Что не учел законодатель в регулировании моратория на возбуждение дел о банкротстве по линии исполнительного производства?

Что не учел законодатель в регулировании моратория на возбуждение дел о банкротстве по линии исполнительного производства? supcourt.ru

Пленум Верховного суда РФ рассмотрел проект постановления по вопросам применения «коронавирусного» моратория на возбуждение дел о банкротстве. Документ отправили на доработку.

В апреле этого года благодаря поправкам в закон о банкротстве правительство РФ было наделено правом устанавливать мораторий на возбуждение дел о банкротстве в исключительных случаях (при ЧС природного и техногенного характера, существенном изменении курса рубля и подобных обстоятельствах). В том же месяце для организаций и индивидуальных предпринимателей, наиболее пострадавших от пандемии, был введен мораторий, срок которого затем продлили до 7 января 2021 года.

— Эти правила [моратория] являются новыми для российского правопорядка. В связи с этим нам представляется, что они нуждаются в разъяснении для формирования единообразной правоприменительной практики, — сообщил членам пленума председатель судебного состава Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ Иван Разумов.

Докладчик рассказал, что к участию в подготовке проекта, помимо самих судей ВС и представителей научного сообщества, привлекались сотрудники Генпрокуратуры, Минюста, МЭРТ, ФНС и ЦБ РФ.

Структурно 9-страничный документ состоит из трех разделов. Это, как пояснил Разумов, обусловлено тем, что новым законом установлены три правовых режима для моратория.

Так, закреплен общий комплекс мер поддержки для хозяйствующих субъектов, в отношении которых банкротные дела не возбуждались. Также установлены особенности разрешения дел о несостоятельности, возбужденных в течение трех месяцев после прекращения моратория.

И урегулированы отношения, касающиеся предоставления должникам судебной рассрочки, не зависящей от воли кредитора.

Пункты 1 и 2 проекта касаются круга лиц, на которых распространяется мораторий. Это предприниматели и организации, отвечающие требованиям, установленным актом правительства РФ о введении моратория в действие. Причем независимо от того, обладают они признаками неплатежеспособности и недостаточности имущества либо нет.

— Однако мораторий неприменим к тем лицам, в отношении которых на день его введения уже было возбуждено дело о несостоятельности. Поскольку их банкротство вызвано не связанными с мораторием обстоятельствами, — подчеркнул Разумов.

По словам докладчика, при обсуждении подготовки пункта 3 проекта мнения участников рабочей группы разделились. В связи с этим для обсуждения были представлены варианты.

Согласно первому, при принятии кабмином решения о расширении перечня лиц, на которые распространяется мораторий, следует исходить из того, что в отношении таких лиц мораторий действует со дня расширения перечня, если самим правительством не установлено иное.

Согласно второму, не со дня изменения перечня, а со дня принятия правового акта о введении моратория. Первый вариант, по словам Разумова, поддержало большинство разработчиков проекта.

В пункте 4 предлагается дать общее разъяснение о ретроспективном эффекте отказа от моратория. Разработчики документа исходили из того, что предусмотренные мораторием мероприятия носят комплексный характер. С одной стороны, они предоставляют преимущества.

В частности, освобождают от уплаты неустойки и иных финансовых санкций. Но одновременно накладывают дополнительные ограничения, например, запрет на выплату дивидендов, распределение прибыли.

Разумов пояснил, что добровольный отказ от моратория, особенно крупными компаниями, вызван, как правило, стремлением избежать негативного рейтинга ввиду невыплаты дивидендов.

В пункте 5 обращено внимание на недопустимость возбуждения дел о банкротстве в отношении лиц, подпадающих под действие моратория. При разрешении вопроса о возможности принятия заявления о банкротстве к производству суд исследует лишь обстоятельства, касающиеся того, распространяется на должника мораторий или нет. А иные обстоятельства правового значения не имеют, отметил докладчик.

В пункт 6 включены разъяснения о допустимости рассмотрения в период действия моратория исков к должникам, на которых распространяется мораторий, о возможности выдачи исполнительных листов в этот период, а также о приостановлении исполнительного производства по имущественным взысканиям по требованиям, возникшим до введения моратория.

При этом исполнительное производство считается приостановленным на основании акта о введении в действие моратория. Указано на то, что в период моратория не исполняются исполнительные документы, предъявленные взыскателями непосредственно в кредитные организации.

Банки принимают такие исполнительные листы и оставляют их без исполнения до окончания срока действия моратория.

При этом разработчики документа в качестве варианта предлагают дать разъяснение, что меры, необходимые для поддержки бизнеса, не должны приводить к снижению уровня гарантий, обеспечивающих достойную жизнь граждан.

В период действия моратория не приостанавливается исполнительное производство по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о выплате заработной платы и выходного пособия, об уплате алиментов.

В пункте 7 содержится разъяснение о неначислении в период моратория процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки, пени за просрочку уплаты налогов, а также иных финансовых санкций. Лицо, на которое распространяется действие моратория, вправе заявить возражения об освобождении от их уплаты и в том случае, если в суд не подавалось заявление о его банкротстве.

— Вместе с тем правила о моратории не должны применяться вопреки целям законодательного регулирования. При установлении судами фактов злоупотребления правом может быть удовлетворен иск о взыскании санкций полностью или частично и не применены возражения на наличие моратория на основании статьи 10 ГК РФ, — отметил Разумов.

Ввиду того, что перечень последствий, наступающих в связи с введением моратория, законодатель определил исчерпывающим образом, на время моратория в отсутствии дел о банкротстве должника финансовые санкции не заменяются процентами, предусмотренными для процедуры наблюдения. А проценты, подлежащие уплате за пользование денежными средствами, предоставленными по договору займа, кредита либо в качестве коммерческого кредита, продолжают начисляться.

В пункте 8 изложена правовая позиция допустимости такого способа защиты прав кредиторов, как внеконкурсное оспаривание в ситуации, когда в период моратория должник недобросовестно отчуждает свое имущество по заведомо заниженной цене в целях недопущения обращения взыскания на это имущество.

Пункты 10–15 (дела, возбужденные после начала действия моратория) представлены с вариантами. По словам Разумова, основной текст этих пунктов основан на буквальном толковании положений статьи 9.1 закона о банкротстве.

В пункте 17 дается разъяснение, что при рассмотрении вопроса о том, отвечает ли должник критериям, позволяющим ходатайствовать для получения судебной рассрочки, следует установить, имело ли место существенное падение его выручки от реализации товаров, работ и услуг, а не чистой прибыли.

Пункт 18 касается процессуальных вопросов рассмотрения ходатайств о предоставлении судебной рассрочки. Должник должен раскрыть всех известных ему кредиторов.

  • В пункте 19 содержатся разъяснения о том, какие обязательства подпадают под действие судебной рассрочки.
  • Разъяснения пункта 20 основываются на принципах равной правовой защиты кредитора и должника, а также недопустимости ущемления прав отдельных кредиторов по сравнению с правами других кредиторов.
  • В пункте 21 разъясняется, что сроки судебной рассрочки могут быть сокращены судом только на основании ходатайства должника.
  • В пункт 22 включены разъяснения о последствиях предоставления судебной рассрочки.
  • Пункт 23 посвящен объему обеспечения на случай предоставления длительной судебной рассрочки.

Мораторий на банкротство: кто фактически получил отсрочку долгов на 6 месяцев

Постановлением Правительства РФ от 3 апреля 2020 г. N 428 «О введении моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлению кредиторов в отношении отдельных должников» в России введен мораторий на возбуждение дел о банкротстве определенных должников. Срок действия моратория составит 6 месяцев.

Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» дополнен статьей  9.1. «Мораторий на возбуждение дел о банкротстве».

Мораторий введен на возбуждение дел о банкротстве по заявлению кредиторов в отношении следующих должников:

1. Организаций и индивидуальных предпринимателей, код основного вида деятельности которых в соответствии с Общероссийским классификатором видов экономической деятельности указан в списке отдельных сфер деятельности, наиболее пострадавших в условиях ухудшения ситуации в связи с распространением  коронавирусной инфекции.

Осуществление организациями и индивидуальными предпринимателями деятельности по соответствующему виду экономической деятельности определяется по коду основного вида деятельности, сведения о котором содержатся в Едином государственном реестре юридических лиц либо в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей по состоянию на 1 марта 2020 г.

2.

Организаций, которые включены в перечень системообразующих организаций, утверждаемый Правительственной комиссией по повышению устойчивости развития российской экономики, в перечень стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ, утвержденный Указом Президента Российской Федерации от 4 августа 2004 г. N 1009 «Об утверждении перечня стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ» и  в перечень стратегических организаций, а также федеральных органов исполнительной власти, обеспечивающих реализацию единой государственной политики в отраслях экономики, в которых осуществляют деятельность эти организации, утвержденный распоряжением Правительства Российской Федерации от 20 августа 2009 г. N 1226-р.

За самим должником право на инициирование своего банкротства сохраняется.

В список сфер деятельности, наиболее пострадавших в условиях ухудшения ситуации в связи с распространением коронавирусной инфекции входят организациисферы: авиаперевозок, аэропортовой деятельности, автоперевозок; культуры, организации досуга и развлечений, деятельности туристических агентств и прочих организаций, предоставляющих услуги в сфере туризма; гостиничного бизнеса; общественного питания; дополнительного образования, негосударственные образовательные учреждения; организации конференций и выставок; предоставления бытовых услуг населению (ремонта, стирки, химчистки, парикмахерских услуг и салонов красоты).

Перечень организаций, попавших под мораторий, размещается на портале Федеральной налоговой службы.

Мораторий вступил в силу со дня его официального опубликования 3.04.2020.

Мера по введению моратория на подачу заявления о банкротстве организаций – должников,  относящихся к отраслям, наиболее пострадавшим от короновирусной инфекции, представляется справедливой, однако, перечь отраслей и предприятий, включенных в список, кажется несколько спорным.

Включение в перечень авиакомпаний, туристических компаний, организаций в сфере культуры, спорта и досуга  вопросов не вызывает. При этом введение моратория на банкротство стратегическихи системообразующих предприятий, напротив, вызывает вопросы.

Читайте также:  Как организовать аудит объектов интеллектуальной собственности

С одной стороны, очевидно, что стратегические предприятия в сложившихся обстоятельствах не должны испытывать дополнительное давление, а системообразующие организации имеют особое значение для экономики региона.

Но с другой стороны, некоторые стратегические и системообразующие предприятия уже являются должниками, и в отношении них уже имеется изрядное количество поданных заявлений о банкротстве.

Кроме этого, надо заметить, что в отношении таких предприятий и до введения данного моратория существовал особый порядок обращения с заявлением о банкротстве. 

Так, для возбуждения производства по делу о банкротстве стратегических предприятий и организаций принимались во внимание требования, составляющие в совокупности не менее чем один миллион рублей, при условии неисполнения обязанностей в течение шести месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены. (П. 3-4, ст. 190 Федерального закона Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ).

К данной категории относятся федеральные государственные унитарные предприятия и открытые акционерные общества, акции которых находятся в федеральной собственности, и которые осуществляют производство продукции (работ, услуг), имеющей стратегическое значение для обеспечения обороноспособности и безопасности государства, защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан Российской Федерации, организации оборонно-промышленного комплекса — производственные, научно-производственные, научно-исследовательские, проектно-конструкторские, испытательные и другие организации, осуществляющие работы по обеспечению выполнения государственного оборонного заказа.

В перечень системообразующих предприятий в 2008 году было включено более 300 организаций, затем список был сокращен, а в данный момент в связи с пандемией было принято решение о расширении списка.  Окончательный список системообразующих предприятий будет утвержден Правительством России 10 апреля 2020 года.

Уже сейчас известно о более чем 650 компаниях, которые могут войти в список.

По информации «Ведомостей», сообщалось о включении в список нескольких авиакомпаний и аэропортов, агропромышленных комплексов и производителей продуктов питания, а также продуктовых сетей (в том числе «Вкусвилл», «Ашан», «Атак») и продавцов непродовольственных товаров («Спортмастер», IKEA, «М.Видео», «Леруа мерлен восток»).

Таким образом, к числу организаций, попадающих под действие моратория, может быть  отнесено большинство крупнейших компаний России. Сложившаяся ситуация может быть использована  для придания определенным,  наиболее значимым для государства предприятиям статуса неприкосновенных.

И тут нельзя забывать, что введение моратория на подачу заявлений о банкротстве одних предприятий автоматически влечет неблагоприятные последствия для кредиторов таких предприятий, в случае, если у них нет возможности вернуть свой долг иным способом, кроме как через подачу заявления о банкротстве. Таким образом, мораторий на подачу заявлений о банкротстве одних может вызвать банкротство других.

Ситуация осложняется еще и тем, что мораторий обязывает суды возвращать ранее поданные заявления  кредиторов о банкротстве должников, в отношении которых введен мораторий, если вопрос об их принятии не был решен арбитражным судом.

Если кредитором было опубликовано уведомление о намерении обратиться с заявлением о признании должника, на которого распространяется мораторий банкротом, внесенное в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, и срок подачи такого заявления наступает после объявления моратория на подачу заявления, такое заявление соответственно не может быть подано.

Поскольку в отношении ряда системообразующих и стратегических предприятий в данный момент уже имеются банкротные дела с изрядным количеством кредиторов, возможность возврата долга для таких кредиторов  через подачу заявления о банкротстве должника в настоящий момент потеряна.

Кроме этого, особого интереса заслуживает и п. 3 ст. 9.1.

ФЗ РФ «О несостоятельности» (банкротстве») согласно которому на срок действия моратория в отношении должников, на которых он распространяется, приостанавливается исполнительное производство по имущественным взысканиям по требованиям, возникшим до введения моратория (при этом не снимаются аресты на имущество должника и иные ограничения в части распоряжения имуществом должника, наложенные в ходе исполнительного производства).

Данное положение вызывает два вопроса. Во-первых, какое отношение исполнительное производство имеет к мораторию на банкротство (это два совершенно разных механизма взыскания долга, не связанные друг с другом).

Во-вторых, каким образом кредиторы должников, на которых распространяется мораторий могут вернуть свои долги, если мораторий фактически введен не только на подачу заявления на банкротство, но и на возможность взыскать долг путем обращения в службу судебных приставов?

Фактически можно констатировать, что должники, на которых распространяется действие моратория, получили отсрочку оплаты своих долгов сроком на 6 месяцев.

Поскольку согласно ст. 9.1.

ФЗ РФ «О несостоятельности (банкротстве)», Срок действия моратория может быть продлен по решению Правительства Российской Федерации, если не отпали обстоятельства, послужившие основанием для его введения, нельзя исключать, что подобный мораторий будет носить перманентный характер.

Причины введения  такого моратория могут быть различны. Фактически мы получили новый законный механизм получения отсрочки оплаты долгов отдельными компаниями.

  Теперь мы будем наблюдать, не приведет ли этот механизм к фактическому списанию долгов компаний, попавших под мораторий, и в каких случаях данный механизм будет использоваться.

Поскольку согласно ст. 9.1.

ФЗ РФ «О несостоятельности (банкротстве)»: «в акте Правительства Российской Федерации о введении моратория могут быть указаны отдельные виды экономической деятельности, предусмотренные Общероссийским классификатором видов экономической деятельности, а также отдельные категории лиц и (или) перечень лиц, пострадавших в результате обстоятельств, послуживших основанием для введения моратория, на которых распространяется действие моратория»,  представляется,  что использование данного механизма может носить избирательный характер. А поскольку для его применения достаточно акта Правительства РФ, мы вскоре можем получить новый список неприкасаемых  предприятий, которые фактически будут выведены из существующий системы законодательства РФ, и на которых устоявшиеся нормы права просто не будут распространяться.

Прямо сейчас заберите у «Клерка» 4 000 рублей при подписке на «Клерк.Премиум» до 12 ноября. 

Подробности и условия самой обсуждаемой акции «Клерка» здесь.

Верховный Суд рассмотрел некоторые вопросы применения законодательства при введении моратория на возбуждение дел о банкротстве

12 Января 2021

     В целях единообразного применения судами положений статьи 9_1 Закона о банкротстве Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 24.12.2020 N 44 дал соответствующие разъяснения.

     
     Суд отметил, что правила о моратории не применяются к лицам, в отношении которых на день введения моратория возбуждено дело о банкротстве.

         
     В случае принятия Правительством РФ в период действия моратория решения о расширении перечня лиц, на которых он распространяется, следует исходить из того, что в отношении таких лиц мораторий действует со дня изменения названного перечня, если иное не установлено Правительством РФ.
         

     При этом, в соответствии с абзацем третьим пункта 1 статьи 9_1 Закона о банкротстве, любое лицо, на которое распространяется действие моратория, вправе заявить об отказе от применения моратория, внеся сведения об этом в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве.

Отказ от моратория вступает в силу со дня опубликования соответствующего заявления и влечет неприменение к отказавшемуся лицу всего комплекса преимуществ и ограничений со дня введения моратория в действие, а не с момента отказа от моратория.

Однако если названное лицо докажет, что отказ от моратория вызван улучшением его экономического положения, произошедшим вследствие использования мер поддержки, предусмотренных мораторием, то последствия введения моратория к нему не применяются с момента отказа от моратория.

             

     Вместе с тем, положения пункта 3 статьи 9_1 Закона о банкротстве не исключают возможность рассмотрения в период действия моратория исков к должникам, на которых распространяется мораторий.

     

     С учетом того, что законодатель допустил сохранение арестов в период действия моратория (в отличие от процедуры наблюдения — абзац четвертый пункта 1 статьи 63 Закона о банкротстве), исполнительные листы в этот период выдаются судами. На основании таких исполнительных листов может быть возбуждено исполнительное производство.

     

     Со дня введения в действие моратория в силу прямого указания закона исполнительное производство по имущественным взысканиям по требованиям, возникшим до введения моратория, приостанавливается (подпункт 4 пункта 3 статьи 9_1 Закона о банкротстве).

Исполнительное производство считается приостановленным на основании акта о введении в действие моратория до его возобновления.

Это означает недопустимость применения мер принудительного исполнения в период действия моратория, а также невозможность исполнения исполнительного документа, предъявленного взыскателем непосредственно в банк или иную кредитную организацию (далее — банк) в порядке, установленном частью 1 статьи 8 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве». В случае поступления исполнительного документа в банк в отношении должника, на которого распространяется действие моратория, банк принимает такой исполнительный документ и оставляет его без исполнения до окончания действия моратория.

     
     В ходе приостановленного исполнительного производства судебным приставом-исполнителем могут быть осуществлены отдельные исполнительные действия, например наложение ареста, установление запрета на распоряжение имуществом.

     По смыслу статьи 9_1 Закона о банкротстве в период действия моратория не приостанавливается исполнительное производство по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о выплате заработной платы и выходного пособия, об уплате алиментов.
     

Иммунитет от кредиторов

В апреле правительство России ввело полугодовой мораторий на банкротство, призванный защитить стратегические и системообразующие организации, а также компании из наиболее пострадавших от пандемии коронавируса отраслей.

Эта ограничительная мера предполагала временный запрет на принудительное взыскание долгов и банкротство таких должников со стороны их кредиторов.

О том, с какими проблемами после введения моратория столкнулись суды и чего ожидать бизнесу после снятия ограничений,— в материале “Ъ”.

Нормативное регулирование

26 марта на фоне разгорающейся пандемии COVID-19 правительство РФ внесло в Госдуму законопроект, предлагающий возможность введения моратория на банкротство для отдельных категорий должников. Поправки в закон были приняты весьма оперативно и вступили в силу уже 1 апреля.

Согласно изменениям, начисление неустоек и принудительное взыскание долгов с лиц, указанных в перечне правительства, временно приостанавливалось, на этот период кредиторам также запрещалось их банкротить. Сами должники при этом не лишались права инициировать свое банкротство.

Правительство, в свою очередь, 3 апреля подписало постановление о введении моратория на полгода, установив перечень подпадающих под него лиц (документ вступил в силу с 6 апреля — даты официального опубликования — и действует до 6 октября).

В результате в мораторный список вошли ИП и юридические лица, чей основной вид деятельности по ОКВЭД (по состоянию на 1 марта) указан в списке правительства, а также системообразующие и стратегические предприятия.

«В итоге под действие моратория подпали почти 1,3 млн организаций и индивидуальных предпринимателей, занятых в сфере авиаперевозок, туроператорской деятельности, организации выставок и мероприятий, гостиничном, ресторанном бизнесе и других сферах экономики, признанных наиболее пострадавшими от карантинных мер»,— констатирует адвокат практики «Разрешение споров/Арбитраж» АБ «Андрей Городисский и Партнеры» Дмитрий Якушев.

Партнер Vegas Lex Александр Вязовик обращал внимание, что введенные ограничения направлены на сохранение бизнеса и имущества должников и должны позволить им «восстановить платежеспособность и аккумулировать достаточные средства для расчетов с кредиторами в будущем».

Эту точку зрения разделяет и Дмитрий Якушев: «Безусловно, эти меры поддержки значительно снижают долговую нагрузку на компании, пострадавшие от пандемии».

Но все юристы обращали внимание на то, что мораторий лишь предоставляет отсрочку по уплате долгов, при этом не уменьшая и не списывая их, а также прогнозировали значительный рост числа банкротств после окончания периода ограничений.

После принятия поправок партнер «Пепеляев Групп» Юлия Литовцева советовала предприятиям-кредиторам проанализировать своих контрагентов для выявления подпавших под мораторий, а тем из них, кто и сам оказался в этом перечне,— проанализировать налагаемые ограничения и просчитать финансовые риски.

Должникам, не вошедшим в мораторный список, и их кредиторам госпожа Литовцева рекомендовала при наличии оснований прибегнуть к механизму банкротства и не откладывать эту процедуру.

В противном случае это может снизить шансы кредиторов на погашение требований и параллельно увеличить риски для контролирующих должника лиц быть привлеченными к субсидиарной ответственности, указывала она.

Советник АБ ЕПАМ Евгений Гурченко тогда отмечал, что помимо моратория для поддержки компаний из пострадавших отраслей нужны и другие меры, а сам по себе запрет принудительного взыскания долгов и инициирования банкротства далеко не всегда позволит восстановить платежеспособность таких должников.

Кроме того, по его мнению, сокращение количества банкротств в период моратория после снятия ограничений может привести к их кратному росту, причем не только в отношении должников, но и кредиторов, которые не могли взыскать долги с подмораторных контрагентов, а затем и сами оказались в просрочке перед собственными кредиторами.

В середине апреля закон обогатился поправками, дающими право подпавшим под мораторий компаниям отказаться от его применения через публикацию на Федресурсе, а также отменяющими условие о ничтожности почти всех сделок должников, совершенных в период действия моратория (если их цена превышает 1% стоимости активов лица). К концу лета число отказов от предоставляемых мораторием привилегий и налагаемых им ограничений оказалось не слишком значительным: по состоянию на 30 августа таких юридических лиц и ИП насчитывалось 755.

Председатель «Банкротного клуба» Олег Зайцев, участвовавший в разработке закона о моратории на банкротство, объясняет причины отказа тем, что «мораторий является болезненным не только для кредиторов, но и для должников, поэтому совершенно ожидаемо, что здоровые должники (те, чья платежеспособность сохранилась, несмотря на пандемию) захотели отказаться от применения моратория».

Дело в том, что мораторий на банкротство частично ограничивает как возможности кредиторов, так и деятельность компаний, на которые он распространяется, продолжает его мысль Дмитрий Якушев: «В частности, таким компаниям запрещается распределять прибыль между участниками, выплачивать дивиденды, совершать сделки по зачету взаимных требований, участникам запрещено выходить из бизнеса, требуя выплаты действительной стоимости их доли и так далее. Таким образом, компания, подпавшая под действие моратория, но не испытывающая финансовых затруднений, получила право освободиться от этих ограничений и продолжать деятельность в обычном режиме». Дополнительной причиной, по мнению юристов, может быть опасение контрагентов заключать договоры с лицами, получившими банкротный иммунитет.

Проблемы правоприменения

Для удобства проверки контрагентов ФНС РФ создала специальный сервис, позволяющий уточнить, распространяется ли мораторий на конкретного должника https://service.nalog.ru/covid/index.html. Но даже это не удержало некоторых кредиторов от попыток обанкротить защищаемых государством лиц.

Анализ практики арбитражных судов по итогам первых недель действия банкротного моратория, с одной стороны, показал отсутствие единого подхода в обосновании мотивов, а с другой — стойкое намерение защитить пострадавшие бизнесы.

В большинстве случаев суды самостоятельно проверяли, подпадает ли должник под мораторий.

Если название компании-должника значилось в онлайн-списке ФНС либо основной вид его деятельности по кодам ОКВЭД давал право на мораторий (оба пункта могли сочетаться) — в судебном акте ставилась соответствующая ссылка и заявления возвращались кредиторам.

В ряде случаев судам хватало для возврата дополнительного кода ОКВЭД, а некоторые и вовсе ссылались на введение правительством моратория без подробных объяснений. Такой патернализм отчасти может быть вызван тем, что фактический вид деятельности многих российских предпринимателей и компаний, позволяющий подпасть под мораторий, не соответствует основному коду ОКВЭД.

Некоторые суды предпочли переложить проверку должников на плечи самих кредиторов: они оставляли без движения заявления о банкротстве, требуя от инициаторов доказательств, что мораторий не распространяется на это лицо. Иногда стремление защитить подмораторных должников и вовсе выходило за рамки предоставленной государством помощи пострадавшим.

Так, в целом ряде случаев суды отказались выдать кредиторам исполнительные листы до прекращения действия моратория и даже соглашались снять аресты с имущества должника, мотивируя это запретом принудительного взыскания.

В тот момент юристы указывали на ошибочное понимание судами государственных мер поддержки, позднее эту ситуацию исправил Верховный суд РФ (ВС).

Кроме того, имели место случаи распространения моратория на должников, не включенных в список правительства, но входящих в холдинг, отнесенный к системообразующим организациям (АО «Волгострой» из холдинга «Евроцемент Групп»).

Мнения юристов на этот счет разделились: одни считали, что необходимо прямо отнести конкретного должника к числу подмораторных, другие называли это допустимым, в том числе потому, что правительство, утверждая перечень системообразующих организаций, также учитывает их групповую (холдинговую) структуру.

В основном суды защищали должников широким толкованием норм о моратории, но были и случаи, когда правила трактовались ограничительно и в пользу кредиторов. Так, Четвертый арбитражный апелляционный суд решил, что факта отнесения компании к пострадавшим отраслям недостаточно для предоставления ей защиты от кредиторов.

В июне апелляция отказалась приостановить исполнительное производство по взысканию 223,6 млн руб. с авиакомпании «Якутия».

Суд не просто не увидел угрозы банкротства авиакомпании, но и решил, что для применения запрета принудительного взыскания перевозчик должен находиться в процессе банкротства, так как правила о моратории включены в закон о несостоятельности.

Юристов немало удивила такая позиция суда.

При таком ограничительном толковании смысл норм о моратории полностью теряется, так как последствия введения процедур банкротства — наблюдения и конкурсного производства — сами по себе предусматривают приостановление и прекращение исполнительного производства, указывал управляющий партнер «Арбитраж.ру» Даниил Савченко. Партнер MGP Lawyers Денис Быканов допускал, что такая трактовка связана с «крайне небрежной формулировкой» нормы, а также с тем, что упомянутое правило включено не в закон об исполнительном производстве, а в закон о банкротстве. При этом, по мнению Олега Зайцева, суд вправе проверить платежеспособность должника и, «если лицо из пострадавшей отрасли переносит пандемию без финансовых затруднений, оно не должно получать мораторные привилегии».

Проблемы правоприменения привлекли внимание высшей судебной инстанции. Так, 21 апреля ВС в обзоре практики №1 дал первые разъяснения насчет применения моратория, указав, что для возврата заявления кредитора о признании должника банкротом суду достаточно установить, что должник включен в мораторный список.

«Обстоятельства возникновения задолженности должника перед кредиторами (в том числе причины, по которым она возникла, связь с основанием для введения моратория), а также период ее возникновения правового значения не имеют», подчеркивалось в обзоре.

Кроме того, в документе уточнялось, что иски к таким должникам продолжают рассматриваться судами, а на решения судов продолжают выдаваться исполнительные листы.

Закон предусматривает приостановление исполнительного производства в отношении подмораторных должников, но, как отметил ВС, аресты на их имущество сохраняются и даже могут быть наложены новые. Тем самым практика отказа в выдаче исполнительных листов была пресечена.

30 апреля ВС выпустил второй обзор практики, часть которого также была посвящена вопросам применения моратория. Ряд положений документа защищал интересы кредиторов — к примеру, если подмораторный должник заявит о своей ликвидации, то с него снимается банкротный иммунитет и кредиторы вправе инициировать процедуру, говорилось в обзоре.

Более того, ликвидатор такого должника обязан сам обратиться за признанием того банкротом при наличии признаков несостоятельности.

Здесь ВС пояснил, что цель моратория — защитить должников, пострадавших из-за пандемии, и дать им возможность «вернуться к нормальной хозяйственной деятельности» по окончании карантинных мер, но в случае, если лицо самостоятельно заявляет о своей ликвидации, речь о спасении бизнеса уже не идет.

Другая часть разъяснений касалась защиты подмораторных должников. Во-первых, для того, чтобы обанкротить должника после окончания моратория, кредиторам нужно будет снова разместить на Федресурсе сообщение о намерении признать лицо банкротом (за 15 дней до обращения в суд), даже если они публиковали такое уведомление ранее.

Во-вторых, в отношении подмораторных должников приостанавливается начисление не только неустоек по требованиям, возникшим до введения моратория, но и процентов по ст. 395 Гражданского кодекса (за нарушение исполнения денежных обязательств). В-третьих, ВС устранил пробел в законе, позволяющий кредиторам обойти ограничения на принудительное взыскание долга.

Согласно поправкам, исполнительное производство приостанавливалось и приставы не могли обратить взыскание на имущество подмораторного должника, однако у кредиторов оставалась возможность направить исполнительный лист на взыскание долга непосредственно в банк, где у должника были счета.

ВС указал, что мораторий подразумевает невозможность любого принудительного взыскания с должников из списка, в том числе через кредитные организации.

Подводя итоги летней практики, можно сказать, что круг защищаемых от банкротства лиц расширился еще больше: суды спасают и тех должников, чьи дела о банкротстве были возбуждены до введения моратория и даже до объявления пандемии.

Закон говорит лишь о том, что, если до введения моратория суд не принял заявление кредитора о банкротстве должника к производству, оно возвращается, а дело не возбуждается.

Однако не ясно, что делать, если в срок до 6 апреля заявление кредитора было принято и дело возбуждено, но ни одну из банкротных процедур суд ввести не успел.

Все осложнялось еще и тем, что после объявления карантина в марте работа судов в течение двух месяцев ограничивалась только рассмотрением неотложных вопросов — как следствие, кредиторам приходилось до полугода ожидать подвижек по банкротному делу, а в результате суды отказывались вводить в отношении должников какую-либо процедуру банкротства, дела приостанавливали или прекращали.

ВС пока не дал разъяснений по этому вопросу. По мнению адвоката практики реструктуризации и банкротства Art de Lex Юлии Шиловой, такие действия судов соответствуют цели введения моратория и «в любом случае решают задачу по предотвращению одновременного массового банкротства предприятий из наиболее пострадавших сфер».

Впрочем, партнер МЭФ PKF Александр Овеснов высказывал опасения, что поголовное прекращение дел всех должников, по которым не успели ввести процедуру банкротства, может привести к злоупотреблениям.

По его словам, «если к банкротству должника привели не пандемия и эпидемиологическая ситуация в стране и мире, то блокировка процедуры банкротства должна трактоваться как нарушение прав кредиторов и на таких должников мораторий распространяться не должен».

Оценки и прогнозы на будущее

В целом юристы одобряют принятые правительством меры по защите бизнеса от принудительного банкротства. «Нет никаких сомнений в правильности введения моратория,— уверен Олег Зайцев.

— Уровень неопределенности прогноза экономической ситуации на момент начала пандемии был беспрецедентно высок, и потому запускать волну банкротств бизнесов в этот момент было бы явно неверно со всех точек зрения — и должники, и кредиторы, и суды не смогли бы принимать рациональные решения о судьбе бизнеса, пострадавшего от ограничительных мер в связи с пандемией».

С ним согласен и Дмитрий Якушев: «Введение моратория, безусловно, было позитивной и своевременной мерой, направленной на поддержку компаний, наиболее серьезно пострадавших от пандемии коронавируса.

Аналогичные меры были введены во многих странах, поэтому действия правительства РФ согласуются с общемировой тенденцией». Господин Зайцев уточняет, что в той или иной форме мораторий ввели, в частности, Германия, Англия, Испания и Индия.

А в Испании и Франции компании освободили от обязанности подавать заявления о собственном банкротстве на период действия введенного там режима чрезвычайного положения, добавляет господин Якушев.

По мнению Олега Зайцева, «основной трудностью применения моратория стало то, что критерии его применения были описаны в законе и постановлении правительства очень абстрактно, а потому не всегда легко понять, справедливо ли применять мораторий к конкретному должнику».

Господин Якушев отмечает, что в ряде случаев суды чрезмерно поддерживали компании, подпавшие под действие моратория, делая это в ущерб кредиторам.

При этом председатель «Банкротного клуба» указывает, что судебная практика по применению моратория только начинает формироваться, а «самые серьезные споры начнутся уже после окончания моратория».

Юристы не сомневаются, что уже в октябре, когда действие моратория закончится, количество банкротств возрастет — вопрос лишь насколько.

«Учитывая, что летом серьезно ослабили ограничения, связанные с пандемией, ряд бизнесов вернулся к нормальной финансовой деятельности, и потому есть шанс, что по окончании моратория дел о банкротстве будет не так много»,— выражает надежду господин Зайцев. По этой же причине он предполагает, что правительство не будет продлевать мораторий.

Дмитрий Якушев констатирует, что благодаря мораторию компании лишь получили отсрочку, поэтому с большой вероятностью после его окончания количество банкротств возрастет, «особенно в сфере гостиничного и ресторанного бизнесов, которые в связи с действующими ограничениями в сфере туризма могли не успеть восстановить свое докризисное имущественное положение». По его мнению, возможно, имеет смысл продлить мораторий для тех компаний, на деятельность которых до сих пор наложены карантинные ограничения либо эти ограничения были сняты недавно (кинотеатры, выставки, компании, занятые в сфере организации массовых мероприятий).

Анна Занина

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *