Главные выводы вс рф о коронавирусе (административно-правовой аспект)

Главные выводы ВС РФ о коронавирусе (административно-правовой аспект)

Как показал последний месяц, в связи с пандемией коронавируса органы власти каждого субъекта РФ предпринимают определенные меры, в том числе возлагая на граждан некие обязанности (например, применить режим самоизоляции). Однако следует обратить внимание на то, что такие нормативные акты различны по своим правовым основаниям. К примеру, Указ Мэра Москвы от 5 марта 2020 г. N 12-УМ «О введении режима повышенной готовности» обоснован ссылками на Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. N 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». При этом схожий по содержанию Указ губернатора Красноярского края от 16 марта 2020 г. N 54-уг «О мерах по организации и проведению мероприятий, направленных на предупреждение завоза и распространения, своевременного выявления и изоляции лиц с признаками новой коронавирусной инфекции, вызванной 2019-nCoV, на территории Красноярского края» обоснован нормами Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения».

Соответственно, при буквальном толковании данных нормативных актов надлежит прийти к выводу о том, что административная ответственность за невыполнение актов первого типа может наступить по ч. 1 ст. 20.6 КоАП РФ (невыполнение предусмотренных законодательством обязанностей по защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного или техногенного характера).

Однако наказание в соответствии с данной нормой налагается лишь на должностных лиц*(1) (штраф в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей), а не на рядовых граждан.

В то же время неисполнение нормативного акта второго типа, очевидно, подпадает под состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.

3 КоАП РФ (нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, выразившееся в нарушении действующих санитарных правил и гигиенических нормативов, невыполнении санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий).

По данной статье административной ответственности подлежат в том числе граждане — им может быть вынесено предупреждение или наложен административный штраф в размере от ста до пятисот рублей.

Отметим, что практики применения административной ответственности в связи с пандемией пока нет. Поэтому в настоящее время мы не можем исключить применение к гражданам ответственности по ст. 6.3 КоАП РФ даже в том случае, если в соответствующем региональном акте нет ссылки на Федеральный закон от 30 марта 1999 г.

N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». Ведь законодательство не обязывает орган власти при принятии нормативного акта указывать в нем норму, обосновывающую соответствующие полномочия органа.

Тем самым, если в содержании нормативного акта органа власти субъекта РФ усматривается введение и отмена на территории субъекта РФ ограничительных мероприятий на основании предложений, предписаний главных государственных санитарных врачей и их заместителей, такой акт может быть признан актом в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения (ст.

6 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»). Поэтому его неисполнение может быть квалифицировано как административное правонарушение по ст. 6.3 КоАП РФ.

Обращаем внимание на то, что закон предусматривает не только полномочия органа власти субъекта РФ по применению мер в связи с возникновением угрозы санитарно-эпидемиологическому благополучию населения (ст. 6 Федерального закона от 30 марта 1999 г.

N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»), но и определенные полномочия главных государственных санитарных врачей и их заместителей.

Эти должностные лица вправе при угрозе возникновения и распространения инфекционных заболеваний, представляющих опасность для окружающих, к которым относится и коронавирус*(2), выносить мотивированные постановления о:

— госпитализации для обследования или об изоляции больных инфекционными заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, и лиц с подозрением на такие заболевания;

— проведении обязательного медицинского осмотра, госпитализации или об изоляции граждан, находившихся в контакте с больными инфекционными заболеваниями, представляющими опасность для окружающих;

— временном отстранении от работы лиц, которые являются носителями возбудителей инфекционных заболеваний и могут являться источниками распространения инфекционных заболеваний в связи с особенностями выполняемых ими работ или производства (пп. 6 п. 1 ст. 51 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»).

Нарушение такого постановления гражданином, которому оно выдано, также подпадает под санкцию ст. 6.3 КоАП РФ.

https://www.youtube.com/watch?v=3eZKICr6oD8

Медицинское вмешательство без согласия гражданина

Постановлением Правительства РФ от 31 января 2020 г. N 66 коронавирусная инфекция (2019-nCoV) внесена в перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих.

Вследствие этого в отношении лиц, заболевших коронавирусом, допускаются медицинские вмешательства*(3) без их согласия (п. 2 ч. 9 ст. 20 Федерального закона от 21 ноября 2011 г.

N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»).

Решение о таком принудительном медицинском вмешательстве может быть принято не только судом, но также и консилиумом врачей, а в случае, если собрать консилиум невозможно, — непосредственно лечащим (дежурным) врачом с внесением такого решения в медицинскую документацию пациента и последующим уведомлением руководящих должностных лиц медицинской организации и пациента (п. 1 ч. 10 ст. 20 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»).

Еще раз обратим внимание, что такие меры могут приниматься только в отношении лиц, у которых коронавирус уже официально диагностирован. Лица, у которых коронавирусная инфекция только подозревается (в т.ч. лица, контактировавшие с заболевшими), не могут быть подвергнуты медицинским вмешательствам без их согласия.

Принудительная госпитализация граждан

Конституция РФ гарантирует каждому право на свободу и личную неприкосновенность, право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства (ч. 1 ст. 22, ч. 1 ст. 27 Конституции РФ).

Ограничения этих прав могут вводиться федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, либо федеральным конституционным законом в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя (ч. 3 ст. 55, ч. 1 ст. 56 Конституции РФ).

Закон предписывает больных инфекционными заболеваниями, лиц с подозрением на такие заболевания и контактировавших с больными инфекционными заболеваниями лиц, а также лиц, являющихся носителями возбудителей инфекционных болезней, подвергать лабораторному обследованию и медицинскому наблюдению или лечению. А в случае, если они представляют опасность для окружающих, — обязательной госпитализации или изоляции в порядке, установленном законодательством Российской Федерации (п. 1 ст. 33 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»).

При этом закон позволяет главным государственным санитарным врачам и их заместителя при угрозе возникновения и распространения инфекционных заболеваний, представляющих опасность для окружающих, к которым относится и коронавирус, выносить мотивированные постановления о госпитализации для обследования или об изоляции больных такими заболеваниями, лиц с подозрением на такие заболевания, а также граждан, находившихся в контакте с ними (пп. 6 п. 1 ст. 51 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»).

Отметим, что такая госпитализация является обязательной для лица, которому выдано соответствующее постановление санитарного врача. Однако ответственность гражданина за неисполнение этого постановления заключается лишь в предупреждении или административном штрафе в размере от ста до пятисот рублей (ст. 6.3 КоАП РФ).

В то же время главные государственные санитарные врачи и их заместители уполномочены законом также предъявлять иски в суд в случае нарушения санитарного законодательства (пп. 2 п. 1 ст. 51 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»).

Соответственно, они могут инициировать в суде процедуру принудительной госпитализации гражданина в медицинскую организацию инфекционного профиля. Такие дела рассматриваются районными судами в порядке, установленном главой 30 КАС РФ (п. 3 ч. 1 ст. 274 КАС РФ). Решение подлежит немедленному исполнению (ч. 10 ст.

280 КАС РФ) судебными приставами-исполнителями с возможным привлечением сотрудников полиции (п. 35 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции»).

Подобные решения в отношении лиц, подозреваемых в носительстве коронавируса, уже выносятся.

Президиум Верховного Суда опубликовал обзор о коронавирусе

Главные выводы ВС РФ о коронавирусе (административно-правовой аспект)Многие ждали, когда же Верховный Суд выскажется о коронавирусе и о ситуации, вызванной пандемией

Верховный Суд выпустил в свет документ, которого многие ждали — речь идёт о коронавирусе и его влиянии. Главный суд страны разъяснил некоторые вопросы, связанные как с материальным правом, так и с процессом. Предлагаем краткий обзор позиций, обозначенных ВС. Итак, пойдём по порядку самого обзора.

Верховный Суд о коронавирусе — процессуальные вопросы

О сроках рассмотрения

ВС указал, что коронавирус вполне может являться основанием для отложения или даже приостановления производства по делу. Это возможно при наличии обстоятельств, мешающих сторонам добраться до судебного разбирательства. Например, тот же карантин или самоизоляция.

Читайте также:  Как всегда пришли юристы и все испортили

Обстановка в связи с распространением инфекции может удлинить срок рассмотрения дела, однако, лишь по велению председателя суда. К которому, соответственно, должна обратиться перед этим сторона. Верно и обратное — обоснованное ходатайство о неотложном рассмотрении может быть удовлетворено, а дело, при этом, рассмотрено в кратчайший срок.

Заявления, рассматриваемые в «упрощёнке», а также дела, где стороны походатайствовали рассмотреть в их отсутствие, решаются «как обычно».

Крайний день срока выпал на нерабочий «коронавирусный»

Суд чётко и без возможности разночтений указал — президентские «выходные» должны быть включены в сроки. Следовательно, никакого переноса в связи с этими нерабочими днями нет. Но, в случае с отложением дела это правило не работает — срок переносится на ближайший рабочий.

Восстановление процессуальных сроков

Меры по ограничению и самоизоляция могут лечь в основание для восстановления сроков, которые пропущены. Нужно только не забыть направить в суд ходатайство и приложить должные доказательства к нему.

Верховный Суд о коронавирусе — применение гражданского законодательства

Срок исковой давности

Выпадение последнего дня срока на день не продлевает давность. Т.е., переноса ждать не стоит, поскольку объявленные главой государства нерабочие дни не являются таковыми по смыслу Гражданского Кодекса.

Восстановление и приостановление срока исковой давности

Приостановление течения срока будет возможно при наличии двух обстоятельств:

  • признании пандемии обстоятельством непреодолимой силы (ОНС)
  • существование этой непреодолимой силы последние 6 месяцев течения давности

О появлении и признаках форс-мажора ВС РФ высказался в п. 8 Постановления своего Пленума N 7, принятого в марте 2016 года. Если же ОНС отпадут, то течение срока продолжится. Если же форс-мажор судом не установлен, срок считается как обычно. Коронавирусные же ограничения для граждан признаются ВС основанием для восстановления пропущенного срока в порядке ст. 205 ГК.

Является ли пандемия ОНС в разрезе 401, 416, 417 ГК?

Можно ли считать самоизоляцию, ограничения, вводимые органами госвласти, а также эпидемиологическую обстановку форс-мажором? ВС РФ отвечает: для российских граждан — да, но лишь при отсутствии вины (статья 401 Кодекса).

Однако, Верховный Суд отметил, что распространение вызванной COVID-19 инфекции не может являться ОНС для всех должников. Следовательно, влияние злобного вируса нужно устанавливать в каждом конкретном случае (деле), с учётом влияния обстоятельств. А значит — нет, глобально коронавирус форс-мажором главный суд страны не признаёт.

Каждый конкретный случай суд будет расценивать с точки зрения неотвратимости и чрезвычайности. Для освобождения от ответственности должнику нужно будет доказать:

  • наличие ОНС
  • причинно-следственную связь между ОНС и задержкой исполнения/не исполнением
  • непричастность стороны к созданию ОНС (!sic). Вот тут интересно. Первое — речь об искусственно созданных ОНС, раз создание? Второе, применительно к нынешней ситуации — стороне придётся доказывать, что это не она создала коронавирус?! Это, пожалуй, самый интересный из выводов высокого суда.
  • добросовестное принятие стороной разумных мер по минимизации рисков.

Касательно решений торгово-промышленных палат иже с ними

Таковые будут рассматриваться наравне с иными доказательствами и могут быть приняты во внимание.

Ну и прекращение обязательства в порядке ст.ст. 416, 417 ГК становится реальностью, если невозможность исполнить обязательство становится постоянной (неустранимой).

Основание для расторжения договора

Можно ли в текущей ситуации расторгнуть договор? ВС говорит — можно, по ст. 451 Кодекса.

Плюсом идёт 328 статья о встречном исполнении обязательств, также предполагающая односторонний отказ от обязательства. Ну и напоследок, 28 статья закона о защите прав потребителей.

Коронавирус в данном случае рассматривается лишь как обстоятельство, которое стороны не могли предвидеть, совершая сделку.

Банкротство

Для того, чтобы вернуть заявление о признании должника банкротом, суду достаточно установить лишь один факт. Речь идёт о включении должника в реестр лиц, попадающих под мораторий. Если должник в реестре — суд возвращает заявление. Если нет, то — нет. Остальные основания для возврата, при этом, продолжают действовать.

Исполнительные листы к должникам, на которых наложен мораторий, суд выдавать может. В ходе исполнения допустимо ограничения на право распоряжаться имуществом. Это касается не приостановленных ИП.

Что касается восстановления сроков на предъявление требований — тут нужно смотреть предметно, в рамках каждого дела, подытожил Верховный Суд.

Уголовное законодательство

Суд пояснил, что распространение в масс-медиа фейков о коронавирусной инфекции попадает под действие ст. 207.1 УК РФ и ст. 13.15 КоАП РФ. Суд также указал на отличия, в целях применения УК РФ или КоАП РФ в этой связи.

Уголовное преследование в отношении физлица может состояться, если это лицо провоцирует панику или нарушение правопорядка. Кроме того, действия этого лица должны представлять реальную общественную опасность. Публичность донесения информации заключается в т.ч.

, в выступлении на митинге, раздаче листовок, вывешивания баннеров и т.п.

При иных обстоятельствах, по всей видимости, наступает административная ответственность. Разграничение в этом случае имеется лишь по субъекту — физлицо, должностное лицо, руководитель юрлица.

Кроме того, указанное выше распространение может быть квалифицировано и по ст. 207.2 УК РФ. Но лишь в случае, если эти действия привели к вреду здоровью или иным тяжким последствиям, в т.ч., смерти.

Административные правонарушения

Верховный Суд о коронавирусе — общие положения «административки»

Привлечь по ст. 20.6.1 КоАП РФ можно при невыполнении лицом правил поведения в условиях режима повышенной готовности (РПГ)

Разъяснения Верховного Суда РФ по коронавирусу 2020: Обзор № 1 и 2

Пунктами 1 и 3 статьи 401 ГК РФ установлены различия между гражданами и лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, в основаниях освобождения от ответственности за нарушение обязательств.

  • Граждане могут быть освобождены от ответственности за нарушение обязательств при отсутствии вины, то есть в ситуации, когда гражданин при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, принял все меры для надлежащего исполнения обязательства (пункт 1 статьи 401 ГК РФ).
  • В соответствии с пунктом 3 статьи 401 ГК РФ если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.
  • Таким образом, статья 401 ГК РФ устанавливает критерии, при которых то или иное обстоятельство может быть признано обстоятельством непреодолимой силы.

Верховным Судом Российской Федерации в постановлении Пленума от 24 марта 2016 г. № 7 “О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств” дано толкование содержащемуся в ГК РФ понятию обстоятельств непреодолимой силы.

Так, в пункте 8 названного постановления разъяснено, что в силу пункта 3 статьи 401 ГК РФ для признания обстоятельства непреодолимой силой необходимо, чтобы оно носило чрезвычайный, непредотвратимый при данных условиях и внешний по отношению к деятельности должника характер.

Требование чрезвычайности подразумевает исключительность рассматриваемого обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях.

Если иное не предусмотрено законом, обстоятельство признается непредотвратимым, если любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий, т.е. одной из характеристик обстоятельств непреодолимой силы (наряду с чрезвычайностью и непредотвратимостью) является ее относительный характер.

Не могут быть признаны непреодолимой силой обстоятельства, наступление которых зависело от воли или действий стороны обязательства, например, отсутствие у должника необходимых денежных средств, нарушение обязательств его контрагентами, неправомерные действия его представителей.

Из приведенных разъяснений следует, что признание распространения новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников, независимо от типа их деятельности, условий ее осуществления, в том числе региона, в котором действует организация, в силу чего существование обстоятельств непреодолимой силы должно быть установлено с учетом обстоятельств конкретного дела (в том числе срока исполнения обязательства, характера неисполненного обязательства, разумности и добросовестности действий должника и т.д.).

Применительно к нормам статьи 401 ГК РФ обстоятельства, вызванные угрозой распространения новой коронавирусной инфекции, а также принимаемые органами государственной власти и местного самоуправления меры по ограничению ее распространения, в частности, установление обязательных правил поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, запрет на передвижение транспортных средств, ограничение передвижения физических лиц, приостановление деятельности предприятий и учреждений, отмена и перенос массовых мероприятий, введение режима самоизоляции граждан и т.п., могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы, если будет установлено их соответствие названным выше критериям таких обстоятельств и причинная связь между этими обстоятельствами и неисполнением обязательства.

Читайте также:  Закон о торговле. Новые правила взаимодействия поставщиков и торговых сетей

При этом следует иметь в виду, что отсутствие у должника необходимых денежных средств по общему правилу не является основанием для освобождения от ответственности за неисполнение обязательств.

Однако если отсутствие необходимых денежных средств вызвано установленными ограничительными мерами, в частности запретом определенной деятельности, установлением режима самоизоляции и т.п.

, то оно может быть признано основанием для освобождения от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств на основании статьи 401 ГК РФ.

Освобождение от ответственности допустимо в случае, если разумный и осмотрительный участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать неблагоприятных финансовых последствий, вызванных ограничительными мерами (например, в случае значительного снижения размера прибыли по причине принудительного закрытия предприятия общественного питания для открытого посещения).

В пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 г.

№ 7 “О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств” разъяснено, что наступление обстоятельств непреодолимой силы само по себе не прекращает обязательство должника, если исполнение остается возможным после того, как они отпали.

Кредитор не лишен права отказаться от договора, если вследствие просрочки, объективно возникшей в связи с наступлением обстоятельств непреодолимой силы, он утратил интерес в исполнении. При этом должник не отвечает перед кредитором за убытки, причиненные просрочкой исполнения обязательств вследствие наступления обстоятельств непреодолимой силы (пункт 3 статьи 401, пункт 2 статьи 405 ГК РФ).

  1. Если обстоятельства непреодолимой силы носят временный характер, то сторона может быть освобождена от ответственности на разумный период, когда обстоятельства непреодолимой силы препятствуют исполнению обязательств стороны.
  2. Таким образом, если иное не установлено законами, для освобождения от ответственности за неисполнение своих обязательств сторона должна доказать:
  3. а) наличие и продолжительность обстоятельств непреодолимой силы;
  4. б) наличие причинно-следственной связи между возникшими обстоятельствами непреодолимой силы и невозможностью либо задержкой исполнения обязательств;
  5. в) непричастность стороны к созданию обстоятельств непреодолимой силы;
  6. г) добросовестное принятие стороной разумно ожидаемых мер для предотвращения (минимизации) возможных рисков.
  7. При рассмотрении вопроса об освобождении от ответственности вследствие обстоятельств непреодолимой силы могут приниматься во внимание соответствующие документы (заключения, свидетельства), подтверждающие наличие обстоятельств непреодолимой силы, выданные уполномоченными на то органами или организациями.
  8. Если указанные выше обстоятельства, за которые не отвечает ни одна из сторон обязательства и (или) принятие актов органов государственной власти или местного самоуправления привели к полной или частичной объективной невозможности исполнения обязательства, имеющей постоянный (неустранимый) характер, данное обязательство прекращается полностью или в соответствующей части на основании статей 416 и 417 ГК РФ.

Верховный Суд РФ разъяснил особенности применения законодательства в период эпидемии коронавирусной инфекции (COVID-19)

23 Апреля 2020

     Верховный Суд РФ в Обзоре от 21.04.2020 дал разъяснения о применении законодательства в период угрозы распространения на территории России новой коронавирусной инфекции (COVID-19). В частности, Судом разъяснено следующее.

Вопросы применения процессуального законодательства

     Нерабочие дни в период с 30 марта по 30 апреля 2020 г. включаются в процессуальные сроки и не являются основанием для переноса дня окончания процессуальных сроков на следующий за ними рабочий день.

Однако, сроки совершения процессуальных действий лицами, участвующими в деле, пропущенные в связи с введенными мерами по противодействию распространению новой коронавирусной инфекции (ограничение свободного перемещения граждан, их нахождения в общественных местах, государственных и иных учреждениях, изменения в работе органов и организаций), подлежат восстановлению в соответствии с процессуальным законодательством.
          

Вопросы применения гражданского законодательства

     При отсутствии иных оснований для освобождения от ответственности за неисполнение обязательства (статья 401 ГК РФ) установление нерабочих дней в период с 30 марта по 30 апреля 2020 г. основанием для переноса срока исполнения обязательства исходя из положений ст.193 ГК РФ не является.

Нерабочие дни, объявленные таковыми Указами Президента РФ от 25 марта 2020 г. N 206 и от 2 апреля 2020 г.

N 239, относятся к числу мер, установленных в целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, направленных на предотвращение распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19), и не могут считаться нерабочими днями в смысле, придаваемом этому понятию ГК РФ, под которым понимаются выходные и нерабочие праздничные дни, предусмотренные статьями 111, 112 ТК РФ. Иное означало бы приостановление исполнения всех без исключения гражданских обязательств в течение длительного периода и существенное ограничение гражданского оборота в целом, что не соответствует целям названных Указов Президента Российской Федерации.
     

     Вместе с тем принятые органами государственной власти и местного самоуправления меры, направленные на предотвращение распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19), если они препятствовали предъявлению иска, могут быть признаны основанием для приостановления сроков исковой давности. В случае если обстоятельства непреодолимой силы не установлены, срок исковой давности исчисляется в общем порядке. Невозможность для граждан в условиях принимаемых ограничительных мер обратиться в суд с иском (режим самоизоляции, невозможность обращения в силу возраста, состояния здоровья или иных обстоятельств через интернет-приемную суда или через организацию почтовой связи) может рассматриваться в качестве уважительной причины пропуска срока исковой давности и основания для его восстановления на основании статьи 205 ГК РФ.

     

Вопросы применения законодательства о банкротстве

     В период действия моратория для возврата заявления кредитора о признании должника банкротом достаточным основанием будет включение должника в перечень лиц, на которых распространяется мораторий.

Обстоятельства возникновения задолженности должника перед кредиторами (в том числе причины, по которым она возникла, связь с основанием для введения моратория), а также период ее возникновения правового значения не имеют.
     

    Положения пункта 3 статьи 9_1 Закона о банкротстве не исключают возможность рассмотрения в период действия моратория исков к должникам, на которых он распространяется.

В подпункте 4 названной нормы указано, что исполнительное производство по имущественным взысканиям по требованиям, возникшим до введения моратория, приостанавливается (при этом не снимаются аресты на имущество должника и иные ограничения в части распоряжения имуществом должника, наложенные в ходе исполнительного производства).

     

     Учитывая, что законодатель предусмотрел в моратории приостановление исполнительного производства, но при этом допустил сохранение арестов (в отличие от процедуры наблюдения — абзац 4 пункта 1 статьи 63 Закона о банкротстве), можно сделать вывод, что исполнительные листы могут выдаваться судом. При этом в ходе исполнительного производства по данным исполнительным листам допустимо совершение действий по ограничению распоряжением имуществом должника, предусмотренных законодательством об исполнительном производстве.

          

Вопросы применения уголовного законодательства

     Обстоятельства распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) на территории Российской Федерации относятся к обстоятельствам, представляющим угрозу жизни и безопасности граждан, на которые указано в примечании к статье 207_1 УК РФ и в пункте 2 примечаний к статье 13.

15 КоАП РФ, поскольку указанное распространение в настоящее время повлекло и может еще повлечь человеческие жертвы, нанесение ущерба здоровью людей, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности населения, и на противодействие ее распространению направлены принимаемые меры по обеспечению безопасности населения и территорий.

         
     Действия физического лица могут содержать признаки уголовно наказуемого деяния и квалифицироваться по статье 207_1 УК РФ в случаях, когда они состоят в публичном распространении под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, в том числе об обстоятельствах распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) на территории Российской Федерации, и (или) о принимаемых в связи с этим мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты от указанных обстоятельств, и такое распространение заведомо ложной информации с учетом условий, в которых оно осуществляется, цели и мотивов совершаемых действий (например, для того, чтобы спровоцировать панику среди населения, нарушения правопорядка), представляет реальную общественную опасность и причиняет вред охраняемым уголовным законом отношениям в сфере обеспечения общественной безопасности. При этом публичный характер распространения заведомо ложной информации может проявляться не только в использовании для этого средств массовой информации и информационно-телекоммуникационных сетей, но и в распространении такой информации путем выступления на собрании, митинге, распространения листовок, вывешивания плакатов и т.п.
          

Читайте также:  Можно выбрать такую юрисдикцию, чтобы установить свои правила рассмотрения спора

Вопросы применения законодательства об административных правонарушениях

     Граждане, должностные лица, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, юридические лица подлежат привлечению к административной ответственности по части 1 статьи 20.

6_1 КоАП РФ как за нарушение Правил, утвержденных федеральными органами власти, так и за нарушение обязательных, а также дополнительных обязательных для исполнения гражданами и организациями правил поведения при введении на территории субъекта Российской Федерации режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации.
          

     При этом судам необходимо учитывать, что в случае нарушения подпункта 2.3 пункта 2 постановления Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 18 марта 2020 г.

N 7 «Об обеспечении режима изоляции в целях предотвращения распространения COVID-2019» о выполнении требования по изоляции в домашних условиях, а также подпункта 3.2.4 пункта 3.2 раздела 3 Указа Мэра Москвы от 5 марта 2020 г.

N 12-УМ «О введении режима повышенной готовности» (в редакции Указа Мэра Москвы от 10 апреля 2020 г.

N 42-УМ) о временном приостановлении посещения гражданами территорий общегородского значения, допущенное лицом, прибывшим на территорию Российской Федерации из иностранного государства, необходимо квалифицировать по части 2 статьи 6.3 КоАП РФ, которая является специальной по отношению к части 1 статьи 20.6_1 КоАП РФ.

         
     Административные правонарушения, ответственность за которые установлена частью 1 статьи 20.6_1 КоАП РФ, являются длящимися. В соответствии с частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ срок давности привлечения к административной ответственности за совершение административных правонарушений, предусмотренных частью 1 статьи 20.6_1 КоАП РФ, составляет 3 месяца и исчисляется с момента их обнаружения.
     
     Административное наказание в виде предупреждения может быть назначено любому субъекту административного правонарушения (гражданину, должностному лицу, лицу, осуществляющему предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, юридическому лицу), предусмотренного названной нормой, в зависимости от конкретных обстоятельств дела об административном правонарушении.

Верховный суд разъяснил, как коронавирус влияет на гражданско‑правовые договоры

Обзор Верховного суда РФ от 21.04.20 № 1 состоит из пяти разделов. Помимо гражданско-правой части, он содержит также разъяснения по вопросам применения уголовного законодательства и административной ответственности.

Однако эти моменты мы оставим за рамками нашей статьи. Равно как не будем останавливаться и на рекомендациях в отношении законодательства о банкротстве.

В настоящем материале речь пойдет исключительно о вопросах договорного права, которые актуальны для большинства налогоплательщиков.

Заказать электронную подпись для дистанционной подачи документов в суд Получить через час

Как исчисляется течение сроков

Итак, прежде всего Верховный суд разобрался с вопросами исчисления «договорных» сроков за период с 30 марта по 30 апреля, который был объявлен нерабочим на основании указов Президента.

В отличие от Налогового кодекса, куда законодатели оперативно внесли изменения, фактически приравняв нерабочие дни к выходным и праздничным, в Гражданский кодекс подобных поправок не вносилось. Возможно, по мнению законодателей, этого и не требовалось.

Ведь в статье 193 ГК РФ, которая регулирует перенос срока выполнения обязательства, и так используется универсальный термин «нерабочий день».

Однако Верховный суд подошел к этому вопросу иначе. По мнению высшей судебной инстанции, в статье 193 ГК РФ под термином «нерабочий день» понимаются только выходные и праздничные дни, признаваемые таковыми в соответствии с Трудовым кодексом.

А нерабочие дни, объявленные Президентом, не являются выходными или праздничными. Указы о «выходном» периоде вообще относятся к мерам по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения (также см.

«Можно ли бизнесу работать в нерабочую неделю и как оформлять “удаленку” в “нерабочие дни”»).

Кроме того, режим нерабочих дней был введен не для всех. Так, с 30 марта по 30 апреля продолжали свою деятельность организации, на которых не распространялись упомянутые указы Президента. Также эти дни могли быть рабочими на основании актов субъектов РФ (подробнее см. «Нерабочий апрель: можно ли ввести режим простоя и сократить зарплаты?»).

В связи с этим Верховный суд делает однозначный вывод: истечение срока исполнения обязательства по договору (оплата, отгрузка и т.п.) в период с 30 марта по 30 апреля не является основанием для переноса срока исполнения на май.

Иное, как отмечается в Обзоре, означало бы существенное ограничение всего гражданского оборота, ведь на «паузу» длиной в месяц было бы поставлено исполнение всех без исключения обязательств.

А это, по мнению ВС РФ, не было целью Президента при издании соответствующих указов о нерабочих днях.

Сделав общий вывод, о том, что нерабочие дни «по указам» для целей гражданского оборота «де факто» являются рабочими, судьи высшей инстанции достаточно быстро разобрались и со сроками исковой давности.

Эти сроки на период с 30 марта по 30 апреля автоматически не прерываются и не приостанавливаются.

При этом в Обзоре отмечено, что срок давности, который истек в этот период, можно восстановить или приостановить, если доказано, что карантин и ограничительные меры реально помешали обращению в суд.

Узнайте об исках, предъявленных вашему потенциальному контрагенту

По этому же принципу был решен и вопрос с окончанием процессуальных сроков на обжалование решений судов, постановлений об административных правонарушениях и проч. Верховный суд признал, что оснований для переноса этих сроков на первый рабочий день не имеется.

Все соответствующие действия (подача кассационных или апелляционных жалоб на решения судов, жалоб на постановления об административных правонарушениях) следовало совершать в общеустановленные сроки, даже если они пришлись на период с 30 марта по 30 апреля.

При этом опять же в Обзоре есть оговорка о том, что если введение ограничительных мер сделало обжалование невозможным, то срок может быть восстановлен.

ВАЖНО. Указом Президента РФ от 28.04.20 № 294 нерабочими днями объявлены 6, 7 и 8 мая. Соответственно, выводы, сделанные в Обзоре про период с 30 марта по 30 апреля, полностью применимы также к 6, 7 и 8 мая.

В то же время дни с 1 по 5 и с 9 по 11 мая являются выходными и нерабочими праздничными на основании статей 111 и 112 Трудового кодекса и постановления Правительства РФ от 10.07.19 № 875.

Следовательно, в отношении периодов с 1 по 5 и с 9 по 11 мая действуют общие правила статьи 193 ГК РФ, а выводы из Обзора не применяются.

Коронавирус и форс-мажор

Следующая группа вопросов, которые пришлось разрешить Верховному суду, связана с признанием эпидемии обстоятельством непреодолимой силы (форс-мажором). И здесь выводы высшей судебной инстанции тоже вряд ли порадуют бизнес.

Как отмечается в Обзоре, коронавирус и принимаемые властями меры по борьбе с ним сами по себе не являются обстоятельствами непреодолимой силы для всех без исключения хозяйствующих субъектов.

Однако если должник докажет, что конкретное обязательство не исполнено, поскольку это действительно было невозможно из-за введенных в регионе ограничительных мер, то к соответствующим отношениям сторон можно применять положения о форс-мажоре.

Более того, пандемия заставила Верховный суд отойти от своей прежней позиции о том, что отсутствие у организации или ИП денег не может рассматриваться как форс-мажор (см. п. 8 постановления Пленума ВС РФ от 26.03.16 № 7).

В Обзоре приводится пример с организацией общепита, которая лишилась оборотных средств (и, соответственно, денег, необходимых для оплаты по договорам) из-за того, что была закрыта на основании решения региональных властей.

Судьи признали, что в подобной ситуации ни одна другая точка общепита не смогла бы избежать аналогичных финансовых последствий. А значит, имеются все критерии форс-мажора: чрезвычайность, непреодолимость и относимость.

Проверить финансовое состояние своей организации и ее контрагентов

Отдельно Верховный суд остановился на последствиях форс-мажора как для должника, так и для кредитора. Здесь судьи не стали менять подход, зафиксированный в упомянутом постановлении Пленума № 7.

В Обзоре подтверждается, что обстоятельства непреодолимой силы освобождают должника только от ответственности за неисполнение обязательства и от возмещения убытков.

Но саму обязанность он должен исполнить в разумный срок после того, как будут сняты ограничительные меры.

Другими словами, даже если в конкретной ситуации удастся доказать, что коронавирусная инфекция является форс-мажором и не позволила, например, оплатить кредит из-за отсутствия денег, то это освободит должника только от штрафов и пеней, предусмотренных ГК РФ и договором, а также от обязанности по возмещению убытков. Но сам платеж по кредиту придется внести после снятия ограничительных мер.  

Кредитору же форс-мажор дает право отказаться от договора, не дожидаясь, когда исчезнут соответствующие обстоятельства. Это возможно, если из-за просрочки он утратил интерес к договору.

К примеру, покупатель, который внес аванс под поставку товаров, может сразу после нарушения срока поставки потребовать возврата денег, а не ждать, когда будут сняты ограничения на перемещение и станет возможна доставка груза.

Бесплатно составлять договоры в Контур.Эльбе по готовым шаблонам

Изменение и расторжение договоров

Наконец, еще один важный для бизнеса вопрос, который рассмотрен в Обзоре, касается возможности одностороннего отказа или изменения договора в текущей обстановке. Дело в том, что в Гражданском кодексе есть специальная норма об отказе от договора при существенном изменении обстоятельств (ст. 451 ГК РФ).

Как указано в Обзоре, ситуация, сложившаяся в связи с пандемией, подпадает под действие данной статьи.

Ведь в ней говорится об обстоятельствах, которые стороны не могли предвидеть при заключении договора, а если бы могли, то не заключали бы договор, либо заключили бы его на иных условиях.

Поэтому применение статьи 451 ГК РФ в отношении договоров, оформленных до введения ограничительных мер, вполне допустимо и любая из сторон вправе отказаться от принятых на себя обязательств.

Отметим, что по правилам статьи 451 ГК РФ расторжение договора в такой ситуации возможно во внесудебном порядке, если стороны достигли согласия в связи с прекращением его действия. А если такого согласия нет, то для отказа от договора инициатору придется обращаться в суд.

И здесь Верховный суд напомнил, что, по общему правилу, заявитель должен требовать именно расторжения, а не изменения договора. Последний вариант возможен только в исключительных случаях. Например, такая ситуация может возникнуть в связи с исполнением Федерального закона от 01.04.20 № 98-ФЗ.

Этот закон разрешил арендаторам нежилых помещений требовать отсрочки и рассрочки по арендной плате, а также ее снижения за период, в течение которого арендуемые помещения не использовались из-за введенных государством ограничительных мер.

Соответственно, если арендодатель не согласен, то в суд в этом случае надо подавать иск о принудительном изменении договора.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *