Какие решения по «антимонопольным» делам повлияют на практику 2011 года

3648

Какие решения по «антимонопольным» делам повлияют на практику 2011 года

  • Верховный Суд Российской Федерации 4 марта этого года принял постановление Пленума ВС РФ № 2 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением судами антимонопольного законодательства».
  • Новеллой стало то, что некоммерческая организация может быть признана хозяйствующим субъектом для целей применения антимонопольного законодательства, если она объединяет юридические лица и индивидуальных предпринимателей, действующих на определённых рынках, и представляет их экономические интересы, связанные с конкуренцией на этих рынках.
  • По мнению Верховного Суда, отраслевые объединения, действия которых на соответствующем рынке направлены на получение экономических преференций для членов этих объединений, являются потенциальными ответчиками по делам о нарушении антимонопольного законодательства.
  • В равной мере это относится и к Национальным объединениям, и к их членам – саморегулируемым организациям.

Некоммерческая организация может быть признана хозяйствующим субъектом для целей применения антимонопольного законодательства, в том числе, если она объединяет коммерческие организации и индивидуальных предпринимателей, действующих на определённых товарных рынках, и представляет их экономические интересы, связанные с конкуренцией на товарных рынках.

В частности, установленные статьями 10 и 141-148 Закона о защите конкуренции требования к хозяйствующим субъектам могут быть распространены на профессиональные объединения субъектов рынка в той мере, в какой решения этих некоммерческих организаций способны оказать влияние на общие условия обращения товаров на рынке и позволяют извлекать доход членам некоммерческой организации из предложения товаров на рынке.

Далее в постановлении описываются случаи, которые могут быть признанными нарушением антимонопольного законодательства. Среди них такие:

  1. При определении составов недобросовестной конкуренции следует учитывать, что статьёй 14.1 Закона о защите конкуренции охватывается распространение недостоверных (ложных, неточных или искажённых) сведений хозяйствующим субъектом в отношении конкурентов, а статьёй 14.2 Закона о защите конкуренции – в отношении своей собственной деятельности и (или) своих товаров (работ, услуг).
  2. Признаются ограничивающими конкуренцию и запрещаются соглашения (картели) между хозяйствующими субъектами, которые приводят или могут привести к установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат) и (или) наценок (пункт 1 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции).
  3. Злоупотреблением может быть признано установление (поддержание) доминирующим на рынке хозяйствующим субъектом монопольно высокой цены путём включения неоправданных расходов не направленных на удовлетворение производственных потребностей субъекта предпринимательской деятельности.
  4. И так далее, и так далее…

Я умышленно выделил только три состава нарушений антимонопольного законодательства, потому что считаю их самыми важными, к тому же, рассказать обо всех не хватит ни времени, не места на страницах сайта.

Первое относится к ведению различных реестров и правильному отражению в них соответствующих сведений. Это в равной степени относится как к саморегулируемых организациям, так и к их Национальным объединениям.

Недавно, кстати, было рассказано об одном из таких случаев в публикации «Такая вот ДВЭУКая ситуация».

Как видим, отсутствие сведений в Едином реестре членов СРО может привести к ограничению конкуренции путём распространения недостоверных (ложных, неточных или искажённых) сведений. Аналогичная ситуация и с Национальными реестрами специалистов.

Но и это ещё не всё. Давайте вспомним не такую уж и далёкую идею НОСТРОЙ о ведении рейтинга членов СРО. Если Вам кажется, что идея уже давно умерла, то Вы глубоко заблуждаетесь. К примеру, другое Нацобъединение (НОПРИЗ) даже уже подготовило презентацию.

Так вот любые формирования списков «потенциально неблагонадёжных» субъектов деятельности или иным способом ограничивающих их возможность участия в сделках, а это как правило государственные и муниципальные контракты и договоры с крупными корпорациями, – вне закона.

Совсем недавно мы все видели работу НОСТРОЙ по снижению цен на металл и достижению максимальных скидок для членов СРО. Судя по постановлению ВС РФ, это тоже подпадает под нарушение антимонопольного законодательство, по пункту 2 указанному выше. И ведь распиарили эту работу по множеству СМИ, и, наверное, в Правительство России уже доложили о результатах выполнения…

Но самым важным, как мне представляется, является пункт 3 о обоснованности расходов. На необоснованность можно подтянуть всё – и необязательность страховки СМР, и страховки СРО, и размеры взносов в СРО и Нацобъединения, и какие-то дополнительные траты по просьбе СРО и Национальных объединений, и так далее, и тому подобное…

Вот, как это описано в постановлении:

В частности, при оценке необходимости расходов для обеспечения деятельности хозяйствующего субъекта может приниматься во внимание их экономическая оправданность, в том числе направленность расходов на удовлетворение производственных потребностей субъекта, соответствие размера затрат обычной стоимости соответствующих благ, рыночная конъюнктура, в которой осуществлялись затраты.

Например, экономически не оправданными для целей применения статьи 6 Закона могут быть признаны затраты, не имеющие отношения к производству и реализации товара, но учтённые доминирующим на рынке субъектом при формировании цены товара. Экономически оправданными могут являться затраты, увеличение которых обусловлено ростом цен на рынке сырья, из которого производится товар.

Возможно, кто-нибудь и не согласится со мной, но я считаю, что этот вопрос необходимо не только поднять, но и всесторонне обсудить. Ведь не секрет, что ко многим СРО до сих пор поступают многочисленные вопросы об обоснованности бюджетов и их расходования. Да и мы сами часто интересуемся об этом же в Национальных объединениях.

  1. С уважением,
  2. Добрило Мастеровой
  3. При полном и/или частичном копировании данного материала, для последующего размещения его на стороннем ресурсе, обратная, индексируемая ссылка на источник обязательна!

Обзор судебной практики. Топ антимонопольных споров. Выпуск № 2/2021

Решение Суда по интеллектуальным правам от 01.12.

2020 по делу № СИП-449/2020 (решение в пользу антимонопольного органа) «Berlin-Chemie AG Берлин-Хеми АГ» против ФАС России Суд согласился с антимонопольным органом, что лекарственные препараты не могут сосуществовать с БАДами на одном товарном рынке, т. к.

они не являются и не могут быть взаимозаменяемыми товарами. А значит, хозсубъекты, реализующие лекарства и БАДы, не могут конкурировать, и в их действиях по отношению друг к другу не усматриваются признаки недобросовестной конкуренции.

Компания «Berlin-Chemie AG Берлин-Хеми АГ» – правообладатель товарного знака (ТЗ) на лекарственный препарат «Мезим форте» – обратилась в антимонопольный орган, полагая, что в действиях ООО «Квадрат-С» есть признаки недобросовестной конкуренции: общество ввело в гражданский оборот БАД «Ферментозим форте» в упаковке, имитирующей упаковку «Мезим форте».

ФАС России отказала в возбуждении антимонопольного дела, посчитав, что рынки реализации лекарств и БАДов – различные товарные рынки, а продающие эти товары субъекты не могут конкурировать.

«Berlin-Chemie AG Берлин-Хеми АГ» обжаловал это решение в суде. СИП поддержал позицию регулятора, разъяснив несколько моментов.

  1. Необходимый квалифицирующий признак недобросовестной конкуренции – конкурентные отношения между хозсубъектами, осуществление ими на одном товарном рынке деятельности, способной вызвать смешение с деятельностью конкурента, а также незаконное использование обозначения, тождественного средству индивидуализации конкурента.
  2. По законодательству БАДы относятся к продуктам питания и не являются лекарством. Следовательно, лекарственные препараты не могут быть взаимозаменяемы с БАДами, поскольку они не сравнимы по функциональному назначению, применению, качественным характеристикам, цене и др. Поэтому такие товары не могут существовать на одном рынке.
  3. Лекарства размещают в соответствии с требованиями закона, что исключает их выкладку на одних витринах с БАДами. Это сводит к минимуму возможность смешения таких товаров в глазах потребителя.

Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 27.11.2020 по делу № СИП-471/2020 (дело направлено на новое рассмотрение) ООО «Компания по девелопменту горнолыжного курорта „Роза Хутор“» против Краснодарского УФАС России Ранее СИП отменил решение УФАС об отказе в возбуждении дела по признакам нарушения антимонопольного законодательства, напомнив регулятору, что на стадии возбуждения дела он должен проверить наличие или отсутствие признаков нарушения, а не устанавливать факт его совершения или несовершения. Подробно об этом мы писали в обзоре № 10 за 2020 г. Президиум СИП направил дело на новое рассмотрение, указав, что суд:

  • не оценил доводы УФАС о том, что действия НАО «Красная Поляна» подлежат рассмотрению на предмет соответствия законодательству о рекламе;
  • не полностью оценил доводы о признаках антимонопольного нарушения в тех действиях «Красной Поляны», на которые указывает заявитель.
Читайте также:  Особенности правового обеспечения дистанционного труда

«Красная Поляна» зарегистрировала серию ТЗ с логотипом «курорт Красная Поляна». «Роза Хутор» обратилась в УФАС, поскольку расценила это как антимонопольное нарушение:

  • понятие «курорт Красная Поляна» известно с советских времен, фактически было единым термином/брендом, объединяющим местные курорты;
  • широкое понятие «курорт Красная Поляна» не позволяет ни одному из курортов использовать его единолично, и «Красная Поляна» знала об этом при регистрации спорных ТЗ.

УФАС не сочло спорные действия актом недобросовестной конкуренции. «Роза Хутор» не представила доказательств, что после регистрации спорных ТЗ «Красная Поляна» запрещает другим лицам использовать обозначение курорта.

«Роза Хутор» обратилась в СИП, который признал незаконным отказ в возбуждении антимонопольного дела. По мнению суда, УФАС должно было оценить заявление компании в том виде, в котором оно было составлено, и исходя из того, какие действия она полагала нарушающими законодательство.

УФАС и «Красная Поляна» подали кассационные жалобы в Президиум СИП. Президиум СИП указал на ошибочность выводов суда первой инстанции и заключил, что УФАС правомерно не усмотрело признаков антимонопольного нарушения. В обоснование приведены два довода.

  1. Суд утверждал, что УФАС не рассмотрело аргументы «Розы Хутор» о недобросовестной конкуренции при регистрации и использовании спорных ТЗ. Но это не соответствует материалам дела: из текста оспариваемого решения следует, что регулятор изучил представленные компанией документы и установил, что действия «Красной Поляны» нельзя признать актом недобросовестной конкуренции из-за отсутствия доказательств запрета другим лицам использовать словосочетание «Красная Поляна».
  2. «Роза Хутор» не отрицала, что все словесные элементы (в т. ч. «Красная Поляна») являются неохраняемыми. Использование исключительно неохраняемых элементов ТЗ нельзя признать нарушением (п. 37 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утв. Президиумом ВС РФ 23.09.2015). Поэтому спорные ТЗ сами по себе не могут «монополизировать» словесные элементы «курорт» и «Красная Поляна».

Вместе с тем Президиум СИП направил дело на новое рассмотрение, поскольку:

  • «Роза Хутор» в качестве недобросовестной конкуренции называла также действия «Красной Поляны» по ребрендингу горнолыжного курорта;
  • в решении суда не проанализировано, какие именно действия по ребрендингу заявитель считает имеющими признаки недобросовестной конкуренции;
  • суду необходимо определить, имеют ли такие действия признаки недобросовестной конкуренции либо относятся к действиям, нарушающим законодательство о рекламе. При этом в оспариваемом решении регулятор указал на возбуждение против «Красной Поляны» дела о нарушении законодательства о рекламе.

Акты антимонопольного органа обжалуются в арбитражных судах

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.11.2020 по делу № А40-131694/2020 (решение в пользу граждан)

Участники дела

Граждане против Московского УФАС России

Резюме эксперта

Суд не принял к рассмотрению спор об обжаловании решения УФАС, отказавшего в возбуждении антимонопольного дела, сочтя его неподведомственным арбитражному суду.

И указал, что жалоба основана на отношениях долевого строительства, а обратившиеся с ней не являются субъектами предпринимательской или иной экономической деятельности.

Кассация не согласилась с таким подходом, подчеркнув, что Закон о защите конкуренции относит обжалование актов антимонопольного органа к исключительной компетенции арбитражных судов.

Обстоятельства дела

Граждане обратились в УФАС с жалобой, вытекающей из отношений долевого строительства. Регулятор отказал в возбуждении антимонопольного дела, это решение оспорено в арбитражном суде.

Первая инстанция возвратила заявление, заключив, что спор не подведомствен арбитражному суду из-за отсутствия связи заявленных требований с предпринимательской или иной экономической деятельностью граждан.

Апелляция решение поддержала.

Граждане подали кассационную жалобу. Суд округа отменил принятые по делу судебные акты и направил его в суд первой инстанции для рассмотрения по существу, разъяснив:

  • граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов и должностных лиц (ч. 1 ст. 198 АПК РФ). Арбитражный суд рассматривает дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности (ст. 27 АПК РФ). Федеральным законом к его компетенции могут быть отнесены и иные дела. Согласно ч. 1 ст. 52 Закона о защите конкуренции решение и (или) предписание антимонопольного органа могут быть обжалованы в арбитражном суде;
  • в силу указанных норм дела об обжаловании решения и (или) предписания антимонопольного органа подсудны арбитражному суду, независимо от субъектного состава спора.

Обзор судебных дел, имеющих прецедентное значение в деятельности Министерства Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства (МАП России)

(По материалам пресс-службы МАП России и информационного

ресурса МОНОПОЛИСТ.RU, www. monopolist. spb.ru)

От редакции: предлагаем Вашему вниманию обзор судебно-арбитражной практики, описывающий нарушения Закона РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках».

Некоторые из представленных случаев не имеют прямого отношения к области теплоэнергетики, но представленная аргументация и созданные прецеденты могут быть использованы при решении споров по договору о теплоснабжении.

  • В представленном обзоре рассматриваются судебные споры, возникающие при применении статьи 5 Закона РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках».
  • В настоящем материале употребляются следующие сокращенные наименования нормативных правовых актов:
  • Закон РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», далее Закон о конкуренции.

Правила рассмотрения дел о нарушениях антимонопольного законодательства, утвержденные Приказом ГКАП № 91 от 25 июля 1996 г. № 91, далее Правила.

Положение о порядке представления антимонопольным органам ходатайств и уведомлений в соответствии с требованиями статей 17 и 18 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках, утвержденное Приказом ГКАП № 145 от 13 ноября 1995, далее Положение.

Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», далее Закон об общих принципах организации местного самоуправления.

Закон РФ «Об основах налоговой системы Российской Федерации», далее — Закон об основах налоговой системы. Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара долю более 35%, далее Реестр.

Оплата тепловой энергии

ОАО «Дальэнерго» (далее ОАО) выставило инкассовое требование о списании денежных средств с расчетного счета ТОО за использованную тепловую энергию. ТОО возражало против таких действий ОАО, т.к. товарищество не имело договора с теплоснабжающей организацией и фактически не пользовалось тепловой энергией.

Приморское территориальное управление МАП России рассмотрело заявление ТОО и признало в действиях ОАО наличие нарушения ст. 5 Закона о

конкуренции, выразившегося в злоупотреблении доминирующем положением путем необоснованного требования оплаты неоказанных услуг.

Арбитражный суд рассмотрел материалы дела и признал требования ОАО об оплате тепловой энергии необоснованными, т.к. товарищество не являлось абонентом энергоснабжающей организации.

Дело в апелляционной и кассационной инстанциях не пересматривалось. Однако, по мнению МАП России, территориальное управление превысило свои полномочия при выдаче ОАО предписания о прекращении нарушения антимонопольного законодательства.

Действия ОАО по списанию денежных средств в оплату за неоказанные услуги не могут являться злоупотреблением доминирующим положением, т.к. они не связаны с использованием такого исключительного положения.

Безусловно, действия энергоснабжающей организации по выставлению инкассовых требований не основаны на законодательстве и нарушают интересы товарищества. Но последнее имеет возможность восстановить свое имущественное положение в судебном порядке.

Возможность защиты интересов в данном случае в административном порядке законодательством не предусмотрена.

Читайте также:  Ювенальное восстановительное правосудие: зарубежный опыт

Отклонение от заключения договора

Пример 1.

Антимонопольная практика | АКГ "ДЕЛОВОЙ ПРОФИЛЬ" (MGI)

Федеральный закон №135-ФЗ «О защите конкуренции» в ближайший год может снова претерпеть серьезные изменения, расширив полномочия государственных органов. Национальный план развития конкуренции, утвержденный в конце 2017 года Указом Президента РФ, вывел развитие и защиту конкуренции на первый план, объявив ее национальным приоритетом.

В соответствии с этим планом в перспективе может быть существенно пересмотрено не только законодательство в сфере антимонопольного регулирования, но и сам подход к проверкам и формированию отчетности.

Это связано, в частности, с задачей по совершенствованию нормативно-правовой базы в условиях развития цифровой экономики и глобализации рынка, а также повышению конкурентоспособности российских компаний на мировых рынках.

Однако планируемые поправки, направленные на защиту отечественного бизнеса, развитие конкуренции в условиях рыночной экономики, по оценкам аналитиков Группы «ДЕЛОВОЙ ПРОФИЛЬ», может существенно увеличить количество проверок со стороны контролирующих органов.

Эксперты Антимонопольной практики Группы «ДЕЛОВОЙ ПРОФИЛЬ» обеспечат комплексный подход к анализу рисков привлечения к ответственности по антимонопольному законодательству, а также окажут поддержку в подготовке уведомлений и ходатайств для предоставления в ФАС на этапе проведения сделок слияния и поглощения.

В число услуг, предоставляемых Антимонопольной практикой Группы «ДЕЛОВОЙ ПРОФИЛЬ», входят:

  • Консультационная поддержка по вопросам антимонопольного законодательства;
  • Антимонопольная экспертиза положения на рынке (анализ рисков привлечения к ответственности за нарушение Федерального закона №135-ФЗ «О защите конкуренции»);
  • Антимонопольный комплаенс (разработка и постановка системы корпоративной системы по предупреждению возникновения антимонопольных рисков);
  • Сопровождение проверок антимонопольным органом;
  • Аналог проверки антимонопольным органом (аналог dawn raids в целях подготовки организации к проверке);
  • Представление интересов компании в органах ФАС, ЕЭК и судах;
  • Сопровождение сделок слияния и поглощения (M&A), подготовка и подача уведомлений и ходатайств.

Команда квалифицированных специалистов Группы «ДЕЛОВОЙ ПРОФИЛЬ» окажет комплексную поддержку во взаимодействии с антимонопольными органами и соблюдении действующего законодательства, а также поможет заблаговременно подготовиться к грядущим изменениям.

Судебная практика по антимонопольному законодательству

Юридическая практика КПМГ представляет обзор актуальных тенденций применения судами отдельных положений антимонопольного законодательства, в том числе новых положений Закона о защите конкуренции, вступивших в силу в январе 2016 г. с принятием так называемого «4 антимонопольного пакета»*.

  • Дело № А73-5524/2016
  • 2. Суды вырабатывают подходы к анализу рынка по картельным делам

Пункт 10.

3 Приказа ФАС № 2201 устанавливает «упрощенную» процедуру анализа рынка по картельным делам (кроме сговоров на торгах): определение продуктовых границ рынка для целей установления товарного рынка (и подтверждения, что участники, заключившие антиконкурентное соглашение, являются конкурентами по отношению друг к другу на данном товарном рынке) производится исходя из предмета антиконкурентного соглашения хозяйствующих субъектов, проверка взаимозаменяемости товаров по правилам раздела III Приказа ФАС № 220 не осуществляется. Однако, как показывает практика, суд может отменить решение антимонопольного органа при отсутствии исследования рынка по общим правилам Приказа ФАС № 220, даже если был соблюден специальный порядок пункта 10.3 данного приказа. Понимание судебных трендов при обосновании ошибочного установления ФАС2 границ товарного рынка важно для выбора верной стратегии при доказывании отсутствия картеля. Недоказанность картеля, установленная судом, устраняет риск уголовного преследования.

30 января 2017 г. Арбитражный суд Поволжского округа в деле о сговоре между торговыми сетями «Перекресток», «Агроторг», «Тандер» указал на то, что не был проведен анализ рынка, необходимый согласно пункту 10.3 Приказа ФАС № 220 для рассмотрения дел о картелях. Указанное явилось одним из оснований для признания решения антимонопольного органа недействительным.

Однако в другом картельном деле суды сделали иной вывод. 27 января 2017 г. Верховный Суд РФ отказал в передаче в судебную коллегию дела о картеле рыбодобывающих предприятий (Определение № 305-КГ16-20000).

По данному спору Девятый арбитражный апелляционный суд сослался на то, что антимонопольный орган неверно подошел к исследованию рынка и не установил границы рынка путем выявления взаимозаменяемых товаров по правилам раздела III Приказа ФАС № 220. При этом анализ рынка по правилам пункта 10.

3 Приказа ФАС № 220, вероятно, был проведен (аналитические отчеты были подготовлены ФАС в ноябре 2015 г., то есть после того как в марте 2015 г. вступили в силу положения пункта 10.3). В результате суды установили недоказанность картеля.

Дела № А40-242615/2015, № А55-30138/2015

3. Изъяны в подготовке аналитического отчета ФАС – основание не признавать его доказательством

Составление отчета об анализе рынка не снимает с ФАС обязанность исследовать дополнительные документы и сведения о рынке, которые представлены участниками дела или иными лицами. В ином случае отчет антимонопольного органа может быть не признан судом доказательством нарушения, в связи с чем решение ФАС будет отменено.

2 февраля 2017 г. Арбитражный суд Дальневосточного округа согласился с позицией нижестоящих судов о недоказанности антимонопольного нарушения. Ранее апелляционный суд установил, что в антимонопольный орган предоставлялись доказательства (договоры, акты, данные мониторинга), опровергающие выводы отчета об анализе рынка.

Однако в приобщении указанных доказательств антимонопольный орган отказал. Комиссии антимонопольного органа заявлялись ходатайства об истребовании доказательств (договоров и актов) у третьих лиц и администраций муниципальных образований.

Эти сведения имели бы существенное значение для правильного рассмотрения дела, но антимонопольный орган отказал в истребовании доказательств.

  1. В результате суд не признал аналитический отчет антимонопольного органа доказательством доминирующего положения вследствие неполноты и недостоверности использованных в нем сведений.
  2. Дело № А04-5223/2016
  3. 4. Существенное нарушение ФАС, допущенное при рассмотрении дела – основание для отмены решения

В практике встречаются примеры, когда компания узнает о квалификации ее действий антимонопольным органом уже после принятия ФАС решения.

В такой ситуации суд может сделать вывод, что решение ФАС принято по признакам нарушения, которые не были исследованы в рамках рассмотрения дела, и признать решение ФАС недействительным.

Указанное также означает, что суды проверяют соблюдение комиссией ФАС порядка рассмотрения дела.

14 февраля 2017 г. Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области признал недействительным решение антимонопольного органа, в котором сделан вывод о нарушении ООО «Лента» Закона о торговле3.

Основанием отмены решения антимонопольного органа явились существенные нарушения, допущенные в ходе рассмотрения дела комиссией антимонопольного органа. В частности, ООО «Лента» не было своевременно извещено о том, нарушение каких норм закона вменяются обществу.

Суд также установил недоказанность ряда обстоятельств, на которые антимонопольный орган ссылался в подтверждение нарушения.

В контексте рассматриваемого дела следует отметить, что с 5 января 2016 г. ФАС обязана перед окончанием рассмотрения дела направлять заключение об обстоятельствах дела.

Данное заключение «разъяснит» позицию ФАС о вменяемом нарушении и укажет на доказательства, на которых основаны выводы комиссии ФАС. Дело при этом откладывается и его участники могут представить дополнительные пояснения и доказательства.

Если в итоге будет установлено отсутствие нарушения, ФАС прекратит дело.

Дело № А56-60406/2015

5. Ценовая политика в спорах о необоснованном установлении различных цен на товар

Выявление нарушения в виде необоснованного установления разных цен на один товар (дискриминация) зависит не только от факта размещения в открытом доступе критериев цены и порядка их применения. В то же время открытая процедура установления цены (доступность и ясность критериев ее формирования) способна снизить риск возникновения негативных последствий.

Читайте также:  Судебные приставы за железным занавесом в период пандемии.

9 февраля 2017 г. Арбитражный суд Западно-Сибирского округа подтвердил создание АО «Золотые луга» дискриминационных условий для своих контрагентов.

Установлено, что общество, осуществляя закупки сырого коровьего молока, необоснованно устанавливает различные закупочные цены для поставщиков.

Апелляционная инстанция в качестве подтверждения нарушения указала на то, что поставщики не располагают сведениями о применяемой методике установления цен.

Однако иной подход суда был применен по делу, которое рассмотрено в отношении АО «ДАНОН РОССИЯ» (конкурент АО «Золотые луга») и тоже связано с применением разных цен для поставщиков сырого молока.

Суд не увидел в недоступности сведений о ценообразовании подтверждение нарушения. Арбитражный суд Северо-Западного округа в постановлении от 3 августа 2016 г.

указал, что сама по себе неосведомленность поставщика о критериях, которые используются при формировании цены, не может расцениваться как нарушение.

Дела № А70-3127/2016, № А56-61238/2015

6. Нормы «4 антимонопольного пакета» в действии: новые «правила игры» при доказывании злоупотребления доминирующим положением

Новеллы «4 антимонопольного пакета» повлияли на процесс доказывания злоупотребления рыночной властью. В связи с упразднением Реестра хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара в размере более чем 35%, изменен подход к установлению доминирующей рыночной доли.

Кроме того, если на крупную компанию пожаловалось в ФАС физическое лицо (не предприниматель), то злоупотребление доминированием может быть выявлено только при доказанности ущемления интересов неопределенного круга потребителей (то есть когда невозможно установить (индивидуализировать) всех лиц, чьи интересы нарушены).

10 марта 2017 г. Арбитражный суд Поволжского округа не согласился с выводом антимонопольного органа о наличии нарушения в виде установления компанией на свои услуги монопольно высокой цены (нарушение установлено антимонопольным органом после вступления в силу «4 антимонопольного пакета»).

Нарушение не было подтверждено судом, поскольку отчеты антимонопольного органа об анализе рынка составлены с нарушениями, доминирующее положение не доказано. У предполагаемого нарушителя имеется значительное количество потребителей, однако понятие «значительное число лиц» отличается от понятия «неопределенный круг потребителей».

В данном случае суд не установил нарушение интересов неопределенного круга потребителей.

15 февраля 2017 г. Четвертый арбитражный апелляционный суд по другому делу в отношении этой же компании подтвердил установление монопольно высокой цены (нарушение выявлено антимонопольным органом до принятия изменений в Закон о защите конкуренции).

Суд согласился с выводами антимонопольного органа, поскольку нарушитель включен в Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара в размере более чем 35%. Указанное, по мнению суда, позволило антимонопольному органу определить доминирующее положение нарушителя.

Для установления нарушения достаточно ущемления интересов любых иных лиц.

Дела № А12-26153/2016, № А58-6006/2015

Примечания: [1] Федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции». 2 Федеральный закон от 5 октября 2015 г. № 275-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции» и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

3 Приказ ФАС России от 28 апреля 2010 г. № 220 «Об утверждении Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке». 4 Федеральная антимонопольная служба либо ее территориальный орган. 5 Федеральный закон от 28 декабря 2009г.

№ 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации».

Примечания:

 *Закона о защите конкуренции — Федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

* 4-й антимонопольный пакет — Федеральный закон от 5 октября 2015 г. № 275-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции» и отдельные законодательные акты Российской Федерации». 1 Приказ ФАС России от 28 апреля 2010 г.

№ 220 «Об утверждении Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке». 2 Федеральная антимонопольная служба либо ее территориальный орган. 3 Федеральный закон от 28 декабря 2009г.

№ 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации».

© 2021 г. КПМГ.  КПМГ означает АО «КПМГ», ООО «КПМГ Налоги и Консультирование»,  компании, зарегистрированные в соответствии с законодательством Российской Федерации, и КПМГ Лимитед, компанию, зарегистрированную в соответствии с Законом о компаниях (о. Гернси), 2008 г., участников глобальной организации независимых фирм КПМГ. Все права защищены.

Подробная информация о структуре глобальной организации КПМГ доступна на странице home.kpmg/governance.

Анализ практики — Ассоциация антимонопольных экспертов | Ассоциация антимонопольных экспертов

Аналитический материал подготовлен Рабочей группой Ассоциации антимонопольных экспертов и ФАС России

В Обзоре рассмотрены наиболее интересные дела за этот период по работающей с 2016 г. процедуре ведомственного пересмотра решений и предписаний территориальных органов ФАС. В частности, это актуальные дела о взыскании дохода, полученного вследствие нарушения антимонопольного законодательства, координации на рынке услуг такси, недобросовестной конкуренции торговых сетей и производителей продуктов и мн. др.

От ФАС России соавторами Обзора выступили заместитель начальника Правового управления Константин Алешин и начальник отдела административной апелляции и методологии Правового управления Марьяна Матяшевская (также соредактор Обзора).

Комментируя рассмотренное в Обзоре решение Апелляционной коллегии ФАС России от 30 октября 2018 г. по делу № 2246-04-1/2018 (дело о координации на рынке услуг такси), Константин Алешин отметил:

«Данное Решение Апелляционной коллегии ФАС России стало, пожалуй, первым случаем антимонопольного регулирования (путем рассмотрения в рамках внутриведомственной апелляции) товарных рынков, возникающих сегодня в сфере «цифровой» экономики.

Ставшая привычной услуга вызова такси через мобильное приложение приводит не только к повышению ее качества и удобства для клиента, но и дает оператору цифровой платформы (мобильного приложения) определенную рыночную власть на рынке услуг по перевозке пассажиров такси.

Сегодня мы являемся свидетелями появления практики нового антимонопольного регулирования. Будем пристально наблюдать за ее развитием!»

«Апелляционная коллегия, принимая решение по жалобе, в первую очередь руководствовалась принципом недопустимости произвольного ограничения права на получение коммунальных услуг добросовестными потребителями.

Используемый монополистом правовой подход не позволяет организации — потребителю исполнить предусмотренную законодательством обязанность по обеспечению своих абонентов поставкой ресурсов, вырабатываемых при использовании газа, в тех объемах, которые необходимы для бесперебойного ресурсоснабжения» – отметила Марьяна Матяшевская, комментируя решение Апелляционной коллегии по делу об одностороннем отказе поставщика газа от исполнения договора.

Дарья Огневская, член Ассоциации антимонопольных экспертов, так прокомментировала в Обзоре актуальное дело о злоупотреблении доминирующим положением при поставке тепловой энергии:

«Успешно реализуя задачу формирования единообразной и непротиворечивой практики применения антимонопольного законодательства, Апелляционная коллегия формирует важные подходы к определению пределов компетенции антимонопольного органа при рассмотрении дел.

Так, исходя из позиции по данному делу, прекращение нарушения антимонопольного законодательства (т.е.

фактически путем восстановления нарушенного права и приобретения не выкупленных ранее объемов тепловой энергии) может признаваться допустимым при условии неизменности (сопоставимости) условий на момент события нарушения и при принятии решения по делу, соответственно.

Указанное, в свою очередь, не может подменять собой гражданско-правовых механизмов защиты нарушенных прав в судебном порядке, в т.ч. возмещения реального ущерба / упущенной выгоды, правом на применение которых обладает «пострадавшая» сторона».

В свою очередь член Генерального совета Ассоциации антимонопольных экспертов Олег Москвитин напомнил в х, что

«Коллегиальные органы ФАС России не в первый раз обращаются к вопросу правомерности взыскания в бюджет дохода от монополистической деятельности. Так, Решением Апелляционной коллегии от 18 июля 2018 г. по делу №1-14.6-247/78-01-16 было отменено соответствующее предписание УФАС по следующим основаниям:

■ в рамках рассмотрения дела УФАС располагало сведениями о выручке нарушителя запрета на недобросовестную конкуренцию от реализации спорного товара. Следовательно, у УФАС имелась возможность для исчисления административного штрафа в соответствии с частью 2 статьи 14.33 КоАП РФ;

■ выдача УФАС предписания вместо начисления оборотного штрафа в указанной ситуации нарушает в том числе упомянутые выше разъяснения ФАС России, а следовательно, нарушает единообразие практики, что предполагает отмену предписания о перечислении дохода в бюджет».

С Обзором можно ознакомиться здесь.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *