Некачественное оказание медпомощи пациенту: досудебный уровень урегулирования спора с медорганизацией

Некачественное оказание медпомощи пациенту:  досудебный уровень урегулирования спора с медорганизацией «Адвокатская газета»

Верховный Суд РФ опубликовал Определение № 74-КГ19-5 по иску пациентки к больнице, которая не выявила наличие у истицы застарелого перелома шейки бедра, несмотря на ее многочисленные жалобы.

Больница не выявила у инвалида застарелый несросшийся перелом

В мае 2014 г. инвалид первой группы Галина Васильева проходила стационарное лечение в Якутской городской больнице № 2, куда она поступила с жалобами на слабость в нижних конечностях, малоподвижность правого коленного сустава и головные боли. Во время лечения женщина ежедневно просила дежурного врача вызвать ей травматолога и хирурга, однако они так и не осмотрели ее.

Поскольку здоровье пациентки после выписки из стационара не улучшилось, она обратилась в межполиклинический центр лучевой диагностики другой больницы, где компьютерная томография выявила у нее застарелый несросшийся перелом правой бедренной кости.

Впоследствии женщина обратилась в республиканское министерство здравоохранения и городскую прокуратуру с жалобами на некачественную медпомощь, оказанную Якутской городской больницей № 2. Внеплановая документальная проверка территориального органа Росздравнадзора и целевая экспертиза выявили многочисленные нарушения в работе персонала больницы при оказании медпомощи Галине Васильевой.

Так, проверка зафиксировала отсутствие консультаций у травматолога и хирурга. Медики не только не сделали снимок правого коленного сустава и рентгенограмму тазобедренного сустава, но и не учли жалобы пациентки.

Кроме того, заведующий отделением не провел внутренний контроль полноты диагностических мероприятий.

Как следовало из экспертного заключения, невыполнение и ненадлежащее выполнение больницей необходимых диагностических и лечебных мероприятий ухудшили состояние здоровья пациентки и увеличили сроки ее лечения.

Суды отказались взыскивать с больницы компенсацию морального вреда

Галина Васильева обратилась в суд с иском к ГБУ «Якутская городская больница № 2» о взыскании компенсации морального вреда на сумму 1,2 млн руб.

Свои требования она обосновала тем, что некачественные медуслуги причинили ей нравственные и физические страдания из-за опасения за жизнь и здоровье.

Это, в свою очередь, привело к ухудшению здоровья истицы – повышению давления, подавленному эмоциональному состоянию, стрессу и депрессии из-за неправильного диагноза и неверно назначенных препаратов.

Суд назначил проведение судебно-медицинской экспертизы.

Как отмечалось в заключении экспертов, проведенное ответчиком терапевтическое обследование соответствовало выявленному диагнозу, а неустановление перелома было связано с объективной сложностью его диагностики.

Там же указывалось, что действия врачей сами по себе не причинили вреда здоровью женщины. Единственный недостаток в оказании медпомощи, по мнению экспертов, заключался в отсутствии контроля за проведением консультации хирурга.

Суд также отклонил в качестве доказательств акты экспертизы качества медпомощи и внеплановой документарной проверки, выполненные страховой компанией и территориальным органом Росздравнадзора, – данные документы истица представляла в подтверждение факта ненадлежащего оказания медпомощи. Суд указал, что в этих документах отсутствуют сведения о составивших их лицах и наличии у них специальной квалификации.

В итоге в удовлетворении исковых требований было отказано.

Как отметил суд, истице следовало доказать возникновение осложнений после диагностирования ей перелома шейки бедра, а также необоснованное изменение ответчиком объема оказываемой медпомощи, повлекшего негативные последствия либо создающих угрозу ухудшения состояния здоровья или иные негативные последствия.

При этом суд сослался на заключение судмедэкспертизы, которое не подтвердило противоправность поведения ответчика, наличие причинно-следственной связи между таким поведением и наступлением вреда, виновность больницы в причинении истице физических или нравственных страданий.

Решение устояло в апелляции, которая дополнительно указала на отсутствие вины больницы в ненадлежащем оказании медпомощи, поскольку истица не жаловалась персоналу больницы на перелом либо характерные для такой травмы симптомы.

Кроме того, суд отметил застарелый характер травмы, которую пациентка получила задолго до поступления в больницу.

Госпитализация пациентки, как пояснил суд апелляционной инстанции, была связана с паводком в регионе и многочисленными хроническими заболеваниями женщины.

ВС выявил в деле многочисленные нарушения правовых норм

Не согласившись с решениями судов, Галина Васильева обжаловала их в ВС. Изучив обстоятельства дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда напомнила общие правила наступления гражданско-правовой ответственности за причиненный вред, в том числе моральный.

Так, она наступает при наличии причинения вреда, противоправности поведения лица, причинившего вред, причинной связи между наступлением вреда и указанным поведением. При этом гражданское законодательство предусматривает презумпцию вины причинителя вреда.

Так, данное лицо освобождается от обязанности возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Исключения из этого правила установлены, в частности, ст. 1100 ГК РФ.

В этой связи ВС выявил существенные нарушения нижестоящими судами норм материального и процессуального права.

Так, суды необоснованно возложили на истицу бремя доказывания факта некачественного оказания медпомощи ответчиком и, как следствие, причинения вреда ее здоровью.

Больница, в свою очередь, не доказала отсутствие своей вины как в неустановлении правильного диагноза, что повлекло ненадлежащее и несвоевременное лечение, так и в дефектах оказанной медпомощи, ухудшивших здоровье истицы.

Кроме того, отмечается в определении, суды не дали оценку доводам истицы о том, что она ежедневно жаловалась лечащему врачу больницы на боли в правой ноге, а консультации травматолога и хирурга могли привести к правильному и своевременному установлению диагноза. Выявив отсутствие вины больницы в ненадлежащем оказании медпомощи, суды не исследовали причастность к этому лечащего врача.

Верховный Суд также отклонил довод апелляционной инстанции о том, что истица не жаловалась врачам на перелом тазобедренной кости, в связи с его противоречием материалам дела.

В определении указано, что апелляция не приняла во внимание состояние здоровья пациентки при поступлении в больницу, а также то, что женщина не обладает специальными познаниями в медицине.

Там же подчеркивается, что выводы апелляции о застарелом характере травмы истицы и госпитализации ее в больницу только по причине паводка в регионе и хронических болезней не основаны на нормах материального права.

Среди допущенных процессуальных нарушений по делу ВС указал, что заключение эксперта является одним из доказательств по делу, которое должно оцениваться судом в совокупности и взаимосвязи с другими доказательствами.

Нижестоящие суды не дали правовой оценки недостаткам медпомощи, выявленным судмедэкспертизой (непроведение запланированных консультаций врача-хирурга, отсутствие контроля за их проведением).

Они также не провели дополнительную экспертизу по выявлению наличия возможности у сотрудников больницы правильного определения диагноза истицы в случае проведения всех необходимых исследований.

Кроме того, ВС указал на факт необоснованного отклонениями судами акта внеплановой проверки территориального органа Росздравнадзора и документации, подготовленной страховой компанией при участии врачей-специалистов.

В итоге ВС Определением от 24 июня отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на пересмотр в первую инстанцию.

Эксперты «АГ» поддержали выводы Суда

Комментируя «АГ» определение, председатель Коллегии адвокатов системы биоэкологической безопасности и здравоохранения РФ Юрий Меженков отметил, что в основе решения суда первой инстанции и определения ВС лежат одни и те же основания и нормативные акты, однако выводы диаметрально противоположны.

«Основное и принципиальное отличие заключается в предмете доказывания, – пояснил он. – Суд первой инстанции счел, что истец не доказала факт оказания ей ненадлежащей медпомощи, повлекшей причинение вреда здоровью.

Верховный Суд, в свою очередь, указал, что бремя доказывания надлежащей медпомощи в силу презумпции вины лежит на ответчике, а истец лишь доказывает причинение ему морального вреда.

Именно поэтому дело и было направлено на новое рассмотрение».

По мнению Юрия Меженкова, данный судебный спор представляет большой практический интерес, поскольку раскрывает новые возможности для юристов, защищающих интересы пациентов по взысканию компенсации морального вреда с медорганизаций.

«ВС напомнил о недопустимости формального подхода к делу, а также подчеркнул, что ни одно из доказательств не имеет для суда заранее установленной силы.

Речь идет о судебно-медицинской экспертизе, ведь большая часть судебных решений как раз базируется именно на мнении экспертов», – отметил он.

Эксперт также отметил, что правовая позиция ВС дает возможность взыскивать с медорганизаций компенсации за некачественную медпомощь вне зависимости от заключения судебных медиков.

«Это позволит снять сложившуюся в последнее время напряженность вокруг врачей и уменьшить количество обращений в следственные органы для возбуждения уголовных дел в отношении них.

Как показывают статистика и опросы общественного мнения, пациенты в первую очередь хотят получить именно деньги и рассматривают обращение в СКР лишь как способ добиться компенсации», – резюмировал он.

Управляющий партнер, руководитель судебно-арбитражной практики юридической группы «Ремез, Печерей и партнеры», корпоративный и медицинский юрист Анжелика Ремез подтвердила формальный подход судов к разрешению споров такой категории.

«Суды основывают свои решения на экспертном заключении, не углубляясь в иные материалы дела (в частности, многостраничные медкарты с непонятными терминами, заключения контролирующих органов). Не все суды на практике знают о том, что именно лечебное учреждение доказывает качественность оказания медпомощи», – пояснила она.

По словам эксперта, определение ВС должно стать настольным судебным актом для медицинских судебных споров.

Адвокат АП Самарской области Татьяна Иванова отметила, что ВС обоснованно указал судам на неправильное применение правовых норм.

«Заключение экспертизы сводилось к тому, что пациентка поступила в больницу уже с переломом, поэтому вины врачей в его возникновении нет. Согласно данному заключению суд первой инстанции сделал вывод, что основания для возмещения морального вреда отсутствуют.

Читайте также:  8 поучительных новогодних историй для работодателей

Но здесь произошла подмена понятий: пациентка требовала возместить моральный вред не за то, что врачи сломали ей бедро, а за то, что не диагностировали и не лечили перелом, с которым она к ним поступила», – подчеркнула она.

По словам эксперта, ВС справедливо указал, что нарушения со стороны лечебного учреждения имели место, что, в свою очередь, порождает у пациентки право на возмещение морального вреда – физических и нравственных страданий, перенесенных из-за перелома, который долгое время не лечили.

Адвокат добавила, что суд первой инстанции допустил ошибку, приняв решение руководствоваться заключением экспертов, несмотря на то, что они давали оценку не тому факту, на котором истица основывала требования о возмещении вреда. «Данное определение ВС создает “прецедент”, когда суд должен вынести иное решение, чем судебно-медицинские эксперты.

А ведь не секрет, что судебный акт чаще всего полностью дублирует заключение экспертизы, что фактически наделяет экспертов почти судейскими полномочиями. Примеров, когда вышестоящие суды допускают расхождение позиций нижестоящего суда и экспертов, не так много.

Тем большее значение в этой связи имеет каждый из таких примеров для обеспечения соблюдения основополагающих принципов судопроизводства», – заключила Татьяна Иванова.

Источник: advgazeta.ru

Минздрав определился с размерами штрафов за некачественную медпомощь

В пояснительной записке к законопроекту уточняется, что он подготовлен в соответствии с поручениями вице-премьера Татьяны Голиковой от 29.12.2018 г. в целях реализации положений Федерального закона № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» с учетом применения клинических рекомендаций.

Отмечается, что к полномочиям органов государственной власти субъектов РФ в сфере охраны здоровья относится создание условий для развития медицинской помощи, обеспечения ее качества и доступности, а медицинская организация обязана создавать условия, обеспечивающие соответствие оказываемой медицинской помощи критериям оценки ее качества.

«Исключительную значимость создания условий для оказания качественной медицинской помощи подчеркивает то, что ежегодно 60% обращений граждан в Федеральную службу по надзору в сфере здравоохранения связаны с вопросами доступности и качества медицинской помощи. В частности, в 2017 г. по вопросу качества и безопасности медицинской деятельности поступило 47 021 обращение», – говорится в документе.

В этой связи законопроект предусматривает внесение в Кодекс об административных правонарушениях изменений, устанавливающих административную ответственность за невыполнение медицинской организацией обязанности создавать условия, обеспечивающие соответствие оказываемой медицинской помощи критериям оценки ее качества, а также за неисполнение полномочий органов государственной власти субъекта РФ в сфере охраны здоровья условий для обеспечения качества и доступности медицинской помощи. Исчерпывающий перечень условий, которыми обеспечивается доступность и качество медпомощи, установлен в ст.10 Федерального закона № 323-ФЗ, а исчерпывающий перечень критериев качества – приказом Минздрава от 10 мая 2017 г. № 203н «Об утверждении критериев оценки качества медицинской помощи», уточняют авторы законопроекта.

В частности, невыполнение медорганизацией обязанности создавать условия, обеспечивающие соответствие оказываемой медицинской помощи критериям оценки качества, влечет предупреждение или наложение административного штрафа на должностных лиц от 10 до 20 тыс. руб., на юридических лиц – от 50 до 70 тыс. руб. Должностные лица региональных минздравов, не создавшие своими действиями (бездействием) условий для обеспечения качества и доступности медицинской помощи, могу быть оштрафованы на 10–20 тыс. руб.

Документ может вступить в силу в январе 2022 г., тогда же планируется завершить работу над новыми клиническими рекомендациями. 

О некоторых вопросах возмещения вреда, причиненного некачественным оказанием медицинской помощи. (часть 1) (а.а. утбанов, адвокат коллегии адвокатов г. астана)

О некоторых вопросах возмещения вреда, причиненного некачественным оказанием медицинской помощи. (часть 1)

В последние годы медицинские учреждения периодически сотрясают громкие скандалы, связанные с халатным, а порой и преступным отношением медицинских работников к своим пациентам.

В связи с этим полагаю, будет актуальным осветить некоторые из аспектов возмещения вреда, причиненного некачественным оказанием медицинской помощи. Тема разбита на две части ввиду ее объемности и для удобства читателя.

Итак, согласно данных Агентства Республики Казахстан по статистике, численность врачей всех специальностей, на 2012-2013 год, составляет 64 432 человека. Численность врачей на 10 000 человек практически не меняется с 2003 года и составляет цифру от 36,5 до 38,4.

За десять лет число больничных организаций в Республике сократилось на 39 единиц.

Сокращение количества организаций без сокращения численности врачей в теории могло привести к повышению качества медицинских услуг за счет так называемой оптимизации.

Однако судебная практика указывает на иное — качество не повысилось, скорее наоборот, качественный уровень оказываемой помощи зачастую гораздо ниже среднего.

Так, только в июле 2013 года с медицинских учреждений города Астаны, Есильским районным судом было взыскано более семи миллионов тенге в счет возмещения морального вреда причиненного некачественным оказанием медицинской помощи.

Дело № 1.

По делу А. против к ГКП на ПХВ «Перинатальный центр № 1» о взыскании морального вреда, причиненного некачественным оказанием медицинских услуг, судом было установлено, что врачи указанного центра, видя факторы риска желтухи и медицинский анамнез у новорожденной С., недооценили ее состояние и не провели ряд мероприятий, которые должны были провести в данном конкретном случае.

Действия врачей привели к таким тяжелым последствиям и осложнениям состояния С. что ребенку, здоровье которого при рождении было оценено как великолепное (9 баллов по шкале Апгар) впоследствии был поставлен диагноз «детский церебральный паралич». По данному делу, в адрес Министерства Здравоохранения РК, судом было направлено частное определение.

Дело № 2.

По делу К.

против ГКП на ПХВ «Городская больница №2» о взыскании морального вреда, причиненного некачественным оказанием медицинских услуг, судом было установлено, что дежурным врачом не были взяты анализы на определение уровня сахара в крови, необходимого для исключения острого осложнения сахарного диабета, панкреатита, а также для назначения терапии с целью предотвращения острых осложнений диабета на фоне оперативного вмешательства. Не проведены диагностика и профилактика на предмет поражения сосудов брюшной полости (мезентериальной ишемии), несмотря на наличие, абсолютно всех предпосылок к развитию такого грозного заболевания. При этом именно тромбоз мезентериальных сосудов и стал причиной смерти больного.

Противоправность действий сотрудников ГБ №2 при оказании медицинской помощи больному К., наступление смерти в результате действий врачей нашли свое подтверждение в ходе рассмотрения дела по существу. По данному делу, в адрес Министерства Здравоохранения РК, судом также было направлено частное определение.

За сухой медицинской и юридической терминологией скрыты страдания, разбитые надежды и боль утраты.

Однако ситуация не представляется безвыходной, так как качество оказания медицинских услуг зависит не только от медицинских работников но и от пациентов которые имеют право на должное качество этих самых услуг.

Полагаю, что повышение требований со стороны пациентов, безусловно, вынудит подтянуть и качество оказываемой помощи.

Дабы не перегружать итак уже довольно перегруженный текст, постараюсь насколько это возможно, в доступной форме, указать на пути возмещения материального и морального вреда в упомянутом контексте.

Итак, Вы, Ваши близкие (Ваш доверитель) пострадали в результате (как Вы считаете) некачественного оказания медицинской помощи. Как известно, каждая из сторон должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается.

Первое, что потребуется доказать это факт некачественного оказания медицинской помощи. Второе — связь между причиной и последствиями.

К примеру для взыскания материального вреда связанного с расходами на погребение, недостаточно доказать факт некачественного оказания медицинской помощи.

Потребуется доказывать наличие прямой, причинно-следственной связи между некачественным оказанием помощи и летальным исходом, что уже влечет за собой не только гражданско-правовую, но и уголовную ответственность.

Согласно п. 71, ч. 1 ст. 1 Кодекса Республики Казахстан от 18 сентября 2009 года № 193-IV «О здоровье народа и системе здравоохранения» качество медицинской помощи это уровень соответствия оказываемой медицинской помощи стандартам, утвержденным уполномоченным органом и установленным на основе современного уровня развития медицинской науки и технологии.

То есть для того, чтобы определить качество медицинской помощи необходимо сопоставить тактику диагностики и лечения со стандартами, утвержденными уполномоченным органом. Как правило, это клинические протокола терапевтического, хирургического или иного профиля, а также соответствующие положения о работе тех или иных отделений, форме и ведении медицинской документации и пр.

, утвержденные Министерством Здравоохранения.

Рассмотрим тактику доказывания в деле № 1. Известно, что при рождении, здоровье ребенка было оценено на 9 баллов по соответствующей шкале, где 5 баллов это норма. На третьи сутки у ребенка появилась желтушность кожных покровов (т.н. желтушка), что является довольно распространённым случаем. Впоследствии состояние ребенка существенно ухудшилось, что привело к развитию осложнений и ДЦП.

Первый путь, который я, безусловно, рекомендую, это обращение с жалобой на действия медицинских работников в Департамент Комитета контроля медицинской и фармацевтической деятельности Министерства здравоохранения Республики Казахстан соответствующего города. Указанный департамент осуществляет контрольные, регулятивные и реализационные функции в сфере оказания медицинских услуг и обращения лекарственных средств, изделий медицинского назначения и медицинской техники.

По Вашей жалобе будет проведена проверка, о результатах которой Вас оповестят в письменном виде. Настоятельно рекомендую получить копию Акта проверки.

Читайте также:  Правительство РФ установило максимальную цену контракта при размещении госзаказов у субъектов малого предпринимательства

В случае несоответствия медицинской помощи утвержденным стандартам виновные, как правило, привлекаются к дисциплинарной или административной ответственности.

Вы, в свою очередь, получаете доказательство обоснованности Ваших претензий и уже с этим можете обращаться в суд.

Второй путь более тернист. Вам потребуется запросить медицинскую документацию, понять какие диагностические и лечебные процедуры были проведены медицинскими работниками, проверить их на соответствие утвержденным стандартам, а иногда и данным научной литературы соответствующего профиля.

При всей привлекательности первого пути, его использование не всегда приводит к желаемому результату. Так, в ходе рассмотрения вышеуказанных дел, истцам и суду (стоит отметить высокий профессионализм судьи Есильского районного суда г. Астаны Балтабаевой С.К.

, рассматривавшей оба дела) удалось установить массу существенных нарушений которые не нашли своего отражения в акте проверки подготовленном Департаментом Комитета контроля медицинской и фармацевтической деятельности.

Так, на мой вопрос: — почему нарушения при проведении фототерапии не были установлены Департаментом? Представитель государственного органа шокировала ответом — заявитель не указал на них в своей жалобе.

Иными словами — по мнению контролирующего органа, при составлении жалобы, заявитель должен был указать на конкретные нарушения мед. стандартов. Очевидно, что для подавляющего большинства наших граждан, не имеющих мед.

образования, это довольно сложно.

Безусловно, представитель Департамента ошибается, и проверка по жалобе должна быть проведена в полном объеме. Однако если у Вас имеются сомнения в ее объективности и полноте, отчаиваться не стоит.

В современном мире информация стала довольно доступна. Сегодня в свободном доступе находятся утвержденные Министерством Здравоохранения РК стандарты, а также масса научной литературы.

Применительно к делу № 1, получив акт проверки и доступ к медицинской документации, мы узнали, что ребенку был выставлен диагноз неонатальная желтуха. Поиск среди основных клинических протоколов и приказов МЗ РК по акушерству и неонаталогии вывел нас на клинический протокол «Неонатальная желтуха».

Из содержания протокола нам становится ясным определение желтухи, ее классификация, перечень диагностических мероприятий, тактика лечения и возможные осложнения. Сопоставив содержание клинического протокола содержанию оказанной помощи мы понимаем, какие нарушения были допущены медицинскими работниками.

В данном случае, мы видим, что (согласно клинического протокола) лечение неонатальной желтухи осуществляется двумя способами: 1. Фототерапия; 2. Операция заменного переливания крови.

Любая терапия преследует определенную цель — в нашем случае желтушность покровов была вызвана повышением уровня билирубина в крови, и целью терапии являлось снижение уровня билирубина до нормы.

Билирубин это важнейший красно-желтый пигмент желчи, повышение которого до критической отметки (у доношенных детей — 510 мкмольл, у недоношенных — 350 мкмольл) влечет за собой такие грозные осложнения желтухи как острое или необратимое поражение центральной нервной системы.

Как можно отследить эффективность терапии? Ответ очевиден — необходимо зафиксировать первоначальное состояние пациента и осуществлять мониторинг состояния в динамике. Если терапия дает результат — показатели улучшаются, если показатели остаются на месте либо ухудшаются — должно быть ясно — терапия не дает нужного результата.

К клиническому протоколу «Неонатальная желтуха» прилагаются соответствующие графики, на которых врач неонатолог должен был отмечать уровень билирубина. При снижении билирубина до нормы терапию можно было считать эффективной и соответственно прекращать.

В случае, когда рост уровня билирубина продолжается, врачу следовало сделать вывод о неэффективности такой терапии и прибегнуть ко второму способу лечения — процедуре общего заменого переливания крови.

По сути это элементарный алгоритм соблюдение, которого не должно вызывать сложностей.

Однако изучив медицинскую документацию мы увидели, что врачи ГКП на ПХВ «Перинатальный центр № 1» г Астаны не вели мониторинг уровня билирубина во время фототерапии, более того, врачами не контролировалось и само время нахождения ребенка под фототерапией.

Опрошенная в зале судебного заседания врач неонатолог пояснила, что время нахождения ребенка под фототерапией не контролировалось.

Из пояснений также стало ясно, что о необходимости вести контроль уровня билирубина (на соответствующих графиках) она слышит впервые (!).

Результат — осложнения в виде поражения центральной нервной системы, о которых врачи могли узнать хотя бы из упомянутого протокола.

Полученные данные уже в таком виде давали неплохую перспективу для разрешения дела в пользу истца. Опрос свидетелей уже в ходе рассмотрения дела по существу, изучение данных судебно-медицинской экспертизы и правильная постановка вопросов перед экспертами и специалистами позволили закрепить и доказать вину медицинских работников.

Вещи, которые казались нам сложными на первый взгляд, стали элементарными при должном рассмотрении. Доказать вину медицинских работников нам удалось сопоставив данные медицинской документации с положениями утвержденных стандартов.

Как правило, уже на этом этапе готовится исковое заявление о взыскании морального вреда, в случае причинения моральных страданий и/или материального вреда при наличии и такового.

К сожалению, не всегда есть четкие стандарты. Так, к примеру, в деле № 2 нам потребовалось дополнительно изучить существенный объем соответствующей научной литературы, и при всем при этом в обоих делах пришлось оспорить и некоторые выводы проведенных судебно-медицинских экспертиз.

Об этих нюансах процесса возмещения вреда, а также о недостатках при проведении судебно-медицинских экспертиз я обещаю рассказать Вам в следующей части. Надеюсь, самый минимум полезной информации Вы получили уже из этой статьи.

PS:

Следует помнить о том, что работа врача это тяжелый и порою неблагодарный труд.

Большинство медицинских работников преданы своему делу и полагаю, будет неправильным возлагать на них вину за ошибки недобросовестных коллег.

Цель этой статьи не вызвать негативные эмоции по отношению к медицинской системе РК в целом, а лишь дать направление тем кто действительно столкнулся с халатностью в указанной сфере.

А.А. Утбанов

Адвокат коллегии адвокатов г. Астана

Стандарты оказания медицинских услуг. Споры. Помощь юриста

Как часто нам приходится сталкиваться с получением медицинской помощи? Конечно, это далеко не приятные мероприятия, но все же избежать их вряд ли получится. Можно лишь надеяться на то, чтобы мы нуждались в медицинской помощи как можно реже, и чтобы проблемы со здоровьем были легкими и незначительными.

Но так или иначе, когда у нас появляются какие-то проблемы со здоровьем, возможность получить медицинскую помощь – это огромное благо, которое нам доступно. Важно отметить, что для медицинских услуг существуют определенные стандарты, с помощью которых можно оценить качество оказания медицинских услуг.

В данной статье мы разберемся, какую роль играют стандарты в медицине.

Некачественное оказание медицинских услуг

Что за стандарты оказания медицинских услуг?

Для чего они нужны?

Виды медицинских стандартов

Медицинские стандарты с точки зрения права Некачественное оказание медицинских услуг Как и любые другие услуги, медицинские услуги могут оказываться по-разному. Качественно, когда пациент забывает о своих «болячках» или некачественно, когда к уже имеющимся проблемам прибавляются новые. И, к огромному сожалению, случаи некачественного оказания медицинской помощи – далеко не редкость. Допустим, пациент обратился к стоматологу, чтобы сделать протез зуба. Протез-то ему сделали, но вот не совсем качественно отшлифовали новый зуб. И клиент ушел от дантиста с неправильным прикусом. А это впоследствии привело к массе неприятных последствий: боли в области челюсти, парадонтоз, кариес и даже головная боль. И все это, казалось бы, из-за одного маленького зуба, который нужно было всего-то подточить побольше, потратив пять лишних минут. Этот пример показывает, насколько важно следить за качественным оказанием медицинских услуг. Причем, я привел достаточно простую ситуацию, когда последствия такой услуги можно довольно легко исправить. А представьте, что может случиться, если терапевт назначит пациенту неправильный курс препаратов? А если некачественно выполнит свою работу хирург? Нейрохирург? Представив себе возможные последствия, становится страшно. Возникает вопрос – ведь медицинские услуги, это такие же услуги, как, например, стрижка в парикмахерской, образовательные услуги, услуги по организации праздника и прочее.

И если аниматор организовал детский утренник из рук вон плохо, мы можем расторгнуть договор и не платить за такую услугу – это право потребителя, то что можно сделать, если нам некачественно оказали медицинские услуги? На самом деле, правила здесь те же самые, что и с обычными услугами.

Для физических лиц, простых граждан, это регулируется Законом РФ «О защите прав потребителей». Единственное – медицинские услуги гораздо сложнее каких-либо других услуг.

Поэтому, чтобы доказать факт некачественного оказания медицинских услуг, нужно очень сильно попотеть.

Что за стандарты оказания медицинских услуг? Законодательство регулирует многие сферы деятельности, не обошли стороной и медицину. И, возможно, многие слышали о неких стандартах оказания медицинской помощи. Становится интересно, что это за стандарты, и можно ли утверждать, что их несоблюдение – показатель некачественно оказанной медицинской услуги?

Давайте же разберемся, что представляют из себя медицинские стандарты, и могут ли они как-то помочь в спорах с недобросовестными врачами.

Говоря простым языком, медицинские стандарты оказания помощи – это средние показания медицинских вмешательств, точнее их частоты при конкретном заболевании.

Читайте также:  Об ответственности за неподачу заявления о банкротстве

То есть, если у пациента типичное, хорошо изученное заболевание, то существуют определенные стандарты лечения этого недуга. Так как стандарты касаются здоровья и жизни граждан, то и занимается этим вопросом государство, а именно – Министерство здравоохранения РФ.

Государство Представляет собой политическую, правовую организацию общества, с помощью которой происходит обеспечение его единства и территориальной целостности. Обладает суверенитетом, осуществляет власть, управляет и регулирует общество.

Основные признаки государства включают неразрывную связь, взаимозависимость и взаимодействие права и государства; наличие политической, публичной власти; суверенитет; территориальную организацию населения; систему налогов, сборов, займов
же, как правило, устанавливает высокие стандарты оказания медицинских услуг.

С одной стороны, такой высокий стандарт — это благо для граждан. Всем хочется получить качественную услугу, а тем более, когда дело касается здоровья.

Но с другой стороны — врачи не всегда рады таким высоким требованиям. Ведь каждое конкретное заболевание индивидуально. И часто врач может определить, что в данном случае применение всех предписанных процедур вовсе необязательно.

И в этом случае возникает существенное противоречие между подбором индивидуального плана лечения, максимально подходящего этому пациенту, и требованием соблюдать предписания государственных органов.

Для чего они нужны?

Любой медработник, изучив эти стандарты, может узнать, как именно лечить, какие процедуры применять, какие лекарства, с какой кратностью и в какой дозировке принимать пациенту. Минздрав, при этом, постоянно разрабатывает актуальные федеральные стандарты лечения, опираясь на новые технологии и методы диагностирования и лечения заболеваний. Если же по какой-то болезни федеральные стандарты еще не подготовлены, медицинские работники обязаны руководствоваться сложившейся медицинской практикой.

Утвержденные стандарты очень сильно помогают не только врачам, но и руководителям медицинских учреждений.

Виды медицинских стандартов Стандарты классифицируются, во-первых, по видам медицинских услуг:

  1. Стандарты оказания первичных медицинских услуг
  2. Стандарты предоставления специализированных услуг
  3. Стандарты оказания первой медицинской помощи

Есть классификация и по профилю врачей, а также по видам и группам заболеваний.

Поэтому любой врач может быстро ориентироваться среди них, находя нужные.

Медицинские стандарты с точки зрения права Рассмотрим правовую природу медицинских стандартов. Наиболее часто они применяются для формирования специальных программ по предоставлению бесплатной государственной медицинской помощи гражданам; для установления требований для получения медицинскими учреждениями лицензий; для установки тарифов на предоставление тех или иных медицинских услуг, исходя из того, насколько часто они применяются при лечении конкретных заболеваний. И, наконец, они применяются для оценки качества предоставленных медицинских услуг. И главный вопрос, который будет интересовать юриста – могут ли медицинские учреждения не выполнять данные стандарты? Как ни странно, но да. В настоящее время это требование не является обязательным. При оказании платных медицинских услуг с пациентом заключается договор, где определяется перечень оказываемых медицинских услуг – все проводимые мероприятия. Росздравнадзор – контрольный орган, в данной ситуации не может требовать от медучреждений безусловного исполнения медицинских стандартов. Пациент сам формирует пакет необходимых ему услуг. Это действует и с добровольным медицинским страхованием – ничто не мешает клиенту отказаться от услуг, предусмотренных медицинским стандартом при конкретном расстройстве.

Поэтому за несоблюдение стандартов для медучреждений не предусмотрено каких-либо санкций.

Ответственность может наступить только если учреждение не проинформирует клиента о возможных неблагоприятных последствиях, которые могут наступить в результате процедур – подписанный клиентом документ должен храниться в его карточке. Таким образом, императивного требования соблюдать стандарты в законодательстве нет. Оказание медицинской помощи должно опираться на них, но итоговый пакет процедур формирует все же сам пациент. Его должны очень подробно консультировать и извещать о каждой процедуре. При возникновении споров между медицинской организацией и пациентом, стандарты можно использовать для общего анализа действий медперсонала – то, какие процедуры они применяли, правильную ли стратегию лечения выбрали для данного расстройства.

Однако нельзя утверждать, что услуга оказана некачественно, если есть какие-то небольшие отступления от стандартов. Ведь абсолютно идентичных заболеваний не бывает – все зависит от индивидуальных особенностей организма каждого человека.

Поэтому стандарты – это лишь ориентир, а не полное и пошаговое руководство к действию.

Медицинские организации перестанут наказывать за некачественно оказанную медпомощь

Проходит общественное обсуждение приказа «Об утверждении порядка ведения единого реестра экспертов качества медицинской помощи», который появился на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов.

Из проекта приказа следует, что Фонд обязательного медицинского страхования имеет право исключать эксперта из реестра, причем пожизненно.

В соответствии с пунктами 10 и 12 проекта обсуждаемого приказа эксперты, выявившие дефекты качества оказания медпомощи, которые приводят к финансовым санкциям к медицинской организации, смогут подвергаться процедуре исключения из реестра.

При этом эксперт может избежать исключения, если результаты экспертизы качества медицинской помощи не приведут к финансовым санкциям в отношении медорганизации в размере более 10% тарифа на оплату медицинской помощи и (или) более 50% среднего подушевого норматива финансирования медицинской помощи.

«Проект приказа, предложенный к обсуждению Минздравом РФ, создает просто видимость экспертизы, фактически ограничивая размер штрафных санкций для медицинских организаций. Исключение экспертов из реестра, которые выявляют серьезные дефекты качества оказания медицинской помощи, — это беспрецедентная ситуация.

Проект нормативного акта впервые содержит, по сути, возможность запрета на специальность.

Для многих врачей экспертиза качества медицинской помощи стала делом жизни и той специальностью, которой они занимаются после прекращения клинической практики, используя свой многолетний практический опыт», — отмечает председатель Координационного совета МОД «Движение против рака» (#Движениепротиврака) Николай Дронов. 

Кроме того, по мнению экспертов, данной нормой будут попираться права пациентов на качественную медпомощь.

«Пациентское сообщество видит в экспертизе качества медицинской помощи, которая сейчас проводится в системе ОМС, практическую и профессиональную помощь пациенту, что особенно важно в досудебном урегулировании возможных конфликтных ситуаций.

Поскольку экспертиза станет формальным действием — это вызовет очередную волну недовольства среди пациентов, конфликты перейдут на судебный этап урегулирования, включая возможные исковые требования к медицинским организациям», — говорит Дронов.

Уже сегодня эксперты качества медицинской помощи, проверяя медицинские организации, сталкиваются с трудностями в защите интересов пациента и их прав на получение качественной медицинской помощи.

Как сообщили в Национальном агентстве по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе, статистика показывает, что 90% выявленных экспертами страховых медицинских организаций дефектов качества медицинской помощи при реэкспертизе территориальными фондами ОМС (ТФОМС) отменяется или умаляется тяжесть дефекта. По мнению страховых экспертов, возможно, это делается местными фондами ОМС во исполнение негласных требований руководства субъектов РФ о поддержке медицинских организаций, минимизации штрафов, сокрытии дефектов и нежелании возмещать гражданам моральный и материальный вред, ввиду единого подчинения территориальных ФОМС и органов управления здравоохранением руководству субъектов РФ.

В результате утверждения данного приказа пациентам будет сложно доказать нарушения в качестве оказываемой помощи, поскольку проводить экспертизы качества медицинской помощи будут лояльные органам здравоохранения эксперты, которые могут занижать тяжесть выявляемых дефектов качества медпомощи и их финансовой оценки, а медицинские организации автоматически получают индульгенцию в случае некачественного лечения пациентов.

Одновременно Минздрав подготовил и проект приказа об утверждении «Порядка проведения контроля объемов, сроков, качества и условий предоставления медицинской помощи по обязательному медицинскому страхованию застрахованным лицам, а также ее финансового обеспечения», который ужесточает ответственность медицинской организации за превышение объемов медицинской помощи по ОМС. В пункте 15 данного приказа говорится, что при превышении медицинской организацией объемов медицинской помощи, установленных на соответствующий квартал, позиции реестра счета «с наиболее поздней датой окончания лечения в отчетный период снимаются с оплаты на сумму превышенных объемов». Таким образом, теперь дефектом считается предъявление к оплате медицинской помощи сверх размера финансового обеспечения утвержденного объема.

Иными словами, ведомство предлагает считать нарушением и штрафовать медицинские организации во всех случаях, когда пациенты болеют «сверх плана».

Как в этой ситуации получать бесплатную помощь пациентам — вопрос открытый.

Вероятно, чтобы не остаться без лечения, пациент будет вынужден изыскивать возможность оплачивать медицинскую помощь, которая ему бесплатно полагается по ОМС, самостоятельно. 

«Болеешь сверх плана, установленного комиссией, говорит приказ Минздрава РФ, — это твои проблемы, решай их сам. Сверх плана тебе за счет средств ОМС медпомощь не оплатят.

Если ты заболел сверх плана, твой полис ОМС не действует, говорит приказ Минздрава РФ, мало ли что тебе Конституция РФ и законы федеральные наобещали.

Если они противоречат приказу Минздрава РФ, читай приказ Минздрава РФ, он здесь распоряжается штрафами», — высказывает свою точку зрения президент СРО «Национальная ассоциация медицинских организаций» Евгений Рабцун.

Как это часто бывает, наиболее пострадавшей стороной  в результате утверждения нормативных документов Минздрава РФ станут обычные пациенты. Во всех случаях им станет сложнее получить качественную медицинскую помощь.

С одной стороны, потому что поставленные под угрозу исключения из реестра эксперты могут начать закрывать глаза на некачественно оказанную медицинскую помощь, что развязывает руки медорганизациям и провоцирует нарушения.

С другой, потому что Минздрав фактически предлагает не оплачивать медорганизациям превышение объемов и тем самым отказывать застрахованным по ОМС гражданам в страховом обеспечении в части оплаты оказанной медицинской помощи.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *