О существенности невыгодных сделок при привлечении к субсидиарной ответственности

26 августа 2020 в 21:07

О существенности невыгодных сделок при привлечении к субсидиарной ответственности

В последнее время все чаще приходится консультировать доверителей по такому вопросу, как субсидиарная ответственность. Если раньше мне задавали вопросы общего характера, то сейчас они конкретизировались. Наибольший интерес, что вполне объяснимо, вызывают два вопроса: кого и за что могут привлечь к субсидиарной ответственности и что нужно делать, чтобы ее избежать?

Для начала определимся в понятии субсидиарной ответственности.

Субсидиарная ответственность- право на взыскание неполученного долга с другого обязанного лица, если первое лицо не может его внести. В статье мы рассматриваем субсидирую ответственность участников, директоров и иных контролирующих лиц хозяйственных общества по их обязательствам.

Изменения в законодательстве

После внесения изменений в Федеральный закон Российской Федерации от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в 2017 г.

, когда субсидиарная ответственность стала действительно действенным механизмом по взысканию кредиторами долгов организаций-банкротов, размер присуждаемой судом «субсидиарки» уже может достигать миллиарды рублей, как это произошло по делу № А40-133735/15 или по делу №А40-178997/14.

Не удивительно, что после подобных судебных решений контролирующие лица должника лишаются всего имущества и накоплений.

Причем сделки по отчуждению имущества супруге или другим аффилированным лицам также легко оспариваются в суде и не приносят желаемого результата.

Анализ судебной практики показывает, что чаще всего в размер субсидиарной ответственности включаются все заявленные в деле и удовлетворенные судом требования.

О существенности невыгодных сделок при привлечении к субсидиарной ответственности

Поэтому после объяснения доверителям (как со стороны кредитора, так и со стороны должника) общих положений процедуры банкротства, сразу задается вопрос: «А кто еще, кроме генерального директора может быть признан контролирующим должника лицом?»

В п. 1. ст. 61.10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» дано определение контролирующего должника лица, в соответствии с которым, им может быть признано любое физическое или юридическое лицо, прямо или косвенно повлиявшее на банкротство компании.

Закон оставил перечень таких лиц открытым и помимо генерального директора и собственника компании это могут быть и главный бухгалтер, и учредители с долей более 50%, и финансовый или коммерческий директор, материнская компания организации — банкрота, и даже родственники вышеуказанных лиц, в случае наличия доказательств их влияния на принятие решений должником. И все это уже подтверждается судебной практикой. Например, по делу А40-218194/2016 вместе с генеральным директором привлекли коммерческого директора, а по делу № а60-57148/2015 были привлечены учредитель компании-должника, коммерческий директор (его сын) и бухгалтер (жена сына учредителя).

Таким образом привлечь к субсидиарной ответственности можно практически любое лицо компании, если его вина в банкротстве организации будет доказана. Но наиболее уязвимыми, конечно, остаются собственник компании, ее учредитель и генеральный директор.

За что могут привлечь к субсидиарной ответственности?

Основания привлечения к субсидиарной ответственности есть в ст. 61.11 – 61.13 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Наиболее распространенными основаниями являются неподача руководителем заявления в суд о признании компании банкротом, совершение контролирующим должника лицом действий (бездействий), которые привели к невозможности погашения задолженностей перед кредиторами и внесение недостоверных сведений в ЕГРЮЛ на дату возбуждения дела о банкротстве. Если конкретизировать вышеперечисленные основания, то под действиями, приведшими к невозможности погашения задолженности суд понимает сделки по отчуждению имущества по нерыночной цене, безвозмездное отчуждение дебиторской задолженности при наличии долга перед кредиторами, утрату или искажение бухгалтерской отчетности, не передачу арбитражному управляющему финансово-хозяйственных документов общества.

Например, наиболее частым случаем внесения недостоверных сведений являются сведения в отношении местонахождения организации (ее юридического адреса).

Следует отметить, что в ряде случаев избежать субсидиарной ответственности невозможно. Это случаи привлечения организации-банкрота к ответственности за налоговые правонарушения и когда у организации отсутствуют или не переданы бухгалтерские документы либо они содержат искаженную информацию о деятельности предприятия.

Во всех других обстоятельствах привлечение к субсидиарной ответственности будет зависеть от совершения контролирующих лиц конкретных действий, которые и привели компанию к банкротству.

Как избежать субсидиарной ответственности – советы

Чтобы избежать субсидиарной ответственности надо всего лишь применять ряд простых рекомендаций при ведении бизнеса:

  • Всегда проверяйте своих контрагентов. Неисполнение ими обязательств по договорам может отразиться на финансовом положении вашей компании и привести в итоге к субсидиарной ответственности.
  • Не работайте с компаниями-однодневками.
  • Откажитесь от заключения невыгодных сделок с аффилированными лицами.
  • Не совершайте сделок по заниженной стоимости. Все сделки подтверждайте отчетами независимых оценщиков.
  • Работайте с дебиторской задолженностью, взыскивайте ее, следите за сроками давности при взыскании долгов и не допускайте их истечения.
  • При утрате финансово-хозяйственной документации или ее части – восстановите утерянное.
  • Читайте нашу статью «6 советов о том, как избежать привлечения к субсидиарной ответственности» — в ней мы подробнее остановились на данном вопросе.
  • Обобщая эти рекомендации, можно посоветовать не выходить за пределы обычного делового риска и подкреплять любые свои действия и решения, особенно в критических ситуациях, дополнительными заключениями оценщиков, экспертов и решениями совета директоров.
  • Автор — Сергей Захаров, юрист, специализирующийся на вопросах банкротства и защиты бизнеса
  • Читайте по теме:
  • Какова ответственность главного бухгалтера при банкротстве
  • Как отвечает директор в случае банкротства бизнеса?
  • Привлечение к субсидиарной ответственности: РЕАЛИИ

Последствия субсидиарной ответственности при банкротстве | Юридическая компания Проценко и Партнеры

О существенности невыгодных сделок при привлечении к субсидиарной ответственности

В процессе реализации процедуры банкротства компании ее директор или другое должностное лицо (к примеру, главный бухгалтер, руководитель регионального отделения и т. д.)  могут быть привлечены к субсидиарной ответственности. Естественно, это ничем хорошим руководителю не грозит – с него могут принудительно взыскать долги компании в пользу кредиторов, а также привлечь к уголовной ответственности (если будут основания для этого). В данной статье мы рассмотрим, какая ответственность руководителя при банкротстве может его ожидать, какими конкретными последствиями она может обернуться, а также как защищаться в ситуации, если пытаются привлечь к субсидиарной ответственности.

Само понятие субсидиарной ответственности подразумевает то, что руководство юридического лица может отвечать перед кредиторами за долги, которые у этой компании накопились.

Читайте также:  Динамика роста абсолютного числа смертей на производстве

Таким образом, основная угроза для директора ООО – это взыскание личных средств, конфискация имущества и последующая продажа его с молотка, чтобы удовлетворить требования кредиторов.

Но сделать это удастся только если будут соблюдаться определенные условия:

  • тяжелое финансовое положение компании и невозможность рассчитаться с долгами вызвано действиями лица, которое привлекается к ответственности. Причем такие действия могут быть как непосредственными, например, вывод денег из фонда компании на личные счета или продажа активов по заниженным ценам, так и опосредствованные – заключение невыгодных сделок, неверные управленческие решения и т. д. Заявителю важно доказать факт того, что руководитель в той или иной форме виновен в банкротстве предприятия;
  • на счетах ликвидируемой компании недостаточно средств для того, чтобы рассчитаться с долгами, и даже при продаже всех активов достаточной для удовлетворения всех запросов кредиторов не хватит. Если банкрот может расплатиться с кредиторами, субсидиарная ответственность руководству не грозит. Опасность наступает только в случаях, когда активов недостаточно;
  • кредиторы обратились с требованием взыскать долги с виновных. Субсидиарная ответственность не может наступить сама по себе по факту банкротства компании, необходимо, чтобы кредиторы сами обратились в суд с таким требованием. Только после этого, если будут соблюдаться и другие условия наступления ответственности, средства будут взысканы с должностных лиц предприятия-должника.

Что касается средств и имущества, то по решению суда могут взыскать только те из них, которые принадлежат руководителю непосредственно. Активы членов его семьи, родственников и т. д. не могут быть арестованы, конфискованы или каким-либо другим образом затронуты.

Еще одной потенциальной неприятностью для руководства компании при банкротстве является возможное возбуждение против него уголовного дела. Когда начинается процедура признания предприятия неплатёжеспособным, временный управляющий проводит аудит положения дел в компании, а также пытается выяснить, что стало причиной нынешнего положения дел.

В результате могут вскрыться факты, что руководство компании совершало действия, которые могут быть расценены как уголовные преступления. Наиболее часто инкриминируют мошенничество, злоупотребление служебным положением, подделку документов, подлог.

Кроме того, есть отдельная статья за фиктивное банкротство, ее применяют тогда, когда компанию умышленно довели до состояния неплатежеспособности с целью избавиться от долгов.

Если подобные факты открываются во время аудита, временное руководство компании-должника обязано сообщить о них в правоохранительные органы. Дальнейшее расследование проводят уже в полиции или прокуратуре, и если вина должностных лиц предприятия будет доказана, они могут получить наказание вплоть до тюремного заключения.

Важно также помнить, что уголовная ответственность руководителя при банкротстве не отменяет и не заменяет субсидиарную – человек может быть привлечен и к обеим формам ответственности независимо друг от друга.

Принципы защиты от уголовной и субсидиарной ответственности тоже разные, хотя и во многом похожи: главное – доказать, что вы как руководитель не виновны в том, что произошло с компанией.

Очевидно, что никто не хочет, чтобы его привлекли к ответственности – ни к субсидиарной, ни тем более к уголовной. Потому, если ситуация угрожает директору, нужно подумать о грамотной защите. Правильная защита от субсидиарной ответственности строится так:

  • заручиться поддержкой грамотного адвоката, специализирующегося на банкротствах. Если процессом будет заниматься профильный юрист, он сможет сделать все, чтобы избавить руководство предприятия от любых негативных последствий. Конкретные действия будут отличаться, в зависимости от ситуации, но в любом случае все они будут направлены на то, чтобы вывести руководителя из-под удара и закончить придеру банкротства без последствий;
  • найти доказательства, которые бы свидетельствовали о том, что вины должностных лиц компании в банкротстве нет. Для этого нужно подготовить документы, которые бы обосновывали неплатёжеспособность предприятия в связи с независимыми от руководителя факторами: финансовым кризисом, плохими продажами, крупными штрафами и т. д. Главная цель – сделать так, чтобы не возникало подозрений в возможной связи между конкретными действиями руководителя и финансовым положением компании;
  • доказать, что все действия должностных лиц компании были в рамках закона. Даже если к банкротству привели отдельные решения директора, они были приняты без нарушения законодательства, это не будет считаться достаточным основанием для привлечения его к субсидиарной и тем более к уголовной ответственности. За неумышленные ошибки и неправильно выбранные решения наказывать не могут;
  • отвергать отдельные требования кредиторов – не всегда у тех, кто требует взыскать средства, есть реальные доказательства самого факта существования долга. Если это применимо к вашему случаю (например, долг возник на основании устного соглашения, был погашен или реструктуризирован), можно доказать в суде отсутствие задолженности перед конкретным кредитором, что автоматически уберет также возможность привлечения к ответственности.

Если действовать правильно и слаженно, можно эффективно противодействовать всем претензиям со стороны кредиторов и успешно завершить процедуру банкротства с минимальными негативными последствиями. Конечно, помощь в банкротстве, оказанная профильным адвокатом, существенно повысит шансы на отсутствие негативных последствий.

Заключение

Руководство компании, которая проходит процедуру банкротства, рискует быть привлеченным к субсидиарной и даже уголовной ответственности, если найдутся основания для этого.

Чтобы не оказаться в такой неприятной ситуации, нужно соблюдать требования законодательства, а если вы уже попали в конфликтную ситуацию, обязательно заручиться поддержкой грамотного адвоката, специализирующегося на банкротстве.

Субсидиарная ответственность в банкротстве: практика успешной защиты за год

— Понятие контролирующего должника лица (КДЛ)

Теперь к субсидиарной ответственности по долгам компании может быть привлечено любое лицо, не обязательно это должен быть директор, участник или акционер.

Ключевое значение играет возможность определять действия должника в предбанкротный период и/или иметь возможность распоряжаться документацией должника.

Отдельного упоминания заслуживает то, что контролирующим может быть признано лицо, которое извлекло выгоду из сделки с должником (например, покупатель актива по заниженной цене).

— Презумпции

Новый закон содержит презумпции: 1) признания лица контролирующим; 2) факта доведения должника до банкротства. Презумпции представляют собой сформулированные законодателем условия, при которых бремя доказывания обратного возлагается на ответчика. Например, участник с долей 50% и больше признается КДЛ, если не сумеет доказать обратное.

— Понятие «объективного банкротства»

Читайте также:  Торги завершаются через час с начала представления предложений

Новое (старое) понятие важно для понимания по двум причинам: 1) с моментом объективного банкротства связано исчисление срока «подконтрольности» должника конкретному КДЛ; 2) именно с момента возникновения «объективного банкротства» руководитель (а также участник) обязан в месячный срок подать заявление о банкротстве.

Период признания контролирующим должника лицом (далее также – «КДЛ») ранее составлял 3 года до момента принятия заявления о признании должника банкротом – это был простой и понятный способ исчисления срока.

С июля 2017 года введено новое понятие «объективного банкротства» – момент, в который должник стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов из-за превышения совокупного размера обязательств над реальной стоимостью его активов (Постановление Пленума ВС РФ № 53 от 21.12 2017 г.

«О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», пункт 4). Трехлетний срок для признания лица контролирующим исчисляется от момента объективного банкротства. Доведение компании до объективного банкротства влечет ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов (ст.

61.11 закона о банкротстве). В то же время момент «объективного банкротства» важен другим – с этого момента у руководителя должника возникает обязанность подать заявление о банкротстве (статья 9 закона о банкротстве).

Обязанность руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в статье 9 Закона о банкротстве (Постановление Пленума ВС РФ №, пункт 9). Несмотря на то, что определение момента «объективного банкротства» имеет ключевое значение в разрешении вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности, ни в законе, ни в судебной практике нет единого подхода к этому вопросу.

Судебная практика. Постановление АС Северо-Кавказского округа от 27.04.2018 по делу №А53-4511/2016 (дело бара «Пинта+»).

Субсидиарная ответственность по обязательствам должника

  • Екатерина Александровна Шпилевская,
    судья экономического суда г. Минска
  • В случае если экономическая несостоятельность (банкротство) должника-юрлица вызвана собственником его имущества, учредителями (участниками) или иными лицами, в том числе руководителем должника, имеющими право давать обязательные для должника указания либо имеющими возможность иным образом определять его действия, то такие лица при недостаточности имущества должника для расчета с кредиторами солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника.
  • Рассмотрим пример из судебной практики.

Экономическим судом рассмотрено дело по иску ООО «А» к гражданину Б. о взыскании суммы в размере 122029,41 евро в порядке привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «А».

  1. Представитель истца в судебном заседании заявленные исковые требования поддержал в полном объеме по основаниям, изложенным в исковом заявлении, указав на наличие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) ответчика и последствиями в виде признания должника банкротом.
  2. Ответчик исковые требования не признал по основаниям, изложенным в письменном отзыве на иск.
  3. Исследовав и оценив представленные сторонами в обоснование своих доводов и возражений доказательства, руководствуясь положениями действующего законодательства, обозрев материалы дела, суд пришел к выводу, что заявленные исковые требования не подлежат удовлетворению исходя из следующего.

В качестве правового обоснования заявленных исковых требований истцом была указана ч. 2 ст. 11 Закона о банкротстве.

Если экономическая несостоятельность (банкротство) юрлица вызвана собственником его имущества, учредителями (участниками) или другими лицами, в том числе руководителем юрлица, имеющими право давать обязательные для этого юрлица указания либо имеющими возможность иным образом определять его действия, на таких лиц при недостаточности имущества юрлица возлагается субсидиарная ответственность по его обязательствам .

Если экономическая несостоятельность (банкротство) должника-юрлица вызвана собственником его имущества, учредителями (участниками) или иными лицами, в том числе руководителем должника, имеющими право давать обязательные для должника указания либо имеющими возможность иным образом определять его действия, то такие лица при недостаточности имущества должника для расчета с кредиторами солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника . Иски о привлечении к субсидиарной ответственности лиц, указанных в ч. 2, 3 ст. 11 Закона о банкротстве, предъявляются после открытия ликвидационного производства в суд в случае выявления недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов. В период рассмотрения дела об экономической несостоятельности (банкротстве) такие иски подаются в суд, рассматривающий это дело. Иски управляющего о привлечении к субсидиарной ответственности предъявляются на сумму неудовлетворенных требований кредиторов и рассматриваются хозяйственным судом до вынесения определения о завершении ликвидационного производства. Субсидиарная ответственность возлагается на лиц, указанных в ч. 2 ст. 11 Закона о банкротстве, и в случаях прекращения права собственности на имущество должника, выбытия из состава участников (учредителей) должника, прекращения трудовых отношений с должником, а также прекращения права давать обязательные для должника указания либо иным образом определять его действия в течение срока, предусмотренного ч. 6 ст. 11 Закона о банкротстве.

Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений .

Судом установлено, что ООО «А» создано путем преобразования ЧТУП «А», зарегистрированного Минским городским исполнительным комитетом в Едином государственном регистре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей от 22.04.2009.

ООО «А» в качестве налогоплательщика состоит на учете в инспекции Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по Партизанскому району г. Минска.

Участниками ООО «А» являются:

— гражданка Б. — доля в уставном фонде 51%;

— гражданин Б. — доля в уставном фонде 49%.

Убытки как преимущество

Основной вектор в процедуре банкротства — привлечение к субсидиарной ответственности. Сегодня эти слова звучат приговором не только для руководителей, но и для лиц, фактически контролирующих деятельность должника.

Читайте также:  Подсудность спора в любом суде без привязки к общим правилам территориальной подсудности

Дело может поправить переквалификация заявленных требований в убытки, но контролирующему лицу придется самостоятельно ставить этот вопрос перед судом.

Рассказывает Александра Алфимова, старший юрист практики реструктуризации и банкротства Parallel Legal Consulting.

Суды с пугающим постоянством применяют нормы о субсидиарной ответственности, упрощая их до правила «привлечению подлежат все вместе и на весь непогашенный реестр».

В редких случаях оцениваются фактическое влияние привлекаемого лица, его контроль над должником и в особенности причинно-следственная связь между совершенными действиями, наступившим банкротством и невозможностью погасить требования кредиторов.

Кажется, что выхода из этой ситуации нет и юридическая помощь сводится только к оценке рисков потенциальной несостоятельности контролирующего лица.

Ощущение безвыходности вызвано тем, что субсидиарная ответственность превратилась в неотъемлемый элемент любого банкротства, вопреки ее экстраординарной природе.

При этом суды повсеместно указывают, что ключевым фактором привлечения к субсидиарной ответственности является негативное влияние на должника действий контролирующего лица, которые и привели к банкротству. Но в большинстве случаев эти действия могли привести лишь к убыткам — а их еще нужно доказать.

Возможность переквалификации в убытки установлена пунктом 20 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 №53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» — в нем Верховный суд РФ рекомендует самостоятельную оценку предъявленных требований независимо от вида ответственности, который выбрал заявитель.

Позиция о том, что правильная квалификация отношений сторон возложена на суд, прямо закреплена в Постановлении Пленума Верховного суда РФ №10, Пленума ВАС РФ №22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав». Указанное разъяснение применяется и при защите обязательственных прав (Постановление Президиума ВАС РФ от 24 июля 2012 года №5761/12 по делу №А40–152307/10).

На практике заявитель и суд в большинстве случаев не заинтересованы разбираться с тем, как следует квалифицировать требования о привлечении контролирующих лиц к ответственности.

Поэтому, согласно статистике Единого федерального реестра сведений о банкротстве, за 2019 год к ответственности в виде убытков привлекли 730 лиц, а к субсидиарной ответственности — 2242 лица.

Очевидно, что контролирующему лицу нужно самостоятельно ставить перед судом вопрос о применимых нормах и квалификации заявленного требования.

Переквалификация в убытки имеет два неоспоримых преимущества: во-первых, размер ответственности будет равен размеру причиненного вреда, а во-вторых, в этом случае предмет доказывания становится для заявителя шире и сложнее.

В первую очередь важно убедить суд в том, что действия контролирующего лица сами по себе не могли привести к объективному банкротству должника. Для этого необходимо провести независимую оценку банкротства, которая установит не только момент наступления несостоятельности, но и ее объективную причину.

Например, в деле «Металлглавснаба» суды, сославшись на заключение судебной экспертизы, указали следующее: «Суд оценивает существенность влияния действий (бездействия) контролирующего лица на положение должника, проверяя наличие причинно-следственной связи между названными действиями (бездействием) и фактически наступившим объективным банкротством».

Если контролирующее лицо совершило сделки по отчуждению имущества, но они не привели к несостоятельности компании, то такое лицо не должно привлекаться к субсидиарной ответственности на весь размер непогашенного реестра требований кредиторов.

Его размер ответственности равен размеру причиненного вреда, а в вышеуказанном деле — стоимости отчужденного имущества.

Интересно, что такой подход четко прослеживается в логике ВС РФ, когда речь идет о привлечении к субсидиарной ответственности наследников и выгодоприобретателей—детей контролирующего лица — их привлекают исключительно в пределах стоимости полученного ими имущества.

Так, в деле о банкротстве ООО «Амурский продукт» было установлено, что требование о привлечении умершего лица к субсидиарной ответственности подлежит предъявлению к наследникам либо к наследственной массе и может быть удовлетворено только в пределах стоимости наследственного имущества (Определение ВС РФ от 16 декабря 2019 года №303-ЭС19–15056 по делу №А04–7886/2016).

В деле о банкротстве ООО «Альянс» Верховный суд РФ указал, что возмещение причиненного кредиторам вреда ограничено по размеру стоимостью имущества, хотя и сменившего собственника, но, по сути, оставленного в семье (Определение Верховного суда РФ от 23 декабря 2019 года №305-ЭС19–13326 по делу №А40–131425/2016). Очевидно, что суды смогли ограничить ответственность за незаконные действия контролирующих лиц в отношении наследников и детей, но не менее важно разобраться в объеме ответственности живых и совершеннолетних.

Вторым преимуществом убытков как меры ответственности является более сложный и широкий вектор доказывания.

Специфика иска о привлечении к субсидиарной ответственности позволяет стандартизировать и упростить процесс доказывания (Определение Верховного суда РФ от 3 июля 2020 года №305-ЭС19–17007(2) по делу №А40–203647/2015). Напротив, при рассмотрении требования о взыскании убытков такая логика не действует.

Заявители не смогут облегчить себе задачу, используя доказательственные презумпции.

Необходимо доказать целую совокупность обстоятельств, закрепленных в статье 15 ГК РФ и пункте 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 года №62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»: от причинно-следственной связи между действиями и вредом до вины ответчика.

Важно, что при взыскании убытков бремя доказывания полностью лежит на заявителе и переходит на ответчика только в случае полного отказа от дачи пояснений или их явной неполноты, если суд сочтет такое поведение недобросовестным.

Таким образом, доказать совокупность обстоятельств для взыскания убытков сложнее, чем, опираясь на презумпции, привлечь контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

Подобный подход при определении инструмента ответственности может помочь сформировать судебную практику, нацеленную на объективную, всестороннюю оценку реального причинения вреда и доведения до банкротства. И, что важнее всего, позволит оценить действительный масштаб ущерба, за который конкретное лицо отвечает своим имуществом.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *