ФАС разъясняет вопросы борьбы с НДК при использовании исключительных прав на средства индивидуализации

ВНИМАНИЕ: наш адвокат по интеллектуальной собственности Екатеринбурга поможет разрешить Ваши интеллектуальные споры: профессионально, на выгодных условиях и в срок. Звоните уже сегодня!

Образец ответа на претензию по факту нарушения интеллектуальных прав

  • Кому:
  • Почтовый адрес представителя:
  • от Кого:
  • Юридический адрес: г. Екатеринбург
  • Ответ
  • на претензию по факту нарушения интеллектуальных прав
  •    По факту обстоятельств изложенных в претензии могу пояснить следующее.

   В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности, если указанным Кодексом не предусмотрено иное.

   Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

   Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных этим Кодексом.

   В соответствии с пунктом 1 статьи 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак). Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

ФАС разъясняет вопросы борьбы с НДК при использовании исключительных прав на средства индивидуализации

   Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (пункт 3 статьи 1484 Кодекса).

   Пунктом 1 статьи 1270 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 данной статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на произведение.

   В соответствии со статьей 1250 Гражданского кодекса Российской Федерации интеллектуальные права защищаются способами, предусмотренными Кодексом, с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права.

   Статьей 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, — к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним.

   В силу пункта 3 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, предусмотренных Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

  1.    Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.
  2.    Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.
  3.    В соответствии с пунктом 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации обладатель права на товарный знак вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.
  4.    В соответствии со статьей 1301 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда; в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.
  5. ПОДРОБНЕЕ: про взыскание компенсации за нарушения исключительных прав по ссылке
  6.    Как следует из обстоятельств Вы являетесь правообладателем исключительных прав на товарные знаки, зарегистрированные под номерами 638367.

Средства индивидуализации: проблема тождества

11 сентября 2014 в 12:01

ФАС разъясняет вопросы борьбы с НДК при использовании исключительных прав на средства индивидуализации

Министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко в одном из интервью заявил, что «в следующих мировых войнах будет разворачиваться борьба за интеллектуальную собственность, а не за нефть».

Если в странах с развитой экономикой объекты интеллектуальной собственности имеют первостепенное значение, то в нашей стране руководители предприятий, бывает, и не подозревают, что стоимость интеллектуальной собственности на их предприятиях может превышать стоимость остальных активов и приносить доход. А ведь актуальность охраны средств индивидуализации уже ни у кого не вызывает сомнений.

Средства индивидуализации, подлежащие правовой охране, – фирменные наименования, товарные знаки и знаки обслуживания, коммерческие обозначения и наименования места происхождения товара – установлены IV частью Гражданского кодекса РФ, вступившей в силу с 1 января 2008 года. Вопрос о соотношении прав на различные средства индивидуализации еще до принятия IV части ГК РФ был предметом обсуждения и многочисленных исследований, а сейчас встает наиболее остро.

Одной из проблем является то, что при регистрации юридического лица не проверяется факт наличия в Госреестре юридических лиц (ЕГРЮЛ) фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию, указанному в учредительных документах регистрируемой организации. На территории Омской области действует немало коммерческих организаций с тождественными фирменными наименованиями, причем осуществляющих аналогичную деятельность. Соответственно, сохраняется возможность возникновения судебных споров.

Схожие фирменные наименования

Законодатель только закрепил правило, по которому не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования, тождественного или сходного до степени смешения для юридических лиц, осуществляющих аналогичную деятельность. При этом приоритет имеет юридическое лицо, которое ранее было включено в Госреестр юридических лиц.

Фирменное наименование или его отдельные элементы могут использоваться его правообладателем в составе принадлежащего ему коммерческого обозначения или в товарном знаке (знаке обслуживания).

При этом фирменное наименование, в отличие от товарного знака, охраняется все время существования коммерческой организации, тогда как у товарного знака есть срок правовой охраны – 10 лет с возможностью продлить этот срок еще на 10 лет (при желании – сколько угодно раз).

Проблемным вопросом в области срока охраны исключительных прав на товарные знаки, знаки обслуживания, наименования мест происхождения товара и коммерческие обозначения является то, что их правовая охрана прекращается досрочно по решению Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам в силу самого факта прекращения предпринимательской деятельности.

Если, например, индивидуальный предприниматель – правообладатель товарного знака – умирает, то исключительное право на товарный знак не наследуется, даже если наследник имеет тот же статус. Наследнику придется оформлять эти права в общеустановленном порядке.

Учитывая, что срок регистрации товарного знака составляет около года, не исключены проблемы в получении свидетельства на товарный знак, если, например, за это время недобросовестный конкурент зарегистрируется под этим именем в качестве юридического лица и получит исключительное право на фирменное наименование, чтобы впоследствии оспаривать регистрацию товарного знака.

Судебная практика по вопросу

Судебная практика по поводу использования товарных знаков становится все более обширной и разнообразной, что подтверждается многочисленными примерами из деловой жизни.

Федеральная антимонопольная служба РФ вынесла этим летом постановление о наложении штрафа в размере 100 тысяч рублей за недобросовестную конкуренцию на ООО «Омский завод плавленых сыров» за «недобросовестное приобретение и использование исключительных прав на словесный знак «Омичка» по свидетельству №251966, являющийся идентичным словесному обозначению «Омичка», используемому ОАО «ВАМИН Татарстан», при введении в гражданский оборот на территории РФ плавленых сыров до даты приоритета указанного знака». Несмотря на то что технология изготовления сыра «Омичка» была разработана еще в 1971 году на Омском заводе плавленых сыров, ФАС посчитала, что ООО «Омский завод плавленых сыров» является лишь собственником предприятия, но не универсальным правопреемником Омской маслобазы как юридического лица, поэтому и приравнял права на продолжение производства сыра «Омичка» омского и татарского заводов.

В прошлом году Омский драмтеатр выиграл дело в арбитражном суде в связи с использованием на этикетках колбасы, выпускавшейся компанией «Сибирские колбасы», изображения здания известного театра. По решению суда бизнесмены должны изменить упаковку и выплатить театру сто тысяч рублей.

Исковые требования были предъявлены и московской международной организацией «Спартак» к омскому волейбольному клубу «Спартак». Московская организация была зарегистрирована в 1999 году, а омичи зарегистрировали клуб в 2005 году. На самом деле волейбольный клуб появился еще в 1935 году, но в 2005 был перерегистрирован в некоммерческое партнерство.

На суде были озвучены требования не только «забрать» у омского клуба название, но и «оштрафовать» на миллион рублей. Устав от судебной тяжбы, омский волейбольный клуб заключил соглашение, по которому до 30 ноября 2009 года «Спартак» будет выступать под своим именем, а потом выберет новое название.

Заключение мирового соглашения по этому вопросу стоило клубу 200 тысяч рублей.

Товарные знаки сегодня активно продаются и покупаются. При купле-продаже уже зарегистрированного товарного знака плюс заключается в том, что не нужно ждать длительный срок до окончания процедуры регистрации; кроме того, нет опасения, что он не пройдет экспертизу.

Но как бы то ни было, всегда остается риск оспаривания предоставления правовой охраны товарному знаку. Например, по поводу тождественности или сходства до степени смешения с другим средством индивидуализации, исключительное право на которое возникло ранее (п. 6 ст.

Читайте также:  Коронавирус и обстоятельства непреодолимой силы

1252 ГК РФ).

Если возможности проверить фирменный знак на тождественность нет

При регистрации товарного знака нет возможности проверить обозначение на тождественность с фирменными наименованиями, а уж тем более с коммерческими обозначениями, которые охраняются как средства индивидуализации торговых, промышленных и иных предприятий только с 1 января 2008 года. Возникает много теоретических споров и практических вопросов, учитывая, что коммерческие обозначения не подлежат обязательному включению в учредительные документы и ЕГРЮЛ.

Главная проблема видится в возникновении исключительного права на коммерческое обозначение.

Не урегулирован вопрос относительно даты возникновения права на него, поскольку коммерческое обозначение должно обладать различительной способностью (Кто это определяет?) и, кроме того, известностью в пределах определенной территории (Как оценивается степень известности и какой должна быть территория, на которой приобретается эта известность? Каковы критерии известности?).

Таким образом, весь процесс возникновения исключительного права на коммерческое обозначение остался проигнорированным законодателем. Для примера, в США, Австралии и многих других развитых странах коммерческое наименование регистрируется на определенной территории – там, где оно приобрело известность.

В целом, для всей промышленной собственности присущ регистрационный характер, который применительно к коммерческому обозначению отсутствует в принципе. В связи с последним, интересен спор между Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатентом) и патентным поверенным РФ А.Д.

Кудаковым, который создал в Интернете сайт www.reestrko.ru, где стал регистрировать российские коммерческие обозначения, очень грамотно аргументировав необходимость регистрации для подтверждения использования коммерческого обозначения при возникновении спора о праве.

Роспатент в ответ выложил на своем сайте Информационное письмо от 30 января 2009 г.

«О регистрации коммерческих обозначений», в котором говорится о том, что, в связи с тем, что действующим законодательством не предусмотрена регистрация коммерческих обозначений, факт наличия различительных признаков и известности коммерческих обозначений может устанавливаться только в процессе правоприменительной практики (в судебном или административном порядке).

Тем не менее нельзя не отметить, что возможность предотвратить появление конфликтов может способствовать развитию экономики в целом. Неслучайно регистрацией коммерческих обозначений заинтересовались и другие организации.

В частности, на сегодняшний день реестр ведется негосударственными некоммерческими организациями, например, Вятской и Новосибирской ТПП (внесение в реестр стоит около 3 тысяч рублей), Омской Геральдической Коллегией (внесение бесплатно).

Омская Геральдическая Коллегия, кроме сведений о коммерческих обозначениях, предлагает внесение в Единый реестр символов, геральдических и иных отличительных знаков Омской области (Реестр ОГК), сведений о гербах, флагах, эмблемах, изобразительных товарных знаках и иных визуальных средствах индивидуализации, находящихся в гражданском обороте на территории Омской области. Включение коммерческого обозначения или другого отличительного знака в Реестр ОГК – фиксация использования знака – является первым шагом для вовлечения организаций и предпринимателей в правовое поле интеллектуальной собственности. С каждым заявителем проводится консультационная работа, что позволяет надеяться на увеличивающийся рост количества товарных знаков и знаков обслуживания, зарегистрированных в установленном законодательством порядке.

Полезные материалы по теме:

Соотношение понятий «охрана» и «защита» авторских прав

Защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности

  • Правовая защита результатов интеллектуальной деятельности регулируется Гражданским кодексом Российской Федерации, Кодексом об административных правонарушениях Российской Федерации, Уголовным кодексом Российской Федерации.
  • Следует различать охрану прав и защиту прав.
  • Охрана есть установление общего правового режима, а защита – те меры, которые предпринимаются в случаях, когда гражданские права нарушены или оспорены.
  • За нарушение предусмотренных Кодексами прав на объекты промышленной собственности, авторских и смежных прав, средств индивидуализации наступает гражданская, уголовная и административная ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Гражданско-правовые способы защиты

  1. В соответствии со статьями 12, 1252 Кодекса обладатели исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, авторских и смежных прав вправе требовать от нарушителя:
  2. 1) признания прав.

  3. Признание прав может относиться к личным неимущественным правам авторов и исполнителей или к имущественным правам.
  4. Признание права может сопровождаться публичным объявлением о существовании определенного права, которое делается нарушителем или за его счет.

  5. 2) восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Восстановление прежнего положения возможно далеко не всегда, эта мера защиты в некоторых случаях все же может быть применена (уничтожение экземпляров, проставление на экземплярах имен создателей и т. п.).

Прекращение действий, составляющих правонарушение или создающих угрозу правонарушения в сфере авторского права и смежных прав, может быть применено практически всегда. Это запрет рекламы, предложения продажи экземпляров, запрет продажи, допечатки тиража и т. п.

3) возмещения убытков, включая упущенную выгоду.

Обладатель исключительных прав, выдвигая требование о возмещении убытков, должен доказать факт наличия убытков, их размер, а также то, что убытки были причинены действиями нарушителя.

Обычно в сфере интеллектуальной собственности убытки проявляются в форме упущенной выгоды, т. е. той суммы, которую правообладатель мог бы получить, если бы нарушитель заключил договор с правообладателем и использовал охраняемый результат интеллектуальной деятельности возмездно, на законных основаниях.

4) взыскания дохода, полученного нарушителем вследствие нарушения авторских и смежных прав, вместо возмещения убытков.

Обладатель исключительных прав может отказаться от требования о возмещении своих убытков и потребовать взыскать с нарушителя тот доход, который нарушитель получил от использования объектов промышленной собственности или авторского и смежного права (п. 2. ч. 2 ст. 15 Кодекса).

  • Доход должен быть получен нарушителем именно в результате нарушения прав патентообладателей, авторских и смежных прав, а не в результате законных действий.
  • Обладатель исключительных прав может потребовать выплаты ему доходов, полученных нарушителем, не отказываясь от возмещения реального ущерба.
  • 5) компенсации морального вреда;
  • В сфере интеллектуальной собственности моральный вред подлежит компенсации лишь в тех случаях, когда нарушены какие-либо личные неимущественные права.
  • Требования о компенсации морального вреда регулируются статьями 150–152 и 1099–1101 Кодекса.

Меры административно-правового характера

Согласно пункту 2 статьи 7.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г.

№ 195-ФЗ (с изменениями и дополнениями) (далее – КоАП РФ) незаконное использование изобретения, полезной модели либо промышленного образца, за исключением случая недобросовестной конкуренции, выражающейся во введении в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели либо промышленного образца до официального опубликования сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 1 500 до 2 000 рублей; на должностных лиц — от 10 000 до 20 000 рублей; на юридических лиц — от 30 000 до 40 000 рублей.

  1. Нарушение авторских и смежных прав путем ввоза, продажи, сдачи в прокат или иного незаконного использования экземпляров произведений или фонограмм в коммерческих целях, в случаях, если:
  2. — эти экземпляры являются контрафактными;
  3. — на них указана ложная информация об их изготовителях, о местах их производства, а также об обладателях авторских и смежных прав;

в том числе иные нарушения авторских и смежных прав в целях извлечения дохода за исключением случая недобросовестной конкуренции, выразившиеся во введении в оборот товара с незаконным использованием объектов авторских и смежных прав влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 1 500 до 2 000 рублей с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения; на должностных лиц — от 10 000 тысяч до 20 000 рублей с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения; на юридических лиц — от 30 000 до 40 000 рублей с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения (ст. 7.12 КоАП РФ).

Субъективная сторона административных правонарушений характеризуется только прямым умыслом.

Анализ мер административно-правовой ответственности показывает, что допускается сочетание основного вида административного наказания (административного штрафа) с дополнительным (конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм и т.д.). Административный штраф и конфискация назначаются судом.

Если изобретения, созданные в России и заявленные от имени российских юридических или физических лиц, первоначально патентуются в других странах, это явится прямым нарушением статьи 1395 Кодекса.

Согласно статьей 7.28 КоАП РФ нарушение установленного порядка патентования объектов промышленной собственности в иностранных государствах влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 1 000 до 2 000 рублей, на юридических лиц — от 50 000 до 80 000 рублей.

Меры уголовно-правового характера

В соответствии со статьей 147 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13 июня 1996 г.

№ 63-ФЗ (с изменениями и дополнениями) (далее – УК РФ) незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству, если эти деяния причинили крупный ущерб наказываются штрафом в размере до 2 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок до 480 часов, либо принудительными работами на срок до 2-х лет, либо лишением свободы на тот же срок.

  • Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, наказываются штрафом в размере от 100 000 до 300 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до 2-х лет, либо принудительными работами на срок до 5 лет, либо арестом на срок до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до 5 лет.
  • В отношении объектов авторского права или смежных прав, согласно статье 146 УК РФ, присвоение авторства (плагиат), если это деяние причинило крупный ущерб автору или иному правообладателю, наказывается штрафом в размере до 200 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок до 480 часов, либо исправительными работами на срок до 1 года, либо арестом на срок до 6 месяцев.
  • Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере, наказываются штрафом в размере до 200 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок до 480 часов, либо исправительными работами на срок до 2-х лет, либо принудительными работами на срок до 2-х лет, либо лишением свободы на тот же срок.
  • Если те же деяния совершены либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, либо в особо крупном размере, либо лицом с использованием своего служебного положения, то в данном случае наказание предусматривается в виде принудительных работ на срок до 5 лет либо лишения свободы на срок до 6 лет со штрафом в размере до 500 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 3-х лет или без такового.
  • При этом деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышают 100 000 рублей, а в особо крупном размере — 1 000 000 рублей.
  • За защитой своего права обладатели исключительных авторских и смежных прав вправе обратиться в установленном порядке в суд, арбитражный суд, третейский суд, орган дознания, органы предварительного следствия в соответствии с их компетенцией.
  • По решению суда, арбитражного суда или судьи единолично контрафактные экземпляры произведений или фонограмм подлежат обязательной конфискации и уничтожению, за исключением случаев их передачи обладателю авторских или смежных прав по его просьбе.
  • Контрафактными являются экземпляры произведения и фонограммы, изготовление или распространение которых влечет за собой нарушение авторских и смежных прав.
Читайте также:  Изменения порядка раскрытия информации эмитентами ценных бумаг

 

Недобросовестная конкуренция, в сфере средств индивидуализации связанная с приобретением исключительных прав

Общие положения.

Недобросовестная конкуренция, связанная с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг, представляет собой самостоятельную разновидность актов недобросовестной конкуренции, тесно соединенную с недобросовестными действиями, вводящими в заблуждение, а также актов, имеющих своим содержанием введение в оборот товаров с незаконным использованием средств индивидуализации продукции и средств индивидуализации участников гражданского оборота.

Действующее законодательство о защите конкуренции весьма лаконично формулирует запрет на осуществление конкурентных действий, связанных с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации, не раскрывая признаков недобросовестности в этих действиях, а лишь намекая на недопустимость антиконкурентной практики в договорных отношениях, предметом которых являются исключительные права на средства индивидуализации (п. 2 ст. 14Федерального закона «О защите конкуренции»).

Как известно, приобретение исключительных прав на средства индивидуализации может осуществляться различными способами, существо которых зависит от объекта указанных прав или, что одно и то же, от вида средства индивидуализации.

При этом термин «приобретение исключительных прав» в широком смысле будет означать не только их приобретение посредством отчуждения правообладателем, но и приобретение посредством предоставления соответствующего права на определенный срок.

Кроме того, понятие «приобретение» включает в свой объем и приобретение исключительного права вследствие предоставления правовой охраны тому либо иному средству индивидуализации.

Следует отметить, что и ныне действующее законодательство о товарных знаках предусматривает возможность оспаривания и признания предоставления правовой охраны товарному знаку недействительным, если связанные с государственной регистрацией товарного знака действия правообладателя признаны в установленном порядке злоупотреблением правом либо недобросовестной конкуренцией (подп. 6 п. 2 ст. 1512ГК РФ).

Представляется, что указанное правило, а также и ранее действовавшая норма, закрепленная в подп. 4 п. 1 ст. 28Закона о товарных знаках 1992 г., далеко не бесспорны с точки зрения юридической техники и следования облигаторному принципу предоставления правовой охраны товарному знаку, что приводит к неверному, на наш взгляд, их толкованию правоприменительными органами.

Действия, связанные с государственной регистрацией товарного знака, осуществляет, во-первых, не правообладатель, а заявитель, т.е. лицо, не наделенное исключительным правом на товарный знак.

Во-вторых, среди юридически значимых действий, связанных с государственной регистрацией товарного знака, осуществляемых не только заявителем, но и федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности, нет ни одного действия, которое противоречило бы законодательству РФ, т.е. подпадало бы под признаки формулы недобросовестной конкуренции, закрепленные в п. 9 ст. 4Федерального закона «О защите конкуренции».

В-третьих, государственная регистрация товарного знака осуществляется на основании решения федерального органа исполнительной власти, в принятии которого заявитель не участвует, а следовательно, и не несет ответственности за предоставление правовой охраны заявленному обозначению.

  • Приобретение исключительного права на товарный знак и знак обслуживания. Приобретение исключительного права на товарный знак и знак обслуживания вне рамок предоставления правовой охраны может осуществляться тремя основными способами:
  • — по договору об отчуждении исключительного права на товарный знак;
  • — по лицензионному договору о предоставлении права использования товарного знака;
  • — по договору коммерческой концессии.
  • По договору об отчуждении исключительного правана товарный знак одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать в полном объеме принадлежащее ей исключительное право на соответствующий товарный знак в отношении всех товаров или в отношении части товаров, для индивидуализации которых он зарегистрирован, другой стороне — приобретателю исключительного права
  • Отчуждение исключительного права на товарный знак по договору не допускается, если оно может являться причиной введения потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя. Принято считать, что отчуждение исключительного права на товарный знак может рассматриваться как вводящее потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя в случаях, когда товарный знак содержит:
  • — обозначение, представляющее собой государственный герб, флаг или эмблему;
  • — официальное название государства, эмблему, сокращенное или полное наименование международной межправительственной организации;
  • — официальное контрольное, гарантийное или пробирное клеймо, печать, награду и другой знак отличия или сходное с ними до степени смешения обозначение, которое было включено как неохраняемый элемент на основании согласия соответствующего компетентного органа или его правообладателя, если исключительное право отчуждается лицу, которому такое согласие не предоставлено;
  • — обозначение, указывающее на место производства или сбыта товара и включенное в товарный знак как неохраняемый элемент, если исключительное право отчуждается лицу, находящемуся в другом географическом объекте;
  • — обозначение, воспроизводящее официальное наименование и изображение особо ценных объектов культурного наследия народов РФ либо объектов всемирного культурного или природного наследия, а также с изображениями культурных ценностей, хранящихся в коллекциях, собраниях, фондах, если исключительное право отчуждается лицу, не имеющему согласия собственника;
  • — обозначение, зарегистрированное в качестве наименования места происхождения товара и включенное в товарный знак как неохраняемый элемент, если исключительное право отчуждается лицу, не являющемуся обладателем свидетельства об исключительном праве на наименование места происхождения товара.
  • Кроме того, отчуждение исключительного права на товарный знак может рассматриваться как вводящее в заблуждение, когда оно также осуществляется в отношении:
  • — части товаров, являющихся однородными с товарами, в отношении которых правообладатель сохраняет за собой право на использование товарного знака;
  • — товарного знака, признанного в установленном порядке общеизвестным;
  • — товарного знака, воспроизводящего промышленный образец, право на который принадлежит лицу, отчуждающему исключительное право на товарный знак, но сохраняющему право на промышленный образец;
  • — товарного знака, воспроизводящего фирменное наименование (или его часть), право на которое принадлежит лицу, отчуждающему исключительное право на товарный знак, но сохраняющему за собой право на фирменное наименование.

По лицензионному договоруодна сторона — обладатель исключительного права на товарный знак (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования товарного знака в определенных договором пределах с указанием или без указания территории, на которой допускается использование, применительно к определенной сфере предпринимательской деятельности. При этом для интересующего нас случая, касающегося приобретения и использования исключительного права на товарный знак, речь должна идти об исключительной лицензии, в рамках которой лицензиату предоставляются права использования товарного знака без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам.

Конструируя модель лицензионного договора о предоставлении права использования товарного знака, в том числе и исключительной его разновидности, законодатель не формулирует запрета на передачу исключительного права на использование товарного знака, даже если такая передача может являться причиной введения потребителя в заблуждение. Однако на лицензиата возлагается обязанность по обеспечению соответствия качества производимых или реализуемых им товаров, на которых он помещает лицензионный товарный знак, требованиям к качеству, устанавливаемым лицензиаром.

При нарушении этой обязанности действия лицензиата можно рассматривать не только как нарушающие условия лицензионного договора, но и как вводящие в заблуждение в отношении качества товара (подп. 2 п. 1 ст. 14Федерального закона «О защите конкуренции»).

По договору коммерческой концессииодна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау

Договор коммерческой концессии предусматривает использование комплекса исключительных прав, деловой репутации и коммерческого опыта правообладателя в определенном объеме (в частности, с установлением минимального и (или) максимального объема использования), с указанием или без указания территории использования применительно к определенной сфере предпринимательской деятельности (продаже товаров, полученных от правообладателя или произведенных пользователем, осуществлению иной торговой деятельности, выполнению работ, оказанию услуг).

Читайте также:  О порядке расчета отпускных выплат

К договору коммерческой концессии применяются правила о лицензионном договоре, предусмотренные нормами ГК РФ, если это не противоречит положениям гл. 54ГК РФ и существу договора коммерческой концессии.

По условиям договора коммерческой концессии на пользователя возлагается обязанность по обеспечению соответствия качества производимых им на основе договора товаров, выполняемых работ, оказываемых услуг качеству аналогичных товаров, работ или услуг, производимых, выполняемых или оказываемых непосредственно правообладателем. Очевидно, что нарушение указанной обязанности может ввести потребителя в заблуждение в отношении качества производимого пользователем товара и должно рассматриваться как акт недобросовестной конкуренции при наличии прочих его признаков.

Другой обязанностью пользователя, нарушение которой также можно рассматривать в качестве недобросовестного конкурентного действия, выступает его обязанность (обязательство) не конкурировать с правообладателем на территории, на которую распространяется действие договора коммерческой концессии в отношении предпринимательской деятельности, осуществляемой пользователем с использованием принадлежащих правообладателю исключительных прав. Указанное обязательство сформулировано законодателем как одно из возможных ограничений прав сторон по договору коммерческой концессии.

За рамками оговоренного способа любая деятельность с использованием комплекса исключительных прав на данной территории будет являться нарушением договорных условий.

За пределами договорной территории деятельность пользователя с использованием комплекса исключительных прав также будет являться неправомерной. Как первое из возможных правонарушений, так и второе являются актами недобросовестной конкуренции по смыслу п. 2 ст.

14Федерального закона «О защите конкуренции».

Разумеется, ни о какой конкурентной борьбе между правообладателем и пользователем в части реализации исключительных прав речь вести нельзя ни с точки зрения непередаваемости пользователю исключительных прав , ни с позиции невозможности существования исключительного права, принадлежащего разным субъектам на один и тот же объект в данный момент времени на данной территории

Способы защиты исключительного права на товарный знак



В статье проанализированы способы защиты исключительного права на товарный знак.

Ключевые слова: товарный знак, способы защиты права на товарный знак

Среди способов защиты исключительного права на товарный знак выделяются меры ответственности. По общему правилу они подлежат применению при наличии вины нарушителя.

Итак, нарушителям исключительных прав на товарные знаки и иные средства индивидуализации грозит привлечение к гражданско-правовой (статья 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации [4]), уголовной (статья 180 Уголовного кодекса Российской Федерации [2]) и административной ответственности (статья 14.

10 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации [3], статьи 14.4–14.6 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» [5]).

  • Согласно статье 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации основными способами защиты исключительного права на товарный знак являются: изъятие из оборота и уничтожение контрафактных товаров, упаковок, этикеток; удаление рекламы, содержащей товарный знак; возмещение убытков, причиненных правообладателю; уплата компенсации в размере до пяти миллионов рублей.
  • Далее остановимся подробнее на каждом из способов защиты исключительного права на товарный знак.
  • Итак, относительно изъятия из оборота и уничтожения контрафактных товаров, следует сказать, что в соответствии со статьями 1515 и 1519 Гражданского кодекса Российской Федерации [4] контрафактными являются товары, этикетки, упаковка товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, а также незаконно использованы наименования мест происхождения товаров или сходные с ними до степени смешения обозначения.
  • Следует согласиться с Гориным Е., который говорит о том, что введение на рынок контрафактных товаров приводит к имущественным потерям правообладателей котируемых товарных знаков:
  • − снижается потребительский спрос, так как, используя чужой товарный знак, нарушитель переманивает на свою сторону потребителей оригинального товара;
  • − правообладатель лишается прибыли, которую мог бы получить от предоставления доступа к бренд-активу и связанной с ним клиентской базе, деловой репутации;
  • − страдает репутация при покупке низкокачественных контрафактных товаров;

− затраты на новые маркетинговые кампании для возвращения доверия потребителей к продукту [8, с. 4].

Из анализа судебной практики, мы пришли к выводу о том, что привлечь к уголовной ответственности лиц, продающих контрафактный товар, крайне сложно, так как согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.04.

2007 № 14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака» [7] для привлечения к уголовной ответственности по части 1 статьи 180 Уголовного кодекса Российской Федерации необходимо установить, что лицо неоднократно незаконно использовало чужой товарный знак или одновременно использовало больше двух чужих товарных знаков на одной единице товара. При этом многократное нанесение чужого товарного знака на товары, входящие в одну партию, не образует признака неоднократности совершения преступления.

Таким образом, уголовно-правовая норма, устанавливающая ответственность за незаконное использование товарного знака, не обеспечивает защиту исключительных прав на средства индивидуализации в полной мере: во-первых, в связи со сложностью доказывания факта неоднократности; во-вторых, ввиду отсутствия единообразия в применении.

Далее скажем о таком способе защиты исключительного права на товарный знак как удаление рекламы, содержащей товарный знак. Итак, российская практика по делам об использовании товарных знаков в поисковой рекламе в настоящее время не позволяет правообладателям эффективно бороться с использованием принадлежащих им товарных знаков в качестве ключевых слов для поисковой рекламы.

Тем не менее, существует вероятность того, что сложившаяся практика в дальнейшем может быть пересмотрена и российские суды начнут признавать вероятность смешения как минимум в тех случаях, когда использование товарных знаков третьих лиц в качестве ключевых слов сопровождается явным намерением рекламодателя выдать себя за правообладателя или его уполномоченного представителя.

Представляется, что эффективным средством защиты в делах такого рода также может стать обращение в Федеральную антимонопольную службу при наличии в действиях, связанных с использованием товарных знаков в качестве ключевых слов, признаков недобросовестной конкуренции (например, при наличии явно необоснованного и недобросовестного использования деловой репутации иного лица, его товаров или услуг).

Кроме того, следует допустить, что в связи с формальным изменением норм, регулирующих основания ответственности рекламораспространителей за нарушения исключительных прав, правообладатели смогут более эффективно взаимодействовать с поисковыми системами, в связи с чем у правообладателей появляется возможность добиваться удаления связанной с нарушениями, но непосредственно не содержащей их рекламы через суд на основании новой редакции статьи 1250 Гражданского кодекса Российской Федерации.

С другой стороны, несбалансированный подход, при котором на поисковые системы может быть возложена обязанность осуществлять предварительную проверку рекламных объявлений на предмет возможного нарушения исключительных прав, недопустим. И это обязательно должно приниматься во внимание судами при вынесении решений по делам о пресечении действий, создающих угрозу нарушения исключительных прав.

Что касается возмещения убытков, причиненных правообладателю, то здесь необходимо сказать о Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 13.12.

2016 № 28-П «По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края» [6], которым указанные нормы признаны частично не соответствующими Конституции РФ [1] применительно к пункту 3 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации, в котором установлено, что в Арбитражный суд Алтайского края поступили исковые требования к нескольким индивидуальным предпринимателям по вопросу незаконного распоряжения ими исключительными правами, в связи с чем истцы в качестве защиты нарушенных прав избрали не возмещение убытков, а компенсацию, которая теоретически существенно превышает размер понесенных заявителями убытков.

По мнению Еременко В. И. [9, с. 22], существующие санкции, в частности невозможность уменьшения их размера судами ниже установленного предела, нарушают принцип разумности и справедливости в вопросе пределов ответственности нарушителей и ее соответствия причиненным убыткам, по следующим основаниям.

Гражданское законодательство предоставляет право автору или иному правообладателю исключительного права на произведение (подп. 1 ст. 1301 ГК РФ), объекта смежных прав (подп. 1 ст. 1311 ГК РФ) и товарного знака (подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ) потребовать от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере не менее 10 000 руб.

Полагая, что указанные нормы противоречат ряду статей Конституции РФ, определяющих права и свободы человека и гражданина, заявители обратились в Конституционный Суд РФ с заявлением о проверке законности спорных положений ГК РФ.

Противоправность указанных норм, по мнению заявителей, выражается в том, что они устанавливают тот минимум ответственности, ниже которого санкции быть не могут.

Следовательно, у суда отсутствует возможность отразить в своем решении учитываемые в каждом конкретном деле обстоятельства.

Наиболее выражает это пункт 3 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации, возлагающий на суды обязанность устанавливать размер компенсации за нарушение прав в отношении каждого объекта и не позволяющий уменьшать ее ниже установленного предела.

Лицо, чье право нарушено, вправе требовать с нарушителя возмещения всех понесенных убытков, размер которых должен быть установлен с разумной степенью достоверности исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

Однако специфика правоотношений, связанных с использованием интеллектуальной собственности, зачастую не позволяет установить ни точную, ни приблизительную величину убытков. Например, ни автор, ни исполнитель, ни иной правообладатель физически не в состоянии контролировать воспроизведение, продажу или иное использование, скажем, песни или фильма.

Равно как и обладатель товарного знака не в состоянии отследить его использование недобросовестными предпринимателями.

Законодатель устранил этот пробел, включив альтернативный способ ответственности в виде компенсации, не требующей от правообладателя доказывать размер понесенных им убытков.

Согласно пункту 3 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации размер компенсации определяется судом в пределах санкций, установленных соответствующей нарушению статьей Гражданского кодекса Российской Федерации, в том числе упомянутыми ранее статьями 1301, 1311 и 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Помимо этого, если одним действием ответчика были нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности, размер компенсации устанавливается судом за каждый такой результат.

Однако, если все эти объекты интеллектуальной собственности принадлежат одному лицу, размер компенсации может быть установлен судом ниже установленных пределов, но не менее половины минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения.

Литература:

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *