные, так и внутренние условия.

О необходимости глобализации медицинской терминологии

Кошелева О.Н., доцент, к.ф.н.

Носенко Г.Н.,

доцент, к.ф.н.

Шмелева Т.С.,

старший преподаватель ФГБОУ «Астраханский государственный

медицинский университет» МЗ РФ

Аннотация: Недостаток взаимопонимания, неоднозначность лексики в глобальном медицинском общении приводит к неправильному лечению и появлению новых заболеваний. Глобальная гармонизация медицины и медицинской лексики стали сегодня как никогда актуальны.

Ключевые слова: лексика, медицина, глобализация, общение, лечение, болезни.

Последнее десятилетие XX века и начало XXI ознаменовались радикальными изменениями в медицинской науке, вызванными про­цессом глобализации. Данное слово не сходит со страниц СМИ, постоянно звучит из уст не только политиков, журналистов, но и медиков. Действительно, глобализация стала знамением времени.

Большинство исследователей считают, что глобализация — закономерный и неизбежный этап развития человечества.

В международном междисциплинарном энциклопедическом словаре «Глобалистика» слово «глобализация» дефинируется как процесс универсализации, становления единых для всей планеты «Земля» структур, связей и отношений в различных сферах общества. В.В. Михеев определяет глобализацию как растущую взаимозависимость мира.

На практике это означает: то, что происходит в одной части мира, влияет на развитие других частей…, то есть без объединения усилий всего человечества невозможно решение глобальных проблем, важных для самого существования человека [2, c. 34].

Будучи символом всеобщего, глобализация, однако, в ее гуманистическом смысле и толковании не имеет ничего общего с унификацией и стандартизацией. Глобализация — это то, что свойственно и принадлежит всем, не требует ни от кого отказа от своей индивидуальности и своеобразия. С другой стороны, все глобальное перестает быть только локальным, частным и автономным и становится общим достоянием.

Сущность глобализации открывается в явлениях и процессах более глубокого уровня.

Отправным пунктом является осознание и признание объективного факта: в мире возникли вопросы и проблемы, которые ни одна страна и народ не могут решить автономно, изолированно и безотносительно друг от друга.

Проблемы СПИДа, сахарного диабета, инсульта, онкологии, инфекционных заболеваний требуют гло­бального подхода к их лечению вследствие их пандемичности.

Глобализация в медицине — процесс превращения медицины в явление глобального, общечеловеческого плана. Миллионы людей подвержены вышеназванным болезням. В сферу медицины вовлечены не только специалисты-медики, но и парамедики, журналисты, политические деятели.

Заболевания оказывают существенное влияние на все стороны жизни людей. Медицина становится одним из наиболее мощных механизмов здоровьеохранительного воздействия на людей.

Катастрофический рост числа вредных веществ в среде и растущие «контратаки» микробного мира на антибиотики приводят к быстрому росту числа неизвестных человечеству заболеваний и резкому усложнению их природы: СПИД, рост доли онкологии, эпидемия туберкулеза, новые заболевания («птичий» грипп, «свиной» грипп) и и т. д. Пандемия заболеваний делает остро необходимой на основе фундаментальных общих механизмов выработку мер противодействия росту заболеваний.

Рост заболеваний и мер по профилактике и лечению требует их вербализации. В настоящей статье сделана попытка анализа наиболее сложных проблем, возникающих на пути создания глобального языка медицины, и перспектив развития этого языка, а конкретнее, медицинской лексики, в эпоху глобализации.

Прежде всего, конкретизируем понятие медицинской лексики. В медицинской терминологии встречаются разные подходы — от включения в нее только медицинских терминов до рассмотрения всего многообразия письменной и устной речи на медицинские темы.

В данной работе под медицинской лексикой понимается комплекс тех лексических средств выражения медицинских понятий, которые используются для коммуникации между врачом и его коллегой, врачом и пациентом, то есть совокупность медицинской терминологии и те функциональные модификаторы, которые используются для уточнения, конкретизации, расширения и специализации содержания терминов. Под модификаторами понимаются функциональные варианты термина, выражающие обозначаемое им понятие иным способом, уточняющие, конкретизирующие термин либо передающие содержание образно. Важной задачей медицинской терминологии является выявление устойчивой медицинской лексики, отделение ее от ситуативной, то есть определение границ лексического поля, пригодного для использования в глобальном медицинском общении.

Медицинская терминология должна быть понятна всем участникам глобального медицинского общения. Иначе говоря, вне зависимости от национальной, культурной или социальной принадлежности употребление этой лексики не должно вызывать недоразумений, неодно­значного толкования явлений, методов лечения, лекарственных средств.

Поэтому язык медицины ориентирован на латинский и греческий языки. Траектория их заимствования проходит через английский язык в русский.

Функционирование латинских и греческих терминов обусловлено значимостью английского языка, ставшего языком-посредником международного общения, так как инновационный характер науки XXI века закрепил роль англоязычной терминосферы как матрицы глобализованной науки.

Английский язык занимает особое место в мире в связи с обширным ареалом своего распространения, значительным числом носителей языка. Следовательно, причины расширения границ использования английского языка учеными, принадлежащими к различным культурам, связаны с процессами глобализации в сфере медицины и коммуникативных технологий.

Беспрерывное развитие языка медицины обусловлено несколькими факторами: 1) статусом латинского языка как общепринятого языка науки и образования; 2) деонтологическими принципами, желанием врача скрыть от больного за непонятными словами реальное положение вещей; 3) возможностью экономии языковых ресурсов.

Есть случаи, когда унификация терминосистем невозможна, проводится их гармонизация.

B связи с этим отечественными учеными была разработана методика гармонизации терминосистем, утвержденная Комитетом Российской Федерации по стандартизации, метрологии и сертификации и опубликованная в виде мето­дических рекомендаций.

Данная методика зарекомендовала себя как эффективный инструмент совершенствования средств международной коммуникации в сфере медицины.

Формирование единой международной терминологии медицины — объективная закономерность ее развития в условиях глобализации. Исходным пунктом этого продолжительного процесса является четкое определение сущности и взаимосвязи основных понятий — «болезнь, симптомы, методы лечения» [1, c. 12-13].

Глобализация человечества требует выработки глобальной коммуникации, прежде всего языковой. Необходима гармонизация медицинских словарей, тезаурусов, поскольку процессы интеграции че­ловечества в глобальное сообщество тормозятся языковой разобщенностью.

  • Задачи глобальной гармонизации медицины и медицинской лексики тесно взаимосвязаны, взаимообусловлены, неотделимы друг от друга, поэтому решаться они должны с участием всех заинтересованных сторон с привлечением необходимых специалистов.
  • Список литературы:
  1. Кириллова Т.С. Термин и терминология в языке медицины. Монография. — Астрахань: Изд-во ГБОУ ВПО АГМА, 2013. — C. 12-13.
  2. Михеев В.В. Глобализация и азиатский регионализм — вызов для России / В.В. Михеев. — М., 2001. — С. 34.

Правовая глобализация: понятие и содержание

Кулизаде Т.А.

  • ORCID: 0000-0001-8683-0256 кандидат юридических наук
  • НИУ Московский энергетический институт
  • Правовая глобализация: понятие и содержание
  • Аннотация
Читайте также:  Увольнение за прогул или дискриминация?

Рассмотрены подходы к понятиям «глобализация» и «правовая глобализация», определены признаки правовой глобализации, определены основные направления её развития, дано соотношение между понятиями «правовая глобализация» и «конвергенция права».

Результаты показали, что правовая глобализация проявляется во всех отраслях права и по содержанию частично совпадает с процессом конвергенции права. Рассмотрены особенности проявления правовой глобализации в различных отраслях права: в гражданском судопроизводстве, уголовном праве и уголовном процессе.

Определены региональные особенности процесса правовой глобализации на примере Европейского Союза.

Ключевые слова: глобализация, конвергенция, интеграция, право, отрасли права.

Kuli-zade T.A.

  1. ORCID: 0000-0001-8683-0256, Phd in Jurisprudence,
  2. Moscow Power Engineering Institute
  3. LEGAL GLOBALIZATION: CONCEPT AND CONTENT
  4. Abstract

The author considers the approaches to the concepts of “globalization” and “legal globalization”, the signs of legal globalization are defined, as well as the main directions of its development, the correlation between the concepts of “legal globalization” and “convergence of law” is also presented.

The results showed that legal globalization is manifested in all branches of law and partly coincides with convergence of law. The features of the manifestation of legal globalization in various branches of law are examined, namely in civil legal proceedings, in criminal law and in criminal procedure.

The regional peculiarities of the process of legal globalization are determined on the example of the European Union.

Keywords: globalization, convergence, integration, law, branches of law.

Во второй половине 20 века в капиталистическом мире начали происходить процессы смены парадигмы развития общества от индустриального к постиндустриальному и инновационному этапам развития. При этом ключевую роль в её изменении стали играть интеграционные процессы, которые получили в социально-экономических науках название «глобализация».

Cогласно концепции М.Н. Марченко глобализация – это системная, многоаспектная и разноуровневая интеграция различных существующих в мире государственно-правовых, экономико-финансовых и общественно-политических институтов, идей, принципов, связей, морально- политических, материальных и иных ценностей, разнообразных отношений [4. С. 12-13].

Таким образом признаками глобализации, определяющими её сущность являются её интеграционный надгосударственный характер и комплексность, обеспечивающие создание и функционирование глобальных систем и взаимосвязей.

Глобализация повлекла изменения и в правовой сфере, которая является производной от базовых процессов глобализации и воплощается в приспособлении права к потребностям территориальной и экономической глобализации. Кучерков И.А. и Воронина Т.В.

определяют правовую глобализацию как процесс создания единых правовых принципов и методов правового регулирования и системы правоприменения, с целью формирования единой правовой системы и наднациональных механизмов правового регулирования [3. С.

91].

Согласно исследованиям В. В. Богатырёва влияние правовой глобализации на право, происходит в трех основных направлениях: на стадии правотворчества, в законодательстве и отражается в источниках права [1. С. 23]. При этом трансформация права в контексте глобализации по мнению М.В. Захаровой должна следовать следующим критериям:

  1. Повышение уровня конвергенции и интернационализации правовых систем.
  2. Возрастание эффектов «дополнения» и «замещения» национального права со стороны внешних регуляторов общественных отношений.
  3. Изменения институтов «гражданства» и «территории» под влиянием различного рода интеграционных процессов.
  4. Обратная рецепция между правовыми системами различной групповой направленности.
  5. Освобождение юридической профессии от сугубо национальных оков.
  6. Трансформация институционального сегмента правовых систем современности под влиянием поступательного развития информационного общества.
  7. Появление уникальных в своей основе юридических институтов под влиянием процесса сращивания глобализаций различных качественных направленностей (экономической, социальной, правовой) [2. С. 20-25].

Для определения сущности правовой глобализации важное значение имеет её соотношение с понятием «конвергенция права», которое также применяется для обозначения интегрирующих процессов.

В основе мирового интеграционного развития лежат общие тенденции и императивы научно-технического и социально-экономического прогресса. [5. С.14].

В результате понятия «конвергенция» и «глобализация» рассматриваются исследователями как часть единого интеграционного процесса.

Основами и конвергенции и глобализации в современном мире являются:

  1. Экономическая сфера отражающая интеграцию рынков (капитала, трудовых ресурсов, товаров и услуг) и экономических форм, под которой понимается укрупнение организационных структур экономики с появлением высшей формы организации капитализма – транснациональных корпораций.
  2. Культурно-идеологическая сфера.
  3. Территориально-политическая сфера – процесс укрупнения государственных и надгосударственных образований.
  4. Информационно-коммуникационная сфера.
  5. Этническая интеграция, включающая в себя 2 фактора: а) рост общей численности населения планеты и б) взаимная ассимиляция различных этнических групп с постепенным стиранием границ между этносами.
  6. Правовая интеграция.

В то же время, правовая глобализация представляет собой процесс создания мирового правового пространства, при которой национальные правовое системы должны утратить своё значение, в то время как  конвергенция права является одним из инструментов создания глобальной системы права, целью которой является взаимовлияние национальных правовых систем для унификации наиболее эффективных национальных правовых практик. Вместе с тем указанный критерий является достаточно условным, что позволяет утверждать о единой правовой природе указанных процессов.

Важными аспектом правовой глобализации является также информатизация правовой сферы.

Так, в частности, официальное опубликование нормативных правовых актов носит интерактивный характер, в Российской Федерации ряд органов государственной власти, в том числе Верховный суд предоставили пользователям возможность пользователям подать жалобу через Интернет, активно применяются системы видео-конференцсвязи в судебном разбирательстве.

Глобализация проявляется во всех отраслях системы права. В отраслях частного права глобализация проявилась в появлении новых структурных элементов системы права, носящих комплексный характер, предметом регулирования которых являются различные виды предпринимательской и корпоративной деятельности (банковское право, энергетическое право и т.

д), а также формировании единых стандартов правового регулирования правоотношений транснационального характера.

Так в гражданском судопроизводстве процессы глобализации выражаются в формировании единых принципов построения международного гражданского процесса АИП/УНИДРУА[10], которые охватывают практически все институты гражданского судопроизводства – подсудность, правила извещения сторон об иске, меры обеспечения иска, правила доступа к доказательствам и представления доказательств, преюдиции, структуру судебного разбирательства, обязанности суда во время судебного разбирательства, порядок вынесения судебных решений, требования к мотивировке судебных решений, общие требования к исполнению судебных решений.

В свою очередь в отраслях публичного права глобализация проявляется в создании наднациональных механизмов правового регулирования. Так, в уголовном праве и элементом такой системы является специальная категория международных преступлений – преступления против мира и безопасности человечества.

В свою очередь в уголовном судопроизводстве глобализация проявляется в международных стандартах прав человека в уголовном судопроизводстве закреплённые во Всеобщей декларации прав человека [6] и Международном пакте о гражданских и политических правах [7]. Данная система стандартов состоит из следующих положений:

  1. Запрет пыток и другого унижающего достоинство обращения.
  2. Право на свободу и личную неприкосновенность.
  3. Презумпция невиновности.
  4. Право на эффективное восстановление нарушенных прав.
  5. Право на защиту.
  6. Право на справедливое судебное разбирательство.
  7. Неприкосновенность жилища.
  8. Тайна корреспонденции.
  9. Право на защиту от произвольного или незаконного вмешательство в личную жизнь и семейную жизнь.

Данные стандарты получили отражение и в национальном законодательстве. Так в УПК РФ[9] они были закреплены в главе 2 в виде принципов уголовного процесса.

Ещё одним проявлением глобализации является созданный в 1998 году Международный уголовный суд[8], подсудность которого распространяется на преступления против мира и безопасности человечества и носит экстерриториальный характер.

Правовая глобализация может иметь не только отраслевой, но и региональный характер. Показательным здесь является правовая система Европейского Союза, формирующаяся за счёт постепенного изъятия полномочий из национальных юрисдикций.

В настоящее время к исключительной компетенции ЕС относится конкурентное право, ряд институтов финансового права (валютное право, банковское право), энергетическое право, торговое право.

Процесс изъятия юрисдикций в включает в себя создание общеевропейских надзорных структур, уполномоченных накладывать санкции на национальные юрисдикции, являющиеся нарушителями общеевропейского законодательства.

Так Европейский центральный банк не только осуществляет денежно-кредитную политику Европейского Союза, но также реализует контрольные полномочия над банками еврозоны.

Таким образом, правовая глобализация является интеграционным процессом, отражающимся во всех отраслях системы права, сущностью которого является установление единых правовых норм и стандартов правоприменения, а также создание наднациональных правоохранительных структур экстерриториальной юрисдикции.

Список литературы / References

  1. 1. Богатырев В. В. Глобализация позитивного права / В. В. Богатырев. // Российский следователь. – – № 19. – С. 19-30.
  2. Захарова М.В. Развитие правовых систем в условиях глобализации. / М.В. Захарова // Актуальные проблемы теории и истории правовой системы общества. –2015. – №14. – С. 19-26.
  3. Кучерков И.А., Воронина Т.В. Правовая глобализация: понятие и сущность / И.А. Кучерков И.А., Т.В. Воронина // Евразийский юридический журнал. –2017. – №4. – С. 91-93
  4. Марченко М.Н. Государство и право в условиях глобализации. / М.Н. Марченко. – М.: Проспект, 2009.
  5. Хабермас Ю. Философский дискурс о модерне / Ю. Хабермас. – М. : Весь мир, 2003.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *