Кто обязан возместить вред пациенту

Кто обязан возместить вред пациенту

С.М. Ковалевский, канд. юрид. наук, зам. нач. юридического управления филиала ОАО «СОГАЗ», г. Санкт-Петербург, доц. кафедры финансового права юридического факультета ГУ «НИУ ВШЭ» г. Санкт-Петербург

В Конституции Российской Федерации закреплено положение о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью1.

В развитии данной нормы глава II Конституции Российской Федерации ставит право на жизнь, здоровье, честь и достоинство в ранг естественных и неотчуждаемых прав личности, что предполагает, в частности, эффективную их охрану и защиту.

 В связи с этим важнейшей задачей правового государства является обеспечение справедливого, быстрого и эффективного восстановления нарушенного права и (или) возмещение причиненного вреда.

«Ежегодно от ошибок врачей в России умирает 50 тысяч человек. По данным ВЦИОМ, около 70% граждан России недовольны работой системы здравоохранения.

Официальную статистику врачебных ошибок, которые приводят к гибели пациентов, в России никто не ведет, однако, по неофициальным данным, по этой причине погибает больше россиян, чем в дорожно-транспортных происшествиях.

Ввиду отсутствия доказательной базы становится сложно определить наличие врачебной вины.»

В. С. Селезнев, депутат Государственной Думы Российской Федерации

Опираясь на Конституцию Российской Федерации, законодатель на уровне закона — Гражданского кодекса РФ — взял под охрану такую ценность человека, как моральное благополучие (ст. 151 ГК РФ), определив нравственные или физические страдания как моральный вред, подлежащий компенсации в случае каких-либо неправомерных действий.

Однако, несмотря на имеющуюся фундаментальную законодательную базу, институт защиты морального благополучия граждан до настоящего времени вызывает массу вопросов и разночтений, а проблемы компенсации морального вреда в российском суде до настоящего времени не нашли единого подхода к решению по большинству позиций.

Особого внимания заслуживают вопросы, связанные с решением данной проблемы в системе здравоохранения РФ — отрасли, непосредственно связанной с обеспечением самого главного из неотъемлемых прав граждан, — с сохранением жизни и восстановлением здоровья человека.

Тем более, что право каждого на охрану здоровья и медицинскую помощь также непосредственно закреплено в Конституции Российской Федерации (п. 1 ст. 1).

Особая сложность врачебной профессии заключается, в первую очередь, в ее высочайшей ответственности перед обществом. Врачебное искусство требует постоянной готовности выполнить врачебный долг независимо от наличия или отсутствия желания, вдохновения или усталости, поэтому столь важное значение должно придаваться созданию оптимальных условий для надлежащего выполнения врачебных обязанностей.

Обязанность врача оказывать медицинскую помощь на современном уровне медицинских знаний должна в полной мере отвечать обязанности соответствующих государственных органов не только предоставлять возможность врачу систематически повышать квалификацию, но и поощрять стремление к повышению уровня профессиональной подготовки.

Наряду с повышением требовательности к личности и авторитету врача, актуализируется проблема поднятия престижа самоотверженной и сложной профессии врача среди населения.

Важно! Взаимоотношения между врачами и пациентами не всегда основываются на высокой нравственности, т. к. здравоохранение воспринимается как отрасль обслуживания, а труд врачей, среднего и младшего персонала недооценен должным образом со стороны общества

Тема ответственности медицинских работников при осуществлении ими профессиональной деятельности становится все более актуальной, растет число претензий к медучреждениям и медработникам, увеличивается количество уголовных дел в связи с неоказанием, ненадлежащим оказанием медицинской помощи. Это связано не с ухудшением качества медицинской помощи, а с низкой правовой культурой медицинского сообщества, в т. ч. и руководителей медучреждений.

В юридическом отношении медицинские правонарушения представляют собой нарушения установленных законом и ведомственными инструкциями правил поведения и выполнения медицинскими работниками своих профессиональных обязанностей.

Из всех элементов системы обеспечения прав граждан на надлежащую медицинскую помощь наибольшие изменения претерпела нормативная база оказания медицинской помощи. В частности, за последние 10 лет на уровне Российской Федерации утверждено более тысячи стандартов лечения наиболее распространенных заболеваний и травм, принят Федеральный закон от 21.11.

2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», проводится комплекс мероприятий, направленный на повышение качества услуг в сфере здравоохранения.

Однако по-прежнему в обществе сохраняется неудовлетворенность качеством и организацией медицинской помощи, что приводит к волнообразному увеличению числа исков о компенсации морального вреда (более 90% исков к медицинским учреждениям, предъявляемым со стороны пациентов и их родственников, содержат данное требование либо в качестве единственного, либо как основное).

Приступая к анализу проблем, связанных с компенсацией морального вреда, в первую очередь необходимо определить его принципиальное отличие от вреда имущественного, что, собственно, и лежит в основе проблем его компенсации.

Имущественный вред нагляден и ощутим. Возмещение имущественного вреда надлежащим образом — такое решение проблемы, как правило, полностью снимает претензии заинтересованных сторон.

В отличие от имущественного, моральный вред физически неосязаем, неощутим для постороннего человека. Он существует в двух формах: в виде физической боли, определяемой как страдания, присущей всему одушевленному миру, а также в виде душевной боли (унижение, страх, стыд), определяемой как переживания, относящейся к эмоциональной сфере, а потому свойственной исключительно человеку.

Безусловно, имеет значение и фактор длительности действия стресса. Это может быть очень краткосрочное, но интенсивное действие (чаще таким фактором бывает боль) или весьма пролонгированное во времени (изматывающие человека душевные переживания, вызванные, к примеру, вопиющей, по его мнению, несправедливостью). Степень воздействия каждого из них сугубо индивидуальна.

Время же отражения морального вреда на здоровье предугадать невозможно — от мгновенной негативной реакции до отсроченной — на месяцы и годы.

Возместить такой вред невозможно, однако его можно попытаться сгладить — в какой-то степени компенсировать, и законодатель достаточно четко определил условия компенсации морального вреда.

Значительный интерес представляет состояние законодательной базы, призванной обеспечить надлежащую охрану интересов граждан, которых можно отнести к группе риска в плане воздействия таких стрессовых факторов, как боль или переживания, — это пациенты лечебных организаций, а также их родственники и близкие.

Их права в настоящее время регламентируются вышеуказанным Федеральным законом № 323-ФЗ, вступившим в силу 01.01.2012.

В нем определены основные принципы оказания медицинской помощи — соблюдение прав человека и гражданина в сфере охраны здоровья; доступность медицинской помощи; недопустимость отказа в оказании медицинской помощи при угрозе жизни человека, а также декларирован достаточно обширный объем специфических прав и приоритетов пациента: на уважительное и гуманное отношение со стороны медицинского и обслуживающего персонала; облегчение боли, связанной с заболеванием и (или) медицинским вмешательством, информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство и право на отказ от медицинского вмешательства, на защиту сведений, составляющих врачебную тайну, и возмещение вреда, причиненного здоровью при оказании медицинской помощи, и т. д.

Практика рассмотрения исков показывает, что почти все иски так или иначе непосредственно связаны с нарушениями прав пациентов, их родственников и близких, декларированных в федеральном законодательстве.

Наиболее часто иски обусловлены отказом в оказании медицинской помощи, либо в оказании медицинской помощи ненадлежащего качества.

И количество таких исков из года в год увеличивается: проблема носит системный характер.

Особо следует отметить отношение в нашей системе здравоохранения к соблюдению таких прав пациента, как информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство и право на соблюдение врачебной тайны. К сожалению, нарушение данных прав встречается повсеместно, а нередко эти права попираются самым грубым образом.

Моральный вред компенсируется в соответствии с п. 1 ст. 1101 ГК РФ в денежной форме вне зависимости от наличия или отсутствия подлежащего возмещению имущественного вреда.

Но как определить степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, и которые обязан учитывать суд, определяющий размеры компенсации морального вреда с учетом соблюдения требований разумности и справедливости, если этот вред не ощутим для постороннего?

В определении адекватности оценки, по нашему мнению, в настоящее время заключается самая большая проблема при решении вопроса о компенсации морального вреда, в т. ч. при выполнении медицинского вмешательства.

Важно! Выявить действительную степень физических и нравственных страданий, зависящих от индивидуальных особенностей лица, может только специалист, в компетенцию которого входит определение психологического статуса человека и степени нанесенного ему урона. Единственным специалистом, способным справиться с этой задачей, является медицинский психолог

Только при тщательном и доскональном изучении конкретных обстоятельств дела и анализе степени страдания потерпевшего (по его собственным оценкам, по мнению его родных и близких и, главное, заключению судебно-психологической экспертизы) суд может прийти к выводу о размере присуждаемой компенсации.

Помимо данной проблемы существует еще ряд проблем, касающихся обоснования права на компенсацию морального вреда и ее размера:

  1. Статья 151 ГК РФ относит вопрос определения размера компенсации морального вреда исключительно к ведению суда. Однако процедура рассмотрения иска и принятия по нему решения носит длительный характер (в среднем суды по данной категории дел относятся к категории сложных и длятся от 6 месяцев до 1,5 лет).
  2. Моральный вред пациенту или его родственникам вследствие ненадлежащего оказания медицинской помощи возмещается по общему правилу при наличии вины (за исключением случаев причинения вреда источником повышенной опасности); соответственно, если вина медицинского учреждения не установлена, вред в силу п. 3 ст. 1064 ГК РФ возмещению не подлежит.
  3. Поскольку большинство случаев ненадлежащего оказания медицинской помощи имеет место в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, финансирование которых осуществляется за счет средств бюджета, принцип реального возмещения вреда в полной мере (даже в случае установления факта и всех обстоятельств причинения вреда пациенту) реализовать невозможно ввиду отсутствия необходимых бюджетных средств.
  4. Наличие фактически действующей жесткой системы корпоративной защиты медицинских работников (при производстве экспертизы в ходе судебного разбирательства эксперты бюро СМЭ, как правило, встают на сторону медицинских учреждений, что в отсутствии у судей медицинского образования гарантированно означает отказ в удовлетворении исковых требований пациентов (их родственников) о возмещении вреда, причиненного оказанием медицинской помощи ненадлежащего качества).
  5. И наконец, суды, даже принимая положительные решения, возмещают пациенту только прямой действительный моральный вред, поскольку в ГК РФ, в отличие от гражданского законодательства других стран (в частности, Италии) не предусматривают возможности компенсации за так называемый «упущенный шанс» (по существу, являющийся аналогом упущенной выгоды при причинении вреда имуществу) — невозможность реализации пациентом своих установленных планов и желаний.

Журнал «Здравоохранение» №2 февраль 2015г.

Проблемы взыскания морального вреда по спорам, связанным с оказанием медицинской помощи — Мониторинг правоприменения

Часть 1 «Проблемы определения размера компенсации морального вреда гражданам, отбывающим наказание в местах лишения свободы, как способ защиты при нарушении права на оказание медицинской помощи»

Анализ судебной практики показывает, что при реализации прав граждан, отбывающих наказание в местах лишения свободы, на компенсацию физических и нравственных страданий при неоказании им медицинской помощи или при ненадлежащем уровне оказания медицинской помощи возникают многочисленные правовые проблемы, связанные как с особенностями применения норм института компенсации морального вреда (ст. ст. 151, 1099, 1100 и 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации), так и в связи с особым статусом истца. Для анализа правоприменительной практики по заявленной теме были исследованы решения 20 апелляционных судов общей юрисдикции по гражданским делам за период с «01» января 2018 года по «27» ноября 2019 года в части правовых проблем, возникающих при определении размера компенсации морального вреда истцам, отбывавшим наказание в местах лишения свободы, при неоказании им медицинской помощи либо оказании ненадлежащей/некачественной медицинской помощи.Поиск судебных решений осуществлялся с использованием базы судебных актов на сайте Судебные решения.РФ (http://судебныерешения.рф).

В результате были выявлены следующие правовые проблемы и особенности правоприменительной практики: Во-первых, по делам о взыскании компенсации морального вреда в связи с некачественным/ненадлежащим оказанием медицинской помощи истец (пациент) обязан доказать факт наличия своих страданий и то, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред, а ответчик (медицинская организация) правомерность своего поведения и отсутствие своей вины как в причинении вреда здоровью, так и в причинении морального вреда при оказании медицинской помощи (Определение Верховного Суда РФ от 14.11.2017 №84-КГ17-6). Однако несмотря на то, что судам известно, что бремя доказывания установлено указанным образом, оно не всегда правильно распределяется судами первой инстанции между сторонами. Значительная часть решений, отмененных на уровне апелляционной инстанции, содержит очевидные незаконные ухудшения положения истца в процессе, где на истца возложена обязанность доказать наличие вины ответчика в причиненном истцу вреде здоровью. В продолжение данной мысли обратимся к следующей проблеме.

Читайте также:  Когда отпуск не является помехой для увольнения работника

Во-вторых, мною сделан вывод о том, что многие суды неправильно оценивают представленные истцом доказательства, что в конечном счете приводит к отказу в удовлетворении исковых требований судом первой инстанции и к затягиванию процесса путем пересмотра решения судом апелляционной инстанции.

Весьма распространенным основанием для отмены решений судов первой инстанции является неверная оценка приведенных истцом доказательств (будь то совокупная оценка доказательств либо признание заключения специалиста по экспертизе допустимым доказательством по мотиву того, что оно основано на копиях медицинских документов, которые в установленном законом порядке не истребовались с лечебного учреждения). Таким образом, судам первой инстанции при рассмотрении данной категории дел рекомендуется предварительно внимательно знакомиться с решениями судов апелляционных инстанций для предотвращения типичных ошибок, ведущих к отмене решения в апелляции, и для соблюдения принципа процессуальной экономии. Однако здесь возникает взаимосвязь с другой правовой проблемой. Формироваться правоприменительной практике и мнению судей мешает то, что по непонятным причинам при опубликовании в открытом доступе решений судов общей юрисдикции из решений часто убираются данные, связанные с размером присужденной и требуемой компенсаций, перенесенными истцами заболеваниями, часть информации из экспертных заключений, что делает невозможным точный анализ правоприменительной практики и последующие выводы из нее. Очевидным является то, что судам требуется анонимизировать совершенно иную категорию информацию, а именно, ту, которая может скомпрометировать лиц, участвующих в деле, раскрыть их личные данные или даже саму их личность, но никак не самую важную для формирования практики – о размерах присужденных компенсаций и наличии взаимосвязи между характером причиненных страданий и размером их компенсаций.

В-третьих, законодательно не установлены конкретные размеры, взыскиваемые судами в качестве компенсации морального вреда при доказанности факта его причинения. Законом предусмотрены лишь критерии, которые используются судами, исходя из правосознания судей, их жизненного опыта и обстоятельств конкретного дела.

В текстах проанализированных судебных решений неоднократно подчеркивался тот факт, что вопрос о соответствии определенного судом размера компенсации морального вреда принципам разумности и справедливости носит оценочный характер. Суды обосновывают указанными фразами любой размер присуждаемой компенсации.

Полагаю, что отсутствие объективных критериев оценки причиненного морального вреда истцу в конечном счете приводит как к расхождению в суммах, определяемых судами за причинение морального вреда по однородным гражданским делам (будь то неоказание медицинской помощи либо оказание ненадлежащей/некачественной медицинской помощи), так и к нарушению принципа правовой определенности, согласно которому должны соблюдаться ясность и постоянство в правовом положении субъектов. Помимо прочего, возможно предположить, что жизненный опыт и мировоззрение судей по гражданским делам не позволяют им должным образом оценить действительный уровень страданий, причиненный истцам, искренне посочувствовать их положению, проявить эмпатию. Следовательно, представляется возможным предложить законодателю сделать категорию дел о компенсации морального вреда гражданам при причинении вреда их жизни или здоровью предметом рассмотрения суда присяжных заседателей с целью более справедливого и «народного» вынесения решения о размере присужденной компенсации.

В-четвертых, в проанализированной судебной практике отсутствует взаимосвязь между характером и степенью тяжести причиненных истцу страданий и размером присужденной компенсации морального вреда, а также обоснование снижения заявленных требований истца до присужденных в итоге размеров.

Так, в одном из решений при доказанном нарушении права истца на охрану здоровья и медицинскую помощь, выразившимися в несоблюдении порядка и стандартов оказания медицинской помощи по ряду заболеваний (сахарный диабет 1 типа, инсулин зависимый, артериальная гипертензия, язва желудка, гастрит, туберкулез легких, ухудшение зрения), судебная коллегия посчитала разумным и эффективным взыскать в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей без каких-либо обоснований причин снижения заявленных требований, тогда как истец требовал взыскания компенсации в размере 1 000 000 рублей. В другом деле судебная коллегия оставила без изменения решение суда первой инстанции: взыскать с ФСИН за счет казны Российской Федерации в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей в связи с ненадлежащим оказанием истцу по вине сотрудников ФСИН России медицинской стоматологической помощи, выразившейся в непрофессиональных действиях врача при удалении зуба, которые привели к острой головной боли, потере сна, затруднению приема пищи и т.д., тогда как истец просил удовлетворить иск о компенсации морального вреда в размере 25 000 рублей. Судебная коллегия отмечает, что при вынесении ею решения об оставлении без изменения размера компенсации морального вреда была учтена степень перенесенных истцом нравственных страданий в связи с ненадлежащим оказанием медицинской помощи. Таким образом, сопоставив нарушение порядка оказания медицинской помощи по ряду тяжелых заболеваний и дефекты оказания медицинской помощи при удалении зуба, а также требования в размере 1 000 000 рублей и 25 000 рублей становится понятно, что для судов разный уровень как физических, так и нравственных страданий, претерпеваемых истцами, является приблизительно равным в денежном эквиваленте (что в принципе говорит о возможности конвертации страданий в определенный размер денежных средств), а также принципиально отличным от размеров, первоначально требуемых истцами (об отсутствии эмпатии упоминалось в предыдущей правовой проблеме) и, очевидно, незначительным, что плавно перетекает в следующую правовую проблему.

В-пятых, несмотря на то, что в состоянии здоровья истцов по доказанной вине ответчиков наблюдались негативные изменения, а также наличествовали моральные страдания истцов, размер компенсации морального вреда является незначительным. Наибольший размер присужденной судом компенсации составляет 20 000 рублей, тогда как минимальный равняется 1 000 рублей.

Полагаю, что несмотря на то, что все суды, по сути, делают отсылки к принципам разумности, справедливости и к тому, что определение размера компенсации носит оценочный характер, тем не менее, размер компенсации должен быть достаточно эффективным для адекватного возмещения причиненного вреда.

Идеальная модель компенсации морального вреда – достойная сумма, позволяющая загладить негативные переживания истца, причиненные ему по вине ответчика. Также размер компенсаций должен носить устрашающий характер, заставляя нарушителей быть более внимательными, осмотрительными и уважительными по отношению к правам граждан.

Кроме того, так как на территории Российской Федерации категория дел, где в качестве истца выступает лицо, отбывающее наказание в местах лишения свободы, не является редкостью, установление значительных размеров компенсаций морального вреда привело бы к более внимательному и уважительному отношению к пациентам со стороны медицинского персонала лечебных учреждений на территориях исправительных колоний, которые, очевидно, в зачастую не соблюдают этические, деонтологические нормы, должностные обязанности, а также права пациентов.

В-шестых, участие истца, отбывающего наказание в местах лишения свободы, в рассмотрении дел судами первой и последующей инстанций значительно затруднено по ряду обстоятельств.

Так, зачастую истец не способен участвовать в процессе вследствие отсутствия технической возможности осуществления видеоконференц-связи (вследствие временных технических неполадок либо же в силу отсутствия возможности провести видеоконференц-связь в здании конкретного суда в целом) или же по причине того, что суды ожидают от истца заявления ходатайства об участии в видеоконференц-связи, не проявляя инициативу в информировании его надлежащем образом о подобной возможности. Представляется, что для полноты соблюдения прав граждан, отбывающих наказание в местах лишения свободы на судебную защиту нарушенных прав, необходимо не только улучшить технические возможности судов (даже в самых отдаленных и малообеспеченных регионах страны) для того, чтобы обеспечить истцов возможностью принимать участие в ходе процесса, но и обязать судей информировать истцов об их праве участия в процессе указанным образом. Помимо этого, невозможно не отметить, что в четырех из двадцати проанализированных судебных решениях несмотря на требования, закрепленные ч. 3 ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в рассмотрении дела судами первой и апелляционной инстанций отсутствовал прокурор, дающий заключение по делам о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Посредством этой формы участия в процессе прокурор вправе, но не обязан участвовать в уже начавшемся гражданском судопроизводстве для дачи заключения по вопросу компенсации морального вреда, причиненного здоровью. Полагаю, что так как заключение прокурора не предопределяет позицию суда по конкретному делу, а должно быть основано в результате установления фактических обстоятельств, а также беспристрастного, всестороннего и полного исследования всех материалов дела и доказательств, изменение права прокурора на вступление в процесс на его обязанность участвовать в нем привело бы к реализации общеправового принципа справедливости и отсутствию дискриминации по отношению к определенным истцам. Дискриминация выражена в том, что при обращении с однородными исковыми требованиями у каких-то истцов представители прокуратуры принимают участие в процессе, а у каких-то – нет, и это делает несправедливым и неравным рассмотрение одинаковых категорий дел с особым статусом истцов, где меньшие гарантии имеются у истцов, в чьих процессах не участвовал прокурор.

Подводя краткие итоги проведенного мониторинга, следует отметить, что анализ 20 судебных решений выявил серьезный пласт правовых проблем, напрямую влияющих на реализацию конституционных положений (например, права на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц – ст. 53 Конституции РФ) и ряда положений Гражданского кодекса РФ о компенсации морального вреда. На мой взгляд, разработка обнаружившихся проблем должна продолжаться на более глубоком и широком уровнях, с увеличением масштаба исследуемых актов во времени и в количестве, а также с привлечением доктринальных позиций об определении размера компенсации вреда для составления в последующем подробных рекомендаций, которые могут быть использованы и законодателем, и правоприменителями.

Часть 2 «Проблема определения размера компенсация морального вреда, причиненного в результате некачественного оказания стоматологической помощи»

Возмещение вреда жизни и здоровью

  • Во всех случаях, когда действия виновника привели к потере здоровья, а также в случае смерти – у пострадавшего или его родственников появляется право требовать компенсации вреда здоровью и морального вреда в денежном выражении.
  • В практике наиболее частыми случаями являются:
  • ДТП, наезд на пешехода;
  • производственные травмы;
  • побои (ст.116), умышленное и по неосторожности причинение вреда здоровью (ст. 111 – 118, 264 УК РФ);

Как получить выплату? (на примере ДТП)

Итак, если неприятная ситуация все-таки произошла, Вы стали жертвой в результате столкновения автомобилей, либо на Вас совершен наезд как на пешехода, то следует в обычном порядке вызвать сотрудников ГАИ-ГИБДД для фиксации факта ДТП.

Читайте также:  Снижение ключевой ставки и кредитование дольщиков

В протоколах, постановлениях, справках должно обязательно быть указано о полученной Вами травме.

После ДТП следует обратиться в медицинское учреждение (травмпункт, больница) для оказания первой медицинской помощи и составления необходимых медицинских документов (медкарта, выписной эпикриз и т.д.).

После того, как органы ГАИ-ГИБДД либо Суд установят виновность водителя, у Вас появляется право на получение компенсации. Однако следует помнить, что компенсация вреда здоровью происходит только в случае, когда затраты документально подтверждены кассовыми чеками, справками соответствующих лечебных учреждений.

После этого необходимо со всем комплектом документов обратиться в страховую компанию виновника ДТП. По закону «Об ОСАГО» с 2015 г. нормативы выплат, расчет утраченного заработка изменились, они не могут превышать 500 000 руб.

по компенсации вреда здоровью, инвалидности и утраченному заработку за время нахождения на больничном. В случае если данной суммы недостаточно, то остальное взыскивается с виновника ДТП.

Моральный вред страховые компании не выплачивают, компенсация морального вреда осуществляется за счет виновника ДТП.

Когда отношения со страховой закончились либо если страховая по каким-то причинам отказала или занизила выплату, Вы должны обратиться в суд с иском на виновника ДТП и страховую компанию о взыскании компенсации вреда здоровью, по инвалидности, компенсации морального вреда, утраченного заработка. Размер выплат в каждом конкретном случае зависит от многих факторов: обстоятельства ДТП, поведение виновника, моральные последствия для пострадавшего и его семьи. Данные обстоятельства необходимо подробно излагать в суде, на каждый довод иметь документальное доказательство.

Компенсация по уголовным делам

Незначительно отличается порядок выплат по уголовным делам. По особо тяжелым ДТП, когда пострадавший получил тяжкие телесные повреждения либо наступила смерть (ст.264 УК РФ), когда умышленными действиями причинен вред здоровью (ст.

115,111,116 УК РФ), у пострадавшего также появляется право требовать возмещения вреда здоровью и компенсации морального вреда. Происходит это, однако, в рамках расследования уголовного дела и непосредственно в суде по рассмотрению данного дела.

Добровольная компенсация виновником причиненного ущерба является основанием для снижения тяжести наказания.

Иные случаи причинения вреда здоровью

Существует огромное количество случаев, при которых может быть причинен вред здоровью. Это могут быть производственные травмы, падение снега или наледи с крыши, получение травмы по вине ЖКХ, в том числе, если вы поскользнулись на дороге, отравление продуктами питания, вред здоровью при оказании медицинской помощи и другие.

Однако порядок потерпевшей стороны во всех случаях одинаковый. Первоначально Вам необходимо зафиксировать факт причинения вреда здоровью. Следующий этап – сбор доказательств виновности причинителя вреда, т.е. наличие причинно-следственной связи между наступившими негативными последствиями и действием либо бездействием виновника.

В случае нежелания компенсировать вред в добровольном порядке, взыскание денежных средств осуществляется через Суд.

Вс подтвердил право на компенсацию за гибель родственника из-за врачебной ошибки

  • Право получить компенсацию морального вреда от врачебной ошибки имеет не только пациент, но и его близкие родственники: члены семьи также могут испытывать нравственные страдания из-за неэффективного лечения родственника, поясняет Верховный суд (ВС) РФ.
  • Он указал, что именно врачи должны доказывать, что медицинская помощь была своевременной и квалифицированной и не могла причинить ущерба, поскольку закон возлагает на причинителя вреда презумпцию виновности. 
  • В определении также подчеркивается, что апелляционные инстанции должны полноценно изучать поступившее им дело, а не просто под копирку переписывать выводы первой инстанции. 
  • Суть дела 

Суд установил, что супруга заявителя обратилась в приемный покой Гусевской центральной районной больницы с жалобами на высокое давление и головные боли. Женщине поставили артериальную гипертензию и направили на амбулаторное лечение у терапевта и окулиста. Менее чем через месяц пациентка скончалась. 

Из материалов дела следует, что вдовец обращался с заявлением в правоохранительные органы, которые выяснили, что медицинская помощь «была оказана с дефектами», тем не менее экспертиза решила, что допущенные нарушения не могли повлиять на развитие летального исхода и не состоят в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти. В итоге в возбуждении уголовного дела было отказано. 

Тем не менее заявитель считает, что потерял жену именно из-за некомпетентности врачей, которые не провели полного обследования пациентки и не стали ее госпитализировать. Поэтому он подал на медиков в суд, требуя компенсации морального вреда за гибель супруги. 

  1. Суд первой инстанции не нашел оснований для признания больницы ответственной за смерть пациентки. 
  2. Он указал, что раз нет подтверждений, что именно «дефективная» медицинская помощь привела к гибели пациентки, то рассчитывать на моральный ущерб от врачебной ошибки могла бы сама погибшая, но не ее супруг. 
  3. Суд апелляционной инстанции согласился с такими выводами и их правовым обоснованием.
  4. Позиция ВС 
  5. ВС в определении напомнил, что при первичной артериальной гипертензии необходимо медицинскими мероприятиями для диагностики заболевания, состояния являются прием (осмотр, консультация) следующих врачей-специалистов: кардиолога, невролога, офтальмолога, терапевта, эндокринолога.
  6. Если пациенту медицинская помощь оказывается ненадлежащим образом, то «требования о компенсации морального вреда могут быть заявлены родственниками и другими членами семьи такого гражданина, поскольку, исходя из сложившихся семейных связей, характеризующихся близкими отношениями, духовным и эмоциональным родством между членами семьи, возможно причинение лично им (то есть членам семьи) нравственных и физических страданий (морального вреда) ненадлежащим оказанием медицинской помощи этому лицу», отмечает ВС. 

Он напоминает, что ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины.

Установленная статьей 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик (пункт 11 постановления Пленума от 26 января 2010 года №1, статьей 1064 ГК РФ), указывается в определении. 

  • То есть именно больница должна была доказать отсутствие своей вины в причинении морального вреда заявителю в связи со смертью его жены, которой медицинскую помощь оказали ненадлежащим образом, поясняет ВС. 
  • Однако суды первой и апелляционной инстанций неправильно истолковали и применили к спорным отношениям нормы материального права: они возложили на истца бремя доказывания обстоятельств, касающихся некачественного оказания медицинской помощи и причинно-следственной связи между дефектами оказания медицинской помощи и наступившей смертью.
  • Не основан на законе и вывод суда о том, что наличие дефектов оказания медицинской помощи без подтверждения того, что именно они привели к ее смерти, могло свидетельствовать о причинении морального вреда только самой потерпевшей, а не ее супругу, считает высшая инстанция. 
  • «Делая такой вывод, суд не принял во внимание, что здоровье — это состояние полного социального, психологического и физического благополучия человека, которое может быть нарушено ненадлежащим оказанием пациенту медицинской помощи, а при смерти пациента нарушается и неимущественное право членов его семьи на здоровье, родственные и семейные связи, на семейную жизнь», — указывает ВС.
  • Он напомнил, что законодатель, закрепив в статье 151 ГК РФ общие правила компенсации морального вреда, не установил ограничений в отношении случаев, когда допускается такая компенсация. 
  • При этом ВС разъяснял, что моральный вред может заключаться, в частности, в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников — абзац второй пункта 2 постановления Пленума от 20 декабря 1994 года №10. 
  • «Отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда (абзац третий пункта 4 постановления этого же Пленума)», — подчеркивает ВС. 
  • Формальный подход 

Истец последовательно указывал на то, что в результате смерти супруги ему причинен существенный моральный вред, выразившийся в переживаемых им тяжелых нравственных страданиях, до настоящего времени он не может смириться с утратой. Осознание того, что супругу можно было спасти оказанием своевременной и квалифицированной медицинской помощи, причиняет ему дополнительные нравственные страдания. 

  1. Заявитель считает, что в случае оказания супруге своевременной квалифицированной медицинской помощи, она была бы жива, в то время как врачи даже не направили пациентку к неврологу.
  2. Однако суды не дали оценку доводам заявителя и не выясняли, предприняла ли больница все необходимые и возможные меры по спасению пациентки из опасной для ее жизни ситуации, и способствовали ли выявленные дефекты оказания медицинской помощи развитию неблагоприятного исхода.
  3. Суд, отказывая в компенсации, ссылался на выводы экспертизы об отсутствии связи между действиями врачей и гибелью пациентки. 
  4. Но заключение эксперта не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами, напоминает ВС. 

Заявитель счел, что выводы экспертизы носят предположительный характер. Однако суд не стал ни вызывать специалистов в процесс для более подробного исследования вопроса, ни назначать судебную экспертизу, удивился ВС.

Он считает, что суд обязан был дать самостоятельную оценку юридически значимому вопросу о наличии либо отсутствии причинно-следственной связи между действиями ответчика и смертью пациентки, при необходимости поставив вопрос о назначении судебной экспертизы.

Ввиду изложенного вывод суда первой инстанции об отсутствии доказательств, подтверждающих наличие причинной связи между дефектами оказания медицинской помощи, допущенными больницей, и наступившей смертью супруги истца не может быть признан основанным на законе, указывает высшая инстанция. 

Апелляционная же инстанция не только не исправила допущенные нарушения, но и фактически уклонилась от повторного рассмотрения дела по требованиям заявителя. Областной суд лишь дословно воспроизвел в апелляционном определении текст решения суда первой инстанции, констатирует ВС. 

  • «Приведенные обстоятельства, по мнению Судебной коллегии, свидетельствуют о формальном подходе как суда первой, так и суда апелляционной инстанций к рассмотрению настоящего дела, в котором разрешался спор, связанный с защитой гражданином нематериальных благ, что привело к нарушению задач и смысла гражданского судопроизводства, установленных статьей 2 ГПК РФ, и права (истца) на справедливую, компетентную, полную и эффективную судебную защиту, гарантированную каждому статьей 8 Всеобщей декларации прав человека, пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, пунктом 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации», — подчеркивается в определении.
  • В связи с чем ВС РФ отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в Калининградский областной суд.
  • Алиса Фокс

Возмещение вреда (ущерба) застрахованным в случае оказания некачественной медицинской помощи в рамках программы обязательного медицинского страхования от 27 апреля 1998

УТВЕРЖДАЮИсполнительный директорФедерального фондаобязательного медицинскогострахованияВ.В.Гришин27.04.98

Настоящие методические рекомендации (далее — рекомендации) подготовлены в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Гражданским Кодексом Российской Федерации, Основами законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, Законом Российской Федерации «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации» с целью оказания методической помощи субъектам, участвующим в обязательном медицинском страховании, при решении вопросов возмещения вреда (ущерба), нанесенного гражданину при оказании ему медицинской или лекарственной помощи учреждениями здравоохранения независимо от форм собственности, а также частнопрактикующими врачами (специалистами, работниками).

Читайте также:  Может ли арбитражный суд рассмотреть дело за одно заседание?

Рекомендации определяют перечень оснований для предъявления претензий и иска по возмещению вреда (ущерба), нанесенного гражданину при оказании ему медицинской или лекарственной помощи, порядок оформления, а также перечень юридических лиц, участвующих в принятии решения по состоявшемуся инциденту.

На основании ст.41 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений.

Граждане Российской Федерации в соответствии с Законом Российской Федерации «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации» имеют право на получение медицинских услуг, соответствующих по объему и качеству условиям договора медицинского страхования, который содержит перечень медицинских услуг, входящих в территориальную программу, а также на предъявление иска учреждениям здравоохранения и частнопрактикующим врачам, работающим в системе обязательного медицинского страхования, в том числе и на материальное возмещение ущерба в случае причинения вреда здоровью вследствие ненадлежащего качества оказания медицинской и лекарственной помощи, а также условий предоставления медицинской и лекарственной помощи независимо от того, предусмотрено это или нет в договоре медицинского страхования.

  • Качество медицинской помощи определяется совокупностью признаков медицинских технологий, правильностью их выполнения и результатами их проведения.
  • Некачественное оказание медицинской помощи — оказание медицинской помощи с нарушениями медицинских технологий и правильности их проведения.
  • Контроль качества медицинской помощи направлен на обеспечение прав пациентов на получение медицинской помощи необходимого объема и надлежащего качества на основе оптимального использования кадровых и материально-технических ресурсов здравоохранения.

Контроль качества медицинской помощи осуществляется в соответствии с приказом МЗ РФ и ФФ ОМС N 363/77 от 24.10.96 «О совершенствовании контроля качества медицинской помощи населению Российской Федерации» и Положением о контроле качества медицинской помощи, утверждаемым на территории субъекта Российской Федерации.

Различаются следующие виды контроля качества медицинской помощи:

1. Ведомственный контроль качества медицинской помощи производится в соответствии с положением о системе ведомственного контроля качества медицинской помощи в учреждениях здравоохранения на территории субъекта Российской Федерации.

  1. Результаты ведомственного контроля качества медицинской помощи могут использоваться и сопоставляться с данными вневедомственной экспертизы качества медицинской помощи.
  2. 2. Вневедомственный контроль качества медицинской помощи за деятельностью учреждений здравоохранения независимо от форм собственности, а также частнопрактикующих врачей (специалистов, работников) осуществляется на основании положения о системе вневедомственного контроля качества медицинской помощи следующими представителями:
  3. 1) лицензионно-аккредитационные комиссии;
  4. 2) страховые медицинские организации;
  5. 3) территориальные фонды обязательного медицинского страхования (в случаях выполнения ими функции страховщика);
  6. 4) страхователи;
  7. 5) исполнительные органы Фонда социального страхования РФ;
  8. 6) профессиональные медицинские ассоциации;
  9. 7) общества (ассоциации) защиты прав потребителей.
  10. Вневедомственный контроль может осуществляться в виде:
  11. — предупредительного контроля,
  12. — контроля результата,
  13. — целевого контроля,
  14. — планового контроля,
  15. — повторного контроля (метаэкспертиза).
  16. Страховые медицинские организации и территориальные фонды обязательного медицинского страхования (выполняющие функции страховщика) осуществляют вневедомственный контроль за объемом, сроками и качеством медицинской помощи, оказанной застрахованному в системе обязательного медицинского страхования.
  17. При выявлении нарушений проведения медицинских технологий, требований к объему, срокам и качеству медицинской и лекарственной помощи, санитарных правил и норм органы здравоохранения, страховые медицинские организации, а также территориальные фонды обязательного медицинского страхования используют свои права по защите интересов застрахованных.

1. Невыполнение или ненадлежащее выполнение условий договора на предоставление лечебно-профилактической помощи по обязательному медицинскому страхованию.

  • 2. Выставление счета за фактически неоказанную услугу (случай медицинской помощи):
  • — неоднократное включение в счет одной и той же медицинской услуги;
  • — выставление счета за услуги, не предусмотренные программой ОМС и лицензией медицинского учреждения, а также за действия, не являющиеся отдельно оплачиваемой медицинской услугой при принятом порядке оплаты.
  • 3. Оказание застрахованному медицинской помощи ненадлежащего качества:

— невыполнение, несвоевременное или некачественное выполнение необходимых пациенту диагностических, лечебных, профилактических, реабилитационных мероприятий (исследования, консультации, операции, процедуры, манипуляции, трансфузии, медикаментозные назначения и т.д.);

  1. — необоснованное (без достаточных показаний или при наличии противопоказаний) проведение диагностических, лечебных, профилактических, реабилитационных мероприятий, приведшее к диагностической ошибке, выбору ошибочной тактики лечения, ухудшению состояния пациента, осложнению течения заболевания или удлинению сроков лечения.
  2. 4. Нарушения в работе медицинских учреждений, наносящие ущерб здоровью застрахованных:
  3. — заболевания (травмы, ожоги) и осложнения, возникшие в период пребывания пациента в медицинском учреждении по вине медицинских работников, потребовавшие оказания дополнительных медицинских услуг, в том числе:
  4. — внутрибольничное инфицирование, связанное с неправильными действиями медицинского персонала;

— осложнения после медицинских манипуляций, процедур, операций, инструментальных вмешательств, инфузий и т.д., связанные с дефектами их выполнения или недоучетом противопоказаний.

  • 5. Преждевременное (с клинической точки зрения) прекращение лечения, приведшее к ухудшению состояния больного, развитию осложнения, обострению, утяжелению течения заболевания (кроме документально оформленных случаев прекращения лечения по инициативе пациента или его родственников), в том числе:
  • — преждевременная выписка больного, повлекшая повторную госпитализацию или удлинение периода реконвалесценции или хронизацию заболевания или другие неблагоприятные последствия;
  • — преждевременное прекращение врачебного наблюдения в амбулаторных условиях и др.

6. Другие нарушения, ущемляющие права застрахованных, гарантированные статьей 30 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан.

  1. Вред (ущерб) — это реальный ущерб, причиненный жизни, здоровью застрахованного, а также упущенная им выгода, связанные с действием или бездействием работников учреждений здравоохранения независимо от форм собственности, или частнопрактикующих врачей (специалистов, работников) при оказании медицинской и (или) лекарственной помощи и подлежащие возмещению.
  2. Вред (ущерб) может быть материальный и моральный.
  3. Основанием для предъявления претензий или иска по возмещению вреда (ущерба) для страховой медицинской организации является акт результатов проведения экспертизы качества медицинской помощи.
  4. Согласно статьи 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред (ущерб), причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.
  5. Учреждения здравоохранения независимо от форм собственности, а также частнопрактикующие врачи (специалисты, работники), участвующие в системе обязательного медицинского страхования, несут ответственность за вред (ущерб), причиненный застрахованным гражданам их врачами либо другими работниками здравоохранения.
  6. Ответственность за вред (ущерб) наступает в случае наличия причинно-следственной связи между деяниями (действием либо бездействием) работников учреждений здравоохранения независимо от форм собственности или частнопрактикующих врачей (специалистов, работников) и наступившими последствиями у застрахованного пациента.

В случае, когда медицинскую помощь ненадлежащего качества оказали несколько учреждений здравоохранения независимо от форм собственности или частнопрактикующих врачей (специалистов, работников), либо действия самого пациента оказали влияние на качество медицинской помощи, наступает смешанная ответственность. При смешанной ответственности ее размер определяется соответственно степенью вины каждой из сторон.

Согласно ст.1064 ГК Российской Федерации вред (ущерб), причиненный личности (в системе обязательного медицинского страхования — застрахованному) подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (ущерб).

Законом обязанность возмещения вреда (ущерба) может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда (ущерба).

Возмещение вреда (ущерба) состоит в выплате потерпевшему денежной суммы, которую он произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного здоровья в связи с оказанием ему некачественной медицинской или лекарственной помощи, а также возмещением упущенной выгоды и морального ущерба.

Лица, совместно причинившие вред (ущерб) отвечают перед потерпевшим солидарно (ст.1080 ГК Российской Федерации).

В случае, когда лицо возместило вред (ущерб) причиненный другим лицом, оно имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен Законом (ст.1081 ГК Российской Федерации).

  • Размер возмещения зависит от величины понесенных на лечение расходов, длительности нетрудоспособности застрахованного, результата (выздоровление, хронизация полученного заболевания либо травмы, инвалидность, смерть застрахованного), а для работающего также от степени утраты трудоспособности и размера утраченного заработка (дохода).
  • Размер возмещения определяется на основании счетов соответствующих организаций и других документов либо согласно ценам, сложившимся в той местности, в которой потерпевший понес эти расходы, а также документов, подтверждающих размер утраченного заработка.
  • Суммы возмещения вреда (ущерба) подлежат индексации в связи с повышением стоимости жизни в установленном законом порядке.
  • Потерпевшему, нуждающемуся в нескольких видах помощи, возмещаются расходы, связанные с получением каждого вида помощи.

В денежные суммы, компенсирующие вред (ущерб), нанесенный застрахованному гражданину, входят расходы на его обследование и лечение, в т.ч.

санаторно-курортное, уход за потерпевшим, протезирование, приобретение и ремонт специальных транспортных средств, профессиональное переобучение и другие расходы, связанные с устранением последствий нанесенного ему вреда (ущерба), если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и не имеет права на их бесплатное получение.

Кроме того, возможно возмещение морального ущерба (определяется только судом).

Согласно ст.1094 ГК РФ лица, ответственные за вред, вызванный смертью потерпевшего, обязаны возместить необходимые расходы на погребение лицу, понесшему эти расходы. Пособие на погребение, полученное гражданами, понесшими эти расходы, в счет возмещения вреда не засчитывается.

Существуют досудебный и судебный способы защиты прав застрахованных. При этом возможно осуществление защиты нарушенного права как страховщиком, так и самим застрахованным.

  1. Возмещение материального вреда (ущерба) осуществляется как в добровольном порядке, так и по решению суда.
  2. Если застрахованному причинен моральный вред (физические или нравственные страдания), то только суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
  3. В соответствии с действующим законодательством страховая медицинская организация (территориальный фонд обязательного медицинского страхования, выполняющий функции страховщика) обязаны защищать интересы застрахованных граждан.
  4. При обращении застрахованного по поводу некачественного оказания медицинской помощи страховщик обязан зарегистрировать устное или письменное обращение, организовать и произвести экспертизу качества медицинской помощи данного случая, направить заявление застрахованного вместе с необходимыми документами в учреждение здравоохранения.

В заявлении должны быть указаны время, место, обстоятельства причинения материального вреда (ущерба), лицо, виновное в причинении вреда, заявляемый размер ущерба. При наличии подтверждающих документов они должны быть приложены к заявлению.

Заявление пострадавшего либо его представителя должно быть рассмотрено руководителем учреждения здравоохранения или частнопрактикующим врачом не позднее 10 дней со дня его поступления.

С целью более объективного рассмотрения заявления обе стороны вправе запросить и использовать заключения экспертов.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *