Обзор практики Экономколлегии Верховного Суда РФ за май 2019 года (за исключением банкротных споров)

Юзвак М.В., налоговый консультант, к.ю.н.

См. также: Обзор налоговых новостей за ноябрь 2019: https://youtu.be/cCPumD3Ynug

  • Комментарий к налоговым спорам за октябрь 2019: https://youtu.be/oOdiPllxZZE
  • Дайджест налоговых новостей за ноябрь 2019: https://youtu.be/Oj7NWBDiMnE
  • Практика Конституционного Суда РФ за 1 полугодие 2019: https://youtu.be/go9xb96IN_A
  • Практика Верховного суда за 3 квартал 2019: https://youtu.be/K0x8rl1iZlk
  • При обнаружении ошибок просьба сообщать по адресу: maxymv1985@gmail.com

Общие вопросы

Определение от 29.10.2019 № 303-ЭС19-19985 (с. Завьялова Т.В., ИП Ветчинова Валентина Александровна против Октябрьский рыбокомбинат)

Обращаясь в суд, предприниматель указала, что ответчик, применяя специальный налоговый режим в виде ЕСХН и не являясь плательщиком НДС, незаконно увеличил стоимость товара на сумму налога.

Оценив представленные в материалы дела доказательства, действия предпринимателя с учетом обстоятельств, установленных в судебных актах по делу № А24-3050/2017, суд установил наличие в них признаков злоупотребления правом в виде создания искусственного документооборота с целью получения необоснованной налоговой выгоды.

Учитывая, что истец при перечислении денежных средств осознавала фиктивность схемы хозяйственных операций, суды пришли к выводу, что предприниматель утратила право на судебную защиту в части истребования денежных средств, что по правилам статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации влечет отказ истцу в защите принадлежащего права.

Определение от 23.10.2019 № 305-ЭС19-18756 (с. Завьялова Т.В., конкурсный кредитор Базаров В.А.) –

Инспекцией установлен ряд обстоятельств, в частности, создание организаций взаимозависимыми лицами, тождественность вида деятельности, взаимоотношения с одними и теми же организациями, переход сотрудников, деятельность по торговле товарами одной марки и в одних магазинах, заключение договоров аренды с бывшими арендодателями ЗАО «Найс» и ООО «Найс», а также иные факты, свидетельствующие о зависимости указанных обществ и их влиянии друг на друга. Установив по делу все обстоятельства, имеющие существенное значение для рассмотрения спора, на основании полного и всестороннего исследования и оценки имеющихся в деле доказательств в их совокупности и взаимосвязи, признав, что в результате согласованных действий между указанными организациями налогоплательщик в целях уклонения от исполнения налоговых обязательств перевел свою финансово-хозяйственную деятельность взаимозависимому лицу – ООО «Михаэла», суды, руководствуясь подпунктом 2 пункта 2 статьи 45 Налогового кодекса, пришли к выводу о наличии у последнего обязанности по погашению налоговой задолженности ЗАО «НАЙС» и ООО «НАЙС».

Определение от 21 октября 2019 года № 302-ЭС19-18401 (с. Пронина М.В., ИП Сергейчук Александр Григорьевич) –

В качестве обстоятельств несения убытков предпринимателем указывалось на то, что незаконные действия налогового органа вынудили его обращаться за судебной защитой.

На время судебного разбирательства он был отвлечен от предпринимательской деятельности, что привело к дополнительным расходам и недополученной прибыли.

Оценивая данное заявление, суды нашли, что убытки, понесенные предпринимателем в его основной деятельности ввиду участия в судебном разбирательстве, не имеют причинно-следственной связи с обжалованными по настоящему делу решениями и действиями налогового органа, непосредственно из них не вытекают.

Утверждая о причинении морального вреда, предприниматель исходил из того, что в деятельности налогового органа в связи с принятием обжалуемых решений сформировалась ложная информация о неуплате страховых взносов, порочащая его деловую репутацию.

Отклоняя эти доводы, суды учли, что распространения негативной информации не произошло. Сведения об имевшейся задолженности предпринимателя обращались в рамках служебной деятельности налогового органа и банка, доступа третьих лиц к ней не допущено.

Определение от 09.10.2019 № 309-ЭС19-17372 (с. Першутов А.Г., Нижнетагильский котельно-радиаторный завод) –

Суды первой и апелляционной инстанции, удовлетворяя требования общества, исходили из того, что непроведение инспекцией спорной корректировки нарушает права и законные интересы общества, нахождение которого в процедуре банкротства требует верного отражения всех налоговых обязательств в КРСБ.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, отказав обществу в удовлетворении заявленных требований.

При этом суд кассационной инстанции указал, что в КРСБ отражается лишь заявленная в декларациях или исчисленная по результатам проверки сумма налога к уплате, но не налоговая база или вычеты.

Фактически записи, которые просит сторнировать общество, являются доначислениями по результатам проведенных камеральных проверок, которые были предметом рассмотрения судами трех инстанций в рамках соответствующих арбитражных дел.

Кроме того, пунктом 2 Порядка заполнения налоговой декларации по НДС, утвержденного приказом ФНС России от 29.10.

2014 № ММВ-7-3/558@, установлено, что при перерасчете сумм налога налогоплательщиком (налоговым агентом) не учитываются результаты налоговых проверок, проведенных налоговым органом, за тот налоговый период, по которому налогоплательщиком (налоговым агентом) производится перерасчет сумм налога. Если по результатам налоговых проверок налоговым органом доначислен налог к уплате в бюджет либо уменьшена сумма налога, исчисленная налогоплательщиком к возмещению из бюджета, то представление налогоплательщиком уточненных деклараций в связи с указанным не требуется.

Определение от 08 октября 2019 г. № 305-ЭС19-9748 (с. Антонова М.К., Першутов А.Г., Тютин Д.В., Камелот-А)

Задолженность как препятствующая принятию уполномоченным органом положительного решения о выдаче лицензии, не зависит от характера и размера не исполненной лицом публично-правовой обязанности.

Определение от 03 октября 2019 г. № 305-ЭС19-16922 (с. Антонова М.К., Ир-Лизинг) –

Суды исходили из того, что инспекцией приняты все меры по принудительному взысканию задолженности в рамках налогового законодательства, между тем, в рамках банкротного спора задолженность общества признана текущей и в случае неисполнения конкурсным управляющим обязанности по погашению текущих платежей, у налогового органа возникает право на обращение в суд с требованием об обязании конкурсного управляющего исполнить данную обязанность. Суды также отметили, что признание спорной задолженности безнадежной к взысканию лишило бы инспекцию права, предусмотренного законодательством о банкротстве.

Налоговый контроль

Определение от 25.10.2019 № 305-ЭС19-18245 (с. Першутов А.Г., Акционерный коммерческий банк «АК БАРС») –

Читайте также:  О необоснованном отказе в приеме на работу

Банк не представил инспекции по ее требованиям надлежащие пояснения, обосновывающие размер убытка, отраженного в уточненной налоговой декларации по налогу на прибыль организаций, суды признали правомерным оспариваемое решение инспекции о привлечении банка к ответственности за совершение налогового правонарушения по пункту 1 статьи 129.1 НК РФ. Как установили суды, пояснения, которые были представлены банком, невозможно было сопоставить с данными, отраженными в налоговой декларации, и сделать вывод о том, что полученный убыток, является следствием превышения созданного резерва по кредитам над восстановленным, превышения созданного резерва под обесценение ценных бумаг над восстановленным и превышения положительной переоценки имущества в виде валютных ценностей и требований (обязательств), стоимость которых выражена в иностранной валюте над отрицательной переоценкой. При этом суды указали, что представленные банком в суд при рассмотрении дела налоговые регистры не обосновывают размер убытка, заявленного в налоговой декларации по налогу на прибыль организаций, поскольку в них отражена только сумма и номер счета бухгалтерского учета и указанные регистры не содержат наименований хозяйственных операций, в связи с чем не представляется возможным проанализировать операции, включенные в статьи расходов и доходов.

Определение от 09 октября 2019 г. № 305-ЭС19-17804 (с. Антонова М.К., КОМОС ГРУПП) –

Суды указали на недоказанность Налогоплательщиком наличия переплаты по налогу на прибыль.

В связи с тем, что к моменту представления Налогоплательщиком уточненных деклараций доначисление налога на прибыль по решению инспекции, принятому по результатам выездной налоговой проверки, признано законным, результаты камеральной налоговой проверки уточненных деклараций не могут являться основанием к сторнированию доначисленных решением инспекции сумм налога по выездной налоговой проверке.

Определение от 09.10.2019 № 306-ЭС19-17341 (с. Першутов А.Г., Спектртелеком) –

В ходе проведения инспекцией выездной налоговой проверки, общество умышленно уклонялось от проверки и противодействовало проведению проверки, а именно: изменило место постановки на налоговый учет в другом регионе страны, отсутствовало по месту новой регистрации в Республике Башкортостан, не обеспечило получение неоднократно направляемой налоговыми органами корреспонденции по юридическим и фактическим адресам как по месту старой регистрации, так и по месту новой регистрации, а также по домашним адресам учредителя и директора, не представило истребуемые документы для проведения проверки, позволяющие инспекции произвести соответствующие действия по определению реальных налоговых обязательств общества, суды признали правомерными действия инспекции по определению сумм налогов, подлежащих уплате в бюджет, в соответствии с положениями подпункта 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ расчетным путем, исходя из имеющейся у инспекции информации.

Определение от 01 октября 2019 г. № 308-ЭС19-13627 (с. Антонова М.К., Финторг) –

Суд отметил, что нарушение налоговым органом сроков составления акта налоговой проверки не препятствует ему в принятии того или иного итогового решения и не может само по себе предрешать его законность, что не позволяет признать такое процессуальное нарушение в качестве безусловного основания для отмены итогового решения налогового органа по смыслу пункта 14 статьи 101 Налогового кодекса.

Налоговые споры

Определение от 24.10.2019 № 305-ЭС19-13650 (с. Завьялова Т.В., Антонова М.К., Пронина М.В. Федеральная гидрогенерирующая компания – РусГидро)

Кассационную жалобу оставить без рассмотрения по существу.

НДС

Определение от 28 октября 2019 года № 301-ЭС19-18684 (с. Пронина М.В., Сибур-Нефтехим) –

Судами установлено, что в 2013-2015 гг. Налогоплательщик произвел списание материально-производственных запасов в связи с потерей качества, утратой свойств, невозможностью реализации, невостребованностью рынком и производством.

Стоимость списанных материалов включена в состав внереализационных расходов. Одновременно Налогоплательщик оприходовало лом металла, полученного в результате списания товарно-материальных ценностей.

Далее произведена реализация списанных материалов путем сдачи на площадку металлолома.

Судами установлено, что часть товарно-материальных ценностей реализована Налогоплательщиком в виде лома стального, то есть использована для осуществления операций, указанных в пункте 2 статьи 170 НК РФ. Поскольку реализация лома освобождена от обложения НДС, Налогоплательщик обязан восстановить суммы НДС, ранее принятые к вычету.

Высшие без меры

Верховный суд (ВС) РФ закрепил право кредиторов требовать привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц (КДЛ) даже вне дел о банкротстве.

Речь идет о ситуациях, когда на проведение процедуры у задолжавшей компании нет денег, а долг просужен. Юристы ожидают роста популярности таких исков, поскольку инструмент выгоднее банкротства.

Но доказать вину КДЛ будет непросто.

ВС рассмотрел вопрос о том, можно ли привлечь КДЛ к субсидиарной ответственности вне банкротного дела, если оно инициировано, но прекращено. История началась в 2016 году, когда ООО «Ниша» взыскало через суд с ООО «Логостайл» 30,33 млн руб. за поставку молочной продукции.

Должник не расплатился, кредитор инициировал банкротство. В декабре 2017 года суд возбудил дело, но уже в марте 2018-го прекратил его, так как у «Логостайла» не было денег даже для возмещения судебных расходов, включая выплату вознаграждения арбитражному управляющему.

После этого «Ниша» потребовала привлечь к субсидиарной ответственности бывших владельцев и руководителей компании на сумму долга. Кредитор заявил, что КДЛ выводили активы в пользу аффилированных лиц, заключали невыгодные сделки и не представляли отчетность, что привело к невозможности формирования конкурсной массы и продолжения банкротства.

Но три судебные инстанции отказали, посчитав, что в «Нише» об этих обстоятельствах знали исходно, а привлечь КДЛ можно лишь по новым фактам. «Ниша» обратилась в ВС, заявив, что «суды фактически лишили ее возможности защитить нарушенные права»: поскольку ни одна из процедур банкротства не вводилась, кредитор и не мог подать заявление о привлечении КДЛ.

Дело передали в экономколлегию, которая направила его на новое рассмотрение.

ВС разъяснил, что инициатор банкротства, которое прекращено до введения первой процедуры из-за отсутствия у должника средств, вправе предъявить требование о привлечении к субсидиарной ответственности при условии, что долг перед ним подтвержден судебным решением.

Подход нижестоящих судов нарушает конституционное право на судебную защиту, подчеркнул ВС. Кроме того, отметила коллегия, суды не проверили, есть ли основания для привлечения КДЛ к ответственности.

Подход ВС отражает «тренд последних лет на ужесточение субсидиарной ответственности, делая ее фактически неотвратимой», полагает старший юрист «Гуричев, Малинин и партнеры» Юлия Лядова.

Читайте также:  Особенности правового обеспечения дистанционного труда

Ранее ВС уже допускал субсидиарную ответственность в случае, когда компания ликвидирована налоговиками как недействующее юрлицо и банкротное дело в принципе не возбуждалось (см. “Ъ” от 27 августа).

Но могут ли кредиторы добиваться ответственности КДЛ, когда банкротство начато, но прекращено из-за отсутствия средств, экономколлегия уточнила впервые, говорит советник Saveliev, Batanov & Partners Юлия Михальчук.

Закон в целом разрешил внебанкротные иски о субсидиарной ответственности лишь во второй половине 2017 года, кредиторы пока не слишком часто прибегали к механизму, отмечает Юлия Михальчук.

Принятое тогда постановление пленума ВС теоретически давало кредиторам такое право, но на практике толкование судами не применялось, а иски отклонялись.

Даже сам ВС в 2019 году в деле «Элит Дом Строй» поддержал отказные решения, отмечает госпожа Лядова.

Теперь все может измениться. Юлия Михальчук поясняет, что «и суды, и участники банкротных споров часто воспринимают позицию ВС как инструкцию к действию», поэтому подобные иски могут стать популярными.

«Внимание ВС к вопросу, безусловно, простимулирует кредиторов к тому, чтобы чаще обращаться за защитой своих прав вне рамок дела о банкротстве»,— считает Юлия Лядова.

Кроме того, отмечает она, подход ВС поможет кредиторам «избежать дополнительных трат, связанных с финансированием расходов по делу о банкротстве» (когда у должника нет средств, то профинансировать банкротную процедуру предлагают кредитору).

К тому же, учитывая множество случаев, когда у должника вообще нет активов (по данным ЕФРСБ, более чем в 60% дел кредиторы ничего не получают от банкротов), гораздо эффективнее пропустить банкротную процедуру и сразу приступить к привлечению КДЛ к «субсидиарке», указывает адвокат КА «Делькредере» Максим Степанчук. Впрочем, уточняет юрист, вне банкротства у кредитора в разы меньше информации и документов о должнике, поэтому доказать вину ответчиков будет непросто.

Екатерина Волкова, Анна Занина

Обзор судебной практики ФАС России за апрель-май 2019 года

Обзор судебной практики ФАС России за апрель-май 2019 года

[video_2191]

I. Нарушение ст.10 Закона о защите конкуренции

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23.05.2019 по делу № А45-991/2018.

  • Решением Новосибирского УФАС России предприятие признано установившим монопольно высокую цену на услугу пользования (размещения) линий связи на принадлежащих ему опорах.
  • Продуктовые границы товарного рынка были определены антимонопольным органом на основании теста гипотетического монополиста, при этом треть потребителей ответили о возможности заменить услугу.
  • Одновременно с этим Новосибирское УФАС России установило, что строительство собственных линейно-кабельных сооружений связи требует значительных финансовых вложений и существенных временных затрат, размещение в кабельной канализации другого субъекта требует дополнительного получения согласований и не всегда может совпадать с топологией уже построенной сети связи, поэтому отсутствуют основания утверждать о возможности замены услуги по предоставлению мест крепления самонесущих волоконно-оптических кабелей связи на опорах контактной сети по технологическим и экономическим причинам.

Суды отметили, что в таком случае на основании п.3.7 Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке у антимонопольного органа отсутствовали основания для вывода о взаимозаменяемости услуги, и при этом обосновывать возможность применения этого пункта порядка не требуется.

Суды признали законными выводы о нарушении предприятием п.1 ч.1 ст.10 Закона о защите конкуренции, поскольку антимонопольным органом было установлено, что цена на оказываемые услуги определена предприятием произвольно без учета экономически необходимых для оказания услуги затрат.

В том числе, фактически в цену включены также затраты, которые предприятие несет при осуществлении основной деятельности по перевозке пассажиров городским электротранспортом, которая субсидируется из муниципального бюджета, а также фактически одни и те же затраты неоднократно включаются разным субъектам в составе цены, в том числе при предоставлении иных услуг, без определения доли в прибыли, получаемой от той или иной услуги.

Новосибирским УФАС России также было установлено, что при определении цены предприятие учитывает расходы на работы, которые не входят в предмет договора и ведут к искусственному завышению цены услуги.

Кроме того, суды отклонили доводы предприятия о незаконности выданного предписания, отметив, что требование антимонопольного органа установить цену на услугу, которая не превышает сумму необходимых для её производства и реализации расходов и прибыли, является определённым, и у антимонопольного органа нет обязанности указывать в предписании, какие расходы и в каком размере обязан принять хозяйствующий субъект.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17.05.2019 по делу № А40-86515/2018.

Решением ФАС России теплоснабжающая организация признана нарушившей п.10 ч.1 ст.10 Закона о защите конкуренции в связи с необоснованным применением расчетного метода при определении объема тепловой энергии и теплоносителя, подлежащего оплате потребителем.

  1. Антимонопольный орган установил, что законодательством, регулирующим спорные отношения, предусмотрены следующие случаи применения расчётного метода: отсутствие в точках учета приборов учета; неисправность прибора учета; нарушение установленных договором сроков представления показаний приборов учета, являющихся собственностью потребителя.
  2. Вместе с тем, теплоснабжающая организация использовала расчётный метод при показателе прибора учета менее минимального значения.
  3. Судом первой инстанции решение антимонопольного органа было отменено, поскольку, по мнению суда, спор за подлежащий оплате объем тепловой энергии вытекает из договора теплоснабжения и носит гражданско-правовой характер.

Вышестоящие инстанции не согласились с таким выводом и признали решение ФАС России законным, указав, что применение расчетного метода в отсутствие на то законных оснований привело к ущемлению интересов потребителя в сфере предпринимательской деятельности.

Читайте также:  Несчастный случай на производстве: анализ судебной практики

Рассматривая такие дела, антимонопольный орган не вторгается в гражданско-правовые отношения между теплоснабжающей организацией и потребителем, а спорный вопрос был рассмотрен антимонопольным органом исключительно в рамках проверки соблюдения доминирующим субъектом антимонопольного законодательства.

II. Нарушение ст. 11 Закона о защите конкуренции

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 07.05.2019 по делу № А33-33369/2017.

Решением Красноярского УФАС России теплосетевая компания и группа лиц теплоснабжающей организации признаны нарушившими ч.4 ст.

11 Закона о защите конкуренции по факту осуществления действий по переключению потребителей микрорайона с источника тепловой энергии, эксплуатируемого другим хозяйствующим субъектом, на источник тепловой энергии хозяйствующего субъекта из группы лиц, заключившей антиконкурентное соглашение.

  • Суды трёх инстанций в качестве доказательств соглашения приняли совокупность совершенных действий, а именно заключение соглашений по изменению договорных отношений по оказанию услуг по передаче тепловой энергии, заключенных между группой лиц и теплосетевой организацией, осуществление действий по введению в эксплуатацию с нарушением установленных требований тепловой сети до тепловой камеры, принадлежащей хозяйствующему субъекту из группы лиц, и одновременному закрытию теплосетевой организацией отсечной арматуры на трубопроводах тепловой сети от теплоисточника другого хозяйствующего субъекта.
  • Суды пришли к выводу о том, что в результате этих действий стало возможным переключение теплоснабжения потребителей микрорайона, расторжение теплосетевой организацией договора на теплоснабжение с добросовестным хозяйствующим субъектом, как следствие — устранение этого субъекта с рынка поставки тепловой энергии для нужд потребителей микрорайона.
  • Поскольку в результате достигнутого соглашения было осуществлено переключение теплоснабжения микрорайона, отрезок тепловой сети от источника хозяйствующего субъекта был демонтирован, что свидетельствует о создании этому обществу препятствий к доступу на товарный рынок.

Также суды, признавая законным проведенный антимонопольным органом анализ состояния конкуренции, отметили, что совершённые на одном товарном рынке действия хозяйствующих субъектов могут быть квалифицированы по ч.4 ст.11 Закона о защите конкуренции при доказанности ограничения конкуренции на другом товарном рынке.

III. Нарушение ст.15 Закона о защите конкуренции

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 06.05.2019 по делу № А58-4399/2018.

Распоряжениями администрации г.Якутска содержание кладбищ города было передано муниципальному бюджетному учреждению, с учётом чего оно было определено получателем субсидии.

Якутским УФАС России администрации выдано предупреждение об отмене указанных распоряжений. Суды поддержали выводы антимонопольного органа о наличии в действиях администрации признаков нарушения ч.1 ст.15 Закона о защите конкуренции.

Такие действия администрации создают необоснованные барьеры и препятствия входа другим хозсубъектам на этот рынок, а также необоснованно препятствуют им в осуществлении деятельности на нем, ставят учреждение в неравные, более выгодные условия, обеспечивающие возможность осуществления организации похорон и предоставления связанных с ними услуг, создают условия для непроведения уполномоченными органами обязательных торгов в соответствии с законом, что содержит признаки нарушения ч.1 ст.15 Закона о защите конкуренции.

  1. Предоставление без соответствующих конкурсных процедур администрацией бюджетных средств на выполнение работ (оказание услуг) для обеспечения муниципальных нужд может повлечь ограничение конкуренции в отношении других хозяйствующих субъектов, действующих на том же товарном рынке.
  2. IV. Нарушение статьи 16 Закона о защите конкуренции
  3. Постановление Арбитражного суда Уральского округа по делу № А76-39878/2017.

Челябинское УФАС России признало нарушившими п.4 ст.

16 Закона о защите конкуренции администрацию городского округа, муниципальное унитарное предприятие и два общества путём заключения соглашения, направленного на недопущение, ограничение и устранение конкуренции на рынке сдачи в аренду (внаем) объектов водоснабжения и водоотведения, результатом которого явилось обеспечение выхода обществ на рынки по очистке вод и водоснабжения и водоотведения, создание им преимущественных условий осуществления предпринимательской деятельности с использованием объектов водоснабжения и водоотведения, полученных вне конкурентных процедур, и ограничение доступа иных хозяйствующих субъектов на рассматриваемые товарные рынки.

Администрация в 2016 году передала объекты водоснабжения и водоотведения на праве хозяйственного ведения предприятию (при отсутствии оформленного права муниципальной собственности). При этом предприятие не осуществляло деятельность по водоснабжению и водоотведению, а также не обладало кадровыми ресурсами для оказания этих услуг.

Спустя три дня после передачи объектов водоснабжения и водоотведения предприятию администрация приняла постановление, наделяющее общества статусом гарантирующих организаций, осуществляющих водоснабжение и водоотведение.

В день наделения компаний таким статусом администрация в лице Межведомственной комиссии дала согласие предприятию на заключение с ними договоров аренды водопроводно-канализационного комплекса без проведения торгов, несмотря на требования законодательства о заключении концессионного соглашения.

В результате компании получили возможность заключать договоры с абонентами на оказание услуг по водоснабжению и водоотведению, а также получили утвержденный тариф на питьевую воду, транспортировку воды и на водоотведение.

Суды подтвердили выводы антимонопольного органа о том, что такое поведение администрации изначально не было направлено на передачу объектов водоснабжения и водоотведения в хозяйственное ведение, а являлось намеренным и целенаправленным действием в целях передачи указанных объектов в пользование конкретных хозяйствующих субъектов в обход процедуры проведения торгов, которое может привести к ограничению доступа иных хозяйствующих субъектов к объектам водоснабжения и водоотведения в целях транспортировки воды и водоотведения.

При этом суды отметили, что администрация, зная о фактическом использовании объектов водоснабжения и водоотведения обществами, не принимает меры по их возврату и передаче в соответствии с требованиями действующего законодательства, поскольку требование о проведении конкурентных процедур в целях предоставления в концессию при передаче таких объектов установлено 08.05.2013, то есть с указанного момента администрацией должны быть приняты меры в целях предоставления муниципального имущества, предназначенного для водоснабжения и водоотведения, с соблюдением требований действующего законодательства.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *